Занятость и дефицит кадров в России в условиях санкционного давления: факторный анализ предложения труда

Чекмарев О.П.1, Ильвес А.Л., Конев П.А.
1 Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Ленинградской области «Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина»

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 4 (Апрель 2023)

Цитировать:
Чекмарев О.П., Ильвес А.Л., Конев П.А. Занятость и дефицит кадров в России в условиях санкционного давления: факторный анализ предложения труда // Экономика труда. – 2023. – Том 10. – № 4. – С. 475-496. – doi: 10.18334/et.10.4.117602.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=52263998
Цитирований: 5 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
Последствия пандемии и санкционное давление на Россию в связи с проведением СВО усиливают эволюционные проблемы дефицита кадров на рынке труда. Статья нацелена на решение проблемы системного анализа и прогнозирования изменения предложения труда в среднесрочной перспективе с учетом процессов естественного движения населения, миграционных потоков и качественного анализа отдельных элементов человеческого капитала. Научная новизна работы состоит в том, что приводимый в статье анализ уровня безработицы, структуры рабочей силы и ее динамики, факторов их определяющих дают возможность утверждать, что текущие снижение уровня безработицы в стране вызвано в первую очередь общими тенденциями изменения численности рабочей силы и шоковыми воздействиями на ее уровень под воздействие фактора СВО. Восстановление экономики страны и необходимость обеспечения промышленной безопасности России в среднесрочной перспективе значительно усилит проблему дефицита кадров в стране. Результаты исследования позволяют учитывать их при формировании кадровой и образовательной политики как на уровне функционирования хозяйствующих субъектов, так и на уровне государственного регулирования экономики.

Ключевые слова: рынок труда, предложение труда, дефицит кадров, безработица, демография, миграция, санкции

JEL-классификация: J11, J21, J64



Введение.

2022 год ознаменовался началом специальной военной операции России на Украине. Вслед за ее началом так называемый «Коллективный Запад» ввел в отношении страны беспрецедентные санкции экономического, политического, а во многих случаях и социального характера. С учетом проблем, сформированных в экономике России за годы пандемии и накопленными внутренними дисбалансами развития в социально-экономической сфере это должно было привести к значительному экономическому кризису в стране даже по прогнозам отечественных экономистов и органов власти. Вместе с тем итоги года свидетельствуют о достаточно мягком кризисе в Российской экономике. Предварительно, потеря ВВП по оценкам официальных органов власти составит 2,5-2,9% ВВП [30]. При этом еще более «удивительным» с точки зрения классической макроэкономики стала публикация Росстатом данных по безработице на уровне 3,8% экономически активного населения к концу 2022 года [30]. Таким образом спад в экономике сопровождался снижением безработицы на 0,6% экономически активного населения год к году [11]. Такая ситуация требует исследования ситуации на рынке труда для вскрытия причин подобных противоречий между развитием экономики и рынка труда и прогнозирования ситуации с занятостью в России на ближайшую и среднесрочную перспективу. Прогноз использования рабочей силы необходим в связи с тем, что судя по темпам развития геополитического кризиса вокруг Украины он угрожает затянутся на достаточно продолжительное время если не в своей горячей фазе, то в виде сохранения санкционного и других форм политического и экономического давления на экономику России. Обзор литературы по данной проблемы показывает, что разные исследователи обращают либо внимание на отдельные факторы, способствующие снижению безработицы и росту занятости на рынке труда, либо проводя достаточно системное исследование проблемы, анализируют ситуацию без учета потенциальной динамики факторов в будущем, что снижает потенциал результатов данных исследований.

Так, Лобова С. В., Маликова В. В., Лукичев П.М. обращают внимание на геронтологический аспект данной проблемы [18, 19]. Камалов Э., Сергеева И. и др. обращают внимание на фактор эмиграции россиян в 2022 году [13], а так же на факторы предложения труда [7]. Проблемой подобных исследований является учет главным образом количественных факторов изменения рынка труда. не учитывающий качественных параметров и, что более важно, отсутствие системности исследований. что препятствует оценке и прогнозу ситуации в области занятости и безработицы в целом.

В системных исследованиях рынка труда уделяется внимание проблемам методологии, молодежной занятости, и занятости в пожилых когортах населения, миграционные факторы. Наиболее полный и актуальный системный анализ рынка труда был проведен Масловой Е. В., Колесниковой О. А., Околелых И. В. [15], в котором, помимо отмеченных выше, разбираются такие факторы, как демография и мобилизация, а также качественное развитие информирования населения о вакансиях. Проблемой имеющихся исследований заключается в статическом рассмотрении факторов без анализа будущих тенденций их изменения.

В отношении исследований качественных факторов, направленных на развитие рынка труда и рост занятости необходимо обратить внимание на достаточно широкое количество работ, посвященных проблемам трудоустройства и переобучения работников предпенсионных возрастов [12], мотивационных проблем молодежи [1, 4], занятости не по специальности [3], проблем образования, в т.ч. дистанционного [24, 31]. В рамках данных и им подобных исследований проблемной областью является либо несистемный характер рассмотрения проблем занятости, что и невозможно в рамках специализированного анализа, либо, что более существенно, – отсутствие количественной оценки отмечаемых авторами проблем на ситуацию на рынке труда.

В результате, при крайне низкой отмеченной безработице в России исследователи склоняются к выводам о скорее локальных дефицитах кадров в России, хотя социологические и статистические исследования показывают, что проблемы занятости и дефицита кадров являются достаточно значимыми для экономических субъектов современной России [5, 16 25].

Исходя из сделанного обзора видно, что в настоящее время требуются дополнительные исследования в области системного анализа ситуации с занятостью и дефицитом кадров как в настоящее время так и на среднесрочную перспективу. Поэтому целью данной статьи является системный анализ динамики количественных и качественных характеристик экономического-активного населения России и его структурных элементов для оценки текущей и среднесрочной ситуации на российском рынке труда, проблем дефицита кадров.

Методы.

Ход исследования базируется на балансовом методе анализа предложения на рынке труда и количественных параметров потенциальной рабочей силы в динамике. При этом, для придания системности, оценка предложения труда основывается рассмотрении основных факторов и структурных элементов на них влияющих.

При прогнозировании ситуации используются методы экстраполяции данных, а в рамках прогноза естественных демографических изменений – структура населения по возрастным группа.

Для оценки влияния качественных характеристик рабочей силы (в т.ч. и потенциальной) будут оцениваться динамика косвенных индикаторов таких как средняя продолжительность поиска работы, дифференциация уровня безработицы в отдельных возрастных группах населения и аналогичные.

Базовая аксиоматика прогнозирования отталкивается от наиболее вероятного варианта развития событий в будущем. Который сводиться к следующему:

- санкционное давление сохранится в среднесрочной перспективе;

- экономика страны будет постепенно подстраиваться под условия санкций путем смещения международной деятельности в направлении «дружественных» для России государств и политики импортозамещения;

- в среднесрочной перспективе будут наращиваться объемы производства в военно-промышленном комплексе и будет продолжаться тенденция наращивания количественных параметров вооруженных сил;

- специальная военная операция на Украине с учетом консолидации и роста уровня поддержки со стороны «Коллективного Запада» в своей острой фазе будет продолжена на рубеже двух-трех лет. При этом перехода к фазе открытого противостояния и России и НАТО не произойдет.

- курс рубля в среднесрочной перспективе будет постепенно ослабляться.

Для придания исследованию большей верифицируемости для оценки тенденций будут применяться как данные официальной статистики (Росстат и пр., например [8, 9, 11]), так и результатов статистических и социальных исследований независимых и коммерческих организаций и аналитических групп.

Результаты и обсуждение.

Динамика уровня безработицы в России

В таблице 1 приводятся данные о тенденциях изменения уровня безработицы в России с 2008 по 2022 год в целом и с учетом возвратного фактора.

Если при экономическом кризисе 2008-2009 года и в первый год пандемии (2020 год) уровень безработицы отражал проблему спада в экономике, показывая свой рост в условиях кризиса, то кризисы 2014 и 2022 практически не повлияли на уровень занятости, мало того, в 2022 году наблюдается достижение исторического минимума уровня безработицы не смотря на падение ВВП.

Таблица 1.

Уровень безработицы населения в возрасте 15 лет и старше по возрастным группам (в % к рабочей силе)

Период
Всего
в том числе в возрасте, лет
15-19
20-24
25-29
30-34
35-39
40-44
45-49
50-54
55-59
60-69*
70 и старше
2008
6,2
25,9
11,7
6,4
5,4
5,1
5,0
4,7
4,8
4,1
3,8/4,0
3,0
2009
8,3
31,0
16,4
9,0
7,3
7,0
6,3
6,5
6,4
5,9
4,6/4,3
3,7
2010
7,3
31,8
14,9
8,0
6,7
5,8
5,6
5,7
5,8
5,1
4,2/4,2
2,5
2015
5,6
32,4
14,3
6,2
5,1
4,5
4,1
4,0
4,5
3,9
3,2/3,0
1,8
2019
4,6
24,7
14,4
5,6
4,4
3,6
3,4
3,5
3,7
3,2
2,4/3,0
2,4
2020
5,8
27,2
16,2
7,4
6,0
5,1
4,6
4,3
4,5
4,0
2,8/2,5
2,8
2021
4,8
28,6
15,1
5,9
4,8
4,1
3,6
3,4
3,8
3,8
2,8/2,1
3,2
2021/
2008, %
77
110
129
92
89
80
72
72
79
93
74/53
107
I кв. 2021
5,6
30,4
17,2
7,3
5,5
4,9
4,2
4,1
4,5
4,2
3,0
2,5
II кв. 2021
4,9
27,5
12,9
5,8
5,4
4,2
4,0
3,7
3,9
4,0
3,0
3,1
III кв. 2021
4,4
30,3
15,4
4,9
4,1
3,8
3,1
3,0
3,3
3,5
2,3
2,2
IV кв. 2021
4,3
25,4
14,9
5,5
4,1
3,7
2,9
2,7
3,4
3,6
2,4
5,0
I кв. 2022
4,2
29,2
13,8
5,5
4,2
3,5
3,0
3,3
3,0
3,2
2,7
1,9
II кв. 2022
4,0
26,5
12,6
5,2
3,9
3,7
2,9
3,0
3,0
2,9
2,4
1,4
III кв. 2022
3,8
27,0
14,9
4,9
3,6
3,2
2,5
2,5
2,6
2,9
2,0
2,2
*По годам с разбивкой 60-64 и 65-69 лет соответственно

Составлено по: [26]

Таким образом, исследовать природу и динамику воздействия спадов ВВП на уровень безработицы с позиций стандартных макроэкономических подходов необходимо с учетом специфических особенностей причин их возникновения и возможностей адапатации.

Исходя из динамики факторов, влияющих на естественный уровень безработицы (сумма фрикционной и структурной безработицы) и хорошо описанных в работе Ахундовой О.В. и Коровкина А.Г. [2], можно говорить о том, что рост структурных несоответствий в постковидной экономике и в условиях СВО, растущий уровень социальной поддержки населения, медленные темпы технологического прогресса в Российской экономике должны были бы способствовать росту естественной безработицы в стране, В пользу снижения этого уровня как показано ниже говорит только демографическая ситуация в стране. Однако уровень фактической безработицы на всем протяжении 2022 года продолжал устойчиво снижаться, что позволяет утверждать, что в настоящее время экономика страны находиться в ситуации скорее серхзанятости, чем в рамках равновесной ситуации на рынке труда..

Анализ эмпирических данных в таблице позволяет сделать несколько значимых выводов для дальнейшего анализа:

1. Уровень безработицы в отдельных возрастных категориях на протяжении всего рассматриваемого периода отражает специфическую тенденцию при которой уровень безработицы снижается по мере увеличения возраста соответствующей группы населения. При том в отличии от стандартных представлений, когда проблемы занятости должны присутствовать у молодежи и лиц предпенсионного возраста, для России эта тенденция не наблюдается в отношении старших поколений. Получается, что поиск работы в старших возрастах для лиц, которые изъявляют желание найти работу является более простым. Это может свидетельствовать о том, что либо работодатели более склонны набирать работников предпенсионных возрастов относительного молодого поколения, либо о низком стремлении предпенсионных возрастов к занятости.

2. В динамике, практически во всех возрастных категориях уровень безработицы с 2008 года постепенно снижается кроме некоторых периода экономического спада 2009 г. Исключение составляет только группы в возрасте 15-19 лет и 20-24 года, где наблюдается устойчиво высокий уровень безработицы превышающий уровень относительно спокойного 2008 года (мировой финансовый кризис начал активно влиять на экономику страны только в четвертом квартале 2008 года). Это может быть свидетельством либо несоответствия претендентов на работу требованиям работодателя, либо увеличения потребности к труду в данной группе населения. В том что в динамических тенденциях происходят определенные изменения свидетельствует и соотношение темпов падения уровня безработицы в отдельных возрастных группах (отношение 2021 к 2008 г. в % по табл. 1). Наиболее быстро снижалась безработица в когорте населения старше 40 лет, за исключением группы 55-59 лет), уровень же молодежной безработицы за этот период даже вырос.

Исследование демографических факторов и рабочей силы.

Чтобы лучше разобраться в факторах, от которых зависит изменение уровня безработицы в разных возрастных группах целесообразно оттолкнуться прежде всего от структуры населения и его экономической активности в отдельных возрастах трудоспособного населения (табл.2).

Информация о доле лиц, не входящих в состав рабочей силы в общей численности населения, размещенная в таблице показывает, что основное пополнение экономически активного населения происходит в возрастах 20-24 года, где более 57% лиц уже являются либо занятыми либо безработными и особенно в возрасте 25-29 лет, где уровень участия в рабочей силе составляет около 88%. Возраст 15-19 лет практически не может быть рассмотрен в качестве резерва прироста экономически активного населения, так как доля лиц не входящих в его состав составляет здесь более 92%. Первый активный прирост экономически неактивного населения (лица не входящие в состав рабочей силы) до 28% наблюдается в возрасте 55-59 лет относительно 9,8% в возрасте 50-54 года. Наиболее сильный отток рабочей силы характерен для возраста 60-64 года, что вполне объяснимо наступлением пенсионного возраста у женщин, а также и мужчин по старым уровням пенсионных возрастов.

Таблица 2. Структура лиц не входящих в состав рабочей силы и структура населения старше 15 лет

















В том числе в возрасте (лет)

Всего
15-19
20-24
25-29
30-34
35-39
40-44
45-49
50-54
55-59
60-64
65-69
70 и старше
Лица, не входящие в состав рабочей силы, %
2008
100
24,4
12,1
4,1
3,1
2,3
2,2
3,1
4,7
9,8
9,0
13,7
11,6
2009
100
23,1
12,2
4,3
3,3
2,4
2,1
3,0
4,8
10,2
11,0
11,8
12,0
2010
100
21,8
12,8
4,3
3,2
2,4
2,0
2,9
4,7
10,5
13,5
10,3
11,8
2015
100
18,9
12,4
4,5
3,7
2,7
2,1
2,2
4,3
11,2
18,2
13,8
6,1
2019
100
13,9
6,8
2,8
2,8
2,1
1,6
1,6
2,4
8,0
14,3
15,0
28,8
2020
100
14,1
6,6
2,7
2,9
2,2
1,6
1,5
2,2
7,2
14,3
15,4
29,3
2021
100
14,7
6,4
2,3
2,6
2,0
1,5
1,4
1,9
6,2
14,0
15,9
30,9
Население России в возрасте старше 15 лет, %
2008
100
8,6
10,2
9,3
8,7
8,0
8,1
9,8
9,1
7,8
4,1
5,5
10,8
2009
100
7,9
10,2
9,6
8,8
8,1
7,8
9,6
9,3
8,0
4,9
4,6
11,2
2010
100
6,9
10,0
9,9
9,1
8,4
7,6
8,8
9,5
8,3
6,5
3,3
11,7
2015
100
5,6
7,6
10,4
9,9
8,9
8,3
7,5
9,0
8,9
7,6
5,3
11,0
2019
100
5,7
5,9
8,5
10,5
9,7
8,8
8,0
7,5
8,9
8,3
6,8
11,4
2020
100
5,9
5,7
7,8
10,5
9,9
8,9
8,2
7,3
8,6
8,4
6,9
11,9
2021
100
6,0
5,6
7,1
10,3
10,1
9,1
8,3
7,4
8,2
8,6
7,0
12,2
2022
100
6,2
5,7
6,7
10,0
10,4
9,2
8,5
7,5
7,8
8,6
7,1
12,4
Доля лиц, не входящих в состав рабочей силы в общей численности населения соответствующего возраста, %
2008
-
85,1
35,5
13,2
10,6
8,5
8,2
9,4
15,5
37,7
65,9
74,8
-
2010
-
93,8
37,9
12,8
10,5
8,4
7,8
9,7
14,6
37,7
62,0
93,0
-
2019
-
91,4
43,6
12,5
10,1
8,0
7,1
7,3
12,0
33,8
65,2
83,5
95,4
2020
-
90,6
44,1
13,0
10,5
8,3
7,1
6,9
11,3
31,8
64,9
84,8
93,8
2021
-
92,2
42,7
12,2
9,5
7,6
6,3
6,6
9,8
28,8
61,8
85,5
95,6
Доля женщин в общей численности лиц, не входящих в состав рабочей силы, соответствующего возраста, %
2021
-
49,4
55,4
77,5
78,0
72,6
66,1
59,5
62,8
73,4
65,9
62,9
70,0
Доля женщин в общей численности лиц соответствующего возраста, %
2021
-
49,0
49,1
48,7
49,5
50,4
51,5
52,4
53,2
55,2
57,8
61,6
69,5
Составлено и рассчитано по: [26, 27]

При этом, оценка экономической активности женщин показывает, что она отстает от экономической активности мужчин практически в любых возрастах (сопоставление доли женщин в экономически неактивном населении и доли их в населении соответствующего возраста в целом). Особенно низкое участие женщин в рабочей силе предсказуемо наблюдается в основных детородных возрастах – 25-39 лет.

В целом по трудоспособному населению страны наблюдается тенденция значительного снижения доли населения в возрастах до 29 лет и небольшой прирост в возрастах от 30 до 44 лет. В возрастах 45-54 года наблюдается плавное снижение денного показателя, но в старших возраст опять наблюдается быстрый рост населения (60 и более лет). Таким образом с демографической точки зрения в трудоспособном возрасте ощущается ярко выраженные тенденции старения населения за счет увеличения доли крайних старших возрастов и снижения крайних младших. С точки зрения среднесрочных тенденций, данные в табл. 2 свидетельствуют о постепенном снижении доли старшего поколения (более 60 лет) относительно текущих показателей на рубеже ближайших 5-8 лет.

Динамика доли лиц, не входящих в состав рабочей силы в общей численности населения соответствующего возраста показывает, что в возрастах 15-24 года не подтверждается гипотеза об увеличении эконмической активности населения. В сравнении с 2008 годом наблюдается обратное явление – ее постепенное падение. Таким образом на фоне снижения общего количества этих лиц в населении страны, снижении их экономической активности, одновременно наблюдается и рост безработицы в данной возрастной категории. Это свидетельствуют о явных усугубляющихся на рубеже 15 лет проблемах соответствия выходящей на рынок труда рабочей силы требованиям работодателей.

Относительно старших возрастных групп населения, гипотеза о большей склонности населения к выходу из состава рабочей силы как фактора снижения безработицы подтверждается только в возрастной категории старше 65 лет, где наблюдается прирост доли лиц не входящих в состав рабочей силы. По возрастным категориям 60-64 года и особенно 55-59 лет наблюдается обратная тенденция повышения доли участия в рабочей силе. Таким образом на фоне роста количества населения в данной возрастной группе, повышения уровня их экономической активности наблюдается снижение безработицы в данных группах населения. Это подтверждает высказанную ранее гипотезу о том, что работодатели более склонны набирать работников предпенсионных возрастов относительного молодого поколения.

В средних возрастах наблюдается общая устойчивая тенденция сокращения доли не входящего в состав рабочей силы населения на фоне снижающейся безработицы, что опять же свидетельствует об обострении ситуации дефицита кадров на рынке труда.

Обратим внимание, что в табл. 2 размещены данные только до 2021 года. Таким образом результаты анализ свидетельствуют о наличии проблем с дефицитом кадров еще до начала специальной военной операции (СВО) и объявления частичной мобилизации, даже в условиях пандемии. Санкции и проведение специальной военной операции скорее только усугубили данную проблему, судя по продолжающейся в 2022 году тенденции снижения безработицы в стране.

Для оценки перспектив изменения ситуации на рынке труда под воздействием процессов демографии, не связанных непосредственно с миграционными факторами изучим динамику распределения численности населения по возрастным группам (табл.3).

Информация в таблице свидетельствует, что количество лиц в возрасте 20-24 и 25-29 лет достигло исторического минимума за весь период новейшей истории, что является важным фактором дефицита работников на рынке труда. В ближайшие годы (на рубеже 4-5 лет) данная тенденция будет усиливаться. Группа наиболее активных на рынке труда лиц (25-29 лет) будет снижаться в среднем на 240 тыс. человек в год. Однако в среднесрочной перспективе можно рассчитывать на постепенный рост новых соискателей в пределах 100-150 тыс. человек в год на горизонте 12-14 лет с тенденцией к повышению. Однако судя по резкому падению численности самой молодой группы населения (0-4 года), на более длительном периоде будет наблюдаться смена тренда с понижением количества выходящих на рынок труда и возврата к текущему уровню.

Таблица 3. Распределение населения по возрастным группам на 1 января (тысяч человек) [26]


2001
2011
2020
2021
2022
Все население
146 304
142 865
146 749
146 171
145 557
в том числе в возрасте, лет:





0 – 4
6 367
8 051
8 579
8 080
7 597
5 – 9
7 762
7 117
9 309
9 552
9 624
10 – 14
11 789
6 601
8 048
8 257
8 597
15 – 19
12 322
8 237
7 161
7 272
7 433
20 – 24
11 106
12 122
6 889
6 776
6 774
25 – 29
10 451
12 012
9 427
8 582
7 985
30 – 34
9 620
11 016
12 633
12 423
11 920
35 – 39
11 333
10 211
12 004
12 131
12 470
40 – 44
12 651
9 251
10 707
10 915
11 022
45 – 49
11 434
10 561
9 896
9 980
10 139
50 – 54
9 409
11 509
8 846
8 892
8 976
55 – 59
4 995
10 063
10 443
9 856
9 349
60 – 64
8 906
7 982
10 107
10 300
10 320
65 – 69
5 903
3 913
8 339
8 469
8 558
70 и более
12 256
14 219
14 361
14 686
14 793

С точки зрения выбытия старших возрастных категорий из состава рабочей силы, то можно отметить, что страна вышла на максимальный за последние 10 лет показатель количества лиц по возрастной категории 60-64 года (10320 тыс. человек). В среднесрочной перспективе на рубеже ближайших 10 лет будет происходить постепенное снижение количества лиц, переходящих в пенсионные возраста исходя из новых условий выхода на пенсию (мужчины с 65 лет, женщины – с 60 лет). С учетом уровня участия в рабочей силе данной категории населения (табл. 1), рынок труда будут покидать ежегодно 50-100 тыс. человек с тенденцией к снижению. Это позволит сгладить негативный эффект недобора впервые выходящих на рынок труда молодых категорий, в ближайшие годы, но не перекроет его полностью. Ежегодно рынок труда будет испытывать естественное снижение рабочей силы не менее чем на 150 тыс. человек в год, что является фактором падения уровня безработицы на 0,2-0,3% ежегодно.

Таким образом с точки зрения естественных демографических процессов, при неизменности коэффициентов смертности и миграции по возрастам, а также уровня участия в рабочей силе в ближайшие 2-4 года будет наблюдаться усиление дефицита рабочей силы, прежде всего за счет снижения лиц в молодых возрастах. Следующие пять лет десятилетия будет наблюдаться рост предложения рабочей силы в пределах 50 тыс. человек ежегодно. При этом доля молодых когорт населения будет постепенно прирастать, что сделает вопросы молодежной занятости и экономической активности все более актуальными при анализе рынков труда.

Фактор СВО и миграции

Тенденции изменения миграционной ситуации в России представлены данными в табл. 3. На два фактора стоит обратить особое внимание.

Первый заключается в том, что с 2000 года внутренняя миграция в России постепенно увеличивается и к относительно спокойному от шоковых факторов 2019 году составила порядка 4 млн. человек в год. При этом по данным Росстата из всей внутренней миграции около 50% приходится на внутри региональную миграцию. С учетом этого, общий внутренний межрегиональный миграционный поток составляет не более 1,4% населения страны. В целом по странам мира данный показатель значительно выше и составлял в 2009 году более 10,7% [10, с.23], в США в 2019 году наблюдался самый низкий показатель внутренней миграции на уровне чуть менее 10% населения, более 60% которой относилось к миграции между штатами [38]. Таким образом в России инерционно сохраняется относительно низкий уровень внутренней миграции с некоторой тенденцией к повышению.

Таблица 3. Показатели миграции в России в 2019-2022 гг. [9]

Показатель, тыс. чел.
2000
2005
2010
2015
2019
2020
2021
2022 янв.-нояб.
Миграция в пределах России
2303
1911
1911
4136
4049
3527
3610
3124
Международная миграция:
прибывшие
359
177
192
599
701
594
668
622
убывшие
146
70
34
353
416
488
238
622
миграционный прирост
213
107
158
245
285
106
430
0

С учетом снижения численности молодежи в составе рабочей силы в ближайшие годы и ее большей склонности к мобильности эта тенденция может стать препятствием к сглаживанию региональных дефицитов кадров, которые обостряются при смещении региональной структуры производства и экспортно-импортных операций.

Вторая важная тенденция последнего года заключается в «схлопывании» миграционного прироста. Впервые в новейшей истории России 2022 год показал соответствие количества выбывших и прибывших в Россию. Вместе с тем особенности учета выбывших из России (автоматическая фиксация факта выбытия по окончании любой регистрации иностранца сроком более 9 мес. и мораторий на окончание регистрации как антиковидная мера) привели к провалу учета убывших в 2021 году и быстрому их росту в 2022 году. Учитывая это, миграционная ситуация, оцениваемая по длительной регистрации на территории страны не показывает существенной динамики.

Проблема количественного учета беженцев с Украины стоит достаточно остро. Так как на фоне заявлений о значительном их притоке в Россию, статус беженца получает крайне незначительная часть данной категории переселенцев. Подавляющему большинству оформляются документы о краткосрочной регистрации по месту пребывания (3 мес.) с последующим продлением, что не позволяет учесть их в статистики ни беженцев, ни миграции [6].

Для более подробного учета трудовой миграции можно использовать данные о миграционном учете и патентах на работу в рамках статистики МВД РФ (табл. 4)

Таблица 4. Динамика официальной трудовой миграции [21]

Показатель
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Оформлено патентов, тыс. шт.
-
1671,7
1767,3
1132,6
2221,8
2060,0
Количество действительных патентов на конец отчетного периода, тыс. шт.
-
Н.д.
Н.д.
Н.д.
1912,2
1857,2
Поставлено на миграционный учет всего
15710,2
17764,5
19518,3
9802,4
13392,9
16870,1
Поставлено на миграционный учет по цели въезда «Работа»
4854,0*
5047,8*
5478,2*
2358,8*
9530,9
11806,8
Снято с миграционного учета
10588,3
13258,4
16548,0
8973,3
10449,0
14525,0
* Первично.

Несовершенство методологии учета мигрантов [36] не позволяет проводить точные количественные оценки трудовой миграции. но открывает возможности оценки общих тенденций. Цифры по оформленным патентам на работу показывают, что в 2021 году был преодолен пандемийный провал трудовой миграции 2020 года, связанный с трансграничными ограничениями. В 2022 году и по количеству оформленных и по количеству действующих патентов на работу произошло незначительное снижение. А по постановке на миграционный учет по цели въезда «Работа» в 2022 году зафиксирован рост значения показателя относительно 2021 г. почти на 24%. Сопоставимость данных за предыдущие периоды невозможна из-за разницы в системе учета. Дискуссионным вопросом остается ежегодное превышение на значительные величины поставленных и снятых с миграционного учета лиц.

В целом, можно воспринимать фактор трудовой миграции как достаточно устойчивый в среднесрочной перспективе. Конечно если на него не повлияют временные шоковые воздействия по примеру пандемии 2020 года.

Количество покинувших Россию граждан после начала СВО также достаточно сложный для статистического учета показатель. Из имеющихся, наиболее обоснованные (но завышенные исходя из исследования источников информации) оценки предоставляет THE BELL (признан в России иностранным агентом) [14]. Исходя из этих данных, количество уехавших из России и не вернувшихся обратно граждан после начала СВО составляет 500 тыс. человек, при этом более половины из них переехали в страны СНГ (Грузия, Казахстан, Армения. Киргизия). При этом наблюдалось два всплеска выезда граждан, в начале СВО и при объявлении частичной мобилизации, но они сопровождались активным возвратом россиян спустя два-три месяца. Если брать данную оценку как максимальную, и с учетом того, что среди выезжающих уровень занятости составлял 94% [14], можно заключить, что Россия за время СВО потеряла не более 0,7% рабочей силы. Однако данная цифра крайне значима для объяснения падения уровня безработицы в стране в 2022 году.

Частичная волна мобилизации также вносит свой вклад в снижение безработицы. В ее результате согласно Указу Президента РФ 300 тыс. человек наиболее трудоспособных возрастов заключили воинские контракты, сменив сферу своей деятельности. К этому можно добавить порядка 80 тыс. добровольцев. В результате на рынке труда произошло усиление дефицита гражданских специалистом примерно на туже величину, так как экономическая активность и занятость призванной части населения была максимальной. При условии сохранения количества рабочих мест в экономике, это должно было привести к снижению безработицы еще примерно на 0,5%.

Таким образом фактор отъезда россиян за рубеж и частичной мобилизации говорят о потенциале сокращения безработицы или роста дефицита рабочей силы на уровне 1,2% рабочей силы. С учетом потенциала снижения рабочей силы, вызванного естественными демографическими причинами и фактического падения безработицы лишь на 1,0% в период 2021 год – 3 кв. 2022 года, можно говорить о снижении количества рабочих мест в гражданском секторе российской экономики в пределах 0,5%. Что составляет 350-400 тыс. единиц.

Помимо количественных изменений предложения на рынке труда важно также обратить внимание на его качественные изменения.

Анализ качественных характеристик рабочей силы.

В последние годы социологические исследования показывают устойчивую тенденцию низкого качества выпускников вузов выходящих на рынок труда. Так Лежнева Л. [17], ссылаясь на опрос HeadHunter отмечает что подавляющая часть работодателей (93%) заявила, что профессионализм выпускников 2021 года — средний или ниже среднего. ВЦИОМ в 2020 году выявил что основными проблемами заполнения вакансий работодателями (13 000 работодателей — руководителей предприятий, линейных руководителей и сотрудников HR-служб) являются отсутствие претендентов и низкий уровень квалификации (по 20% опрошенных), 15% указали неконкретный уровень предлагаемых соискателям зарплат. Чуть отстает от этих вариантов ответ о недостатке выпускников требуемой квалификации (13%) [25].

В 2019 году опрос работодателей показал, что система образования и уровень подготовки кадров по мнению 58% респондентов оказывает негативное влияние на возможности ведения бизнеса (в т.ч. 22% - однозначно негативное) [5]. Только положительно отзывались о влиянии уровня подготовки кадров на бизнес лишь 6% представителей российского бизнеса. Рассматривая процесс в динамике можно отметить что уже к началу 2008 года, на пике экономического развития России начала 2000-з годов 52% предпринимателей отмечали проблему недостатка квалифицированных кадров как одну из наиболее острых, мешающих развитию бизнеса [16].

Таким образом, судя по приведенным опросам, качество подготовки работников, впервые выходящих на рынок труда, является достаточно низким, что на фоне выявленного количественного дефицита молодёжи, усиливает проблему дефицита кадров. Помимо этого наблюдается дисбаланс между структурой профессионального образования и структурой спроса на труд, что подтверждают и данные HeadHunter [25]. Выявление причин снижения качества образования выходит за рамки данного исследования, хотя некоторые из них нашли отражения в прошлых работах автора [33, 33, 34, 35]

Так как образование включает в себя не только процесс овладения знаниями и навыками, но и воспитательный компонент, стоит рассмотреть некоторые исследования в области дисциплины, ценностных ориентаций молодежи и их динамики.

Результаты исследования Superjob свидетельствуют о меньшей дисциплинированности молодежи до 34 лет в области опозданий на работу [22]. В рамках другого исследования этого агентства [37] выявлена динамика отличий ценностных ориентаций молодежи от более старшего поколения за период с 2013 по 2022 год которая усиливает аргументы в пользу наличия проблем в формировании у молодежи требуемых работодателям черт личности.

На опытность работников влияет и показатель продолжительности работы в рамках рабочего места. Косвенно этот показатель можно замерить через учет прибытия и убытия работников (табл. 5). В целом по крупным и средним предприятиям текучесть кадров в России приближается к трети занятых ежегодно. Это представляет серьезную проблему с точки зрения потенциала роста производительности труда, которая возрастает по мере продолжительности труда работника на рабочем месте. С учетом того, что исходя из результатов исследования Deloitte [28] 61% работников в возрасте до 22 лет не планируют работать в одной компании более двух лет, именно молодежь является наиболее подвижной группой на рынке труда. При этом именно она и нуждается в первую очередь в опыте работы. Таким образом тенденции движения молодежной рабочей силы не способствуют получению специализированных знаний и опыта на рабочем месте, частая смена мест работы приводит к повышению ее универсальности и гибкости на рынке труда, но является проблемой для экономики и работодателей.

Табл. 5. Численность принятых и выбывших работников списочного состава в Российской Федерации за 2000-2021 годы (без субъектов малого предпринимательства) [30]

Год
Численность принятых работников
Численность выбывших работников
в процентах к списочной численности работников
2000
26,9
27,8
2010
27,2
28,2
2015
26,4
29,1
2019
27,8
28,9
2020
25,4
26,6
2021
29,8
31,1

Исследование продолжительности поиска работы по возрастам (табл. 6) выявляет общую тенденцию к сокращению периода безработицы, что вполне объяснимо на дефицитных рынках труда. Вместе с тем, обращает на себя внимание и другая тенденция, выражающаяся в более медленном падении продолжительности поиска работы в возрастах 15-24 г., относительно возрастов 35-59 лет, что косвенно свидетельствует о возрастающей склонности работодателей больше принимать на работу старшие когорты населения.

Таблица 6. Средняя продолжительность поиска работы безработными по возрастным группам (месяцев) [26]

Период
в том числе в возрасте, лет
Всего
15-19
20-24
25-29
30-34
35-39
40-44
45-49
50-54
55-59
60-64
65-69
70 и старше
2008
8,0
5,1
6,5
8,0
8,1
8,7
8,7
9,2
9,3
9,5
9,0
8,9
11,3
2009
7,2
4,9
6,5
7,1
7,2
7,2
7,8
7,9
8,2
7,9
7,8
7,0
8,6
2010
7,5
4,8
6,4
7,5
7,6
8,1
8,2
8,5
8,7
8,3
8,3
8,2
8,7
2015
7,3
4,7
5,9
7,2
7,3
7,6
8,2
8,1
8,4
8,2
8,2
8,8
9,2
2019
6,9
4,6
5,3
6,4
6,9
7,1
7,5
7,8
8,3
8,3
8,1
8,4
6,4
2020
6,3
4,4
5,4
6,0
6,1
6,4
6,7
7,1
7,2
7,3
7,4
7,3
7,0
2021
6,8
4,1
5,4
7,0
6,9
7,1
7,2
7,6
7,8
7,5
7,7
9,1
8,2

Заключение.

Таким образом проведенное исследование позволяет сделать выводы о об обострении проблемы дефицита кадров со стороны предложения рабочей силы в России в ближайшие 4-5 лет с последующим медленным снижением значимости данного фактора.

Проблемы количественного снижения рабочей силы дополняются снижением ее качества.

Падение безработицы в России связано главным образом со снижением предложения рабочей силы, а не с фактором увеличения рабочих мест. Последний, судя по балансу предложения труда и динамике безработицы скорее всего имеет тенденции к снижению.

Более точные прогнозы баланса рабочей силы в России можно сделать в результате дополнительных исследований в области динамики спроса на труд.


Источники:

1. Алашеев С. Ю., Кутейницына Т. Г., Посталюк Н. Ю. Поведенческие практики профессионального самоопределения в условиях неопределенности рынка труда // Профессиональное образование и рынок труда. – 2022. – № 1. – c. 68–87. – doi: 10.52944/PORT.2022.48.1.005.
2. Ахундова О.В., Коровкин А.Г. Опыт оценки естественного уровня безработицы в экономике России. / В сб.: «Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН»., 2006. – 488—508 c.
3. Балганова Е.В., Бушуева И.П., Генералова О.А. Занятость не по специальности в России // Экономика труда. – 2023. – № 1. – c. 71-84. – doi: 10.18334/et.10.1.117056.
4. Бельская Ю.В., Борисова А.А., Хохолуш М.С. Поколение «Z» на рынке труда: к чему быть готовым HR-системам? // Экономика труда. – 2023. – № 1. – c. 85-96. – doi: 10.18334/et.10.1.117049.
5. Бизнес в России: взгляд изнутри. ВЦИОМ. Официальный сайт. 11.07.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/biznes-v-rossii-vzglyad-iznutri (дата обращения: 20.03.2022).
6. Виноградова Е. Минус полмиллиона с оговорками и переписью. РБК. Официальный сайт. 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2023/02/02/63da428b9a7947e741363c53 (дата обращения: 20.03.2022).
7. Винокуров Е.Ф. Модифицированные функции предложения труда: классический и альтернативные варианты // Экономика труда. – 2022. – № 11. – c. 1723-1738. – doi: 10.18334/et.9.11.116512.
8. Выборочное наблюдение качества и доступности услуг в сферах образования, здравоохранения и социального обслуживания, содействия занятости населения. Федеральная служба государственной статистики. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://gks.ru/free_doc/new_site/GKS_KDU_2021/Files/%D0%A2%D0%B0% D0%B1.16.xlsx (дата обращения: 20.03.2022).
9. Демография. Росстат, 2023. Электронный ресурс. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/migr1.xls (дата обращения: 20.03.2022).
10. Доклад о миграции в мире 2020. Международная организация по миграции. 2020. 550 с. [Электронный ресурс]. URL: https://publications.iom.int/system/files/pdf/final-wmr_2020-ru.pdf (дата обращения: 30.03.2023).
11. Итоги выборочного обследования рабочей силы. Федеральная служба государственной статистики. 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/11110/document/13265 (дата обращения: 20.03.2022).
12. Калабина Е.Г., Шадрина Е.А. Трансформация занятости возрастных работников в современной России: причины и последствия // Экономика труда. – 2022. – № 10. – c. 1577-1590. – doi: 10.18334/et.9.10.116432.
13. Камалов Э., Сергеева И., Завадская М., Костенко В. Полгода в эмиграции: как изменилась жизнь новых российских эмигрантов. Отчет по второй волне опроса проекта OutRush. 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://outrush.io/report_september_2022 (дата обращения: 20.03.2022).
14. Касянчук Д. Сколько россиян в 2022 году уехало из страны и не вернулось. THE BELL (Признано в России иностранным агентом), 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://thebell.io/skolko-rossiyan-v-2022-godu-uekhalo-iz-strany-i-ne-vernulos (дата обращения: 30.03.2023).
15. Колесникова О.А., Маслова Е.В., Околелых И.В. Проблемы трудовых ресурсов: дефицит, сдвиги в структуре, парадоксы старения // Социально-трудовые исследования. – 2022. – № 47(2). – c. 42-55. – doi: 10.34022/2658-3712-2022-47-2-42-55.
16. Легко ли быть бизнесменом?. ВЦИОМ. Официальный сайт. 25.01.2008. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/legko-li-byt-biznesmenom (дата обращения: 20.03.2022).
17. Лежнева Л. Тень знаний: работодатели назвали самых невостребованных специалистов. Почему компании постоянно недовольны молодыми кадрами. Известия. Официальный сайт. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1217736/liubov-lezhneva/ten-znanii-rabotodateli-nazvali-samykh-nevostrebovannykh-spetcialistov (дата обращения: 20.03.2022).
18. Лобова С. В., Маликова В. В. Человеческий капитал предпенсионеров: подходы к решению проблем пенсионной реформы // Профессиональное образование и рынок труда. – 2021. – № 3. – c. 157–169. – doi: 10.52944/PORT.2021.46.3.014.
19. Лукичёв П.М. Занятость работников старших возрастов: ресурс или ноша? // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. – 2018. – № 5. – c. 641-646.
20. Маслова Е.В., Колесникова О.А., Околелых И.В. Сдвиги на рынке труда в условиях санкционного давления и необходимые направления его регулирования // Экономика труда. – 2023. – № 1. – c. 27-46. – doi: 10.18334/et.10.1.116949.
21. МВД РФ. Статистические сведения по миграционной ситуации. 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/dejatelnost/statistics/migracionnaya (дата обращения: 20.03.2022).
22. Молодежь опаздывает на работу чаще старше старшего поколения. Исследовательский центр портала Superjob.ru. 14 октября 2022 г. (1). [Электронный ресурс]. URL: https://www.superjob.ru/research/articles/113713/molodezh-opazdyvaet-na-rabotu-chasche-starshe-starshego-pokoleniya (дата обращения: 20.03.2022).
23. Обзор занятости в России. Вып. 1 (1991–2000 гг.). / Бюро экономического анализа. Отв. ред. Т. М. Малева. - М.: ТЕИС, 2002. – 210–211 c.
24. Павлова А. М. Обучение персонала в онлайн-формате: возможности и ограничения // Профессиональное образование и рынок труда. – 2021. – № 3. – c. 99–104. – doi: 10.52944/PORT.2021.46.3.008.
25. Работодатели определили требования к кандидатам: топ-5 востребованных компетенций на российском рынке труда. ВЦИОМ. Официальный сайт. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/rabotodateli-opredelili-trebovaniya-k-kandidatam-top-5-vostrebovannykh-kompetenczij-na-rossijskom-rynke-truda (дата обращения: 20.03.2022).
26. Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных обследований рабочей силы). 2022. / Стат.сб./Росстат. - M., 2022. – 151 c.
27. Российский статистический ежегодник. 2021. / Стат.сб./Росстат. - М., 2021. – 692 c.
28. Смертина П. Почему работодателям все труднее нанимать молодежь. Ведомости, 07 июня 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2018/06/07/772071-rabotodatelyam-nanimat-molodezh (дата обращения: 20.03.2022).
29. Соотношение структуры вакансий работодателей и резюме соискателей на декабрь 2022 года (HH Индекс Статистика по России). [Электронный ресурс]. URL: https://stats.hh.ru/#structureResumes%5Bactive%5D=true&structureVacancies%5Bactive%5D=true&dynamicVacancies%5Bactive%5D=true&vacancies%5Bactive%5D=true&hhindex%5Bactive%5D=true (дата обращения: 20.03.2022).
30. Трудовые ресурсы, занятость и безработица. Росстат, 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/labour_force (дата обращения: 20.03.2022).
31. Федоров В. А., Третьякова Н. В., Тюрина Г. А. Сопряжение процедур государственной итоговой аттестации и независимой оценки квалификаций в СПО // Профессиональное образование и рынок труда. – 2022. – № 3. – c. 35–54. – doi: 10.52944/PORT.2022.50.3.007.
32. Чекмарев О. П., Ефимов В. А., Смелик В. А. Сельское хозяйство России и подготовка кадров: прошлое, настоящее, будущее // Научное обеспечение развития АПК в условиях реформирования: материалы научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, Санкт-Петербург, 29–31 января 2015 года. Том Часть I. – Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный аграрный университет. 2015. – c. 3-13.
33. Чекмарев О.П. Потенциал устойчивого развития экономики: российское образование // Известия Санкт-Петербургского государственного аграрного университета. – 2014. – № 35. – c. 201-206.
34. Чекмарев О. П. Зачем нужен диплом? Мотивация формирования и использования человеческого капитала: образование // Креативная экономика. – 2008. – № 11. – c. 62-68.
35. Чекмарев О. П. Формирование человеческого капитала: институциональная ловушка высшего образования // Известия Международной академии аграрного образования. – 2022. – № 63. – c. 146-150.
36. Чудиновских О.С. О состоянии статистики миграции в России. Росстат, 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/dEXAWk81/migrant.pdf (дата обращения: 30.03.2023).
37. 9 лет назад молодежь была более амбициозна, а сегодняшняя — сильна в IT. Исследовательский центр портала Superjob.ru. 17 октября 2022 г. (2). [Электронный ресурс]. URL: https://www.superjob.ru/research/articles/113715/9-let-nazad-molodezh-byla-bolee-ambiciozna/ (дата обращения: 20.03.2022).
38. Americans are moving less than ever before. Curbed, 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://archive.curbed.com/2019/11/22/20976309/migration-millennials-homes-census-2019 (дата обращения: 20.03.2022).

Страница обновлена: 30.01.2024 в 17:38:05