Сегментация регионального рынка труда по уровню вовлеченности в цифровую экономику

Былков В.Г.1
1 Байкальский государственный университет, Россия, Иркутск

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 5 (Май 2021)

Цитировать:
Былков В.Г. Сегментация регионального рынка труда по уровню вовлеченности в цифровую экономику // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 5. – С. 489-508. – doi: 10.18334/et.8.5.112152.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45831177

Аннотация:
В статье представлены авторские методические подходы к сегментации рынка труда по критериям вовлеченности занятых в цифровую экономику региона. Раскрыта сущность термина «вовлеченность в цифровую экономику». Предложена классификация разновидностей категории «вовлеченность в цифровую экономику» по уровням интеграции. Выделены типы вовлеченности (личностная, функциональная, профессиональная, отраслевая). Экскретированы характерные атрибуты обособленных признаков. Обосновано, что в условиях высоких темпов цифровизации экономики особое значение приобретает оценка сегментов, занятых этими видами инновационных работ. Выявлены отдельные сегменты по степени активности работников предприятий и организаций отраслей региона в цифровой экономике. Проведена оценка емкости рыночных сегментов, работающих в отраслях региона в зависимости от уровня развития информационных технологий. Предлагаемая методика позволяет определить отрасли, в которых наблюдается различный уровень вовлеченности в цифровые технологии.

Ключевые слова: сегментация рынка, рынок труда, цифровая экономика, вовлеченность в ИКТ, сектора экономики

JEL-классификация: J21, J24, O33



Введение

Цифровая экономика присутствует практически во всех сферах экономической деятельности, поскольку современные онлайн-технологии развиваются быстрыми темпами. Интернет стал частью нашей повседневной жизни, изменяя поведение, что делает человека все более зависимым от интернет-коммуникаций. В конечном итоге постепенно он становится (если уже не стал) постоянным субъектом цифровой экономики [1] (Asliturk, Cameron, Faisal, 2016).

Можно отметить работу [2] (Bukht, Khiks, 2018), где авторы приводят таблицу с различными определениями сущности «цифровая экономика». Однако ни одно из приведенных определений не отражает всей совокупности понятий цифровой экономики.

Наиболее предпочтительной и верной является позиция, которая предполагает, что это форма экономической активности, которая возникает благодаря миллиарду примеров сетевого взаимодействия людей, предприятий, устройств, данных и процессов. Основой цифровой экономики является гиперсвязуемость, т.е. растущая взаимосвязанность людей, организаций и машин, формирующаяся благодаря Интернету, мобильным технологиям и «Интернету вещей» [3]. Исходя из этого, цифровая экономика может быть определена как особая экономико-трудовая активность работников, созданная на основе цифровых технологий, таких как современное компьютерное оборудование и сети, смартфоны и искусственный интеллект.

Можно утверждать, что цифровая экономика представляет собой не только непосредственно технологии, но в первую очередь людей, которые могут внедрять и использовать их в целях улучшения или создания способов, с помощью которых осуществляется инновационное взаимодействие в процессе производства продукции и оказания услуг. Подчеркивая особую роль человека в рамках цифровой экономики, следует учитывать ее взаимосвязь и взаимозависимость со всей социально-трудовой сферой, и в первую очередь с рынком труда. Причем такого рода взаимозависимости носят абсолютно инновационный характер.

Как подчеркивается в плане действий, принятом на Всемирной конференции Глобального союза IndustriALL «Индустрия 4.0. последствия для профсоюзов и устойчивая промышленная политика», 26–27 октября 2017 г., в Женеве, Швейцария [4], Четвертая промышленная революция взаимодействует с другими социально-экономическими и демографическими факторами, создавая идеальные условия изменений бизнес-моделей во всех отраслях промышленности, что приводит к серьезным трансформациям на рынках труда. Появляются новые категории рабочих мест, частично или полностью вытесняющие другие. Набор навыков, необходимых как для старых, так и для новых профессий, преобразуется в большинстве отраслей экономики.

Весьма полной и достаточно объективной стала работа, в которой авторы раскрывают не только тенденции развития, но и набор компетенций, необходимых для цифровой экономики [5] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2019). Это означает, что формируются непосредственные предпосылки для перехода от сырьевой экономики к инновационной, закономерное изменение уровня знаний и формирование необходимых навыков в «цифровой экономике» вследствие развития данной сферы [6] (Kaufman, 2018). Попытка авторов объяснить актуальность цифровизации усилением мобильности из производственного сектора в сферу услуг имеет ряд методических неточностей.

Во-первых, реализация ИКТ носит тотальный всеобъемлющий характер, который распространяется на все сектора экономики и государственного управления. Во-вторых, глобальные мировые вызовы в виде пандемии Сovid-19 и, соответственно, широкого использования дистанционной занятости стали мощным импульсом всеобщей цифровизации. В-третьих, кардинально изменяется сама концепция трудовой деятельности, меняя качество и содержание труда в пользу технологического наполнения.

Именно поэтому в докладе «Будущее рабочих мест» [7] утверждается, что целью науки является раскрытие и предоставление конкретной информации об относительной величине тенденций преобразования в трудовой деятельности с разбивкой по отраслям и регионам, а также об ожидаемом временном горизонте влияния информатизации на рабочие функции, уровень занятости и квалификацию. Как подчеркивают идеологи амбициозного проекта «Работа 4.0», информатизация характеризуется высокой степенью интеграции и сотрудничества, использованием цифровых технологий (например, интернет) и ростом гибких механизмов работы. В этой ситуации особо возрастает роль качественного подхода к оценке масштабов и степени использования кадрового потенциала в инновационных и других отраслях, где используются цифровые технологии. Актуальной становится оценка отраслевой дифференциации работников региона по степени вовлеченности в цифровую экономику.

Целью данного исследования является разработка методов оценки потенциала Иркутской области в контексте вовлечения в сегмент «цифрового формата» и дифференциация рынка труда по секторам с учетом уровня развития информатизации трудовых процессов.

Научная новизна состоит в том, что для достижения поставленной цели следовало установить сущность и особенности категории «вовлеченность» в цифровую экономику как признак сегментации занятого в экономике региона. Гипотеза исследования основана на том, что сегментация рынка труда осуществляется на основе специфических критериев и признаков. Поэтому следует выявить условия изменения вовлеченности в ИКТ на различных уровнях агрегирования, что позволит определить сектора, относящиеся к цифровой экономике, по степени их использования. В результате чего можно осуществлять отраслевую и профессиональную сегментации занятых с учетом вовлеченности и качества используемых информационных ресурсов. Это позволит дифференцировать отрасли региона в зависимости от степени инновационности ИКТ.

Эмпирической базой для формулирования выводов настоящего исследования стали результаты единовременных обследований Росстата, материалы оперативной отчетности, экспертных оценок профильных специалистов предприятий и организаций Иркутской области.

В качестве оценочных методов использована авторская методика сегментации регионального рынка труда [8] (Bylkov, 2000). К тому же использовались методические подходы к выявлению закономерностей территориального масштабирования трудовых ресурсов региона [9] (Bylkov, Balkhanov, 2016). Поскольку исследование осуществляется в пилотном режиме, поэтому апробация некоторых положений в дальнейшем будет связана с разработкой и проведением специальных экспериментальных обследований.

Методология исследования

Как правило, под сегментацией рынка труда понимают разделение работников и рабочих мест на устойчивые замкнутые сектора, зоны, которые ограничивают мобильность рабочей силы своими границами. Признаками сегментации могут быть: территориальное положение, демографические характеристики, социально-экономические характеристики, профессионально-квалификационный состав работников и т.д. [8] (Bylkov, 2000). Чаще всего рынок труда ступенчато сегментируется сначала по трем основным критериям: социально-экономическому; психографическому; поведенческому, а затем – по субкритериям, разделяющим каждую из групп на более детальные однородные подгруппы (сегменты). В основе выделения секторов по предлагаемой методике сегментации рынка труда были определены критерии, учитывающие отраслевые специфические особенности вовлеченности в цифровую экономику.

Достаточно широкое рассмотрение понятия «цифровая экономика» предполагают необходимость определенной дифференциации лиц, которые в нее вовлечены. Поэтому в качестве субкритериев сегментации может быть выделен параметр «вовлеченность в цифровую экономику». Действительно, некоторые авторы считают, что развитие интернета начинает менять ситуацию для определенных сфер экономики [10] (Tagarov, 2019). В первую очередь речь идет о труде и предпринимательской деятельности, имеющей информационный характер. Профессиональная деятельность таких специалистов, как программисты, копирайтеры, дизайнеры, администраторы интернет-магазинов и веб-сайтов, интернет-маркетологи, работники колл-центров и пр., не зависит от их реального местоположения, поскольку они могут работать удаленно. Постепенно, с развитием соответствующих цифровых платформ и коммуникационных технологий, на удаленную работу могут переходить врачи, психологи, преподаватели, репетиторы, работники финансовой сферы и юристы. Кроме того, множество специалистов из, казалось бы, неинформационноемких профессий начинают оказывать информационные услуги в Интернете, поскольку такие социальные цифровые площадки, как Youtube, Instagram, Facebook и др., позволяют делиться профессиональной информацией и получить доход от предлагаемых знаний. Выделяя определенные возможности снижения барьеров на рынке труда и ослабление монопольной роли некоторых групп специалистов, интернет-технологии снижают входные и выходные барьеры на рынке труда, связанные с географическим местоположением, что усиливает конкуренцию и уменьшает монопольную значимость дефицитных специалистов.

Поскольку основой цифровой экономики является активность, которую проявляет индивид в процессе трудовой деятельности, сегментация работающих должна учитывать критерии цифровой вовлеченности в общественно-бытовую и производственную сферы.

Как правило, за рубежом исследуют общественно-бытовую вовлеченность, которая характеризуется рядом параметров [11] (Huang, Liu, 2017). К примеру, отечественные специалисты представляют методы оценки уровня вовлеченности в ИКТ [12] (Tatarko, Maklasova, Lepshokova, Galyapina, Efremova, Dubrov, Bultseva, Bushina, Mironova, 2020). Авторы выделяют четыре сектора взаимодействия ИКТ и современного человека. Данная методика основана на выявлении некоторых факторов. Первый фактор – «Экономические действия в интернете» – позволяет оценить использование ИКТ для покупок, продаж, разных услуг, например государственных услуг и пр. Второй фактор – «Коммуникация в социальных сетях» – предполагает оценку использования социальных сетей для работы, общения с друзьями, просмотра новостей и пр. Третий фактор – «Использование смартфона» – связан с активностью использования смартфона и его приложений. Четвертый фактор – «Разнообразие сфер использования ИКТ» – оценивает широту сфер, в которых индивид использует информационно-коммуникационные технологии, например, для работы, отдыха, здоровья, образования и др.

По сути, предлагаемый методический подход предполагает исследование и оценку общественно-бытового типа вовлеченности. Между тем вопросы вовлеченности в управленческо-производственную сферу затрагиваются лишь вскользь. Такого рода фрагментарность приводит к отсутствию единой и целостной программы обозначения конкретного работника как основного субъекта цифровизации экономики.

В этой связи появляется необходимость разработки методических подходов, позволяющих разграничить и оценить степень вовлеченности в использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в различных сферах трудовой жизни. Это означает, что следует выявить производственную вовлеченность в цифровизацию экономики, которая объективно интенсивно развивается в настоящее время.

Важно определить сущность, выделить характерные и уровневые параметры, а также установить границы цифровой вовлеченности человека в производственно-управленческой сферу. Это обусловлено тем, что информационные технологии в сфере экономики и управления носят, с одной стороны, многогранный, а с другой, чисто индивидуализированный характер. В конечном счете следует выявить характерные особенности вовлеченности работников в систему цифровой экономики. В основе маркетинговых признаков вовлеченности следует учитывать процесс перехода от потенциального участия (готовности) в ИКТ к реальному формированию цифровой вовлеченности (рис. 1).

Информационная (цифровая) оснащенность
Возможности
Необходимость
Потребность
Знания
Умения
Желание
Готовность использования ИКТ
Предпосылки вовлеченности

Рисунок 1. Условия формирования цифровой вовлеченности Источник: составлено автором.

В качестве условий формирования выделяются такие признаки, как овладение знаниями и умениями использовать информационные технологии в конкретной трудовой деятельности. Эти предварительные предпосылки должны быть подкреплены желанием их использования в конкретной работе. Данное обстоятельство усиливается необходимостью и потребностью эксплуатации ИКТ в производственной среде. Возможности применения ИКТ в качестве реализации трудовых функций должны быть обеспечены технической оснащенностью трудового информационного процесса.

Если первый и второй признаки предполагают оценку потенциальной вовлеченности в ИКТ, тогда как третий и четвертый элемент референции позволят выявить обеспечивающие особенности реализации ИКТ. Указанный процесс вовлеченности характеризует степень участия конкретного индивида в системе цифровой экономики. Этот уровень можно рассматривать как проявление индивидуальной вовлеченности в ИКТ.

Таким образом, индивидуальная вовлеченностьэто личная способность трансформировать готовность использования ИКТ, отраженной по числу трудовых функций в контенте цифровой экономики.

Выявление социально-психологических особенностей данного вида итератива является объектом исследований психологии труда и планируется на последующих этапах настоящего исследования, поскольку акмеологический подход к индивиду как субъекту цифровой экономики представляет особый научный интерес.

Следует отметить, что личная вовлеченность может проявляться одновременно как на общественно-бытовом, так и на производственном уровне. Раскрывая сущность управленческо-производственной вовлеченности, необходимо выявить особенности процессов формирования профессиональной вовлеченности. Это означает, что профессиональная вовлеченность представляет собой оценку возможностей отдельной профессии (профессиональной группы) использовать цифровые технологии в пределах выполняемых трудовых функций в процессе управленческо-производственной деятельности. Требуется оценка вовлеченности и цифровой дифференциации по важнейшим трудовым функциям руководителей, специалистов и служащих, поскольку именно эти категории работающих формируют основной пул использующих цифровые технологии в своей деятельности. В рамках нашего исследования предпринята попытка такого рода разграничения на мезоуровне. Хотя уже появились работы, раскрывающие содержание и перечень затрат труда специалистов, занятых в цифровом секторе экономики [13] (Podverbnyh, Mezhova, Sokolova, 2019). Эти частные исследования, которые стоит продолжать, позволяют определить возможные трансформации элементов структуры качества и содержания труда в процессе вовлеченности некоторых категорий, работающих в цифровом сегменте.

В качестве объекта настоящего исследования была выделена отраслевая вовлеченность, представляющая собой количество лиц, занятых в конкретной отрасли, участвующих в цифровой экономике, исходя из роли отрасли в цифровой экономике.

На первом этапе нашего исследования мы определили отраслевую вовлеченность в цифровую экономику Иркутской области. Это обусловлено тем, что в настоящее время сложилась достаточно информативная статистическая база об уровне использования информационных ресурсов на предприятиях и в организациях отраслей региона.

В ходе исследования в качестве критериев сегментации были выделены:

1. Отраслевая принадлежность, предполагающая выделение отраслей, непосредственно или косвенно реализующих цифровые технологии.

В настоящее время при выделении данного признака сегментации следует базироваться на выявлении исходных параметров и намечаемых трендов цифрового развития секторов экономики.

2. Функциональная особенность основана на оценке возможных предпосылок реализации ИКТ в процессе реализации функций производства и управления конкретных отраслей.

3. Оснащенность атрибутами цифровых технологий предполагает выяснить материально-техническую обеспеченность секторов экономики региона для реализации цифровых технологий.

4. Степень освоенности и качества использования цифровых аксессуаров. Эта черта сегментации предполагает сегментацию освоенности цифровыми компетенциями и навыками работать в системе ИКТ.

Попытки связать развитие цифровых технологий с отраслевыми особенностями трендов занятости предпринимались в некоторых публикациях [14] (Kaufman, 2019). Однако приведенный перечень возможных трендов развития в секторах зачастую не совпадает с реальными траекториями использования цифровых технологий в экономике. Были выявлены ряд трудностей, препятствующих оценить цифровую экономику на отраслевом уровне региона в полной мере.

Во-первых, следует более четко определить границы цифровой экономики. Во-вторых, часто отсутствие необходимых для расчета и анализа данных приводит к необходимости проведения специализированных обследований. В-третьих, следует разграничить оценку сектора производственного и общественно-бытового, бесплатных цифровых услуг, например «Википедия», и проч. Несколько иная позиция выявления трендов предпринята в работе [15] (Ionina, Denisov, 2019). Между тем такого рода дифференциация носит чисто технологический характер, не учитывающий участие человеческого фактора при реализации цифровых технологий.

Важным элементом становится трансформация содержания трудовых процессов, вовлеченных в информационные технологии. Как отмечают некоторые авторы, в настоящее время идет процесс замещения не только рутинных, но и многих нерутинных когнитивных задач, а развитие роботов позволит выполнять более широкий спектр ручных операций. В этой связи часто выделяют профессии с высоким, средним и низким риском вероятности их компьютеризации [16] (Frey, Osborne, 2013). Тогда как шансы использовать компьютерные технологии должны быть обеспечены установленными предпосылками их использования.

В нашем исследовании в качестве признаков разграничения занятых в цифровую экономику было принято несколько оснований.

Прежде всего, занятые в экономике дифференцированы по отраслям, которые изначально играют определенную роль в цифровой экономике. Одни имеют непосредственное отношение к разработке и внедрению информационных технологий, другие активно участвуют в процессе проектирования и создания новых способов решения технических и технологических программных задач. Наряду с этим отдельные сектора экономики предоставляют услуги по продаже и сервисному обслуживанию техники, обеспечивающей реализацию цифровых технологий. К тому же ряд отраслей, использующие цифровые технологии, активно реализуют роль потребителей.

Во-вторых, основанием сегментации отраслей могут служить положительные прогнозируемые тренды цифрового развития.

К примеру, исследования Центра изучения цифровой экономики до 2035 г. на площадке Аналитического центра при Правительстве РФ прогнозируют тренды цифровой трансформации в некоторых отраслях и процессах российской экономики [17]. Были выделены основные отрасли и направления, такие как промышленность, сельское хозяйство, торговля, в том числе электронная торговля, внедрение роботизированных технологий, сквозной автоматизации, создание цифровых рабочих мест, развитие промышленного интернета, телекоммуникации и связь, логистика, в том числе транспорт, финансы, энергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, управление.

В то же время указанный перечень отраслей не учитывает сложившуюся статистическую классификацию. Так, в нашем исследовании мы использовали виды экономической деятельности, относящиеся к цифровым в соответствии с ОКВЭД [18].

Результаты проведенного исследования

В рамках данной работы был осуществлен экспериментальный расчет видов трудовой деятельности цифрового сектора экономики, который занимает ключевое место в цифровой экономике. Выделение ключевого сектора основано на том, что цифровая среда экономики состоит из трех собирательных классификационных группировок видов экономической деятельности на основе классификатора видов экономической деятельности ОК 029-2014 (КДЕС Ред.2), утвержденных приказом Министерства связи и массовых коммуникаций от 07.12.2015 № 515 и приказом Министерства связи и массовых коммуникаций от 30 декабря 2014 г. № 502.

1. Сектор контента и средств массовой информации.

2. Сектор информационно-коммуникационных технологий.

3. Отрасль информационных технологий.

Однако такого рода классификация также носит весьма укрупненный характер и не соответствует принятой в официальной статистике. Подобная дифференциация позволит определить уровень охвата ИКТ занятых в отдельных секторах, которые имеют совершенно различные роли в системе цифровой экономики. Исходя из положения и роли трудовой деятельности в развитии цифровизации, можно определить, что отдельные сектора имеют различные интеграционные функционально-трудовые роли.

Согласно наименованию группировки ОКВЭД 2, в состав ключевого сектора можно отнести производство элементов электронной аппаратуры и печатных схем (плат), компьютеров и периферийного оборудования, коммуникационного оборудования, а также разработку компьютерного программного обеспечения, деятельность консультативную и работы в области компьютерных технологий, деятельность по управлению компьютерным оборудованием, связанную с использованием вычислительной техники и информационных технологий и проч. Занятые в данном секторе выполняют различные цифровые манипуляции, объединенные единой целью – развитие экономики.

Часто исследователи рынка занятости в сфере ИКТ выделяют 4 группы специалистов: ИТ-менеджеры, разработчики (программисты, системные архитекторы и др.); аналитики (консультанты, системные аналитики и др.); специалисты службы поддержки (системные администраторы, техники, инженеры по продажам) [19] (Dubinina, 2017). Именно в этом сегменте сосредоточены занятые проектированием, разработкой, аналитикой и технической поддержкой ИКТ, т.е. те, кто непосредственно обеспечивает целевое функционирование цифровой экономики. Приведенный отраслевой анализ выделяет лишь специалистов ИКТ, которые напрямую воздействуют на разработку и функциональную технологизацию информационных процессов. Тогда как в представленных центром изучения экономики отраслях в зависимости от отраслевой принадлежности и размеров организаций работает от 25 до 75% специалистов, которые используют ИТ в качестве своих трудовых функций.

Между тем ключевой IT-сектор может сталкиваться с тем, что обладающие высоким уровнем компетентности, несмотря на мотивацию, специалисты воспринимают себя перегруженными, что может привести к снижению их функциональной ценности [20] (Khitrova, Nizovtseva, 2020).

Так, в процессе реализации некоторых проектных ИКТ в ряде коммерческих программных продуктов реализуется алгоритм автоматизации распределения работ на основании данных о загруженности исполнителя, исходя из оценки оставшегося ресурса его времени по отношению к назначенному времени выполнения задачи. При этом не учитывается реальная сложность и уровень требуемых компетенций, необходимых для решения поставленной задачи, и как следствие, нарушается правило равномерности нагрузки. Сотрудники, обладающие более высокой квалификацией, а следовательно, производительностью, выполняют больший объем сложных работ. При этом нередко возникает проблема мотивации, искусственного увеличения сроков выполнения заданий, текучести кадров [21] (Khitrova, Ovanesyan, Nizovtseva, 2020).

Одним из главных условий роста эффективности признается разделение и специализация функций, когда часть трудовых функций из данного сегмента закономерно перемещаются в обеспечивающие нормальное функционирование, но агрегированную сферу приобретения, доставку и продвижение электронных продуктов, а также предоставление сервисных услуг потребителям.

Если ключевые сектора, собственно, разрабатывают и непосредственно участвуют в процедурах производства всего спектра цифровой экономики информационных ресурсов, то агрегированные сектора обеспечивают нормальное функционирование реализации ИКТ на основе организации торговли, сервиса, ремонта, обслуживания.

Следующим сектором, использующим информационные технологии, но и обеспечивающим средствами ИКТ и доведением результатов считается целый набор, с одной стороны, промежуточных отраслей, обеспечивающих эффективное функционирование цифровой экономики. Поскольку совокупность секторов, имеющих комплексный характер на доставку и обеспечение средств цифровых технологий, носит агрегирующий вид, можно определить следующую разновидность сегмента.

В составе агрегированных секторов были выделены: торговля оптовая компьютерами, периферийными устройствами к компьютерам и программным обеспечением, электронным и телекоммуникационным оборудованием и его запасными частями, издание программного обеспечения, производство кинофильмов, видеофильмов и телевизионных программ, деятельность в области радиовещания, деятельность в области телевизионного вещания, деятельность в области связи на базе проводных технологий, деятельность в области связи на базе беспроводных технологий и спутниковой связи, деятельность в области телекоммуникаций и проч.

Все остальные отрасли, которые являются потребителями информационных ресурсов, можно выделить как потребительские сектора, в которых цифровые технологии помогают (способствуют) выполнению конкретных производственно-управленческих функций.

Выделение потребительского сегмента предполагает, что его участники в своей деятельности используют продукты и результаты ключевого и агрегированного секторов. Выступая в качестве заказчика и клиента, приобретатели информационных технологий используют их в целях осуществления функций организации и управления для достижения высоких производственно-хозяйственных результатов. Именно этот сектор занятых наименее изучен и требует отдельной дифференциации как по отраслям экономики, так и по основным функциям организации и управления производством.

Используя данные Иркстата, была проведена укрупненная сегментация занятых в экономике региона (табл. 1). На начало 2020 года в целом по региону уровень информационной активности в экономике относительно высокий и составляет 88,3%.

Это означает, что именно этот процент работающих на предприятиях и в организациях региона используют информацию в своей трудовой деятельности. Причем, поскольку в расчете на 100 работников приходится 48 компьютеров, предполагается, что труд почти половины работающих в Иркутской области связан с работой на персональных компьютерах.

К тому же 9,8% всего парка компьютеров ежегодно постоянно обновляется, что потребует дополнительных компетенций работников по освоению новой компьютерной техники, овладению новых приемов и методов работы использования принципиально новых ИКТ.

Таблица 1

Сегментация занятых в экономике Иркутской области по количеству и качественным характеристикам ИКТ на 01.01.2020 г.

Сектора ИКТ
Численность занятых (человек)
Удельный вес
в общей численности (%)
Уровень информационной активности
(в %)
Количество персональных компьютеров в расчете на 100 работников, единиц
Степень обновляемости
новыми ПК (в %) к общему количеству
Всего по региону
739118
100
88,3
48
9,7
Ключевой сектор
68327
9,2
91,7
98
12,4
Агрегированные сектора (обеспечивающие)
40425
5,5
87,4
69
10,2
Потребительские сектора (пользователи)
630366
85,3
71,8
59
11,6

Источник: рассчитано по материалам [22].

Вполне закономерными являются преимущества в степени охвата и оснащенности компьютерной техникой в ключевом секторе. В зависимости от степени участия в процессе ИКТ данный сегмент характеризуется предпочтением по всем информационным параметрам. Как по общей активности в ИКТ (91,7%), так и по оснащенности персональными компьютерами (98 на 100 работников). Практически все работающие в выделенной сфере работают на ПК. Причем именно в этом секторе наблюдается самая высокая обновляемость парка компьютерной техники (12,4% ежегодно).

Доля лиц, работающих на предприятиях и организациях данного сегмента, составила на начало 2020 г. 9,2% общего количества занятых в экономике Иркутской области.

Закономерно, что доля лиц, представляющих агрегированный сегмент, сравнительно низкая и составила 5,5%. Традиционно оснащенность и информационная активность в этой сфере несколько ниже, чем в ключевом секторе. Между тем реализация функциональных ролей данного сектора объективно необходима.

Акмеологические методы исследования позволили выделить потребительский сектор отраслей, которые являются комитентами для взаимодействующих сегментов (ключевым, агрегированным). Функциональных ролей данной сферы достаточное множество, и их содержательный аспект еще предстоит выявить. Нашей же целью является определение отраслей-потребителей, использующих ИКТ в реализации производственно-управленческих задач. Сегментация позволила оценить емкость самого многочисленного сектора (табл. 1). Охват цифровыми технологиями в этом сегменте составляет 85,3% работающих в экономике региона.

Причем наиболее представительными стали такие отрасли экономики, как образование, промышленность, финансовая и страховая деятельность и т.д. Предварительная оценка качественных характеристик ИКТ строилась на шкалировании данных, отражающих информационную активность, степень оснащенности и обновления компьютерной техникой, и позволила выявить наиболее и наименее развитые сегменты (табл. 2).

По нашим оценкам, наиболее развитыми секторами являются образование, финансовые и страховые организации, органы государственного управления и обеспечение военной безопасности. На эти перспективные отрасли приходится 14,5% работающих.

Пул наименее развитых секторов составил 25,3% и представлен промышленным производством, деятельностью по операциям с недвижимым имуществом и строительством. Именно эти отрасли имеют данные информационной активности, оснащенности и обновляемости вычислительной техники ниже среднерегионального уровня. В остальных отраслях экономики региона 60,2% занятых отмечены как имеющие средние критерии информационной активности.

Таблица 2

Пул наиболее и наименее развитых отраслей потребительского сектора ИКТ на 01.01.2020 г.

Отраслевые группы
Численность занятых(человек)
Удельный вес в общей численности сектора (%)
Уровень информационной активности
(в %)
Количество персональных компьютеров в расчете на 100 работников, единиц
Степень обновляемости новыми ПК (в %) к общему количеству
Наивысшие показатели информационной активности и обеспеченности ИКТ
Образование профессиональное
15497
2,5
88,2
169
10,2
Финансовая и страховая
11562
1,8
88,8
114
12,2
Государственное управление и обеспечение военной безопасности
64338
10,2
94,3
80
6,7
Пул активности
91397
14,5
90,4
121
9,7
Наименьшие показатели информационной активности и обеспеченности ИКТ
Промышленное производство
94887
15,0
86,7
33
10,1
Деятельность по операциям с недвижимым имуществом
29490
4,7
76,8
49
3,2
Строительство
35101
5,6
69,4
21
11,4
Пул пассивности
159478
25,3
77,6
34
8,2
Источник: рассчитано по материалам [22].

В дальнейшем в процессе исследования весь перечень информационных технологий был дифференцирован по степени качественных параметров развития цифровой экономики. Имеющаяся на уровне обследований Росстата информация позволяет определить степень развития используемых на предприятиях и в организациях информационных ресурсов.

Были выделены три основные категории качества развития ИКТ (табл. 3). При этом при выборе качественных параметров использовался экспертный опрос специалистов в сфере высоких информационных технологий. Выборка составила 12 сотрудников различных предприятий и организаций, представляющих ключевой сектор ИКТ. Главным ограничителем при выборе критериев уровня развития являлись имеющаяся база данных, представленная Росстатом по совокупности изучаемых проблем.

Таблица 3

Предлагаемая группировка ИКТ по уровню развития с учетом учетных данных Росстата

Уровень использования ИКТ
Традиционный
Продвинутый
Инновационный
персональные компьютеры
серверы
локальные вычислительные сети
электронная почта
глобальные информационные сети
Интернет
Экстранет
Интранет
другие глобальные информационные сети
веб-сайт в Интернете

Во-первых, определены традиционно используемые ИКТ, которые предполагают наличие серверов, локальных вычислительных сетей на предприятиях и организациях, использование электронной почты.

Это означает, что, по сути, этот вид ИКТ должен быть равен 100% в рамках цифровой экономики. Тогда как в среднем по региону доля организаций, использующих данный вид развития ИКТ, составляет в 2020 году лишь 69,5%.

Данные экспертов свидетельствуют, что занятые в данном секторе используют традиционные, а иногда и примитивные информационные технологии для решения производственно-управленческих задач (учетные, информационно-обеспечивающие, редактирующие, передаточные и проч.). Назрела объективная необходимость детального исследования состава и содержания информационных функций в структуре управленческих и организационных работ в этом секторе цифровой экономики.

Во-вторых, был выделен продвинутый уровень, предполагающий подключение к глобальным информационным сетям, в том числе интернету, наличие и использование экстранета и интранета в организации. К данному виду информационных услуг обращается несколько более половины организаций Иркутской области (54%).

В-третьих, определенный инновационный вариант предполагает участие в глобальных информационных сетях и наличие вебсайта в интернете, что является базой облачных технологий, использования различных коммуникационных платформ (ZOOM, MC SCAPE и т.д.). Чуть более четверти предприятий и организаций области (27,5%) имеют такого рода характеристики.

Исходя из степени развития ИКТ можно выделить традиционный, продвинутый и инновационный уровень использования цифровых технологий (табл. 4). Учитывая, что статистические данные представляют собой охват теми или иными информационными технологиями по различным отраслям экономики, следует определить среднее арифметическое по удельным весам используемых ИКТ.

В среднем от 77 до 81% организаций используют традиционные информационные технологии, которые необходимы в их деятельности.

Наиболее продвинутыми технологиями пользуется чуть более 63% организаций в финансовом и страховом секторе, а также в сфере транспортного и складского хранения и логистики.

Наибольшую долю продвинутых технологий использует «ключевой» сектор информации и связи (89,22%). Остальные «агрегированные и потребительские» сектора используют данный уровень технологий в среднем от 50 до 68%.

Пока выделенные нами инновационные информационные технологии характерны только для 34% организаций ключевого сектора, тогда как в организациях, относящихся к потребительскому сектору, инновационные параметры имеют более 38%. Так, в сфере образования и здравоохранения более 45–47% организаций используют инновационные компьютерные технологии.

Таблица 4

Среднее количество предприятий, на которых используют различные типы развития ИКТ в отраслях экономики Иркутской области в начале 2020 года (в %)

Отрасли экономики
Традиционный
Продвинутый
Инновационный
В среднем по экономике
69,5
54,05
27,5
Промышленное производство
74,0
56,7
25,1
Обеспечение электроэнергией, водой газом и паром; кондиционирование воздуха
73,3
53,95
21,65
Строительство
58,7
44
17,35
Торговля оптовая и розничная, ремонт автотранспортных средств
74,0
60,83
35,3
Транспортировка хранение
77,57
63,15
33
Деятельность гостиниц и предприятий общественного питания
63,17
47,8
17,55
Деятельность в области информации и связи
77,85
89,22
34,85
Деятельность финансовая и страховая
75,22
63,5
38,2
Деятельность по операциям с недвижимым имуществом
57,0
46,1
14,8
Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное страхование
70,87
53.2
30,3
Образование профессиональное
73,5
58,1
45,6
Деятельность в области здравоохранения и социальных услуг
81,1
58,8
47,3
Деятельность в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений
53,3
40,95
15,8
Источник: рассчитано по материалам [22].

Среди отраслей, имеющих минимальные значения охвата как традиционными ИКТ, так и продвинутыми и инновационными, можно выделить «Деятельность в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений», «Деятельность по операциям с недвижимым имуществом», а также «Строительство». В этих секторах чуть более половины (53–58%) предприятий и организаций используют традиционные информационные технологии. Продвинутые виды информационных услуг используют менее половины организаций в данных отраслях экономик. Причем информационная инновационность характерна лишь для 14–17% организаций этого сектора.

Следует подчеркнуть, что предпринятая нами сегментация предполагает лишь отраслевую номинацию. В дальнейшем на основе специальных обследований есть необходимость секторального сегментирования по важнейшим функциям производства и управления на примере некоторых организаций «традиционного», «продвинутого», «инновационного» типа использования ИКТ.

Заключение

Таким образом, сегментация рынка труда в зависимости от вовлеченности в цифровую экономику позволяет решить некоторые методические и практические вопросы.

Во-первых, следует разграничивать общественно-потребительскую и управленческо-производственную функцию цифровой экономики.

Во-вторых, дифференциация отраслей исходя из осуществляемых функций и их роли в создании, обеспечении, сервисном обслуживании и использовании информационных систем позволяет выявить ключевые, агрегированные и потребительские сектора занятых в цифровой экономике.

В-третьих, используемые методы сегментации регионального рынка труда позволяют объективно оценивать динамику развития цифровой экономики с учетом масштабирования и охвата дифференцированно по конкретным секторам экономики региона.

Материалы классификации отраслей по степени развитости цифровых технологий могут быть использованы при прогнозировании занятых по инновационным сферам. Планируется сформировать стратегические прогнозы на основе обоснования данных закономерностей с помощью диаграммы Эйлера-Венна.

В дальнейшем планируется комплекс исследований по оценке не только цифровой вовлеченности, но и активности дифференцированно по выделенным секторам экономики региона. Предполагается, что исследование будет строиться на основе различных показателей с помощью обобщения совокупности установленных цифровых следов.


Источники:

1. Asliturk E., Cameron A., Faisal S. Skills in the Digital Economy: Where Canada Stands and the Way Forward. / Information and Communications Technology Council., 2016. – 12 p.
2. Бухт Р., Хикс Р. Определение, концепция и измерение цифровой экономики // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. – 2018. – № 2. – c. 143-172.
3. Что такое цифровая экономика. Агентство Делойтт. [Электронный ресурс]. URL: https://www2.deloitte.com/mt/en/pages/technology/articles/mt-what-is-digital-economy.html (дата обращения: 24.04.2021).
4. План действий, принятый на Всемирной конференции Глобального союза IndustriALL «Индустрия 4.0: последствия для профсоюзов и устойчивая промышленная политика». Industriallunion.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.industriallunion.org/sites/default/files/uploads/documents (дата обращения: 24.04.2021).
5. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Что такое цифровая экономика? Тренды, компетенции, измерение. / докл. к XX Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества. Монография. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2019. – 82 c.
6. Кауфман Н.Ю. Трансформация управления знаниями в условиях развития цифровой экономики // Креативная экономика. – 2018. – № 3. – c. 261-270. – doi: 10.18334/ce.12.3.38922.
7. Доклад «Будущее рабочих мест 2018». Weforum.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weforum.org/reports/the-future-of-jobs-report-2018 (дата обращения: 24.04.2021).
8. Былков В.Г. Маркетинговая стратегия регулирования регионального рынка труда. / Монография. - Иркутск: Байкальский государственный университет, 2000. – 121 c.
9. Былков В.Г., Балханов А.М. Управление регионом на основе пространственного распределения трудовых ресурсов // Вестник Забайкальского государственного университета. – 2016. – № 3. – c. 85-92.
10. Тагаров Б.Ж. Влияние цифровой экономики на занятость населения в условиях экономического неравенства между территориями // Известия Байкальского государственного университета. – 2019. – № 3. – c. 388-395. – doi: 10.17150/2500-2759.2019.29(3).388-395 .
11. Huang L.V., Liu P.L. Ties that work: Investigating the relationships among coworker connections, work-related Facebook utility, online social capital, and employee outcomes // Computers in Human Behavior. – 2017. – № 72. – p. 512-524.
12. Татарко А.Н., Макласова Е.В., Лепшокова З.Х., Галяпина В.Н., Ефремова М.В., Дубров Д.И.,Бульцева М.А., Бушина Е.В., Миронова А.А. Методика оценки вовлеченности в использование информационно-коммуникационных технологий // Социальная психология и общество. – 2020. – № 1. – c. 159-179. – doi: 10.17759/sps.2020110110 .
13. Подвербных О.Е., Межова И.А., Соколова Е.Л. Подходы к унификации норм труда специалистов высокотехнологичных профессий // Экономика труда. – 2019. – № 4. – c. 1343-1352. – doi: 10.18334/et.6.4.41327 .
14. Кауфман Н.Ю. Генезис конфликтов развития рынка труда в условиях цифровой экономики // Вестник университета. – 2019. – № 5. – c. 16-22. – doi: 10.26425/1816-4277-2019-5-16-22 .
15. Ионина М.Б., Денисов Ю.П. Перспективы развития кадрового потенциала в условиях парадигмы цифровой экономики на примере Омской области // Вестник Омского университета. Серия: Экономика. – 2019. – № 2. – c. 157-167. – doi: 10.25513/1812-3988.2019.17(2).157-167 .
16. Frey C.B., Osborne M.A. The future of employment: How susceptible are jobs to computerisation?. - Oxford: University of Oxford, 2013. – 72 p.
17. Центр изучения Цифровой (электронной) экономики «Программа развития Цифровой (электронной) экономики в РФ до 2035 года». Aetp.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://aetp.ru/news/item/410256 (дата обращения: 22.04.2021).
18. ОК 029-2014 (КДЕС Ред. 2). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (утв. Приказом Росстандарта от 31.01.2014 N 14-ст) (ред. от 23.09.2020). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163320 (дата обращения: 22.04.2021).
19. Дубинина М.Г. Влияние информационных технологий на динамику занятости в России и за рубежом // Наука. Инновации. Образование. – 2017. – № 2. – c. 109-133.
20. Хитрова Т.И., Низовцева А.С. Проблемы распределения работ в процессе реализации инновационных задач // Baikal Research Journal. – 2020. – № 2. – c. 15. – doi: 10.17150/2411-6262.2020.11(2).15 .
21. Хитрова Т.И., Ованесян С.С., Низовцева А.С. Методы формирования состава исполнителей IT-проекта // Baikal Research Journal. – 2020. – № 4. – c. 7. – doi: 10.17150/2411-6262.2020.11(4).7 .
22. Материалы выборочного обследования Иркстата. Irkutskstat.gks.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://irkutskstat.gks.ru/storage/mediabank/KL001Hfw/ikt_inf_akt_2020.html (дата обращения: 22.04.2021).

Страница обновлена: 24.05.2022 в 20:31:25