Построение механизма трансформации сельских предпринимательских экосистем

Полбицын С.Н.1
1 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Полбицын С.Н. Построение механизма трансформации сельских предпринимательских экосистем // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – Том 9. – № 3. – С. 273-290. – doi: 10.18334/ppib.9.3.116303.

Аннотация:
Сельскому предпринимательству, как особому виду предпринимательства, в настоящее время уделяется все большее внимание. На государственном и региональном уровне признается факт, что развитие сельских территорий в отличие от городских территорий будет зависеть от создания особой сельской предпринимательской экосистемы. Более того, значение устойчивого развития сельских предпринимательских экосистем выходит далеко за рамки просто экономических проблем. Глубина научных проблем ставит перед исследователями вопрос о сбалансированности (равновесности) развития как сельской предпринимательской экосистемы в целом, так и ее отдельных элементов. На основании результатов собственных исследований и сплошного статистического наблюдения малого и среднего бизнеса, проведенного Госкомстатом РФ, определены действенные механизмы трансформации сельских предпринимательских экосистем в современных условиях мультикризисности.

Ключевые слова: сельское предпринимательство, предпринимательская экосистема, сельские территории, механизм трансформации, устойчивое развитие

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №20-010-00480 «Роль предпринимательских экосистем в социально-экономическом развитии сельских территорий России».

JEL-классификация: Q01, Q12, Q13, Q18



Введение

Значение взаимосвязи развития сельского предпринимательства и социально-экономического развития сельских территорий никогда не отрицалась ни учеными, ни практиками, но в последнее время приходит более глубокое понимание не просто взаимосвязи, а наличия причинно-следственной связи между развитием сельского предпринимательства и развитием сельской территории [1]. Это понимание положено в основу концепции сельской предпринимательской экосистемы [3], к которой все чаще обращаются научные исследователи и которая становится все более популярной среди беллетристов. Сельская предпринимательская экосистема воспринимается исследователями как многокомпонентная система с многофакторными связями между ее компонентами, однако при ее исследовании упускается из виду равнозначность всех ее компонент, что приводит к упрощению самой концепции и снижению ее роли при определении процессов развития сельских территорий. Исследование не только экономических связей между компонентами экосистемы, но также социальных и культурных позволяет исследователю глубже понять деятельность сельских предпринимателей и оценить перспективы ее развития и, что самое главное системно связать территориальное развитие и развитие отдельных предпринимателей [2]. В своих предшествующих работах мы подробно анализировали роль отдельных элементов или акторов в функционировании всей экосистемы [5,6]. Подобный подход можно встретить в ряде работ российских и зарубежных исследователей, которые формировали концептуальную основу предпринимательской экосистемы. Как справедливо отмечено Э. Маком и Х. Майером [17], это был период документирования самого факта наличия предпринимательской экосистемы. Дальнейшее развитие исследования предпринимательских экосистем уже стало включать не только исследование отдельных компонент, но также исследование принципов взаимодействия акторов между собой, изучения институтов предпринимательских экосистем, и, что необходимо для понимания предпринимательской экосистемы, исследования инфраструктуры экосистемы [8]. Можно утверждать, что выработано консенсусное мнение исследователей о многогранности, комплексности сельской предпринимательской экосистемы, понимание того, что экосистему необходимо рассматривать как социально-экономический феномен, включающий в себя многочисленные элементы, действующие на различных институциональных полях [23]. Представленные рассуждения приводят нас к выводу, что исследование сельской предпринимательской экосистемы должно проводиться междисциплинарными методами, что позволит создать полную картину изучаемого феномена.

Описывая феномен сельской предпринимательской экосистемы необходимо отдельно указать и обратить внимание на важнейшее свойство экосистемы, а именно адаптивность к воздействию не только эндогенных, но также экзогенных факторов, причем, как указывает ряд исследователей свойство адаптивности заключается не в сохранении текущего состояния экосистемы, а в сохранении устойчивости ее развития. При этом необходимо указать на адаптивность деградирующих экосистем, в этом случае под адаптивностью понимается их способность к противостоянию негативному воздействию факторов и смене вектора развития.

На основании изложенного цель нашего исследования направлена на выработку концептуальных положений трансформации сельских предпринимательских экосистем в условиях высокой волатильности факторов, воздействующих на экосистему, для обеспечения ее устойчивого развития. Научная новизна исследования заключается в разработке факторной модели механизмов трансформации сельских предпринимательских экосистем, что повышает практическую значимость полученных научных результатов.

Концептуальный анализ комплексности сельских предпринимательских экосистем

Концепция предпринимательской экосистемы относительно недавно стала привлекать внимание исследователей, как российских, так и зарубежных, что находит отражение в определении предпринимательской экосистемы, предлагаемому различными исследователями. Можно выделить комбинационный подход Б. Шпигель [23]. Согласно его подходу, предпринимательские экосистемы должны исследоваться как «комбинации социальных, политических, экономических и культурных элементов в регионе, которые поддерживают развитие и рост инновационных стартапов и побуждают начинающих предпринимателей и других участников идти на риск старт-апа, финансирование и оказание иной помощи начинающим предпринимателям с высокой степенью риска».

Т. Маццарол и его соавторы [18] рассматривают предпринимательскую экосистему как модель или стратегию, полагая, что ее концепция должны быть направлена на экономическое развитие территории, и в первую очередь она должна способствовать инновационному развитию предпринимательства.

В своих предыдущих публикациях мы определили сельские предпринимательские экосистемы как системную модель организации социально-экономического развития сельских территорий, основой которой является предпринимательство, а результатом функционирования экосистемы является устойчивое социально-экономическое развитие сельской территории. Это определение позволяет позиционировать сельские предпринимательские экосистемы не как направленные на получение экономической выгоды, а как экосистемы с социальными приоритетами развития [6]. Предложенное определение позволяет акцентировать внимание не только на экономической результативности деятельности предпринимателей, но также на их социальной значимости в развитии сельских территорий [7].

Сложный и многогранный состав акторов сельских предпринимательских экосистем требует особого внимания к методологии их исследования. Однако, как справедливо отмечает А. Андерсон и др. попытки упрощения концепции предпринимательских систем приводят к некорректным результатам [12]. Многогранность состава акторов и многовекторность их интересов требует изучения многообразия видов взаимодействия между ними, что приводит к усложнению самой концепции экосистемы. П. Раунди полагает, что многообразие видов взаимодействия акторов между собой требует от экосистемы высокой степени адаптивности как к эндогенным, так и к экзогенным факторам [22]. Б. Лихтенштейн полагает, что высокая адаптивность систем может быть достигнута только правильной организацией процессов системной трансформации, т.е. трансформация системы должна лежать в основе стратегии ее развития, должна быть направляемой самими акторами [16].

Преследуя цель исследования трансформации сельских предпринимательских экосистем, необходимо уделить внимание вопросу их возникновения. Нельзя утверждать, что предпринимательские экосистемы существуют на всех без исключения сельских территориях. Мы полагаем, как и многие исследователи [20], что предпринимательские экосистемы возникают только при определенном уровне развития предпринимательства, что требует создания условий и институтов, обеспечивающих их дальнейшее развитие и саморегулирование. Государство, поддерживая развитие сельского предпринимательства, не может создать саму предпринимательскую экосистему, любой актор, вне зависимости от его стремлений и возможностей, может только содействовать ее формированию.

Б. Коэн, исследуя развитие территориальных предпринимательских экосистем, предложил оригинальную точку зрения на границы экосистемы [14]. Он полагает, что территориальную предпринимательскую экосистему образуют взаимодействующие акторы, расположенные на одной географической территории. Это очень важное замечание, которое переносит основной акцент исследования с развития бизнеса на развитие социума территории, так что бенефициарами развития сельского предпринимательства являются не только сами предприниматели, а все население целиком.

Следующим фактором, определяющим развитие сельской предпринимательской экосистемы необходимо назвать сложность взаимоотношений и взаимодействия между акторами экосистемы и многослойность их мотивации. Значимость социальных связей между акторами исследовали М. Пен и Я. Луо, которые убедительно доказали, что с ростом неустойчивости развития экосистемы возрастает необходимость усиления социальных связей между акторами экосистемы [21]. Следует разделить социальные взаимоотношения между различными группами социума территории и социальные отношения, построенные на профессиональном фундаменте, такие как взаимоотношение и взаимодействие предпринимателей между собой в различных союзах и саморегулируемых организациях предпринимателей. Как мы уже высказывали свою точку зрения, это взаимоотношения создают особое институциональное поле, необходимое для развития предпринимательских экосистем.

Определяя значимость фактора взаимоотношений между акторами сельской предпринимательской экосистемы необходимо обратить внимание на нестабильность этих взаимоотношений. Э. Бергер обратила внимание на необходимость учета нестабильности взаимоотношений не только при проведении исследования развития предпринимательских экосистем, но также и при разработке механизмов их трансформации [13]. По мнению исследователя, реакция акторов на изменение взаимодействия носит как правило, краткосрочный характер, что требует привлечения особых механизмов трансформации и непрерывного анализа происходящих процессов развития предпринимательской экосистемы. Также следует указать на реакцию акторов, отмеченную нами при исследовании агроинновационных систем [4], когда позитивный результат взаимодействия акторов приводит к появлению новых видов деятельности, что может существенно трансформировать всю экосистему.

Признание нестабильности развития и трансформации приводит нас к необходимости включения в список критически значимых факторов фактора адаптивности сельских предпринимательских экосистем как к эндогенному, так и экзогенному воздействию. Именно свойство адаптивности позволяет экосистемам трансформироваться в экосистему более высокого уровня. Б. Макелви считает, что предпринимательство развивается в полном соответствии с теорией биологической эволюции Дарвина, поэтому экосистемы с лучшими адаптивными способностями имеют больше шансов на развитие [19]. Для рассматриваемого нами случая сельских предпринимательских экосистем это в первую очередь имеет социальную значимость, поскольку развитие предпринимательства на сельской территории означает привлекательность этой территории для населения, что влечет за собой привлечение населения с других, менее успешных, менее процветающих территорий, причем не обязательно сельских.

Последний фактор, на который необходимо обратить внимание, это фактор природно-климатических условий. Этот фактор непосредственно воздействует на производственный потенциал сельского предпринимательства, поэтому географические различия территорий определяют различия в организации сельских предпринимательских экосистем. Важной компетенцией сельского предпринимательства является умение правильно выбирать оптимальный вид производственной деятельности для имеющихся природно-климатических условий для повышения эффективности не только отдельных предпринимательских организаций, но и для экосистемы в целом.

Проведенный концептуальный анализ позволил выявить основные факторы, которые наиболее действенно влияют на формирование и трансформацию сельских предпринимательских экосистем, что позволяет разработать методологию их трансформации с целью обеспечения устойчивого социально-экономического развития сельских территорий.

Методология построения механизма трансформации сельских предпринимательских экосистем

Н.Л. Смелик убедительно доказала необходимость трансформации экономических систем с целью повышения их социально-экономической эффективности [9]. Полученные исследователем результаты могут быть перенесены на сельские предпринимательские экосистемы, как частный вид экономических систем, исследованных автором, цель которых заключается в обеспечении устойчивости развития сельских территорий, для чего должны быть определены принципы трансформации сельских предпринимательских экосистем как экономических систем. Механизм, или алгоритм трансформации сельских предпринимательских экосистем строится на показателях приоритетности развития, или факторах обеспечения эффективности функционирования экосистемы.

Мы считаем, что для определения модели развития предпринимательской экосистемы, соответствующей социально-экономическому развитию необходимо построить определить сущность экосистемы и аналитический механизм выбора корректной трансформации [10, 11], способной в итоге сформировать экосистему, отвечающую требованиям выбранной стратегии развития сельских территорий. В предыдущих исследованиях нами был проведен таксономический анализ, поэтому методология построения механизма трансформации сельских предпринимательских экосистем будет построена на полученных ранее результатах [5].

Для учета влияния рассмотренных выше факторов формирования, развития и трансформации сельских предпринимательских систем нами было предложено применять количественную модель экосистемы, построенную на следующих показателях. Первый раздел включает в себя показатели, описывающие предпринимательские организации. Предназначение этого блока показателей в количественном определении развития предпринимательской активности на сельской территории. В этот раздел нами включены следующие показатели, полученные на основании информации Росстата:

1. Количество замещенных рабочих мест на 10 тысяч жителей

2. Выручка от реализации товаров и услуг по сравнению с крупными предприятиями, расположенными на той же территории

3. Объем основных фондов МСП по отношению к объему основных фондов крупных предприятий

4. Инвестиции в основной капитал по отношению к объему инвестиций крупных предприятий

Во второй раздел вошли показатели, полученные на основании проведенного опроса экспертов. Применяя шкалу Лайкерта [15], мы представили дескриптивные данные в виде количественных показателей. Нами были выбраны следующие показатели:

1. Наличие ресурсов

2. Ожидания инвесторов

3. Сроки достижения результатов

4. Размер рынка

5. Структура конкурентов

6. Регулирование рынка

7. Физическая инфраструктура

8. Инновационная инфраструктура

9. Информационная инфраструктура

10. Государственная поддержка

11. Муниципальная поддержка

12. Поддержка саморегулируемых организаций

Эти показатели были представлены нами в предыдущих исследованиях, опубликованных ранее в рамках проекта исследования сельских предпринимательских экосистем и региональных агроинновационных систем [4,6]. Для анализа нами были использованы полученные в ходе многолетних исследований экспертные оценки значений этих показателей.

Полученные результаты и дискуссия

Применяя представленные показатели, мы сформировали количественную модель сельской предпринимательской экосистемы, на основании которой определяется направление трансформации экосистемы. Количественная модель позволяет проводит динамический анализ ее развития, сильных и слабых сторон и определять необходимое корректирующее вмешательство в ее функционирование с целью обеспечения устойчивого развития. В связи с тем, что Госкомстат РФ проводил сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса в 2010, 2015 и 2020 году (за 2020 год использованы предварительные результаты статистического наблюдения) [1], мы построили динамический ряд показателей количественной модели сельской предпринимательской экосистемы за три указанных периода. Этого достаточно для того, чтобы определить с известной степенью достоверности тенденции развития сельского предпринимательства и предложить необходимые рекомендации по трансформации предпринимательских экосистем отдельных территорий.

В качестве объекта исследования нами были выбраны сельские муниципальные районы Свердловской области, представленные в сплошном наблюдении Госкомстата:

1. Байкаловский муниципальный район

2. Камышловский муниципальный район

3. Нижнесергинский муниципальный район

4. Слободо-Туринский муниципальный район

5. Таборинский муниципальный район

Выбор объекта исследования обусловлен наличием достаточного объема данных по развитию сельского предпринимательства в Свердловской области. В таблицах 1-5 представлены данные Госкомстата и экспертные оценки показателей по каждому из пяти выбранных муниципальных районов.

Таблица 1. Байкаловский муниципальный район Свердловской области

Показатель
2010
2015
2020
Количество замещенных рабочих мест
2322
1 923
2017
Выручка от реализации товаров и услуг, тыс. руб.
1100747
1876433
2431478
Объем основных фондов МСП, тыс. руб.
735852
117608
326278
Инвестиции в основной капитал, тыс. руб.
152 308
247777
215609
Наличие ресурсов
3
4
4
Ожидания инвесторов
2
2
3
Сроки достижения результатов
3
3
4
Размер рынка
3
4
3
Структура конкурентов
4
4
3
Регулирование рынка
4
4
3
Физическая инфраструктура
3
3
4
Инновационная инфраструктура
2
2
2
Информационная инфраструктура
2
2
3
Государственная поддержка
3
4
3
Муниципальная поддержка
4
4
3
Поддержка саморегулируемых организаций
3
3
2

Источник: Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022) и материалы автора

Полученные показатели позволяют сделать выводы о статусе территориальной предпринимательской экосистемы. Первый показатель свидетельствует об устойчивости уровня вовлечения населения в предпринимательскую деятельность, при этом обеспечен рост других показателей. Показатели экспертной оценки также демонстрируют повышение восприятия предпринимательской экосистемы Байкаловского муниципального района. На основании исследованных факторов мы полагаем, что рассматриваемая экосистема должна развиваться по пути устойчивого развития, что требует развития территориальных функций экосистемы.

Таблица 2. Камышловский муниципальный район Свердловской области

Показатель
2010
2015
2020
Количество замещенных рабочих мест
2065
1330
1450
Выручка от реализации товаров и услуг, тыс. руб.
1556393
1967155
2423915
Объем основных фондов МСП, тыс. руб.
292019
99970
130247
Инвестиции в основной капитал, тыс. руб.
64339
96880
1020173
Наличие ресурсов
3
4
4
Ожидания инвесторов
3
4
4
Сроки достижения результатов
3
3
3
Размер рынка
3
3
4
Структура конкурентов
3
3
3
Регулирование рынка
4
4
4
Физическая инфраструктура
3
4
4
Инновационная инфраструктура
3
3
3
Информационная инфраструктура
3
3
4
Государственная поддержка
4
4
3
Муниципальная поддержка
4
4
3
Поддержка саморегулируемых организаций
3
3
2
Источник: Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022) и материалы автора

Камышловский муниципальный район отличается от других районов наличием крупных агропродовольственных предприятий, а также других крупных работодателей, что оказывает существенное влияние на развитие Камышловской предпринимательской экосистемы. Отмечая высокий адаптационный статус местного предпринимательства и низкую активность, мы приходим к выводу, что трансформация местной экосистемы должна носить инновационный характер, что потребует критически важного развития информационной функции экосистемы. Как отметили эксперты, информационная инфраструктура соответствует поставленным задачам, поэтому требуется привлечь внимание саморегулируемых организаций, которые способны оказать необходимую информационную поддержку для предпринимателей.

Таблица 3. Нижнесергинский муниципальный район Свердловской области

Показатель
2010
2015
2020
Количество замещенных рабочих мест
4793
2 894
2739
Выручка от реализации товаров и услуг, тыс. руб.
4270928
3169864
3117553
Объем основных фондов МСП, тыс. руб.
447729
318277
295721
Инвестиции в основной капитал, тыс. руб.
67822
41175
45071
Наличие ресурсов
4
4
4
Ожидания инвесторов
3
3
3
Сроки достижения результатов
3
3
3
Размер рынка
4
4
4
Структура конкурентов
3
3
3
Регулирование рынка
4
4
4
Физическая инфраструктура
3
4
4
Инновационная инфраструктура
3
3
4
Информационная инфраструктура
3
3
4
Государственная поддержка
4
4
4
Муниципальная поддержка
4
4
4
Поддержка саморегулируемых организаций
3
3
3
Источник: Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022) и материалы автора

Нижнесергинский район находится ближе других исследуемых районов к областному центру – г. Екатеринбургу (менее 100 км), что позволяет утверждать высокую привлекательность товарного рынка и рынка рабочей силы областного центра для населения района. Следует признать, что наличие крупного рынка снижает адаптационные способности сельских предпринимателей, но при этом эффективность предпринимательских организаций не снижается. Это заключение приводит нас к выводу о необходимости институциональной трансформации предпринимательской экосистемы Нижнесергинского района. Эта трансформация должна быть направлена на создание институтов включения рынка областного центра в сферу деятельности местных предпринимателей. Для этого необходимо опережающее развитие регуляторных функций экосистемы, обеспечивающих государственную и муниципальную поддержку предпринимателей Нижнесергинского района.

Таблица 4. Слободо-туринский муниципальный район Свердловской области

Показатель
2010
2015
2020
Количество замещенных рабочих мест
1299
903
915
Выручка от реализации товаров и услуг, тыс. руб.
1003093
920091
1091374
Объем основных фондов МСП, тыс. руб.
209468
115996
110274
Инвестиции в основной капитал, тыс. руб.
31 486
40191
37408
Наличие ресурсов
2
2
3
Ожидания инвесторов
2
2
3
Сроки достижения результатов
3
3
3
Размер рынка
2
2
2
Структура конкурентов
3
3
3
Регулирование рынка
4
4
4
Физическая инфраструктура
3
3
3
Инновационная инфраструктура
2
2
2
Информационная инфраструктура
3
3
3
Государственная поддержка
3
3
3
Муниципальная поддержка
3
3
3
Поддержка саморегулируемых организаций
3
3
3
Источник: Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022) и материалы автора

Таблица 5. Таборинский муниципальный район Свердловской области

Показатель
2010
2015
2020
Количество замещенных рабочих мест
397
152
141
Выручка от реализации товаров и услуг, тыс. руб.
132191
106489
921085
Объем основных фондов МСП, тыс. руб.
16465
115996
94156
Инвестиции в основной капитал, тыс. руб.
1666
1100
984
Наличие ресурсов
2
2
2
Ожидания инвесторов
2
2
2
Сроки достижения результатов
3
3
3
Размер рынка
3
3
3
Структура конкурентов
3
3
3
Регулирование рынка
3
3
3
Физическая инфраструктура
3
3
3
Инновационная инфраструктура
2
2
2
Информационная инфраструктура
3
3
3
Государственная поддержка
3
3
3
Муниципальная поддержка
3
3
3
Поддержка саморегулируемых организаций
3
3
3
Источник: Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022) и материалы автора

Слободо-туринский и Таборинский районы относятся к северным удаленным от областного центра районам. Через эти поселения шло освоение Сибири, но эти поселения в советское время не получили должного развития, что сказывается на незначительности предпринимательских традиций. Как видно из представленных показателей, предпринимательство в этих районах развито в меньшей степени, чем в других районах. Можно утверждать, что эффективность предпринимательских организаций в этих районах низкая, а адаптационный статус предпринимателей разрушен. Из этого вывода следует заключение о необходимости структурной трансформации предпринимательских экосистем этих районов.

Выводы и заключения

Представленные результаты демонстрируют наличие двух тенденций. Если количественные показатели Госкомстата говорят об определенном росте сельского предпринимательства, то экспертная оценка самих предпринимателей остается не столь высокой. С другой стороны, анализируя изменение экспертной оценки в разные годы и понимая, что эта оценка проводилась на основании различного восприятия как предпринимательского бизнеса, так и условий развития сельского предпринимательства, необходимо сделать вывод о росте требовательности предпринимателей к условиям, в которых развивается сельское предпринимательство. По нашему убеждению, динамика экспертной оценки сельского предпринимательства свидетельствует о стабильном восприятии предпринимательской деятельности в исследуемых сельских территориях.

Анализ статистических данных позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, самый негативный вывод – это вывод о снижении количества занятых в предпринимательских организациях. Эта тенденция отмечена на всех исследованных сельских территориях. С другой стороны, можно отметить тенденцию роста выручки сельского малого бизнеса, что может служить подтверждением предположения о повышении эффективности действующих предпринимательских организаций, выражающегося в повышении выручки на одного работника.

Проведенное исследование еще раз убедительно показало значимость сельского предпринимательства для устойчивого развития сельских территорий. Именно предпринимательство, малый бизнес является основой развития сельской экономики. С другой стороны, сельское предпринимательство, фундаментом которого является семейный бизнес, обеспечивает социальную устойчивость села, не только обеспечивая население стабильным доходом, но также формируя у сельской молодежи позитивное восприятие своего профессионального развития в родном селе.

Научная новизна и практическая значимость исследования заключаются в разработке авторской факторной модели выстраивания стратегии развития сельского предпринимательства в контексте предпринимательской экосистемы, направленной на обеспечение устойчивого социально-экономического развития сельских территорий и повышение конкурентной среды экосистемы. Эта модель может быть использована в административных структурах при разработке программ поддержки сельского предпринимательства, а также в реальном секторе экономики при стратегическом планировании и прогнозировании развития предпринимательских организаций.

1.

[1] Управление Федеральной службы государственной статистики по Свердловской области и Курганской области — Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса: https://sverdl.gks.ru/folder/37125 (дата обращения 30.07.2022)


Источники:

1. Артемова Е. И., Ханикаев Г. О. Малый и средний бизнес в АПК: проблемы и решения // Экономика и управление в условиях современной России: материалы VII национальной научно-практической конференции, Краснодар, 05 марта 2022 года. – Краснодар: ФГБУ \"Российское энергетическое агентство\" Минэнерго России Краснодарский ЦНТИ - филиал ФГБУ \"РЭА\" Минэнерго России. 2022. – c. 19-24.
2. Дорошенко С. В., Шеломенцев А. Г. Предпринимательская экосистема в современных социоэкономических исследованиях // Журнал экономической теории. – 2017. – № 4. – c. 212-221.
3. Орехова С. В., Мисюра А. В. Промышленность и сельское хозяйство в России: есть ли признаки предпринимательской экосистемы? // Journal of New Economy. – 2021. – № 3. – c. 69-83. – doi: 10.29141/2658-5081-2021-22-3-4.
4. Полбицын С. Н. Теоретико-методологические подходы к формированию агроинновационной системы. / автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. - Екатеринбург, 2015. – 22 c.
5. Полбицын С. Н. Сельские предпринимательские экосистемы: таксономический анализ // Межтерриториальное неравенство: проблема или драйвер развития: Материалы VI Международного симпозиума по региональной экономике, Екатеринбург, 23–25 июня 2021 года. – Екатеринбург: Институт экономики Уральского отделения РАН. 2021. – c. 258-263.
6. Полбицын С. Н. Роль предпринимательства в устойчивом развитии сельских территорий России // Экономика региона. – 2021. – № 2. – c. 619-631. – doi: 10.17059/ekon.reg.2021-2-19.
7. Семин А. Н., Третьяков А. П. К вопросу о трансформации сельских поселений в современной России // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2020. – № 4. – c. 40-57. – doi: 10.24411/2071-6435-2020-10033.
8. Слонимская М. А., Дубко Н. А. Региональные предпринимательские экосистемы: сущность и алгоритм формирования // Вестник Витебского государственного технологического университета. – 2021. – № 2. – c. 161-178. – doi: 10.24412/2079-7958-2021-2-161-178.
9. Смелик Н.Л. Принципы трансформации экономической системы // Известия СПбГАУ. – 2014. – № 36.
10. Смелик Н.Л. Сущность трансформации экономической системы и ее механизма // Известия СПбГАУ. – 2014. – № 37.
11. Хузина Г. Г. Сущность трансформационного процесса в экономической системе // Проблемы современной экономики. – 2010. – № 4.
12. Anderson A.R., Drakopoulou Dodd S., Jack S.L. Entrepreneurship as connecting: some implications for theorising and practice // Management Decision. – 2012. – № 50(5). – p. 958-971. – doi: 10.1108/00251741211227708.
13. Berger E.S.C., Kuckertz A. The Challenge of Dealing with Complexity in Entrepreneurship, Innovation and Technology Research: An Introduction. / In: Berger, E., Kuckertz, A. (eds) Complexity in Entrepreneurship, Innovation and Technology Research. FGF Studies in Small Business and Entrepreneurship. - Springer, Cham, 2016.
14. Cohen B. Sustainable valley entrepreneurial ecosystems // Bus. Strat. Env. – 2006. – № 15. – p. 1-14. – doi: 10.1002/bse.428.
15. Harpe S. E. How to analyze Likert and other rating scale data // Currents in Pharmacy Teaching and Learning. – 2015. – № 7. – p. 836-850. – doi: 10.1016/j.cptl.2015.08.001.
16. Lichtenstein B. B., Plowman D. A. The leadership of emergence: A complex systems leadership theory of emergence at successive organizational levels // The Leadership Quarterly. – 2009. – № 20(4). – p. 617-630. – doi: 10.1016/j.leaqua.2009.04.006.
17. Mack E., Mayer H. The evolutionary dynamics of entrepreneurial ecosystems // Urban Studies. – 2016. – № 53(10). – p. 2118-2133. – doi: 10.1177/0042098015586547.
18. Mazzarol T., Reboud S., Limnios E. M., Clark D. Research handbook on sustainable co-operative enterprise: Case studies of organisational resilience in the co-operative business model. / Research handbook on sustainable co-operative enterprise., 2014. – 1-585 p.
19. McKelvey B. Toward a complexity science of entrepreneurship // Journal of Business Venturing. – 2004. – № 19(3). – p. 313-341. – doi: 10.1016/S0883-9026(03)00034-X.
20. Nicolis G. Self-organization in nonequilibrium systems. Dissipative Structures to Order through Fluctuations. , 1977. – 339-426 p.
21. Peng M.W., Luo Y. Managerial ties and firm performance in a transition economy: The nature of a micro–macro link // Academy of Management Journal. – 2000. – № 43 (3). – p. 486-501.
22. Roundy P. T., Harrison D. A., Khavul S., Pérez-Nordtvedt L., McGee J. E. Entrepreneurial alertness as a pathway to strategic decisions and organizational performance // Strategic Organization. – 2018. – № 16(2). – p. 192-226.
23. Spigel B. The Relational Organization of Entrepreneurial Ecosystems // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2017. – № 41(1). – p. 49-72. – doi: 10.1111/etap.12167.

Страница обновлена: 30.09.2022 в 06:18:24