Мобилизационная экономика: теоретико-практический аспект

Ермаков Г.П.1, Ганиева Й.Н.1, Петряков С.Н.1, Петряков Д.С.2
1 Технологический институт – филиал ФГБОУ ВО Ульяновского государственного аграрного университета им. П.А. Столыпина
2 Ульяновский государственный аграрный университет имени П.А. Столыпина

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 5 (Май 2023)

Цитировать:
Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н., Петряков С.Н., Петряков Д.С. Мобилизационная экономика: теоретико-практический аспект // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 5. – С. 1253-1270. – doi: 10.18334/epp.13.5.117498.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=53965283
Цитирований: 3 по состоянию на 28.06.2023

Аннотация:
В статье представлены результаты критического анализа подходов к определению (дефиниции) понятия мобилизационной экономики. Цель исследования – уточнить определение (дефиницию) категории мобилизационной экономики. Приведена авторская трактовка мобилизационной экономики страны как категории, характеризующей ее способность произвести максимальное количество продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения в определенных отраслях для обеспечения противодействия имеющимся или потенциальным угрозам существованию самого государства с помощью использования сконцентрированных в государственных институтах власти всех имеющихся ресурсов. Рассмотрены признаки и составляющие такой экономики, а также условия перехода к ней. В исследовании использовался логико-когнитивистский подход, основанный на логическом и экспериментальном анализе показателей состояния обрабатывающей отрасли экономики России в предмобилизационный период. Статья будет интересна специалистам и аналитикам в области экономики, а также всем тем, кто интересуется ее проблемами.

Ключевые слова: специальная военная операция, рыночная экономика, мобилизационная экономика, критерии, противодействие угрозам, концентрация ресурсов, чрезвычайные обстоятельства, признаки, условия, максимальное производство продукции, натуральные единицы измерения

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. С проведением Россией специальной военной операции (далее СВО) на/в Украине начались стремительные и масштабные изменения в экономической жизни как в Российской Федерации (РФ), так и в странах так называемого цивилизованного Запада. В странах с развитой рыночной экономикой, критерием которой является прибыль (замаскированная, завуалированная, реализованная прибавочная стоимость), наблюдается, в частности, неспособность этой модели экономики в краткие сроки обеспечить значительное увеличение, например, продукции военного назначения для последующей ее отправки на/в Украину. В Соединенных Штатах Америки (США) для борьбы с инфляцией применяются не рыночные, а скорее, директивные методы. В странах Европейского Союза (ЕС) примером использования таких методов служат его решения (директивы) о введении потолка цен на нефть из России в $60, на бензин, дизельное топливо в $100, на продукцию с низкой добавленной стоимость (дисконтную, менее дорогостоящую, например, мазут) в $45 за баррель.

Надо заметить, что многие аналитики резонно полагают, что в странах Запада уже давно не существует той рыночной (капиталистической) экономики, которая описана в книгах и учебниках либеральных экономистов. Аргументы. Бодрунов С.Д. и Воейков М.И. в работе [4, с. 25] констатируют факт предписания Министерством сельского хозяйства (представитель государства) США использовать специальные нормативы при приготовлении мясной пиццы. Здесь же, ссылаясь на Дж. Стиглица, они отмечают, что различными государственными службами регулируются виды употребляемой людьми пищи, питья, определенные типы домов для проживания, а по Дж. К. Гэлбрейту экономическая система под любой идеологической вывеской в существенной своей части представляет плановую экономику. В Республике Корея успешно применяется централизованное планирование с использованием средне-, долгосрочных планов и целевых программ [18, с. 21]. Государство контролирует внутрифирменные издержки, качество продукции, иностранный капитал.

В РФ достаточно интенсивно происходит переход к применению методов долгосрочного планирования. В июне 2014 года в России принят Федеральный закон (ФЗ) № 172 [1], в котором установлены основы стратегического планирования в РФ. На базе этого закона утверждены стратегия развития обрабатывающей промышленности [2] и энергетическая стратегия [3] на период до 2035 года. Правительство РФ утвердило пятилетний план дорожного строительства сроком до конца 2027 года [4] с общим объемом финансирования в 13 трлн руб., в т.ч. из федерального бюджета в 5 трлн руб. и из фонда национального благосостояния и региональных бюджетов – в 8 трлн руб. Это может быть свидетельством началом заката эпохи антиэтатистского рыночного капитализма в России и постепенной смены экономической парадигмы в нашей стране по схеме: рыночная экономика - мобилизационная экономика - директивная (социалистическая) экономика. Можно также предположить, что с увеличением сроков проведения СВО будут нарастать темпы перехода РФ к мобилизационной экономике. Вместе с тем в отечественной научной литературе существуют различные толкования категории «мобилизационная экономика».

Цель данной статьи – попытаться сформулировать определение (дефиницию) категории «мобилизационная экономика». Попробовать очертить круг составляющих (характеристик) и признаков такой экономики, условий перехода к ней и проанализировать натуральные показатели обрабатывающей отрасли экономики России в предмобилизационный период. Для достижения поставленной цели были изучены и проанализированы научные публикации, размещенные в библиотеке РИНЦ, которые имеют прямое или косвенное отношение к теме исследования, данные Федеральной службой государственной статистики (Росстата) об экономическом положении нашей страны в 2019-2022 годах.

Определения (дефиниции) мобилизационной экономики. Сегодня можно констатировать «терминологический плюрализм» использования понятий «мобилизационная экономика», «мобилизационное развитие», «мобилизационная модель экономики» и др.

Начало активного научного дискурса о приемлемости для современной России модели мобилизационной экономики было положено на «круглом столе», организованном редакцией «Независимая газета» в 1999 году [22]. В процессе дискуссии выяснилось, что о дефиниции понятия «мобилизационная экономика» и возможности ее введения в России существуют три принципиальные точки зрения:

1) сторонники введения такой экономики. С.Ю. Глазьев определил мобилизационную экономику как такую систему регулирования экономической деятельности, которая позволяет обеспечить максимально полное использование имеющихся производственных ресурсов;

2) противники мобилизационной экономики. Е.Г. Ясин категорически отверг возможность мобилизационной экономики в условиях рынка, сказав, что мобилизационная экономика рыночного типа – это нонсенс. А.И. Илларионов был еще более категоричен, заявив, что мобилизационная экономика находится вне пределов исследования науки «экономика» [22]. Cама наука «экономика» является наукой об эффективном размещении ресурсов. Не о максимальном или минимальном, а об эффективном;

3) отвергающие возможность мобилизационной экономики в рыночных условиях, но допускающие применение отдельных мобилизационных механизмов. Л.И. Абалкин подчеркнул, что применительно к современной России само понятие мобилизационной экономики неприемлемо [22], но поддержал С.Ю. Глазьева по введению мобилизационных механизмов в денежную, инвестиционную и ценовую политику страны, а также в управление естественными монополиями [22].

В России на официальном уровне нет определения (дефиниции) понятия «мобилизационная экономика». Есть только термин «мобилизационная подготовка», определенный в Федеральном законе от 26.02.1997 N 31-ФЗ [5] как комплекс мероприятий, проводимых в мирное время, по заблаговременной подготовке экономики Российской Федерации к обеспечению защиты государства от вооруженного нападения и удовлетворению потребностей государства и нужд населения в военное время. Цели и задачи такой подготовки отражены в Военной доктрине Российской Федерации [6].

В настоящее время в научном сообществе нашей страны можно выделить несколько концептуальных подходов к определению (дефиниции) понятия мобилизационной экономики [15, с. 1358-1359].

Первый подход характеризует мобилизационную экономику, как антикризисную экономику в чрезвычайных обстоятельствах. Так, мобилизационную экономику связывают с антикризисной экономикой [22] (Л.И. Абалкин), в которой нарушено равновесие [3, с. 17], с превалированием государственного планирования [8, с. 7], с административным распределением ресурсов [9, с. 10], с наращиванием военного потенциала [16, с. 65], с вынужденным отступлением от долговременного тренда социально-экономического развития страны [17, с. 10], с регулярными и чрезвычайными мерами, которые нарушают существующие нормы и правила экономики [19, с. 144] (П.А. Кюнг), с достижением обычных целей чрезвычайными мерами [19, с. 145] (В.Н. Парамонов), с государственной стратегией по предотвращению катастрофических нарушений в жизнеобеспечении населения [24, с. 71], с достижением чрезвычайных целей с помощью исключительных средств [25, с. 82]. То есть, по существу, речь идет о директивной экономике с рыночными элементами. Известно, что обобщающим экономическим показателем такой экономики в современных условиях на уровне предприятия является прибыль. Считается, что качественной прибылью может быть прибыль, полученная в результате роста объема производства в натуральных единицах измерения и снижения себестоимости единицы продукции. Не секрет, что сегодня наблюдается стремление производителей увеличить прибыль счет за счет повышения цены реализованной единицы товара, работы, услуги. К примеру, в 2022 году в нашей стране цены, в частности, на спальные мешки, термобелье, удобную обувь, ряд медикаментов повысились в пределах от 10% до 40%. После объявления частичной мобилизации производители спецодежды и снаряжения вместе с военторгами повысили цены на них на 200-300%.

Второй подход характеризует мобилизационную экономику как сосредоточение всех ресурсов в руках государства для отражения внутренних и внешних угроз [19, с. 146] (Е.Е. Баканов), [21, с. 64], [27, с. 67]. В концентрированном виде эта точка зрения отражена в работе В.В. Седова [26, с. 21], в которой мобилизационная экономика представлена как экономика, ресурсы которой сосредоточены и используются для противодействия тому, что угрожает существованию страны как целостной системе.

Следует заметить, что концентрация ресурсов сама по себе не гарантирует требуемое (планируемое) производство необходимой стране продукции, выполненных работ или оказанных услуг. Достаточно вспомнить 1990-е годы - начало 20 века, когда подавляющая часть правительственных решений имела чисто затратные действия. Государство выделяло деньги на строительство высокоскоростных магистралей, создание свободных экономических зон (СЭЗ) и особых экономических зон (ОЭЗ), на другие затратные проекты. В результате государство подсчитало миллиардные потери, а где эти высокоскоростные магистрали, где эти СЭЗ и ОЭЗ? В 2022 году из пунктов приема личного состава Министерства обороны (МО) РФ пропало 1,5 млн комплектов военной формы для мобилизованных.

В условиях форс-мажорных (чрезвычайных, неотвратимых) обстоятельств (войны, эпидемии, землетрясения, голода и т.п.) нужна соответствующая продукция в максимальных объемах, максимальное количество выполненных работ и оказанных услуг в натуральном выражении. Так в условиях войны стране кроме людских ресурсов нужны, например, оружие, боеприпасы, горюче-смазочные материалы, медикаменты, продукты питания для армии и населения в больших объемах. Во время эпидемии необходимы противоэпидемические медицинские комплексы, противовирусные препараты и другие медикаменты, как правило, в максимальных объемах. Для ликвидации последствий землетрясения следует максимизировать объемы строительных работ в целях восстановления жилого фонда, зданий и сооружений производственного назначения. Во всех этих случаях необходимо обеспечить все субъекты и объекты системы управления надежной и постоянной связью.

Нельзя не отметить того обстоятельства, что такие трактовки мобилизационной экономики базируются на лексическом значении слова «мобилизация» (франц. moblisation, от лат. mobiles - подвижной) как приведение в действие, сосредоточение сил и средств для достижения определенной цели [5, с. 821]. В данном случае словосочетания «сосредоточение (концентрация) ресурсов» и «мобилизация ресурсов» рассматриваются как синонимичные словосочетания. В этом смысле процесс мобилизации ресурсов заключается в их перемещении (передвижении) в приоритетные направления развития экономики. То есть авторы таких трактовок мобилизационной экономики оказались в своеобразной лексической ловушке.

Третий подход, который предполагает многовариантное понимание мобилизационной экономики. Так, А.В. Бузгалин приводит следующие точки зрения на мобилизационную экономику: 1) правительство понимает мобилизационную экономику как рыночную экономику, в которой будет нарастать социальная дифференциация, продолжится обогащение олигархов при одновременном сокращении расходов на социальные цели, образование, здравоохранение, долгосрочные программы развития; 2) некоторые ученые понимают такую экономику как систему, в которой превалирует директивное планирование и жесткое централизованное управление; 3) по мнению самого А. Бузгалина мобилизационная экономика подразумевает концентрацию ресурсов на ключевых направлениях, поддержку их институционально и идеологически [1].

Автор работы [28, с. 8-9] предлагает рассмотреть три варианта модели мобилизационной экономики как таких ее организационных устройств, при которых: 1) происходит максимально полное использование всех внутренних ресурсов для решения неотложных экономических задач (экономика мобилизации ресурсов); 2) преодолеваются последствия чрезвычайных обстоятельств (антикризисная мобилизационная экономика); 3) все внутренние ресурсы используются для решения конкретной проблемы, связанной с устранением угроз существованию государства (мобилизационная экономика военного времени).

Исходя из этого, необходимо уточнить определение (дефиницию) мобилизационной экономики, приведенное в работе [15, с. 1359]. Мобилизационная экономика страны – категория, характеризующая ее способность произвести максимальное количество продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения в определенных отраслях для обеспечения противодействия имеющимся или потенциальным угрозам существованию самого государства с помощью использования сконцентрированных в государственных институтах власти всех имеющихся ресурсов. Это означает, что критерий и сущность мобилизационной экономики состоят не в концентрации ресурсов, а в их использовании для производства продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения в максимальных объемах.

Основными особенностями категории «мобилизационная экономика» являются:

1. Категория «мобилизационная экономика» характеризует качественно-количественную сторону экономики как системы. Качественная сторона этой категории отражена в ее содержании. Содержанием (сущностью) мобилизационной экономики является ее способность производить максимальное количество продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения. Количественная сторона этой категории заключается в объективной количественной связи таких переменных, как производство и ресурсы, которые имеют размер, объем и числовые значения.

2. Необходимым и достаточным условием наличия мобилизационной экономики является определенное количество ресурсов, с помощью которых производится максимальный объем продукции, работ, услуг.

3. Мобилизационная экономика страны необходима для обеспечения противодействия имеющимся или потенциальным угрозам существованию самого государства. По мнению В.Н. Катаносова к таким угрозам относятся две группы факторов, связанных с: 1) изменениями на внешнем рынке, в том числе падением цен на нефть, мировые финансовые кризисы; 2) целенаправленными усилиями по подрыву экономики, к примеру, торговая война. Для нивелирования влияния этих факторов необходимо иметь монополию на внешнюю торговлю и операции с валютой [1]. Применительно к сегодняшней ситуации следует добавить фактор войны Запада против России.

Следует подчеркнуть, что речь идет не необходимых, а о максимальных объемах производства продукции, работ, услуг. Необходимые объемы - это объемы, покрывающие планируемую (прогнозируемую) потребность в определенных видах продукции, работ, услуг. Чрезвычайные ситуации (обстоятельства) характеризуются большим числом факторов неопределенности, что предопределяет высокую вероятность несовпадения плановых (планируемых, прогнозируемых) значений необходимых и фактических объемов производства продукции, работ, услуг. Планируемые и фактические максимальные объемы позволяют покрыть фактическую недостающую потребность в тех или иных видах продукции, работ, услуг в условиях полной неопределенности. Пример. Государственный заказ на боеприпасы для предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК, ВПК) РФ формируется на основе потребности в них, которая рассчитывается по нормам их расхода МО РФ при проведении боевых действий. В ходе проведения СВО выяснилось, что штурмовые отряды не укладываются в эти нормы, что ведет к замедлению их наступательных действий и дополнительным потерям в их личном составе. МО РФ было вынуждено обеспечивать такие отряды не по действующим нормам, а по их заявкам на оружие и боеприпасы.

Признаки мобилизационной экономики. Величайшая аберрация общественного сознания всех времен и народов - это миф о всесильности и безальтернативности рыночной экономики. Мифологема «рыночной экономики» на основе частной собственности как единственно эффективной модели экономического развития разбивается о жестокую действительность. Пожалуй, пора говорить о необходимости смены экономической парадигмы в Российской Федерации. Факты экономической жизни последних лет свидетельствуют о наличии признаков мобилизационной экономики в Российской Федерации, а может быть и директивной экономики. В данной работе под признаками мобилизационной экономики понимаются основные черты, которые отличают ее от рыночной экономики.

Первые признаки расширения элементов мобилизационной модели развития проявились в период пандемии Covid-19: концентрация и выделение ресурсов на стратегических для страны направлениях (например, расширение объемов российской легкой промышленности с 10% в 2012 году до 30% на начало 2021 года), локализация производства наиболее значимых для экономики товаров (к примеру, судового оборудования), усиление государственного регулирования торговли (например, регулирование цен на яйца, сахар, подсолнечное масло и др.) [20, с. 154]. Это подтверждают темпы роста валового внутреннего продукта [13, с. 203-204] и производительности труда в России [14, с. 1405]. Возможность более гибко управлять бюджетом в период кризиса или чрезвычайных ситуаций. В 2022 году было заморожено действие бюджетного правила, а часть сверхдоходов была направлена в резервы, которыми управляет правительство, без необходимости вносить изменения в закон о бюджете. Такие элементы мобилизационной экономики, как введение ограничительных мер и более активное применение регулятивной функции государства были опробованы в период пандемии Covid-19 в России [11, с. 2140-2148], да и в мире [12, с. 940].

В постпандемийный период такие признаки пополнились благодаря изменениям, внесенным в законодательные акты Российской Федерации. К таким признакам на законодательном уровне можно причислить: а) внесение изменений в Уголовный кодекс РФ. В частности, в пункте (п.) «л» части 1 статьи 63 обстоятельства (совершение преступления, массовые беспорядки) заменены на термины «мобилизация», «военное положение», «военное время». Статьи 201.2, 201.3, 285.5 и 285.6 предусматривают уголовную ответственность (до 10 лет) за неисполнение государственного оборонного заказа (ГОЗ) и нарушение условий государственного контракта по нему. За отказ или уклонение от заключения государственного контракта может грозить до восьми лет ограничения свободы. Введены новые статьи: ст. 352.1 предусматривает лишение свободы от 3-х до 10-ти лет за сдачу в плен, ст. 356.1 – до 15-ти лет колонии за мародерство, ст. 337 ч. 1 – до 5-ти лет лишения свободы за самовольное оставление части в период мобилизации или военного положения, ст. 337 ч. 3 – до 7-ми лет лишения свободы, а по ч. 4 – до 10-ти лет колонии; б) Федеральным законом № 273-ФЗ [7] в ст. 252 Трудового кодекса РФ внесено дополнение об установлении для отдельных организаций порядка и условий привлечения к работе за пределами установленной продолжительности рабочего времени, в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков; в) Федеральным законом 272-ФЗ [8] внесены изменения в ФЗ «Об обороне», в частности, ст. 26.1.1 предусматривает возможность введения специальных мер в сфере экономики для обеспечения проведения операций за пределами территории Российской Федерации, в которые включены: порядок их финансирования и материально-технического обеспечения; временное расконсервирование мобилизационных мощностей и объектов; разбронирование материальных ценностей государственного резерва; установление особенностей правового регулирования трудовых отношений в отдельных организациях (установление порядка и условий привлечения к работе за пределами продолжительности рабочего времени, в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков). Этим же законом в п. 26.1.3 указывается, что юридические лица независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности не вправе отказываться от заключения договоров, государственных контрактов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг в целях обеспечения проведения Вооруженными Силами Российской Федерации операций за пределами территории Российской Федерации; г) Постановлением Правительства РФ № 505 [9] предусматривается, по существу, переход от прежней системы финансирования, при которой выделяемые суммы распределялись Министерством финансов РФ на весь год, к авансовой системе финансирования. Такие авансовые платежи могут составлять от 50% до 90% суммы договора (государственного контракта).

Составляющие (характеристики) мобилизационной экономики и условия перехода к ней. В научном сообществе нашей страны нет консенсуса ни о составляющих (характеристиках) мобилизационной экономики, ни об условиях перехода к такой экономической модели. Вот мнения некоторых ученых по перечню таких составляющих (характеристик). К примеру, в работе [21] к важнейшим характеристикам мобилизационной экономики относятся: 1) высокая норма накоплений; 2) защита внутреннего рынка от воздействия внешних факторов; 3) усиление централизованных организационных, управляющих и контролирующих функций государства; 4) осуществление долгосрочного (6 лет) прогнозирования и стратегического планирования. Автор работы [6, с. 211-212] к составляющим (признакам) причисляет: 1) отступление от долговременного тренда социально-экономического развития и курса социально-экономической политики государства; 2) повышение нормы накопления; 3) переориентация социально-экономической политики государства с долговременных приоритетов на цели средне- и даже краткосрочного характера; 4) усиление роли государственного регулирования; 5) политика импортозамещения, а в более широком плане – значительный маневр структурой и основными направлениями внешнеэкономических связей; 6) включение механизмов «социальной компенсации» и максимального сбережения населения.

Автор работы [2, с. 64] полагает, что переход к мобилизационной экономике в России может быть облегчен при выполнении следующих условий: 1) наличие достаточного ресурсно-сырьевого потенциала; 2) высокий уровень производительных сил; 3) мобилизация накопленных «закрывающих технологий»; 4) ресурсная мобилизация для развития внутреннего рынка.

По мнению автора работы [7] ключевыми моментами (условиями, чертами) такого перехода являются: 1) отказ от монетаристской либеральной модели «роста», концепции рыночного фундаментализма, «Вашингтонского консенсуса» и тех механизмов, которые были запущены в 1990-е годы и построение общества социалистического типа на основе использования государственного планово-рыночного механизма; 2) отмена результатов залоговых аукционов 1995 года, национализация отдельных стратегических предприятий и отраслей; 3) обновление правовой базы, в частности, ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», применение скорректированного и дополненного мобилизационного плана Министерства обороны в масштабах всего народного хозяйства; 4) возрождение народно-хозяйственного комплекса на основе восстановления единой системы энергетической системы России (ЕЭС России); 5) восстановление системы стратегического планирования и управления социально-экономического развития нашей страны; 6) введение жесточайшего централизованного управления страной. Авторы солидарны с этим мнением. К этому следует добавить и такое условие как придание Центральному банку (ЦБ, Банку России) статус казенного учреждения, который способствовал бы созданию замкнутого финансового потока, а не направленного на США и Европу, а также утверждению монополии на внешнюю торговлю и операции с валютой. Так, за период с июня 2022 года по март 2023 года результатом проведения ЦБ инфляционного таргетирования курс рубля «упал» с 57,1515 руб. [10] до 75,3535 руб. [11], т.е. на 28,8%. По расчетам авторов при эффекте переноса, равном 0,6, общий уровень цен (уровень инфляции) в России в 2023 году может повыситься примерно на 19,1%.

В силу вышеизложенного авторы убеждены, что в России не может быть рыночной экономики с элементами мобилизации или мобилизационной экономики с «рыночным лицом».

Экономика России в предмобилизационный период. На самом высоком уровне заявлено, что оборонные предприятия работают в несколько смен, а некоторые круглосуточно. По некоторым данным предприятия военной промышленности РФ перевели на круглосуточный режим работы. В результате военное производство, к которому относится выпуск оружия и различных типов боеприпасов, в июле 2022 году выросло на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года [23]. В контексте данной статьи представляется логичным проанализировать Росстата о производстве важнейших видов продукции в натуральных единицах измерения в 2019-2022 годы. Базисным годом принят 2019 год – год, предшествующий началу пандемии Covid-19 России. Соответствующие данные представлены в таблице 1.

Таблица 1

Динамика выпуска важнейших видов продукции в России

Вид продукции
Год
2019
2020
2021
2022
Уголь, млн тонн
439
308
435
437
Нефть, включая газовый конденсат, млн тонн
561
513
523
534
Газ природный и попутный, млрд м3
726
604
728
672
Чугун зеркальный и передельный в чушках, тыс. тонн
51194
52003
54000
51600
Прокат готовый, тыс. тонн
61639
61768
66832
60500
Консервы мясные (мясосодержащие), млн усл. банок
669
736
642
828
Мука пшеничная и пшенично-ржаная, млн тонн
9419
8382
8262
8700
Масло сливочное, тыс. тонн
270
279
282
314
Крупа, млн тонн
1,0
1,5
1,6
1,8
Сахар белый свекловичный, млн тонн
7,2
5,8
5,9
6,0
Обувь, млн пар
109
93
100
112
Бензин автомобильный, млн тонн
40,0
38,4
40,8
42,3
Топливо дизельное, млн тонн
78,4
77,8
80,3
84,7
Конструкции и детали конструкций, млн тонн




- из черных металлов
5,6
6,2
6,8
7,7
- из алюминия прочие
109,0
105,3
132,0
172,0
Тракторы для сельского хозяйства прочие, тыс. штук
6,3
7,2
7,4
9,6
Машины кузнечно-прессовые, тыс. штук
2,8
3,6
4,3
9,8
Электроэнергия, млрд кВт·ч
1121
1089
1157
1167
Источник: составлено авторами по данным сборника Росстата «Промышленное производство в России. 2019». – М., 2019. – 286 c.

Результаты анализа фрагментарного фактологического материала в таблице 1 позволяет констатировать наличие элементов мобилизационной экономики в отраслях предположительно производящих продукцию для нужд оборонного комплекса. Это подтверждается ростом объемов такой продукции в 2022 году по сравнению с базисным годом и с 2021 годом. Например, производство машин кузнечно-прессовых в 2022 году увеличилось к 2019 году в 3,5 раза, а к 2021 году – в 2,3 раза, тракторов для сельского хозяйства прочих – соответственно на 52,4% и на 29,7%. Об этом же свидетельствуют и данные Росстата [12] о промышленном производстве в январе 2023 года по сравнению с январем 2022 года. В частности, производство машин кузнечно-прессовых увеличилось на 152 шт. (на 27,6%), а тракторов для сельского хозяйства прочих – на 112 шт. (на 16,0%).

Несмотря на уменьшение численности населения России за этот период примерно на 0,4% производство мясных консервов выросло на 16,1 млн усл. банок (на 34,9%), масла сливочного – на 2,7 тыс. тонн (на 11,9%), обуви – на 1,4 млн пар (на 19,5%), спецодежды прочей – на 2,0 млрд руб. (в 2,4 раза), компьютеров – на 3,3 млрд руб. (в 2,9 раза). Производство (изготовление) готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования увеличилось на 3,6%. При этом в январе-августе 2022 года производство готовых металлических изделий, не включенных в другие группировки выросло на 17,8%. По мнению авторов работы [10] этот пункт является агрегированным показателем, в него, в частности, «запрятано» производство оружия и боеприпасов. Производство прочих транспортных средств, не включенных в другие группировки (предположительно военные боевые машины) в августе 2022 года выросло по отношению к августу 2021 года на 40,2%. Такой рост вышеперечисленных видов продукции наблюдается на фоне сокращения объемов обрабатывающих производств в январе 2023 года по сравнению с январем 2022 года на 2,3%. Однако речь идет именно об элементах мобилизации экономики, так как, судя по пикировке МО РФ и руководителя ЧВК «Вагнер», имеется недостаток оружия и боеприпасов для проведения СВО, который необходимо восполнить в кратчайшие сроки.

Нельзя не обратить внимание на то, что загрузка производственных мощностей в обрабатывающей промышленности в России в 2022 году составила в среднем 62,6% и повысилась к 2021 году на 0,5%, но снизилась к 2019 году на 2,6%. С этих позиций ни о каком переходе к мобилизационной экономике в России пока не может быть и речи. Авторы убеждены, что, чем дольше будет продолжаться СВО, тем быстрее придет осознание необходимости перехода к мобилизационной экономике.

Заключение. С началом специальной военной операции на/в Украине мире наблюдается интенсивный отход от модели рыночной либеральной экономики и постепенный переход к применению элементов директивной экономики. В России заканчивается эпоха антиэтатистского рыночного капитализма и можно прогнозировать смену экономической парадигмы в нашей стране по схеме: рыночная экономика - мобилизационная экономика - директивная (социалистическая) экономика.

По результатам критического анализа основных научных подходов к определению (дефиниции) мобилизационной экономики страны предложено ее уточненное определение (дефиниция). Мобилизационная экономика страны – категория, характеризующая ее способность произвести максимальное количество продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения в определенных отраслях для обеспечения противодействия имеющимся или потенциальным угрозам существованию самого государства с помощью использования сконцентрированных в государственных институтах власти всех имеющихся ресурсов. Критерием мобилизационной экономики является максимизация объемов производства продукции, выполненных работ и оказанных услуг в натуральных единицах измерения. Сущность такой экономика состоит не в концентрации ресурсов, а в их использовании для производства продукции, работ, услуг в натуральных единицах измерения в максимальных объемах.

Первые признаки расширения элементов мобилизационной модели развития проявились в период пандемии Covid-19: концентрация и выделение ресурсов на стратегических для страны направлениях, локализация производства наиболее значимых для экономики товаров, возможность более гибко управлять бюджетом в период кризиса или чрезвычайных ситуаций, введение ограничительных мер и более активное применение регулятивной функции государства. В постпандемийный период произошло пополнение перечня таких признаков. Об этом свидетельствуют многочисленные изменения в трудовое, уголовное и административное законодательство. Правительство Российской Федерации активно переходит к авансовой системе финансирования.

Ключевыми условиями перехода к мобилизационной экономике в России являются: отказ от монетаристской либеральной модели развития экономики; отмена результатов залоговых аукционов 1995 года, национализация отдельных стратегических предприятий и отраслей; обновление правовой базы; возрождение народно-хозяйственного комплекса на основе восстановления единой системы энергетической системы России; восстановление системы стратегического планирования и управления социально-экономического развития нашей страны; введение жесточайшего централизованного управления страной; национализация Банка России.

В результате анализа фрагментарного фактологического материала о состоянии экономики обрабатывающей отрасли в 2019-2022 годах выявлен рост объемов производства машин кузнечно-прессовых соответственно в 3,5 и в 2,3 раза, тракторов для сельского хозяйства прочих – соответственно на 52,4% и на 29,7%.

Следовательно. можно резюмировать, что, чем дольше будет продолжаться СВО, тем быстрее придет осознание необходимости перехода к мобилизационной экономике в России.

[1] Федеральный закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

[2] Распоряжение Правительства РФ от 06.06.2020 N 1512-р «Об утверждении Сводной стратегии развития обрабатывающей промышленности Российской Федерации до 2024 года и на период до 2035 года».

[3] Распоряжение Правительства РФ от 09.06.2020 N 1523-р «Об утверждении Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года».

[4] Распоряжение Правительства РФ от 20.06.2022 N 1601-р (ред. от 29.12.2022) «Об утверждении перечня мероприятий по осуществлению дорожной деятельности в 2023 - 2027 годах в отношении автомобильных дорог».

[5] Федеральный закон от 26.02.1997 N 31-ФЗ (ред. от 20.10.2022) «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_13454/ (дата обращения 16.12.2022).

[6] «Военная доктрина Российской Федерации» (утв. Президентом РФ 25.12.2014 N Пр-2976) [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172989/ (дата обращения 20.12.2022).

[7] Федеральный закон «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» от 14.07.2022 N 273-ФЗ (последняя редакция).

[8] Федеральный закон от 14.07.2022 N 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

[9] Постановление Правительства РФ от 29 марта 2022 г. N 505 «О приостановлении действия отдельных положений некоторых актов Правительства Российской Федерации и установлении размеров авансовых платежей при заключении государственных (муниципальных) контрактов в 2022 году».

[10] Курс доллара ЦБ РФ за 2022 год. [Электронный ресурс]. URL: https://годhttps://mainfin.ru/currency/cb-rf/usd/date/2022 (дата обращения 22.01.2023).

[11] Курс доллара ЦБ РФ за 2023 год. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.myfin.by/currency/cb-rf-archive/2023 (дата обращения 22.01.2023).

[12] О промышленном производстве в январе 2023 года. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/25_22-02-2023.html (дата обращения: 22.01.2023).


Источники:

1. Иванов А. Мобилизационная экономика: какой она может быть?. Svpressa.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://svpressa.ru/economy/article/102320/ (дата обращения: 20.02.2023).
2. Бекренев Ю.В., Крылова В.А. Переход России к мобилизационной экономике: возможность и целесообразность // Теоретическая экономика. – 2022. – № 6(90). – c. 63-71. – doi: 10.52957/22213260_2022_6_63.
3. Берсенев В.Л. Мобилизационная модель экономического развития в контексте историографического анализа // Magistra Vitae: электронный журнал по историческим наукам и археологии. – 2016. – № 1. – c. 15-20.
4. Бодрунов С.Д., Воейков М.И. Государство, ноономика и постклассическая политэкономия // Вопросы политической экономии. – 2021. – № 4. – c. 22-37.
5. Большой энциклопедический словарь. / В 2-х т. Т.1. - М.: Сов. энциклопедия, 1991. – 863 c.
6. Бухвальд Е.М. Мобилизационная экономика как инструмент обеспечения национальной безопасности // Абалкинские чтения: Глобальная неопределенность. Развитие или деградация мировой экономики? Сборник статей XI Международной научной конференции. В 2-х томах. Москва, 2022. – c. 210-216.
7. Воронин Ю. Мобилизационная модель, как единственное и главное условие победы над коллективным Западом. Argumenti.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://argumenti.ru/opinion/2022/10/795398 (дата обращения: 09.02.2023).
8. Городецкий А.Е. Время мобилизации: Россия перед выбором исторических альтернатив // Развитие и безопасность. – 2022. – № 1(13). – c. 4-15. – doi: 10.46960/2713-2633_2022_1_4.
9. Гришков В.Ф., Плотников В.А., Фролов А.О. Мобилизационная экономика в современной России: теоретические аспекты // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. – 2022. – № 3(135). – c. 7-13.
10. Долженков А., Обухова Е. Экономика покрывается броней. Expert.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://expert.ru/2022/11/22/tsifra-kotoruyu-my-zasluzhili-rossiya-vyshla-v-mezhdunarodnyye-lidery-po-tekhnologichnosti-gossektora/ (дата обращения: 22.01.2023).
11. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
12. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии Covid-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
13. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю., Хвацкая А.В. Понятие эффекта, его виды и показатели // Экономика и предпринимательство. – 2022. – № 5(142). – c. 194-204. – doi: 10.34925/EIP.2022.142.5.038.
14. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю. Аналитический обзор литературы по проблемам эффективности труда // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 11(136). – c. 1405-1417. – doi: 10.34925/EIP.2021.11.136.281.
15. Ермаков Г.П. Понятие и сущность мобилизационной экономики // Наука в современных условиях: от идеи до внедрения: Материалы Национальной научно-практической конференции с международным участием, посвященной 80-летию Ульяновского государственного аграрного университета имени П.А. Столыпина. Ульяновск, 2022. – c. 1354-1362.
16. Зубков К.И. Феномен мобилизационной экономики: историко-социологический анализ // Мобилизационная модель экономики: исторический опыт России ХХ века: Сборник материалов всероссийской научной конференции. Челябинск, 2009. – c. 64-71.
17. Иванов О.Б., Бухвальд Е.М. Мобилизационная экономика в России: вчера, сегодня и… // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2022. – № 3. – c. 7-27.
18. Касперович С.А. Прогнозирование и планирование экономики. / Курс лекций для студентов специальностей 1-25 01 07 «Экономика и управление предприятием», 1-25 01 08 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», 1-26 02 02 «Менеджмент», 1-26 02 03 «Маркетинг». - Минск.: БГТУ, 2007. – 172 c.
19. Круглый стол «Мобилизационная экономика: понятие, ее границы и содержание» // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – № 15(196). – c. 142-147. – doi: 15115293.
20. Мартыненко Т.В. Мобилизационная экономика: актуальна ли она для современной России? // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. – 2021. – № 1. – c. 151-155. – doi: 10.22394/2079-1690-2021-1-1-151-155.
21. Матвеева В.М. Мобилизационные цели и риски российской экономики // Инновационное развитие социально-экономических систем: условия, результаты и возможности: Материалы VI международной научно-практической конференции. Орехово-Зуево, 2018. – c. 163-168.
22. Мобилизационная экономика: путь к процветанию или развалу России? Круглый стол в редакции Независимой газеты. Rusotechestvo.narod.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://rusotechestvo.narod.ru/finansy/f49.html (дата обращения: 05.12.2022).
23. Мурыгина Л.С., Грабович У.А. Мобилизационная экономика в условиях глобальных вызовов // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2022. – № 11(116).
24. Петрушенко А.Д., Комарова О.М. Формирование репутации в условиях мобилизационной экономики // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 10-3. – c. 70-76. – doi: 10.17513/vaael.911.
25. Погребинская В.А. Мобилизационная модель догоняющей модернизации России (первая половина ХХ века) // Мир новой экономики. – 2020. – № 2. – c. 82-90. – doi: 10.26794/2220-6469-2020-14-2-82-90.
26. Седов В.В. Мобилизационная экономика: советская модель. / Монография. - Челябинск: Челяб. гос.ун-т, 2003. – 177 c.
27. Сенявский А.С. Советская модель индустриальной модернизации: историко-теоретические проблемы // Уральский исторический вестник. – 2010. – № 3(28). – c. 64-73.
28. Цветков В.А. Мобилизационная экономика: актуальные вопросы сегодняшнего дня // Проблемы рыночной экономики. – 2022. – № 3. – c. 6-15. – doi: 10.33051/2500-2325-2022-3-6-15.

Страница обновлена: 22.11.2023 в 21:53:51