Перспективы достижения технологического суверенитета и цифровизации в России на фоне беспрецедентного санкционного давления

Абдулов Р.Э.1, Реснов Д.Г.
1 Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС», Россия, Москва

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 12 (Декабрь 2022)

Цитировать:
Абдулов Р.Э., Реснов Д.Г. Перспективы достижения технологического суверенитета и цифровизации в России на фоне беспрецедентного санкционного давления // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 12. – С. 4591-4604. – doi: 10.18334/ce.16.12.117035.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50350097
Цитирований: 5 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Россия столкнулась с беспрецедентным количеством санкций и ограничений в 2022 г, которые радикально изменили сложившуюся за последние десятилетия экономику, ориентированную на внешний мир. Резкий разрыв отношений с недружественными странами несет большой спектр угроз и рисков для отечественной экономики, прежде всего для нормального воспроизводственного процесса. В условиях такого давления, президентом и правительством были инициированы ряд мер, направленных на достижение технологического суверенитета и необходимости дальнейшей цифровизации. Несмотря на позитивную оценку большинства таких мер, авторы считают их недостаточными. Предлагается преодолеть периферийность российской экономики, то есть согласно мир-системному анализу, произвести «отсоединение» или выход из отношений неэквивалентного обмена. Новизной исследования является теоретическое установление связи между достижением технологического суверенитета и выходом из периферийного тупика российской экономики. Также авторами предложены направления преобразований в экономике для достижения технологического суверенитета: инициирование механизмов справедливой и эффективной системы распределения прибавочного продукта, внедрение элементов государственного прогнозирования и планирования на базе современных цифровых технологий. Статья может быть полезна для представителей научного сообщества, государственных служащих, специалистов бизнеса, деятельность и интересы которых имеют непосредственное отношение к достижению технологического суверенитета и цифровизации экономики.

Ключевые слова: технологический суверенитет, санкции, импортозамещение, центр-периферические отношения, мир-система

Финансирование:
Исследование поддержано грантом РФФИ, номер договора 20-010-00608\\20

JEL-классификация: F51, O31, F62, F63



1. Введение

В условиях беспрецедентного санкционного давления на Россию, оказываемого недружественными странами, возникла острая необходимость в трансформационных изменениях экономики для структурной перестройки народного хозяйства. В сложившихся условиях президент РФ Путин В.В. на 25 Петербургском международном экономическом форуме объявил о концепции технологического суверенитета, под которой понимается экономическая система независимая от иностранных, прежде всего, недружественных стран. Отчасти данная концепция предполагает продолжение существовавшей ранее политики импортозамещения, но отличительной особенностью является акцент на прогресс в инновационных, высокотехнологичных отраслях и дальнейшую цифровизацию.

Несмотря на то, что концепция технологического суверенитета приобрела особую актуальность в 2022 г, следует отметить, что многие авторы разрабатывали подобные концепции раньше, еще до или в процессе первой волны санкционного давления в 2014 г. Например, Толкачевым С.А., Комоловым О.О. и другими авторами поднимались вопросы влияния санкций на обрабатывающую промышленность [1], а также на государственную политику поддержки [2]. Оригинальные взгляды на проблемы индустриализации на базе новой технике и цифровизации описывал Дзарасов Р.С., через призму мир-системного анализа [3]. Проблемы на пути достижения технологического суверенитета широко освещается в ряде статей Афанасьева А.А. [4,5], Шкодинского С.В. [6] и т.д.

Несмотря на большое количество статей по данной теме, авторы считают, что она раскрыта не полностью и решили представить перспективы достижения технологического суверенитета и цифровизации в России, опираясь на методологию мир-системного анализа.

Авторы предполагают, что основным противоречием, лежащим в области социально-экономических отношений в России, является периферийная природа капитализма. Именно это противоречие является причиной деиндустриализации, невосприимчивости России к инновациям и, соответственно достижению технологического суверенитета и дальнейшей цифровизации. Согласно, гипотезе авторов, для достижения поставленных целей, необходимо выйти из периферийного тупика, прибегая к инструментам, позволяющих провести ускоренную индустриализацию и модернизацию, в первую очередь за счет ведущей роли государства, включая элементы прогнозирования и планирования на базе передовых цифровых разработок.

2. Масштабы санкционного давления и необходимость технологического суверенитета

В 2022 г. Россия столкнулась с беспрецедентным количеством санкций. На 30 ноября 2022 г. их количество составило 12902 единицы, что является абсолютным рекордом в мире. Большая часть этих санкция была введена после февраля 2022 г. См. рис. 1

Рис. 1. Количество принятых санкций в отношении стран по мере убывания на 30.11.2022 г. [7]

Общее количество санкций превышает ограничения против Ирана (3978), Сирии (2644), Северной Кореи (2106), Беларуси (1172), Мьянмы (762), Венесуэлы (651) и других стран. Следует отметить, что большая часть санкций и ограничений против России были персонального характера (8487) на 30.11.2022 г. См. рис. 2.

Рис. 2. Общее количество санкций, введенных Австралией, Канадой, Европейским союзом (ЕС), Францией, Японией, Швейцарией, Великобританией и США в отношении России с 22 февраля по 30 ноября 2022 г., в разбивке по целевым показателям. [8]

Остальные санкции были введены против юридических лиц (1615), против всей судостроительной отрасли, включая ограничения на перемещения судов, например нахождения в портах многих недружественных стран (91), против авиастроительной отрасли, включая эксплуатацию судов и также их перемещения в небе недружественных стран (14).

Экономика России также столкнулась с возросшими рисками из-за ухода многих иностранных компаний. Из более 1000 крупнейших иностранных компаний, на 07.11.2022 г. полностью приостановили деятельность 320, еще 499 покинули рынок, но с опционом обратного выкупа, то есть с возможностью вернуться в течение определенного времени. 172 компании сократили некоторые значительные бизнес-операции на рынке, наконец, 160 прекратили новые инвестиции [9].

Среди иностранных компаний, (31%) был представлен в сложных высокотехнологичных отраслях, заместить которые отечественными компаниям будет достаточно сложно [10].

Следует также подчеркнуть ограничения поставок со стороны ЕС многих товаров, прежде всего средств производства. При этом ЕС в 2021 г. для России был главным торговым партнером, на который приходилось более трети экспортных и импортных операций. В основном на импорт приходился на станки и оборудование, компоненты для высокотехнологичных производств [11]. Соответственно, ограничение таких поставок может нарушить процесс воспроизводства экономики, подорвать экономическую безопасность.

3. Методологические проблемы импортозамещения и строительства технологического суверенитета в России

Импортозаместить высокотехнологичные отрасли является крайне сложной задачей, если вообще осуществимой. Дело в том, что рынки высокотехнологичной продукции являются сильно монополизированными, с очень высокими барьерами входа.

В целом на таких рынках доминируют крупные компании из развитых стран. Для нормального воспроизводства таких компаний необходим ряд факторов:

1. Дешевый доступ к финансированию;

2. Сильное государство, представляющее интересы крупного капитала;

3. Устойчивая валюта в стране базирования, выполняющая часто функции мировых денег;

4. Доступ к развивающимся странам, с целью строительства глобальных цепочек стоимости.

Вышеперечисленные факторы вытекают из мир системного анализа, согласно которому капитализм представляет с собой неоднородную систему, состоящую из стран центра, полупериферии и периферии.

Согласно идеям представителя данной школы Дзарасова Р.С. [12,13], мир системный подход вносит существенный вклад в развитие марксистской концепции превращения стоимости в цену производства. Дело в том, что взаимодействие между странами носит неэквивалентный характер, что выражается в том, что цены производства в странах центра существенно выше стоимости реализуемых товаров, тогда как цены производства на периферии, наоборот, существенно ниже стоимости.

С. Амин, яркий представитель мир-системы, также обращает внимание на то, что страны центра закрепили за собой монопольные права на многие наукоемкие и высокотехнологичные производства, а также на финансовые рынки. Такое положение позволяет им эксплуатировать периферию [14]. Наконец, А.Г. Франк, в рамках мир системного анализа развил концепцию «насаждения отсталости» [15]. Именно эта концепция может хорошо объяснить суть российского капитализма. Дело в том, что насаждение отсталости предполагает двойственный характер:

1. Изменения производительных сил, то есть трансформацию их в более примитивный, моноотраслевой вид, необходимый для накопления капитала в странах центра.

2. Изменения на стороне производственных отношений носит также двойственный характер. С одной стороной превращение элит в компрадорскую буржуазию, с другой стороны, пауперизацию населения и насильственное превращение ее в пролетариат.

Дзарасов Р.С., опираясь на данный подход объяснил суть насаждения России в пореформенные годы и превращение России в полупериферийную экономику [12]. Соответственно эта же концепция показывает не восприимчивость отечественной экономики к инновациям, деградацию высокотехнологичных производств и т.д. По сути, без преодоления периферийности экономики и насаждаемой отсталости, невозможно пойти по пути модернизации и достичь технологического суверенитета.

В этом отношении интересна концепция С. Амина «Де-линкинга» [16]. Суть ее сводиться к тому, что преодолеть зависимость и пойти по пути модернизации, в рамках существующей центр-периферической связи невозможно. Необходимо насильственно выбраться из этих отношений, то есть произвести «де-линкинг» или отсоединение от мир-системы. При этом, «де-линкинг» не означает автаркию, напротив необходимы отношения с другими странами. Главное, это изменения системы распределения в экономике, включающей элементы центрального перераспределения прибавочного продукта в экономике, включающий систему планирования. Приоритетом в такой модели будет внутренний рынок. Авторы считают, что достигнуть технологического суверенитета можно только опираясь на концепцию «де-линкинга», как наиболее адекватной концепции в современных реалиях.

3. Меры противодействия санкционной политики в России и условия для достижения технологического суверенитета.

Для нивелирования угроз и возникших рисков, президент РФ Путин В.В. 12.09.2022 г. на совещании с правительством РФ по экономическим вопросам и бюджетным корректировкам на 2022 г. и плановый период 2024-2025 гг. заявил о необходимости трансформационной перестройки, президент также завил о необходимости развития реализации национальных проектов в интересах граждан и поддержки крупных технологических проектов, экономической активности, развития инфраструктуры в регионах и создания новых рабочих мест [17].

Председатель правительства РФ Мишустин М.В. также отмечает о необходимости активной работы по глубокой трансформации экономики и обеспечению технологического суверенитета. «В таких условиях», заявил он, «возрастает необходимость в квалифицированных кадрах во многих отраслях экономики» [18].

В таких заявлениях высших лиц государства ярка видна новая повестка по преодолению отсталости и периферийного тупика развития. В самом деле, необходимы меры по восстановлению производства некоторых видов продукции, налаживанию новых логистических цепочек и быстрому освоению критически важных технологий, что позволит нивелировать угрозы экономической безопасности. Речь идет о наукоемких и высокотехнологичных товарах, которые в большей степени ранее импортировались, например микроэлектроника, производственные машины и оборудование, компоненты для фармацевтической отрасли, автомобили, самолеты и т.д.

Согласно прогнозу социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 гг., подготовленного Министерством экономического развития Российской Федерации, в соответствии с базовым сценарием: «планируется разработка и внедрение технологий производства импортозамещающей продукции при одновременном сокращении импорта и увеличении экспорта в нейтральные страны. Росту производства по отраслям будет способствовать реализация государственных программ» [19].

Наибольшую сложность в импортозамещении представляют секторы информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и микроэлектроники. Ограничения поставок в этих секторах могут нанести ощутимый вред для развития научно-технологичного потенциала и расширенного воспроизводства экономики.

Согласно прогнозу социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 гг., подготовленного Министерством экономического развития Российской Федерации, в соответствии с базовым сценарием: «планируется разработка и внедрение технологий производства импортозамещающей продукции при одновременном сокращении импорта и увеличении экспорта в нейтральные страны. Росту производства по отраслям будет способствовать реализация государственных программ» [20].

Наибольшую сложность в импортозамещении представляют секторы информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и микроэлектроники. Ограничения поставок в этих секторах могут нанести ощутимый вред для развития научно-технологичного потенциала и расширенного воспроизводства экономики.

Согласно вышеприведенному прогнозу в периоде 2023-2025 гг. предусмотрено принятие комплекса компенсаторных и стимулирующих мер [20].

В рамках комплекса мер компенсаторного характера можно выделить:

1. режим параллельного импорта,

2. снижение импортных пошлин,

3. введение льготных ставок налогообложения,

4. введение мер социального стимулирования – льготная ипотека для сотрудников ИТ-компаний и т.д.

Данные меры необходимы для поддержания финансовой устойчивости ИКТ-сектора и удержания наиболее квалифицированных сотрудников ИТ-компаний, для обеспечения там воспроизводства и притока кадров.

Комплекс мер стимулирующего характера предполагает:

1. обеспечение ускоренного развития ИКТ-сектора,

2. освоение новых рынков сбыта,

3. замещение ассортимента продукции,

4. формирование отечественных технологических пакетов,

5. воспроизводство ассортимента используемых и перспективных цифровых технологий и решений,

6. форсированное освоение рынков дружественных России стран,

7. расширение кооперации со странами Центральной и Южной Азии, стран Африки, а также стран Центральной и Южной Америки.

Реализация вышеперечисленных мер возможна в виду соответствующего национального проекта «Цифровая экономика Российской Федерации», в рамках которого предусмотрена работа по следующим основным направлениям:

· повышение цифровых компетенций населения;

· подготовка кадров для цифровой экономики;

· развитие информационной инфраструктуры;

· обеспечение информационной безопасности;

· развитие цифровых технологий;

· цифровая трансформация государственного управления;

· развитие и внедрение технологий искусственного интеллекта;

· обеспечение доступа в интернет за счет развития спутниковой связи.

Несмотря на заявленные меры по достижению технологического суверенитета, можно отметить сокращение расходов бюджета на большинство федеральных проектов [20] в рамках национальных проектов "Образование", "Наука и университеты", а также национальной программа "Цифровая экономика Российской Федерации", может ослабить конкурентоспособность экономики России и даже подорвать экономическую безопасность в среднесрочном и долгосрочном периодах времени. Именно эти программы, направленные на воспитание критически мыслящих людей, необходимые для устройства экономики нового типа [21].

Соответственно будет затруднительно прогнозировать достижение целей по импортозамещению, а также реализовать условия для экономической трансформации и структурной перестройки всего народного хозяйства России в ближайшее время, о которой в своем обращении говорил президент РФ и председатель правительства РФ.

Авторы полагают, что для достижения технологического суверенитета, следует обратиться к опыту советского наследия, в том числе к основным подходам внедрения достижений НТП в производство [22]. Разумеется, следует обратиться и критически переосмыслить опыт всего советского планирования. Следует отметить, что полномасштабное внедрение планового хозяйство невозможно в рамках капиталистической системы хозяйствования.

Заключение

Количество принятых мер исполнительными органами для построения технологического суверенитета и импортозамещения в высокотехнологичных отраслях и в технологиях цифровизации требует мобилизации многих ресурсов. При этом дискуссии по ослаблению государственного контроля и надзора в специально созданных промышленных кластерах для роста эффективности там инновационных проектов, кажутся преждевременными. Напротив, быстрая индустриализация и модернизация исторически показывает необходимость мощного государственного сектора с элементами прогнозирования и планирования. В целом, централизация распределения прибавочного продукта является одним из условий «де-линкинга», то есть попытки выхода из отношений неэквивалентного обмена. Только на этих принципах структурная перестройка экономики позволит достичь технологического суверенитета, а следовательно, даст возможность для эффективного инвестирования в реальный сектор экономики, в том числе в науку и образование.


Источники:

1. Костиков И. В., Архипова В.В., Комолов О.О. Влияние санкций на внешнее финансирование российской экономики. - Москва: Институт экономики Российской академии наук, 2015. – 48 c.
2. Толкачев С.А. Комолов О.О. Государственная политика поддержки обрабатывающих отраслей промышленности России в условиях международных санкций // Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. – 2019. – № 6(42). – c. 72-81. – doi: 10.26794/2226-7867-2019-9-6-72-81.
3. Дзарасов Р.С. Место России в мировой экономике в условиях цифровизации // Цифровая экономика: тенденции и перспективы развития: Сборник тезисов докладов национальной научно-практической конференции: в двух томах. Москва, 2020. – c. 103-106.
4. Афанасьев А.А. Технологический суверенитет: к вопросу о сущности // Креативная экономика. – 2022. – № 10. – c. 3691-3708. – doi: 10.18334/ce.16.10.116406.
5. Афанасьев А.А. «Технологический суверенитет» как научная категория в системе современного знания // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 9. – c. 2377-2394. – doi: 10.18334/epp.12.9.116243.
6. Шкодинский С. В., Кушнир А.М., Продченко И.А. Влияние санкций на технологический суверенитет России // Проблемы рыночной экономики. – 2022. – № 2. – c. 75-96. – doi: 10.33051/2500-2325-2022-2-75-96.
7. Number of international sanctions imposed worldwide as of October 15, 2022, by target country. Statista.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/1294726/number-of-global-sanctions-by-target-country/ (дата обращения: 05.12.2022).
8. Total number of list-based sanctions imposed by Australia, Canada, the European Union (EU), France, Japan, Switzerland, the United Kingdom (UK), and the United States on Russia from February 22 to November 30, 2022, by target. Statista.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/1293531/western-sanctions-imposed-on-russia-by-target/ (дата обращения: 10.12.2022).
9. Number of foreign companies in Russia by response to the invasion of Ukraine as of December 4, 2022. Statista.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/1308773/foreign-company-response-to-russia-ukraine-war/ (дата обращения: 10.12.2022).
10. Прокудина Е., Плешакова Е., Китаев А. Картина иностранного бизнеса: уйти нельзя остаться. Цср. [Электронный ресурс]. URL: https://www.csr.ru/upload/iblock/7d7/sftonnurobki28bulojpjq8bufmb7gd3.pdf (дата обращения: 20.11.2022).
11. European Union, Trade in goods with Russia 2021. European Commission. [Электронный ресурс]. URL: https://webgate.ec.europa.eu/isdb_results/factsheets/country/details_russia_en.pdf (дата обращения: 20.11.2022).
12. Дзарасов Р.С. Экономика насаждения отсталости. К действительным причинам реформы РАН // Вестник Российской академии наук. – 2014. – № 4. – c. 291. – doi: 10.7868/S0869587314040033.
13. Дзарасов Р.С. Положение на глобальном рынке как фактор экономического развития России // Геоэкономика энергетики. – 2021. – № 4. – c. 120-131. – doi: 10.48137/2687-0703_2021_16_4_120.
14. Amin S. The Surplus in Monopoly Capitalism and the Imperialist Rent // Monthly Review. – 2012. – № 3. – p. 78. – doi: 10.14452/MR-064-03-2012-07_5.
15. Frank A. The development of underdevelopment // Monthly Review. – 1966. – № 4. – p. 17-31. – doi: 10.14452/MR-018-04-1966-08_3.
16. Amin S. Delinking: towards a polycentric world. - London: ZED Books, 1990. – 62 p.
17. Путин потребовал создать условия для структурной перестройки экономики. РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20220912/ekonomika-1816191161.html (дата обращения: 10.12.2022).
18. Мишустин: В России возрастает потребность в квалифицированных кадрах. Взгляд. [Электронный ресурс]. URL: https://vz.ru/news/2022/10/2/1180336.html (дата обращения: 10.12.2022).
19. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов. Economy.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/directions/makroec/ (дата обращения: 10.12.2022).
20. Пояснительная записка к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов». Minfin.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://minfin.gov.ru/ru/document/?id_4=136736 (дата обращения: 10.12.2022).
21. Степанова Т.Д. Мировой креативный класс: динамика, тенденции, развитие // Проблемы современной экономики. – 2022. – № 1(81). – c. 41-44.
22. Маслов Г.А. Научно-технический прогресс и экономика СССР: теория, практика, уроки для современности // Экономическая наука современной России. – 2021. – № 4(95). – c. 143-148. – doi: 10.33293/1609-1442-2021-4(95)-143-148.

Страница обновлена: 15.01.2024 в 19:35:22