Современные противоречия в снижении социальной напряженности в негородских (сельских) территориях

Олесиюк О.С.1, Светлаков А.Г.1
1 Пермский государственный аграрно-технологический университет им. акад. Д.Н. Прянишникова

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность
Том 8, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Олесиюк О.С., Светлаков А.Г. Современные противоречия в снижении социальной напряженности в негородских (сельских) территориях // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – Том 8. – № 1. – С. 85-96. – doi: 10.18334/ppib.8.1.111788.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44927569

Аннотация:
Авторами изучены тенденции развития сельских территорий Пермского края за последние десять лет. Проведен анализ ситуации в Прикамье в целом и не городских территориях – в частности, основанный на триаде: «социальная сфера-демография-экономика». В результате проведенного исследования выявлены противоречия в развитии этих территорий, следствием чего является снижение социально-экономических условий. Продемонстрирована связь между социально-демографическими и экономическими показателями. Выделены ключевые проблемы формирования демографических ресурсов устойчивого развития сельских территорий. Показано влияние занятости и доходов сельского населения на демографические процессы. Изучены мероприятия реализуемой в Пермском крае государственной программы, направленной на комплексное развитие сельских территорий и их устойчивое развитие. В результате исследования установлен тренд негативных социально-демографических процессов, препятствующих устойчивому развитию сельских территорий. Основой исследования являются данные Росстата и Пермьстата, характеризующие предмет исследования.

Ключевые слова: сельские территории, социально-экономические условия, сельское население, противоречия, задачи

JEL-классификация: Q10, Q18, R13



Введение

В современных условиях социально-экономическое развитие сельской территории является приоритетным направлением для качественной жизни населения. Сегодня, в условиях коронавирусной пандемии, устойчивое развитие национальной экономики, в первую очередь аграрной отрасли, является важнейшим фактором национальной безопасности нашего государства. Повышение качества жизни селян напрямую связано с обеспечением этой задачи, поскольку оказывает непосредственное влияние на рост сельского хозяйства как конкретной сельской территории, так и экономики страны в целом.

Несмотря на понимание этой задачи органами власти всех уровней, процесс развития социально-экономических условий сельских территорий сопровождается рядом противоречий. В результате сельские территории по-прежнему отстают от городских.

Проблемы развития сельских территорий достаточно длительное время являются предметом исследования как российских ученых, так и зарубежных. Некоторые исследователи полагают необходимым для развития этих территорий в первую очередь делать ставку на экономическую составляющую, другие – на социальную [13] (Yarkova, 2021).

Мы придерживаемся дуального подхода к развитию сельских территорий, поскольку социальная сфера и экономика находятся в неразрывной взаимосвязи.

На основе проведенного исследования сельских территорий за последние десять лет нами установлено, что развитие сельских территорий базируется на триаде «социальная сфера – демография – экономика», и динамику развития этих территорий нельзя назвать положительной, поскольку она сопровождается радом противоречий и проблем, препятствующих их устойчивому развитию.

В этой связи целью настоящего исследования является установление связи между социально-демографическими и экономическими показателями сельских территорий на примере Пермского края, выявление современных противоречий в развитии этих территорий, вызывающих социальную напряженность в сельском социуме.

В ходе исследования были использованы аналитический, статистический и монографический методы.

Авторская гипотеза состоит в необходимости разработки методики оценки уровня социальной напряженности в негородских территориях на основе анализа состояния проживающего в них населения с целью устранения существующих противоречий в развитии аграрного сектора экономики как альтернативы применяемому в настоящее время программно-целевому подходу.

Основная часть

Следует отметить, что сельское хозяйство следует воспринимать не просто как отдельную отрасль производства, а как образ жизни, характеризующий производство и быт на селе, где существует неразрывная их связь. Тем не менее сегодня ситуация такова, что селяне нарушают эту связь, мигрируя в города.

Если в начале XXI века в России насчитывалось 39,5 млн человек, проживающих в сельской местности, что составляло 27,1% от общей численности населения, то в дальнейшем, в течение почти двух десятков лет, отмечен тренд его сокращения. Для преломления данной тенденции перед руководством страны стоит цель по сохранению численности сельского населения страны в общей структуре в объеме не меньше 25,3% [7]. Помимо этого, Правительством Российской Федерации поставлена задача по обеспечению единого уровня жизни населения – как городского, так и сельского [4]. Достижение поставленной задачи повышения качества, уровня жизни селян невозможно без развития социально-экономических условий в сельских территориях, которые определяются в первую очередь показателями, характеризующими уровень жизни (доход населения, средняя заработная плата, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, занятость), качество жизни (продолжительность жизни, расходы населения, экологическая ситуация), демографическую ситуацию (рождаемость, смертность, естественные прирост или убыль, миграционный отток, трудовой потенциал), социальную обеспеченность (доступность объектов социальной сферы (образования, здравоохранения, культуры и спорта) и инфраструктуру (жилье, дороги, улицы, общественный транспорт, мосты, водоснабжение, энергоснабжение, газоснабжение, телекоммуникационные линии и линии электропередач) и криминогенную ситуацию.

В. Путин отметил: «Развитие АПК невозможно без повышения качества жизни людей, проживающих в сельских территориях, для этого должны быть в шаговой доступности медицина, строиться и переоснащаться школы, дома культуры, повышаться уровень газификации и снабжения качественной питьевой водой» [8] (Putin, 2018).

Однако с 2010 по 2019 г. Прикамье потеряло 49,4 тыс. чел. своего населения (с 2648,7 до 2599,3 тыс. чел.), причем потери сельского населения в пять раз превышают городское: численность городского населения уменьшилась на 7,8 тыс. чел, количество сельского населения снизилось на 41,6 тыс. чел. Если в 2010 г. сельское население составляло 667,9 тыс. чел., или 25,2 % в общей структуре населения края, то в 2014 г. – 650,4 тыс. чел., или 24,7 %, а в 2019 г. – уже 626,3 тыс. чел., или 24,1 %. Кроме того, с 2015 г. в сельских территориях наблюдается устойчивая негативная ситуация ускоренного сокращения населения, сопровождающаяся его естественной убылью, что априори деструктивно влияет на их обеспеченность таким важнейшим фактором, как трудовой ресурс [3] (Lukyanova, Fedorova, Prostyakov, Gruzinova, 2019). Динамика естественного движения сельского населения Пермского края за 2010–2019 годы представлена на рисунке 1 [16].

Рисунок 1. Динамика естественного движения сельского населения Пермского края за 2010–2019 годы

Источник: составлено авторами на основе статистических данных [16].

По мнению Путина В., также «прямой угрозой нашему демографическому будущему являются низкие доходы значительной части наших граждан, семей, особенно с детьми» [8] (Putin, 2018). В то же время именно «занятость и доходы являются драйверами демографических процессов, обусловливающими масштабы и динамику демографических процессов на селе» [11] (Sergienko, Rodionova, 2020).

В Пермском крае за исследуемый промежуток времени численность населения, чьи доходы не превышают прожиточный минимум, с 348,4 тыс. чел. в 2010 г. снижалась к 2014 г. до 315,5 тыс. чел., но в 2019 г. возросла до 361,6 тыс. чел. В процентном соотношении от всего населения это составляло 13,2, 12 и 13,9 процентов соответственно. Таким образом, существенного улучшения по данному показателю за 10 лет не произошло. Официальной статистики в отношении сельского населения нет, однако уверенно можно заявить, соглашаясь с мнением руководства страны, что ситуация с доходами у селян гораздо хуже.

Что касается безработицы, то в целом по краю, в т.ч. и в сельских территориях, она снижается, однако доля безработных в сельских территориях высока и составляет треть от общего числа безработных: согласно официальной статистике, в сельской местности в 2010 г. проживало 13,8 тыс. чел., или 40,3% от всех безработных, в 2014 г. – 8,2 тыс. чел., или 39,4%, в 2019 г. – 5,5 тыс. чел., или 33% [16].

За указанный период в целом доходы населения, в т.ч. заработная плата, росли, но и потребительские расходы имели аналогичную тенденцию: доходы увеличились в полтора раза (1,5), заработная плата в целом – вдвое (2,2), а у занятых в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве – почти втрое (2,7), но и расходы населения края также выросли почти вдвое (1,9): если в 2010 г. среднедушевые денежные доходы населения в крае в месяц составляли 19,8 тыс. руб., то в 2014 г. – 28,3 тыс. руб., а в 2019 г. – 30,6 тыс. руб.; среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в 2010 г. в целом по краю – 17,4 тыс. руб., а в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве – 8,5 тыс. руб., то в 2014 г. – 22,7 тыс. руб. и 13,4 тыс. руб. соответственно и в 2019 г. – 39,3 тыс. руб. в среднем по краю и 23,2 тыс. руб. – в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве. Таким образом, в 2010 г. сельский житель зарабатывал вдвое меньше городского, а в 2014 г. и в 2019 г. разница между средней заработной платой сельского жителя и горожанина составила 1,7 раза [16].

К слову, низкая заработная плата в этой отрасли характерна не только для Пермского края, но и для России в целом: в 2019 г. в среднем она составляла 28400 рублей, и это на 32% меньше средней заработной платы по стране [13] (Yarkova, 2021).

Потребительские расходы, как уже было отмечено, в целом выросли с 9,8 тыс. руб. в 2010 г. до 13,7 тыс. руб. в 2014 г. и до 18,6 тыс. руб. в 2019 г. [16].

В связи с этим сложно сделать однозначный вывод об улучшении благосостояния населения сложно.

Если рассмотреть вопрос доступности жителям сельских территорий объектов социальной и инженерной инфраструктуры, то по итогам анализа статистических данных мы наблюдаем устойчивую тенденцию к их сокращению в этих территориях, в связи с чем говорить о повышении качества жизни селян на территории края преждевременно: если дошкольных образовательных организаций в 2010 г. было 608, то в 2014 г. – 598, а в 2019 г. – уже 329; в 2010 г. государственных и муниципальных школ было 492, в 2014 г. – 475, а в 2019 г. – 333; к 2019 г. восстановилось число фельдшерско-акушерских пунктов – до 660, как это было в 2010 г. (в 2014 г. их было 642); если библиотек в 2010 г. было 621, то в 2014 г. – уже 40, а в 2019 г. – 352; организаций культурно-досугового типа в 2010 г. было 781, в 2014 г. – 710, в 2019 г. – 646. Что касается инженерной инфраструктуры, то если в 2010 г. было введено 23,6 км водопроводных сетей, в 2014 г. – 24,3 км, то в 2019 г. – не введено вообще ничего. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере электроснабжения: в 2010 г. было введено 165,5 км линий электропередач (6–20 кВ), в 2014 г. – 130,1 км, а в 2019 г. этот показатель равен нулю. Снизились и темпы газификации села с 219,6 км газовых сетей в 2010 г. до 162,4 км в 2014 г. и 79,9 км в 2019 г. [15].

Динамику инфраструктурной сети в сельских территориях Пермского края за последние 10 лет можно увидеть на рисунке 2.

Рисунок 2. Динамика инфраструктурной сети в сельских территориях Пермского края за 2010–2019 годы.

Источник: составлено авторами на основе статистических данных [15].

Подвергнем анализу ключевой элемент, непосредственно воздействующий на социально-экономическое развитие негородских территорий, – трудовой ресурс. Ряд исследователей обоснованно, на наш взгляд, рассматривают его как основной производственный фактор развития не только села, но и сельской экономики, в конечном итоге оказывающий воздействие на национальную экономику [1] (Dadashev, Dikareva, 2020).

Если обратиться к истории, то во времена СССР одной из важнейших задач государства в сфере образования было развитие образования на селе. Причем подход к повышению качества образования в городе и селе был одинаковым. Проблему обеспечения квалифицированными педагогическими кадрами на селе решала система распределения молодых специалистов. Действовала и обширная система стимулирования сельских педагогов. В результате комплекса мероприятий к 1980-м годам уровень образования на селе не уступал городскому, однако распад СССР привел к ситуации, которую Гурьянова М.П. охарактеризовала следующим образом: «Сельская школа России конца ХХ века оказалась на обочине российского образования» [12].

В настоящее время, с одной стороны, для педагогов на селе гарантируются и различные меры поддержки, и достойный уровень заработной платы, однако решать проблему «кадрового голода» получается лишь с помощью федерального проекта «Земский учитель» и регионального проекта «Мобильный учитель». Молодые педагоги работать на селе не стремятся, как и выпускники образовательных организаций сельскохозяйственных направлений, а также здравоохранения, культуры и спорта.

Кроме того, как негативную тенденцию можно отметить и коммерциализацию обучения, что выступает барьером для получения высшего образования.

Как показывает исторический и практический опыт, для привлечения трудового ресурса на село необходимы развитые, как в городе, социально-экономические условия проживания. Для этого приняты различные правовые акты как федерального, так и регионального и муниципального уровней в сфере развития сельских территорий. Однако несмотря на достаточно длительный период их существования – с 2008 года – коренным образом изменить социально-экономические условия в сельских территориях – развить их – пока не удалось, вследствие чего сельский трудовой ресурс уверенно и быстрыми темпами сокращается и стареет.

В Прикамье издана государственная программа «Государственная поддержка агропромышленного комплекса Пермского края» (далее – госпрограмма) со сроком реализации с 2014 по 2022 год. Для реализации госпрограммы предусмотрены ежегодно увеличивающиеся объемы финансирования. Одной из целей госпрограммы является устойчивое развитие сельских территорий, для чего поставлены задачи и по развитию трудового потенциала, и по решению вопросов социальной сферы и инфраструктуры, и по повышению престижа отрасли. В прогнозных результатах заявлено сохранение уровня занятости, рост доходов и улучшение качества жизни на селе [6].

В то же время блок по комплексному развитию села начал реализовываться лишь с 2020 г., а направления устойчивого развития сельских территорий на 2020–2022 годы не предусмотрены вообще [6].

Реализация госпрограммы за 2014–2015 годы уже являлась предметом исследования, в результате которого был также выявлен ряд вопросов [2] (Katlishin, Baleevskikh, 2017).

Сегодня же трудовой ресурс как необходимый фактор устойчивого развития сельских территорий Прикамья показывает негативную тенденцию: как следует из статданных, миграционный отток сельского населения трудоспособного возраста с 2011 по 2019 год вырос более чем в четыре раза (4,4, с -509 до -2263 человек). Численность сельского населения трудоспособного возраста за этот период снизилась на 140 тыс. чел. (с 1577,8 тыс. чел. в 2011 г. до 1438,1 тыс. чел. в 2019 г.), а достигших пенсионного возраста, напротив, стало больше на 48 тыс. чел. (с 583,8 тыс. чел. в 2011 г. до 632,2 тыс. чел. в 2019 г.) [17].

Следует отметить, что именно миграционный отток является фундаментальной причиной старения и депопуляции населения [5] (Mkrtchyan, 2019).

Все это ярко свидетельствует о социальной напряженности, сложившейся в сельских территориях Прикамья, которую мы определили как состояние общества (или его части), которое характеризуется непринятием действительности и невозможностью в ближайшей перспективе изменить сложившуюся ситуацию, связанную с удовлетворением его потребностей, что оказывает влияние на развитие экономики территории [10] (Svetlakov, Olesiyuk, 2019).

Именно поэтому сегодня в России проблема нехватки трудового ресурса в негородских территориях решается только за счет мигрантов и стран ближнего зарубежья. А введенные из-за угрозы распространения COVID-19 ограничения на въезд в страну только усугубляют ситуацию [14].

Мы считаем, что разработка направлений развития негородских территорий на основе анализа состояния населения и оценки уровня социальной напряженности в сельских территориях позволит приблизить условия жизни проживающего в них населения к городским. Для этого необходимо развивать уровень жизни и качество жизни на селе. Достижение этого возможно в первую очередь за счет развития инфраструктурной сети (объектов образования, здравоохранения, культуры, досуга и спорта, дорог, инженерной инфраструктуры), во-вторых, за счет развития экономики территорий, что решит проблемы занятости и доходов населения. В комплексе такой подход сможет решить демографическую проблему на селе, если не прекратить, то сократить миграцию населения, снизить социальную напряженность и в конечном итоге поднять имидж села и жизни вне города.

Заключение

Из проведенного на примере сельских территорий Пермского края анализа социально-экономических условий следует, что, с одной стороны, понимая важность устойчивого развития этих территорий, предпринимаются меры, направленные на их развитие, с другой стороны, эти меры не приводят к ожидаемому результату. Таким образом, современное развитие негородских территорий сопровождается противоречиями, что может привести к социальной напряженности среди проживающего в них населения.

Для своевременного выявления такого состояния населения необходима разработка методики оценки уровня социальной напряженности, с помощью которой можно будет оперативно и адекватно реагировать на социальные изменения.

В современных реалиях преодоление выявленных противоречий, которые сдерживают устойчивое развитие негородских территорий, необходимо не только в местном масштабе, но и национальном уровне. Достижение этой цели целесообразно рассматривать в рамках развития социально-экономических условий, т.к. развитие экономики непосредственно связано с трудовым ресурсом, который можно закрепить и привлечь в сельские территории, решая социальные задачи, развивая социальную и инженерную инфраструктуры, учитывая мнение населения при разработке мероприятий государственных и муниципальных программ.

Учитывая современное состояние сельских территорий, хочется верить, что обещание Президента России о том, что «сельские территории будут интегрированы в общее экономическое и социальное пространство России» [9], найдет свое исполнение в ближайшей перспективе и повсеместно. Тогда развитие социально-экономических условий в сельских территориях станет катализатором роста и АПК, и социализации сельского населения. В противном случае это сопряжено не только с социально-экономическими, но и имиджевыми рисками для местной, региональной и федеральной власти.


Источники:

1. Дадашев А. А‐Оглы., Дикарева И.А. Особенности построения региональной социально-экономической политики сельских территорий // Вестник Академии знаний. – 2020. – № 4(39). – c. 149-151. – doi: 10.24411/2304-6139-2020-10454 .
2. Катлишин О.И., Балеевских А.С. Реализация государственной Программы развития АПК в Пермском крае // Пермский аграрный вестник. – 2017. – № 2(18). – c. 149-155.
3. Лукьянова А.Ю., Федорова С.А., Простяков А.А., Грузинова И.С. Анализ развития человеческого потенциала приграничных регионов Северного Кавказа как фактор обеспечения кадровой безопасности // Научное обозрение. Серия 1: Экономика и право. – 2019. – № 3-4. – c. 37-48. – doi: 10.26653/2076-4650-2019-3-4-03 .
4. Медведев Д.А. Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам 04.06.2019 г. Government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/news/36906/#doc (дата обращения: 01.02.2021).
5. Mkrtchyan N.V. Migration in rural areas of Russia: territorial diff erences // Population and Economics. – 2019. – № 1. – p. 39-51. – doi: 10.3897/popecon.3.e34780.
6. Постановление Правительства Пермского края от 03.10.2013 г. № 1320-п «Об утверждении государственной программы «Государственная поддержка агропромышленного комплекса Пермского края», утвержденная постановлением Правительства Пермского края. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 01.02.2021).
7. Постановление Правительства Российской Федерации от 31.05.2019 г. № 696 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Комплексное развитие сельских территорий» и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 01.02.2021).
8. Путин В.В. Всероссийский форум сельхозпроизводителей 12.03.2018 г. Kremlin.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/comminity_meetings/57035/prin (дата обращения: 01.02.2021).
9. Путин В.В. Заседание Государственного совета по вопросам сельхозпроизводства и развития села 26.12.2019. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/7428731 (дата обращения: 01.02.2021).
10. Светлаков А.Г., Олесиюк О.С. Социальная напряженность на не городских территориях как фактор влияния на развитие аграрного сектора экономики // Научное обозрение. – 2019. – № 3-4. – c. 49-58. – doi: 10.26653/2076-4650-2019-3-4-04 .
11. Сергиенко А.М., Родионова Л.В. Социально-демографические ресурсы и барьеры устойчивого развития сельских территорий // Социология и общество: традиции и инновации в социальном развитии регионов: сборник докладов 6-го Всероссийского социологического конгресса (Тюмень, 14-16 октября 2020 г.). Тюмень, 2020. – c. 5727-5735.– doi: 10.19181/kongress.2020.674.
12. Сидоров С.В. Основные этапы развития отечественных сельских школ. Сайт педагога-исследователя. [Электронный ресурс]. URL: http://si-sv.com/publ/16-1-0-33 (дата обращения: 01.02.2021).
13. Яркова Т.М. Современные технологии развития сельских территорий в России и за рубежом // Креативная экономика. – 2021. – № 2. – doi: 10.18334/ce.15.2.111607.
14. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://mcx.gov.ru/press-service/news/minselkhoz-predlozhil-rasshirit-vozmozhnost-privlecheniya-trudovykh-migrantov-v-rossiyskiy-apk (дата обращения: 11.02.2021).
15. Пермский край в цифрах. 2020. Краткий статистический сборник. Permstat.gks.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://permstat.gks.ru/storage/mediabank/UD9sVzqx/Пермский%20край%20в%20цифрах%202020.pdf (дата обращения: 01.02.2021).
16. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Пермскому краю. [Электронный ресурс]. URL: http://permstat.gks.ru (дата обращения: 01.02.2021).
17. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/12781?print=1 (дата обращения: 01.02.2021).

Страница обновлена: 14.04.2021 в 14:57:10