Актуальные вопросы государственного регулирования отрасли сельского хозяйства

Аксютина С.В.1, Мироненко Н.В.1
1 Вологодский государственный университет

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Аксютина С.В., Мироненко Н.В. Актуальные вопросы государственного регулирования отрасли сельского хозяйства // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/eo.10.4.111047.

Аннотация:
В статье рассматриваются отдельные вопросы государственного регулирования отрасли сельского хозяйства России. Анализируется финансовая поддержка отрасли и делается вывод о ее недостаточности и значительном отставании от ведущих зарубежных стран. На основании статистических данных и научных исследований, формулируется вывод о тяжелом положении, сложившемся в отрасли сельского хозяйства в целом, и в частности по показателям технической оснащенности. Новизна исследования заключается в обобщении современных проблем сельскохозяйственной отрасли и обосновании направлений совершенствования государственного регулирования сельского хозяйства, в том числе за счет изменения механизма поддержки сельхозпроизводителей и частичного перепрофилирования оборонно-промышленного комплекса на выпуск сельскохозяйственной техники по доступным ценам. Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе, а также в научных дискуссиях и в государственных органах с целью принятия управленческих решений, направленных на эффективное государственное регулирование сельскохозяйственной отрасли в России.

Ключевые слова: сельское хозяйство, финансовый механизм, государственное регулирование, техническая оснащенность

JEL-классификация: Q13, Q14, Q18



ВВЕДЕНИЕ

В основе аграрной политики любого государства заложено понимание особой роли отрасли сельского хозяйства в жизнеобеспечении и развитии общества. Сельскохозяйственная продукция является не просто товаром, она представляет собой стратегический товар, обеспечивающий национальную безопасность и стабильное развитие любого государства. В условиях рыночной экономики особо остро встает вопрос о роли государства в регулировании экономики в целом и о степени государственной поддержки отрасли сельского хозяйства в частности. Рыночная экономика функционирует по присущим ей правилам, основным из которых принято называть рыночное саморегулирование. Мировой и отечественный опыт свидетельствует, что рыночных механизмов недостаточно для успешного функционирования экономики, необходимо дополнение – государственное регулирование. За годы политических и организационно-экономических преобразований в России государство практически ушло из отрасли сельского хозяйства, свело свои регулирующие функции к минимуму. В результате произошел обвальный спад производства сельскохозяйственной продукции, большинство сельскохозяйственных товаропроизводителей утратили финансовую устойчивость, возросла импортозависимость.

Недостаточность финансовых ресурсов приводит к низкому объему инвестиций в отрасль и изношенности парка сельскохозяйственной техники. Около 70 процентов используемых в России тракторов имеют срок службы, превышающий девять лет. При этом более 20 процентов организаций не имеют тракторов вообще. Серьезными проблемами выступают не только значительная зависимость российского АПК от зарубежных поставок техники и технологий, но и сокращение посевных площадей. Имеет место рост объемов экспортных поставок продукции сельского хозяйства, превысивших экспорт вооружений. Руководством государства поставлена задача увеличить к 2030 году экспорт сельскохозяйственной продукции почти в два раза. Наблюдающаяся в последнее время активность государства в отрасли сельского хозяйства все еще не привела к восстановлению объемов производства сельскохозяйственной продукции дореформенного периода. Для решения поставленной задачи необходимо изменить отношение к отрасли сельского хозяйства в плане государственной поддержки. Потребуется ввод в оборот дополнительных посевных площадей и соответствующее увеличение объемов производства сельскохозяйственной техники. Для этого необходимо вложение дополнительных финансовых ресурсов со стороны бюджета. Их источником может выступить Фонд национального благосостояния. Также одним из вариантов решения поставленной задачи авторы видят возможность перевода предприятий оборонного комплекса (далее – ОПК), которые в ближайшее время не смогут быть полностью загружены государственным оборонным заказом, на производство машин и оборудования для сельского хозяйства. В перспективе отрасль ОПК можно рассматривать в качестве источника «подрывных» инноваций, применяемых для создания электроники, робототехники и беспилотных летательных аппаратов (далее – БПЛА), в том числе и для целей сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Обозначенные проблемы требуют комплексного подхода в их решении, поскольку агробизнес и государство преследуют единую цель – продовольственную безопасность страны, во многом определяемую обеспечением условий для функционирования сельскохозяйственных производителей.

Недостаточный уровень государственного регулирования и государственной поддержки отрасли сельского хозяйства современной России сдерживает инновационные подходы к сельскохозяйственному производству и замедляет его рост.

Целью данного исследования является разработка предложений по совершенствованию функционирования финансового механизма государственного регулирования российской сельскохозяйственной отрасли. Задачи исследования: 1) рассмотреть теоретические основы финансового механизма государственного регулирования отрасли сельского хозяйства; 2) дать оценку финансирования отрасли сельского хозяйства России на современном этапе; 3) выявить существующие проблемы по теме исследования; 4) предложить мероприятия, направленные на совершенствование функционирования механизма государственного регулирования отрасли сельского хозяйства России.

Новизна исследования заключается в разработке авторской схемы государственного регулирования отрасли сельского хозяйства в РФ, а также в разработке рекомендаций, направленных на совершенствование функционирования механизма государственного регулирования отрасли сельского хозяйства в плане перепрофилирования части предприятий ОПК на выпуск сельскохозяйственной техники по доступным ценам и с указанием возможных источников финансирования данного процесса.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использовать результаты в учебном процессе, а также в научных дискуссиях и в государственных органах с целью принятия управленческих решений, направленных на эффективное государственное регулирование сельскохозяйственной отрасли в России.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Вопросам исследования государственного регулирования экономики и в частности регулирования сельскохозяйственного производства посвящено большое количество научных трудов отечественных и зарубежных ученых [1–7, 14, 17] (Sovetov, 2003; Uskova, Selimenkov, Chekavinskiy, 2013; Shutkov, 2019; Krasilnikova, 2019; Babkin, 2019; Syomin, Skvortsov, Skvortsova, 2019; Andre, 1998; Molini, Estrada, 2015; Wolferent et.al., 2017), что свидетельствует об их актуальности.

В этих трудах, как правило, исследуются научно-теоретические концепции государственного регулирования экономики, в том числе сферы АПК, изучается опыт государственного регулирования аграрного сектора, оцениваются результаты проводимой аграрной политики государств разных стран мира. Изучение научно-теоретических и методологических подходов ряда зарубежных и отечественных авторов по исследуемой проблеме свидетельствуют о том, что сельское хозяйство в силу присущих ему отраслевых особенностей в большей степени нуждается в государственном регулировании. К таким особенностям ученые относят: сезонный характер сельскохозяйственного производства; природно-климатические условия; агроклиматический потенциал сельского хозяйства; использование природных ресурсов, состояние которых может непредсказуемо меняться; незавершенность институциональных и земельных преобразований в аграрном секторе; факторы, связанные с провалами рынка; обеспечение благосостояния нации и другие. На взгляд автора, в дополнение к вышеперечисленным факторам, обуславливающим необходимость государственного регулирования развития отрасли сельского хозяйства, необходимо отнести и то обстоятельство, что эта отрасль была и остается одним из базовых секторов экономики, и соответственно, подлежит государственному регулированию.

Существуют различные подходы к определению государственного регулирования рыночной экономики и сельского хозяйства в частности. С точки зрения Советова П.М., «государственное регулирование отрасли сельского хозяйства представляет собой целостную научно обоснованную систему направлений, форм, средств и способов целенаправленных воздействий на процесс сельскохозяйственного производства в интересах повышения его эффективности с целью обеспечения продовольственной безопасности населения. Обозначенная генеральная цель регулирования может быть конкретизирована и количественно выражена с помощью показателей производства и потребления основных продуктов питания…» [1] (Sovetov, 2003).

Проведенные исследования показали, что в отношении форм, методов, инструментов и механизма государственного регулирования экономики и в частности сельскохозяйственного производства отсутствует единообразие. Представляется целесообразным подразделить методы государственного регулирования на прямые и косвенные. Особенностью прямых методов регулирования, отличающей их от косвенных, является то, что они ограничивают свободу выбора хозяйствующего субъекта и могут носить запретительный характер. Косвенные (или экономические) методы, на взгляд автора, в зависимости от направленности рычагов воздействия необходимо также подразделять на две группы: прямого и косвенного воздействия. Посредством рычагов (инструментов) прямого воздействия происходит непосредственное вложение средств со стороны государства в развитие деятельности хозяйствующих субъектов. Инструменты косвенного воздействия также способствуют развитию деятельности предприятий, но посредством того, что государство не изымает финансовые ресурсы из оборота сельскохозяйственных товаропроизводителей. Экономические рычаги прямого воздействия могут включать: льготное кредитование, субсидирование и предоставление дотации, регулируемые цены (тарифы); установление государственного задания сельскохозяйственным предприятиям. В свою очередь, экономические рычаги косвенного характера связываются с бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политикой.

Реализация на практике конкретных форм и методов государственного регулирования осуществляется через приведение их в действие посредством конкретного механизма. На основании анализа изученного теоретического материала по проблеме исследования авторами предложена модель механизма государственного регулирования сельскохозяйственного производства, которая представлена на рисунке 1. Как отмечается в исследованиях, проведенных специалистами ВолНЦ РАН, «финансово-экономический механизм регулирования отношений в АПК связан с определением потребностей его отраслей в бюджетных средствах на реализацию целевых программ, финансирование НИР, подготовку кадров, предоставление налоговых и иных льгот, субсидий, а также с контролем за их использованием» [2] (Uskova, Selimenkov, Chekavinskiy, 2013).

Государственное регулирование отрасли сельского хозяйства

Рисунок 1. Схема государственного регулирования отрасли сельского хозяйства в РФ

Источник: составлено авторами.

ОЦЕНКА ФИНАНСИРОВАНИЯ ОТРАСЛИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

Финансирование отрасли сельского хозяйства из бюджетов разных уровней представлено в таблице 1.

На основании данных таблицы можно сделать вывод о том, что в настоящее время в расходной части консолидированного бюджета РФ расходы на финансирование отрасли сельского хозяйства составляют мизерную величину – около 1,1–1,5%. Даже в кризисные периоды отечественной экономики, вызванные распадом СССР, она составляла около 5%. Если обратиться к данным о расходах на сельское хозяйство в федеральном бюджете и консолидированных бюджетах субъектов Российской Федерации, то можно сделать вывод, что доля расходов на данные цели также незначительна и находится в пределах от 0,4 до 1,3% – в расходах федерального бюджета и от 2,5 до 4% – в расходах консолидированных бюджетов РФ начиная с двухтысячных годов.

Таблица 1

Удельный вес фактических расходов по статье

«Сельское хозяйство и рыболовство» в расходной части бюджетов всех уровней, 1995–2018 гг., в %

Годы
Консолидированный бюджет РФ
Федеральный бюджет
Консолидированные бюджеты субъектов РФ
Удельный вес Федерального бюджета в общей сумме расходов,
в %
Удельный вес консолидированных бюджетов субъектов РФ в общей сумме расходов, в %
млрд руб.*
в %
млрд руб.*
в %
млрд руб.*
в %
1995
22,3
4,6
7,0
2,5
15,3
6,2
31,4
68,6
1996
25,2
3,9
8,5
2,4
16,7
4,9
33,7
66,3
1997
31,1
3,7
9,9
2,3
21,2
4,5
31,8
68,2
1998
24,3
2,9
4,7
1,0
19,6
4,6
19,3
80,7
1999
35,5
2,8
8,8
1,3
26,7
4,1
24,9
75,1
2000
55,0
2,8
13,4
1,3
41,6
4,0
24,4
75,6
2001
67,4
2,8
23,7
1,8
43,7
3,3
35,2
64,8
2002
59,8
1,7
27,8
1,4
32,0
1,9
46,5
53,5
2003
68,1
1,7
31,7
1,3
36,4
1,8
46,5
53,5
2004
78,6
1,7
34,8
1,3
43,8
1,8
44,3
55,7
2005
78,6
1,2
19,5
0,6
59,2
2,0
24,8
75,2
2006
110,8
1,3
26,1
0,6
84,7
2,3
23,6
76,4
2007
146,4
1,4
27,8
0,5
118,6
2,5
19,0
81,0
2008
238,3
1,7
58,0
0,8
180,3
2,9
24,3
75,7
2009
279,1
2,1
83,1
0,9
196,0
3,1
29,8
70,2
2010
262,3
1,5
35,3
0,4
227,0
3,4
13,5
86,5
2011
268,7
1,3
141,4
1,3
231,3
3,0
37,9
62,1
2012
276,5
1,2
148,8
1,2
240,5
2,9
38,2
61,8
2013
361,3
1,4
219,7
1,7
279,1
3,3
42,5
57,5
2014
314,3
1,1
180,0
1,2
276,2
3,0
39,5
60,5
2015
362,4
1,2
208,2
1,3
312,3
3,3
40,0
60,0
2016
331,7
1,1
203,1
1,2
276,2
2,8
42,4
57,6
2017
343,8
1,1
214,1
1,3
270,9
2,5
44,1
55,9
2018
365,8
1,1
225,7
1,4
н.д.
н.д.
н.д.
н.д.
* - до 1998 года – трлн руб.

Источник: составлено авторами по: Россия в цифрах 2019. URL: https://www.gks.ru/storage/mediabank/rus19.pdf (дата обращения: 29.09.2020); Российский статистический ежегодник 2019; Российский статистический ежегодник 2018; Российский статистический ежегодник 2008; Российский статистический ежегодник 2003. URL: https://www.gks.ru/folder/210/document/12994 (дата обращения: 29.09.2020)

При оценке вклада каждого из названных бюджетов в общую сумму финансирования отрасли можно констатировать тот факт, что большее бремя в этом плане ложится «на плечи» региональных бюджетов, а именно: от 87 до 56%. Доля федерального бюджета в этом плане невелика и составляет порядка 30–40% от общего вклада в финансирование отрасли. Также анализ финансовых показателей выявил следующую особенность: показатели консолидированного бюджета РФ, представленные Росстатом, имеют расхождение при нахождении величины, полученной путем сложения отдельных данных по федеральному бюджету и консолидированным бюджетам субъектов РФ. Такое явление начало проявляться с 2011 года. Суммы, полученные путем сложения данных, представленных в федеральном бюджете и консолидированных бюджетах субъектов РФ, превышают показатели, отраженные в консолидированном бюджете РФ, примерно на 100–150 млрд руб. ежегодно, то есть консолидированный бюджет РФ меньше на эти суммы. До 2011 года такое явление отсутствовало.

Основными нормативными документами в части регулирования сельскохозяйственного производства выступают: Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» и «Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», которая в настоящее время официально продлена до 2025 года. В законе «О развитии сельского хозяйства» четко обозначены основные направления государственной поддержки в сфере развития сельского хозяйства. К данным направлениям относят: обеспечение доступности кредитных ресурсов в отрасли; развитие системы страхования рисков в сельском хозяйстве; развитие племенного животноводства и элитного семеноводства; обеспечение производства продукции животноводства, обновления основных средств, мероприятий по повышению плодородия почв, устойчивого развития сельских территорий; консультирование сельских товаропроизводителей.

Финансирование данных направлений осуществляется за счет средств федерального бюджета, при этом предусмотрено софинансирование мероприятий за счет средств бюджетов субъектов РФ. Финансирование осуществляется в рамках соответствующих программ. В таблице 2 представлено финансирование отрасли сельского хозяйства за счет средств федерального бюджета в 2018–2019 годах.

Таблица 2

Структура финансирования Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в 2018–2019 гг. (ассигнования из федерального бюджета с учетом финансирования из резервного фонда Правительства РФ), в %

Направление Госпрограммы
2018 год, факт
2019 год
отклонен. 2019 г. от 2018 г., в п.п.
план
факт
Государственная программа, всего
100
100
100
-
По направлению «Развитие отраслей АПК»
69,17
75,40
81,81
12,64
Федеральный проект «Создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации»
0,00
2,43
2,16
2,16
Федеральный проект «Экспорт продукции АПК»
0,57
12,78
3,98
3,41
Ведомственный проект «Техническая модернизация АПК»
5,61
2,63
7,84
2,23
Ведомственный проект «Развитие отраслей АПК, обеспе-чивающих ускоренное импортозамещение основных видов с.-х. продукции, сырья и продовольствия»
25,69
19,74
24,01
-1,68
Мероприятие «Оказание несвязанной поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям в области растениеводства»
6,53
3,74
4,56
-1,97
Мероприятие «Повышение продуктивности в молочном скотоводстве»
3,19
2,62
3,20
0,01
Мероприятие «Содействие достижению целевых показателей реализации региональных программ развития АПК» («единая субсидия»)
15,96
13,38
16,25
0,29
Ведомственный проект «Стимулирование инвестиционной деятельности в АПК»
37,29
37,81
43,82
6,53
Мероприятие «Поддержка инвестиционного кредитования в АПК» – субсидия на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам в АПК
18,78
13,69
12,93
-5,85
Мероприятие «Поддержка льготного кредитования организаций АПК»
13,09
24,09
26,64
13,55
Мероприятие «Компенсация прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию объектов АПК»
5,42
0,03
2,38
-3,04
По направлению «Обеспечение условий развития отраслей АПК»*
30,83
24,60
18,19
-12,64
Мероприятие «Реализация функций аппарата ответственного исполнителя Госпрограммы»
7,32
0,39
0,07
-7,25
Подпрограмма «Обеспечение общих условий функционирования отраслей АПК»
6,90
9,85
12,29
5,39
Подпрограмма «Устойчивое развитие сельских территорий»
6,83
5,74
0,33
-6,5
Прочие
9,65
8,62
5,5
-4,15
* - в 2018 году такой подпрограммы не было; для сравнения: приведен свод по статьям, включенным в подпрограмму в 2019 году.

Источник: составлено авторами по: Российская экономика в 2019 году. Тенденции и перспективы. (Выпуск 41). URL: https://www.iep.ru/files/text/trends/2019/2019.pdf (дата обращения: 02.10.2020); проект Федерального закона «Об исполнении федерального бюджета за 2019 год» (подготовлен Минфином России, ID проекта 04/13/04-20/00101240) (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 20.04.2020). URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PRJ&n=194544#006368964596480797 (дата обращения: 02.10.2020)

Как следует из таблицы, наибольшая доля приходится на проект по стимулированию инвестиционной деятельности в АПК (40%). Значительный удельный вес также занимает статья расходов по проекту ускоренного импортозамещения (от 20 до 26%). В рамках данного проекта предусмотрено предоставление «единой субсидии», на долю которой приходится порядка 16–13%. В разрезе «единой субсидии» происходит финансирование растениеводства и животноводства, возмещается процентная ставка по инвестиционным кредитам, взятым до 01.01.2017 г., осуществляется финансирование в области содействия достижения показателей реализации программы развития сельского хозяйства в регионах. В 2019 году дополнительно предусматривалось значительное увеличение финансирования по статье, связанной с экспортом продукции АПК, что свидетельствует о повышающейся роли государственной поддержки в этом направлении. Однако, как свидетельствуют данные, удельный вес фактических расходов по данной статье в сравнении с плановыми показателями уменьшился более чем в 3 раза, что можно расценивать как отрицательный фактор.

В целом, рассматривая вопрос бюджетной финансовой поддержки отрасли, можно сделать вывод, что уровень финансирования расходов по отрасли сельского хозяйства находится на достаточно низком уровне. Об этом свидетельствуют значения абсолютных показателей предоставления субсидий в расчете на гектар, по которым Россия значительно отстает от других развитых стран. В частности, в 2018 году уровень субсидирования сельского хозяйства в расчете на 1 гектар пашни составил: в России – 10 долл. США, в Евросоюзе – 300 долл. США, в Японии – 475 долл. США. Общий уровень совокупной господдержки сельскохозяйственного производства в России в сравнении с зарубежными странами также значительно меньше. Например, в Швеции он составляет 521,6 тыс. руб./га, в Норвегии – 146,2 тыс. руб./га, в Китае – 25,9 тыс. руб. /га., в Канаде – 2,9 тыс. руб./га, в России – 1,9 тыс. руб./га. По мнению некоторых отечественных ученых, для выхода сельского хозяйства на должный уровень развития требуется ежегодно не менее триллиона рублей финансовых вложений со стороны государства [3, с. 17; 4, с. 38; 5, с. 6–7] (Shutkov, 2019, р. 17; Krasilnikova, 2019, р. 38; Babkin, 2019, р. 6–7). Подтверждением того, что государство практически до минимума снизило финансирование отрасли, являются показатели, представленные в таблице 3.

Таблица 3

Инвестиции в основной капитал, направленные на развитие сельского хозяйства, по источникам финансирования, %

Показатели
1995
2000
2005
2010
2015
2016
2017
2018
Отклонение
2018 от 1995
Инвестиции в основной капитал – всего*
100
100
100
100
100
100
100
100

в том числе:









собственные средства организаций
56,3
67,1
59,8
49,3
59,2
58,5
56,3
52,1
- 4,2 п.п.
привлеченные средства организаций
43,7
32,9
40,2
50,7
40,8
41,5
43,7
47,9
+ 4,2 п.п.
из них:









бюджетные средства
30,6
8,5
4,3
2,3
1,8
2,5
2,8
2,2
- 28,4 п.п.
в том числе из:









федерального бюджета
16,8
3,9
0,7
0,7
0,7
1,2
1,1
1,0
- 15,8 п.п.
бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов
13,8
4,3
3,3
1,4
1,1
1,3
1,7
1,2
- 12,6 п.п.
* - 1995, 2000 гг. – инвестиции в основной капитал АПК.

Источник: составлено авторами по: Сельское хозяйство в России 2002; Сельское хозяйство, охота и охотничье хозяйство, лесоводство в России 2013; Сельское хозяйство в России 2019. URL: https://www.gks.ru/folder/210/document/13226 (дата обращения: 30.09.2020)

Данные таблицы 3 свидетельствуют о том, что бюджетные средства в инвестициях в основной капитал отрасли занимают менее 3% от общего объема инвестиций. Для сравнения можно привести тот факт, что в СССР в 1971–1975 годах в структуре капитальных вложений национальной экономики доля сельского хозяйства составляла свыше 26%, в 2017 году этот показатель равен 3,1% [3, с. 15] (Shutkov, 2019, р. 15).

В связи со сложившейся ситуацией сельскохозяйственные товаропроизводители вынуждены прибегать к кредитным ресурсам. Государством предусмотрен механизм льготного кредитования, при котором с учетом субсидирования предприятия смогут получать кредиты по ставке, не превышающей 5% годовых. Однако стоит отметить, что получить кредиты на льготных условиях может небольшая часть сельскохозяйственных предприятий в силу неудовлетворительного финансового положения заемщиков. В основной массе предоставление кредитов осуществляется на общих условиях под высокие процентные ставки, доля льготных кредитов остается незначительной. [1] Также следует отметить существующую высокую закредитованность предприятий сельского хозяйства.

ОЦЕНКА ТЕХНИЧЕСКОЙ ОСНАЩЕННОСТИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

Недостаточное финансирование порождает множество проблем. Одна из них – это низкая обеспеченность сельскохозяйственных предприятий техникой. Данные, представленные в таблице 4, позволяют сделать вывод о том, что сельское хозяйство современной России по показателям материально-технической базы до сих пор не вышло на уровень девяностых годов прошлого столетия. Показатели в отрасли, предшествующие этапу проводимых реформ, до сих пор не достигнуты. В частности, посевные площади в сельскохозяйственных организациях в 2018 году составили менее 50% от уровня 1990 года.

Таблица 4

Показатели, характеризующие состояние материально-технической базы и трудовых ресурсов сельскохозяйственных предприятий Российской Федерации, 1970–2018 гг.

Показатели
Годы
2018 г. к 1990 г., в %
1970
1980
1990
2000
2010
2015
2016
2017
2018
1. Посевные площади во всех категориях хозяйств, млн га
121,9
124,8
117,8
84,6
74,9
79,3
79,3
80,0
79,6
67,6
1.1. в том числе посевные площади в с.-х. организациях, млн га
112,8
119,7
112,1
69,1
56,1
55,1
54,7
54,4
53,6
47,8
2. Среднегодовая численность работников, млн чел.
10,9
9,7
8,3
4,7
6,7*
5,4
5,4
5,1
4,9
59,0
3. Приходится тракторов на 1000 га пашни, шт.
7,8
10,1
10,6
7,4
4
3
3
3
3
28,3
4. Нагрузка пашни на один трактор, га
129
99
95
135
181
308
320
328
337
3,5 раза
5. Приходится на 1000 га посевов соответствующих культур зерноуборочных комбайнов, шт.
5,3
6,0
6,6
5
3
2
2
2
2
30,3
6. Приходится посевов соответствующих культур на один зерноуборочный комбайн, га
189
167
152
198
327
422
425
427
424
2,8 раза
7. Энергетические мощности:










всего, млн л. с.
169,8
323,7
419,7
240,0
109,6
94,2
92,3
90,2
90,3
21,5
в расчете на одного работника, л. с.
15,1
31,5
50,5
51,3
66,9
74,3
77,1
74,5
80,2
1,6 раза
в расчете на 100 га посевной площади, л. с.
143
265
364
329
227
197
200
198
200
54,9
* - с 2010 года – организации с видом экономической деятельности «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство».

Источник: составлено авторами по: Российский статистический ежегодник URL: https://www.gks.ru/folder/210/document/12994 (дата обращения: 30.09.2020)

С одновременным сокращением площадей происходит и уменьшение сельскохозяйственной техники. Так, если в 1990 году на 1000 га пашни приходилось 10,6 тракторов и на 1000 га посевов – 6,6 зерноуборочных комбайнов, то в 2018 году данные показатели составили 4,9 трактора и 2 комбайна в расчете на 1000 га. По этой причине резко возросла нагрузка обрабатываемых площадей: на один трактор – в 3,5 раза, на один зерноуборочный комбайн – в 2,8 раза, что соответствующим образом отражается на их техническом состоянии. Энергетические мощности в расчете на 100 га посевной площади в 2018 году составили менее 60% от уровня 1990 года. Увеличение энергетических мощностей в расчете на одного работника в 1,6 раза связано с сокращением среднегодовой численности работников, которая в 2018 году составила менее 60% от уровня 1990 года. Численность работников, занятых в отрасли, имеет тенденцию к снижению. Так, если в 1970 г. в отрасли было занято 19,1% от общего числа занятых в экономике, в 1980 г. – 14,6%, в 1990 г. – 12,9%, в 2000 г. – 13,0%, то в 2018 году этот показатель составил уже 6,9%. Следует отметить, что данная тенденция начала проявляться с начала 50-х годов прошлого века и характерна как для развитых, так и для развивающихся стран, что связано главным образом с изменением социальных ожиданий населения [6, 7] (Syomin, Skvortsov, Skvortsova, 2019; Andre, 1998). Специалисты отмечают низкий уровень инноваций в сельском хозяйстве, недостаточные темпы обновления материально-технической базы (около 4%), зависимость от импорта зарубежной техники [8, с. 14; 9, с. 33] (Ushachev et al., 2017, р. 14; Krylatyh, Tikhonov, Frolov, 2019, р. 33).

Подтверждением тяжелой ситуации, сложившейся с материально-техническим обеспечением в отрасли сельского хозяйства, являются ниже представленные данные. Статистические отчеты [2] показывают, что почти в 5 раз сократился парк тракторов в 2018 году по сравнению с 1995 годом. Количество зерноуборочных комбайнов в 2018 году уменьшилось более чем в пять раз, кормоуборочных – в 7,6 раза. Производство новой техники для отрасли также остается на низком уровне. В частности, производство тракторов в 2018 году составило немногим более 30% от выпуска в 1995 года, производство зерноуборочных комбайнов сократилось в 1,4 раза. Вместе с тем отмечается рост производства плугов в 4,9 раза, сеялок – в 5,6 раза, доильных установок – в 6,3 раза.

Как отмечается в исследованиях [10, с. 61] (Fedotov, Maslova, 2019, р. 61), в последние годы наблюдается существенное снижение приобретения новой техники. Выбытие техники превысило ее поступление по тракторам: в 2011 г. – 12 391 шт. в 2015 г. – 7 896 шт., в 2016 г. – 3 704 шт.; по зерноуборочным комбайнам в 2011 г. – 8 578 шт., в 2015 г. – 610 шт., в 2016 г. – 475 шт. Тяжелая ситуация сложилась и по кормоуборочным комбайнам, здесь ежегодное превышение списания над поступлением составляет порядка 1 000 шт.

Сроки использования техники влияют на ее техническое состояние. Около 70% используемых тракторов в России имеют срок службы, превышающий 9 лет. При этом в Уральском и Сибирском федеральных округах на долю тракторов с таким сроком приходится 72 и 76% соответственно. Более половины используемых тракторов имеют мощность от 50,3 до 102 л.с. Доля тракторов с мощностью более 200 л.с. составляет менее 20%.

По обеспеченности тракторами в Российской Федерации можно сказать, что более 30% сельскохозяйственных организаций имеют в своем распоряжении тракторы в количестве от 1 до 5 единиц техники. При этом более 20% организаций в РФ не имеют тракторов вообще, что является достаточно серьезной проблемой. Наиболее тяжелая ситуация с отсутствием тракторов сложилась в Северо-Кавказском и Дальневосточном федеральном округах. Здесь удельный вес организаций, не имеющих тракторы, составил 48,4% и 41,3% соответственно.

Как отмечается в Стратегии развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года [3], доля сельскохозяйственного машиностроения в выпуске машин и оборудования, приходящаяся на отечественные предприятия, достигает всего 18,8%. Причины этого заключаются в недостаточном платежеспособном спросе на внутреннем рынке и низкой долей экспортной составляющей. В результате сложившейся ситуации производственные мощности российских заводов сегодня загружены на 40–70% в зависимости от видов техники. При сравнении оснащенности сельского хозяйства России с Канадой, схожей по урожайности и почвенно-климатическим условиям, можно отметить тот факт, что в РФ она остается на крайне низком уровне: на 1 000 га пашни приходится всего 3 трактора, в Канаде данный показатель превышает российский более чем в пять раз; аналогичная ситуация сложилась и в отношении уборочных машин [4].

НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТРАСЛИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

При разработке рекомендаций по совершенствованию изучаемого вопроса автором было уделено внимание ситуации, происходящей на предприятиях ОПК в настоящее время, и как следствие, затронут вопрос о конверсии. По оценкам представителей военного ведомства, Министерство обороны не сможет в полном объеме обеспечить загрузку предприятий ОПК в период реализации госпрограммы вооружений на 2018–2025 годы. Таким образом, достаточно остро встает вопрос о части предприятий ОПК и их работниках в связи с тем, что недопустимой является ситуация, при которой они останутся невостребованными после выполнения основного объема государственного заказа. Что касается конверсии, то в нашем государстве она проводилась дважды: после окончания Великой Отечественной войны, что было вызвано объективной необходимостью, и в период после распада СССР. В 1992 году был принят закон «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации», согласно которому одновременно предусматривалось сокращение бюджетных расходов на ОПК, а также предполагалось, что военные технологии позволят производить конкурентоспособную продукцию. Работа по диверсификации продукции в настоящее время осуществляется государственной корпорацией «Ростех», основанной в 2007 году и специализирующейся на производстве и экспорте высокотехнологичной продукции военного и гражданского назначения. Она объединяет более 700 организаций, на базе которых сформировано 14 холдинговых компаний. [5]

В нашей стране хорошо известна практика перевода гражданских предприятий на военную основу и наоборот. Так, в начале Великой Отечественной войны сконструированные в период коллективизации тракторные заводы преобразовывались в предприятия по выпуску танков. Примером тому может служить Сталинградский (Волгоградский) тракторный завод, от которого на данный момент осталось всего лишь несколько рабочих цехов. Также хотелось бы отметить интересный факт передачи в 1950-х годах вновь построенного автотракторного завода в Днепропетровске для целей серийного производства ракет Р-1. [6]

Предложение, вносимое автором, может показаться спорным и необоснованным в связи с тем, что на данный момент загрузка производственных мощностей промышленных предприятий сельскохозяйственного машиностроения составляет от 40 до 70 процентов. Вносимое предложение основывается на том, что приобретение сельскохозяйственной техники на данный момент остается труднодоступным для большинства сельскохозяйственных предприятий по причине их тяжелого финансового положения. Существующая долгое время проблема диспаритета цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию до сих пор не решена и является довольно существенным фактором, сдерживающим развитие сельскохозяйственных организаций [11, 12] (Anishchenko, 2017; Anishchenko, 2018). Через механизм диспаритета изымается значительная часть средств из отрасли сельского хозяйства в пользу производителей сельскохозяйственной техники. В данном случае можно предложить разработать под обозначенный процесс конверсии целевую государственную программу, согласно которой производимая сельскохозяйственная техника будет поступать в хозяйства по доступным (льготным) ценам через механизм субсидирования. Это субсидирование может быть осуществлено в расчете на гектар вводимых или обрабатываемых угодий либо по иному принципу. Однако следует отметить, что такую модель перехода на производство гражданской продукции можно рассматривать как переходную на не столь отдаленную перспективу, до момента удовлетворения потребностей большинства сельскохозяйственных предприятий в необходимой продукции. Как отмечают специалисты, структуру товарного выпуска ОПК с соотношением военной и гражданской продукции в пределах 50:50% вряд ли можно признать оптимальной в связи с тем, что оборонные предприятия должны оставлять за собой только производство наукоемкой высокотехнологичной продукции гражданского назначения, изготавливаемой на ассимилируемых мощностях с использованием высоких технологий двойного назначения (в авиации, судостроении, транспортной технике, электронике и др.). Такая диверсификация выступает как важный фактор повышения устойчивости оборонных предприятий при колебаниях уровня оборонных заказов. ОПК должен сыграть роль «подрывных» инноваций как инструмент отраслевого развития. Роль, которая в данном случае ему отводится, должна заключаться не в «локомотиве» экономики, а в «генераторе», питающем экономику страны энергией высоких технологий для ее инновационного развития [13, с. 510] (Pimenov, 2014, р. 510). В качестве продукции ОПК, которая в дальнейшем может быть использована для нужд сельскохозяйственных товаропроизводителей, можно рассматривать электронику, робототехнику и беспилотные летательные аппараты (БПЛА) [6, 14–17] (Syomin, Skvortsov, Skvortsova, 2019; Molini, Estrada, 2015; Ushachev, Kolesnikov, Chekalin, 2019; Bulgakov, Koptilina, Paseka, 2019; Wolferent et.al., 2017).

На вопросе конверсии необходимо остановиться еще и по той причине, что в стране в настоящее время задан вектор развития отрасли, нацеленный на практически двукратное увеличение объема сельскохозяйственной продукции, производимой на экспорт. Данный вопрос можно оценивать с разных позиций [5, с. 19; 18] (Babkin, 2019, р. 19; Patrakova, 2020), однако в перспективе он должен получить развитие хотя бы в связи с тем обстоятельством, что России необходимо предпринимать шаги, нацеленные на экспорт не только сырьевых ресурсов, но и другой продукции [7]. Такими поставками может стать в дальнейшем наращенный экспорт сельскохозяйственной продукции и сельскохозяйственной техники. Кроме того, по прогнозам, отраженным в Стратегии развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года, наибольшую долю рынка сельскохозяйственной техники будут занимать зерноуборочные комбайны (35%) и тракторы (27%).

Основной вопрос, который требует безотлагательного решения в свете предложенных мероприятий, – это вопрос финансирования данного процесса. Как отмечалось ранее, средства, выделяемые отрасли сельского хозяйства из бюджета, остаются крайне недостаточными. По расчетам специалистов, только на обновление основных средств отрасли потребуется порядка 300 млрд руб. [19, с. 68] (Akupiyan, Chovgan, 2019, р. 68). Указанную сумму на данный момент государство выделяет на весь комплекс мероприятий по поддержке и регулированию отрасли. Кроме того, ежегодно утвержденные суммы пересматриваются в сторону уменьшения. Выделяемых средств явно недостаточно. Варианты решения проблемы могут быть следующие. Во-первых, рассматривается вопрос государственно-частного партнерства, но он на данный момент не может стать основой для решения данной проблемы [20] (Ukolova, Monakhov, Shikhanova, 2019). Во-вторых, это расширение сотрудничества России со странами ШОС и БРИКС, в том числе привлечение их инвестиций в отечественное сельское хозяйство для ускоренной модернизации [8, с. 36] (Ushachev et al., 2017, р. 36). Однако наиболее реальным инструментом решения обозначенной проблемы, на взгляд авторов, должно стать увеличение финансирования отрасли за счет отечественных бюджетных ресурсов. К ним можно отнести средства Фонда национального благосостояния. [8] По мнению авторов, эти средства также можно использовать для развития отечественного сельского хозяйства с обязательным строгим контролем и аудитом произведенных расходов. В качестве еще одного источника финансирования рассматриваемого процесса можно предложить часть бюджетных средств, высвободившихся у государства при сокращении объема госзаказа в отрасли ОПК.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог исследованию, сформулируем следующие результаты.

1. Финансирование отрасли сельского хозяйства в России на данном этапе значительно отстает от государственной поддержки, которую оказывают зарубежные страны в данном направлении. Средства, выделяемые государством, не покрывают потребности сельскохозяйственных товаропроизводителей, что приводит к замедлению инвестиционного процесса, выбытию из оборота обрабатываемых площадей, сокращению численности работников и другим негативным явлениям. Ежегодное финансирование отрасли со стороны бюджетов всех уровней не превышает 300–400 млрд рублей при необходимом вложении средств в размере не менее одного триллиона рублей. Около 40% денежных средств, выделяемых из федерального бюджета в 2018–2019 годах на поддержку отрасли в рамках «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», направлялись на субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам и на поддержку льготного кредитования АПК. Следует отметить, что зачастую доступ к льготным кредитам получает лишь небольшая часть организаций.

2. Следствием недостаточного финансирования является низкая обеспеченность сельскохозяйственных предприятий техникой. В сравнении с 1990 годом обеспеченность тракторов на 1000 га пашни снизилась более чем в 2 раза, а по зерноуборочным комбайнам – более чем в 3 раза с учетом того обстоятельства, что посевные площади в сельскохозяйственных организациях сократились более чем наполовину. В условиях низкой инвестиционной активности не представляется возможным выйти на необходимые темпы технико-технологического обновления. Средний срок эксплуатации сельскохозяйственной техники составляет около четверти века. Более 20% сельскохозяйственных организаций в РФ не имеют тракторов вообще. При этом в сложившихся условиях функционирования отечественных сельхозпроизводителей наблюдается высокая зависимость отечественного АПК от поставок зарубежной техники и технологий.

3. В целях совершенствования изучаемого вопроса предлагается часть предприятий ОПК перепрофилировать под производство сельскохозяйственной техники с целью удовлетворения потребностей в ней сельскохозяйственных предприятий. Данное предложение обусловлено тем, что в ближайшее время государство не сможет обеспечить полностью загрузку предприятий ОПК госзаказом, при этом нельзя допустить ситуации, при которой производственные мощности и трудовые ресурсы данных организаций останутся невостребованными. Одновременно руководством государства задан вектор на увеличение объема сельскохозяйственной продукции практически в два раза. Для решения данной задачи, по мнению автора, потребуется введение в оборот дополнительных посевных площадей и увеличение объема производства сельскохозяйственной техники. В данном случае может быть разработана государственная целевая программа, согласно которой производимая техника будет поступать в хозяйства по доступным (льготным) ценам через механизм субсидирования. В результате может быть также частично решена проблема устранения диспаритета цен между отраслью сельскохозяйственного машиностроения и отраслью сельского хозяйства, испытывающей потребности в технике. При удовлетворении спроса основной массы сельскохозяйственных товаропроизводителей в сельскохозяйственной технике в дальнейшем отрасль АПК можно рассматривать в качестве производителя электроники, робототехники и беспилотных летательных аппаратов, в том числе и для нужд сельского хозяйства страны.

[1] Аналитический вестник № 10 (699) «О долгосрочной стратегии развития агропромышленного комплекса Российской Федерации», подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, 19 апреля 2018 года, Комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Аналитическое управление Аппарата Совета Федерации, Москва, 2018г. URL: http://council.gov.ru/media/files/fWLOrakrPBDj1xsbmvFic7V3nJLaCMga.pdf (дата обращения 16.09.2020).

[2] Россия в цифрах 2019. URL: https://www.gks.ru/storage/mediabank/rus19.pdf (дата обращения: 02.10.2020) и Сельское хозяйство в России. URL: https://www.gks.ru/folder/210/document/13226 (дата обращения: 02.10.2020)

[3] Стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 7 июля 2017 г. № 1455-р. // Справочно-поисковая система «КонсультантПлюс»/: URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=219731&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.7694507616101866#0027029469618548796 (дата обращения: 02.10.2020)

[4] Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года. Том 6. Технические средства, производственные помещения и инфраструктура. URL: https://www.gks.ru/519 (дата обращения: 02.10.2020)

[5] В России снова говорят о конверсии как и 30 лет назад. URL: https://www.rline.tv/news/2017-07-10-v-rossii-snova-govoryat-o-konversii-kak-i-30-let-nazad/ (дата обращения 02.10.2020)

[6] Черток Б.Е. Ракеты и люди. – М.: Машиностроение, 1994. – С. 327–328.

[7] Global hunger index. 2017 / Internnational Food Policy Research Institute.

URL: http://www.globalhungerindex.org/pdf/en/2017.pdf (дата обращения: 02.10.2020)

[8] Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 15.01.2020 //Справочно-поисковая система «КонсультантПлюс» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_342959/ (дата обращения: 02.10.2020)


Источники:

1. Советов П.М. Государственное управление экономикой агропромышленного комплекса. / Учеб. пособие. - Вологда: ИЦ ВГМХА, 2003. – 202 c.
2. Ускова Т.В., Селименков Р.Ю., Чекавинский А.Н. Агропромышленный комплекс региона: состояние, тенденции, перспективы. / Монография. - Вологда: ИСЭРТ РАН, 2013. – 136 c.
3. Шутьков А.А. Парадигма интенсификации агропромышленного производства: опыт целинной эпопеи и его использование в современных условиях хозяйствования // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019. – № 3. – c. 10-18.
4. Красильникова Л.Е. Управление аграрным производством в государствах с полисистемным территориально-экономическим устройством // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019. – № 3. – c. 36-42.
5. Бабкин К.А. Ключевые проблемы агропромышленного комплекса России // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 5. – c. 4-21. – doi: 10.33305/195-4 .
6. Сёмин А.Н., Скворцов Е.А., Скворцова Е.Г. Территориальные аспекты роботизации сельского хозяйства // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 3. – c. 35-46. – doi: 10.33305/193-35 .
7. Andre M. Depopulation, land-use change and landscape transformation in the French Massif Central // Ambio. – 1998. – № 27(4). – p. 351-353.
8. Ушачев И.Г. и др. Стратегические направления развития сельского хозяйства России в условиях углубления интеграции в ЕАЭС. / Брошюра. - Москва: РАН, 2017. – 48 c.
9. Крылатых Э.Н., Тихонов А.А., Фролов Е.Ю. Сельское хозяйство России: оценка состояния и видение развития. Экспертные дискуссии аграрников на Гайдаровском форуме – 2019 // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019. – № 3. – c. 32-35.
10. Федотов А.В., Маслова В.В. Развитие рынка сельскохозяйственной техники в условиях политики импортозамещения и экспортоориентированной экономики // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 5. – c. 57-65. – doi: 10.33305/195-57 .
11. Анищенко А.Н. Развитие сельского хозяйства Вологодской области в оценках руководителей сельскохозяйственных организаций // Социальное пространство. – 2017. – № 5(12). – c. 7.
12. Анищенко А.Н. Тенденции и проблемы функционирования аграрного сектора Вологодской области в оценках руководителей сельскохозяйственных организаций // Социальное пространство. – 2018. – № 4(16). – c. 4. – doi: 10.15838/sa.2018.4.16.4.
13. Пименов В.В. Государственная оборонно-промышленная политика России (1992-2012 годы): этапы становления и развития, механизмы и инструменты реализации. / Теория, методология, практика. Том 2: Оборонно-промышленная политика России на этапе стабилизации и экономического роста. Стратегии инновационного прорыва. - Москва: Граница, 2014. – 520 c.
14. Molini F., Estrada E. Innovation and relevance of closeness or remoteness: the case of Microsoft Consulting Services // Revista electronica de geografia y ciencias sociales. – 2015. – № 524. – p. 1-33.
15. Ушачев И.Г., Колесников А.В., Чекалин В.С. Развитие инноваций – важнейшая составляющая аграрной политики России // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 5. – c. 22-31. – doi: 10.33305/195-22 .
16. Булгаков А., Коптилина Д., Пасека Д. Экономические аспекты IT-технологии в сельском хозяйстве на примере «Беспилотников» // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 4. – c. 41-48.
17. Wolferent S. et.al. Big data in smart farming – a review // Agricultural Systems. – 2017. – № 153. – p. 69-80.
18. Патракова С.С. Функционирование аграрного сектора Вологодской области в оценках руководителей сельскохозяйственных организаций // Социальное пространство. – 2020. – № 2. – c. 2. – doi: 10.15838/sa.2020.2.24.2.
19. Акупиян О.С., Човган Н.И. Механизм повышения конкурентоспособности российского зерна на внутреннем и внешнем рынках // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 4. – c. 64-73. – doi: 10.33305/194-64 .
20. Уколова Н., Монахов С., Шиханова Ю. Государственно-частное партнерство в современном сельском хозяйстве России: экономические аспекты развития // АПК: Экономика, управление. – 2019. – № 4. – c. 14-19. – doi: 10.33305/194-14 .

Страница обновлена: 29.10.2020 в 15:20:39