Влияние показателей качества продуктов с иммерсивными технологиями на конкурентоспособность предприятий сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга

Долгих Е.Ю.1, Кожевникова С.Ю.1, Чернорез Е.В.1
1 Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 8 (Август 2022)

Цитировать:
Долгих Е.Ю., Кожевникова С.Ю., Чернорез Е.В. Влияние показателей качества продуктов с иммерсивными технологиями на конкурентоспособность предприятий сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 8. – С. 2343-2362. – doi: 10.18334/epp.12.8.115260.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49379650

Аннотация:
В статье рассматривается подход к формированию комплекса показателей оценки конкурентоспособности продуктов с иммерсивными технологиями, производимых и реализуемых высокотехнологичными предприятиями ИТ-рынка. Опираясь на существующие научно-практические подходы к определению конкурентоспособности бизнеса и оценке качественных характеристик услуг в ИТ-сфере, а также учитывая специфику продуктов с иммерсивными технологиями, авторы предлагают подходить к определению уровня конкурентоспособности таких предприятий комплексно. При этом особое внимание предлагается уделять определению комплекса показателей качества используемых (производимых) продуктов, содержащих иммерсивные технологии, делая в соотношении «качество-цена» больший акцент на степени сложности и социальной адресности их исполнения в соответствии с функциональным и/или отраслевым назначением. Такая методика, в конечном итоге, предопределяет характеристики дифференцированной ценности рассматриваемых продуктов и позволяет сформировать рациональный подход к реализации бизнес-процессов, влияющих на конкурентоспособность предприятий сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга.

Ключевые слова: отрасль информационных технологий (ИТ-отрасль), сфера услуг, продукты с иммерсивными технологиями, показатели качества и конкурентоспособности товаров и услуг, конкурентоспособность услуг в области иммерсивного обучения и досуга, социальная адресность продукта с иммерсивными технологиями

JEL-классификация: L26, M11, M21, O31



Введение

Цель успешной хозяйственной деятельности любой коммерческой организации (компании) – устойчивость её финансово-экономического состояния и высокий конкурентный статус. Жизненный цикл любой организации представляет собой процесс её изменений во времени и развития от зарождения предпринимательской идеи и государственной регистрации бизнес-единицы до зрелости и даже упадка [17, стр.31; 21, стр.75] в соответствии с трансформацией социально-экономической среды, а также в связи с качеством реализации бизнес-процессов в самой компании.

К предприятиям-разработчикам продуктов ИТ-отрасли это имеет самое непосредственное отношение, поскольку общемировые тенденции цифровизации общества и цифровой трансформации бизнеса [13], активизировавшиеся во время пандемического экономического кризиса, в российской ИТ-сфере значительно увеличили число новых компаний, успешно предлагающих свои продукты и услуги.

Финансовые показатели российских ИТ-компаний очевидно демонстрируют свой рост. Согласно рейтингу CNews100 в 2020 г. ИT-компании РФ увеличили свою выручку на 28,6% в рублях и на 15,7% в долларах по сравнению с 2019 г. Вместе с тем более глубокий анализ показывает, что по своей сложности продукты российских ИT-лидеров не привлекают клиентов какими-то осязаемыми ценностями. Речь идет о маркетплейсах (например, «Яндекс», «Wildberries», «Ozon», «Mail Group») и агрегаторах (например, «Head Hunter», «Ivi», «Учи.ру», «2ГИС») [28]. Действительно, мировые рейтинги начинают «Apple», «Cisco Systems», «Dell Technologies», «Xiaomi» (компьютерное оборудование), «Samsung Electronics», «Taiwan Semiconductor» (полупроводники), «Tencent Holdings», «AT&T» (телекоммуникационное оборудование) [35], и российских компаний в данных рейтингах нет. На конец 2021 года доля российского программного обеспечения в госкомпаниях по отношению к зарубежным аналогам составила 30-35% при директиве Правительства от 2018 года в 50-70% [5]. Доля импорта в аппаратной части в российской ИТ-индустрии по данным различных источников достигает 80-90%. По мнению специалистов для достижения необходимого уровня автономности отечественного ИТ-рынка потребуется минимум три года [4; 33, стр.30-33].

Анализ рынка продуктов с иммерсивными технологиями показывает, что основными заказчиками продуктов с иммерсивными технологиями в России являются не индивидуальные пользователи, а организации (предприятия), в том числе государственные [6]. Несмотря на низкий спрос на продукты, содержащие иммерсивные технологии, всегда остается в тренде спрос на услуги компаний, предлагающих свои услуги в виде иммерсивного обучения и досуга. Иммерсивное обучение – это метод, который использует искусственную или смоделированную среду, благодаря которой обучаемые могут полностью погрузиться в процесс. На тему иммерсивного обучения и досуга в различных сферах деятельности написано немало научных трудов, методики иммерсивного обучения активно применяются в настоящее время в педагогике, медицине, искусствоведении, философии, психологии [7, стр. 1454]. В этой связи авторами предполагается, что для обеспечения устойчивого развития российские компании, оказывающие такие услуги, должны подходить комплексно к повышению своей конкурентоспособности, отбирая у поставщиков (или создавая) уникальные продукты, используя передовые подходы и делая ставку на продвижение продукции с иммерсивными технологиями, исходя из степени сложности и социальной адресности её исполнения в соответствии с назначением, что определяет в конечном итоге характеристики дифференцированной ценности рассматриваемых продуктов. Предложен новый подход к выявлению зависимостей показателей качества продуктов, содержащих иммерсивные технологии, с конкурентоспособность предприятий сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга, через интегральный показатель качества.

Критерии оценки конкурентоспособности высокотехнологичного предприятия ИТ-отрасли и продуктов с иммерсивными технологиями

Изучением проблем определения и обеспечения конкурентоспособности предпринимательских структур в рыночных условиях занимались ведущие зарубежные и отечественные исследователи и практики. Пожалуй, наибольшую ценность представляют труды Ф. Котлера [15], М. Портера [20], И. Ансоффа [2], Д. Аакера [1], Ж.-Ж. Ламбена [16], А. Олливье, А. Дайана, Р. Урсе [23], А. Томпсона, А. Стрикленда [27], Р.А. Фатхутдинова [30], В.В. Царева [32], И.М. Лифица [19] и др. При этом следует отметить, что проблемам конкурентоспособности ИТ-компаний до последнего времени уделялось недостаточно внимания, хотя развитие сервисных секторов экономики, производящих сложные продукты, в частности высокотехнологичные продукты с иммерсивными технологиями, отвечающие всё возрастающим потребностям общества и бизнеса в цифровизации социальных и деловых процессов, - побуждает к более детальным исследованиям в данной предметной области [10; 12; 31].

Для оценки и разработки конкурентоспособного рыночного предложения необходим глубокий анализ формирующих его критериев, раскрывающих через оценочные показатели сущностные причины достижения желаемого успеха. Таким образом, анализ факторов помогает выявить сильные и слабые стороны в деятельности хозяйствующего субъекта и в работе конкурентов, разработать методы и инструменты, за счет применения которых предприятие смогло бы повысить свою конкурентоспособность, изменить долю в продажах на конкретном рынке.

Надо заметить, что известные исследователи демонстрируют разнообразные подходы к выделению важных факторов конкурентоспособности [Табл. 1].

Таблица 1

Наиболее известные подходы к выделению типов ключевых факторов конкурентоспособности рыночного предложения

Авторы исследования конкурентоспособности
Выделяемые типы ключевых факторов конкурентоспособности
М. Портер [20]
Известная модель «пяти сил»:
- риск входа на рынок потенциальных конкурентов (проявляется в зависимости от издержек, от возможности дифференциации рыночного предложения и рамок конкуренции);
- соперничество существующих в отрасли предприятий;
- угроза давления на цены со стороны покупателей;
- возможность давления со стороны поставщиков;
- угроза появления товаров-заменителей
А. Томпсон,
А. Стрикленд [27]
- зависящие от технологии;
- относящиеся к производству;
- относящиеся к реализации услуг;
- относящиеся к маркетингу;
- относящиеся к профессиональным навыкам;
- связанные с организационными возможностями
А. Олливье,
А. Дайан,
Р. Урсе [23]
- концепция товара и услуги,
- качество продукта,
- цена товара,
- финансы (как собственные, так и заёмные),
- торговля (методы и средства деятельности),
- послепродажное обслуживание, обеспечивающее постоянную клиентуру,
- внешняя торговля,
- предпродажная подготовка
И.М. Лифиц [19]
- производственный: имидж предприятия; сертифицированная система качества; применение защитных мер по предупреждению фальсификации;
- сбытовой: количество посредников;
- сервисный: продолжительность гарантийного срока;
- рыночный: рыночная новизна

Как видно из данных в таблице 1, единого представления о типах ключевых факторов конкурентоспособности рыночного предложения до сих пор сформировать не удалось. Поэтому проблематичным является и однозначность рекомендуемых критериев оценки уровня конкурентоспособности рыночного предложения.

Более детальный анализ проблем оценки и обеспечения конкурентоспособности бизнеса всегда актуален, так как успех любого предприятия и способность предложить востребованную продукцию – основа его успешного коммерческого существования в условиях динамического соперничества с другими игроками соответствующего товарного рынка [18, стр.42-49]. Если в некоторой степени обобщить научный базис оценки и обеспечения конкурентоспособности бизнеса, то можно выделить не менее 19 движущих сил конкуренции [29, стр. 15], которые существуют, благодаря действию более полутора десятков законов экономики [29, стр. 82]. Экономическая наука возвела в ранг «доказанного» положение, что конкурентоспособность предприятий напрямую зависит от конкурентоспособности продукции (товаров), производимых и реализуемых ими.

Среди отечественных ученых, на наш взгляд, наиболее глубоко к оценке конкурентоспособности услуг подошел И.М. Лифиц [19], который предлагает рассматривать определенный набор критериев (показателей), отражающих влияние ключевых факторов конкурентоспособности на результативность бизнеса:

- имидж компании,

- социальную адресность продукта (по мнению авторов, для продуктов с иммерсивными технологиями основной акцент должен делаться на наиболее точное соответствие продукта своему «адресному» социальному / отраслевому / функциональному назначению в соответствии с запросом заказчика);

- новизну продукта (по мнению авторов, для продуктов с иммерсивными технологиями данный критерий требует более корректной интерпретации по причине несовершенства патентного законодательства РФ),

- информативность (для продуктов с иммерсивными технологиями данный критерий неоднозначен и, по мнению авторов, может быть соотнесен с социальной адресностью продукта),

- подлинность (для продуктов с иммерсивными технологиями данный критерий несколько теряет в своей значимости по причине обязательности сертификации ИТ-предприятия),

- безопасность,

- инновации (в условиях обеспеченности рассматриваемых предприятий на 80-90% оборудованием, ввозимым из-за границы, данный критерий можно признать специфичным для оценки конкурентоспособности продуктов с иммерсивными технологиями),

- отсутствие намёков на псевдопреимущества (например, «5 в 1» или «пожизненная гарантия»; по мнению авторов, данный критерий входит в социальную адресность продукта),

- приближенность к расшифровке цены потребления (несущественен в связи с противопоставлением закону конкуренции – «в мире происходит объективный процесс постоянного повышения качества продуктов и снижения их удельной цены»).

Применительно к продуктам с иммерсивными технологиями данный подход к оценке их конкурентоспособности в целом можно взять за основу.

Однако следует отметить, что имидж компании-производителя товара в технологичной отрасли (в данном случае, в отрасли информационных технологий) вряд ли обеспечит производимым ей продуктам высокие показатели конкурентоспособности. Причина возможности такого противоречия кроется в сложности изготовления продукции и большом количестве участников кооперации и поставщиков комплектующих изделий. Поэтому, думается, что грамотно спроектированные и отлаженные бизнес-процессы коммерческого взаимодействия с заказчиками и поставщиками будут также вносить серьёзный вклад в создание положительного имиджа / репутации предприятия. Это можно было оспорить лет 10 назад, приводя в пример технологических гигантов (типа Sony, Nintendo), но с развитием высокотехнологичных способов производства и программирования, с наличием возможностей большого обмена данными, необходимо выделять больше качественных критериев в продуктах с иммерсивными технологиями, обращая внимание на конечный эффект от их использования. И в данном случае весьма спорным остается вопрос зависимости имиджа производителя какой-либо составляющей продукта с иммерсивными технологиями, отвечающей, например, за звуковое восприятие, на качество продукта в целом.

Также по причине специфики рынка продуктов с иммерсивными технологиями [6] и его перспектив в сегментах B2B и B2G, необходимо дополнить новой смысловой нагрузкой формулировку такого критерия, как «социальная адресность продукта». Речь здесь идет о достигнутых договоренностях между участниками коммерческих сделок, отраженных в соответствующей документации (технические, тактико-технические задания и требования, совместные решения) на создание сложного продукта с иммерсивными технологиями, которые становятся не только существенным содержательным дополнением критерия «социальная адресность продукта», но и создают необходимую основу для формирования и закрепления существенных показателей качества высокотехнологичного продукта с учетом ряда потребительских свойств, сформированных на основе перечисленных документов. Данные свойства в конечном итоге отразят качество оказываемых услуг в области обучения и досуга.

Также следует иметь в виду, что ИТ-продукты с иммерсивными технологиями (виртуальной и дополненной реальности), пронизывающими все сферы жизнедеятельности, присутствуют и в промышленности, и в сфере услуг. И в этой связи должен быть разработан и применяем именно многокритериальный подход к определению конкурентоспособности предприятия ИТ-отрасли, создающего и реализующего продукты с иммерсивными технологиями для разных объектов и секторов (отраслей) народно-хозяйственного комплекса [11, стр.114-117].

В целом, на основе изученного материала обзор современного инструментария определения конкурентоспособности высокотехнологичных предприятий ИТ-отрасли во взаимосвязи с конкурентоспособностью производимых продуктов с иммерсивными технологиями можно представить следующим образом [рис. 1].

Такое комплексное представление об определении конкурентоспособности предприятия ИТ-отрасли [13, 31] позволяет разработать комплекс показателей качества, в котором особое внимание следует уделять:

- показателям качества продуктов (услуг), отражающим иммерсию, а также возможность реализации концепции комплексных и системных решений;

- показателям качества реализации процессов и операций коммерческой деятельности, отражающих результативность функционирования коммерческого департамента (закупки, продажи, тендеры), а также функционирования департамента поддержки продаж и развития услуг в какой-либо сфере.

Оценка конкурентоспособности продуктов (услуг) с иммерсивными технологиями на основе комплексного анализа уровня качества

К оценке уровня конкурентоспособности любой продукции (услуги) необходимо подходить поэтапно на основе обоснованного алгоритма. Так, например, в своих трудах И.А. Максимцев, Е.А. Горбашко [29, стр.50] выделяют четыре основных этапа: 1) определение целей оценки, исходя из стадии жизненного цикла продукта (востребованности услуги); 2) проведение маркетинговых исследований; 3) проведение исследования на основе нормативных параметров (стандартов, правовой базы); 4) проведение исследования на основе анализа уровня качества. Применительно к продуктам с иммерсивными технологиями (технологиями виртуальной и дополненной реальности) оценка уровня их конкурентоспособности, думается, может быть реализована на основе использования такого подхода, но с некоторой трансформацией содержания первого пункта (учитывающего стадию жизненного цикла товара). Это связано с тем, что продукты ИT-отрасли, содержащие иммерсивные технологии, объединяют в себе совокупность технологических решений, проходящих разные стадии своего жизненного цикла [22, стр.17-22].

Поскольку цель иммерсивных технологий заключается в создании виртуальной (цифровой, с моделированием физической реальности) среды погружения, то для достижения таких воздействий в комплексе, как известно, совсем не обязательно гнаться за технологиями, позволяющими достичь эффектов по отдельным параметрам: например, в области воздействия на осязание (при создании платформы, моделирующей подвижность транспортного средства) или зрение (при создании панорамного стереоскопического дисплея). При создании комплексного продукта с конкретными целями применение аналогичной аппаратной части, но более дорогостоящей из-за несущественных применительно к продукту изменений, приводит к необоснованным издержкам.

Рисунок 1 – Составляющие конкурентоспособности предприятия ИT-отрасли, реализующего продукты (услуги) с иммерсивными технологиями (разработан авторами на основе [11; 13])

Особенность продуктов (услуг) с иммерсивными технологиями заключается в характере самих технологий. Поскольку иммерсивные технологии являются сквозными [9, стр.86-97], пронизывающими все сферы деятельности, то не сами технические инновации, а наиболее точное соответствие продукта своему «адресному» (социальному / отраслевому / функциональному) назначению и максимальная адекватность созданной виртуальной среды её реальному прототипу (в которую будет погружен пользователь) и будут определять конкурентоспособность продукта и в последующем оказанной услуги по обучению или досугу.

Остальные этапы оценки уровня конкурентоспособности продукции с иммерсивными технологиями, согласно алгоритму, предлагаемому И.А. Максимцевым и Е.А. Горбашко [29, стр. 56-58], могут быть использованы в предлагаемой авторами комплексной оценке. При этом этап оценки конкурентоспособности данной продукции на основе анализа уровня качества необходимо рассмотреть более подробно.

Думается, что для продуктов с иммерсивными технологиями предприятий ИT-отрасли для оценки конкурентоспособности более предпочтителен комплексный подход, позволяющий определить интегральные показатели качества [19, стр. 21]. Это обусловлено:

- промышленным происхождением и сложностью продуктов,

- сравнительно высокими затратами на их создание,

- наличием стандартизированной базы для расчета данного показателя, разработанной ВНИИС [26] и наиболее соответствующей термину «конкурентоспособность» для характеристики продукта, отличающей его от продукта-конкурента как по степени соответствия общественной потребности, так и по затратам на её удовлетворение.

Исходя из вышеизложенного, приведем примеры формул расчета интегрального показателя качества (I), которые наиболее приемлемы для оценки конкурентоспособности продуктов (услуг) с иммерсивными технологиями:

(1)

где – суммарный полезный эффект от использования продукта (услуги),

и – суммарные затраты на производство и эксплуатацию продукта.

(2)

где U – комплексный показатель качества продукта (услуги),

и – сумма продажной цены товара и затрат на его дальнейшую эксплуатацию (сервис).

Кроме того, по мнению И.М. Лифица «конкурентоспособность» и «качество» почти тождественные понятия, если принять во внимание то, что интегральный показатель качества – своеобразный «мостик» между ними [19, стр. 22]. Имея математическое тождество формул (1) и (2), приходим к выводу, что комплексный показатель качества продукта тем выше, чем выше значение его полезного эффекта, проявленного в совокупности свойств, используемых потребителем в процессе использования по назначению, и ниже цена на его приобретение и дальнейшее использование.

Далее применяем формулу комплексного метода оценки уровня качества [29, стр.56]

(3)

где U – комплексный показатель качества продукта (услуги),

– параметрический индекс i-того параметра, представляющий отношение базового (эталонного) единичного показателя качества продукта к имеющемуся i-тому единичному показателю качества,

– вес i-того параметра.

Ориентируясь на известные подходы к формированию интегрального показателя качества, приходим к следующим выводам в отношении оценки конкурентоспособности продуктов с иммерсивными технологиями:

- полезный эффект продукта зависит не только от его себестоимости, но и, в первую очередь, от наличия в нем параметров, отражающих степень иммерсии (погружения) в цифровую (виртуальную) реальность;

- если данное утверждение верно, то для повышения конкурентоспособности продуктов (услуг) с иммерсивными технологиями на ИТ-рынке необходимо работать над поиском наиболее значимых показателей, отражающих степень иммерсии, и заменять ими наименее значимые при отсутствии затрат.

В настоящее время на ИТ-рынке уже представлено множество продуктов с иммерсивными технологиями и услуг в области иммерсивного обучения и досуга. Для их классификации в отношении степени воздействия на пользователя можно привести позицию А.В. Ивановой [9, стр. 91-92]. По её мнению, продукты с иммерсивными технологиями (по состоянию на 2018 год) можно подразделить на 2 блока:

- продукты виртуальной реальности (шлемы и очки, комнаты виртуальной реальности, вспомогательные гарнитуры и иные устройства);

- продукты дополненной реальности (умные очкии шлемы, мобильные устройства, интерактивные стенды и киоски, проецируемые в дополненной реальности).

За истекшие 4 года на динамично развивающемся ИТ-рынке произошли существенные изменения. Так по состоянию на 2022 год:

- шлемы и очки уже продаются, как правило, в комплекте с гарнитурой,

- интерактивные стенды и киоски в современных музеях дополняют собой иммерсивные комнаты,

- комплексные тренажеры армейских боевых машин и бронетранспотреров, представляющие иные устройства, коммутируются с тренажерами стрельбы через комнаты виртуальной реальности.

Что уж говорить о приложениях дополненной и виртуальной реальности в мобильных смартфонах и планшетах. На сегодняшний день ряд аналитических компаний и агентств признали, что весьма трудно классифицировать такие продукты. Так, российский интернет-портал и аналитическое агентство TAdviser «плавает» в определении продуктов виртуальной и дополненной реальности: то это только AR- и VR-гарнитуры, то приводится в пример производитель военных тренажерных решений, предлагающий продукты с иммерсивными технологиями [25].

Если обратиться к представителям искусства, то можно найти более внятное толкование понятиям виртуальной и дополненной реальности. Так Дж. Нечватал, американский цифровой художник и теоретик искусства, создающий картины с помощью компьютера и компьютерной анимации, часто используя специально созданные компьютерные вирусы, предложил свой взгляд на иммерсивное погружение [34]. По его мнению, с использованием компьютерных технологий можно добиться погружения как в виртуальную, так и в цифровую среды. Отличия этих сред заключено в искусственном воспроизводстве реальности (и это виртуальное погружение) или абстракции (и это цифровое погружение). Средства, дополняющие реальность, объяснимы и понятны.

Если обобщить вышесказанное, то становится понятным, почему современные продукты с иммерсивными технологиями имеют широкую вариативность исполнения. Понятно то, что в технологической основе их, помимо физического воплощения, всегда лежат программное обеспечение и система визуализации со звуком. Это базовые и сложные продукты. В зависимости от адресности исполнения продуктов с иммерсивными технологиями у производителя появляется ряд требований к выбору характера и степени воздействия на органы чувств. Кроме того, нужно учитывать сквозной характер не только иммерсивных технологий, но и квантовых технологий, а также и искусственного интеллекта [8, стр.86], при помощи которого возможно создавать наибольшую иммерсию. Например, возможно моделировать поведение животных на интерактивном экране тренажера охотника или создавать разные экспозиции виртуального музея в зависимости от вводимых данных пользователей.

В связи с вышеизложенным в данной работе авторы предлагают классификацию продуктов с иммерсивными технологиями (в зависимости от адресности исполнения продуктов) и перечень параметров качества в соответствии с их исполнением, на основе которых возможна оценка уровня их конкурентоспособности [Рис. 2].

Рисунок 2 – Классификация и параметры качества продуктов с иммерсивными технологиями ИT-отрасли (разработан авторами)

Таким образом, по мнению авторов, для обеспечения устойчивого экономического соперничества на современном рынке услуг информационных технологий предприятие должно стремиться повышать свою конкурентоспособность, в первую очередь путем, отбора у поставщиков (самостоятельного создания и разработки) уникальных продуктов, отличных от стандартных ИТ-решений, которыми и являются продукты с иммерсивными технологиями. Это направление развития отечественного ИТ-рынка должно способствовать более активному вовлечению сотрудников в изобретательство и рационализаторство, повышению качества человеческого и творческого капитала. Актуальность такого подхода подтверждается усилением давления на отечественную экономику внешней политической и социально-экономической среды, проявляясь следующими тенденциями:

- возрастающая напряженность политических отношений с США, ЕС;

- деглобализация [14, стр. 34-47] и переоценка мирового лидерства;

- протекционизм на фоне санкций и контрсанкций, пандемии COVID-19 [24, стр. 394-404].

Для обеспечения качества основных бизнес-процессов операционной, в т.ч. коммерческой деятельности предприятия, помимо общепринятых мероприятий, обеспечивающих конкурентоспособность предприятия, основанных на факторах, воздействующих на него [3], следует рекомендовать:

- подходить более развернуто к проектированию и организации коммерческих бизнес-процессов, т.е. сочетать функциональные задачи в области продаж и развития бизнеса (это предложение объясняется сквозным характером иммерсивных технологий, создающим новые рынки в неожиданных обстоятельствах);

- разделить направления операционной, в том числе коммерческой деятельности на сегменты продуктового, объектного или отраслевого управления: «Госзаказы», «Промышленность», «Госкорпорации» и «Гособоронзаказ», назначить ответственных на каждое направление;

- на должность руководителей продуктовых, объектных или отраслевых направлений коммерческой (сбытовой) деятельности предпочтительно назначать работников из числа бывших представителей тех или иных отраслей; при этом в каждом направлении продаж должны быть сотрудники (менеджеры по продажам), умеющие работать в CRM-системах и взаимодействовать с техническими специалистами (руководителями проектов);

- отменить стандартные ключевые показатели эффективности для менеджеров по продажам (выручка, маржинальность), заменить их другими, связанными с транслированием знаний и компетенций в технологическом плане в назначенном направлении: созданием и постоянной модернизацией рекламных материалов, публикациями в научных журналах, выступлениями на конференциях и участием в выставках;

- отдел по работе с торговыми площадками вывести в прямое подчинение директору по развитию с предоставлением сводной информации еженедельно.

Следует отдельно сказать об услугах в области иммерсивного обучения и досуга. В свете последних событий в общественно-политической жизни Российской Федерации направление развития различных методов обучения и воспитания граждан, в том числе с использованием иммерсивных технологий, будет только возрастать.

По мнению авторов, наблюдаются некоторые тенденции развития сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга:

1. Общая технология обслуживания в данной сфере систематизирована. Требования к обслуживающему персоналу по программам подготовки и соответствию их программам обучения регламентируются руководящими документами в соответствии с ведомственной принадлежностью. Требования к обслуживающему персоналу в области культурно-досуговой работы представлены в различных документах по эксплуатации продуктов с иммерсивными технологиями.

2. Высокий уровень профессионального обучения сотрудников данной сферы услуг обусловлен их постоянной связью с разработчиками.

3. Высоко развит уровень инфраструктуры обслуживания, который реализуется посредством иммерсивных (цифровых) технологий.

4. Высока возможность появления новых рынков услуг по причине усложнения самих продуктов с иммерсивными технологиями и сопряжение этих технологий с облачными сервисами и технологиями ИИ. Из-за сложности вырастут требования к квалификации обслуживающего персонала, а также принципиально изменится система оценки результатов иммерсивного обучения.

5. В связи с увеличением количества пустующих площадей из-за ухода западных и американских магазинов в торговых комплексах, слабой востребованностью кинотеатров и слабой востребованности имеющихся VR-клубов (из-за примитивного контента) имеется возможность создания сетей LBE VR (location-based entertainment – «развлечения, основанные на местоположении»), используемых контент, создаваемый под методическим сопровождением научных подразделений силовых ведомств, а не предприятий, производящих контент, порой не учитывающий морально-этических норм и исторического правдоподобия.

6. Принимая во внимание тенденции, обозначенные пунктами «4» и «5», а также разную укомплектованность материальной базой и учебно-тренировочными средствами учреждений различных министерств и ведомств, имеется вероятность появления межвидовых учебных центров, решающие разнообразные учебные задачи.

Заключение (выводы):

В представленной работе авторы видят следующие особенности:

- уровень конкурентоспособности предприятия-разработчика продуктов с иммерсивными технологиями не всегда зависит от имиджа компании, как это было 5-8 лет назад, он будет напрямую связан со сложностью исполнения самих продуктов, выраженной качественными показателями, отражающими иммерсию в целом, а не по отдельным параметрам, влияющим на восприятие пользователя;

- конкурентоспособность предприятий сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга зависит от степени сложности и социальной адресности исполнения продуктов в соответствии с функциональным и/или отраслевым назначением, уровень же инфраструктуры обслуживания и профессионализма работников сферы услуг не требует соперничества из-за высокой технологичности отрасли.

Также, ориентируясь на известные подходы к формированию интегрального показателя качества, авторы приходят к выводу:

- конкурентоспособность предприятия сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга будет не столько связана с себестоимостью находящимися на балансе продуктами, сколько от наличия в них параметров, отражающих степень иммерсии (погружения) в цифровую (виртуальную) реальность, и для её повышения необходимо работать над поиском продуктов с наиболее значимыми показателями, отражающих степень иммерсии, заменяя ими наименее значимые при равной стоимости.

Поэтому для повышения конкурентоспособности компании сферы услуг в области иммерсивного обучения и досуга преимуществом будет служить не просто линейка (набор) продуктов с иммерсивными технологиями, а локация, с учетом макисмальной детализации не одного-двух, а всех процессов цифрового и интерактивного погружения пользователей в образовательные или развлекательные процессы, основанная на научно-практическом подходе.


Источники:

1. Аакер Дэвид А. Как обойти конкурентов: создаем сильный бренд. - Москва: Питер, 2012. – 350 c.
2. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. - СПб.: Питер Ком, 2005. – 206 c.
3. Борщева А.В., Ильченко С.В. Факторы конкурентоспособности предприятия // Бизнес и дизайн ревю. – 2018. – № 1(9). – c. 6.
4. Володкович В.Г. Где в сфере технологий нужно импортозамещение. If24.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.if24.ru/gde-v-sfere-tehnologij-nuzhno-importozameshhenie (дата обращения: 17.01.2022).
5. Госкомпании катастрофически провалили планы Правительства по импортозамещению ПО. CNews100. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnews.ru/news/top/2021-12-27_dolya_rossijskogo_softa_v (дата обращения: 17.01.2022).
6. Долгих Е.Ю. Анализ состояния рынка продуктов с иммерсивными технологиями и перспективы его развития // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 12. – c. 2705-2720. – doi: 10.18334/epp.11.12.113933.
7. Долгих Е.Ю. Инновационные подходы в управлении продажами продуктов с иммерсивными технологиями // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 4. – c. 1451-1472. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113843.
8. Жмудь В.А., Ляпидевский А.В., Аврамчук В.С., Губерт Р. Сквозные субтехнологии в кластере виртуальной и дополненной реальности // Автоматика и программная инженерия. – 2019. – № 2(28). – c. 86-97.
9. Иванова А.В. Технологии виртуальной и дополненной реальности:возможности и препятствия применения // Стратегические решения и риск-менеджмент. – 2018. – № 3(108). – c. 88-107.
10. Байкова И.М., Боголюбов В.С., Боголюбова С.А., Васильева С.В., Владимирова Е.В., Иванкова П.В., Карпова Е.Г., Кожевникова С.Ю., Кострюкова О.Н. и др. Инновационное развитие сервисного сектора как фактор повышения конкурентоспособности национальной экономики. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный экономический университет, 2016. – 78-96 c.
11. Кожевникова С.Ю. Определение места и назначения социальной инфраструктуры в современной секторальной экономике России // Вестник ИНЖЭКОНа. Серия: Экономика. – 2014. – № 1(68). – c. 200-203.
12. Кожевникова С.Ю., Волкова М.М. Комплексный многокритериальный подход к определению конкурентоспособности организаций сферы услуг: ориентация на клиентов // Петербургский экономический журнал. – 2017. – № 2. – c. 110-118.
13. Кожевникова С.Ю., Ткач В.В. Коммерция и товарный менеджмент в условиях цифровой трансформации общества и бизнеса. / Монография. - СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2019. – 6-31(213) c.
14. Комолов О.О. Деглобализация: новые тенденции и вызовы мировой экономике // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2021. – № 2(116). – c. 34-47. – doi: 10.21686/2413-2829-2021-2-34-47.
15. Котлер Ф. Маркетинг менеджмент. / Экс пресс-курс. 2-е изд. Пер. с англ. - СПб.: Питер, 2006. – 464 c.
16. Ламбен Жан-Жак Менеджмент, ориентированный на рынок. - СПб.: Питер, 2007. – 800 c.
17. Лапыгин Ю.Н. Системное управление организацией. - М.: МГУЭСИ: ВлГУ: ВИБ, 2002. – 180 c.
18. Лебедева А.В. Проблемы оценки конкурентоспособности продукции // Экономический вектор. – 2021. – № 1(24). – c. 42-49. – doi: 10.36807/2411-7269-2021-1-24-42-49.
19. Лифиц И.М. Конкурентоспособность товаров и услуг. / Учебное пособие для вузов, 4-е изд., пер. и доп. - Москва: Издательство Юрайт, 2022. – 392 c.
20. Портер М.Е. Конкурентная стратегия: Методика анализа отраслей и конкурентов. / Пер. с англ. - Москва: Альпина Бизнес Букс, 2005. – 454 c.
21. Мильнер Б.З. Теория организации. / Учебник. - М.: ИНФРА-М, 2005. – 648 c.
22. Берг Д.Б., Ульянова Е.А., Добряк П.В. Модели жизненного цикла. / Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2014. – 74 c.
23. Олливье А., Дайан А., Урсе Р. Международный маркетинг. / Пер. с фр. - М., 1993.
24. Особенности осуществления внешнеэкономической протекционистской политики России в современных условиях // Международный журнал прикладных наук и технологий INTEGRAL. – 2020. – c. 394-404.
25. Рынок промышленных VR/AR-решений в России/исследование TAdviser. TAdviser. [Электронный ресурс]. URL: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Рынок_промышленных_VR/AR-решений_в_России_(исследование_TAdviser (дата обращения: 26.03.2022).
26. Тихонов Р.М. Конкурентоспособность промышленной продукции. - М.: Изд-во стандартов, 1985.
27. Томпсон А.А., Стрикленд А.Дж. Стратегический менеджмент. Искусство разработки и реализации стратегии. / Учебник для вузов/ Пер. с англ. - М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998. – 576 c.
28. Топ 30 самых дорогих компаний Рунета. Рейтинг Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/biznes-photogallery/421235-30-samyh-dorogih-kompaniy-runeta-reyting-forbes (дата обращения: 16.01.2022).
29. Горбашко Е.А. и др. Управление конкурентоспособностью. / Учебник для вузов. - Москва: Издательство Юрайт, 2021. – 407 c.
30. Фатхутдинов Р.А. Стратегический менеджмент. / Учебник. — 7-е изд., испр. и доп. - М,: Дело, 2005. – 448 c.
31. Безденежных Т.И., Пахомова Е.А., Резников А.В., Шапкин В.В., Тымчик Е.А., Идрисова З.Н., Исаева Н.И., Кожевникова С.Ю., Лазовский С.Е. и др. Формирование качественной социальной инфраструктуры как важнейший фактор инновационного развития секторальной экономики России. / Коллективная монография в двух книгах. Книга 2. - Одесса, 2015. – 117-131 c.
32. Царев В.В., Кантарович А.А., Черныш В.В. Оценка конкурентоспособности предприятий (организаций). Теория и методология. / Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям экономики и управления. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2017. – 799 c.
33. Чернышева Е.С. Импортозамещение информационно-коммуникационных технологий как метод стабилизации экономики Российской Федерации // Economics. – 2019. – № 4(42). – c. 30-33.
34. Nechvatal J. Immersive Ideals / Critical Distances. , 2009. – 592 p.
35. Top 100 Digital Companies. Рейтинг Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.com/top-digital-companies/list/#tab:rank (дата обращения: 16.01.2022).

Страница обновлена: 13.09.2022 в 18:40:21