Трансформация институциональных основ и механизмов экономической политики как фактор импортозамещения в России в условиях санкционного давления и внешнеэкономических угроз

Макаров И.Н.1, Дробот Е.В.2, Графов А.В.3, Евсин М.Ю.3, Пивоварова О.В.4
1 Липецкий филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Липецкий филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
2 Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Выборг
3 Липецкий филиал Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, Россия, Липецк
4 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Макаров И.Н., Дробот Е.В., Графов А.В., Евсин М.Ю., Пивоварова О.В. Трансформация институциональных основ и механизмов экономической политики как фактор импортозамещения в России в условиях санкционного давления и внешнеэкономических угроз // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 4. – С. 651-670. – doi: 10.18334/eo.12.4.116909.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50087762

Аннотация:
Статья посвящена анализу особенностей формирования новой экономической политики государства как реакции и одновременно как основного фактора обеспечения импортозамещения в России в условиях санкционного давления и внешнеэкономических угроз. В качестве элемента статьи, имеющего признаки научной новизны, авторами позиционируется вывод о в выявлении ключевых различий санкционного давления в 2022 году по сравнению с санкциями 2014 года. Эти различия заключаются в фактическом «разрыве» институтов и механизмов большинства отраслевых рынков нашей стране с «материнскими» институтами мирового рынка, что требует решения проблемы институционального импортозамещения во избежание дисфункциональности отечественной экономики. При этом подчеркивается, что главной задачей государственного управления в предлагаемых обстоятельствах должна стать многофакторная многоагентная оптимизация имеющихся ограниченных ресурсов государства и частного сектора экономики. В основе формирования данной системы должны быть заложены новейшие технологии, включая информационную инфраструктуру и искусственный интеллект, которые позволят совместить эффективность государственного планирования с институтами частной собственности. Статья может быть полезна государственным служащим, студентам и аспирантам, а также всем тем, кто интересуется проблемами трансформации социально-экономических систем.

Ключевые слова: государственная политика, информационная система, импортозамещение, промышленная политика, промышленность, санкции

JEL-классификация: F51, O14, O25



ВВЕДЕНИЕ

На протяжении последних девяти лет вопрос существования в условиях санкций стал как никогда актуален для России.

Изменившаяся и все более усложняющаяся геополитическая обстановка требует поиска способов и направлений трансформации промышленной политики страны с целью обеспечения импортозамещения.

Важность данного вопроса для отечественных экономистов, исследователей и политиков можно оценить по библиографическим показателям.

Использовав приложение Google Trends, которое показывает, как часто определенный термин ищут по отношению к общему объему поисковых запросов в различных регионах мира, мы проанализировали, популярность терминов “sanction” и «санкции» (рис. 1).

Проанализировав полученные данные, можно сделать вывод о том, что интерес к санкциям ни разу за рассматриваемый период не опускался в мире ниже 15 баллов. Причем в мировом сообществе в целом отмечается более интенсивный интерес к термину “sanction” (22 балла в среднем), чем к термину «санкции» (8 баллов в среднем за рассматриваемый период). Пик популярности термина “sanction” в мире в целом пришелся на февраль 2022 г. (75 баллов). Пик популярности поисковых запросов по термину «санкции» был отмечен в марте 2022 г. (100 баллов). Это, на наш взгляд, во многом обусловлено началом специальной военной операции России на Украине.

Примечание:

Поисковой запрос был сформулирован на английском и русском языках. Данные представлены на 10 декабря 2022 г. Выбранный период – с 01.01.2014 г. по 10.12.2022 г. 1 января 2016 г. и 1 января 2022 г. в систему сбора данных были внесены изменения.

Числа обозначают уровень интереса к теме по отношению к наиболее высокому показателю в таблице для определенного региона и периода времени. 100 баллов означают наивысший уровень популярности запроса, 50 – уровень популярности запроса, вдвое меньший по сравнению с первым случаем. 0 баллов означает местоположение, по которому недостаточно данных о рассматриваемом запросе.

Рисунок 1. Динамика популярности терминов “sanction” и «санкции» с 01.01.2014 г. по 10.12.2022 г. в мире

Источник: составлено автором на основе Google Trends.

По поисковому запросу «санкции» на портале ELIBRARY.ru на 10 декабря 2022 г. можно обнаружить 25535 публикаций из 40700705 (т.е. всего 0,062%), из них 4021 публикация, или 15,74%, вышла в 2021–2022 гг. Аналогичный всплеск интереса научного сообщества к изучению санкционнох ограничений отмечался в 2014–2015 гг. За этот период по поисковому запросу «санкции» на портале ELIBRARY.ru можно обнаружить 5017 статей, или 19,64%.

Антироссийские санкции и ответные меры российского Правительства негативно сказались на экономике всех стран и континентов и прежде всего на уровне благосостояния обычных граждан.

Обострение политической обстановки на мировой арене также потребовало поиска новых направлений трансформации промышленной политики Российской Федерации, в первую очередь, речь идет о необходимости импортозамещения. И если в 2014 г. этот вопрос еще стоял не так остро, то в 2022 г. «путей к отступлению» у России уже не осталось.

Следует отметить, что влиянию санкций на мировую экономику в целом, а также на экономику отдельных стран, регионов и отраслей посвящено достаточно много серьезных научных исследований [1–14] и вполне очевидно, что интерес к этой тематике в ближайшее время не ослабеет.

Оценка последствий введения санкций дается в научных публикациях таких экспертов, как Афанасьев А.А. [1], Бегларян Г.А., Иванов Г.Н., Калугина П.П., Половинчикова А.В. [2], Гармашова Е.П., Дребот А.М., Баранов А.Г., Митус А.А., Тарабардина М.Ю. [3], Горбунова А.О., Щеглов В.Ю. [4], Городнова Н.В., Домников А.Ю. [5], Дробот Е.В. [6–12], Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. [13], Лыткин С.О. [14] и др. И, как «метко» отмечают в своей статье Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А., «антироссийские санкции имеют пагубные последствия» [13, c. 2805–2818].

В непосредственной связи с «санкциоными войнами» интерес научного сообщества, а также специалистов-практиков прикован к поиску путей импортозамещения продукции на российском рынке. По данной тематике опубликован ряд интересных научных исследований, в которых подробно изучаются особенности процессов импортозамещения в российской экономике в условиях ухудшения мировой хозяйственной конъюнктуры [15–22].

И здесь возникает важнейший вопрос: какой должна быть промышленная политика России в этих сложных условиях?

Если проанализировать научные публикации, посвященные направлениям трансформации российской промышленной политики [23–33], то можно отметить, что многие авторы выделяют следующие ключевые направления, реализация которых способна позитивно сказаться на развитии отечественной экономики. Во-первых, это необходимость развития конкурентной среды [24, c. 799–814]. Во-вторых, это совершенствование антикризисной промышленной политики [31, c. 2431-2450]. В-третьих, это реализация инновационно-инвестиционно сбалансированной промышленной политики в условиях цифровой экономики [32, c. 1905–1920; 33, c. 2919–2936].

Тем не менее особый интерес представляет изучение институциональных аспектов импортозамещения как отклика на внешнеэкономические угрозы и санкционное давление.

Цель данной статьи – исследование импортозамещения как комплексной проблемы, затрагивающей не только материальные и финансовые, но и институциональные аспекты функционирования хозяйственной системы в условиях санкционного давления и внешнеэкономических угроз.

Научная новизна исследования заключается в выявлении ключевых различий санкционного давления в 2022 году по сравнению с санкциями 2014 года, заключающихся в фактическом «разрыве» институтов и механизмов большинства отраслевых рынков нашей страны с «материнскими» институтами мирового рынка, что требует решения проблемы институционального импортозамещения во избежание дисфункциональности отечественной экономики.

Основная часть

Заканчивающийся 2022 год принес существенные изменения во внешнеполитическое окружение нашей страны и во все структуры мирохозяйственных связей. Что же касается нашей станы, она оказалась в фактической изоляции от основных мировых рынков – капитала, технологий, кадрового рынка. Однако наряду с этим Россия также оказалась в изоляции от функционирования основных рыночных и квазирыночных институтов и механизмов, оказывающих влияние на поведение экономических акторов.

Произошедшее поставило хозяйственную систему страны и российское руководство перед достаточно жестким выбором – осуществлять реальное импортозамещение и поиск новых вариантов развития или смириться с ролью страны-изгоя, постепенно и остаточно быстро регрессирующей в разряд стран третьего мира.

Однако необходимость импортозамещения не ограничивается лишь очевидными моментами, связанными с товарным, техническим и технологическим замещением. Проблема стоит гораздо шире, она состоит в отсутствии существенных институциональных трансформаций – искажений, вызванных последствиями разрыва отечественной экономики с мировыми отраслевыми рынками.

Проанализируем сложившуюся ситуацию более подробно.

В рамках нашей статьи мы не будем подробно описывать весь спектр санкций, а выделим лишь обобщенно основные сферы влияния санкций в контексте их различий в период 2022 года по сравнению с 2014 годом (табл. 1).

Ключевым моментом санкционного давления 2022 года, в корне отличающим его от санкций 2014 года, стало лишение России доступа к общемировым рыночным механизмам и институтам, конституирующим поведение экономических акторов, а также определяющим движение ресурсов. Фундаментальные различия в институциональных аспектах и последствиях санкционного давления со стороны мирового сообщества на экономику России в 2022 году по сравнению с 2014 годом представлены ниже (табл. 2).

Таблица 1

Различия в санкционной структуре воздействия мирового сообщества на экономику России в 2022 году по сравнению с 2014 годом

Сфера влияния санкций
(обобщенно)
Годы сравнения
2014 год
2022 год
Технологические санкции
Запрет на использование высокотехнологичной продукции иностранных компаний на присоединенных территориях
Запрет на сотрудничество в части поставок деталей и сырья для цифровых и интеллектуальных систем и высокотехнологичного оборудования
Санкции в нефтегазовом секторе
Запрет на продажу нефтегазового оборудования
Система санкций против поставок нефтегазовых ресурсов с постепенным полным отказом от данной группы российских ресурсов, остановка Nord Stream 2
Санкции в финансовом секторе
Отказ от сотрудничества с рядом банков, отказ от работ на присоединенных территориях
Отказ от сотрудничества с большинством банков, отключение от системы SWIFT и заморозка активов Центрального банка Российской Федерации
Присутствие международных капиталов
Уход из России многих высокотехнологичных компаний
Уход из России большинства транснациональных компаний
Логистика и цепи поставок
Разрушение большинства цепочек создания добавленной стоимости, запрет российским судам заходить в порты Европейского союза
Исключение России из практически всех производственно-сбытовых цепочек, закрытие для России воздушного пространства большинства стран, уход из России почти всех крупных логистических компаний

Источник: составлено авторами.

Таблица 2

Фундаментальные различия в институциональных аспектах и последствиях санкционного давления со стороны мирового сообщества на экономику России в 2022 году по сравнению с 2014 годом

Аспекты и последствия влияния санкций (обобщенно)
Годы сравнения
2014 год
2022 год
Институциональные аспекты санкций
Ограничение и искажение функционирования рыночных механизмов, регулирующих рынки капитала и отдельно взятые отраслевые рынки
Фактическое лишение доступа к рыночным механизмам, регулирующим рынки ресурсов и конституирующим поведение экономических агентов-акторов
Институциональные последствия санкций
Поиск и формирование новой системы стимулов, балансирующих функционирование рыночных механизмов, регулирующих рынки капитала и отдельно взятые отраслевые рынки
Поиск альтернативных механизмов аллокации ресурсов, отвечающих критериям экономической и народнохозяйственной эффективности и конституирующих поведение экономических агентов-акторов
Источник: составлено авторами.

Не будем забывать, что большинство институтов открытой экономики для нашей страны фактически являются импортированными за последние 30 лет институтами, поэтому они оказали весьма существенное влияние на российскую экономику, однако получили существенный импульс в зону дисфункциональности после разрывов связей с «материнскими» институтами.

Соответственно, необходимо сделать следующий вывод. Полноценно функциональное импортозамещение должно основываться не только на решении задач материального и финансового плана (включая производство, обмен и потребление материальных товаров и финансовых услуг), но и на решении задач институционально-идеологического плана, в частности, обеспечение функционирования институтов рынка и множества связанных с ними институтов и механизмов, например, институтов делового поведения, доверия, контрактации, уважения к частной собственности, легитимации крупных производственных активов, в том числе и систем рыночных стимулов и антистимулов с целью возрождения комплексной функциональной структуры институциональной подсистемы отечественной экономики, соответствующей реалиям санкционного воздействия и внешнеэкономических угроз.

Структура экономической политики импортозамещения как реакции на санкционное давление мирового сообщества представлена на рисунке 2.

Рисунок 2. Структура экономической политики импортозамещения как реакции на санкционное давление мирового сообщества

Источник: сформулировано авторами.

Комплексная экономическая политика импортозамещения как реакция на санкционное давление со стороны мирового сообщества в условиях фактической дисфункциональности таким образом неизбежно будет подразделяться на две базисные составляющие:

1) промышленную политику импортозамещения;

2) институционально-идеологическую политику импортозамещения.

Проведение экономической политики в условиях жесткого обострения противоречий мирохозяйственной системы и усиления санкционного давления на нашу страну со стороны мирового сообщества и транснационального капитала должно состоять главным образом в создании условий для интенсификации предпринимательской производственной деятельности в сфере высоких технологий, модернизации отраслевой структуры производственной сферы за счет структурных сдвигов в пользу технически передовых производств, активного использования на практике достижений современной науки и техники, что необходимо для реальной реализации задачи (а точнее, целого комплекса задач) импортозамещения в отечественной экономике.

Одним из подобных достижений, которое активно следует использовать в процессе импортозамещения, должно стать внедрение систем искусственного интеллекта в систему государственного управления и, в частности, в процессы разработки и реализации экономической политики государства, что требуется:

1) для осуществления контрольных функций государства за перемещением капитала и иных располагаемых ресурсов. Данный контроль необходим во избежание оппортунистического поведения представителей частного бизнеса, привлекаемого к реализации задач импортозамещения, а также государственных и принятых в государственную собственность компаний;

2) для осуществления контрольных функций за производственными процессами, непосредственно связанными с реализацией задач импортозамещения (в частности, необходим контроль функционирования оборудования во избежание саботажа и иных форм оппортунистического поведения со стороны промышленно-производственного персонала);

3) для осуществления эффективного процесса перераспределения ресурсов: в рыночной экономике при неискаженной системе рыночных стимулов происходит «автоматическое» перераспределение ресурсного потенциала в наиболее эффективные сферы экономики, а в случае открытой экономики это перераспределение происходит в мировом масштабе, где в полной мере действуют принципы абсолютных и относительных преимуществ, В то же время в условиях закрытой экономики с наличием существенного прессинга со стороны мирового капитала национальный капитал, в значительной степени действуя из соображений «самосохранения», будет при малейшей возможности стремиться к перемещению в другие страны, а система стимулов для его функционированию внутри страны в значительной степени оказывается подорванной. В данном случае всегда будут учитываться отдаленные риски и последствия при возможной реинтеграции в мировое финансовое сообщество, что требует администрирования процессов аллокации ресурсов, а это, в свою очередь, требует проведения множественных расчетов и моделирования, которое неизбежно нуждается в системах искусственного интеллекта.

Заключение

Происходящее в последний год радикальное перестроение внешней политики требует ответной хозяйственной реакции, выражающейся в не менее радикальном перестроении хозяйственной системы страны.

Одним из наиболее важных аспектов подобного перестроения должно неминуемо стать существенное повышение интегральной эффективности экономической политики, а значит, и управленческой системы государства, включая системы разработки и реализации отраслевой политики. Одним из направлений подобной трансформации неминуемо должно стать возрождение плановой системы управления, поскольку либерально-рыночные системы, как правило, оказываются нежизнеспособными в случае критических обстоятельств, в том числе в условиях явных экономических угроз и отсутствия «позитивных» финансово-экономических сигналов со стороны мирового капитала. Однако при всем этом важно не допустить «отката» в позднесоветские реалии, поскольку с того времени существенно поменялись не только условия функционирования мировой хозяйственной системы, но и произошли кардинальные изменения в социальной структуре (напомним, что наиболее значимым отличием экономики Российской Федерации постсоветского периода от советской системы стало возвращение частной собственности на средства производства, что является неотъемлемым атрибутом институциональной среды всех цивилизованных стран).

Главной задачей государственного управления должна стать многофакторная многоагентная оптимизация имеющихся ограниченных ресурсов государства и частного сектора экономики. В основе формирования данной системы должны быть заложены новейшие технологии, включая информационную инфраструктуру и искусственный интеллект, которые позволят совместить эффективность государственного планирования с институтами частной собственности.


Источники:

1. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179-194. – doi: 10.18334/eo.12.2.114858.
2. Бегларян Г.А., Иванов Г.Н., Калугина П.П., Половинчикова А.В. Санкционная политика США и европейских стран в отношении России: поворот начала 2022 года // Экономические отношения. – 2022. – № 3. – c. 367-388. – doi: 10.18334/eo.12.3.115086.
3. Гармашова Е.П., Дребот А.М., Баранов А.Г., Митус А.А., Тарабардина М.Ю. Санкции как меры международного принуждения: основные виды и теоретические подходы к понятию // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 649-662. – doi: 10.18334/eo.10.3.110824.
4. Горбунова А.О., Щеглов В.Ю. Влияние санкций на продовольственную безопасность России // Экономические отношения. – 2018. – № 3. – c. 381-388. – doi: 10.18334/eo.8.3.39248.
5. Городнова Н.В., Домников А.Ю. Влияние финансовых санкций на регулирование внешнеэкономической деятельности России // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 215-234. – doi: 10.18334/eo.12.2.114676.
6. Дробот Е.В. Оценка экономических последствий санкционных войн для экономики европейских стран // Российское предпринимательство. – 2016. – № 20. – c. 2685–2696. – doi: 10.18334/rp.17.20.36847.
7. Дробот Е.В. Влияние санкционных войн на развитие внешнеторговых отношений России и Финляндии // Российское предпринимательство. – 2017. – № 5. – c. 815-830. – doi: 10.18334/rp.18.5.37618.
8. Дробот Е.В., Маслова В.Ю. Исследование особенностей внешнеторговой деятельности Ленинградской области в условиях санкций // Российское предпринимательство. – 2017. – № 14. – c. 2101-2128. – doi: 10.18334/rp.18.14.38163.
9. Дробот Е.В., Абросимова А.С., Савицкая К.С. Влияние санкций на формирование Евразийского экономического союза // Экономические отношения. – 2017. – № 1. – c. 55-64. – doi: 10.18334/eo.7.1.37391.
10. Дробот Е.В., Батарин И.В., Пекки В.Д. Анализ условий внешней торговли России и стран Запада в условиях санкционных войн // Экономические отношения. – 2017. – № 1. – c. 27-40. – doi: 10.18334/eo.7.1.37392.
11. Дробот Е.В., Гудович Г.К., Макаров И.Н., Бахмутская В.С. Экономическая безопасность России и Евразийского экономического союза в условиях санкций // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1671-1682. – doi: 10.18334/eo.9.3.41004.
12. Дробот Е.В., Ивко Е.С. Особенности функционирования стран Евразийского экономического союза в условиях санкций // Экономические отношения. – 2018. – № 4. – c. 605-616. – doi: 10.18334/eo.8.4.39170.
13. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. О пагубных последствиях антироссийских санкций // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2805-2818. – doi: 10.18334/eo.9.4.41237.
14. Лыткин С.О. Привлечение прямых иностранных инвестиций: проблемы и пути решения в условиях санкций // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 6. – c. 1841-1854. – doi: 10.18334/epp.12.6.114815.
15. Байдаров Д.Ю., Абакумов Е.М., Файков Д.Ю. Программное обеспечение «тяжелого» класса: возможности импортозамещения // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 1. – c. 295-316. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114143.
16. Донцова О.И., Толкачев С.А., Комолов О.О Российская промышленность: влияние санкций и перспективы импортозамещения // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 271-288. – doi: 10.18334/epp.9.4.41512.
17. Зимовец А.В., Климачев Т.Д. Цифровая трансформация производства на российских предприятиях в условиях политики импортозамещения // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 3. – c. 1409-1426. – doi: 10.18334/vinec.12.3.116297.
18. Мингазов М.В. Особенности процессов импортозамещения в российской экономике в условиях ухудшения мировой хозяйственной конъюнктуры // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1459-1468. – doi: 10.18334/eo.10.4.111183.
19. Печаткин В.В. Перспективы импортозамещения в Республике Башкортостан в условиях санкционной политики западных стран // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 7. – c. 2049-2062. – doi: 10.18334/epp.12.7.114871.
20. Сафиуллин М.Р., Гафаров М.Р., Ельшин Л.А. Импортозамещение как инструмент обеспечения устойчивого развития экономики в условиях системных преобразований: регионально-отраслевой аспект // Экономические отношения. – 2022. – № 3. – c. 407-432. – doi: 10.18334/eo.12.3.115210.
21. Содномова С.К., Рубцова Н.В Анализ реализации программы импортозамещения в Российской Федерации // Экономические отношения. – 2020. – № 1. – c. 187-200. – doi: 10.18334/eo.10.1.100700.
22. Широкова О.В., Назаренко В.С. Государственная политика импортозамещения: предварительные итоги и тенденции // Экономические отношения. – 2017. – № 4. – c. 343-356. – doi: 10.18334/eo.7.4.38431.
23. Афанасьев А.А. Теоретико-методологические основы промышленной политики в представлении ведущих экономических научных школ // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 12. – doi: 10.18334/epp.12.12.116788.
24. Беланова Н.Н., Трубчанинова Е.А. Развитие конкурентной среды и государственная промышленная политика // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 4. – c. 799-814. – doi: 10.18334/epp.11.4.111988.
25. Колесников В.В., Лапина Е.С., Сулеменова М.А. Особенности промышленной политики: опыт стран Европейского союза и БРИКС // Экономические отношения. – 2018. – № 3. – c. 399-406. – doi: 10.18334/eo.8.3.39197.
26. Макаров И.Н., Барекова Л.А., Титова М.В. Производственный менеджмент национального уровня: инструментальный базис осуществления государственной промышленной политики // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 7. – c. 2107-2116. – doi: 10.18334/epp.12.7.114978.
27. Макаров И.Н., Журавлева О.В., Широкова О.В., Донской Д.А. Индустриальные парки как инструмент реализации промышленной политики // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1151-1166. – doi: 10.18334/eo.9.2.40520.
28. Макаров И.Н., Почепаев И.А., Сотников Н.Б. Институциональный базис формирования и функционирования государственной промышленно-инновационной политики // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 3. – c. 1399-1408. – doi: 10.18334/vinec.12.3.116319.
29. Петров М.В. Промышленная политика как направление экономической стратегии государства // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 8. – c. 2117-2134. – doi: 10.18334/epp.12.8.116124.
30. Печаткин В.В. Развитие промышленного сектора экономики Республики Башкортостан в условиях пандемии COVID-19 и санкционной политики стран Запада // Экономическая безопасность. – 2022. – № 3. – c. 951-966. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114872.
31. Печаткин В.В. Совершенствование антикризисной промышленной политики на федеральном и региональном уровнях в условиях пандемии COVID-19 // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 11. – c. 2431-2450. – doi: 10.18334/epp.11.11.113812.
32. Фролов В.Г., Каминченко Д.И. Апробация содержательной модели согласования интересов экономических субъектов промышленной политики добывающей и обрабатывающей отраслей в условиях цифровизации // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 4. – c. 1905-1920. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113901.
33. Фролов В.Г., Павлова А.А. Системные эффекты реализации инновационно-инвестиционно сбалансированной промышленной политики в условиях цифровой экономики // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2919-2936. – doi: 10.18334/eo.9.4.41479.

Страница обновлена: 23.01.2023 в 01:34:07