Опыт развития финансовых экосистем в экономике развитых стран

Темукуев С.А.1, Стихарева Н.П.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 17, Номер 1 (Январь 2023)

Цитировать:
Темукуев С.А., Стихарева Н.П. Опыт развития финансовых экосистем в экономике развитых стран // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 1. – С. 111-128. – doi: 10.18334/ce.17.1.116848.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50353497

Аннотация:
Актуальность настоящего исследования заключается в стратегической значимости развития экосистем на финансовом и иных видах рынков. Данные структуры являются принципиально новыми формами организации коммерческих структур, в перспективе определяющими глобальные тренды экономического развития и доминирования определённых организаций на международном рынке в рамках перехода от пятого к шестому технологическому укладу. Развитие финансовых экосистем является значимой проблемой для развитых стран. По итогам исследования проанализирован опыт зарубежных стран, сделаны выводы о трендах цифровизации банкинга и финтеха в развитых странах. На основании полученных данных авторы сформировали тренды цифровизации банкинга и финтеха в развитых странах. Настоящая статья будет интересна исследователям проблем развития финансовых экосистем и специалистам по смежным направлениям.

Ключевые слова: финансовые экосистемы; финтех; финансовый рынок; развитые страны

Финансирование:
Статья выполнена по теме научного проекта «Сравнительный анализ цифровизации финансово-банковской сферы России и стран ОЭСР» в рамках конкурса студенческих научных проектов Финуниверситета (научный руководитель темы проекта – д.э.н., профессор С.А. Толкачев).

JEL-классификация: G21, O31, O33



Введение

Существующие тренды на монополизацию отраслей экономики, включая финансовую сферу, во многом являются результатами возникновения таких структур как экосистемы. Понятие «экосистема» в экономическую науку ввел Дж. Ф. Мур в своей работе «Смерть конкуренции: лидерство и стратегия в эпоху бизнес-экосистем» в 1996 году. [1] Он охарактеризовал определение «экосистемы» как систему экономических сообществ, поддерживаемых базисом из взаимодействующих организаций и отдельных лиц – организмов делового мира. [2, 3]. Экосистема является эффективной институционально-организационной формой межсекторной конвергенции, осуществляемой ее инициатором под воздействием цифровизации в добровольной форме, реализуемой на основе единой электронной базы ведения совместного бизнеса, включающей информационные технологии (ИТ), платформы ИТ и сети ИТ, и использующей для всех участников системы реальную и виртуальную информацию. Экосистема представляет собою возглавляемую головной организацией (инициатором межсекторной конвергенции) совокупность взаимосвязанных сервисов, объединенных единым брендом, дизайном и другими аксессуарами деятельности и создающих определенную экономическую ценность. Под экосистемой понимается локализованный комплекс организаций, бизнес-процессов, инновационных проектов и инфраструктурных образований, способный к длительному самостоятельному функционированию за счет кругооборота ресурсов и продуктов. Экосистема реализует принцип «win-win» и обеспечивает выгоду всем ее участникам.

Экосистема позволяет снизить риски осуществления экономической деятельности, так как в ряде случаев интегрированными в экосистемы оказываются сервисы, напрямую не связанные с деятельностью владельца данной структуры. Появление экосистем стало возможным благодаря развитию Четвёртой промышленной революции и модернизации имеющихся технологий производства за счёт интеграции и внедрения компьютерной техники. Последующее развитие электронно-телекоммуникационных сетей, преимущественно Интернета, способствовало упрощению поддержания связи и осуществлению управления обособленными подразделениями, а также многосекторному планированию экономической деятельности. Структура экосистем позволяет компаниям не только повысить собственную финансовую устойчивость за счет диверсификации доходов, но и получить возможность для развития в других отраслях. В перспективе экосистемы могут стать основой для формирования транснациональных корпораций, основанных на использовании общей электронной платформы.

Актуальность данного исследования заключается в том, что цифровизация финансового сектора в разных странах проходит крайне неравномерно, что обусловлено различным уровнем технологического развития. Параллельно с развитием и образованием финансовых экосистем, отдельные финансовые организации или страны фокусируются на опережающем развитии финтеха (финансовых технологий). Данная отрасль, в основном, состоит из мелкого и среднего бизнеса, разрабатывающего альтернативные методы финансирования экономической деятельности при помощи использования цифрового пространства, например, краудфандинга, кредитование P2P (peer-to-peer), система платежей B2B (business to business) и др.

Цифровая трансформация финансовых экосистем является актуальным направлением научных исследований. Проблемы цифровой трансформации финансовых экосистем подробно рассматриваются в исследованиях Мура Дж. [1] (Mur, 1996), Шваба К. [2, 3] (Shvab, 2018; Shvab 2016), Толкачева С.А. [9, 10, 11] (Tolkachev, 2015; Tolkachev, 2019; Tolkachev, Udalov, Temukuev, 2022), Балашова Е.А. [4] (Balashov, 2021). Цифровая трансформация финансовых экосистем в России и зарубежных государствах исследована в работах Голенда Л.К. [5] (Golenda, 2020), Гулина К.А. [6] (Gulin, Uskov, 2017), Дружинина Н.Л. [7] (Druzhinin, 2008), Емельянова О.Н. [8] (Emelyanova, 2020) и в работах зарубежных авторов, раскрывающих характеристику развития финансовых экосистем.

Основная цель исследования – выявление основные направления развития финансовых рынков в развитых странах. Авторами проведен анализ зарубежного опыта применения инструментов в целях развития финансовых экосистем. Научная новизна состоит в исследовании трендов цифровизации финансовых экосистем, банкинга и финтеха зарубежных стран.

В качестве гипотезы выступает положение о том, что инструменты развития финансовых рынков разнородны и не имеют единого подхода.

Фокусировка на Финтехе позволяет поддерживать инновационную активность, а также задаёт тренды развития для крупных корпораций. Кроме того, фирмы, занимающиеся финансовыми технологиями, впоследствии могут становиться частью экосистем и стимулировать их развитие уже изнутри. Рассмотрим кейсы отдельных стран, в которых наблюдается высокий уровень цифровизации финансового сектора.

Германия.

Германия является одним из основоположников Индустрии 4.0, что обуславливает использование технологий пятого технологического уклада в трансформации финансовой сферы. В целях развития Индустрии 4.0 и повышения международной конкурентоспособности экономики и улучшения сотрудничества между наукой и промышленностью Правительство Германии приняло стратегический план действий в области цифровизации банкинга и финтеха (High-Tech Strategy Action Plan).

Немецкие банки должны нарастить темпы имплементации высоких технологий и создания цифровой инфраструктуры банков, чтобы не отставать от других экономических субъектов мировой экономики в условиях постоянно растущей конкурентной угрозы со стороны не только других государств, но и транснационального капитала.

Банковская система Германии состоит из трех основных элементов: частных банков, сберегательных банков и кооперативного банковского сектора. Данная громоздкая система препятствует производительности и эффективности, что приводит к высоким затратам и замедлению инноваций. Хотя большинство немецких банков уделяют немалое значение развитию ИТ-систем и финтеха, сберегательные и кооперативные банки ввиду того, что имеют огромную и дорогостоящую филиальную сеть, не могут перераспределить достаточное количество средств в развитие ИТ-индустрии и финтеха. Банковский сектор в Германии открыл дорогу электронным финансовым системам других стран, которые используют слабость немецкой банковской отрасли как конкурентное преимущество и возможность выйти на рынок.

За последние несколько лет финтех-фирмы и, в большей степени, зарубежные электронные финансовые системы (в т.ч. онлайн-банки) завоевали долю рынка розничных банковских услуг ФРГ. Среди основных продуктов, которые данные банки предоставляют, выделяются большая доля личных кредитов, программ кредитования малого и среднего бизнеса (МСП), сбережений, а также программ финансирования инвестиционных услуг.

Цифровизация банкинга и финтеха в современной Германии рассматривается как комплексная задача, в которой сочетаются экономические аспекты (развитие Индустрии 4.0) и технические аспекты (цифровые технологии кибер-физических систем, больших данных, облачных вычислений) с гуманитарным наполнением, связанным с образованием и качеством жизни человека.

Текущая ИТ-инфраструктура банков Германии более чем достаточна для предоставления популярных банковских услуг, но передовые инновационные банковские продукты в финансовом секторе страны ограничены, хотя имеется большой потенциал для инноваций, которые приведут к снижению затрат. В частности, речь идет о реализации интеллектуальных технологий в части управления рисками (например, приложения машинного обучения для борьбы с отмыванием денег) или решениями на основе блокчейна.

Стоит отметить, что немецкие банки все больше стремятся перейти от традиционных к облачным серверам, что станет большим шагом для цифровизации банковского сектора. Облачные вычисления позволят банкам хранить и обрабатывать огромные объемы информации, которые могут быть использованы, например, для создания новых продуктов.

Франция

Несмотря на многочисленные государственные и частные инициативы, предпринятые с 2000-х годов, цифровизация французских банковских систем остается незначительной, данная проблема особенно проявилась в условиях ограничений COVID-19. Чтобы исправить это, французские банки стараются принимать меры по формированию экосистем с возможностью предоставления широкого спектра финансовых услуг.

Ситуация, вызванная COVID-19, когда экономические субъекты переходят на сетевые платформы, не осталась без внимания банков во Франции. Чтобы поддержать TPE (Très Petites Entreprises – «малые и средние предприятия» (МСП), предприятия, которые имеют менее 10 сотрудников с годовым оборотом и балансом, который не превышает 2 млн. евро) и мелкие предприятия, ведущие банковские учреждения страны поощряют цифровой переход этих субъектов экономики с помощью простых, доступных и безопасных решений.

Французские банки особенно активно принимают меры по борьбе с падением финансовой активности, и, помимо индивидуальных мер по выплате бизнес-кредитов, они поддерживают цифровизацию малого и среднего предпринимательства (МСП) путем внедрения их продуктов в банковские экосистемы. Данная мера получила название IZ e-commerce, она включает в себя создание индивидуальных сайтов электронной коммерции и интеграцию системы дистанционного денежного оборота в партнерстве с PayPlug и Trenta Axome.

Можно привести и иной пример развития экосистем французскими банками, так, BNP Paribas расширяет свой каталог банковских услуг для системы дистанционного денежного оборота, которые не требуют создания веб-сайта. Данные услуги получили следующие названия: Link2Pay и Lyf Pro. С помощью этих систем продавец, через интегрированную в банковскую систему может отправить своему клиенту безопасную ссылку для оплаты.

Французские банки также инвестируют в экосистему финтеха, а также внедряют инновации и лидируют в нем, что делает их одними из ведущих институтов в области цифровизации финансовых операций на территории Европы. Франция имеет масштабную экосистему финтеха, которая охватывает все элементы финансовой сферы.

Бельгия

В последние годы финансовый сектор Бельгии характеризуется растущей степенью цифровизации и внедрением новых продуктов под влиянием технологических инноваций и изменившихся предпочтений потребителей. Новые игроки, которые появляются в условиях продвижения финтеха, как правило, имеют инновационные бизнес-модели, такие как краудфандинг, пиринговые кредиты, альтернативные способы осуществления переводов и международных платежей, робо-консультации, новые электронные торговые площадки, и Бельгия активно продвигает новые инициативы, так как они крайне благоприятно влияют на банковский сектор.

В то же время в Бельгии формируется новая форма поддержки банковского сектора, при которой финтех-системы работают вместе с существующими участниками рынка и предлагают более эффективные финансовые операции, такие как облачные вычислительные решения, средства электронной идентификации клиентов, программное обеспечение для анализа данных, которое может быть использовано для изучения поведения клиентов в экосистеме. В Бельгии особенно распространены распределенные бухгалтерские сервисы, которые позволяют устранить посредников при проведении финансовых операций и заключать сделки более безопасным и эффективным способом.

В Бельгии создан специальный орган, предназначение которого состоит в продвижении финтеха - центральный контактный пункт (fintech single point of contact), который работает совместно с Управлением по финансовым услугам и рынкам (FSMA). Данные органы занимаются вопросами, связанными с fintech. Благодаря активному диалогу с участниками рынка центральный контактный пункт следит за инновациями и отвечает на вопросы по регулированию, надзору и лицензированию субъектов финансового рынка.

Банк Бельгии участвует совместно с законодателями в различных инициативах, направленных на адаптацию бельгийской нормативной базы к новой, меняющейся финансовой среде, для успешного продвижения финтеха.

Однако из характера финтех-технологий ясно, что действия органов, регулирующих финтех рынки, должны координироваться на уровне Европейского союза (далее – ЕС) или даже в общеевропейской перспективе. Поэтому Банк Бельгии активно работает с различными международными институтами над разработкой нормативных актов, которые должным образом учитывают риски и защищают стабильность финансовой системы, не ограничивая возможности, предлагаемые финтех-технологиями.

Финляндия

Говоря о финском опыте цифровизации банкинга и экономики, стоит упомянуть внедрение Kyberfyysisillä systems. Kyberfyysisillä systems состоят из вычислительных способностей, интеграции, сетей и физических процессов. Встраиваемые системы и сетевые Kyberfyysisillä systems позволяют осуществлять мониторинг и управление физическими процессами в среде, к которой она подключена. Деятельность вносит свой вклад в физические процессы, при этом полученную информацию система использует в своих интересах, проводя расчет.

Kyberfyysisillä systems относится к новому поколению технологий, где вычислительная мощность, а также мониторинг физической среды в целом связаны также с пользователем. Способность общаться и определенным образом привносить новые возможности в физический мир для анализа таких вычислений, как общение, управление, являются ключевым фактором в будущем развитии Kyberfyysisillä systems. Иначе говоря, подобные системы являются национальными структурами киберфизических систем. [13]

Польша

В Восточной Европе также присутствуют различные инициативы по цифровизации. Польская банковская система с готовностью принимает и внедряет востребованные цифровые финансовые решения, в связи с которыми она ассоциируется с дальновидным подходом. По версии Global Finance, польский mBank является одной из лучшей финансовых экосистем в Восточной и Центральной Европе. MBank —коммерческий банк, который был основан в 1986 году в Варшаве. Банк оказывает свои услуги, в основном, торговым микро- и малым предприятиям, при этом половина клиентов предпочитает получать счета в цифровой форме, кроме того, около 25% договоров заключаются также дистанционно. [17] В связи с этим возникла предпосылка для развития соответствующей экосистемы. В нее входит mPower Business Starter, благодаря которому любая компания может зарегистрироваться, получая доступ ко всем банковским услугам, и затем автоматически открывать текущие счета через веб-сайт банка. Таким образом, mBank — это цифровая экосистема для малого и среднего бизнеса.

Кроме того, в нее включена система оказания комплексной бухгалтерской помощи (mAccounting) и календарь для предпринимателей (Task Center), а благодаря сотрудничеству с Фондом Cashless Poland банк предлагает POS-устройства бесплатно на срок до 24 месяцев.

В рамках цифровой трансформации банковского сектора польские банки объединились и создали совместную организацию «Польский платежный стандарт» (PPS), в рамках которой была разработана мобильная платежная система (BLIK), похожей на финтех. Данная система включает в себя следующий перечень услуг: использование своих смартфонов для совершения платежей в Интернете и в магазинах, снятие наличных в банкоматах банков-участников и отправка платежей клиентам других банков-участников с использованием их телефонных номеров.

Великобритания

Одной из крупнейших экосистем в Европе является британская компания Revolut. Банк не имеет собственных офисов, являясь полностью цифровым и мобильным, что позволяет ему обслуживать широкую аудиторию во многих странах Европы. Все услуги предоставляются онлайн через мобильное приложение. Revolut выделяется своими цифровыми решениями, которые делают предлагаемые услуги более удобными для клиентов по сравнению с конкурентами на рынке. Будучи новым и полностью онлайновым бизнесом, компания не обременена старыми унаследованными системами и обслуживанием непривлекательных продуктов или каналов. Cтратегия Revolut характеризуется значительной долей трансграничных услуг по отношению к ее размеру и доходам.

Во-первых, ограниченный выбор предлагаемых финансовых услуг. Его основное предложение ориентировано на обмен валюты и расчеты во время деловых и туристических поездок, что очень удобно для его клиентов при совершении как внутренних, так и международных платежей. Revolut не предлагает вклады и кредиты. Revolut добился успеха на рынке и отличается от традиционных банков, в основном, тем, что предлагает гораздо более выгодные курсы обмена валюты, чем конкуренты.

Во-вторых, предопределенный объем услуг Revolut, но те услуги, которые предлагаются, хорошо разработаны с отличным пользовательским интерфейсом. Кажется, что качество пользовательского опыта, которое часто указывается в качестве эталона для отрасли благодаря исключительной простоте использования, составляет второе конкурентное преимущество Revolut. Хотя некоторые эксперты также заметили потенциальные неудобства для клиентов, такие как отсутствие возможности иметь контракты на других языках, кроме английского, или более низкий уровень юридической безопасности, поскольку услуги Revolut не покрываются гарантийными фондами национальных банков.

Целевая аудитория — молодые клиенты (миллениалы), которые являются активными пользователями мобильных технологий и часто путешествуют или часто совершают покупки в Интернете. Для некоторых молодых клиентов Revolut может быть банком первого выбора. Тем не менее, для большинства клиентов, это, как правило, вторичный банк, который обслуживает их с продуктами, недоступными в местных традиционных банках. Revolut начал обслуживать бизнес-клиентов малого и среднего бизнеса, но этот сегмент остается второстепенной аудиторией.

Первая потребность, которую решает Revolut, — низкая стоимость трансграничных карточных транзакций. Ранее невыгодные обменные курсы при карточных трансграничных транзакциях были обычной рыночной практикой. Услуги Revolut облегчают клиентам поездки с деловыми и туристическими целями, онлайн-покупки и денежные переводы. Среди некоторых клиентов Revolut становится популярным как поставщик платежных счетов, используемых только для путешествий.

Во-вторых, предложение Revolut следует рассматривать как дополняющее, а не заменяющее предложения традиционных банков. Revolut многими клиентами воспринимается как предоплаченный продукт, пополняемый деньгами с платежных карт других банков или банковскими переводами. Revolut впоследствии добавляет новые функции, но спектр его продуктов не является полным и несопоставимым с традиционными банками.

В-третьих, клиентам Revolut также предлагаются уникальные услуги, в основном связанные с инвестированием в финансовые рынки, например. торговля акциями дробным способом, в том числе на фондовых биржах США (NYSE и NASDAQ) с котировками мировых ИТ-компаний. Следует упомянуть удобные для клиентов и интересные альтернативные инвестиционные предложения, охватывающие криптовалюты (например, биткойн) и товары, например золото. Revolut работает на территории ЕС на основе паспортной системы ЕС (единая авторизация), позволяющей предоставлять финансовые услуги на всей территории ЕС на основании авторизации, выданной в любом государстве ЕС или государстве Европейской экономической зоны. Режим единого паспорта является воплощением свободы предоставления услуг и ключевой правовой основой, которая позволяет Revolut осуществлять трансграничную деятельность и существенно сокращать затраты на регулирование и соблюдение требований.

Стратегия регулирования компании, заключающаяся в том, что разные лица (уполномоченные в разных юрисдикциях) осуществляют разные виды деятельности и обслуживают клиентов в разных странах разными компаниями, представляется эффективной. Однако с точки зрения клиента такой подход может быть менее выгодным. Клиент вступает в правовые отношения с иностранным лицом, деятельность которого основана на иностранном праве. Местом внесудебного разрешения споров также является иностранное лицо.

Япония

В настоящее время одной из самых существенных проблем японской экономики является высокая стоимость рабочей силы, намного выше, чем в большинстве стран Азиатского региона и это находит прямое влияние на финтех технологии и развитие экономических экосистем. Такое положение усугубляется еще и низкой рождаемостью, старением населения, и даже политика привлечения женской части населения, повышения пенсионного возраста не может решить эти проблемы до конца. Даже при условии, что к 2030 году будет автоматизировано порядка 27% производственных операций, людей заменят машины, Япония в любом случае столкнется с нехваткой рабочей силы. [14] Впрочем, у данной проблемы есть определенное решение – повышение эффективности производства через внедрение цифровых технологий.

Стоит все же отметить, что несмотря на кажущееся повсеместное распространение диджитализации, ее темпы все равно остаются достаточно низкими: продвигать потребление товаров, которые были произведены с использованием новых информационных технологий, в некоторых случаях становится сложнее, так как доходы японских домашних хозяйств в значительной степени не растут. [14]

Долгие годы политическая стабильность, монолитность системы, солидарность государства и корпоративного сектора создавали надежный тыл для запланированных изменений в Японии. [8]

Однако стоит заметить, что, как и на весь мир, на Японию (в частности, на ее социально-экономическую модель) повлияла пандемия Covid-19, установившая новые реалии и задачи развития. Ввиду массового перехода в дистанционный формат работы, пандемия способствовала оттоку населения из городов в регионы. Такие условия вынуждали работодателей преодолевать своеобразные «ментальные» барьеры, такие как «страх утраты контроля над деятельностью сотрудников», а также «многочисленные явные и неявные угрозы информационной безопасности».

Во многом пандемия явилась катализатором стратегии «Общество 5.0», что позволяет уже сейчас наблюдать создание новых рынков в национальной экономике, которое позволяет удовлетворять растущие потребности информационного, цифрового общества. Так, благодаря установлению государственного-частного партнерства (в котором, государству, по большому счету, отводится роль некоторого инициатора, контролера и консультанта, а основные затраты возлагаются на частный сектор), что позволяет налаживать инвестиционный климат в стране. Такая стратегия, по сути, является синергией государственного, корпоративного секторов, общественных организаций, а также научных кластеров. [15]

Способность японской управленческой системы аккуратно и добросовестно воплощать в жизнь разработанные проекты также сыграет положительную роль. Неожиданным фактором ускорения смены социально-экономической модели стала для Японии эпидемия COVID-19. Новые условия жизни, обусловленные социальным дистанцированием, резко увеличили спрос на «цифровые» товары и услуги. Пандемия может поспособствовать оттоку городского населения в регионы, что предусматривается стратегией «Общество 5.0». [12]

В целом, программы, которые разрабатываются в рамках названной выше стратегии нацелены на развитие человеческого капитала. При этом цифровой сектор – это канал, благодаря которому становится возможным обеспечить удовлетворение человеческих потребностей и интересов.

В Японии активно поддерживается «зеленая экономика», «зеленые» банки. Такие проекты требуют значительных вложений как со стороны государственного сектора, так и со стороны «частников». При этом сфера банкинга активно диджитализируется.

Так, крупнейшие финансовые корпорации и банки страны уже приступили к тестированию цифровой иены Банка Японии (CBDC). В рамках первой фазы тестирования необходимо рассмотреть на деле, как функционирует CBDC в качестве полноценного платежного инструмента. На второй фазе уже планируется более частное изучение особенностей функционирования цифровой иены, а уже третья фаза будет ознаменована переходом этой цифровой валюты в руки физических и юридических лиц. В числе компаний, который примут участие в тестировании, будут такие промышленные гиганты, как Mitsubishi UFJ Financial Group, Mizuho Financial Group и Sumitomo Mitsui Financial Group. Консорциум также опубликовал документ, в котором содержится техническая документация с описанием специфики функционирования CBDC. Ожидается, что цифровая йена будет обеспечена реальными банковскими депозитами и будет использовать общую инфраструктуру для осуществления денежных переводов и расчетов между компаниями.

Так, основной целью проведения «испытаний» цифровой валюты является ее анализ в качестве полноценного платежного средства, а также возможность укрепления экосистемы транзакций между экономическими агентами. При этом подразумевается, что цифровая валюта не будет играть роль заменителя наличных и безналичных денег, а лишь дополнит сущность их работы. Цифровая иена позволит также повысить эффективность всей платежной системы Японии.

Таким образом, каждое государство обладает национальными особенностями процесса цифровизации, заключающегося в его специализации и приоритезации конкретных направлений. Имеющиеся на текущий моменты экосистемы, например Revolut или mBank свидетельствуют о том, что в дальнейшем Европейский рынок может быть разделён между несколькими крупными игроками.

Можно констатировать, что роль государственной политики в рамках цифровизации банковского сектора. Стимулирование IT-технологий и государственная поддержка через правительственные программы развития определённо оказывают благотворное влияние на рост показателей финансовых институтов и способствуют их диджитализации, что подтверждается примером Японии.

В Японии финансовый сектор более эффективно проводил мероприятия по диджитализации собственной структуры, однако в большинстве стран уровень цифровизации остаётся на среднем уровне. Кроме того, использование технологий, характерных для Пятого технологического уклада в ряде стран находится на начальной стадии (применительно к финансовому сектору), например, анализ больших данных и др. Принимая во внимание высокую стоимость подобных инструментов можно предположить, что в дальнейшем данный инструмент будет более распространён среди банков и иных финансовых институтов.

Заключение

По итогам исследования финансовых экосистем в развитых странах были выявлены разнородность развития и внедрения финансовых экосистем в странах. Выявлены следующие тренды цифровизации финансовых экосистем, банкинга и финтеха:

1.​Оптимизация удалённой работы сотрудников банка;

2.​Рост операций онлайн;

3.​Упрощение доступа к услугам банка;

4.​Развитие каналов дистанционных продаж;

5.​Борьба с мошенниками и хакерами;

6.​Широкое примирение технологий искусственного интеллекта;

7.​Переход к управлению на основе данных;

8.​Программы тотальной персонификации;

9.​Импортозамещение;

10.​Развитие экосистем;

11.​Разработка собственного программного обеспечения;

12.​Рост потребности в ИТ-специалистах.

На этом основании можно констатировать, что выдвинутая гипотеза является состоятельной. Для дальнейшего развития финансовых экосистем важно обратить внимание на заданный вектор развития и тренды, приведенные выше. Рассмотренные в статье вопросы отражают возможности развития финансовых экосистем, разнородность применяемых методов позволяет определить вектор развития для стран. Данные вопросы могут быть предметом последующих исследований.


Источники:

1. Мур Джеймс Ф. Смерть конкуренции: лидерство и стратегия в эпоху бизнес-экосистем. - Нью-Йорк: Harper Business, 1996.
2. Шваб К. Технологии четвертой промышленной революции. - М.: «Эксмо», 2018. – 317 c.
3. Шваб К.Шваб К. Четвертая промышленная революция. - М.: «Эксмо», 2016. – 138 c.
4. Балашова Е.А. Экосистемы в банковском обслуживании. Мировой опыт // Экономика, менеджмент, сервис: проблемы и перспективы: Материалы III Международной научно-практической конференции. Омск:, 2021. – c. 12-17.
5. Экосистема банка в условиях становления цифровой экономики // Научные труды Белорусского государственного экономического университета. – 2020. – c. 161-168.
6. Гулин К.А., Усков В.С. О роли интернета вещей в условиях перехода к четвертой промышленной революции // Проблемы развития территории. – 2017. – № 4(90). – c. 112-131.
7. Дружинин Н.Л. Дуализм японской экономики и послевоенная система кэйрэцу // Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика. – 2008. – № 2. – c. 34-41.
8. Емельянова О.Н. Факторы и перспективы перехода Японии к цифровому обществу // Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН. – 2020. – № 4. – c. 52-61. – doi: 10.20542/afij-2020-4-52-61.
9. Толкачев С.А. Две модели неоиндустриализации: Германия – «Индустрия 4.0», США – «Промышленный интернет» // Экономист. – 2015. – № 9. – c. 13-23.
10. Толкачев С.А. Киберфизические компоненты повышения конкурентоспособности обрабатывающих отраслей промышленности // Экономическое возрождение России. – 2019. – № 3(61). – c. 127-145.
11. Толкачев С.А., Удалов И.Д., Темукуев С.А. Цифровизация обрабатывающей промышленности стран ЕС: приоритет развития киберфизических систем // Современная Европа. – 2022. – № 1(108). – c. 169-183. – doi: 10.31857/S0201708322010132.
12. Horii M., Sakurai Y. The Future of Work in Japan: Accelerating Automation after COVID-19. McKinsey and Company. [Электронный ресурс]. URL: https://www.readkong.com/page/the-future-of-work-in-japan-accelerating-automation-after-4529778.
13. Rautala E. Kyberfyysisten järjestelmien kehittäminen. Suomessa vuonna. - Jyväskylä: Jyväskylän yliopisto, 2019. – 78 p.
14. Households and NPISHs Final Consumption Expenditure (Constant LCU) – Japan, Low income. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NE.CON.PRVT.KN?locations=XO (дата обращения: 15.04.2022).
15. Society 5.0を徹底解説!定義・技術・事例まで [Detailed Explanation of Society 5.0! Definition, Technologies, Cases (In Jap.)]. Softbank. [Электронный ресурс]. URL: https://www.softbank.jp/biz/future_stride/entry/technology/20200706 (дата обращения: 15.04.2022).
16. OECD Statistics. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: https://stats.oecd.org (дата обращения: 16.04.2022).
17. Национальный банковский журнал NBJ. [Электронный ресурс]. URL: https://nbj.ru/archive/402/?ysclid=lb0rfwm328932935828 (дата обращения: 17.04.2022).

Страница обновлена: 29.04.2024 в 12:07:58