Оценка прогнозно-экономических показателей Российской Федерации в период частичной мобилизации

Караваева И.В.1, Быковская Ю.В.2, Казанцев С.В.3, Лев М.Ю.3, Колпакова И.А.3
1 Институт экономики РАН
2 Московский университет МВД РФ им. В.Я. Кикотя, Россия, Москва
3 Институт экономики РАН, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 10 (Октябрь 2022)

Цитировать:
Караваева И.В., Быковская Ю.В., Казанцев С.В., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Оценка прогнозно-экономических показателей Российской Федерации в период частичной мобилизации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 10. – С. 2655-2676. – doi: 10.18334/epp.12.10.116423.

Аннотация:
В статье представлено экспертное мнение прогнозно-экономических показателей Российской Федерации в период частичной мобилизации. Проведен анализ ключевых положений Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов, а именно:  условия формирования Прогноза социально-экономического развития РФ на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов;  проблемные аспекты обеспечения устойчивости развития экономики;  оценка объективности прогнозных показателей структуры экономического роста;  комментарии к разделу цены (тарифы) на товары, услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности в инфраструктурном секторе. Обосновывается критическая оценка, представленных в Прогнозе показателей, в виду отсутствия в нём мероприятий по частичной мобилизации и вхождения в состав России четырех украинских областей.

Ключевые слова: прогноз социально-экономического развития, экономический рост, частичная мобилизация, цены, социально-экономическая безопасность

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания Рег. № НИОКТР 121030500096-5; Рег. № ИКРБС «Новые вызовы и угрозы социально-экономической безопасности: меры бюджетно-финансового регулирования».

JEL-классификация: E63, E65, E66



Введение. Анализируя Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2023-2025 гг., подготовленного Минэкономразвития, выявлена главная недоработка, которая состоит в том, что он не учитывает произошедшие за последние два-три месяца кардинальные изменения внутренних и внешних условий экономического развития как отечественной экономики в целом, так и отдельных ее регионов. Однако, во многом это не вина авторов прогноза, а объективная невозможность отразить, стремительно меняющуюся на наших глазах ситуацию в глобальной политике и экономике. в рамках разрабатывавшегося в течение полугода документа.

Сейчас важно понимать, что на первый план в определении приоритетов социально-экономического развития выходят не только вопросы обеспечения социально-экономического развития и экономической безопасности как таковой, но и необходимость формирования параметров оценки и методов достижения комплексной – экономической, социальной и ментальной – «безопасности суверенного российского государства» [18].

При этом, социальный фактор (социальная составляющая) экономической безопасности последовательно трансформируется в фактор социально-политический [14]. Приоритетные направления обеспечения экономической безопасности государства теперь включают не только реальные угрозы жизни и здоровью наших граждан, не только связаны с углублением явлений значительного имущественного расслоения общества, сокращением роста доходов и комфортности жизни, они угрожают сохранению самоидентичности национального, «российского социума» [19].

В этих условиях первостепенное значение имеет выработка правильной экономической и, прежде всего, денежно-кредитной и бюджетной политики, максимальной приоритетности бюджетных параметров для решения социальных и экономических проблем. Следует отметить, что первоочередные задачи – это обеспечение динамизма развития и решение социально-экономических проблем, сбалансированность бюджета в условиях частичной мобилизационной экономики.

Цель исследования – представить критические замечания на основе анализа основных направлений Прогноза социально-экономического развития и государственной бюджетной политики на 2023 год и плановый период 2024-2025 годов с точки зрения выполнения макроэкономических показателей: финансовых, налоговых, ценовых факторов, влияющих на достижение целей экономического роста России, и представление предложений по его совершенствованию в контексте обеспечения экономической безопасности.

Условия формирования Прогноза социально-экономического развития РФ на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов.

Тотальная санкционная политики, проводимая США и ЕС против нашего государства, реализуются по следующим основным направлениям:

- валютно-финансовому, в котором США до сих пор продолжают сохранять, хотя уже и не столь уверенно, господствующее положение в мировой экономике;

- торгово-промышленному, где первенство в течение последних десятилетий перешло к Китаю;

- информационно-когнитивному, где наша страна также пока значительно уступает США, Китаю и странам Западного блока;

- и наконец, по важнейшему сегодня направлению – социально-политическому (объединяющему социально-медицинскую, защитно-эпидемиологическую и военную сферы), в котором у нас оказались во многом превосходящие позиции по сравнению с развитыми странами.

В этой ситуации, главными задачами социально-экономического развития России в ее новых границах на ближайшие три года должны стать разработка и реализация финансовых, бюджетных, ценовых, логистических, и других соответствующих экономических механизмов, способных обеспечить минимизацию влияния санкционных угроз на развитие отечественной экономики и социальных структур поддержки населения на федеральном и субфедеральном уровнях. Между тем, в рамках Прогноза эти задачи практически не рассматриваются.

Нельзя также не сказать о том, что с 1 января 2023 года в новых субъектах Российской Федерации – Донецкой и Луганской Республиках, Запорожской и Херсонской областях – начнет применяться бюджетное законодательство РФ. Данная ситуация потребует обязательного перераспределения бюджетных резервов на развитие транспортной и социальной инфраструктуры этих регионов, обеспечения их устойчивых связей с Крымом и другими российскими территориями. Очевидно, здесь должны быть задействованы значительные инвестиционные средства с целью эффективной реализации широкого спектра потенциальных возможностей системного развития этого южнорусского региона, особую ценность которого представляют высококвалифицированные кадры и мощный инфраструктурный потенциал.

Приходится констатировать, что Прогноз устарел уже к моменту своего представления, а концепция Прогноза нуждается в значительной корректировке той реальности, которую он отражает.

Проблемные аспекты обеспечения устойчивости развития экономики. Устойчивостью называют способность системы сохранять своё состояние под влиянием различных воздействующих на неё факторов [11]. Устойчивость макроэкономических показателей можно понимать, как сохранение во времени динамики их изменений, и малый размер вариации значений и/или динамики показателей. Такая устойчивость основных макроэкономических показателей в Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов (далее – Прогноз) устанавливается в 2024‑2025 гг. после падения (для потребительских цен – взлёта) в два предыдущих года (табл. 1).

Таблица 1. Темпы роста основных макроэкономических показателей в 2022‑2025 гг., %

Показатель
2022
2023
2024
2025
ВВП
97,1
99,2
102,6
102,6
Инвестиции в основной капитал
98,0
99,0
103,9
103,7
Индекс потребительских цен, декабрь к декабрю
112,4
105,5
104,0
104,0
Реальная заработная плата
98,0
102,6
102,9
102,8
Реальные располагаемые доходы населения
97,8
101,6
102,6
102,5
Источник: составлено по данным Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации [7, с. 127‑131].

Однако, логично предположить, что падение в 2023 г. объёма ВВП РФ будет больше, чем на прогнозируемые 0,8%, если в развитых странах произойдёт, как ожидают авторы Прогноза [7, с. 7], рецессия. Основание полагать, что уменьшение ВВП РФ будет больше, дают следующие данные: во-первых, в 2009 г., когда российская экономика в наибольшей мере ощутила влияние мирового экономического кризиса 2008‑2010 гг., ВВП России сократился на 7,9%; во-вторых, в 2020 г. под влиянием пандемии COVID-19 он стал меньше на 2,7% [1] [9; 29].

Считаем, в Прогнозе верно сформулированы задачи, выполнение которых необходимо для обеспечения устойчивости российской экономики [7, с. 9]. Полагаем также, что в число таких задач следует включить и применение «мобилизационных» методов управления экономикой и обществом. В частности, создание управленческих структур – аналогов Госплана, Национального комитета обороны, Совет по противодействию угрозам и санкциям. Авторы Прогноза справедливо считают, что «траектория развития в 2024-2025 гг. будет в значительной степени определяться эффективной реализацией мер экономической политики, направленных на содействие адаптации экономики к новым условиям и структурной перестройке» [7, с. 5]. Полагаем, что вопрос надо поставить шире: говорить об эффективности социально-экономической политики и степени достижения целей Специальной военной операции (СВО). А денежно-кредитная политику следует ориентировать не только и, возможно, не столько на достижение целевых ориентиров по инфляции и «подстройку структуры цен к новым экономическим условиям» [7, с. 5], но, в первую очередь, на создание условий для роста инвестиций, расширение спроса и поддержание в целях оживления социально-экономического развития.

В Прогнозе отмечены риски для достижения установленных в нём показателей: повышение вероятности рецессии в развитых странах и ужесточение действующего санкционного режима [7, с. 7]; «узкие места» в предложении оборудования и комплектующих, как импортных, так и отечественных [7, с. 4]. К таки рискам хотелось бы добавить внутренние и внешние угрозы развитию и существованию Российской Федерации.

Внутренние угрозы:

- недостаточные объёмы собственного производства средств, элементной базы, программного обеспечения;

- сокращение численности населения и как результат – численности занятых в экономике;

- нехватка высококвалифицированных кадров;

- отраслевые и территориальные дисбалансы;

- социально-экономическое расслоение общества:

- экспортно-сырьевая направленность экономики;

- импортозависимость страны;

- технологическое отставание.

Внешние угрозы:

- усиление изоляции России от мировой финансовой системы, сфер информации, научных и технологических достижений и открытий, страхования и оказания широкого круга услуг;

- нестабильность экономической и военно-политической обстановки в мире;

- возникновение новых очагов напряжённости на границах Российской Федерации;

- приближение НАТО к границам РФ;

- сокращение масштабов и интенсивности сотрудничества с дружественными государствами под воздействием вторичных санкций.

Не стоит забывать, что на объёмы и динамику производства продукции АПК влияют ещё и погодные условия.

Обратим внимание на три из вышеперечисленных угроз: сокращение численности населения, зависимость от импорта и экспортно-сырьевую основу экономики.

Численность населения. Первой в списке главных целей развития Российской Федерации на период до 2030 г., названных в Указе Президента Российской Федерации «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» [4], стоит сохранение населения, здоровье и благополучие людей. В рамках этой цели, Указ предписывает обеспечение устойчивого роста численности населения Российской Федерации, которое у нас в последние годы убывает (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика прироста (+) / сокращения (-) численности населения РФ

в 1995‑2021 гг., тыс. чел.

Источник: составлено авторами по данным World Development. Indicators [29].

Единый план по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2030 года [6], разработанный для реализации Указа Президента Российской Федерации «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» [4], предполагал, что численность населения Российской Федерации увеличится уже в 2022 г. Однако, менее чем через год (сентябрь 2021 г.) Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов (Прогноз 2022‑2024) привел еще более удручающие цифры (табл. 2).

Таблица 2. Сокращение численности населения РФ в 2021‑2024 гг. в материалах Единого плана по достижению национальных целей развития Российской Федерации

на период до 2024 г. и на плановый период до 2030 г.

Источник
2021
2022
2023
2024
Единый план
-536
-533
-303
-257
Прогноз 2022‑2024
-600
-500
-400
-300
Источник: составлено на основе Единого плана по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2030 года; Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов [6; 7].

Однако, при такой неблагоприятной демографической ситуации, авторы Прогноза оптимистично предполагают, что «численность рабочей силы в 2022-2025 гг. будет постепенно увеличиваться с 74,5 млн. человек до 75,5 млн. человек, в том числе за счет роста потребности в трудовых ресурсах и повышения уровня участия населения в рабочей силе» [7, с. 12].

Импорт-зависимость. Чтобы быть лидером в мировой экономике в современном мире нужно иметь превосходство в технологиях и создании новейших средств производств, а также необходимой для их производства компонентной базы. Поэтому считаем, что устойчивое и независимое развитие страны следует строить на собственной технико-технологической базе. В этом плане Российская Федерация во многом зависит от поступления в страну иностранных технологий и зарубежной техники (табл. 3).

Таблица 3. Доля отечественной продукции, производимой по полному производственному циклу в станкостроительной и инструментальной промышленности, %

Изделие
2021
факт
2024
план
Станки для обработки металлов лазером и станки аналогичного типа; обрабатывающие центры и станки аналогичного типа
32
42
Станки токарные, расточные и фрезерные металлорежущие
25
33
Кузнечно-прессовое оборудование
20
30
Комплектующие изделия станков
15
35
Промышленные роботы для выполнения промежуточных операций
6
15
3-Д принтеры для печати металлических изделий
30
45
3-Д принтер, печатающий по технологии фотополимеризации
10
15
Источник: составлено по данным Отраслевых планов импортозамещения [8].

Экспортно-сырьевая ориентация экономики. Расчёт поступлений в бюджет в Прогнозе во многом основывается на поступлениях от экспорта сырьевых ресурсов [7]. Из 705 стр. текста Прогноза на него приходится 531 стр., т.е. 75,3% всего текста). Прогноз предполагает, что доля экспорта трубопроводного газа в общем объёме его добычи природного горючего и нефтяного попутного газа сократится с 26,9% в 2021 г. до 17,8%. Прогнозируется, что это произойдёт в основном за счёт уменьшения экспорта в страны дальнего зарубежья [7, с. 23-24, 175]. Полагаем, что такая политика правильна. Однако, доля экспорта сырой нефти в общем объёме добычи нефти, включая газовый конденсат, согласно Прогнозу, повысится (табл. 4).

Таблица 4. Доля экспорта сырой нефти в общем объёме добычи нефти

(включая газовый конденсат) в РФ в 2021‑2025 гг., %

Доля экспорта
2021
2022
2023
2024
2025
Всего
44,1
47,2
50,8
51,2
51,2
В страны дальнего зарубежья
41,2
44,4
48,4
48,7
48,2
Источник: составлено по данным Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов [7, с. 22-23, 174].

Наши расчёты показывают, что средняя доля экспорта в сырой нефти в страны дальнего зарубежья в общем объёме её экспорта, согласно данным Прогноза, вырастет с 93,8% в 2021‑2022 гг., до 94,5% в 2023‑2025 гг. Правдоподобно ли это в условиях ужесточения «антироссийских санкций» [13], в частности, касающихся установления предельных цен на нефть, разного вида запретов на её транспортировку и планов недружественных стран сократить закупки российской нефти?

Оценка объективности прогнозных показателей структуры экономического роста. В целом при сохранении действия санкций со стороны стран запада и США стоит отметить устойчивость социально-экономической ситуации и улучшение прогнозных значений показателей в 2023-2025 гг., представленных в Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и плановый период 2024-2025 годов:

- по отношению к отчетному 2021 году и оценке по 2022 году;

- в динамике за 2023-2025 гг.;

- в двух вариантах развития (консервативном и базовом).

Данная ситуация, касающаяся социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу представлена в Прогнозе в разных аспектах, в том числе обобщена с точки зрения структуры экономического роста.

Раздел «Структура экономического роста» Прогноза включает в себя прогнозы изменения макроэкономических показателей развития Российской Федерации в среднесрочной перспективе в разрезе:

- структуры ВВП по источникам формирования доходов;

- структуры использования ВВП;

- структуры ВВП по счету производства.

В Прогнозе отмечается, что в отношении ВВП по источникам доходов:

1. Структура ВВП будет относительно стабильной. В 2023-2025 гг. произойдет плавное незначительное изменение макроэкономических показателей без резких перераспределений их процентного соотношения в данной структуре и, следовательно, без взлетов и сокращений доли оплаты труда, чистых налогов на производство и импорт, и валовой прибыли экономики в общем объеме ВВП по источникам доходов.

2. Удержание стабильной ситуации, сохранение пропорций по доходам

и ежегодный «экономический рост» [15] будет обеспечено за счет:

- повышения доходов населения;

- социальной поддержки граждан;

- снижения уровня бедности;

- поддержки занятости населения;

- реализации комплекса мер по обеспечению устойчивого и эффективного функционирования рынка труда;

- роста добычи и экспорта нефти СПГ;

- замедления сокращения экспорта природного газа;

- совершенствования налоговой политики [28].

По итогам реализации социально-экономической политики Российской Федерации в среднесрочной перспективе в части формирования доходов должно произойти:

- незначительное повышение доли оплаты труда и смешанных доходов в структуре ВВП в 2022-2023 гг., удержание в 2024-2025 гг. доли этого показателя в структуре ВВП на уровне немного выше уровня 2021 года;

- удержание на уровне 2022 года доли чистых налогов на производство и импорт в структуре ВВП в прогнозном периоде 2023-2025 гг.;

- небольшой рост доли валовой прибыли в структуре ВВП в 2024-2025 гг. при его снижении в 2023 году по сравнению с 2021 годом.

Согласно Прогнозу, в отношении ВВП по счету использования:

1. Произойдут некоторые изменения в структуре ВВП в 2022-2025 гг.

2. Изменение структуры ВВП по счету использования будет осуществлено за счет:

- реализации комплекса мер, направленных на перезапуск инвестиционного цикла;

- восстановления потребления населения;

- сдвигов в структуре внешней торговли;

- увеличения импорта по сравнению с экспортом.

Проведение социально-экономической политики Российской Федерации в 2023-2025 гг. должно привести к росту ВВП по счету использования, в том числе к:

- росту расходов домохозяйств на конечное потребление при сохранении доли этих расходов в структуре ВВП;

- ускорению роста инвестиций в основной капитал на уровне выше роста экономики, начиная с 2024 года;

- росту валового накопления и его доли в структуре ВВП;

- сокращения доли чистого экспорта и его доли в структуре ВВП.

В Прогнозе указано, что в среднесрочной перспективе социально-экономическое развитие Российской Федерации будет ориентировано на инвестиционную модель развития, а практическая реализация данной модели будет обеспечена за счет ряда производственных отраслей, основными из которых являются:

- отрасли добычи полезных ископаемых;

- обрабатывающая промышленность;

- сфера информационных технологий;

- наука;

- строительство;

- транспорт;

- сектор недвижимости и профессиональных услуг;

- отрасли социальной сферы, включая образование и здравоохранение.

Как предполагается в рамках Прогноза, в результате проведения такой политики произойдет экономический рост ВВП по счету производства. При этом, существенных изменений удельного веса компонентов производства ВВП в Прогнозе не планируется.

Однако, необходимо сказать о том, что ряд прогнозов о социально-экономическом развитии ситуации в Российской Федерации в среднесрочной перспективе и мер, направленных на улучшение ситуации, обозначенных в Прогнозе, являются не вполне реалистичными, как в консервативном, так и в базовом вариантах.

Например, в Прогнозе указано, что добиться стабильного состояния сохранения доли оплаты труда и смешанных доходов в структуре ВВП по источникам доходов предполагается за счет «снижения уровня бедности» [27], реализации социально-экономической политики в отношении социальной поддержки граждан и занятости населения.

При этом, в 2023 году прогнозируется, что в базовом варианте инфляция, которая оказывает существенное влияние на уровень жизни населения, будет находиться на уровне 5,5%, с ее последующим ежегодным снижением до 4% по отношению к 2025 году. При этом планируется, что величина данного показателя по итогам 2023 года снизится в 1,5 раза по сравнению с 2021 годом и в 2,5 раза по сравнению с 2022 годом. В консервативном варианте прогнозная динамика по данному показателю является практически аналогичной базовому варианту – резкое сокращение уровня инфляции в 2023 году по сравнению с 2021-2022 гг., с последующим плавным и незначительным снижением размера показателя в 2024-2025 гг. до 4%.

Данный прогноз является оптимистичным. Вместе с тем, оценка текущей «ситуации с инфляцией» [16], как в России, так и в отношении многих зарубежных стран, ее резкий рост во второй половине 2022 года, следствием которого, в первую очередь, стало проведение санкционной войны в отношении России, и блокировка многих «международных экономических связей» [26] с Российской Федерацией со стороны большинства западных стран и США, позволяют усомниться в том, что к концу 2023 года удастся снизить уровень инфляции до «предпандемического периода» [21], особенно учитывая, что в настоящее время специальная военная операция на Украине не завершена.

Как следствие, вызывают сомнения прогнозные значения ряда показателей, связанные с уровнем жизни населения его повышением, например, реальная заработная плата работников организаций, величина прожиточного минимума на душу населения и т.п.

Также в Прогнозе сказано, что сохранение доли чистых налогов на производство и импорт на стабильном уровне будет достигнуто за счет замедления сокращения экспорта природного газа. Между тем, данные, систематизированные в Приложении 3 и представляющие исходные условия для формирования вариантов развития экономики, демонстрируют несколько иную картину. Планируется, что в среднесрочной перспективе замедление экспорта природного газа произойдет только по сравнению с 2021-2022 гг. В 2023-2025 гг. значение показателя экспорта природного газа (трубопроводного) будет неизменным: 125,2 млрд. куб. м. в базовом варианте и 115,2 млрд. куб. м. в консервативном варианте.

Необходимо обратить внимание на то, что Прогноз не учитывает уже свершившийся факт вступления четырех областей Украины в состав Российской Федерации. Об этом, прежде всего, свидетельствуют показатели, представляющие исходные условия для формирования вариантов развития экономики, в частности показатели, характеризующие демографическую ситуацию в Российской Федерации. Так, например, в 2023-2025 гг., как в консервативном, так и в базовом варианте численность населения Российской Федерации обозначена на уровне 146,0-145,2 млн. человек. Данная величина не учитывает численность населения, вступивших в состав России четырех украинских областей.

Следовательно, все другие показатели также рассчитаны без учета данного обстоятельства. Между тем, данное решение имеет существенное значение для социально-экономического развития Российской Федерации, ее экономического роста, и очевидно станет фактором, оказывающим влияние на структуру ВВП в отношении доходов и расходов населения, а также комплекса производственных показателей.

Комментарии к разделу «Цены (тарифы) на товары, услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности в инфраструктурном секторе». По итогам 2023 года темпы роста потребительских цен (инфляция) по представленному Прогнозу ожидаются на уровне 5,5% с учетом продолжения восстановления потребительской активности, умеренного ослабления рубля, а также удорожания потребительского импорта из-за повышенной мировой инфляции и дополнительных транспортно-логистических издержек импортеров. В 2024-2025 гг. инфляция выйдет на целевой уровень 4,0% [7, c. 4].

По разделу Цены (тарифы) на товары, услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности в инфраструктурном секторе в Прогнозе отражены параметры индексации тарифов, которые базируются на макропараметрах прогноза [7, c. 16]. По мнению Минэкономразвития, этим преследуется цель смягчения тарифной нагрузки на потребителей в 2023-2024 гг. при индексации цен (тарифов) в сферах газоснабжения, электроэнергетики, теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, обращения с твердыми коммунальными отходами, которую предлагается перенести с 1 июля 2023 г. на 1 декабря 2022 г. В 2024-2025 гг. индексацию предлагается проводить, как и ранее, с 1 июля. То, что в течение полутора лет тарифы не будут повышаться действительно положительно, скажется на росте доходов потребителей, только это повлечет снижение доходов населения сегодня, и не гарантирует тарифных каникул на услуги ЖКХ в следующем году, в случае, если инфляция выйдет за пределы прогнозируемых показателей. В таблице 5 представлены индексы тарифов услуги за период февраль-март 2022 года.

Таблица 5. Индексы тарифов на услуги ЖКХ, %


Март 2022 г. к
I квартал
2022 г. к I кварт. 2021 г.
Справочно
март 2021 г. к
I квартал
2021 г. к I кварт. 2020 г.
февралю 2022 г.
декабрю 2021 г.
марту 2021 г.
февралю 2021 г.
декабрю 2020 г.
марту 2020 г.
Услуги ЖКХ, оказываемые населению
100,11
101,49
104,44
104,08
100,01
100,61
103,56
103,57
из них:








оплата жилья в домах государств. и муниципального жилищных фондов
100,28
103,93
104,76
104,39
100,03
102,36
105,11
105,14
коммунальные
99,99
99,94
103,61
103,60
100,00
99,88
103,68
103,71
из них:








водоснабжение холодное
99,99
99,80
103,65
103,65
100,00
99,90
103,80
103,80
водоотведение
99,99
99,91
103,91
103,91
100,00
99,80
104,53
104,54
водоснабжение горячее
99,99
99,95
103,70
103,71
100,00
99,90
104,29
104,29
отопление
100,00
99,94
103,29
103,25
100,00
99,82
103,31
103,34
газоснабжение
100,00
99,99
103,01
103,01
100,00
100,00
103,14
103,16
электроснабжение
100,00
100,00
104,41
104,41
100,00
100,00
104,05
104,05
Источник: составлено по данным Федеральной службы государственной статистики.

Как видно из таблицы 5, рост тарифов на услуги ЖКХ находился в пределах уровня инфляции. В соответствии с дополнением в Жилищный кодекс введена норма, которая предусматривает ограничение повышения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги. Этим императивом: во-первых, запрещается повышение размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги выше предельных (максимальных) индексов; во-вторых, предельные индексы утверждаются руководителем субъекта РФ; в-третьих, норма не распространяется на установленные Правительством Российской Федерации случаи применения, повышающих коэффициентов к нормативам потребления коммунальных услуг; в-четвертых, предельные индексы и индексы по субъектам Российской Федерации устанавливаются на долгосрочный период (на срок не менее чем три года, если иное не установлено Правительством Российской Федерации, что отражается в Прогнозе социально-экономического развития на очередной период; в-пятых, изменения индексов по субъектам Российской Федерации и предельных индексов в течение периода их действия, а также основания и порядок выплаты компенсаций организациям, осуществляющим регулируемые виды деятельности в сфере теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, электроснабжения и газоснабжения, осуществляется за счет средств «бюджетов бюджетной системы РФ» [10].

Правительством РФ в октябре 2021 года были утверждены индексы изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги в среднем по субъектам Российской Федерации на 2022 год, и тарифы ЖКУ будут проиндексированы с 1 декабря 2022 года, а не с 1 июля 2023 года.

В результате поправок, плата за коммунальные услуги будет увеличена второй раз в течение года. В первый раз, в июле тарифы на коммунальные услуги выросли на 2,9-6,5% в зависимости от региона, во второй раз в декабре в среднем на 9,0 %. При этом, повышение коснется платы за холодную и горячую воду, электроэнергию, отопление, газ и вывоз мусора.

Таким образом, увеличение тарифов помимо снижения уровня доходов населения отразится и на бюджете – за счет компенсации, а также за счет увеличения выплат льготным категориям граждан.

В приложение 3 Прогноза «Основные параметры базового варианта прогноза социально-экономического развития Российской Федерации» [7, c. 73] представлены исходные условия для формирования вариантов развития экономики, в которых инфляция (ИПЦ), в базовом и консервативном варианте составит в 2022 году (по оценке) 12,4% и 13,2% (конец периода, к декабрю) соответственно [7, c. 75]. По прогнозу по базовому сценарию: на 2023 год – 5,5%; 2024 год – 4,0%; 2025 год – 4,0% [7, c. 75], что корреспондируется с макроэкономическими показателями, отраженными в разделе «Общая характеристика прогноза социально-экономического развития» Прогноза. По консервативному сценарию: на 2023 год – 4,8%; 2024 год – 3,8%; 2025 год – 4,0% [7, c. 75], что не нашло отражение в макроэкономических показателях раздела «Общая характеристика прогноза социально-экономического развития» Прогноза.

Инфляция (ИПЦ), прирост цен в среднем за год в базовом и консервативном варианте составит в 2022 году (по оценке) 13,9% и 14,1% соответственно. По прогнозу по базовому сценарию: на 2023 год – 6,0%; 2024 год – 4,7%; 2025год – 4,0%. По консервативному сценарию: на 2023 год – 6,2%; 2024 год – 4,2%; 2025 год – 3,9% [7, c, 75].

Между тем, в разделе «Цены (тарифы) на товары, услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности в инфраструктурном секторе» по подразделам:

- «Регулируемые цены и тарифы в сфере газоснабжения» индексация оптовых цен на газ для всех категорий потребителей, а также тарифов на транспортировку газа по газораспределительным сетям в 2023-2025 гг. будет проведена на уровне прогнозной инфляции, увеличенной на 3 п.п. ежегодно. Индексация составит: 8,5% с 1 декабря 2022 г., 7% с 1 июля 2024 г. и 7% с 1 июля 2025 г. [7, c. 16];

- «Цены и тарифы в электроэнергетике» в целях компенсации сетевым компаниям «инфляционного роста» [25] издержек 2022 года, рост регулируемых тарифов сетевых организаций для всех категорий потребителей в среднем по стране с 1 декабря 2022 г. оценивается в размере 9,0%, с 1 июля 2024 г. – на уровне 6,0%, с 1 июля 2025 г. – на уровне 5,0%. При этом, размер индексации тарифов на электрическую энергию для населения в среднем по Российской Федерации с 1 декабря 2022 г. составит 9,0%, с 1 июля 2024 г. – 6,0% и с 1 июля 2025 г. – 5,0% [7, c. 16];

- «Индекс изменения платы граждан за коммунальные услуги» установление тарифов на 2023-2025 гг. в сферах теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения региональные органы регулирования должны будут учитывать в тарифах равномерную компенсацию дополнительных, экономически обоснованных расходов ресурсоснабжающих организаций, вызванных ростом цен в 2022 году на строительные материалы, металлопродукцию, сырье и топливо, не учтенных при установлении тарифов [7, c. 17]. С учетом прогнозируемой индексации цен на газ и тарифов на электрическую энергию для населения, изменение совокупного платежа граждан за коммунальные услуги с 1 декабря 2022 г. в среднем по стране оценивается в размере 9%, с 1 июля 2024 г. – 6,3% и с 1 июля 2025 г. – 5,3% [7, c. 17].

- «Тарифы на железнодорожные перевозки» по базовому варианту Прогноза индексация тарифов на грузовые железнодорожные перевозки и услуги инфраструктуры в 2023 году оценивается на уровне 8,0%, в 2024 году – 7,1%, в 2025 году – 4,6 [7, c. 18]. При этом, с учетом изменения величины дополнительной целевой надбавки по капитальному ремонту инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования совокупное изменение тарифов составит: в 2023 году – 10,0%, в 2024 году – 9,1%, в 2025 году – на уровне базовой индексации [7, c. 18]. С учетом этого индексация тарифов на пассажирские перевозки дальнего следования в 2023 году составит 8,1%, в 2024-2025 гг. – по 4% ежегодно [7, c. 18].

Таким образом, рост инфляции (ИПЦ) по макроэкономическим показателям по всем рассматриваемым разделам не корреспондируется с макроэкономическими показателями.

Необходимо также отметить возможности дестабилизации социально-экономической ситуации в обществе из-за изменений в ценовой политике на продукцию и услуги инфраструктурных монополий [24].

В наибольшей степени это касается платежей за газ, электроэнергию и совокупных коммунальных платежей [20], где зафиксирован (как представляется временный) отход от использовавшихся до последнего года правил.

Во-первых, индексация соответствующих цен (тарифов) будет осуществлена второй раз за один 2022-й год. При этом, вторая индексация в 2022 году с 1 декабря (первая прошла с 1 июля 2022 года по установленным в предыдущем году правилам) послужит основанием для отмены индексации цен и тарифов естественных монополий в 2023 году.

Во-вторых, совокупный размер годовой индексации в 2022 году превысит в некоторых случаях (по росту тарифов на электроэнергию для населения: 5% в июле плюс 9% в декабре равно 14%; и по росту совокупного платежа граждан за коммунальные услуги: 4% в июле плюс 9% в декабре равно 13%). Уровень зафиксированной в Прогнозе инфляции 12,4%, а максимальный разрешенный регионам как предельный уровень ежегодной индексации 8% (для платежей населения за газ, электроэнергию и совокупный коммунальный платеж), установленный в нормативных документах.

Как отмечается в Прогнозе, для этого предполагается «оперативное внесение соответствующих изменений в нормативные правовые акты в области государственного регулирования тарифов» [7, с. 17].

Таким образом, что касается платежей за газ, электроэнергию и совокупных коммунальных платежей, основная тяжесть повышения коммунальных и других расходов на оплату товаров и услуг инфраструктурных монополий падает на 2022 год. Далее индексация берет паузу на 2023 год, а затем, как и ранее в 2024-2025 гг. индексацию предлагается проводить с 1 июля. Причем, в эти два года индексация цен (тарифов) по газу будет на 3 п.п выше ИПЦ, тогда как по электроэнергии и совокупным коммунальным платежам – на 2-2,5 п.п. выше этого показателя.

С подобными изменениями трудно согласиться. Сама формулировка из раздела прогноза по ценам и тарифам о том, что целью переноса индексации цен (тарифов) в сферах газоснабжения, электроэнергетики, теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, обращения с твердыми коммунальными отходами с 1 июля 2023 г. на 1 декабря 2022 г является смягчение тарифной нагрузки на потребителей в 2023-2024 гг. [7, с. 17] выглядит чрезвычайно лукавой. Что особенно важно после 2022 года, в течение которого население и хозяйствующие субъекты испытали немало «шоков» финансовых, ценовых и психологических, а также мартовского бума роста цен.

В итоге, данное решение выглядит провокационно с учетом возможного обострения социально-политической ситуации в результате проведения частичной мобилизации. Особенно негативно данная ценовая политика может быть воспринята в республиках Северного Кавказа, где обстановка накаляется с каждым днем [22]. Оправдать подобные решения можно только тем, что собранные таким образом средства восполнят бюджеты инфраструктурных монополий, из которых будут затем финансироваться некие нецелевые расходы, связанные с СВО. В ином случае, именно в 2022 году, как (по данному прогнозу) самому неблагополучному в отношении результатов «экономической деятельности» [12], лучше отказаться от второго повышения тарифов инфраструктурных монополий, и отложить это повышение на более благополучный (по прогнозу) 2023 год. Складывается впечатление, что сами составители прогноза не уверены в своих наметках, и ожидают не улучшения в 2023 году, а ухудшения экономического положения России. Инфраструктурным компаниям сейчас необходимо пересмотреть свои «инвестиционные стратегии» [17], и отказаться от дорогостоящих проектов, отложив их «до лучших времен». Следует серьезно поработать над снижением текущих издержек, в частности, снизить непомерно большие затраты на оплату труда топ-менеджмента госкорпораций и т.п. Тем более, что выполнение задачи обновления инфраструктуры ЖКХ уже тянется лет двадцать и 2022-й год не самый решающий в ее решении.

Планируемое повышение нельзя также оправдать тем, что индексация должна соответствовать уровню инфляции. В 2023 году предполагают вообще отказаться от индексации, хотя инфляция будет ненулевой. Значит, от этого принципа можно отступать. Тогда почему этого не сделать сегодня? При нынешнем уровне неопределенности можно пообещать хоть золотые горы, выполнять принятые решения все равно будут по обстоятельствам.

Таким образом, целесообразно вторичное повышение тарифов инфраструктурных монополий в 2022 году не проводить и перенести рассмотрение этого вопроса на 2023 год. Это требование диктуется необходимостью повышения уровня социально-экономической безопасности в момент обострения обстановки в области проведения СВО, и сохраняющейся высокой степени турбулентности мировой экономики.

Необходимо также отметить, что в разделе Цены (тарифы) на товары, услуги хозяйствующих субъектов, осуществляющих регулируемые виды деятельности в инфраструктурном секторе отражены тарифы, регулирование которых установлены Постановлением Правительства РФ «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» [5], принятого во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 28 февраля 1995 г. N 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)» [3; 23].

Очевидно, необходимо определение нового «Перечня продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг» на основе понятных и доступных критериев для государственного регулирования цен, методов и форм регулирования цен в отраслях, являющихся фундаментально образующими. Для этого следует внести изменения в нормативные и правовые документы. В основе пересмотра необходимо законодательно определить категории товаров, тарифов и услуг, которые затрагивают интересы и благосостояние граждан, в том числе питание, лекарственное обеспечение, здравоохранение, образование, культуру, реализуемые соответственно по льготной налоговой ставке. В условиях мобилизационной экономики важно также введение ограничений по уровню заработной платы, особенно в государственных корпорациях. Введение выше названных норм в итоге позволит существенно сократить бюджетные расходы и увеличить доходы населения.

Некоторые выводы

Как и в прежние годы Минэкономразвития представил Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов в двух вариантах – базовом и консервативном, который разработан с учетом итогов развития российской экономики за 2021 год и за январь-июль 2022 г., а также с учетом текущего состояния и перспектив развития геополитической обстановки, тенденций развития мировой экономики и мировых рынков [7, c. 3].

Однако приходится констатировать, что все основные показатели, рассматриваемые в Прогнозе, отображают макроэкономические реалии, двухмесячной давности, что существенно снижает адаптивность сделанных в документе выводов в условиях санкционной политики в отношении России. Особую тревогу вызывают, приведенные в Прогнозе утверждения, которые по мнению Минэкономразвития «учтены текущие тенденции последних месяцев, а именно:

- дефляция на потребительском рынке, наблюдающаяся с июня;

- более позитивные, чем ожидалось ранее, экономические итоги 2 квартала текущего года» [7, c. 3].

Из чего следует, что Минэкономразвития в формировании своих прогнозных оценок опирается, прежде всего, на итоги второго квартала 2022 года, что очевидно не соответствуют современной ситуации и новым условиям развития российской экономики в ситуации частичной мобилизации и очевидных приоритетах развития ОПК.

Между тем, «Бюджетный кодекс Российской Федерации» от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 14.07.2022) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2023) [1] в ст. 21 (в ред. ФЗ от 14.07.2022 N 264-ФЗ) применяется к правоотношениям, возникающим при составлении, утверждении и исполнении бюджетов, начиная с бюджетов на 2023 г. и на плановый период 2024 и 2025 гг.

Также, Федеральный закон от 26.02.1997 N 31-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.10.2022) в статье 1. Основные понятия п. 1. под мобилизационной подготовкой в Российской Федерации понимается комплекс мероприятий, проводимых в мирное время. Кроме того, п. 2. под мобилизацией в Российской Федерации понимается комплекс мероприятий по переводу экономики Российской Федерации, экономики субъектов Российской Федерации и экономики муниципальных образований, и абзацем 2 п. 2 предусмотрено, «мобилизация в Российской Федерации может быть общей или частичной» [2].

Отсутствие в Прогнозе мероприятий по мобилизационной экономике несет серьезную угрозу экономической безопасности современной России.

[1] Рассчитано по данным World Bank. Indicators.


Источники:

1. Бюджетный кодекс Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://demo.consultant.ru/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=402282&dst=100001#RwxYMJTQVEYCacHH1 (дата обращения: 05.10.2022).
2. Федеральный закон от 26.02.1997 № 31-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.10.2022). [Электронный ресурс]. URL: https://demo.consultant.ru/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=422311&dst=100001#0r9dMJTpG3ZFqsCL (дата обращения: 05.10.2022).
3. Указ Президента РФ от 28.02.1995 № 221 (ред. от 30.04.2016) «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)». [Электронный ресурс]. URL: https://demo.consultant.ru/cgi/online.cgi?req=doc&rnd=0oaQ&base=LAW&n=197514&dst=100007&field=134#RtlmMJTBxmw9XrxN (дата обращения: 05.10.2022).
4. Указ Президента РФ от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_357927/ (дата обращения: 04.10.2022).
5. Постановление Правительства РФ от 07.03.1995 № 239 (ред. от 27.12.2019) «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)». [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5976/ (дата обращения: 05.10.2022).
6. Распоряжение Правительства РФ от 01.10.2021 № 2765-р (с изм. от 24.12.2021). «Единый план по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2030 года». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_398015/ (дата обращения: 03.10.2022).
7. Министерство экономического развития Российской Федерации. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/ (дата обращения: 05.10.2022).
8. Приказ Минпромторга России от 20 июля 2021 г. № 2681 «План мероприятий по импортозамещению в станкоинструментальной промышлен-ности Российской Федерации на период до 2024 года». [Электронный ресурс]. URL: https://frprf.ru/download/plan-po-importozameshcheniyu-v-stankoinstrumentalnoy-promyshlennosti.pdf (дата обращения: 03.10.2022).
9. Быковская Ю. В. Бюджетная сфера в период пандемического кризиса: проблемы и рекомендации по их решению // Криминологический журнал. – 2021. – № 4. – c. 60-65. – doi: 10.24412/2687-0185-2021-4-60-65.
10. Быковская Ю. В. Обеспечение экономической безопасности в бюджетной сфере в современных условиях: проблемы и пути решения // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2022. – № 9. – c. 22-34. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2022.09.02.004.
11. Википедия. Устойчивость. [Электронный ресурс]. URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/23285 (дата обращения: 04.10.2022).
12. Казанцев С. В. Оценка масштабов инновационной деятельности в субъектах Российской Федерации // Регион: Экономика и Социология. – 2012. – № 4(76). – c. 111-138.
13. Казанцев С. В. Антироссийские санкции и угрозы для субъектов Российской Федерации // Регион: Экономика и Социология. – 2015. – № 1. – c. 20-38.
14. Казанцев С. В. О стратегии экономической безопасности // Мир новой экономики. – 2016. – № 3. – c. 6-13.
15. Караваева И. В. Социальная стабильность как фактор экономического роста и финансовые механизмы ее реализации // Финансы. – 2002. – № 8. – c. 61-64.
16. Караваева И.В., Бухвальд Е.М., Павлов В.И. и др. Федеральный бюджет России на 2018-2020 годы: новый шаг к победе над дефицитом и инфляцией? // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2018. – № 1. – c. 40-61. – doi: 10.24411/2073-6487-2018-00018.
17. Караваева И. В., Лев М. Ю. Развитие стратегии экономической безопасности (итоги проведения ежегодной международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения») // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 4. – c. 194-204. – doi: 10.24411/2073-6487-2019-10055.
18. Караваева И. В. Национальная экономическая безопасность в теоретических исследованиях института экономики РАН // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2020. – № 2. – c. 27-42. – doi: 10.24411/2073-6487-2020-10013.
19. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения V Международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» «Новые вызовы и угрозы экономике и социуму России» // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 853-887. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112368.
20. Колпакова И.А. Взаимосвязь мировых и внутренних цен на энергоресурсы в контексте обеспечения социально-экономической безопасности России // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 79-83. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100626.
21. Колпакова И. А. Возможности и пределы государственного регулирования цен в России в период пандемии COVID-19 в контексте укрепления социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность России: проблемы и перспективы: Материалы IX Международной научно-практической конференции ученых, специалистов, преподавателей вузов, аспирантов, студентов, Нижний Новгород, 02 июня 2021 года. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева. 2021. – c. 95-102.
22. Колпакова И.А. Роль и методы достижения ценовой стабильности в стране в условиях экономической войны Запада против России // Экономическая безопасность. – 2022. – № 2. – c. 417-432. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114808.
23. Лев М. Ю. Правовые вопросы ценообразования и государственного регулирования цен. - Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2001. – 153 c.
24. Лев М. Ю. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 5. – c. 139-149.
25. Лев М. Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России // Вестник РАЕН. – 2016. – № 2. – c. 80-87.
26. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность России в аспекте управления международными резервами // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 223-244. – doi: 10.18334/epp.9.4.41464.
27. Лев М.Ю. Бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 549-570. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112403.
28. Лев М.Ю., Болонин А.И., Лещенко Ю.Г. Налоговое администрирование как механизм укрепления экономической безопасности налоговой системы государства // Экономическая безопасность. – 2022. – № 2. – c. 525-546. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114626.
29. World Bank. Indicators. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/ (дата обращения: 03.10.2022).

Страница обновлена: 05.12.2022 в 07:56:39