К вопросу об эффективности государственных вложений в сельскохозяйственную отрасль

Сочнева Е.Н., Киян Т.В., Плотникова С.П.

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2024)

Цитировать:
Сочнева Е.Н., Киян Т.В., Плотникова С.П. К вопросу об эффективности государственных вложений в сельскохозяйственную отрасль // Продовольственная политика и безопасность. – 2024. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/ppib.11.2.120782.

В издательстве открыта вакансия ответственного редактора научного журнала с возможностью удаленной работы
Подробнее...



Введение

Вопросы эффективности функционирования отдельных отраслей всегда являлись актуальными и недостаточно изученными ввиду специфики деятельности каждой из них. Исследовательский аппарат в экономике предлагает много инструментов для оценки деятельности государства или отдельного региона, однако готовые и общепринятые критерии оценки эффективности работы отдельных отраслей пока не в полной мере представлены и изучены.

В данной работе будет проведен анализ эффективности функционирования отрасли сельского хозяйства на макроуровне, а также оценка эффективности и целесообразности государственных субсидий в отрасль.

Методами исследования будут выступать такие, как графический анализ, абстрагирование и системный анализ, обобщение и агрегирование, а также сравнительная аналогия.

Вопросами эффективности функционирования, как агропромышленного комплекса, в целом, так и отдельных организаций на микроуровне занимаются различные авторы, этим вопросам посвящено множество исследований.

Например, авторы Овсянко Л. А., Хайруллина О. И. и др. исследуют вопросы эффективности отрасли, изучают критерии оценки и распределение бюджетного финансирования по отдельным направлениям затрат [5;12].

Существует много работ (авторы – Дудин М. Н., Лясников Н. В., Озерова М. Г., Пыжикова Н. И., Чепелева К. В. и др.), посвященных проблемам и перспективам развития сельского хозяйства, в целом, и по отдельным сегментам [3;6;8;13].

Также, есть авторы (например, Динер Ю. А., Осовин М. Н., Юрк Н. А.), которые придерживаются позиции о необходимости комплексного подхода к построению концепции развития сельского хозяйства, а не отдельного «точечного» финансирования организаций отрасли [2;7].

В данной работе авторы, на основе обобщения накопленного опыта, попытаются ответить на вопросы: насколько эффективно государственное субсидирование сельского хозяйства, как влияет субсидирование на основные факторы производства и на результаты деятельности в целом, и что необходимо предпринять для повышения эффективности государственной помощи агропромышленному комплексу.

Основная часть.

Итак для решения поставленных проблем необходимо проанализировать основные показатели эффективности, и, прежде всего сопоставить их динамику и установить взаимосвязи, а, затем, на основе проведенного исследования сделать обоснованные выводы. В работе будет проведено сопоставление темпов изменения характеристик двух базовых факторов производства (труда и капитала) с темпами изменения экономических показателей (рентабельность и производительность). На основании различных сопоставлений будем делать выводы об эффективности функционирования отрасли. Использовать будем следующую цепочку рассуждений.

1. Оцениваем, насколько вырастает (или снижается) индекс изменения количества фактора «труд» при увеличении государственных субсидий.

2. Оцениваем, как изменяются экономические показатели отрасли при изменении количества используемого ресурса «труд». Об эффективности можно говорить тогда, когда результаты прирастают более быстрыми темпами, нежели затраты ресурса.

3. Подобный анализ осуществляем также с другим базовым ресурсом «капитал».

4. Дополнительно сопоставляем темпы изменения государственных субсидий и экономических показателей функционирования отрасли.

Рисунок 1. Динамика валового объема продукции в сельском хозяйстве (млрд. руб.) и индекса производительности труда (%). Составлено авторами по данным Росстата. [9;11].

Как видно из данных графиков рисунка 1, рост продукции сельского хозяйства показал положительный «скачок» за период с 2021 года в 2022-м. Это связано с ростом производительности труда, которая также за этот период выросла. Индекс производительности труда рассчитывается Росстатом, как частное от деления индексов физического объема добавленной стоимости и изменения совокупных затрат труда. Рост производительности обусловлен, прежде всего, увеличением валового объема выпуска и параллельным сокращением затрат труда. Также сказалась на этом и геополитическая ситуация, которая привела к импортозамещению и появлению реальных перспектив развития отрасли.

На рисунке 2 представлены данные производительности в разрезе подотраслей.

Рисунок 2. Динамика темпов роста производительности труда в сельском хозяйстве, в %. Составлено авторами по данным Росстата [9].

Как видно из данных рисунка 2, особенно значительный замечен рост производительности труда в сельском и лесном хозяйстве, тогда как по направлению рыболовство и рыбоводство отмечен спад. Такая тенденция обусловлена, кроме выше приведённых факторов, небывало высоким урожаем зерновых, который был получен в 2022 году в связи с благоприятными погодными условиями.

Проведем анализ эффективности ресурса «труд».

Основным параметром этого ресурса выступает заработная плата. Начнем с исследования эффективности системы оплаты труда, для чего сопоставим ее темпы роста с темпами изменения производительности отрасли сельского хозяйства.

Как видно из данных рисунка 3, несмотря на рост номинальной начисленной заработной платы, ее реальный эквивалент снижается, что связано с опережающим ростом цен по сравнению с ростом заработной платы.

Рисунок 3. Динамика номинальной начисленной заработной платы (руб.) и реальной (%). Составлено авторами по данным Росстата [11].

Интерес заслуживают данные рисунка 4, на котором видно, что после 2021 года темп роста производительности труда начал превышать темпы роста реальной заработной платы. На первый взгляд это может показаться оптимальным соотношением с точки зрения экономической эффективности. Ведь, известно, что темпы роста производительности труда должны превышать темпы роста его оплаты для того, чтобы на микроуровне мы признали систему оплаты труда эффективной. В разных отраслях и на разных предприятиях при эффективно выстроенной системе оплаты труда темпы роста производительности превышают темпы роста заработной платы на разную величину. В данном случае (рис. 4) разрыв составляет примерно 7, 5 что является усредненным результатом.

Рисунок 4. Динамика темпов роста: номинальной заработной платы (%), реальной заработной платы (%), производительности труда (%). Индексы рассчитаны в процентах к предыдущему году. Составлено авторами по данным Росстата [11].

Теперь рассмотрим возможность формулировки выводов об эффективности системы оплаты труда в сельском хозяйстве при таком соотношении. В литературе, когда говорят о необходимости превышения темпов роста производительности труда над темпами роста заработной платы - не уточняется о каких величинах зарплаты идет речь: номинальных или реальных. На уровне отдельного предприятия в масштабах микроэкономики - это не столь важно. При анализе же макроэкономических параметров встаёт вопрос: какую заработную плату брать за основу. Авторы считают, что, когда мы говорим о превышении темпов роста производительности труда над его оплатой в расчет должны включаться номинальные величины оплаты. Объясняем это так. Реальная заработная плата – это оплата труда, очищенная от инфляции. И, возможно, рост цен за исследуемый период составил такой существенный разрыв, что темп роста реальной заработной платы оказался ниже темпа роста производительности труда. Это, в свою очередь, позволяет сделать несколько следующих выводов.

Во-первых, номинальная заработная плата выросла за рассматриваемый период не на ту величину, которая позволила бы увеличить благосостояние работников в сельскохозяйственной отрасли, а на меньшую.

Во-вторых, производительность труда в отрасли, несмотря на ее рост, ниже, чем могла бы быть потенциально с учетом более высоких темпов роста номинальной заработной платы по сравнению с темпами роста производительности труда.

В-третьих, поскольку темп роста производительности ниже темпов роста реальной и номинальной величин заработной платы, то, следовательно, увеличение производительности в отрасли достигается не за счет оплаты труда, а за счет других факторов. Предполагаем, что одним из них является государственная поддержка отрасли.

По мнению Росстата, влияние государственных субсидий (которые являются основным инструментом государственной поддержки) существенно увеличивает рентабельность продаж в отрасли. Данные приведены по отдельным подотраслям (рисунок 5).

Рисунок 5. Рентабельность реализованной продукции без субсидии и с учетом нее за период 2022го года. Составлено авторами по данным Росстата [9].

Анализ взаимосвязи темпов роста заработной платы и рентабельности продаж, приведенный на рис. 6, также показал слабую зависимость. Так с ростом заработной платы рентабельность снижается. Это еще одно доказательство того, что оплата труда в сельскохозяйственной отрасли слабо влияет на результаты производства. Это можно объяснить неконкурентоспособной оплатой труда в отрасли.

Рисунок 6. Динамика темпов номинальной и реальной заработной платы и рентабельности продаж. Все величины в процентном измерении. Составлено авторами по данным Росстата [11; 16].

Если посмотреть в страновом разрезе, то видно, что номинальная начисленная заработная плата в отрасли сельского хозяйства составляет порядка 72% от ее среднерыночной величины (рис. 7).

Рисунок 7. Динамика соотношения номинальной начисленной заработной платы в сельском хозяйстве к среднерыночной величине, % Составлено авторами по данным Росстата [11].

Средняя зарплата в сельском хозяйстве в России в 2023 году находилась в диапазоне от 42 930 руб. и до 54 700 руб. В среднем зоотехник получает 54 700 руб., агроном - 51 170 руб., тракторист зарабатывает 47 640 руб., механизатор в сельском хозяйстве в России получает на руки в месяц 42 930 руб. [14].

В таблице приведена зависимость заработной платы от размера компаний в 2023 году. Как видим зарплата ниже средней по стране, и имеет наиболее высокий уровень в крупных компаниях.

Таблица. Зависимость размера среднемесячной заработной платы от размера компании [14]

Размер компании (количество работников)
Заработная плата (руб.)
Крупные компании (от 250 чел.)
63 250
Средние компании (до 250 чел.)
49 700
Малые компании (до 100 чел.)
40 660
Микро-предприятия (до 15 чел.)
27 110
Бюджетная сфера
36 150

Из данных рисунка 8 видно, что, несмотря на рост темпов государственных субсидий, реальная заработная плата в отрасли продолжает снижаться.

Исходя из выше приведенных рассуждений нетрудно предположить, что темп прироста занятых в сельскохозяйственной отрасли ниже темпа прироста государственных субсидий (рис. 9).

В итоге мы видим, что государственные субсидии отрасли сельского хозяйства слабо влияют на рост ресурса «труд» в количественном выражении. С одной стороны – это ведет к росту производительности труда, что мы и видели на графиках выше, зато, с другой, при условии неконкурентоспособной заработной платы и с учетом падения ее реальной величины, мы можем сделать умозаключение, что отрасль теряет наиболее квалифицированные ресурсы.

Рисунок 8. Отражение зависимости динамики темпов изменения номинальной и реальной заработной платы (%) и государственных субсидий (%). Составлено авторами по данным Росстата [11;16].

Рисунок 9. Динамика темпов роста численности занятых в сельскохозяйственной отрасли (%) и государственных субсидий (%) Составлено авторами по данным Росстата [16].

Для полноценного анализа рассмотрим, каким образом повлияли государственные субсидии на другой фактор производства – капитал, который представляет собой средства, вложенные в оборудование, машины, технику и т. п.

Рисунок 10. Динамика темпов изменения: государственных субсидий в отрасль (%), физического объема основных фондов (%), инвестиций в основной капитал (%). Составлено авторами по данным Росстата [4;16]

На графиках рис. 10 продемонстрированы данные Росстата, характеризующие динамику состояния производственных фондов сельскохозяйственной отрасли. И опять можно увидеть, что темпы роста государственных субсидий выше темпов изменения физических объемов основных фондов и темпов инвестиций в них.

На рис. 11 показано, что степень износа основных фондов постоянно возрастает, и в 2022 году достигла критического уровня – составила около половины.

Все приведенные факты говорят о том, что государственные субсидии слабо влияют на состояние и физический объем основных фондов, что, в свою очередь, приводит к тому, что фактор капитал также слабо воздействует на результаты деятельности отрасли.

Рисунок 11. Динамика показателей степени и коэффициента обновления основных фондов в сельском хозяйстве, %. Составлено авторами по данным Росстата [4].

Далее для окончательных выводов об эффективности государственной поддержки рассмотрим соотношение основных экономических показателей. На рисунке 12 показаны темпы изменения базовых величин, взятых из статистических баз данных. К таким величинам относятся производительность труда и рентабельность. На графиках эти показатели приведены как индексы, характеризующие динамику. Сопоставим изменения данных величин с темпами изменения государственных субсидий.

Рисунок 12. Динамика темпов изменения производительности труда, рентабельности продаж и объемов государственной помощи в отрасли сельского хозяйства. Данные в процентах. Составлено авторами по данным Росстата [11;16].

Из данных рисунка 12 видно, что размеры государственной помощи не оказывают существенного влияния на результаты деятельности сельскохозяйственных организаций. Как видим рентабельность продаж стремительно снижается за период 2021-2022гг., а производительность практически возрастает теми же темпами, что и размер государственных субсидий.

Выводы таковы, что государственная помощь не достаточно эффективна. Точнее без нее, возможно, результаты труда были бы еще более низкими и тенденции более удручающими, однако государственная помощь призвана значительно улучшать показатели деятельности отрасли, ее цель сводится к положительной динамике. В идеале установочными критериями государственных субсидий должен выступать поступательный рост рентабельности продаж и производительности труда, причем темпы роста данных показателей должны быть выше темпов роста государственных субсидий.

Интересно, что в России уже есть исследования, доказывающие неэффективность государственных вложений в сельское хозяйство. Например, автор Сентов С. К., используя математический аппарат, и выстроив производственную функцию в сельском хозяйстве, показал, что субсидирование сельского хозяйства неэффективно и не приводит к значительному повышению его экономических показателей [10].

Можно предположить, что объемы государственных субсидий положительно влияют на валовой объем производства в отрасли. Но при этом надо учесть, что на его положительную динамику повлияли еще два фактора: 1) удачные для сельхозпроизводителей природно-погодные условия в 2022-м году; 2) импортозамещение и освобождение рынка от конкурентов в связи с геополитической ситуацией в 2022-м году.

Данные рисунка 13, составленные по материалам Росстата, подтверждают гипотезу о том, что государственные субсидии напрямую влияют на увеличение валового объема выпуска отрасли, но не на эффективность производства. Темпы объемов выпуска в сельском хозяйстве действительно превышают темпы роста государственных субсидий. Рост физического объема производства, в свою очередь, обусловлен появившимися возможностями выхода на рынок в связи с геополитической ситуацией. Кроме того, надо понимать, что определенный прирост валового объема выпуска обусловлен удачными погодными условиями последних лет. Вывод таков: мы имеем дело с экстенсивным экономическим ростом в сельскохозяйственный отрасли, предпосылки к которому сложила геополитическая ситуация и выгодные погодные условия.

Однако на перспективу, при таком изношенном оборудовании и неэффективном использовании трудовых ресурсов, мы столкнёмся с глобальными проблемами, которые могут даже поставить под угрозу идею продовольственной безопасности всего государства в будущем.

Рисунок 13. Динамика темпов роста государственных субсидий и валового объема производства в сельском хозяйстве. Составлено авторами по данным Росстата [9; 16]

Несмотря на такие выводы, мы не считаем, что помощь аграрному сектору должна быть прекращена или уменьшена, мы считаем, что должен быть изменен общий подход к ее осуществлению.

Последние годы вводились различные программы государственной поддержки сельскохозяйственной отрасли. В 2024 году объем и формы государственной помощи организациям сельского хозяйства увеличились.

Размер господдержки сельского хозяйства в 2024 году составит 558,6 млрд руб. по основным отраслевым программам. Определены приоритетные направления для возмещения затрат аграриям и внесены изменения в льготное кредитование [15].

На поддержку фермерских хозяйств предусмотрено около 8 млрд рублей. Порядок предоставления средств содержит Постановление Правительства от 14.07.2012 г. № 717 [1]. В документе дополнен перечень затрат сельскохозяйственных потребительских кооперативов, которые частично возмещаются государством.

Размер поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) в 2024 году составит 15 млрд руб. (для сравнения в 2023 году — 13 млрд руб.). Она включает, среди прочего, гранты, субсидии, компенсацию затрат, льготные кредитование и лизинг [15].

Также расширены возможности включения в число сельскохозяйственных потребительских кооперативов (СПоК). К ним будут причислять потребительские общества, где минимум 70 % выручки формируется за счет заготовки, хранения, переработки и сбыта сельхозпродукции. Для недавно созданных потребительских кооперативов предусмотрен дополнительный грант в размере до 10 млн руб. Также СПоК доступны субсидии на возмещение затрат.

В 2024 году продолжают действовать мультирисковая программа агрострахования и программа страхования от убытков в результате чрезвычайной ситуации. Мультирисковая программа позволяет получить страховую выплату при потере урожая из-за опасных природных явлений (они перечислены в страховом полисе).

Страхование от убытков в связи с чрезвычайными ситуциями действует, если в регионе, где погиб урожай, была объявлена чрезвычайная ситуация природного характера.

Еще одним изменением станет то, что в 2024 году страхование не менее 50 % посевов станет одним из обязательных условий получения льготного кредита на развитие хозяйства. Страхование также необходимо для продления займа в связи с возможностью чрезвычайной ситуации в регионе.

Продолжится также льготное кредитование субъектов сельскохозяйственной отрасли. Так для субъектов РФ установлены максимальные размеры льготного краткосрочного кредита для одного заемщика. Размер субсидии по льготному кредиту зависит от цели займа и ключевой ставки Центробанка, которая действует на дату заключения кредитного договора. Субсидия составит от 50 до 100 % ставки ЦБ. Сами процентные ставки зависят от ключевой ставки, и ранжируются для разных видов деятельности от 6,8 % до 10 % [15].

С 1 января 2024 года объединены компенсирующая и стимулирующая субсидии. Это означает, что регионы могут сами выбрать направления для возмещения затрат аграриям. Приоритетными направлениями субсидирования, определенные Министерством сельского хозяйства, выступили такие, как приобретение посадочного материала ягодных культур, а также разведение молодняка крупного рогатого скота и ягод у граждан, ведущих личные подсобные хозяйства.

В сумме в рамках объединенной субсидии субъект РФ может определить для себя 8 направлений поддержки (5 из них доступны по умолчанию, а три дополнительных регион выбирает сам).

Также в 2024 году расширены направления поддержки малых форм хозяйствования.

Федеральный бюджет на 2024 год предусматривает на финансирование объединенной субсидии 49,4 млрд руб. Так, на поддержку производителей молока планируется выделить 14,3 млрд руб., на племенное животноводство — 7,6 млрд руб., на поддержку многолетних насаждений — 5,8 млрд руб. Для развития малых форм хозяйствований — крестьянских (фермерских) хозяйств и малых сельхозорганизаций (до 100 работников), предусмотрено 5,6 млрд руб. [15].

Обобщая выше сказанное, можно заключить, что направления поддержки носят точечный характер, демонстрирующий «ручной» тип управления со стороны государства. Помощь оказывается по типу: расширение объемов производства, чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны в текущем периоде. Однако, она недостаточно способствует укреплению отрасли на перспективу, так как существующие хозяйства слабо модернизируются, теряют трудовые ресурсы, что может негативно сказаться на задачах продовольственного обеспечения в перспективе.

Для построения системы эффективной государственной поддержки нужен комплексный подход. В концепции продовольственной безопасности страны должны быть заложены меры на решение текущих проблем обеспечения продовольственной безопасности, а также должны быть определены эффективные направления поддержки, которые позволят отрасли развиваться и перейти к интенсивному типу экономического роста, что, в свою очередь, заложит основы по решению задачи обеспечения продовольственной безопасности в будущем.

Заключение.

Таким образом, мы видим увеличение государственной поддержки, как в качественном, так и в количественном выражениях. Однако, есть опасения, что ее осуществление приведет только к экстенсивному росту результатов деятельности отрасли, а с учетом оцененного потенциала оборудования, даже показать отрицательную динамику в этом году или в перспективных горизонтах планирования.

На основании этого существует потребность в выработке целостной концепции государственной помощи, нацеленной на долгосрочную перспективу развития сельского хозяйства в целом.

Также конечные оценочные показатели результативности программ должны быть нацелены на изменение в положительную сторону ключевых параметров оценки ресурсов, прежде всего, труда и капитала, как основополагающих в производственной функции.

Кроме того, целесообразно проводить динамические сопоставления темпов изменения государственных субсидий с результирующими показателями отрасли в целом. Дополнительно необходимо анализировать воздействие изменений факторов производства на конечные показатели и их реакцию на изменение величины государственных субсидий.

Концепция обеспечения продовольственной безопасности страны должна состоять из двух ключевых элементов.

Первый – это система государственной поддержки, нацеленная на появление новых хозяйств и расширение валового объема производства существующих, что позволит решать задачи продовольственной безопасности в текущем периоде.

Второе – разработка системы мер, которые стимулируют сельскохозяйственные организации осуществлять качественное и количественное изменение существующих базовых ресурсов с тем, чтобы обеспечить продовольственную безопасность страны в будущем.

Только комплексный подход позволит создать гармоничную систему государственной поддержки сельского хозяйства, которая будет эффективно служить интересам страны.


Страница обновлена: 20.03.2024 в 11:03:48