Современное противоречие в области государственного контроля деятельности казенных учреждений ФСИН России

Фазлиев И.Н.1, Троценко В.М.2
1 Пермский государственный национальный исследовательский университет, Россия, Пермь
2 Пермский государственный аграрно-технологический университет им. акад. Д.Н. Прянишникова Пермский государственный национальный исследовательский университет, Россия, Пермь

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 12, Номер 7 (Июль 2022)

Цитировать:
Фазлиев И.Н., Троценко В.М. Современное противоречие в области государственного контроля деятельности казенных учреждений ФСИН России // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 7. – С. 1939-1956. – doi: 10.18334/epp.12.7.115053.

Аннотация:
Статья посвящена изучению взаимосвязи экономических и юридических рычагов на экономическую эффективность подсобных хозяйств в современных условиях пенитенциарной системы Пермского края Российской Федерации. Автором рассмотрено понятие «экономико-правовое регулирование», «оценка регулирующего воздействия», «результативное регулирование» и «эффективное регулирование». Проведен анализ понятия «оценка регулирующего воздействия» применительно к существующим подходам принятия управленческих решений. Цель: выявить противоречия, влияющие на экономико-правое регулирование в процессе формирования производственных подразделений сельскохозяйственных направлений системы ФСИН России. Методы: Авторами использован статистический и аналитический подход к определению специфики юридико-экономических механизмов региональной уголовно-исполнительной системы, на основе изучения текущих показателей и векторов развития учреждений ГУФСИН России по Пермскому краю. Результаты: Описаны факторы и условия, которые могут способствовать развитию подсобных сельских хозяйств посредством оценки регулирующего воздействия, как правого, так и социально-экономического пространства. Выводы: Несмотря на констатацию еще не решенных проблем в системе ФСИН России, авторами развивается мысль о том, что научные изыскания в аспекте комплексного изучения понятия оценки регулирующего воздействия, текущих моделей отечественных подсобных хозяйств и производств ФСИН России могут помочь в открытии способа улучшить правовое и экономическое сопровождение подсобных хозяйств и производств ФСИН России, то есть могут быть перспективны с точки зрения систематизации всех материалов, касающихся усовершенствования экономико-правового механизма ФСИН России

Ключевые слова: подсобные хозяйства; экономическая интеграция; государственное регулирование; общественно полезный труд; нормативные правовые документы; хозяйственная деятельность

JEL-классификация: J21, J49, K42



Введение

Научно-техническое соперничество, интеграция стран в современные экономические течения, геополитические противоречия во многих мировых системах настраивают экономику страны и экономическое сообщество неустанно улучшать отдачу и скорость проводимых реформ в экономике, опираясь на свершения в науке и технике. Незапоздалое принятие мер во всех сферах хозяйственной деятельности позволит быть не последним участником на данном экономическом поле, победу в конкурентном экономическом соревновании с другими странами даст процесс улучшения деятельности сельскохозяйственной отрасли, который подготовит ряд благоприятных условий для ускоренного роста производственных сил и авторитета страны. Однако не стоит забывать, что в продовольственной структуре страны сельское хозяйство занимает место, которое может конкурировать и с другими отраслями. Поэтому совершенствование управления сельскохозяйственной деятельностью – предмет постоянного внимания руководства страны. Президент России Владимир Путин, в частности, по этому поводу высказался так: «В развитии сельского хозяйства многое зависит от регионов. Считаю, что нужно дать им больше самостоятельности в определении приоритетов использования федеральных субсидий на поддержку АПК, а сам их объем связать с увеличением пашни, повышением урожайности, других качественных показателей эффективности производства, тем самым создав стимул для ввода в оборот простаивающих сельскохозяйственных земель и внедрения передовых аграрных технологий» [3] (Dyatlovskaya, 2016).

Производственный сектор учреждений Федеральной службы исполнения наказаний (далее – ФСИН) влияет как на финансово-экономическое состояние самих учреждений, так и на социальную адаптацию пребывающих в них осужденных. На примере ГУФСИН России по Пермскому краю рассмотрим современный аспект влияния экономико-правого регулирования на развитие подсобных хозяйств сельскохозяйственных отраслей в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее – УИС) в условиях рыночной экономики.

Качество государственного регулирования экономики является в современном мире одним из важнейших факторов успешного социально-экономического развития. При этом особое место в государственном регулировании экономики страны занимает пенитенциарная система как орган государственного управления в системе исполнения наказаний (далее – СИН), который на всех уровнях создает условия, позволяющие обеспечить высокое качество своей экономико-правовой деятельности. Неквалифицированное, некачественное экономико-правовое управление деятельностью учреждений СИН недешево обходится обществу. В теоретическом понимании значение слова «экономико-правовой» связано с правовыми аспектами экономической деятельности, определяемыми нормами хозяйственного права [4]. Неудовлетворительная деятельность учреждений СИН приводит к высоким издержкам при соблюдении установленных норм как для государства, так и для экономического сообщества и граждан, усложняет процесс государственного управления, повышает уровень неопределенности и, в конце концов, может приводить к недостижению поставленных целей исправления и наказания в учреждениях СИН.

Стоит обратить внимание на то, что большинство нормативных правовых актов (далее – НПА), подготавливаемых и вступающих в силу на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, относятся не только к различным слоям общества, в процессе их подготовки принимают во внимание целый ряд мнений, связанных с возможными последствиями применения регулирующего решения для той или иной группы лиц или направления хозяйственной деятельности. Однако на этапе подготовки проекта НПА многие новации могут быть «скрыты». Поэтому в процессе нормотворчества в уголовно-исполнительной системе требуются механизмы, позволяющие указать, на кого и как будет действовать принятое регулирование [8].

Одним из инструментов, улучшающих регулирование в уголовно-исполнительной системе, является оценка регулирующего воздействия (далее – ОРВ) проектов нормативно-правовых актов, определенная Федеральным законом от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [1]. При академическом понимании оценка регулирующего воздействия – это «оценка социально-экономических последствий вводимого или введенного ранее государственного регулирования для возможности отклонения или отправления на доработку нормативных актов, дающих негативный эффект. ОРВ считается ядром регуляторной политики» [1]. Однако трактование ОРВ как «систематического процесса выявления и оценки возможных последствий введения тех или иных норм регулирования, определяющий проблему, на которую направлено регулирование, цели регулирования, идентификации различных вариантов, которые позволяют достигнуть поставленной цели, сравнение этих вариантов и выбор наилучшего из доступных» также имеет право на существование. Стоит сказать, что связующим звеном ОРВ с заинтересованными сторонами считается проведение открытых слушаний, что способствует более точному раскрытию допустимых положительных и отрицательных результатов от введения предложенного регулирования [8].

Не секрет, что основными целями системы исполнения наказаний являются исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Для достижения данных целей применяются основные средства исправления осужденных, которыми являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональное обучение и общественное воздействие. При этом следует понимать, что «наказание лица, совершившего преступление, защищает порядок общественной жизни, что предопределяет его общественную пользу, но никак не дает возможности рассматривать его в качестве средства отмщения или восстановления нарушенного преступником права» [21, с. 24] (Shabanov, Santashov, 2009, р. 24).

Мы рассмотрим одно из основных средств – общественно полезный труд. Мы согласны с И.В. Разумовой, что «под общественно полезным трудом понимается целесообразная деятельность человека, имеющая конечной целью некоторое благо для общества. Благо, как основная категория науки экономической теории, предусматривает получение некоторого результата в процессе созидательной деятельности человека. Благом для общества может являться факт привития осужденному элементарных трудовых навыков, а также отдельных профессиональных качеств с целью успешной ресоциализации в обществе после освобождения» [10, с. 9] (Razumova, 2017, р. 9).

Также мы придерживаемся мнения Л.Л. Малкова, который считает, что «реализация данной цели возможна в том случае, если совершенствуются и внедряются новые формы организации труда осужденных к лишению свободы; осуществляется развитие у осужденных основных трудовых навыков, происходит формирование у них потребности в труде, повышается уровень их профессиональной подготовки; присутствует рациональная расстановка рабочих кадров по рабочим местам; обеспечивается применение системы материального стимулирования труда осужденных; улучшаются безопасные для здоровья условия труда» [6, с. 87] (Malkova, 2008, р. 87).

Однако не стоит забывать, что благо для общества и нормотворчество не всегда дополняют друг друга, но иногда противоречат друг другу. При этом в качестве примера стоит привести эпизод вынесения предписания прокуратурой Пермского края от 09.04.2019 № 17-29-2019 и указание ФСИН России от 04.04.2019 № 09–24430: одни, выполняя надзорные функции, выявили нарушения в привлечении осужденных к общественно полезному труду в стенах следственных изоляторов (далее – СИЗО), а вторые потребовали устранить недостатки, выявленные в ходе контрольных мероприятий в данных учреждениях. Итогом качественного выполнения ГУФСИН России по Пермскому краю вышеуказанных предписаний прокуратуры и указания вышестоящего органа в целях устранения нарушений в СИЗО в 2019 году стала ликвидация подсобных хозяйств сельскохозяйственных направлений в СИЗО.

При этом стоит обратить внимание на то, что на территории Пермского края действует 6 следственных изоляторов: СИЗО № 1 – с лимитом наполняемости 1202 человека, СИЗО № 2 – с наполняемостью 125 человек, СИЗО № 3–373 человека, СИЗО № 4–751 человек, СИЗО № 5–442 человека, СИЗО № 6–247 человек [15–20]. И в каждом из них было подсобное хозяйство сельскохозяйственного направления, а создание условий для общественно полезного труда как средства реабилитации для обвиняемых и исправления осужденных в пенитенциарных учреждениях преследует экономические, социальные и оздоровительные цели:

- экономическая цель труда осужденных состоит в том, что они работают на себя и на общество, членами которого они являются и которое готово принять их после отбытия наказания. Результаты труда осужденных служат средством возмещения ущерба, причиненного преступлением, выплаты исков и алиментов, возмещения стоимости питания, одежды, белья и обуви, кроме стоимости спецодежды и спецпитания. Важность экономической цели труда осужденных трудно переоценить, однако следует учитывать, что согласно статье 103 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК РФ), утвержденного Федеральным законом от 08.01.1997 № 1-ФЗ [2], «производственная деятельность осужденных не должна препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений – исправлению осужденных»;

- социальная цель в основном заключается в получении или в сохранении уже имеющейся специальности, необходимой осужденным после освобождения из мест лишения свободы. Для достижения этой цели служат созданные в пенитенциарных учреждениях промышленные производства и общеобразовательное и профессионально-техническое обучение. По своему социально-экономическому характеру результат труда осужденных делится на необходимый и прибавочный, т.е. прибыль. Часть прибавочного продукта является источником расширенного воспроизводства, что способствует укреплению и расширению, а также техническому перевооружению производственной базы пенитенциарных учреждений;

- оздоровительная цель осужденных в пенитенциарных учреждениях при использовании труда заключается, прежде всего, в укреплении здоровья. Труд способствует физическому развитию и закаливанию организма. Кроме этого, он способствует предотвращению антиобщественных проявлений осужденных, так как их силы и энергия направлены на создание материальных благ. Естественно, что в СИЗО, исправительных колониях и тюрьмах для укрепления их здоровья проводятся различные медицинские, санитарно-гигиенические и иные мероприятия оздоровительного характера. «Но даже регулярное проведение прогулок, использование их для спорта и проведение санитарно-гигиенических мероприятий, как правило, оказывается недостаточным для поддержания здоровья заключенных, если они систематически не занимаются трудом» [5, с. 40; 11, с. 79] (Krakhmalnik, 1963, р. 40).

И возможно, ОРВ – это тот инструмент, который в процессе нормотворчества станет элементом для ограничения поспешного принятия решений. При этом реализация ОРВ, хоть и диктует определенное напряжение со стороны исполнителя проектов нормативных правовых актов, но это даст зримый результат благодаря повышению качества регулирования.

Экономические процессы в стране идут с опережением нормативного регулирования, а в деятельности ФСИН эти моменты имеют как положительные, так и негативные последствия. Поэтому в силу своей деятельности в приведенном примере прокуратура, обладая как надзорной, так и правотворческой функцией, в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [3], согласно которой «прокурор при установлении в ходе осуществления своих полномочий необходимости совершенствования действующих нормативных правовых актов вправе вносить в законодательные органы и органы, обладающие правом законодательной инициативы, соответствующего и нижестоящего уровней предложения об изменении, о дополнении, об отмене или о принятии законов и иных нормативных правовых актов», внося представление по устранению выявленных нарушений, могла бы одновременно выйти с предложением по устранению пробела в правовом регулировании в силу современных геополитических изменений, а также экономической ситуации в стране, регионе, муниципалитете».

Также следует принимать во внимание, что вопросы привлечения к труду содержащихся под стражей регулируются статьей 27 «Привлечение подозреваемых и обвиняемых к труду» Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» [4]:

«При наличии соответствующих условий подозреваемые и обвиняемые по их желанию привлекаются к труду на территории следственных изоляторов и тюрем.

Условия труда подозреваемых и обвиняемых должны отвечать требованиям безопасности, санитарии и гигиены. Подозреваемые и обвиняемые вправе получать за свой труд соответствующее вознаграждение.

Заработная плата подозреваемых и обвиняемых после удержаний, предусмотренных законом, перечисляется на их лицевые счета.

В целях привлечения подозреваемых и обвиняемых к труду следственные изоляторы могут осуществлять собственную производственную деятельность в порядке, предусмотренном действующим законодательством. Доходы от производственной деятельности подозреваемых и обвиняемых в следственных изоляторах после уплаты обязательных платежей в соответствующие бюджеты используются для улучшения условий содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, а также на развитие социальной сферы следственных изоляторов. Производственная деятельность следственных изоляторов освобождается от федеральных налогов в порядке, установленном налоговым законодательством».

Стоит напомнить, что СИЗО, как и другие учреждения ФСИН, выполняет исправительную функцию в соответствии с частью 1 статьи 74 УИК РФ «Виды исправительных учреждений»: «Исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1 настоящего УИК РФ, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия и к иным оплачиваемым работам не привлекаются». Но при этом осужденные лица, находящиеся в СИЗО в силу сложившихся обстоятельств, имеют право только выполнять работы по «хозяйственному обслуживанию».

В связи с изложенным закономерно возникает вопрос: «А так ли это справедливо по отношению к лицам, находящимся в местах лишения свободы, и государственным органам управления данных учреждений, если в соответствии с частью 1 статьи 103 УИК РФ «Привлечение к труду осужденных к лишению свободы» установлено следующее: «Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных»4.

Для лучшего понимания проблемы стоит обратиться к историческому аспекту, то есть к предыдущему кодексу, который регулировал деятельность системы исполнения наказаний до принятия Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ. В ранее действовавшем Исправительно-трудовом кодексе РСФСР (далее – ИТК РСФСР) аналогичная норма содержалась в статье 16 «Оставление осужденных в следственном изоляторе или в тюрьме для работы по хозяйственному обслуживанию ИТК РСФСР»: «В исключительных случаях лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, которым отбывание наказания назначено в исправительных колониях общего режима, а также лица, впервые осужденные на срок не свыше трех лет за тяжкие преступления, могут быть с их согласия оставлены в тюрьме, следственном изоляторе или лечебном учреждении уголовно-исполнительной системы для работы по хозяйственному обслуживанию» [5].

Проведя сравнительное исследование данных кодексов, можно утверждать, что действующая норма (статья 74 УИК РФ) и утратившая силу норма статьи 16 ИТК РСФСР имеют сходство, но следует учесть, что если ИТК РСФСР действовал в условиях и в период централизованной плановой экономики и в начальном периоде становления рыночной экономики, то УИК РФ действует в условиях рыночной экономики. Также необходимо принимать в расчет, что все учреждения ФСИН на территории региона, муниципалитета играют роль особого хозяйствующего субъекта, который не только способствует снижению социально-экономической напряженности, но и в силу своей специфической хозяйственной деятельности, где на одной площадке работают непрофильные отрасли хозяйства, может улучшать экономико-правовое пространство региона, муниципалитета.

Мы согласны с мнением специалиста Н.В. Субановой, что «факторами, влияющими на состояние законности в сфере экономики, являются недостатки правового регулирования, включая пробелы и коллизии законодательства, спонтанность принятия нормативных правовых актов. Существующие юридические механизмы недостаточно эффективны и не обеспечивают восстановления законности, что определяет необходимость дальнейшей правовой регламентации соответствующих отношений» [14, с. 59–60] (Subanova, 2012, р. 59–60).

Также разделяем позицию В.А. Никонова, изложенную в статье «Роль прокуратуры в обеспечении экономической безопасности Российской Федерации и защите прав субъектов предпринимательской деятельности», где он резюмирует, что «важное значение приобретают отдельные аспекты деятельности Прокуратуры РФ как незаменимого элемента механизма обеспечения экономической безопасности, в частности надзор за соблюдением Конституции РФ и федеральных законов. Необходимо правовыми средствами своевременно влиять на процессы, происходящие в экономической сфере, в целях устранения нарушений прав и свобод граждан и юридических лиц» [7, с. 75] (Nikonov, 2009, р. 75).

Как уже было отмечено, экономические процессы в стране идут с опережением нормативного регулирования, а в деятельности системы ФСИН эти моменты имеют как положительные, так и негативные последствия. Свод законов хозяйственной и правовой жизни не может предусмотреть все процессы в экономико-правовом пространстве. Поэтому, как отметил Владимир Путин: «от результатов работы органов прокуратуры зависят судьбы людей, их благополучие, правопорядок в стране в целом и поступательное развитие России» [2]. Как уже отмечалось в приведенном примере, у прокуратуры имелась возможность выступить в установленном порядке с предложением по нормативному регулированию выявленного пробела, в силу современных геополитических изменений, а также экономической ситуации в стране, регионе, муниципалитете.

Аналогичное предложение можно высказать и в отношении другого фискального органа – Счетной палаты Российской Федерации, где применение инструментов ОРВ позволит значительно повысить результативность и эффективность регулирования процессов. Данное положение подкреплено статьей 4 «Принципы внешнего государственного аудита (контроля), осуществляемого Счетной палатой» Федерального закона от 05.04.2013 № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» [6], согласно которой «Счетная палата осуществляет внешний государственный аудит (контроль) на основе принципов законности, эффективности, объективности, независимости, открытости и гласности».

Развивает эту мысль В.К. Старостенко, высказавшийся, что «Счетная палата осуществляет оперативный контроль за исполнением федерального бюджета, а также контроль за состоянием государственного внутреннего и внешнего долга, за использованием кредитных ресурсов, за внебюджетными фондами, за поступлением в бюджет средств от управления и распоряжения федеральной собственностью, за банковской системой (включая Банк России), проводит ревизии и проверки, проводит экспертизу и дает заключения, информирует палаты Федерального Собрания. При осуществлении своих функций Счетная палата обладает некоторыми государственно-властными полномочиями, она имеет право направлять представления и предписания» [13, с. 85] (Starostenko, 2014, р. 85).

При понимании того, что результативное регулирование – это регулирование, которое позволяет достигнуть поставленных целей, а эффективным регулированием является, когда эти цели достигаются при минимально возможных издержках, ОРВ позволит решить ряд задач в СИН, а именно:

1. Снизить издержки для собственного производства и иной деятельности заинтересованным лицам по выполнению установленных требований.

2. Обеспечить экономию бюджетных средств.

3. Снизить риски возникновения коррупции.

4. Улучшить деловой климат и повысить инвестиционную привлекательность учреждения СИН, муниципального образования, региона.

5. Повысить доверие граждан и экономического сообщества к принимаемым государством решениям в отношении системы ФСИН.

6. Обеспечить возмещение материального вреда потерпевшим [8].

Как мы выяснили ранее, понятие «экономико-правовое управление» участвует в понимании таких норм права, как хозяйственное, корпоративное, предпринимательское право и инноватика, трактовку которых приведем ниже:

- хозяйственное право – комплексная отрасль права, нормы которой регулируют общественные отношения при капитализме, возникающие в процессе осуществления предпринимательской деятельности. Отрасль находится на стыке гражданского и налогового права;

- корпоративное право – подотрасль гражданского права, совокупность норм, регулирующих на основе частно-управленческих методов правового регулирования общественные отношения, связанные с образованием и деятельностью корпораций (корпоративных форм юридических лиц);

- предпринимательское право – комплексная интегрированная отрасль права, совокупность правовых норм, регулирующих на основе соединения частных и публичных интересов отношения в сфере организации, осуществления предпринимательской деятельности и руководства ею;

- инноватика – это область знаний о сущности инновационной деятельности, ее организации и управлении инновационными процессами, обеспечивающими трансформацию новых знаний в востребованные обществом новшества как на коммерческой основе (коммерциализация результатов научно-технической и творческой деятельности), так и некоммерческой базе (например, инновации в социальной сфере) [4].

Вследствие непрерывного совершенствования экономических отношений хозяйственные процессы в учреждениях СИН находятся в постоянном движении. Грамотное распределение трудовых ресурсов в условиях постоянно изменяющихся экономических факторов требует от руководства постоянного мониторинга экономико-правового пространства в силу особенностей производственной деятельности трудового ресурса и стоящих перед учреждением СИН целей.

Вопросы привлечения к труду указанной категории лиц регламентируются рядом правовых актов. В частности, распоряжением ФСИН России от 31.10.2009 № 313-Р «Об утверждении прилагаемых Методических рекомендаций по подготовке договоров об оказании услуг по предоставлению рабочей силы из числа осужденных при организации взаимодействия со сторонними партнерами» [7], изданным в соответствии со статьями 17, 21 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473–1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» [8] и в целях совершенствования организации работы по привлечению осужденных к труду на объектах организаций любых организационно-правовых форм, расположенных вне территорий учреждений, исполняющих наказания. Указанный документ в силу задач и целей учреждения ФСИН использует нормы гражданского права, закрепленные в главе 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие порядок возмездного оказания услуг.

Опираясь на вышеуказанный формат нормотворчества, в данном распоряжении предлагается конструкция договора оказания услуг, по которому исполнитель (учреждение УИС) обязуется совершать определенные действия или осуществлять определенную деятельность, не оставляющую материального результата, в данном случае – подобрать и предоставить стороннему партнеру рабочих из числа осужденных для привлечения их к оплачиваемому труду на территории стороннего партнера. Всем услугам присущ один общий признак – результату предшествует совершение действий, не имеющих материального воплощения и составляющих вместе с ним единое целое. Таким образом, при оказании услуги «продается» не сам результат, а действия, к нему приведшие» [11].

Это дает определенный нормативно-правовой задел на урегулирование вопросов при трудоустройстве спецконтингента в постоянно изменяющейся экономической среде.

При этом мы согласны с разъяснением прокуратуры Республики Коми по вопросу оставления осужденных в СИЗО: «…Целевым назначением такого оставления является решение хозяйственных вопросов по обслуживанию и содержанию данного вида учреждения. При этом возможность оставления осужденных в следственном изоляторе для отбывания наказания закон связывает с наличием ряда условий. Прежде всего, обращается внимание на данные, характеризующие личность осужденного и степень общественной опасности совершенного им деяния. К числу необходимых для оставления данных закон относит:

а) осуждение к лишению свободы впервые;

б) вид назначенного исправительного учреждения – исправительная колония общего режима» [9].

Однако приведенное выше разъяснение прокуратуры Республики Коми содержит положение о том, что «и иные виды исправления в отношении данной категории осужденных не используются». Данная норма закреплена в приказе Минюста России от 25.01.1999 № 20 «Об утверждении Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации» [9]: «В следственном изоляторе отбывают уголовное наказание в виде лишения свободы осужденные, оставленные для выполнения наказания в виде лишения свободы, осужденные, оставленные для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию этого учреждения. Исполнение иных видов наказания в следственном изоляторе запрещается» (пункт 1.7 Положения).

При этом стоит обратить внимание на то, что изначально в советский период целью создания подсобных хозяйств предприятий, организаций, учреждений было увеличение производства сельскохозяйственной продукции, необходимой для улучшения общественного питания в столовых, обслуживающих работников этих предприятий, организаций, учреждений, в лечебных и детских учреждениях, пионерских лагерях, базах и домах отдыха, а также для продажи продуктов питания работникам соответствующих предприятий, организаций, учреждений и было отражено и закреплено в Постановлении Совета Министров СССР от 17.10.1985 № 973 «О подсобных сельских хозяйствах предприятий, организаций, учреждений» [10] (далее – постановление). Постановлением предусматривалась также возможность организации подсобных сельских хозяйств предприятий, организаций, учреждений в качестве их структурных подразделений.

И «созданию подсобного сельского хозяйства предшествовало всестороннее изучение вопросов, связанных с организацией и деятельностью создаваемого хозяйства, включая вопросы его специализации и размера, выявление возможностей обеспечения хозяйства материально-техническими ресурсами, кормами, тепловой и электрической энергией и определение размера земельного участка, который может быть предоставлен ему в установленном порядке.

Ходатайство об организации подсобного сельского хозяйства вместе с материалами, обосновывающими необходимость создания хозяйства, представляется предприятием, организацией, учреждением своему учредителю» [22].

При этом в соответствии с пунктом 7 вышеуказанного постановления «Планы государственных закупок сельскохозяйственной продукции подсобным сельским хозяйствам предприятий, организаций, учреждений не устанавливаются» [22].

И лишь после вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 03.02.2020 № 80 «О признании не действующими на территории Российской Федерации актов СССР и их отдельных положений» [11] постановление утратило свою силу.

Внедренные со времен плановой экономики подсобные сельские хозяйства в СИЗО преследовали цель не в ущерб бюджету эффективно производить утилизацию пищевых отходов, которая при этом приносила как социальную, так и экономическую выгоду. А ликвидация сельхозпроизводства в СИЗО не только привела к повышению социальной напряженности на данной территории, но и стала дополнительным финансовым бременем для бюджета.

Результаты

Руководствуясь всем вышеизложенным, следует предположить, что подсобные хозяйства сельскохозяйственных направлений в производственном секторе или хозяйственной структуре СИЗО на протяжении всего времени существования СИН эффективно и экономически выгодно использовало имеющийся потенциал вне зависимости от политико-экономического состояния страны, успешно работая как в плановом, так и в рыночном хозяйствовании.

В настоящее время в условиях товарных (рыночных) отношений, где товарное обращение становится основой для любых экономически эффективных направлений деятельности в обществе, приносящая доход деятельность в учреждениях СИН способна снижать отрицательные факторы при должном экономико-правовом сопровождении со стороны учредителя, создавая предпосылки для снижения финансовой нагрузки на бюджет по содержанию осужденных в учреждениях СИН.

Заключение

Подводя итог исследованию в области экономико-правового регулирования в отношении деятельности подсобных сельских хозяйств в производственных подразделениях казенных учреждений ФСИН России, можно отметить, что нормативно-правовое регулирование и хозяйственные возможности подсобных сельских хозяйств доступны для многих казенных учреждений СИН. Тем не менее научная мысль на данном этапе формирования с учетом оценки регулирующего воздействия не имеет модели и инструментов, влияющих как на результативное регулирование, так и на эффективное регулирование для использования в казенных учреждениях УИС, которые укрепят синергетические достижения взаимодействия правового и экономического пространства с производственным сектором УИС.

На наш взгляд, всего этого можно будет достигнуть, если обратить внимание на актуализацию нормативных правовых документов и принятие управленческих решений по продвижению и внедрению как подсобных сельских хозяйств, так и иных эффективных направлений в производственный сектор учреждений ФСИН. Все это, несомненно, положительно повлияет на финансово-правовое положение и развитие самих учреждений УИС.

[1] Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ: ред. от 21.12.2021 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 18.10.1999. № 42, ст. 5005.

[2] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: от 08.01.1997 № 1-ФЗ: ред. от 21.12.2021) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 13.01.1997. № 2, ст. 198.

[3] О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1: ред. от 01.07.2021: с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2021 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 20.11.1995. № 47, ст. 4472.

[4] О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ: ред. от 26.05.2021 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 17.07.1995. № 29, ст. 2759.

[5] Исправительно-трудовой кодекс РСФСР: утв. ВС РСФСР 18.12.1970: ред. от 21.12.1996. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[6] О Счетной палате Российской Федерации: Федеральный закон от 05.04.2013 № 41-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[7] Об утверждении прилагаемых Методических рекомендаций по подготовке договоров об оказании услуг по предоставлению рабочей силы из числа осужденных при организации взаимодействия со сторонними партнерами: распоряжение ФСИН России от 31.10.2009 № 313-Р. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[8] Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон РФ от 21.07.1993 № 5473-1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[9] Об утверждении Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации: приказ Минюста России от 25.01.1999 № 20. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

[10] О подсобных сельских хозяйствах предприятий, организаций, учреждений: Постановление Совета Министров СССР от 17.10.1985 № 973 // Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов. URL: https://docs.cntd.ru/document/765707485 (дата обращения: 01.11.2021).

[11] О признании не действующими на территории Российской Федерации актов СССР и их отдельных положений: Постановление Правительства РФ от 03.02.2020 № 80. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».


Источники:

1. Wikipedia Regulatory Impact Assessment /Free Encyclopedia/ [Electronic resource]. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1 %86% D0%B5%D0% BD%D0%BA%D0%B0_%D1%80%D0%B5%D0%B3%D1%83 %D0%BB%D0%B8%D1%80 (дата обращения: 11.11.2021).
2. Генеральная прокуратура Российской Федерации. Состоялось расширенное заседание коллегии, посвященное итогам работы органов прокуратуры за 2020 год и задачам по укреплению законности и правопорядка на 2021 год. [Электронный ресурс]. URL: https://epp.genproc.gov.ru/web/gprf/mass-media/news? item=59741739 (дата обращения: 11.11.2021).
3. Дятловская Е. Путин о сельском хозяйстве: шесть ключевых цитат. Что сказал президент об АПК в послании Федеральному Собранию. Агроинвестор. [Электронный ресурс]. URL: https://www.agroinvestor.ru/markets/news/24958-putin-o-selskom-khozyaystve-shest-klyuchevykh-tsitat/ (дата обращения: 01.11.2021).
4. Картослов.РУ. Карта слов и выражений русского языка. [Электронный ресурс]. URL: https://kartaslov.ru/%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0 %B5 (дата обращения: 01.11.2021).
5. Крахмальник Л.Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. - Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 1963. – 40 c.
6. Малкова Л.Л. Проблемы организации труда осужденных к лишению свободы // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2008. – № 3. – c. 86–87.
7. Никонов В.А. Роль прокуратуры в обеспечении экономической безопасности Российской Федерации и защите прав субъектов предпринимательской деятельности // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2009. – № 2(11). – c. 75–79.
8. Постановление главы от 25.12.2015 № 48 «Об утверждении положения о проведении оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов администрации Городского округа Верхняя Тура и экспертизы нормативных правовых актов администрации Городского округа Верхняя Тура». [Электронный ресурс]. URL: https://www.v-tura.ru/ehkonomika/orv-2/ocenka-reguliruyushhego-vozdejjstviya-obshhie-polozheniya (дата обращения: 11.11.2021).
9. Порядок оставления осужденных к лишению свободы в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Прокуратура Республики Коми. [Электронный ресурс]. URL: https://epp.genproc,gov.ru/web/proc_11/activity/legal-education/explain?item=23943864 (дата обращения: 11.11.2021).
10. Разумова И.В. Общественно полезный труд осужденных: вопросы государственного управления // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2017. – № 6. – c. 91–111.
11. Об утверждении прилагаемых Методических рекомендаций по подготовке договоров об оказании услуг по предоставлению рабочей силы из числа осужденных при организации взаимодействия со сторонними партнерами: Распоряжение ФСИН России от 31.10.2009 № 313-Р. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». [Электронный ресурс]. URL: http://www. consultant. ru/document/cons_doc_LAW_5748/ (дата обращения: 02.11.2021).
12. Раськевич А.А. Общественно полезный труд как средство исправления осужденных: пенитенциарные проблемы // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2010. – № 2(46). – c. 79–84.
13. Старостенко В.К. Счетная палата Российской Федерации как субъект обеспечения экономической безопасности страны // Вестник Московского университета МВД России. – 2014. – № 7. – c. 84–90.
14. Субанова Н.В. Прокурорский надзор как средство укрепления законности в сфере экономики // Журнал российского права. – 2012. – № 1. – c. 55–61.
15. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_1.php (дата обращения: 11.11.2021).
16. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_2.php (дата обращения: 11.11.2021).
17. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_3.php (дата обращения: 11.11.2021).
18. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_4.php (дата обращения (дата обращения: 11.11.2021).
19. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_5.php (дата обращения: 11.11.2021).
20. Учреждения ГУФСИН России Пермского края. [Электронный ресурс]. URL: https://59.fsin.gov.ru/structure/sizo_6.php (дата обращения: 11.11.2021).
21. Шабанов В.Б., Санташов А.Л. Цели и средства исполнения уголовного наказания // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2009. – № 7. – c. 23–26.
22. О подсобных сельских хозяйствах предприятий, организаций, учреждений: Постановление Совета Министров СССР от 17.10.1985 № 973. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/765707485 (дата обращения: 11.11.2021).

Страница обновлена: 07.08.2022 в 17:06:57