Основы предпринимательской экосистемы в сфере жилой недвижимости

Морщинина Н.И.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова - Севастопольский филиал, Россия, Севастополь

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Морщинина Н.И. Основы предпринимательской экосистемы в сфере жилой недвижимости // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1515-1528. – doi: 10.18334/epp.11.6.112239.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332125

Аннотация:
Автор публикации изучил теоретические аспекты сущности понятия бизнес-экосистема, а также процесс трансформации данного термина на экономическую область сферы предпринимательства на рынке жилой недвижимости. Автором обобщены основные положения концепции развития предпринимательской экосистемы, анализ которых позволил выявить ряд закономерностей относительно к сфере жилой недвижимости. Их применение определенным образом влияет на развитие предпринимательской деятельности на рынке недвижимости и в смежных областях. Однако существуют различные взгляды на применение и использование экосистемного подхода в деятельности предпринимательских единиц. В этой связи автором предпринята попытка выявления тенденций развития субъектов рынка жилья в рамках единой экосистемы, а также ее влияния на развитие экономического потенциала страны, в целом.

Ключевые слова: предпринимательская экосистема, сфера жилой недвижимости, цифровизация сервисов и услуг

JEL-классификация: R31, F63, L26



Введение

На современном этапе развития первостепенной задачей экономики любой страны является системная перестройка, а именно переход от старой экспортно-сырьевой модели к новой модели предпринимательской экосистемы. Новым мировым трендом является развитие межфирменных связей различных субъектов предпринимательства, диверсификация производственных линий, модернизация производств, переход на цифровой формат сотрудничества и т.д. Рынок недвижимости не может остаться в стороне глобальных перемен, так как именно сфера недвижимости первой реагирует на экономические изменения. Существуют положительные примеры трансформации крупных компаний, объединивших в единую предпринимательскую экосистему субъектов разных сфер деятельности, таких как финансовые, девелоперские, консалтинговые организации, предприятия сферы услуг и т.д.

Актуальность данного исследования заключатся в том, что период пандемии 2020 года показал востребованность нового вектора развития рынка жилой недвижимости, а именно совершение операций на рынке жилой недвижимости в условиях полной самоизоляции – формат онлайн. В статье рассмотрены аспекты развития предпринимательской экосистемы, основанные на принципах взаимовыгодного сотрудничества. В разрезе сферы жилой недвижимости консолидация (от лат. con – вместе, solido – укрепляю) рынков девелоперских, банковских, юридических, риэлтерских услуг, а также рынка труда обеспечивает синхронное развитие и удовлетворение интересов широкого круга поставщиков услуг и конечного потребителя.

Целью данной статьи является анализ формирования предпринимательской экосистемы на современном уровне использования высоких технологий. Данная процедура является амбициозной и рискованной, но реально достижимой задачей, а необходимость ориентироваться на рыночный спрос в сфере жилья требует развития и разработки эффективных методов диагностики управления субъектами предпринимательства на рынке жилой недвижимости.

Научная новизна статьи заключается в систематизации процессов становления, функционирования и развития субъектов предпринимательской деятельности на рынке жилой недвижимости как единой экосистемы, созданной с единой целью – удовлетворение потребностей конечного потребителя в жилье, а также в обобщении закономерностей взаимодействия субъектов предпринимательской экосистемы на рынке жилой недвижимости и их влияния на экономику страны.

Современное научное сообщество не дает единого определения термину «предпринимательская экосистема». Отечественные и зарубежные исследования предлагают различные трактовки данных дефиниций. Однако следует выделить основной обобщающий признак, объединяющий все предлагаемые варианты, – это выпуск на рынок инновационных товаров, созданных, или набора сервисов или услуг, сформированных в процессе объединения экономических потенциалов нескольких организаций или фирм [1] (Nekhaychuk, Morshchinina, 2021). Элементы данного термина активно используются учеными и представителями бизнеса на современном этапе развития экономических отношений. Первая составляющая –«предпринимательская» – включает понятие «предпринимательство». Исследования данного термина показывают, что предпринимательство является прерогативой предприимчивых, готовых пойти на риск, применяющих нестандартные подходы в ведении бизнеса, заботящихся о своем благосостоянии членов общества. Предпринимательство включает следующие необходимые для успешного функционирования компоненты:

- свобода выбора;

- тенденция роста;

- информационная доступность;

- самостоятельная занятость и др.

Следующей составляющей является понятие «экосистема». Очевидно, что биологический термин четко и плотно вписался в экономическую науку. Использование «эко» сводится к следующему: в биологической науке известный факт, что центром любого развития является принцип «клеточного развития», то есть ядро клетки окружает цитоплазма, а внешняя оболочка клетки – это клеточная мембрана. Данное объяснение интерпретировано на развитие бизнес-системы, то есть ядром бизнеса является драйвер улучшения благосостояния, цитоплазма бизнеса – это эффективные и динамичные взаимоотношения всех субъектов бизнеса, клеточная мембрана – это стабильная защита и равновесие за счет усилий и мер поддержки бизнеса со стороны государства и правовой системы. Таким образом, «предпринимательская экосистема» – это необходимая составляющая экономики страны, включающая взаимодействие различных взаимосвязанных элементов, объединенных единой целью и в обязательном порядке регулируемая государством [2] (Saginova, Tsenina, Saginov, 2020).

Существующее многообразие позиций к рассмотрению термина «предпринимательская экосистема» доказывает актуальность проводимого исследования, тем самым приближая момент активного внедрения теоретических основ бизнес-экосистем в практическую деятельность компаний различных сфер.

Первооткрывателем данного определения считается Джеймс Ф. Мур. Его заключения сводятся к следующему: «Третьей движущей силой современной организации становится экосистема. Именно рынки, иерархии и экосистемы являются тремя столпами современного делового мышления и должны служить основой для конкурентной политики, регулирования и антимонопольных действий» [3] (Zavyalova, Zavyalov, Saginova, 2021). Дж.Ф. Мур утверждал, что экосистемная форма экономической координации широко распространяется на бизнес-ландшафт. Бизнес-экосистемы окружают, пронизывают и изменяют рынки и иерархии. Менеджеры создают бизнес-экосистемы для координации инноваций на основе взаимодополняющих вкладов, возникающих в рамках различных рынков и иерархий. Для каждого продвижения есть дополнительные инновации, которые должны быть объединены, чтобы клиенты могли извлечь выгоду. Эти взаимодополняющие достижения часто должны совместно развиваться по всем направлениям деятельности компании, поскольку ни одна фирма не обладает всеми необходимыми специализированными знаниями и управленческими ресурсами, необходимыми для всей системы. Действительно, существенное решение потребности клиента может потребовать участия десятков или даже сотен различных участников, каждый из которых является мастером быстродвижущихся, сложных и тонких разработок в своей собственной области [4] (Skorobogatyh, Sidorchuk, Andreev, Asaliev et al., 2020).

Термин «бизнес-экосистема» и его множественное число «бизнес-экосистемы» относятся к характеристике намерений сообщества экономических субъектов, чья индивидуальная предпринимательская деятельность в какой-то мере разделяет судьбу всего сообщества [5] (Pankratov, Morshchinina, Khrabrova, 2020). Бизнес-экосистему также можно представить как сеть взаимозависимых ниш, которые, в свою очередь, занимают организации. Можно сказать, что эти ниши более или менее открыты, в той мере, в какой они охватывают альтернативных участников.

Одна из самых захватывающих идей в современном бизнесе заключается в том, что бизнес-экосистемы могут быть «открыты» для всего мира потенциальных вкладчиков и творческих участников.

Для того чтобы компании могли совместно развивать свои товары и услуги, они должны найти способы согласовывать свои взгляды, чтобы инвестиции в исследования и разработки были взаимоподдерживающими, а капитальные вложения и операционные процессы – синергетическими. Компании должны создавать интерфейсы и протоколы для объединения своих вкладов. Самое главное, они должны вести тесный диалог с клиентами, чтобы то, что создается, было тем, что клиент хочет и за что готов заплатить [6] (Pankratov, Morshchinina, 2020). Овладение этими вызовами, какими бы они ни были, так называемая распределенная креативность – это цель экосистемной организационной формы.

Общепринятая иерархическая фирма недостаточно эффективно решает проблему широты и важности межфирменных отношений. Без посторонней помощи рынок не в состоянии достичь межфирменной координации, достаточной для того, чтобы игроки согласовывали свои мечты, планы и продуктовые дорожные карты.

Суды и регулирующие органы должны признать форму экосистемы, оценить ее природу, структуру и функционирование, а также стремиться поддерживать свой вклад в проконкурентные и проинновационные социальные результаты [7] (Chizhankova, Shadrina, 2018).

Дж.Ф. Мур предлагает рассматривать бизнес-экосистемы с позиции системного или структурного подхода, приводя в пример два события конца 1960-х годов, техническое и культурное, которые были частью зарождения бизнес-экосистем как явного подхода к проектированию организации и отраслевой структуре. Первой была модульная архитектура IBM/360 и ранняя экологическая форма отраслевой структуры. Об этом масштабном компьютерном проекте написано много. В тот же период произошло второе великое новшество Пало-Альто в офисах компании «Хьюлетт Паккард». Инженеры «Хьюлетт Паккард» создали новый тип бизнес-культуры, основанный на небольших командах инженеров, работающих над проектами. Стиль управления данной организации был коллективным и открытым, в отличие от командования и контроля, которые характеризовали традиционные фирмы. Таким образом, Дж.Ф. Мур представил обоснование введения новой организационной формы предпринимательской деятельности, которая получила название «экобизнес-система». Основываясь на практических примерах, Джеймс Мур отметил прохождение предпринимательскими экосистемами четырех стадий развития, выделяя особую значимость новаторства как движущей силы любой экономики общества. Кроме этого, основой динамичного развития предпринимательской экосистемы, по его мнению, являлись партнерские отношения и полное удовлетворение интересов клиента [8] (Belyakayte, Pospelova, 2020).

В современном научном мире многие зарубежные ученые рассматривают экосистемную составляющую развития предпринимательской деятельности через призму бизнес-модели или взаимовыгодного сотрудничества в границах единой сети или платформы. Примерами служат «Майкрософт» или «Алибаба Групп». Ярким примером является Кремниевая долина в США – генерация новых идей и их продвижение на рынок происходит в пределах одной территории. Аналогом служит «Сколково» в России. Активное развитие экосистемного подхода осуществляется на территории Израиля, Исландии, Китая и др. Таким образом, можно сделать вывод, что создание, развитие и применение предпринимательской экосистемы стало активно распространяться не только в развитых, но и в развивающихся странах [9] (Moore, 2006).

На основании вышеизложенного сформулированы и сгруппированы основные концептуальные блоки экосистемного развития предпринимательства. Очевидно, что выгодоприобретателем или заказчиком данного процесса выступает государство, которое регулируя законодательную, налоговую и финансовую сферы, имеет возможность поддерживать подобные проекты. Остальными блоками экосистемной предпринимательской модели являются: образование, инфраструктура, корпорации и, конечно, уникальные инициативы (стартапы). Факторы, способствующие стабильному и эффективному функционированию предпринимательской экосистемы, представлены на рисунке 1.

Подпись: ГОСУДАРСТВО

Рисунок 1. Основные элементы предпринимательской экосистемы

Источник: составлено автором.

Представленные характеристики экосистемы являются общими наряду с кластерными формами объединения. По мнению автора, кластер является первичной инициативой, а экосистема – уже вторичной, более сложной и совершенной [10] (Pospelova, Kalinichenko, Boyko, 2021).

Особенно важно понимать, что залогом успешного и эффективного развития экосистем является тесное взаимодействие их структурных элементов, а также неразрывная связь и гармоничное развитие с биологическими компонентами или природными системами.

Ключевыми факторами формирования успешной предпринимательской экосистемы являются:

1. Удобная природная территория.

2. Взаимодействие с государственными структурами и бизнесом, использование перспективных молодых талантов, внедрение в процессы технологических разработок.

3. Создание комфортных условий для привлечения трудовых ресурсов.

4. Создание предпринимательских сетей и сообществ для обеспечения обмена информацией между участниками экосистемы.

5. Стимулирующая политика даже провальных предпринимательских идей с целью развития новаторских способностей у молодого поколения предпринимателей и ученых.

6. Финансовая поддержка начинающих проектов, развитие рынка венчурного капитала.

7. Развитие инновационной инфраструктуры, а также объектов физической культуры, доступность материальных благ.

8. Развитость законодательной, налоговой, судебной баз с целью развития предпринимательских инициатив, а не наоборот.

9. Развитие предпринимательских сетей, сообществ, центров поддержки предпринимателей.

10. Наличие спроса на предлагаемые товары, услуги, сервисы [11] (Acs, Audretsch, Lehmann, Licht, 2016).

Перечисленные особенности современного развития предпринимательской экосистемы трансформируются на сферу недвижимости. Именно рынок недвижимости представляет собой такую площадку, без существования которой невозможно сформировать экономические отношения в любой сфере. Недвижимость является таким активом, которая служит базой для развития хозяйственной деятельности и развития предприятий и организаций всех форм собственности, тем самым формируя предпосылки для полноценного создания и функционирования предпринимательской экосистемы [12] (Chepurenko, Kristalova, Vyurvikh, 2019).

Современный рынок недвижимости характеризуется многочисленным составом участников, количеством объектов и операций, совершаемых на нем. Схематично состав рынка недвижимости представлен на рисунке 2.

Рисунок 2. Структура рынка недвижимости

Источник: составлено автором.

Анализ развития сферы жилой недвижимости позволил выделить следующие современные аспекты развития и функционирования предпринимательской экосистемы [13] (Kapoor, Lee, 2013):

1. Рынок жилой недвижимости является переходной экономической системой между реальными и финансовыми активами, что служит предпосылкой для оптимального формирования экосреды.

2. С одной стороны, рынок жилья является сложным, многогранным и неповоротливым институтом, с другой – вынужден мгновенно реагировать на цифровые и мобильные предпочтения клиента.

3. На современном этапе развития рынка происходит выгорание традиционных инструментов привлечения клиентов, на их место приходит использование эффективного взаимодействия с клиентской аудиторией путем предоставления дополнительных товаров и сервисов наряду с основной услугой.

4. Итогом является клиентоориентированность на один бренд по приобретению разного рода товаров, услуг и сервисов.

5. Получение выгод от совместного сотрудничества как клиентами, так и предпринимательскими единицами как единой экосистемы.

Автором произведена попытка выявления закономерностей развития формирующейся предпринимательской экосистемы в сфере жилой недвижимости: государства, предпринимательских структур, агентов предпринимательства (венчурных фондов, бизнес-ангелов, банков), учреждений (университетов, предприятий государственного сектора, финансовых органов) и процессов, которые официально и неофициально взаимодействуют друг с другом с целью создания, управления и развития эффективности локальной предпринимательской среды для удовлетворения потребности конечного потребителя в жилье [14] (Peltoniemi, 2006).

Концепция экосистемы в сфере жилья строится на понимании, что клиент после завершения процедуры по сделке с объектом жилой недвижимости не перестает являться потребителем сопутствующих или дополнительных услуг, тем самым предоставляя возможность другим субъектам экосистемы (поставщикам услуг) получать доход, развивая при этом единый комплекс предпринимательской бизнес-экосреды [15] (Winter, 2006).

Современный стиль совершения сделок на рынке жилой недвижимости постепенно переходит от традиционной формы к цифровой. Стандартные приемы и методы привлечения клиентов становятся более затратными, но менее результативными. Рынок жилой недвижимости становится платформой применения цифровых технологий на весь комплекс совокупных потребностей приобретателя жилой недвижимости на протяжении длительного периода, а не ограничивается только временем сделки по купли-продаже объекта. К совокупным потребностям жильца можно отнести сервис по уборке жилья, по уплате коммунальных услуг, по доставке продуктов питания и так далее. Важным является то, что в современном обществе существует заказ на приобретение подобных сервисов, таким образом, выгодоприобретателями выступают все заинтересованные стороны – и клиент, и поставщики предложения. К интересам клиента можно отнести удовлетворение потребностей в одном месте при индивидуальном подходе, а к интересам поставщиков услуг – увеличение выручки от продажи дополнительных сервисов и услуг. Каждая сформированная экосистема должна стремиться к дифференциации предлагаемых услуг и к обслуживанию клиента на более высоком уровне, чем у конкурентов. Таким образом, будет выстроена взаимоэффективная платформа, нацеленная на удовлетворение интересов клиентов и поставщиков экосистемы [16] (Kleyner, 2019).

Конкретизируя потребности клиента как потребителя на рынке жилой недвижимости, следует выделить основные блоки его интересов. Так, являясь пользователем экосистемы, жильцом могут быть востребованы услуги следующих сегментов:

- безопасность;

- общение;

- покупка товаров и услуг;

- информация;

- развлечения [17] (Solodilova, Malikov, Grishin, 2018).

Перечисленные сегменты являются дополнительными сервисами основной услуги – покупки квартиры (апартаментов), ведь после покупки объекта жилья жизненный цикл покупателя не прекращается. Преимуществом экосистемы является качественное упрощение процесса покупки объекта недвижимости, то есть его оцифровизация и наполнение дополнительными услугами: подключение партнера по интернет-эквайрингу и обеспечение возможности онлайн-оплаты, внедрение онлайн-ипотеки, проведение электронной регистрации договора в Росреестре и тому подобное.

Заключение

Рассмотренные концептуальные основы предпринимательской экосистемы в сфере жилой недвижимости объединены идеей взаимодействия различных субъектов по активизации, развитию и расширению сервисов, технологий, инноваций. В экономическом значении динамичное и стабильное функционирование элементов предпринимательской экосистемы сферы жилья рассматривается с позиции гарантированности экономического роста как завершающего итога идеи зарождения и использования предпринимательских экосистем.

Автором отмечено, что одной из важных современных тенденций развития предпринимательской экосистемы в сфере жилой недвижимости является переход на цифровой формат и сопровождение всех действий клиента, начиная от покупки объекта недвижимости и заканчивая обеспечением комфортного проживания с использованием предлагаемых дополнительных услуг и сервисов, приобретаемых у одного поставщика. Таким образом, потребности и запросы клиента на рынке жилья при помощи созданной экосистемы имеют длительный жизненный цикл, что является выгодным не только для клиента, так как он уверен в стопроцентном удовлетворении своих интересов, но и для поставщика услуг, так как он обеспечен в постоянном дополнительном доходе.

Однако наряду с интенсивным формированием рынка цифровых экоплатформ и формированием пользовательских привычек существует ограниченность законодательной базы платформенной бизнес-модели. На текущий момент необходим срочный пересмотр и дополнение правовых актов в отношении сохранения интересов всех сторон бизнес-экосистемы в сфере жилой недвижимости. Подобный подход позволит быстро набрать пользовательскую базу (запустить сетевые эффекты) и нарастить долю рынка, вытеснив конкурентов.

В эпоху, когда главным драйвером экономики является потребительский спрос, стремление компаний удовлетворять как можно большее количество потребностей клиента является очевидным процессом, ведь наиболее перспективным направлением развития выступает позиция экосистемного подхода. По оценке экспертов McKinsey, к 2025 г. на экосистемы может прийтись около 30% глобального ВВП (60 трлн долл. США) [10] (Pospelova, Kalinichenko, Boyko, 2021). Таким образом, экосистемная платформа взаимодействия предпринимательских интересов и интересов потребительского рынка в сфере жилья, с одной стороны, нуждается в поддерживающих мерах, с другой, является чуть ли не единственным оптимальным вариантом динамичного развития отраслевых рынков страны.


Источники:

1. Нехайчук Д.В., Морщинина Н.И. Управление качеством услуг курортно-рекреационного учреждения // Стратегическое развитие территорий и субъектов хозяйствования: экономическое обоснование и управленческие решения в условиях ограничений: Сборник материалов Всероссийской национальной (с международным участием) научно-практической конференции. Симферополь, 2021. – c. 112-123.
2. Сагинова О.В., Ценина Е.В., Сагинов Ю.Л. Ценности устойчивого развития в экономике совместного потребления // IX Международный молодежный симпозиум по управлению, экономике и финансам. Казань, 2020. – c. 401-405.
3. Завьялова Н.Б., Завьялов Д.В., Сагинова О.В. Методологические аспекты управления устойчивым развитием предприятий в сфере товарного обращения // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 2. – c. 251-266. – doi: 10.18334/epp.11.2.111583 .
4. Скоробогатых И.И., Сидорчук Р.Р., Андреев С.Н., Асалиев А.М. и др. Маркетинг: создание и донесение потребительской ценности. / Учебник. - М.: ИНФРА-М, 2020. – 589 c.
5. Панкратов Е.П., Морщинина Н.И., Храброва Н.И. Роль капитального строительства в реализации кластерных инициатив на территории крымского полуострова // Экономика строительства. – 2020. – № 2(62). – c. 33-42.
6. Панкратов Е.П., Морщинина Н.И. О развитии предпринимательской деятельности на рынке жилищного строительства // Экономика строительства. – 2020. – № 6(66). – c. 14-24.
7. Чижанькова И.В., Шадрина А.И. Повышение конкурентоспособности организации путем развития сильной корпоративной культуры // Материалы Ивановских чтений. – 2018. – № 2(20). – c. 222-227.
8. Белякайте Е.А., Поспелова С.В. Трансформация государственного управления в ходе становления цифровой экономики // Эффективное государственное и муниципальное управление как фактор социально-экономического развития территорий: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, молодых ученых. Севастополь, 2020. – c. 13-16.
9. Moore J.F. Business ecosystems and the view from the firm // The Antitrust Bulletin. – 2006. – № 1. – p. 31-75.
10. Поспелова С.В., Калиниченко А.С., Бойко А.П. Совершенствование стратегии развития деятельности: ретроспективный анализ и прогнозные тренды // Механизмы управления региональным развитием в контексте стратегических ориентиров российской экономики: Сборник научных трудов по результатам Всероссийской национальной (с международным участием) научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и магистрантов. Симферополь, 2021. – c. 326-333.
11. Acs Z.J., Audretsch D.B., Lehmann E.E., Licht G. National systems of entrepreneurship // Small Business Economics. – 2016. – № 4. – p. 527-535. – doi: 10.1007/s11187-016-9705-1.
12. Чепуренко А., Кристалова М., Вюрвих М. Историко-институциональные аспекты роли университетов в развитии предпринимательства // Форсайт. – 2019. – № 4. – c. 48-59. – doi: 10.17323/2500-2597.2019.4.48.59 .
13. Kapoor R., Lee J.M. Coordinating and competing in ecosystems: How organizational forms shape new technology investments // Strategic Management Journal. – 2013. – № 3. – p. 274-296.
14. Peltoniemi M. Preliminary theoretical framework for the study of business ecosystems // Emergence: Complexity and Organization. – 2006. – № 1. – p. 10-19.
15. Winter S.G. Understanding dynamic capabilitie // Strategic Management Journal. – 2006. – № 10. – p. 991-995.
16. Клейнер Г.Б. Экономика экосистем: шаг в будущее // Экономическое возрождение России. – 2019. – № 1(59). – c. 40-45.
17. Солодилова Н.З., Маликов Р.И., Гришин К.Е. Методический инструментарий оценки состояния региональной предпринимательской экосистемы // Экономика региона. – 2018. – № 4. – c. 1256-1269. – doi: 10.17059/2018-4-16 .

Страница обновлена: 02.12.2021 в 13:30:37