Электронная коммерция в контексте цифрового неравенства регионов мира

Ревинова С.Ю.1, Кайсарова Т.С.1
1 Российский университет дружбы народов

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Ревинова С.Ю., Кайсарова Т.С. Электронная коммерция в контексте цифрового неравенства регионов мира // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.12.4.116397.

Аннотация:
Данная статья посвящена изучению влияния цифрового неравенства на развитие электронной коммерции в регионах мира. Цифровое неравенство выступает естественным ограничителем для развития электронной торговли. В работе уточняется понятийно-категориальный аппарат цифрового неравенства, его соотношение с понятиями «цифровой барьер», «цифровой разрыв»; изучается связь показателей цифровизации и проникновения электронной коммерции в регионы, а также анализируются показатели цифрового неравенства и электронной коммерции в регионах мира. Было выявлено, что в регионах с низкими показателями цифровизации рынок электронной коммерции ограничен в развитии, а также менее популярен в отличие от традиционной торговли. В тоже, время довольно высокие темпы роста количества интернет-пользователей не всегда ведут к увеличению объемов электронной коммерции. На первое место выходят вопросы цифрового неравенства не в сфере доступности ИКТ и наличия инфраструктуры, а степени и эффективности использования информационных технологий и сети интернет обществом. Результаты исследования могут быть интересны студентам, аспирантам, научным сотрудникам, занимающихся исследованиями электронной коммерции.

Ключевые слова: цифровое неравенство, цифровой разрыв, цифровой барьер, электронная коммерция, ИКТ

JEL-классификация: O31, O32, O33, L81



Введение

В 21 веке широкополосный доступ в интернет — это не роскошь, а одна из основных потребностей для развития экономического потенциала и человеческого капитала населения развитых и развивающихся стран. В то время как ряд стран активно внедряет 5G технологии, применяет новейшие разработки в области искусственного интеллекта, несколько миллиардов человек на планете до сих пор не имеют выхода в интернет. Со временем дифференциация между странами усиливается, а преодоление разрыва между развитыми и развивающимися странами становится все более трудной задачей. Масштабы проблемы привели к появлению нового типа неравенства между людьми — цифрового неравенства, ставшим одним из основных ограничителей на пути развития электронной коммерции. Распространение сети интернет должно было сделать информацию более доступной для всех людей вне зависимости от социально-экономического положения, однако неравенство между государствами усилилось. В отличие от других форм неравенств, цифровое – увеличивает другие виды неравенства и делает проблему разрешения разрыва между развитыми и развивающимися странами трудноразрешимой.

Люди, проживающие за чертой бедности, не могут получить те же самые услуги, что и обеспеченные слои населения. Они лишены или ограничены в доступе к основным благам. Имея доступ к интернету, но не имея навыков и мотивации к его грамотному использованию, малообеспеченное и недостаточно образованное население использует его в основном как средство к получению новостей, просмотру видео и доступа к социальным сетям. При этом достоверность информации из этих источников для пользователей не имеет значения [5]. Это подтверждают результаты исследования, проведённые в Университете Карла 3 в Мадриде [11]. Исследователи пришли к выводу, что более обеспечение население получает информацию из официальных СМИ и достоверных источников. Такая ситуация ведет к еще большему расслоению населения.

За последние несколько лет электронная коммерция стала неотъемлемой частью глобальной системы розничной торговли. Поскольку доступ к Интернету и его распространение быстро растут во всем мире, количество интернет-покупателей продолжает расти с каждым годом. В 2020 году более двух миллиардов человек приобрели товары или услуги в Интернете, и в течение того же года объем розничных продаж через Интернет во всем мире превысил 4,2 триллиона долларов США [22]. Рост объемов электронной коммерции наблюдается во всех без исключения странах, но особенно быстрыми темпами она растет в развивающихся странах [16]. На распространение информационных технологий и развитие электронной коммерции довольно большое влияние оказала пандемия Covid-19 и связанные с ней ограничения. В исследовании, проведенном секретариатом ВТО [4], направленном на объяснение роста масштабов электронной коммерции, авторы утверждают, что пандемия Covid-19 стала основной причиной роста доли электронной торговли во всем мире, так как потребители были вынуждены приспосабливаться к мерам социального дистанцирования. Авторы считают, что изменения затронули объемы продаж, потребительское поведение и выявило проблемы, с которыми столкнулись продавцы и потребители – отсутствие необходимой нормативной и технологической базы для безопасного обеспечения деятельности электронной торговли. Все это сделало еще более актуальным вопрос о цифровом уровне равенства в мире. Развитие электронной коммерции и цифровизация регионов — это неразрывные процессы, без инфраструктуры онлайн торговля невозможна. Цифровой разрыв, проявляющийся в виде отсутствия доступного интернета, недостаточных навыках и знаниях населения в использовании новых технологий, одна из главных проблем на пути преодоления границ электронной коммерции в мире.

Цель данной статьи состоит в анализе развития электронной коммерции в регионах мира на фоне цифровизации и усиливающегося цифрового неравенства. В процессе исследования использовались методы логического, сравнительного и статистического анализа. Проводился анализ факторов уровня цифровизации, прежде всего, наличие инфраструктуры, включающей доступ в интернет, количество абонентов сотовой связи, проникновение сети интернет по странам региона, стоимость интернета и др., а также показатели электронной коммерции.

Теоретические аспекты цифрового неравенства

Активное внедрение информационно - коммуникационных технологий (ИКТ) в повседневность создало и укрепило новый тип социального неравенства между государствами, отдельными людьми — цифрового неравенства. Первый заместитель Генерального секретаря Ассамблеи ООН Амина Мохаммед на тематических дебатах по цифровому сотрудничеству и связям в 2021г. отметила: «Цифровые технологии могут усиливать и даже ускорять неравенство. Поскольку мир становится все более зависимым от цифровых технологий, он угрожает исключить тех, кто остается отключенным. Почти половина населения мира, 3,7 миллиарда человек, большинство из которых женщины, и большинство в развивающихся странах, все еще не подключены к интернету. Кризис Covid - 19 подчеркнул это неравенство. Сталкиваясь с пандемией те, кто не имеет доступа к интернету, не может пользоваться дистанционным образованием, удаленной работой или удаленными медицинскими услугами. Без решительных действий цифровой разрыв станет новым лицом неравенства» [23]. Только за 2011–2015 гг. цифровой разрыв между самыми передовыми и отстающими странами увеличился в 1,7 раза [6].

«Цифровое неравенство» (digital divide, digital gap) представляет собой «неравный физический доступ некоторых членов общества к ИКТ и неравномерное приобретение соответствующих навыков, знаний и умений, необходимых для эффективного участия в качестве цифрового гражданина» [2]. В российской литературе понятия «цифрового неравенства», «цифрового разрыва», «цифрового барьера» используются в качестве синонимов [3].

В широком понимании под цифровым неравенством понимается разрыв между людьми, у которых есть доступ к недорогому, надежному интернет-соединению (включая навыки и количество устройств доступа в сеть) и теми, у кого его нет. Цифровое неравенство проявляется не только в отношении развитых и развивающихся стран, но также между городскими и сельскими жителями; молодыми образованными и пожилыми менее образованными людьми; мужчинами и женщинами. Существуют различные концепции к описанию цифрового неравенства. Концепция диффузии инновации Э. Роджерса исходит из распространения интернета с точки зрения динамического процесса [17]. Процесс принятия технологического новшества состоит из следующих компонент: 1) технологической инновации; 2) каналов коммуникации; 3) времени; 4) социальной системы. Ограничение концепции для описания распространения интернета состоит в том, что модель не учитывает ресурсы, необходимые для принятия технологии и развития инфраструктуры.

На данный момент теория трёхуровневого разрыва наиболее полно характеризует проблему цифрового неравенства. Согласно концепции, оценка цифрового неравенства происходит на основе анализа трёх компонент [1]:

а) готовность к ИКТ (доступность ИКТ и наличие инфраструктуры);

б) интенсивность ИКТ (степень использования ИКТ в обществе);

в) влияние ИКТ (эффективность использования ИКТ).

В основу рассмотрения модели цифрового разрыва Н. Сильвайна легла теория капиталов П. Бурдье. Согласно концепции, цифровое неравенство представляет собой продукт неравномерного распределения технологического капитала [18]. Автор отмечает, что технологии скорее способствуют, чем определяют. Важнейшие вопросы, связанные с цифровым разрывом не только технологические, но и социальные, экономические, культурные и политические.

Концепция Я. ван Дейка выделяет четыре подхода к анализу цифрового разрыва: 1) отказ от изучения цифрового неравенства как формы неравенства; 2) изучение цифрового разрыва как временной формы неравенства; 3) признание цифрового неравенства в качестве новой формы неравенства, существующей наравне с другими видами неравенства; 4) дифференцированный подход к изучению неравенства: часть видов снижается, в то время как другие усиливаются [24].

Цифровое неравенство приводит к серьезным последствиям для населения: а) отсутствие связи и изоляции; б) барьеры на пути к образованию; в) усиление гендерной дискриминации и др. Особенно эта проблема проявилась в период Covid-19, когда для работы и учебы преимущественно использовались ИКТ. Цифровое неравенство также ограничивает развитие электронной коммерции. Пользователи, не имеющие доступа в интернет по физическим и экономическим причинам, очевидно будут меньше или не будут вовсе покупать товары и услуги в интернете. В изучении цифрового неравенства используются психологические подходы: модель принятия технологии, теория мотивированного действия, теория запланированного поведения [8]. Изучение цифрового неравенства стало предметом междисциплинарных исследований и тесно связано с экономикой, социологией, политологией и др.

Цифровое неравенство на мировом рынке электронной коммерции

Проблема неравенства в сфере ИКТ на современном этапе исследуется в контексте международной конкурентоспособности стран. Наиболее развитые страны в составе Европы более конкурентоспособны в сравнении с другими группами стран. ИКТ являются одним из важнейших факторов, определяющих конкурентоспособность экономики в целом.

Цифровое неравенство проявляется между развитыми и развивающими странами. Так, проанализировав позиции двадцати ведущих стран по индексу цифровой конкурентоспособности, было установлено, что те же самые государства также имеют одни из самых высоких позиций по индексу глобальной конкурентоспособности (табл.1).

Таблица 1

Индекс цифровой конкурентоспособности и глобальной конкурентоспособности в ведущих странах в 2021г.

Страна
Цифровая конкурентоспособность
Глобальная конкурентоспособность
Место в рейтинге
Индекс
Место в рейтинге
Индекс
США
1
100,000
10
89,126
Гонконг
2
96,576
7
93,538
Швеция
3
95,189
2
96,714
Дания
4
95,158
3
96,667
Сингапур
5
95,137
5
94,703
Швейцария
6
94,939
1
100,000
Нидерланды
7
93,309
4
96,348
Тайвань, Китай
8
92,243
8
92,602
Норвегия
9
91,295
6
94,493
ОАЭ
10
90,517
9
89,561
Финляндия
11
91,134
11
88,470
Республика Корея
12
89,724
23
76,829
Канада
13
87,310
14
86,494
Великобритания
14
85,827
18
81,475
Китай
15
84,431
16
83,013
Австрия
16
80,877
19
80,587
Израиль
17
79,584
27
73,636
Германия
18
79,334
15
83,926
Ирландия
19
79,156
13
87,018
Австралия
20
78,683
22
77,174
Россия
42
60,271
45
56,358
Источник: составлено авторами по данным [9], [10].

Коэффициент корреляции между показателями индекса глобальной цифровой конкурентоспособности и глобальной конкурентоспособности в 2021г. составил 0,87, что говорит о сильной прямой связи между ними (рис.1). Наиболее вероятным объяснением, можно назвать следующее: ведущие страны мира по рейтингу глобальной конкурентоспособности имеют большие ресурсы для развития ИКТ инфраструктуры в стране, вследствие чего имеют высокие позиции в рейтинге цифровой конкурентоспособности. Таким образом, в 2021г. список двадцати ведущих стран по индексу цифровой конкурентоспособности возглавляют только развитые страны, они же лидеры по глобальной конкурентоспособности. Развивающиеся страны не имеют ресурсов развитых, вследствие чего не могут быть ведущими по индексу цифровой конкурентоспособности. Это один из признаков того, что экономическое неравенство стран ведет к цифровому неравенству.

Рисунок 1. Коэффициент корреляции значений индекса цифровой конкурентоспособности и глобальной конкурентоспособности r=0,87

Источник: составлено авторами по данным [9], [10].

Европа — это регион наиболее интегрированный в сеть интернет (в 2020г. 85% населения пользовались интернетом) и имеющий 100% доступ к мобильной сотовой связи [13]. Это в свою очередь обуславливает высокие темпы роста электронной коммерции в регионе: 74% интернет-пользователей в ЕС совершали онлайн покупки в 2021г. [7]. Четыре из десяти крупнейших стран по онлайн продажам в 2021г. находятся в Европе: Великобритания, Германия, Франция, Испания [15].

По оценкам Международного союза электросвязи (ITU), в 2022г. в мире насчитывается более 5,3 млрд интернет-пользователей, что составляет 66% от численности населения планеты. Самыми опытными пользователями считаются молодые люди в возрасте 15–24 лет, более 71% от всей возрастной группы пользуются интернетом (по сравнению с 57% для остальной части населения) [12, 13].

В последнее время акцент в развитии инфраструктуры смещается с персональных компьютеров к мобильной связи. Устройства мобильной связи намного доступнее в развивающихся странах, чем персональные компьютеры. С 2019 по 2021гг. показатель численности населения, охваченного сетью мобильной сотовой связи на 100 жителей, в мире увеличился с 96,6 до 96,9 [13]. На региональном уровне наиболее конкурентоспособным регионом является Европа, в 2021г. показатель составил 99,8 на 100 человек населения, а наименее успешным стала Африка с результатом — 89,6 (рис.2).

Рисунок 2. Численность населения, охваченного сетью мобильной сотовой связи, на 100 чел., 2019-2021гг.

Источник: составлено авторами по данным [13].

В то же время сдерживающим фактором в распространении мобильного интернета является его цена. Стоимость мобильного интернета в странах с низким уровнем дохода в 21 раз выше в процентах от ежемесячного дохода по сравнению со странами с высоким уровнем дохода [12]. Тем не менее, рост числа пользователей мобильного интернета растет во всех странах.

С 2019 по 2022гг. численность интернет-пользователей в мире увеличилась с 4,1 млрд до 5,3 млрд человек (табл.2). В 2022г. наибольшие доли интернет-пользователей в мире находятся: в Азиатско-Тихоокеанском регионе (53%); в Северной и Южной Америке (16%); в Европе (12%). Проникновение сети интернет наиболее активно приходится на развивающиеся регионы. В 2022г. по сравнению с 2019г. наибольшие темпы прироста интернет-пользователей показали: Африка (55%), Арабские государства (34%), Азиатско-Тихоокеанский регион (33,9%).

Таблица 2

Численность интернет-пользователей по регионам мира 2019-2022гг., млн чел.


2019
2020
2021
2022
Темпы прироста 2019/2022
Доля регионов в 2022г.
Африка
293
345
392
454
55%
9%
Северная и Южная Америка
769
812
832
859
12%
16%
Арабские государства
244
277
300
327
34%
6%
Азиатско-Тихоокеанский регион
2110
2461
2626
2825
34%
53%
СНГ
185
191
198
205
11%
4%
Европа
561
578
596
614
10%
12%
Мир
4119
4585
4901
5282
28%
100%
Источник: составлено авторами по данным [13].

Для определения различий в цифровизации регионов проанализируем показатель численности интернет-пользователей на 100 человек населения. Несмотря на высокие темпы прироста интернет-пользователей, Африка, по-прежнему, сильно отстает от других регионов. В 2022г. показатель численности интернет-пользователей на 100 жителей в Африке составил 39,7, в то время как в Европе — 89,5 [13]. При этом общемировая тенденция положительная, с 2019 по 2022гг. показатель вырос с 53,7 до 66,3 (табл.3.).

Таблица 3

Численность интернет-пользователей регионов мира на 100 человек населения 2019-2022гг.


2019
2020
2021
2022
Африка
27,7
31,8
35,3
39,7
Северная и Южная Америка
75,9
79,5
81
83,2
Арабские государства
55,2
61,6
65,8
70,3
Азиатско-Тихоокеанский регион
48,9
56,6
60,1
64,3
СНГ
76,3
78,6
81,3
83,7
Европа
81,7
84,2
86,8
89,5
Мир
53,7
59,6
62,6
66,3
Источник: составлено авторами по данным [13].

Проявление цифрового неравенства в мире можно проследить между городскими и сельскими жителями, по гендерному и возрастному признакам. Так, в 2020г. во всех регионах мира городские жители чаще пользовались интернетом нежели сельские, общемировой показатель составил 76% против 39% [13]. Наиболее сбалансированная структура по доле городских и сельских интернет-пользователей в Европе, странах СНГ, в Северной и Южной Америке; наименее сбалансированная структура в Африке, Арабских странах, Азиатско-Тихоокеанском регионе (табл.4).

Таблица 4

Доля интернет-пользователей в городской и сельской местностях в 2020г., %


Всего
Городская местность
Сельская местность
Африка
30
50
15
Северная и Южная Америка
79
83
60
Арабские государства
62
76
42
Азиатско-Тихоокеанский регион
56
75
39
СНГ
80
85
69
Европа
85
87
80
Мир
59
76
39
Источник: составлено авторами по данным [13].

Молодое поколение в возрасте 15–24 лет гораздо чаще пользуется интернетом в отличие от остальной части населения. Тенденция прослеживается во всех регионах мира. При этом доля молодых интернет-пользователей в мире растет, если в 2019г. показатель составлял 67% от общей численности возрастной группы, то в 2020г. показатель увеличился до 71% (табл.5).

Таблица 5

Доля интернет-пользователей в возрастных группах 2019-2020гг., %

2019
2020
Всего
15–24 лет
Остальное население
Всего
15–24 лет
Остальное население
Африка
27
37
Н/Д
30
40
27
Северная и Южная Америка
76
91
Н/Д
79
92
77
Арабские государства
56
69
Н/Д
62
73
60
Азиатско-Тихоокеанский регион
49
66
Н/Д
56
72
53
СНГ
77
89
Н/Д
80
91
78
Европа
83
97
Н/Д
85
97
83
Мир
54
67
Н/Д
59
71
57
Источник: составлено авторами по данным [13].

Доля интернет-пользователей женщин меньше, чем мужчин, тенденция сохраняется с 2019г. В 2022г. общемировой показатель доли интернет-пользователей составил: 63% женщин и 69% мужчин [13]. Во всех регионах за исключением Северной и Южной Америки доля интернет-пользователей мужчин в 2022г. преобладала над долей интернет-пользователей женщин. Из чего можно сделать вывод, что женщины реже пользуются интернетом, чем мужчины (табл.6).

Таблица 6

Доля интернет-пользователей по гендерному признаку 2019-2022гг., %


2019
2020
2021
2022
Женщин
Мужчин
Женщин
Мужчин
Женщин
Мужчин
Женщин
Мужчин
Африка
23,7
31,6
27,1
36,5
30,2
40,3
34,0
45,5
Северная и Южная Америка
75,4
76,4
78,7
80,4
81,0
81,1
83,4
83,0
Арабские государства
49,2
60,8
56,3
66,5
60,3
70,9
65,4
74,9
Азиатско-Тихоокеанский регион
45,7
52,0
53,7
59,5
56,7
63,3
60,9
67,5
СНГ
75,4
77,4
78,3
79,1
80,8
81,8
83,4
83,9
Европа
79,5
84,1
82,3
86,2
85,4
88,2
88,6
90,4
Мир
50,9
56,4
56,8
62,3
59,7
65,5
63,4
69,2
Источник: составлено авторами по данным [13].

Цифровизация регионов позволяет развивать рынок электронной коммерции. Так, например, Европа, как регион с лидирующими показателями цифровизации, обладает одним из крупнейших рынков электронной коммерции. По данным Eurostat, 74% интернет-пользователей в ЕС совершали онлайн покупки в 2021г. Из них 42% онлайн покупателей совершили покупки на сумму от 100 до не менее 500 евро за последние 3 месяца до опроса [7].

Рост количества интернет-пользователей в мире сопровождается увеличением численности онлайн покупателей. В 2021г. во всем мире 2,14 млрд человек приобрели товары и услуги через интернет, что составляет 43% от мировой численности интернет-пользователей. В 2015г. показатель составлял 1,46 млрд чел., это 49% от совокупной численности интернет-пользователей. Но, надо отметить, что темпы прироста интернет-покупателей отстают (рис.3). Это говорит о том, что доступ к интернет не всегда приводит к его использованию для совершения покупок, что может быть вызвано недоверием к сети, недостаточной квалификацией пользователей или неосведомлённостью о новых возможностях.

Рисунок 3. Численность интернет-пользователей и покупателей в мире 2015-2021гг., млрд чел.

Источник: составлено авторами по данным [20], [13].

Доля электронной коммерции в проценте от розничных продаж продолжает расти во всех регионах (табл.7). Средний процент электронной коммерции в обороте розничной торговли по миру вырос с 6% в 2015г. до 16% в 2021г. При этом наблюдается тенденция роста электронной коммерции в регионах, где покупки в интернете были популярны до этого. На 2021г. наибольшая доля электронной коммерции в обороте розничной торговли зафиксирована в Азии (23%), Северной и Южной Америке (22%), странах АСЕАН (19%). При этом с цифровизацией Африки, выросли показатели региона по объемам электронной коммерции до 2%.

Таблица 7

Доля электронной коммерции в обороте розничной торговли по регионам мира 2015-2021гг., %


2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Азия
9
10
13
15
17
21
23
Северная Америка
11
12
14
15
17
23
22
Западная Европа
8
8
9
10
11
15
16
Восточная Европа
4
5
6
7
8
13
16
Латинская Америка
3
3
4
4
5
9
11
АСЕАН
2
2
3
5
7
12
19
Океания
7
8
9
10
11
15
18
Африка
0
0
0
1
1
2
2
Мир
6
6
7
8
10
14
16
Источник: составлено авторами по данным [14].

Растущая численность интернет-пользователей оказывает непосредственное влияние на рынок электронной коммерции. Существует сильная связь между показателями численности интернет-пользователей на 100 чел. населения и проникновением электронной коммерции в регионы (табл.8).

Таблица 8

Численность интернет-пользователей на 100 жителей региона и проникновение электронной коммерции

Год
Регион
Численность интернет-пользователей на 100 жителей
Проникновение электронной коммерции, %
2019
Африка
27,7
1
Северная и Южная Америка*
75,9
11
Азиатско-Тихоокеанский регион**
48,9
12
СНГ***
76,3
8
Европа
81,7
11
2020
Африка
31,8
2
Северная и Южная Америка*
79,5
16
Азиатско-Тихоокеанский регион**
56,6
16
СНГ***
78,6
13
Европа
84,2
15
2021
Африка
35,3
2
Северная и Южная Америка*
81
17
Азиатско-Тихоокеанский регион**
60,1
20
СНГ***
81,3
16
Европа
86,8
16
Источник: составлено авторами по данным [13], [14].

Примечание: *по показателю проникновения электронной коммерции в регион использовались усредненные данные по Северной и Латинской Америке. ** по показателю проникновения электронной коммерции в регион использовались усредненные данные по странам Азии, АСЕН, Океании. *** по показателю проникновения электронной коммерции в регион использовались данные для Восточной Европы.

Коэффициент корреляции между показателями численности интернет-пользователей на 100 чел. населения и проникновением электронной коммерции в регионы за 2019-2021гг. составил 0,73 (рис.4), что говорит о наличии сильной прямой связи между показателями. Можно сделать вывод, что увеличение численности интернет-пользователей сопровождается увеличением проникновения электронной коммерции. Среди точек выброса имеются показатели Азиатско-Тихоокеанского региона и Африки за 3 года. Азиатско-Тихоокеанский регион обладает аномально высокими показателями проникновения электронной коммерции при сравнительно малых показателях численности интернет-пользователей, что говорит о высокой популярности электронной торговли в регионе. Африка имеет самые низкие показатели проникновения электронной коммерции среди регионов за 3 года, при этом показатель численности интернет-пользователей находятся в умеренных значениях. Непропорциональная структура численности интернет-пользователей и проникновения электронной коммерции в Африке объясняется низкими доходами населения и менее развитой инфраструктурой электронной торговли.

Рисунок 4. Коэффициент корреляции значений численности интернет-пользователей на 100 чел. населения и проникновения электронной коммерции r=0,73

Источник: составлено авторами по данным [13], [14].

Крупнейшие рынки электронной коммерции расположены в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Северной и Южной Америке, Европе. В 2021г. странами с наибольшими объемами онлайн продаж стали: Китай (2,8 трлн долл.); США (843 млрд долл.); Великобритания (169 млрд долл.); Япония (144 млрд долл.), Южная Корея (120 млрд долл.) [15]. Китай, как крупнейший рынок электронной коммерции, обеспечивает более 50% всех розничных продаж электронной торговли в мире (рис.5).

Рисунок 5. Топ-10 крупнейших рынков по объему розничных продаж электронной коммерции в 2021г., млрд долл.

Источник: составлено авторами по данным [15].

На региональном уровне азиатский рынок электронной коммерции является крупнейшим (см.рис.6). По оценке Statista, тенденция лидерства сохранится в 2022г. [21]. Ожидается, что в 2022г. в Азии будет зафиксирован самый высокий доход от розничной электронной коммерции, более 2 трлн долл. Второй по величине доход будет получен в Северной и Южной Америке (1,1 трлн долл.). Наименьшие объемы рынка ожидаются в Африке (44 млрд дол.).

Рисунок 6. Оценка оборотов розничной электронной коммерции по регионам мира в 2022г., млрд долл.

Источник: составлено авторами по данным [21].

По прогнозам в 2022г. наиболее высокие темпы роста онлайн продаж в мире ожидаются в Азии, Австралии, Северной и Южной Америке (рис.7). Лидерами станут Сингапур и Индонезия, розничные продажи электронной коммерции которых вырастут на 36% и 34% соответственно. Аргентина и Мексика будут наиболее быстрорастущими рынками в Северной и Южной Америке.

Рисунок 7. Ведущие страны по росту розничных продаж электронной коммерции в 2022г.

Источник: составлено авторами по данным [19].

Проведенный анализ позволяет нам сделать следующие выводы. Наиболее высокие показатели цифровизации отмечаются в европейском регионе. По состоянию на 2022г. почти 100% населения охвачено сетью мобильной сотовой связи; 90 человек из 100 пользуется интернетом. При этом структура интернет-пользователей в Европе одна из наиболее сбалансированных по возрастному, гендерному признакам, по степени использования интернета среди городских и сельских жителей. Проникновение электронной коммерции в 2021г. — 16%.

Показатели стран Африки значительно уступают европейским: в 2022г. 90 человек из 100 охвачены сетью мобильной сотовой связи; 40 человек из 100 пользуется интернетом. При этом африканский регион показал наибольшие темпы прироста интернет-пользователей (55%) в 2022г. по сравнению с 2019г. Несмотря на явные признаки цифрового неравенства по гендерному, возрастному признакам, по степени использования интернета среди городских и сельских жителей, цифровизация региона не останавливается. Проникновение электронной коммерции в 2021г. — 2%.

Северная и Южная Америка имеют стабильно высокие показатели цифровизации: в 2022г. 96 человек из 100 охвачены сетью мобильной сотовой связи; 83 человека из 100 пользуются Интернетом; 16% всех интернет-пользователей мира живут в Северной и Южной Америке. Северная и Южная Америка является единственным регионом, где доля интернет-пользователей женщин выше, чем мужчин; при этом признаки цифрового неравенства прослеживаются по доле интернет-пользователей среди городских и сельских жителей, а также по возрасту. Проникновение электронной коммерции в 2021г. — 17%.

Арабские государства за последние годы показали существенные темпы роста цифровизации: в 2022г. 97 человек из 100 охвачены сетью мобильной сотовой связи; 70 человек из 100 пользуются Интернетом; численность интернет-пользователей увеличилась на 34% в 2022г. по сравнению с 2019г. По состоянию на 2022г. можно выделить признаки цифрового неравенства по гендерному, возрастному признакам, по степени использования интернета среди городских и сельских жителей. При этом структура интернет-пользователей более сбалансирована в отличие от африканского региона, показатели цифровизации имеют тенденцию роста.

Наибольшее число интернет-пользователей приходится на Азиатско-Тихоокеанский регион. В 2022г. в мире пользовалось интернетом более 5,3 млрд человек, 53% — это жители Азиатско-Тихоокеанского региона. Несмотря на высокую численность интернет-пользователей в Азии в абсолютных значениях, относительные показатели говорят о существовании большого количества людей, не интегрированных в интернет-пространство, цифровизация региона продолжается. Показатели цифровизации на 2022г.: 64 жителя из 100 пользовались Интернетом; 99 человек из 100 охвачено сетью мобильной сотовой связи; темп прироста численности интернет-пользователей в 2022г. по сравнению с 2019г. составил 34%. Цифровое неравенство в регионе проявляется по гендерному, возрастному признакам, по степени использования интернета среди городских и сельских жителей. Проникновение электронной коммерции в 2021г. — 20%.

Страны СНГ обладают одними из высоких показателей цифровизации: в 2022г. 99 человек из 100 охвачено сетью мобильной сотовой связи; 84 жителя из 100 пользовалось Интернетом. Структура интернет-пользователей региона сбалансирована по гендерному признаку, при этом имеются признаки цифрового неравенства по доле интернет-пользователей среди городских и сельских жителей, возрастному признаку. Проникновение электронной коммерции в 2021г. — 16%.

Заключение

Проведенное исследование показывает, что развитие электронной коммерции безусловно связано с проникновением информационных технологий в регионы. Наличие доступного и недорогого выхода в сеть интернет повышает количество интернет-пользователей. Большую роль в этом может сыграть доступность мобильной связи, так как молодое поколение все более охотно выходит в сеть именно с мобильных телефонов, смартфонов, планшетов. Но, в тоже, время довольно высокие темпы роста количества интернет-пользователей не всегда ведут к увеличению объемов электронной коммерции. Это говорит о том, что на первое место выходят вопросы цифрового неравенства не в сфере доступности ИКТ и наличия инфраструктуры, а степени и эффективности использования информационных технологий и сети интернет обществом.

Было выявлено, что цифровой разрыв проявляется между развитыми и развивающимися странами и регионами; между городскими и сельскими жителями; между женщинами и мужчинами; между молодым и старшим поколениями. При этом разница между Европой, региона с наиболее высокими показателями цифровизации, и Африкой, региона с наименее низкими показателями цифровизации, по-прежнему велика и сокращается медленными темпами, что также проявляется на показателях проникновения электронной коммерции в регионах. При этом цифровое неравенство не всегда проявляется на показателях электронной торговли. Так, Азиатско-Тихоокеанский регион при относительно малых показателях цифровизации является ведущим по уровню проникновения электронной коммерции.

Увеличение проникновения электронной коммерции должно сопровождаться снижением цифрового неравенства между регионами мира. При сбалансированных показателях цифровизации относительно всех регионов мира, электронная коммерция не только найдет новый толчок к развитию отрасли, но и усилит процесс глобализации и интеграции между странами. Для этого, в первую очередь, необходимо решить проблему с ИКТ инфраструктурой в развивающихся странах, а также снизить дифференциацию интернет-пользователей по гендерному, возрастному признакам, по численности городских и сельских пользователей. Особенно актуальна проблема цифрового неравенства между людьми разных поколений. Люди старшего возраста, как правило более обеспечены в отличие от молодого поколения, реже пользуются интернетом и меньше совершают онлайн-покупки. Пожилым людям в большинстве случаев труднее использовать ИКТ технологии, вследствие чего они менее интегрированы в онлайн пространство и часто не способны испытать преимущества электронной торговли. Еще одной проблемой может стать цифровое неравенство внутри страны, что ведет к неравному доступу к таким актуальным услугам, как электронная торговля, интернет-банкинг, онлайн образование, телемедицина и др. Это только некоторые актуальные вопросы, которые станут направлениями для дальнейшего исследования авторами.


Источники:

1. Басова Е.А. Цифровое неравенство российских регионов: современные проблемы и пути преодоления // Вопросы территориального развития. – 2021. – № 4. – doi: 10.15838/tdi.2021.4.59.4.
2. Головенчик Г.Г. Причины возникновения цифрового разрыва и его последствия для экономики и общества // Тенденции экономического развития в XXI веке: Материалы III Междунар. науч. конф. Минск, 2021. – c. 852-855.
3. Задорожная В.А. Цифровое неравенство в доступе потерпевших к уголовному правосудию: дефиниция понятия // Виктимология. – 2022. – № 1. – c. 40-48. – doi: 10.47475/2411-0590-2022-10904.
4. Отчет «E-commerce, trade and the Covid-19 pandemic». Wto.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/covid19_e/ecommerce_report_e.pdf (дата обращения: 17.07.2021).
5. Ревинова С.Ю., Лазанюк И.В. Цифровое неравенство в России: последствия для образования // Бизнес. Образование. Экономика: Междунар. науч.-практ. конф. Минск, 2022. – c. 208-214.
6. Сафиуллин А.Р., Моисеева О.А. Цифровое неравенство: Россия и страны мира в условиях четвертой промышленной революции // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2019. – № 6. – c. 26-37. – doi: 10.18721/JE.12602.
7. E-commerce statistics for individuals. Eurostat. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php?title=E-commerce_statistics_for_individuals (дата обращения: 29.05.2022).
8. Hsieh J.J. Po-An, Rai A., Keil M. Understanding digital inequality: Comparing continued use behavioral models of the socio-economically advantaged and disadvantaged // MIS quarterly. – 2008. – № 1. – p. 97-126. – doi: 10.2307/25148830.
9. World Competitiveness Ranking. Imd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imd.org/centers/world-competitiveness-center/rankings/world-competitiveness (дата обращения: 30.05.2022).
10. World Digital Competitiveness Ranking. Imd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imd.org/centers/world-competitiveness-center/rankings/world-digital-competitiveness (дата обращения: 30.05.2022).
11. Iñaki Ucar et al News or social media? Socio-economic divide of mobile service consumption // Journal of The Royal Society Interface. – 2021. – № 185. – doi: 10.1098/rsif.2021.0350.
12. Global Connectivity Report 2022. Itu. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itu.int/itu-d/reports/statistics/global-connectivity-report-2022 (дата обращения: 31.05.2022).
13. Statistics. Itu. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/stat/default.aspx (дата обращения: 28.09.2022).
14. Here’s why e-commerce growth can stay stronger for longer. Morgan Stanley. [Электронный ресурс]. URL: https://www.morganstanley.com/ideas/global-ecommerce-growth-forecast-2022 (дата обращения: 28.09.2022).
15. Ecommerce sales by country in 2021. Oberlo. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oberlo.com/statistics/ecommerce-sales-by-country (дата обращения: 29.05.2022).
16. Revinova S. E-commerce in brics: similarities and differences // International journal of economic policy in emerging economies. – 2019. – № 4. – p. 377-390. – doi: 10.1504/IJEPEE.2019.104632.
17. Rogers E.M. Diffusion of innovations. Simon and Schuster. - 2010
18. Selwyn N. Reconsidering political and popular understandings of the digital divide // New Media and Society. – 2004. – № 3. – p. 341-362. – doi: 10.1177/1461444804042519.
19. Leading countries based on retail e-commerce sales growth in 2022. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/266064/revenue-growth-in-e-commerce-for-selected-countries (дата обращения: 30.05.2022).
20. Number of digital buyers worldwide from 2014 to 2021. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/251666/number-of-digital-buyers-worldwide (дата обращения: 29.05.2022).
21. Total retail e-commerce revenue worldwide in 2022, by region. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/forecasts/1117851/worldwide-e-commerce-revenue-by-region (дата обращения: 29.09.2022).
22. Topic: E-commerce worldwide. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/topics/871/online-shopping (дата обращения: 12.04.2021).
23. With Almost Half of World’s Population Still Offline, Digital Divide Risks Becoming ‘New Face of Inequality’, Deputy Secretary-General Warns General Assembly. United Nations. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/press/en/2021/dsgsm1579.doc.htm (дата обращения: 31.05.2022).
24. Van Dijk J., Hacker K. The digital divide as a complex and dynamic phenomenon // The information society. – 2003. – № 4. – p. 315-326. – doi: 10.1080/01972240309487.

Страница обновлена: 24.10.2022 в 10:27:42