Научные подходы к определению продовольственного обеспечения населения в контексте влияющих на него факторов

Баскаков С.М.1
1 Новосибирский государственный аграрный университет, Россия, Новосибирск

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 8, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Баскаков С.М. Научные подходы к определению продовольственного обеспечения населения в контексте влияющих на него факторов // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – Том 8. – № 4. – С. 361-380. – doi: 10.18334/ppib.8.4.113718.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48023319

Аннотация:
Данная статья продолжает авторский цикл работ, посвященных исследованию сущности и содержания продовольственного обеспечения как экономической категории. В проведенном исследовании показан первичный характер термина «продовольственное обеспечение» по отношению к другим дефинициям, используемым авторами при раскрытии продовольственной проблематики. Выделены три группы факторов, в наибольшей степени влияющих на продовольственное обеспечение населения (финансовые, производственные и социальные), раскрыты особенности каждой из групп с точки зрения их преимуществ и слабостей при оценке данного процесса. Установлено, что наиболее проблемным аспектом здесь является исследование связей между социальными и финансовыми факторами, воздействующими на продовольственное обеспечение населения, сделан вывод, что пробелы в указанной области не позволяют формировать обратные связи в системе функционирования АПК и, как следствие, приводят к неверному определению направлений его развития. Показана роль и место человека в системе факторов, воздействующих на продовольственное обеспечение населения, предложена авторская трактовка данного термина. В качестве практического применения авторской концепции обоснована необходимость разработки комплекса экономических показателей, характеризующих взаимосвязь и взаимозависимость социальных и финансовых аспектов в продовольственной сфере, на основании которых в последствии предполагается проводить оптимизацию государственного финансирования отрасли, делая этот процесс более адресным, предметным, прозрачным и организованным.

Ключевые слова: продовольственное обеспечение, продовольственная безопасность, финансовые, производственные и социальные факторы

JEL-классификация: Е21, L66, Q18



1. Введение

Существенное техническое и технологическое развитие современного общества до настоящего времени не привело к полному решению такой базовой и фундаментальной проблемы, как обеспечение населения продовольствием. В июне 2020 года Россия отчиталась в ООН о победе над крайней нищетой и практическом отсутствии «абсолютно бедных граждан», однако, по оценке ЮНИСЕФ в этот же период 400 тысяч россиян входили в группу «экстремальной уязвимости», которая живет на грани голода и не может позволить себе необходимое количество еды, еще порядка 8,7 миллиона (около 6% жителей России) относятся к категории «умеренной уязвимости» – они не пропускают приемы пищи, но вынуждены экономить на порциях и качестве потребляемого продовольствия [1].

Одновременно с этим, несмотря на 15 лет экономических реформ с момента принятия Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» [2], реализацию трех государственных программ по развитию сельского хозяйства и регулированию рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия (2008–2012, 2013–2020, до 2025 года) [3] и триллионы потраченных рублей, можно с большой долей условности отметить лишь частичное достижение только двух из поставленных 6 целей государственной аграрной политики РФ.

Так, повышение конкурентоспособности российской сельскохозяйственной продукции и российских сельскохозяйственных товаропроизводителей, обеспечение качества российских продовольственных товаров (цель № 1), а также формирование эффективно функционирующего рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, обеспечивающего повышение доходности сельскохозяйственных товаропроизводителей и развитие инфраструктуры этого рынка (цель № 4), в первую очередь связано с продовольственным эмбарго западных государств и утратой ими доступа к российскому продовольственному рынку, а не за счет преодоления технологического отставания и инновационной модернизации, а также внедрения наиболее эффективных форм хозяйствования в агропромышленной сфере.

По-прежнему не решены системные проблемы российского АПК, такие как продолжающийся рост диспаритета цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, обнищание и неснижающийся отток населения из российской деревни, разрушение социальной инфраструктуры сельской местности, запредельный уровень закредитованности российских сельскохозяйственных товаропроизводителей, а также низкая эффективность государственной поддержки.

Данные аспекты в последнее время отчасти «купированы» положительными результатами реализации национальной концепции импортозамещения в продовольственной сфере и связанным с ней ростом уровня отечественного сельскохозяйственного производства с 4031,1 млрд рублей в 2014 году до 5907,9 млрд рублей в 2019 году (+46,6% или +9,3% ежегодно) [4].

Однако, как справедливо отмечает академик Н.И. Буздалов, эти положительные сдвиги произошли на фоне целого ряда негативных тенденций, которые сформировались в результате накопленных отраслевых проблем и дисбалансов в сочетании с ухудшением макроэкономической ситуации в стране, что не ослабило аграрный кризис, а привело к его углублению. В отрасли сохраняются и углубляются структурные диспропорции между крупным, средним и малым бизнесом, отдельными подотраслями производства, стадиями агропромышленной цепочки, cохраняется высокая зависимость отечественного агропромышленного комплекса от зарубежной техники и технологий, а также высокопродуктивных семян, гибридов и пород скота [1] (Buzdalov, 2018).

В чем же причина указанного? На наш взгляд, такое положение дел в аграрном секторе России сложилось в связи с тем, что изначально в научную основу развития национального АПК были заложены фундаментальные подходы, ориентированные на наращивание государственных расходов в агрокомплекс без выстраивания системы отслеживания обратной связи по оценке эффективности указанного процесса с точки зрения конечной цели его функционирования – наиболее полного обеспечения населения продуктами питания в ассортименте и качестве, достаточном для поддержания здоровья и полноценной жизни. Указанное впоследствии и привело к ошибкам как в расстановке приоритетов в развитии агропродовольственной сферы, так и в механизмах их практической реализации.

Здесь в первую очередь мы говорим о фактически устоявшемся научном подходе, при котором российскими учеными продовольственная проблематика структурируется в зависимости от уровня развития экономики, где на национальном уровне рассматривается и всесторонне оценивается такая категория, как продовольственная безопасность, и связанные с ней понятия продовольственной независимости и продовольственной самообеспеченности, в то время как на региональном и локальном уровне изучаются различные аспекты «продовольственного обеспечения» и характеризующие его показатели экономической и физической доступности продовольствия [2] (Baskakov, 2020).

Логика данного подхода в целом понятна – на уровне государства должны решаться наиболее важные и сложные задачи исходя из угроз национальной безопасности, в то время как именно власти регионов и районов непосредственно ориентированы на работу с населением.

Однако реализация его на практике привела к возникновению ситуации, при которой государственные расходы, осуществляемые в интересах АПК, фактически «оторваны» от населения как конечного потребителя производимых продуктов питания и не преследуют цели совершенствования продовольственного обеспечения граждан. В то время как на уровне регионов, в том числе с учетом их климатических особенностей, просто не хватает финансовых и иных ресурсов для эффективного решения указанных задач. В итоге в программно-целевое планирование в АПК на современном этапе фактически заложен принцип «освоить бюджетные средства в установленный срок любыми способами», что существенно снижает как эффективность государственных расходов в интересах отрасли, так и собственно темпы ее развития.

В этой связи нами поставлен вопрос о выработке новой концепции развития российского АПК, основной детерминантой которого должно являться полноценное продовольственное обеспечение граждан с опорой на эффективное и последовательное совершенствование экономической деятельности в агропромышленном комплексе.

Авторской гипотезой работы является первичность и сущностной характер категории «продовольственное обеспечение населения» по отношению к другим понятиям и дефинициям, используемым для характеристики продовольственной проблематики, а также тройственность («триллема») роли человека в продовольственном обеспечении, раскрывающаяся посредством определения ключевых аспектов взаимодействия и взаимозависимости, влияющих на указанный процесс факторов.

2. Основная часть

Несмотря на то, что общие концептуальные подходы к продовольственной проблематике определены ФАО как устранение голода и обеспечение беспрепятственного (физического, социального и экономического) доступа населения к безопасным и качественным продуктам питания в требуемом количестве [5], спектр различий в подходах к реализации указанного достаточно велик, а терминологический аппарат, используемый учеными для раскрытия сущности и содержания проблемы обеспечения населения продовольствием, с учетом важности и востребованности научного исследования указанной сферы, носит достаточно вариативный характер.

Так, К.В. Пьянкова отмечает, что продовольственное обеспечение – это способность системы формирования и распределения продовольственных ресурсов стабильно обеспечивать все категории населения продуктами питания на всей своей территории, причем не ниже норм минимальной потребительской корзины [3, с. 43–44] (Pyankova, 2007, р. 43–44), Е.Е. Голова и Л.Н. Гончаренко в структуре данного понятия выделяют 3 составляющие – продовольственный рынок, собственно АПК и питание населения [4] (Golova, Goncharenko, 2019), а А.В. Марченко акцентирует внимание на том, что продовольственное обеспечение, являясь экономическим приоритетом государства, направлено на удовлетворение потребностей человечества в основных продуктах питания, улучшение благосостояния общества и сохранение здоровья населения [5] (Marchenko, 2020).

А.Г. Чупрякова и П.Д. Косинский рассматривают данное понятие как совокупность экономических отношений в обществе, возникающих в процессе обеспечения всех членов общества продуктами питания в соответствии с нормами количества и качества [6] (Chupryakova, Kosinskiy, 2016). Г.С. Бондарева детализирует указанное понятие как систему взаимодействия производителей, продавцов, потребителей и органов государственной власти, обеспечивающую потребности населения в качественных продуктах питания [7] (Bondareva, 2013), А.Э. Шилова и Э.М. Лубкова связывают данную совокупность с собственным производством и обменом продовольствием, при этом основной характеристикой продовольственного обеспечения, с их точки зрения, является продовольственная обеспеченность как способность удовлетворять потребности населения в качественных продуктах питания [8] (Shilova, Lubkova, 2018).

Зарубежными авторами стран с развитой экономикой продовольственное обеспечение понимается несколько иначе и трактуется с позиции термина food supply chains (англ. – цепочки поставок продовольствия), характеризующего весь процесс передвижения сырья и материалов, производства, сбыта сельскохозяйственной продукции и продуктов питания населению и их потребления – from farm to fork (англ. – от фермы до вилки).

Дж.Т. Метцнер определяет, что цепочка поставок продовольствия состоит из производителя, поставщика и потребителя, участвующих в восходящих и (или) последующих потоках продуктов питания [9] (Mentzer, De Witt, Keebler, Min, Nix, Smith, Zacharia, 2001). По мнению А. Тури, цепочка поставок продуктов питания связывает различные виды деятельности: от закупки сельскохозяйственного сырья, его переработки до конечного потребления людьми и их распределения [10] (Turi, Goncalves, Mocan, 2014). В. Ноеми отмечает, что надлежащее функционирование цепочек поставок зависит от их участников, основной целью которых является удовлетворение потребностей потребителей, ради которых они сотрудничают в процессах создания добавленной стоимости [11] (Noémi, 2012), при этом общим интересом участников цепи является успех всей цепочки поставок, потому что участие в успешной цепочке поставок может обеспечить конкурентное преимущество для участников продовольственного рынка [12, 13] (Molnár, Gellynck, Weaver, 2010; Mesic, Molnár, Cerjak, 2017).

Применительно к данному понятию зарубежными учеными выделяются такие характеристики продовольственного обеспечения, как гибкость, устойчивость, конкурентоспособность, а также способность соответствовать ожиданиям потребителей и управлять ими [14] (Leat, Revoredo‐Giha, 2013); эффективное реагирование на запросы потребителей в контексте тесного сотрудничества ритейлеров и поставщиков для снижения затрат в цепочке поставок и повышения ценности продуктов питания для покупателей [15] (Martens, Dooley, 2010); непрерывность как показатель минимизации, устранения и предотвращения сбоев в цепочке поставок продовольствия, а также последующего восстановления ее нормального состояния [16] (Whipple, Voss, Closs, 2009).

В западной научной мысли данное понятие используется на всех уровнях пространственно-экономического развития – от глобального до локального – меняются только задачи, которые решаются на каждом из них: на глобальном уровне – вопросы тарифного регулирования межгосударственных поставок продовольствия; на национальном – деятельность крупных сельскохозяйственных (продовольственных) корпораций, специализирующихся на производстве и сбыте продуктов питания; на региональном – вопросы продовольственного взаимодействия между крупными городскими образованиями и сельской местностью; на локальном – способы доставки продовольственной продукции потребителю, которые не используют крупные ритейлерские сетевые компании (т.н. короткие цепочки поставок продуктов питания) [2] (Baskakov, 2020). При этом конечная цель указанных действий носит постоянный и неизменный характер – полноценное удовлетворение потребностей людей в продовольствии.

Анализ выделенных точек зрения показывает, что в основе всех вышеизложенных понятий и дефиниций вне зависимости от применяемых научных подходов так или иначе лежат одни и те же фундаментальные категории, такие как обеспечение бесперебойного и качественного питания населения, безопасность продовольственных товаров и здоровье людей, экономическая и физическая доступность продовольствия, его эффективное производство и своевременное, а также справедливое распределение, рациональное использование природных ресурсов, необходимость минимизации негативного воздействия на окружающую среду и экономически эффективного развития АПК [2] (Baskakov, 2020). Изложенное позволяет нам утверждать, что у всех вышеназванных точек зрения есть один общий базис, направленность которого заключается в формировании и постоянном воспроизводстве такого количества, ассортимента и качества продовольствия, которого было бы достаточно для поддержания здоровья и полноценной жизни людей.

От продовольствия нельзя отказаться – этот постулат, а также выделенный базис продовольственной проблематики и его ориентация на удовлетворение фундаментальных потребностей человека в продуктах питания определяют их как ценностные ориентиры, имеющие первостепенное значение для любой страны и любого общества. Как справедливо отмечает Т.В. Кочинова, продовольственное обеспечение является для государства основной задачей первого уровня приоритетности [17] (Kochinova, 2021).

Таким образом, там, где мы говорим о населении и решении продовольственных задач, необходимо в первую очередь говорить о продовольственном обеспечении. Если не удовлетворены фундаментальные потребности людей в продуктах питания, то дискуссии о продовольственной безопасности, продовольственной независимости и продовольственной самодостаточности – это вопросы второго плана.

В контексте указанного понятия продовольственной безопасности, независимости, обеспеченности и т.п. являются лишь «надстройкой» продовольственного обеспечения, которая может меняться в зависимости от влияния на него внешних и внутренних факторов, – именно это, на наш взгляд, и объясняет такое разнообразие научных взглядов и подходов к продовольственной проблематике, в рамках которых ученые исследуют степень воздействия различных условий на возможность полноценного обеспечения населения продуктами питания.

Обобщая и детализируя данные факторы, можно выделить три ключевых подхода к научным исследованиям в указанной сфере:

а) исследования особенностей организации продовольственного обеспечения, основанные на финансовых факторах, связанных с удовлетворением все возрастающих потребностей населения в продуктах питания за счет повышения экономической эффективности деятельности АПК. Прежде всего, к этому направлению относятся такие факторы, как финансовое планирование деятельности аграрного сектора, в том числе с позиции его стратегического развития; результативность управления финансами; государственная поддержка отрасли; динамика кредиторской задолженности сельхозтоваропроизводителей; ценообразование и платежеспособность предприятий АПК; страхование и экономические риски в аграрной сфере [18–21] (Vinnikova, Kuznetsova, Shamina, 2019; Guseva, Boev, 2015; Baklanova, 2018; Khanmagomedov, Aliev, Mukailov, Ulchibekova, 2018).

б) рассмотрение механизмов продовольственного обеспечения с точки зрения производственных факторов, обусловленных приоритетным исследованием вопросов ресурсной обеспеченности производства продуктов питания, в том числе оцениваемых с позиции использования и поддержания экологического состояния земель сельскохозяйственного назначения; развития человеческого капитала в АПК, основных фондов и предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве, раскрывающих особенности и основные производственные возможности АПК [22–25] (Kuznetsova, 2020; Pershukevich, 2017; Rodina, 2021; Mamonov, 2020);

б) анализ и изучение осуществления продовольственного обеспечения с точки зрения социальных факторов, в основе которого лежит необходимость полноценного и качественного удовлетворения потребностей населения в продовольствии вне зависимости от складывающейся экономической ситуации и климатических зон при активном участии в этом государства. Здесь на продовольственное обеспечение населения в первую очередь воздействует: степень инфраструктурного развития территории, в том числе сельских районов; удаленность территорий от основных мест производства сельскохозяйственной продукции; экстремальные и неблагоприятные климатические условия; низкий уровень жизни граждан [26–29] (Polbitsyn, 2018; Rodina, 2021; Rudoy, Afanasev, 2010; Afanasev, Rudoy, Fedyaev, 2016).

Сложность и многомерность процессов, происходящих в продовольственной сфере, обуславливает взаимозависимость трех вышеизложенных научных подходов, не позволяя рассматривать какой-либо один из них в отрыве от двух других и наоборот. Однако анализируя выделенные научные подходы, необходимо отметить существенные различия в раскрытии учеными взаимосвязей между финансовыми, производственными и социальными факторами, воздействующими на продовольственное обеспечение населения.

Так, анализ связей между финансовыми и производственными факторами в продовольственной сфере в работах отечественных ученых носит активный и функциональный характер. Это обусловлено, во-первых, методологией программно-целевого и (или) индикативного планирования, подразумевающей увязку индикаторов развития агропромышленного производства с выделяемыми на их достижение финансовыми средствами и, как следствие, взаимосвязью комплекса оценочных показателей, которые формируются в системе национальной статистической отчетности; во-вторых, бюджетированием государственных расходов, которые в рамках федеральных целевых программ и национальных проектов в агропромышленной сфере выделяются, прежде всего, на поддержку производственной составляющей АПК; наконец, в-третьих, финансовой слабостью и неустойчивостью именно второй сферы АПК – функционированием отечественных сельхозтоваропроизводителей, рентабельность деятельности которых без государственной поддержки является крайне низкой, а зачастую и убыточной.

Применительно к указанному учеными, как правило, осуществляется определение т.н. наиболее уязвимых точек в вопросах продовольственного обеспечения с позиции производства продуктов питания и обоснование комплекса бюджетных мер в виде перераспределения финансовых ресурсов, направленных на их устранение либо снижение их негативного влияния. Классическим примером здесь является активная выработка и научное обоснование мер по ускоренной реализации в России концепции продовольственного импортозамещения после введения продовольственного эмбарго в отношении западных стран в 2014 году.

Преимуществами данных научных изысканий является возможность определения механизмов и алгоритмов быстрого и, что немаловажно, своевременного реагирования на негативные внешние и внутренние факторы, воздействующие на продовольственную систему, а также угрозы в продовольственной сфере и их устранение в короткие сроки путем переориентации финансовых потоков на наиболее «угрожаемые» и «проблемные» направления. К слабостям указанного можно отнести потенциально ограниченный характер мер, которые могут быть научно обоснованы и предложены на данном направлении как в связи с международными обязательствами России в сфере АПК, в том числе в соответствии с правилами ВТО, так и собственно ограничениями государственного регулирования отрасли в рамках свободных рыночных отношений.

Исследование связей между производственными и социальными факторами, воздействующими на продовольственное обеспечение населения, выражено не так ярко. Причиной этого является индивидуальный характер питания, при котором каждый человек приобретает и потребляет пищевые продукты исходя из своих личных возможностей и предпочтений, что предполагает сложность оценки влияния уровня производства сельскохозяйственной продукции и степени обеспеченности населения продовольствием на параметры и показатели «удовлетворенности» этого же населения продовольственным обеспечением.

В научных исследованиях на данном направлении авторами в большинстве случаев проводится сравнительный и сопоставительный анализ «технических» показателей производства продовольствия с рациональными нормами питания и пороговыми значениями Доктрины продовольственной безопасности, оцениваемых с позиции достаточности для обеспечения конкретной численности населения, проживающего на той или иной территории. Исходя из полученных данных формируется комплекс научно обоснованных предложений по внесению корректив в производственные процессы, направленные на наращивание выпуска либо дополнительного ввоза (импорта) недостающего вида продовольствия. Здесь же исследуются вопросы покупательской способности населения, в том числе с точки зрения дифференциации уровня доходов и финансового расслоения общества как ключевого параметра, определяющего возможность поддержания стабильного платежеспособного спроса на продукцию АПК.

Несомненными преимуществами данных научных исследований является возможность установления предпосылок к возникновению дефицита продовольственных товаров на рынке и дальнейшая выработка путей их устранения, а также определение приемлемого с социальной точки зрения уровня физической и экономической доступности продовольствия, что впоследствии позволяет органам управления вырабатывать более точные и оптимальные экономические решения на практике.

Однако в этом случае ограничениями являются: узкая статистическая база показателей производства продовольствия при широком ассортименте потребляемых населением продовольственных товаров, в том числе различных их производных; отсутствие каких-либо статистических данных об утраченных возможностях в сфере продовольственного обеспечения (испорченные и непотребленные, в том числе выброшенные продукты питания, стоимость их производства и т.п.), а также существенная разница между понятием сельскохозяйственной продукции (как требующей дополнительной обработки и переработки) и собственно термином продукты питания (как конечные продовольственные товары, которые люди употребляют в пищу). Эти аспекты не позволяют осуществлять точную и детальную оценку степени обеспеченности населения продовольственными товарами и создают массу условностей и допущений, что приводит к значительной погрешности как в соответствующих экономических расчетах, так и в прогнозировании развития продовольственной сферы.

В свою очередь, научное исследование связей между социальными и финансовыми факторами, воздействующими на продовольственное обеспечение населения, в трудах отечественных ученых осуществляется лишь опосредованно, не отражая ключевых вопросов их структурного взаимодействия. В рамках указанного можно выделить научную проработку таких вопросов, как оказание наименее обеспеченному населению адресной продовольственной помощи, а также обоснование необходимости улучшения социального обеспечения граждан путем расширения ассортимента и увеличения размера потребительской корзины, в том числе ее продовольственной составляющей.

Несмотря на важность данных вопросов и их социальную значимость, они позволяют лишь косвенно совместить между собой социальные и финансовые факторы, воздействующие на продовольственное обеспечение населения, так как не раскрывают всей полноты, важности и значимости выделенных аспектов.

На наш взгляд, в результате изучения взаимосвязи между означенными факторами должны формироваться т.н. обратные связи в продовольственной системе, которые на основании достигнутых показателей и значений продовольственного обеспечения граждан будут определять направления оптимизации государственного финансирования отрасли и обуславливать в конечном итоге коррективы в оказании финансовой помощи сельхозтоваропроизводителям, делая этот процесс более адресным, предметным, прозрачным и организованным. На основании указанного впоследствии будет повышаться эффективность функционирования АПК, а также расширяться ассортимент выпускаемой продовольственной продукции, исходя из потребностей общества, что, в свою очередь, приведет к изменению конечных показателей продовольственного обеспечения, делая этот процесс цикличным и переводя его с каждым последующим витком в более качественное состояние.

Изложенное, по нашему мнению, дает основание полагать, что именно величиной и эффективностью взаимосвязи социальных и финансовых факторов и определяется степень адаптации продовольственной системы к изменяющимся условиям, ее устойчивость, а также способность своевременно и в полном объеме решать стоящие перед ней задачи.

При этом степень влияния факторов на продовольственное обеспечение населения и связи между ними являются качественными характеристиками продовольственных систем, определяющими их особенности и специфику применительно к тем условиям, в которых они действуют и функционируют.

Однако центральным элементом продовольственного обеспечения является человек, который несет в себе три ключевые роли. С одной стороны, это организатор продовольственного обеспечения, обладающий возможностью принимать и реализовывать управленческие решения в указанной сфере. С другой, это субъект продовольственного рынка, ставящий своей целью получение прибыли. С третьей – потребитель продуктов питания, который находится в крайней зависимости от эффективного функционирования самой продовольственной системы (рис. 1).

Рисунок 1. Роль и место человека в системе факторов, воздействующих на продовольственное обеспечение

Источник: авторская разработка.

Указанная тройственность, или «трилемма» роли человека в формировании и развитии продовольственной системы обуславливает, как уже было отмечено выше, необходимость соблюдения баланса интересов производителей и потребителей продуктов питания, т.е. достижения и поддержания сбалансированности между социальными и экономическими аспектами продовольственного обеспечения, в основе которого лежит, с одной стороны, полное удовлетворение потребностей людей в продовольствии, а с другой – экономическая эффективность и рациональность хозяйствования в АПК.

Исходя из изложенного, следует согласиться с позицией В.В. Бутырина и С.И. Ткачева, которые подчеркивают необходимость согласования социально-экономических интересов отдельных предприятий, отраслей и сфер АПК между собой и с органами государственного управления [30] (Butyrin, Tkachev, 2003). Однако, по нашему мнению, в контексте ранее отмеченных особенностей продовольственного обеспечения населения данный тезис требует дополнения, т.к. функционирование отдельных предприятий, отраслей и сфер АПК и деятельность органов государственного управления отраслью должны быть не только согласованы между собой, но и должно предусматриваться участие в указанном процессе потребителей продуктов питания как конечного звена в цепи продовольственного обеспечения.

Проведенный анализ позволяет утверждать, что термин продовольственное обеспечение населения носит многомерный и сложноконструктивный характер, не только включающий в себя весь спектр вопросов производства, переработки, распределения и потребления продуктов питания, но и выступающий в качестве центрального звена, объединяющего различные аспекты продовольственной самообеспеченности, продовольственной независимости и продовольственной безопасности.

Фактически мы говорим о том, что процесс продовольственного обеспечения населения носит цикличный и постоянный характер, в рамках которого, с одной стороны, в интересах производителей продовольствия циркулируют финансовые средства, а в обратном направлении в сторону потребителей продовольствия – продукты питания. При этом на него влияет совокупность факторов, ключевыми из которых, по нашему мнению, являются государственная поддержка АПК, ресурсные возможности сельхозтоваропроизводителей, нормы питания населения, определяющие вопросы физической и экономической доступности продовольствия, а также необходимость сохранения окружающей среды.

Сущность категории «продовольственное обеспечение населения» представлена на рисунке 2.

Рисунок 2. Сущность категории «продовольственное обеспечение населения»

Источник: авторская разработка.

Исходя из изложенного, категория продовольственное обеспечение населения трактуется нами как многомерная общность организационных, экономических и социальных отношений по расширенному воспроизводству продовольствия (с позиции количественной, качественной и экологической составляющей), главной целью которого является предоставление населению полноценного питания в сочетании с принципами рациональности, экономической эффективности и сбалансированного развития АПК.

3. Заключение

Таким образом, проведенное исследование показывает, что проблема продовольственного обеспечения носит более глубокий и сложный характер и не ограничивается переносом ее только на региональный и локальный уровень территориального развития.

Авторский подход к исследованию продовольственного обеспечения населения как экономической категории, предполагающий придание ей статуса первичной и сущностной дефиниции в контексте рассмотрения продовольственной проблематики в целом, позволяет переформатировать научные исследования на данном направлении и учесть в указанном процессе интересы не только производителей, но потребителей продовольствия, т.е. сделать его более сбалансированным.

С точки зрения практической реализации авторской концепции, а также в качестве дальнейшего направления исследований по данному направлению видится необходимость обоснования и разработки перечня социально-экономических показателей, которые позволят взаимоувязать социальные и финансовые аспекты в продовольственной сфере, тем самым переориентировать государственную поддержку национального АПК на решение конечной задачи продовольственного обеспечения – полноценного питания граждан России.

[1] ООН: Почти 9 миллионов россиян недоедают, сотни тысяч живут на грани голода. Информационный портал Фонтанка.ру: [Электронный ресурс]. URL: https://www.fontanka.ru/2021/07/15/70025450/ (дата обращения: 01.10.2021).

[2] Федеральный закон от 29.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства».

[3] О государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы (Утверждена постановлением Правительства РФ от 14 июля 2007 года № 446) и на 2013-2025 годы (Утверждена Постановлением Правительства РФ от 14 июля 2012 года № 717, в редакции Постановления правительства РФ от 31 марта 2020 года № 375).

[4] Основные показатели сельского хозяйства РФ. Портал государственной статистики РФ : [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru (дата обращения: 02.10.2021).

[5] Римская декларация о всемирной продовольственной безопасности. Информационный портал Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН : [Электронный ресурс]. URL.: https://www.fao.org/3/w3613e/w3613e00.htm (дата обращения 05.10.2021).


Источники:

1. Буздалов И.Н. Современное положение в сельском хозяйстве России: системный аграрный кризис продолжается // Общество и экономика. – 2018. – № 3. – c. 75-92.
2. Баскаков С.М. Продовольственное обеспечение как экономическая категория: сравнительный анализ российских и зарубежных научных взглядов // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2020. – № 1. – c. 77-96. – doi: 10.24411/2071-6435-20209-10004.
3. Информационный портал Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fao.org/about/ru/ (дата обращения: 19.10.2021).
4. Пьянкова К.В. Продовольственное обеспечение промышленных регионов страны (теория, методология, практика). - М.: ВНИИЭСХ, 2007. – 243 c.
5. Голова Е.Е., Гончаренко Л.Н. Продовольственное обеспечение сельских территорий как фактор, влияющий на качество жизни (по данным Омской области) // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1939-1948. – doi: 10.18334/eo.9.3.40877.
6. Марченко А.В. Проблемы доступности продуктов питания и уровень продовольственной безопасности в мире // Электронное сетевое издание «Международный правовой курьер». – 2020. – № 10. – c. 25-29.
7. Чупрякова А.Г., Косинский П.Д. Продовольственное обеспечение населения промышленного региона: проблемы и перспективы // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 12-1. – c. 109-113.
8. Бондарева Г.С. Продовольственное обеспечение населения: понятие, сущность и структура // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2013. – № 3-1 (55). – c. 235-238.
9. Шилова А.Э., Лубкова Э.М. Продовольственное обеспечение промышленного региона: проблемы самообеспеченности населения и конкурентоспособности сельскохозяйственных производителей (на материалах Кемеровской области) // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2018. – № 11(97). – c. 50-57. – doi: 10.26726/1812-7096-2018-11-50-57.
10. Mentzer J.T., De Witt W., Keebler J.S., Min S., Nix N.W., Smith C.D., Zacharia Z.G. Defining supply chain management // Journal of Business Logistics. – 2001. – № 2. – p. 1-25. – doi: 10.1002/j.2158-1592.2001.tb00001.x.
11. Turi A., Goncalves G., Mocan M. Challenges and competitiveness indicators for the sustainable development of the supply chain in food industry // Procedia – Social and Behavioral Sciences. – 2014. – № 124. – p. 133-141. – doi: 10.1016/j.sbspro.2014.02.469.
12. Noémi V. Members of a supply chain and their relationships // Agribusiness. – 2012. – № 5. – p. 131-134. – doi: 10.19041/APSTRACT/2012/5/21.
13. Molnár A., Gellynck X., Weaver R.D. Chain member perception of chain performance: the role of relationship quality // Journal on Chain and Network Science. – 2010. – № 1. – p. 27-49. – doi: 10.3920/JCNS2010.x103.
14. Mesic Ž., Molnár A., Cerjak M. Assessment of traditional food supply chain performance using triadic approach: the role of relationships quality // Supply Chain Management. – 2017. – № 5. – p. 396-411. – doi: 10.1108/SCM-10-2017-0336.
15. Leat P., Revoredo‐Giha C. Risk and resilience in agri‐food supply chains: the case of the ASDA PorkLink supply chain in Scotland // Supply Chain Management. – 2013. – № 2. – p. 219-231. – doi: 10.1108/13598541311318845.
16. Martens B.J., Dooley F.J. Food and grocery supply chains: a reappraisal of ECR performance // International Journal of Physical Distribution & Logistics Management. – 2010. – № 7. – p. 534-549. – doi: 10.1108/09600031011071993.
17. Whipple J.M., Voss M.D., Closs D.J. Supply chain security practices in the food industry: Do firms operating globally and domestically differ? // International Journal of Physical Distribution & Logistics Management. – 2009. – № 7. – p. 574-594. – doi: 10.1108/09600030910996260.
18. Винникова И.С., Кузнецова Е.А, Шамина Е.М. Финансовое планирование на предприятиях АПК // Финансовая экономика. – 2019. – № 11. – c. 326-328.
19. Гусева Т.В., Боев А.Н. Финансовое планирование – центральное место управления агропромышленным комплексом // Научно-методический журнал Концепт. – 2015. – № 13. – c. 3331-3335.
20. Baklanova A.O. The Role of Financial Planning and Control in Crisis Management of Agroculnural // Sochi Journal of Economy. – 2018. – № 12(4). – p. 366-372.
21. Ханмагомедов С.Г., Алиев А.Б., Мукаилов М.Д., Улчибекова Н.А. Проблемы и риски в АПК, направления их минимизации // Проблемы развития АПК региона. – 2018. – № 2(34). – c. 181-186.
22. Кузнецова И.Г. Производительность труда как инновационный фактор повышения деловой активности сельскохозяйственной организации // Закономерности развития региональных агропродовольственных систем. – 2020. – № 1. – c. 75-78.
23. Першукевич П.М. Инновационный прогресс в системе производительных сил и производственных отношений агропромышленного производства // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2017. – № 9. – c. 2-8.
24. Родина Н.В. Основные фонды АПК как фактор обеспечения продовольственной безопасности // АПК: Экономика, управление. – 2021. – № 5. – c. 44-48. – doi: 10.33305/215-44.
25. Мамонов О.В. Система факторов производства как модель в рамках развития отрасли АПК // Приоритетные направления научно-технологического развития агропромышленного комплекса: сборник трудов международной научно-практической конференции. Новосибирск, 2020. – c. 79-82.
26. Полбицын С.Н. Формирование «умной» системы продовольственного обеспечения населения арктических территорий // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. – 2018. – № 9(115). – c. 57.
27. Родина Н.В. Новая арктическая стратегия России и ее влияние на продовольственное обеспечение населения Арктики Якутии // АПК: Экономика, управление. – 2021. – № 2. – c. 3-8. – doi: 10.33305/212-3.
28. Рудой Е.В., Афанасьев Е.В. Продовольственная обеспеченность населения Сибири и Дальнего Востока: проблемы и перспективы // Экономика региона. – 2010. – № 4(24). – c. 190-193.
29. Афанасьев Е.В., Рудой Е.В., Федяев П.М. Основные задачи и пути развития АПК по улучшению продовольственного обеспечения населения Сибирского федерального округа // Вестник Омского государственного аграрного университета. – 2016. – № 2(22). – c. 268-274.
30. Бутырин В.В., Ткачев С.И. Формирование системы индикативного планирования регионального АПК // Вестник Саратовского Госагроуниверсистета. – 2003. – № 3. – c. 24-26.

Страница обновлена: 01.10.2022 в 17:05:33