Государственная финансовая поддержка развития агропродовольственного сектора: опыт ведущих зарубежных стран

Полянская Н.М.1, Колесняк А.А.2, Колесняк И.А.3
1 Бурятский государственный университет имени Доржи Банзарова
2 Красноярский государственный аграрный университет
3 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Полянская Н.М., Колесняк А.А., Колесняк И.А. Государственная финансовая поддержка развития агропродовольственного сектора: опыт ведущих зарубежных стран // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 3. – doi: 10.18334/eo.10.3.110746.

Аннотация:
Поскольку в мире все более обостряется конкурентная борьба за ограниченные продовольственные ресурсы, России необходимы целенаправленные и скоординированные меры по укреплению продовольственной безопасности. Особую важность приобретает активизация и систематизация подходов государства к регулированию характера и вектора развития системы продовольственного обеспечения, основу которой составляет сельское хозяйство. Авторами проанализирован опыт США и стран Евросоюза по решению продовольственной проблемы, особенно, по оказанию государственной, в том числе, финансовой, поддержки аграриям. Акцент поставлен на комплексном подходе правительств зарубежных стран к проведению агропродовольственной политики, в первую очередь, по регулированию вопросов развития сельских территорий, налогообложения, кредитования, страхования аграриев, решения экологических проблем и проблем бедности населения. Актуализированы основные задачи государства в области агропродовольственной политики.

Ключевые слова: продовольственное обеспечение, продовольственная безопасность, господдержка, агропромышленный комплекс, бюджет, конкурентоспособность

JEL-классификация: Q13, Q17, Q18



Введение. Проблема продовольственного обеспечения занимает умы многих управленцев-практиков и многих ученых, поскольку касается вопросов жизнеобеспечения людей. Человечество на настоящем этапе своего развития ощущает необходимость разрешения проблем, связанных «с истощением запасов природных ресурсов и с необходимостью обеспечения быстрорастущего населения продовольствием» [18, с. 1383] (Tekuteva, Belkin, Son, Yashchenko, 2016, р. 1383). Ввиду того, что в мире обостряется конкурентная борьба за ограниченные продовольственные ресурсы, России необходимы целенаправленные и скоординированные меры по укреплению продовольственной безопасности. Действительно, все более важна активизация и систематизация подходов государства к регулированию характера и вектора развития системы продовольственного обеспечения [1] (Kolesnyak, Naydanova, Polyanskaya, Kolesnyak, 2020).

Объективно, в регулируемой рыночной экономике государство в определенной мере поддерживает аграрную сферу, стремится сглаживать негативное влияние макроэкономических факторов, в первую очередь таких как безработица, монополизм, инфляция, диспаритет, риски и др. [2] (Naidanova, Polyanskaya, 2017). Поэтому в современных условиях приоритеты агропродовольственной политики стратегически мыслящего государства должны быть направлены на поддержку устойчивого развития сельского хозяйства, наращивание его эффективности и конкурентоспособности как ведущего структурного элемента системы продовольственного обеспечения.

В высокоразвитых странах мира в целях поддержания развития аграрной отрасли государство через уполномоченные органы проводит гибкую фискальную политику, организует преференциальное кредитование, участвует в агростраховании, осуществляет поддержку доходов сельхозпроизводителей, проводит ценовое и тарифное регулирование, выделяет государственные инвестиции для развития производственной и рыночной инфраструктуры, субсидирует экспорт и использует другие меры господдержки и регулирования. Именно благодаря усиленной государственной поддержке сельского хозяйства страны – крупнейшие экспортеры продовольствия – США, КНР, Канада, страны Евросоюза, Бразилия, Россия – смогли добиться увеличения параметров агропроизводства и укрепления своей продовольственной безопасности [19] (Toktomamatov, Abdiev, Toktorov, 2017).

Публикации последних лет свидетельствуют об усиливающемся научно-практическом интересе к вопросам повышения уровня продовольственного обеспечения и укрепления продовольственной безопасности, в том числе на основе передового мирового опыта. Так, в исследованиях многих авторов [3–4, 6–9, 11–7, 19, 21–22] (Abdiev, Momunov, Ergeshov, 2017; Avzalov, 2016; Vartanova, 2019; Vartanova, Drobot, 2018; Vasilchenko, Derunova, 2020; Kolesnyak, Kolesnyak, 2014; Ovchinnikov, 2018; Pashkevich, Lyovkina, 2017; Prokofev, Sibiryaev, 2019; Seleznev, 2019; Serkov, Chekalin, 2012; Sultanova, 2017; Sushko, 2020; Toktomamatov, Abdiev, Toktorov, 2017; Shcherbak, 2014; Yusufov, 2014) рассмотрены различные аспекты решения продовольственной проблемы в практике зарубежных стран.

Цель данного исследования – изучить зарубежный опыт организации государственной финансовой поддержки агропродовольственного сектора и определить основные направления использования этого опыта в России.

Задачи исследования:

- обобщить и проанализировать опыт США и стран Евросоюза по решению продовольственной проблемы, особенно по оказанию государственной, в том числе финансовой, поддержки сельхозпроизводителям;

- выделить основные меры господдержки, целесообразные для проработки и реализации в рамках отечественной агропродовольственной политики.

Предполагается, что всесторонний анализ, адаптированный подход и учет как положительного зарубежного опыта, так и ошибочных государственных решений позволят российскому правительству создать предпосылки для повышения эффективности и конкурентоспособности отечественного агропромышленного комплекса, в значительной мере укрепить продовольственную безопасность.

Исследование проведено в единстве применения теоретических и эмпирических методов познания. Теоретическая часть исследования выполнена на основе положений материалистической диалектики посредством сравнения, обобщения, абстрагирования, индукции и дедукции. Эмпирическая часть – при помощи традиционных количественных и качественных способов анализа.

Опыт США по оказанию господдержки аграриям. Важнейшим фактором развития агропродовольственного сектора США является его государственное регулирование и поддержка. Агропродовольственная политика США условно подразделяется на три основные группы мер (табл. 1).

Таблица 1

Меры государственной агропродовольственной политики США

Группы мер
Общая характеристика мер
Обеспечение основ продовольственной безопасности
Меры денежно-кредитной и фискальной политики; регулирование доходов фермеров; поддержание цен на сельхозпродукцию; меры внешнеторгового регулирования; регулирование рынков сбыта сельхозпродукции; научно-информационное обеспечение и обслуживание агросектора
Обеспечение населения безопасным, доступным и полноценным продовольствием
Государственный контроль качества и оценка безопасности продовольствия; продовольственная помощь нуждающемуся населению; предотвращение потерь продовольствия; содействие обеспечению рационального питания граждан
Оптимизация использования природных ресурсов и сельское развитие
Содействие рациональному природопользованию, сохранению и повышению плодородия почв; водоохранные меры; комплексное развитие сельских территорий
Источник: составлено авторами по материалам [11, с. 7] (Ovchinnikov, 2018, р. 7).

Специфической чертой аграрного сектора США является то, что ведущей организационно-правовой формой агробизнеса здесь являются фермерские хозяйства. В США в последние десятилетия сложилась тенденция укрупнения и возрастания концентрации хозяйств: число фермерских хозяйств с конца 1970-х годов постепенно сократилось примерно на 30%, а средняя площадь одного фермерского хозяйства увеличилась с 125 до 220 гектаров. Постепенно возрастает концентрация товарного производства агропродукции: основной объем товарной продукции дают 20% фермеров, а остальные хозяйства малотоварны или просто самопотребляющи [16] (Sultanova, 2017).

Поскольку в предпринимательской деятельности основным индикатором развития, а также фактором безубыточной деятельности является выручка от продаж, то основным мерилом благоприятности и стабильности аграриев выступает уровень цен на их продукцию. В США государство предоставляет прямые субсидии фермерам в целях поддержания паритета цен (соотношения между ценами на агропродукцию и приобретаемые для ее производства ресурсы). Рост эффективности агропроизводства и создание благоприятной конъюнктуры агропродовольственного рынка способствовали существенному росту чистого дохода аграриев в период до 2014–2015 гг. (рис. 1).

Рисунок 1. Средний годовой чистый доход фермеров США, млн USD

Источник: составлено авторами по материалам [11, с. 8; 23] (Ovchinnikov, 2018, р. 8).

Рост чистого дохода американских фермеров в первые 10–15 лет XXI века позволил в некоторой степени снизить степень их зависимости от прямых государственных субсидий. Однако глобализация и тренды мировых политических и экономических отношений оказывают свое влияние. 2018 год стал плохим годом для американских фермеров, которые потеряли крупнейший рынок сбыта своей продукции – Китай, поскольку его импортеры отказались от закупок в ответ на пошлины со стороны США [23]. Вследствие этого доход аграриев США резко снизился.

По отдельным правительственным сведениям, доходы аграриев США снижаются: за последние шесть лет падение составило порядка 45% [23].

Интересно, что в 1990-е годы в США бюджетная поддержка на один гектар сельскохозяйственных угодий составляла в среднем 324 USD в год [9, с. 32] (Kolesnyak, Kolesnyak, 2014, р. 32), а в 2017–2019 гг. – всего 71,63 USD [24]. Вместе с тем США, как и другие развитые страны, отличаются тем, что придают особое значение господдержке агропродовольственного сектора страны.

В системе государственной поддержки в США значительная часть принадлежит субсидиям для поддержания цен. Система ценового регулирования включает, во-первых, установление минимальной и максимальной границ цены, а также условной цены, которую старается поддерживать государство; во-вторых – государственные закупки долгохранящейся аграрной продукции в целях товарной интервенции и поддержания условной цены.

Для информационного обеспечения политики поддержания цен государством проводится мониторинг динамики ряда важных показателей:

а) затраты на производство отдельных видов продукции;

б) паритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию;

в) уровень рентабельности ферм и отраслей производства.

Это позволяет формировать информационно-статистическую базу данных, на основе которой проводится политика поддержки производства, уровня доходов, накоплений, инвестиций аграриев и вырабатываются регулярные меры воздействия на рыночные цены.

Особое место в системе мер господдержки аграриев США принадлежит программам поддержки производителей молока, которым государство оказывает значительную финансовую помощь. Такая поддержка выражается в установлении нижнего уровня закупочной цены на молоко на так называемых территориях федерального рынка молока, главным из которых признан бостонский рынок, и именно на его территории цена молока принимается за основу и от нее осуществляется исчисление параметров господдержки [11, с. 8] (Ovchinnikov, 2018, р. 8). При снижении цены на бостонском рынке ниже установленной государство возмещает производителям определенную часть разницы в цене посредством предоставления прямых субсидий либо с применением метода выравнивания рыночных цен – закупая долгохранящуюся молочную продукцию (молочные консервы, сливочное масло, сухое молоко, сыры). Товарные интервенции создают дополнительный спрос на молочном рынке, что приводит к росту цен на молоко. В дальнейшем товарные запасы, аккумулированные таким способом, используются правительством в деле оказания внутренней и международной продовольственной помощи. Для снижения давления на внутренние цены правительство США систематически отводит часть продовольственных товаров путем их экспорта, который, кроме того, приносит существенные доходы аграриям.

Весной 2020 года вследствие ограничений, обусловленных пандемией COVID-19, молочная отрасль в США оказалась в сложнейшей экономической ситуации из-за закрытия малых предприятий по производству тары и упаковок, а также острых логистических проблем [25]. Дело в том, что в штатах по действующему законодательству молоко не реализуется на розлив, а должно продаваться в специальной упаковке по утвержденным стандартам. Поскольку в системе продовольственного обеспечения все звенья (организации производства и переработки, организации торговли и общественного питания, потребители, а также госструктуры, ответственные за продовольственное обеспечение) взаимосвязаны и зависят друг от друга, поэтому из-за проблем в одних звеньях неизбежными становятся сбои в других звеньях данной системы. И без комплексной поддержки государства решить подобные проблемы трудно.

Немалое значение в системе мер господдержки аграриев США отведено программам в области кредитования. В штатах функционирует учрежденная государством кооперативная кредитная организация сельхозпроизводителей – Фермерская кредитная система (FCS). Государство выступает не только как регулировщик работы всех кредитных институтов в стране, но и как гарант и контролер учрежденной им FCS. Также государство участвует в формировании кредитных ресурсов, предоставляемых субъектам агросектора.

Традиционно в США особое значение придается обеспечению гармоничного сочетания сфер производства и переработки, рационального размещения агропроизводства [9] (Kolesnyak, Kolesnyak, 2014). Благодаря этому оптимизируются затраты на логистику, хранение и трансфер продовольствия, обеспечивается рентабельность деятельности производителей и переработчиков. Все эти и другие меры, проводимые в русле аграрной политики США, способствовали росту производительности аграрной отрасли США, которая в несколько раз выше российской производительности [6, 9] (Vartanova, 2019; Kolesnyak, Kolesnyak, 2014).

В целом на реализацию различных программ сохранения ресурсов (от плодородия почвы до заповедных лесов) США ежегодно тратят около 5 млрд USD, на субсидирование исследовательских программ в сельском хозяйстве – 3 млрд USD, на продвижение экспорта – более 1 млрд USD» [24]. Агропродовольственный сектор отнесен в США к сфере стратегических интересов нации, а аграрная продукция – к стратегически важным ресурсам наряду с атомным сырьем и оборонными технологиями.

Агропродовольственная политика стран Евросоюза. Исследовательский интерес вызывает также агропродовольственная политика стран Евросоюза (ЕС). Несмотря на различия в уровне социально-экономического стран-участниц, Евросоюз в целях достижения продовольственной безопасности выработал и проводит общую политику сельского развития, применимую во всех странах – участницах союза. В целом совокупность управленческих решений стран Евросоюза в области развития сельских регионов является важным элементом Общей сельскохозяйственной политики (Common Agricultural Policy – CAP).

CAP – это единая агропродовольственная политика, которая характеризуется ярко выраженным протекционизмом, проявляющимся, в частности, в стремлении к росту уровня сельскохозяйственного производства и достижении странами самообеспеченности продовольствием. Значительное место отводится поддержке относительно крупных товарных хозяйств, что способствует развитию процессов укрупнения фермерских хозяйств. Также в странах ЕС особое значение имеет стимулирование высокотоварного сельскохозяйственного производства, сферы переработки и торговли, что создает возможности производства конечной продовольственной продукции, в полной мере готовой к потреблению.

Страны ЕС в рамках CAP разрабатывают меры как по повышению эффективности и устойчивости национального сельского хозяйства, так и общие меры, связанные с решением насущных проблем экспорта сельхозпродукции, импорта продовольствия и в целом продовольственной безопасности в условиях межстрановой интеграции [3, с. 262] (Abdiev, Momunov, Ergeshov, 2017, р. 262).

Страны ЕС решают проблемы государственного регулирования и государственной финансовой поддержки сельского хозяйства как посредством выработки мер на национальном уровне, так и путем реализации управленческих решений в рамках единой наднациональной общей агропродовольственной политики Евросоюза. Бюджет Единой агропродовольственной политики формируется из двух источников: Европейского аграрного фонда гарантирования (EFRG) и Европейского аграрного фонда развития сельских территорий (EFRROW).

На жизненно важные продукты питания заранее устанавливаются минимальные цены. Для того чтобы сохранить стабильность уровня цен в случае снижения рыночных цен более чем на 10% ниже минимального уровня, уполномоченные органы ЕС организуют гарантированные закупки данных продуктов по заранее установленным фиксированным ценам.

В числе приоритетов агропродовольственной политики стран ЕС лидируют принципы импортозамещения и стимулирование внутреннего спроса преимущественно на продукты, произведенные странами ЕС. Для ограничения импорта сельхозпродукции государство использует такие методы, как повышение размеров ввозных таможенных пошлин, субсидирование экспорта, установление квот, разработка технических стандартов на продовольственную продукцию и др. Эти меры способствуют стабилизации состояния и развития местных товаропроизводителей.

При импорте продуктов применяется система компенсационных сборов, защищающая отечественных товаропроизводителей от конкуренции со стороны производителей тех стран, где издержки производства сельскохозяйственных товаров ниже, чем в странах ЕС. Когда же товаропроизводители экспортируют продовольственные товары, от уполномоченных органов ЕС они получают субсидии, позволяющие им конкурировать на мировых рынках и реализовывать свою продукцию по более низким мировым ценам. Устанавливается также перечень продуктов, по которым уполномоченные органы ЕС заключают соглашения с внешними поставщиками. Последние обязуются не экспортировать на территорию ЕС указанные в перечне товары по ценам ниже установленного уровня.

Безусловно, решающее значение для регулирования процесса продовольственного обеспечения имеет финансовая поддержка, которая в странах ЕС проводится на национальном (из бюджетов отдельных стран) и наднациональном (из консолидированного бюджета ЕС) уровнях, т.е. в рамках международных программ госрегулирования.

Средства в консолидированный бюджет ЕС поступают в виде прямых бюджетных взносов стран ЕС (0,73% средств бюджета каждой страны); в виде части косвенных налогов (0,75% собранных НДС каждой страны, таможенных пошлин на товары, ввозимые в ЕС, и сборов за импорт). Вместе с тем совокупная сумма прямых бюджетных взносов не превышает 1,24% стоимости валового внутреннего продукта стран – членов ЕС [3, с. 264] (Abdiev, Momunov, Ergeshov, 2017, р. 264).

В составе Европейской комиссии существуют соответствующие департаменты сельского хозяйства и продовольствия, которые, используя собственную финансовую базу, межведомственно согласуют и организуют регулирование рынка продовольствия, предоставляют непосредственные субсидии сельскохозяйственным товаропроизводителям и в целом регулируют темпы и уровень развития аграрной отрасли.

Политика развития сельских территорий разделяет ряд целей с другими европейскими структурными и инвестиционными фондами (European Structural and Investment Funds – ESIF). Программы Евросоюза в области развития сельских регионов финансируются также из средств Европейского сельскохозяйственного фонда развития сельских территорий (European Agricultural Fund for Rural Development – EAFRD). «На реализацию программ в 2014–2020 гг. выделено без малого 100 млрд евро, при этом каждая страна Евросоюза получает финансовые ассигнования на 7 лет» [12, с. 12] (Pashkevich, Lyovkina, 2017, р. 12) (табл. 2).

Таблица 2

Параметры финансирования программ развития сельских территорий стран Евросоюза на 2014–2020 гг.*

Страны Евросоюза
Количество действующих программ, ед.
Сумма финансирования, млн евро
% к итогу
Франция
30
11385
11,5
Италия
23
10444
10,5
ФРГ
15
9446
9,5
Польша
1
8698
8,8
Испания
19
8297
8,4
Румыния
1
8128
8,2
Соединенное Королевство
4
5200
5,2
Греция
1
4718
4,7
Португалия
3
4058
4,1
Австрия
2
3938
3,9
Венгрия
1
3431
3,5
Финляндия
2
2380
2,4
Болгария
1
2367
2,4
Чехия
1
2306
2,3
Ирландия
1
2191
2,2
Хорватия
1
2026
2,0
Швеция
1
1764
1,8
Литва
1
1613
1,6
Словакия
1
1560
1,6
Латвия
1
1076
1,1
Дания
1
919
0,9
Словения
1
838
0,8
Эстония
1
823
0,8
Нидерланды
1
765
0,8
Бельгия
2
648
0,7
Кипр
1
132
0,1
Люксембург
1
101
0,1
Мальта
1
97
0,1
Итого по Евросоюзу
119
99349
100
Источник: составлено авторами по [12] (Pashkevich, Lyovkina, 2017).

Также предполагается мобилизация ≈ 61 млрд евро дополнительного государственного финансирования из средств бюджетов стран Евросоюза.

Заслуживает внимания следующий факт. Удельный вес сельского хозяйства в объеме ВВП стран Евросоюза составляет ≈ 1,2% (в России ≈ 3,1%). Однако в отличие от России, на реализацию мероприятий в рамках агропродовольственной политики ЕС ежегодно расходует более 50 млрд евро, или 40,0% от общей суммы бюджета ЕС. Преобладающая доля этих средств (около 4/5) направляется в виде дотаций на оказание непосредственной финансовой поддержки фермеров для поддержания необходимого уровня цен и, следовательно, доходов. Остальная 1/5 часть бюджетных аграрных расходов направляется на финансирование устойчивого развития сельских территорий, в том числе инфраструктуры на селе.

С 2014 по 2020 г. в 28 странах Евросоюза было выработано и продолжают реализацию 119 специальных программ развития сельских регионов (Rural Development Programmes – RDP). Из них 20 программ являются едиными национальными программами.

Значительную господдержку в странах ЕС сельское хозяйство получает из бюджета на национальном уровне. В отличие от наднационального уровня ЕС, где применяются жесткие единые стандарты предоставления финансовой помощи аграриям, здесь направления и параметры государственной поддержки весьма гибкие, что обусловлено финансово-бюджетным потенциалом и особенностями экономики каждой страны. Например, в Нидерландах, Финляндии, ФРГ, Франции, где аграрная отрасль занимает существенное место в народном хозяйстве, уровень и объемы господдержки отрасли достаточно велики. Так, в развитых странах ЕС в общем объеме госфинподдержки из всех уровней бюджетов на национальный уровень приходится свыше 50%. В менее развитых странах ЕС (Болгария, Румыния, Венгрия, Словакия, Польша), наоборот, доля национального уровня финансирования сравнительно ниже, и в совокупном объеме бюджетных аграрных расходов этих стран на наднациональный уровень приходится свыше 80%.

По количеству действующих программ в Евросоюзе лидируют Франция (30 программ с долей финансирования 11,5%), Италия (23 программы с долей финансирования 10,5%), Испания (19 программ с долей финансирования 8,4%), ФРГ (15 программ с долей финансирования 9,5%).

Франция – наиболее активная страна в области развития сельских территорий. Такие приоритеты в этой стране определены исторически после Второй мировой войны в связи с обострением проблемы опустения сельской местности и концентрации жизни в городах в период экономического подъема в послевоенные годы. Французское правительство провело исследования, в результате которых было выявлено, что более крупные города сосредотачивают в себе преобладающую часть демографических, финансово-экономических, культурных, политических и других важных ресурсов в ущерб развитию сельских территорий. Поскольку усилилась урбанизация французских провинций, то возникла необходимость возрождения села и сельского хозяйства в стране. Поэтому в 1963 г. правительство Франции разработало и организовало работу агентства DATAR – межведомственного инструмента восстановления равновесия между крупными городами и провинцией. Данное агентство было сформировано для создания «полисов конкурентоспособности», призванных способствовать преимущественному развитию аграрного производства в провинциях.

Так, для сельхозпроизводителей и других предпринимателей в сельской местности были разработаны комплексные меры по созданию благоприятных условий: сформирована современная инфраструктура, установлены специальные преференциальные режимы налогообложения, выработаны оптимальные механизмы субсидирования отдельных расходов сельских товаропроизводителей и др. Также были созданы льготные условия для активизации агротуризма как способа развития сельских местностей. Движущей силой определения приоритетов в пользу аграрного хозяйства послужило то, что в данный исторический период существенно увеличилась степень механизации и автоматизации сельского хозяйства, являвшегося основной сферой занятости сельских жителей.

Благодаря формированию агентства DATAR, французским властям удалось справиться с процессом миграции сельского населения и переломить сложившуюся тенденцию оттока жителей из села. В итоге это позволило повысить уровень занятости на селе и добиться диверсификации сельской экономики, позволяющей французским провинциям интенсивно развиваться.

Именно комплексный подход, учитывающий все аспекты жизнедеятельности на селе, может обеспечить полноценное, эффективное решение проблем развития аграрного сектора и достижения сбалансирования системы продовольственного обеспечения.

В целом государственная поддержка сельских товаропроизводителей составляет порядка 35,0% в стоимости продукции сельского хозяйства Евросоюза, а в расчете на 1 гектар сельскохозяйственных угодий – более 800 долл. США [3, с. 263] (Abdiev, Momunov, Ergeshov, 2017, р. 263).

Каждая страна Евросоюза вырабатывает национальные программы развития села, оценивая и анализируя проблемы и нужды подведомственных территорий. Вместе с тем Евросоюзом установлены общие приоритеты агропродовольственной политики, которые страны ЕС должны соблюдать:

- содействие передаче знаний в сельское хозяйство и сельские регионы каждой страны;

- всестороннее повышение жизнеспособности и конкурентоспособности сельского хозяйства, содействие внедрению инновационных технологий в агропромышленный комплекс;

- формирование «продовольственной цепочки», организация оптимальных условий для содержания и кормления агроживотных и птицы;

- управление производственными, финансово-экономическими и экологическими рисками в сельском хозяйстве;

- восстановление, сохранение, укрепление и бережное использование экосистем, связанных с агропромышленным производством;

- всестороннее содействие ресурсосбережению и поддержка перехода к низкоуглеродной и устойчивой к климатическим изменениям экономике в отраслях агропромышленного комплекса;

- содействие социально-экономическому развитию села, социальной интеграции, уменьшению масштабов бедности сельского населения.

Несмотря на единые подходы к реализации агропродовольственной политики, отдельные страны Евросоюза имеют некоторую свободу принятия управленческих решений, исходя из конкретных местных нужд каждой подведомственной территории.

Каждая страна Евросоюза разрабатывает собственную национальную программу LEADER и формирует соответствующий механизм управления данной подведомственной программой. Проекты программы LEADER реализуются некоммерческими организациями в тесном взаимодействии и согласовании с органами государственного и муниципального управления стран Евросоюза. По оценке Европейской комиссии ЕС, такие страны, как Швеция, Дания, Финляндия, Ирландия и ряд других стран, стали образцами наиболее успешной реализации программы LEADER [12, с. 12] (Pashkevich, Lyovkina, 2017, р. 12).

В русле проводимой в странах Евросоюза агропродовольственной политики существенным решением была отмена с 01 апреля 2015 г. квот на производство молока, введенных еще в 1984 г. в целях приостановки перепроизводства этого вида продукта (в высокотехнологичных хозяйствах Европы среднегодовая продуктивность молочной коровы составляет более 7000 кг!). Дело в том, что на рубеже 1970–1980 гг. объемы производства молока в Европе росли опережающими темпами по сравнению с ростом объема спроса на него. Решение об отмене в 2015 г. квот было предпринято Евросоюзом на основе статистико-экономического анализа, показавшего, что объемы потребления молочных продуктов возрастают, но европейские фермеры не обеспечивают этот спрос объемами производства молока [4] (Avzalov, 2016).

Усиливающаяся с каждым годом конкурентная борьба за ограниченные ресурсы, за выживание на мировом рынке вынуждает аграриев Европы находить эффективные агротехнические, зоотехнические, финансово-экономические и иные технологии развития, в первую очередь инновационные, для того, чтобы обеспечить рост производительности труда, урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности сельскохозяйственных животных и в целом добиться наращивания своей конкурентоспособности. Большое значение при этом имеет комплекс мер государственного регулирования и поддержки.

Безусловно, в приоритетные задачи каждого цивилизованного государства должна входить забота о благосостоянии своих подданных. Это достигается посредством «создания максимально комфортных условий для качественного проживания населения, … для формирования условий и среды, способствующих насыщению национальных рынков полезной и здоровой продовольственной продукцией, следуя идеям протекционизма» [14] (Seleznev, 2019).

Во многих странах Евросоюза в ходе реализации единой агропродовольственной политики, в том числе в части бюджетного финансирования, постепенно стали восстанавливаться многие важнейшие социально-экономические процессы. Интересен опыт Польши, удельный вес которой в бюджете Единой агропродовольственной политики возрастает. Так, за предыдущую семилетку (2007–2013 гг.) доля Польши составляла 28 млрд евро (7,5%) при семилетнем бюджете CAP в объеме 371,3 млрд евро [22, с. 80] (Yusufov, 2014, р. 80). На текущую семилетку (2014–2020 гг.) бюджет CAP предусмотрен в сумме 435,0 млрд евро [21, с. 134] (Shcherbak, 2014, р. 134), в том числе на 2018 г. – 58,6 млрд евро, из них на Польшу – 4,6 млрд евро (7,8% годового бюджета CAP на 2018 г.) [17, с. 14] (Sushko, 2020, р. 14).

Вместе с тем прогрессивное развитие агросектора Польши обеспечено не только благодаря субсидиям из бюджета Евросоюза. Существенное значение имеет также обновленная агропродовольственная политика национального польского правительства, ориентированная на всестороннюю поддержку сельского хозяйства, охватывающую два основных направления: во-первых, развитие собственно сельскохозяйственного производства (на это в Польше расходовалось более половины от всей суммы бюджетной помощи) и, во-вторых, комплексное развитие сельских территорий. Польское правительство, формируя и проводя агропродовольственную политику, сумело учесть финансово-экономические интересы всех участников процесса продовольственного обеспечения (государства, сельхозпроизводителей, тружеников отрасли, остальных сельских жителей). В целом господдержка составляет порядка 30% от суммы доходов сельхозпроизводителей.

Полагаем, что именно опыт Польши может быть весьма полезным для России, поскольку наши страны имеют ряд схожих характеристик.

Во-первых, и в Польше, и в России агросектор – значимая отрасль народного хозяйства (2018 г.): в Польше агросектору принадлежит более 3% в структуре валовой добавленной стоимости и около 14% занятых, в России – 3,1% и 7% соответственно. Во-вторых, изменения социально-экономического уклада, связанного с трансформацией рыночных отношений, как в России, так и в Польше начались почти в одно время. В-третьих, Польша в начале своего вхождения в состав ВТО (1995–2000 гг.) испытывала заметное ухудшение состояния агросектора, что примерно в той же мере было и в России.

Главным государственным органом, разрабатывающим и осуществляющим агропродовольственную политику в Польше, является Министерство сельского хозяйства и развития села. Заявки от аграриев на бюджетную поддержку принимают и оценивают две структуры: Агентство реструктуризации и модернизации сельского хозяйства (ARiMR) и Агентство аграрного рынка (ARR). При этом ARR оказывает помощь в области рыночных интервенций, что составляет порядка 10% средств госпомощи.

Государственная поддержка в Польше осуществляется в виде льготных кредитов и других форм помощи. В русле национальной аграрной политики коммерческие кредитные организации предоставляют польским аграриям ссуды под 9% годовых на срок до 15 лет, причем 7% из этой ставки кредиторам за заемщиков возмещает Агентство по реструктуризации и модернизации сельского хозяйства (ARiMR). Также коммерческие банки предлагают фермерам: инвестиционные кредиты; специальные кредиты для групп фермеров, стимулирующие их кооперацию, совместные продажи) [22, с. 81] (Yusufov, 2014, р. 81).

В целях стимулирования развития сельского хозяйства в Польше государство использует разнообразные формы поддержки [22, с. 81] (Yusufov, 2014, р. 81):

- премиальные начинающим молодым фермерам (разовая выплата);

- бесплатное обучение фермеров;

- дотация на инвестиции в сельскохозяйственное производство;

- дотация на облесение бедных земель (по соответствующей площади);

- дотация на обустройство фермы;

- дотация на создание несельскохозяйственной деятельности;

- дотация на получение фермерами консультационных услуг –предоставляется в сумме стоимости соответствующих услуг;

- дотация на инвестиции в создание и развитие сельской инфраструктуры (водоснабжение, водоотведение, переработка бытовых отходов) – предоставляется в сумме стоимости соответствующих работ.

Благодаря систематической бюджетной поддержке и комплексу мер по укреплению экономики сельского хозяйства, минимальная оплата труда на фермах Польши достигает 500 долларов, а пенсия фермеров – 400 долларов.

Устойчивого прогресса в развитии сельского хозяйства Польша начала добиваться именно после присоединения ее к Евросоюзу (2004 г.). В 2014 г. страны Евросоюза подписали соглашение о партнерстве, предполагающее координацию всех структурных инвестиционных фондов Евросоюза (European Structural and Investment Funds – ESIF) в каждой стране. Европейская комиссия и уполномоченные органы каждой страны Евросоюза работают с Европейским инвестиционным банком (European Investment Bank – ЕIB) по выработке и применению в рамках Европейского сельскохозяйственного фонда развития сельских территорий (EAFRD) соответствующих финансовых инструментов. Европейская комиссия детально анализирует, контролирует и оценивает результаты реализации агропродовольственной политики, в первую очередь в отношении освоения бюджетных ресурсов, предоставленных в виде финансовой помощи.

Структура распределения финансовых ресурсов по приоритетам развития сельских территорий Евросоюза характеризуется следующим. Наиважнейшим приоритетом политики развития сельских территорий в Евросоюзе признана гармонизация экосистем (44% от всех расходов). Страны Евросоюза встревожены губительным влиянием антропогенных факторов на окружающую природную среду и негативными последствиями изменения климата. Эти последствия имеют социально-экономический, политический, культурный и техногенный характер, предполагая тем самым некоторую трансформацию производственных отношений и определенные изменения параметров производительных сил европейского сообщества (рис. 2).

Рисунок 2. Структура распределения финансовых ресурсов по приоритетам развития сельских территорий Евросоюза на 2014–2020 гг., %

Источник: составлено авторами по материалам [26].

Вторым по приоритетности в рамках политики развития сельских территорий в Евросоюзе признано повышение конкурентоспособности аграрной продукции (20% от всех расходов), что способствует повышению престижности труда аграриев и проживания в деревне, улучшению самоидентификации сельских тружеников, а также содействует развитию социальной инфраструктуры на селе. Это способствует осознанному выбору села как места жительства большим количеством жителей, закреплению жителей на селе и усилению диверсификации сельской экономики. И для России, стремительно урбанизирующейся в последние годы, стратегически важной приоритетной государственной задачей должно стать «решение вопросов оттока сельского населения в города, развития инфраструктуры обслуживания и обеспечения доступности в получении социальных услуг» [5] (Vartanova, Bezverbnyy, 2019).

Здесь в качестве примера и опыта, полезного для России, следует отдельно отметить действующую в Евросоюзе Программу предпринимательства и инноваций (Entrepreneurship and Innovation Programme – EIP), призванную содействовать мероприятиям по развитию малого и среднего агробизнеса, по созданию и внедрению инновационных технологий в хозяйственную деятельность аграрных предприятий и фермеров. Евросоюз содействует реализации проектов в области сельского и лесного хозяйства в рамках научно-инновационного института «Горизонт 2020». В целом все эти проекты нацелены на повышение устойчивости и конкурентоспособности агропродовольственного сектора стран Евросоюза.

Таким образом, Единая агропродовольственная политика стран Евросоюза – это совокупность комплексных программ развития сельского хозяйства, инфраструктуры села, переработки и логистики, система субсидирования сельскохозяйственной отрасли, на поддержку которой ежегодно государством выделяется более 40% бюджетных средств. Государственная поддержка выражается в прямых выплатах аграрным товаропроизводителям, выработке и реализации механизмов поддержания единых цен, стабилизации потребительского спроса, установлении квот на сельскохозяйственную продукцию.

Итак, агропродовольственная политика стран Евросоюза направлена главным образом на: обеспечение доступности и безопасности продовольствия; поощрение эффективных и экологически оптимальных технологий аграрного производства; согласование финансово-экономических интересов потребителей и производителей; формирование и реализацию информационно-просветительских программ по вопросам агропромышленного производства, питания и здорового образа жизни.

Заключение. Предпосылки для обеспечения продовольственной безопасности государства создаются главным образом посредством приоритетного развития аграрного сектора. Аграрная отрасль России и ее регионов нуждается в «целенаправленных государственных реальных инвестициях, в действенных программах субсидирования, в активизации механизмов частно-государственного партнерства, а также разработке иных форматов полномерного вовлечения государства в процесс развития этого стратегически важного сектора национальной экономики» [1] (Kolesnyak, Naydanova, Polyanskaya, Kolesnyak, 2020).

Правительству России целесообразно усилить комплексную государственную поддержку агросектора, активизировать механизмы государственно-частного партнерства. Для обеспечения устойчивого развития аграрной отрасли необходимы инвестиции, выступающие решающим фактором наращивания объемов сельскохозяйственного производства, оптимизации затрат аграриев и повышения уровня их жизни [8, с. 163] (Vasilchenko, Derunova, 2020, р. 163). Определенный ресурс по укреплению и модернизации материально-технического потенциала аграриев заложен в таком инструменте, как агролизинг с господдержкой, позволяющем многим сельхозпроизводителям создать капитальные условия для повышения конкурентоспособности и эффективности деятельности [10] (Konova, Shelkovnikov, Glotko, 2019). Шагая в ногу со временем, неизбежной является цифровизация аграрного сектора, в которой заложен немалый потенциал роста эффективности и конкурентоспособности агробизнеса (облачные сервисы управления эффективным растениеводством, создание умных ферм и др.) [7, с. 5] (Vartanova, Drobot, 2018, р. 5).

Опыт США и стран Евросоюза свидетельствует о том, что ведущее место в агропродовольственной политике принадлежит государственному регулированию и поддержке агропродовольственного сектора, в особенности – сельскохозяйственной отрасли. В Европе и США в большей мере используются косвенные методы государственной поддержки и стимулирования агросектора, позволяющие долгосрочно решать целый комплекс проблем аграрной отрасли и общества в целом, в то время как в России прямые денежные выплаты аграриям имеют в большей степени краткосрочный компенсационный, нежели долговременный, комплексный стимулирующий характер [13, с. 123] (Prokofev, Sibiryaev, 2019, р. 123).

В целом зарубежный опыт решения проблемы продовольственного обеспечения показывает, что для ее успешного решения в России в первую очередь необходимо сформировать и освоить действенную, конкурентоспособную систему государственного управления и поддержки агросектора, прежде всего, сельского хозяйства как основы агропромышленного комплекса. Особое значение при этом имеет стимулирование инновационного развития агросектора, которое, безусловно, требует использования эффективных инвестиционных решений. В России объективно нужен актуальный, действенный механизм регулирования инновационно-инвестиционной деятельности в АПК. Однако сдерживающим фактором является то, что у нас пока «недостаточно разработанными остаются теоретико-методологические, методические и практические аспекты финансовой поддержки инновационно-инвестиционной деятельности сельскохозяйственных предприятий со стороны как государственных, так и предпринимательских структур» [20] (Chernikova, Kovaleva, Pytkina, 2020).

Таким образом, всесторонний анализ, адаптированный подход и учет как положительного опыта правительств зарубежных стран, так и их ошибочных решений позволит российскому правительству эффективнее и рациональнее проработать актуальнейшие стратегические задачи развития отечественного агропродовольственного сектора, создать предпосылки для повышения его эффективности и конкурентоспособности, в значительной мере укрепить национальную продовольственную безопасность.


Источники:

1. Kolesnyak A.A., Naydanova E.B., Polyanskaya N.M., Kolesnyak I.A. State financial support for agricultural sector in region // В сборнике: IOP Conference Series: Earth and Environmental Science conference proceedings. Krasnoyarsk Science and Technology City Hall of the Russian Union of Scientific and Engineering Associations. – 2020. – С. 22030.
2. Naidanova E.B., Polyanskaya N.M. Provision of food security of a region based on the example of the Republic of Buryatia // Studies on Russian Economic Development. – 2017. – Т. 28. – № 1. – С. 52–59.
3. Абдиев М.Ж., Момунов У.Н., Эргешов К.А. Зарубежная практика обеспечения продовольственной безопасности в условиях интегрированного формирования // Известия вузов Кыргызстана. – 2017. – № 12. – С. 262-264.
4. Авзалов М.Р. Зарубежный опыт организации производства молока // Российский электронный научный журнал. – 2016. – № 3 (21). – С. 155-167.
5. Вартанова М.Л., Безвербный В.А. Повышение уровня и качества жизни населения – главная задача устойчивого развития сельских территорий // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – С. 1925-1938. doi: 10.18334/eo.9.3.40930.
6. Вартанова М.Л. Глобальные тренды продовольственной политики и их влияние на демографическое развитие // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 4. – С. 2877-2888. doi: 10.18334/eo.9.4.41507.
7. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Перспективы цифровизации сельского хозяйства как приоритетного направления импортозамещения // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 1. – С. 1-18. doi: 10.18334/eo.8.1.38881.
8. Васильченко М.Я., Дерунова Е.А. Зарубежный опыт и тенденции инновационно- инвестиционного развития сельского хозяйства // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2020. – № 4 (83). – С. 162-173.
9. Колесняк И.А. Система продовольственного обеспечения региона: проблемы и перспективы её развития / И.А. Колесняк, А.А. Колесняк. Краснояр.гос.ун-т. – Красноярск, 2014. – 234 с.
10. Конова Н.Н., Шелковников С.А., Глотко А.В. Роль агролизинга в системе государственной поддержки технического перевооружения сельскохозяйственных производителей региона // Лизинг. – 2019. – № 6. – С. 39-46.
11. Овчинников О.Г. Эволюция мер аграрной политики США в начале XXI века // США и Канада: экономика, политика, культура. – 2018. – № 3 (579). – С. 5-20.
12. Пашкевич О.А., Лёвкина В.О. Зарубежный опыт развития сельских территорий // Вестник Белорусской государственной сельскохозяйственной академии. – 2017. – № 4. – С. 9-14.
13. Прокофьев М.Н., Сибиряев А.С. Мировой опыт государственной финансовой поддержки сельского хозяйства // Вестник НГИЭИ. – 2019. – № 2 (93). – С. 119-125.
14. Селезнев А.Г. Зарубежный опыт развития фермерских хозяйств и перспективы его применения в России // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 1. – С. 245-260. doi: 10.18334/rp.20.2.39971.
15. Серков, А.Ф., Чекалин, В.С. Производительность труда и конкурентоспособность продукции сельского хозяйства в России и в других странах // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2012. – №4. – С.7-9.
16. Султанова Г.Т. Государственная поддержка АПК в зарубежных странах // Проблемы агрорынка. – 2017. – № 3. – С. 131-135.
17. Сушко В. Анализ процесса формирования конъюнктуры продовольственного рынка Европейского союза // Аграрная экономика. – 2020. – № 2 (297). – С. 12-28.
18. Текутьева Л.А., Белкин В.Г., Сон О.М., Ященко А.С. Биоэкономика: развитие биотехнологической отрасли в АПК Дальневосточного федерального округа России // Креативная экономика. – 2016. – Т. 10. – № 12. – С. 1373–1384. doi: 10.18334/ce.10.12.37099.
19. Токтомаматов К.Ш., Абдиев М.Ж., Токторов К.К. Зарубежная практика повышения конкурентоспособности аграрного сектора // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2017. – № 4-1. – С. 169- 171.
20. Черникова С.А., Ковалева Е.Б., Пыткина С.А. Механизм финансовой поддержки инновационной деятельности агропромышленного комплекса пространственно-отраслевой структуры региона // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 543-558. doi: 10.18334/eo.10.2.110101.
21. Щербак И.Н. Роль глобальной продовольственной безопасности в единой аграрной политике Евросоюза // Вестник МГИМО Университета. – 2014. – № 2 (35). – С. 130-138.
22. Юсуфов Р.А. Зарубежный опыт адаптации аграрного сектора к условиям ВТО: уроки для импортозамещения в АПК России // Экономика сельского хозяйства России. – 2014. – № 12. – С. 78-84.
23. https://marketinfo.pro/news/poterja-kitajskogo-rynka-dorogo-obojdetsja-amerikanskih-fermeram (дата обращения: 06.08.2020).
24. https://smebanking.news/ru/18320-mezhdunarodnyj-obzor-gosdotacij-agrariyam/ (дата обращения: 06.08.2020).
25. https://rg.ru/2020/04/03/fermery-v-ssha-iz-za-kraha-otrasli-vynuzhdeny-slivat-moloko-v-kanalizaciiu.html (дата обращения: 06.08.2020).
26. https://ec.europa.eu/info/sites/info/files/food-farming-fisheries/key_policies/documents/rdp-2014-20-list_en.pdf (дата обращения: 07.08.2020).

Страница обновлена: 18.08.2020 в 12:32:25