Развитие цифровой экономики: теория и практика

Городнова Н.В.1
1 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Городнова Н.В. Развитие цифровой экономики: теория и практика // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.11.3.112227.

Аннотация:
Развитие научной мысли, внедрение цифровых технологий и искусственного интеллекта привело к кардинальным изменениям экономических отношений. Становление цифровой экономики – это приоритетное направление государственной политики большинства экономически развитых стран, включая РФ. Борьба с пандемией нового короновируса, перевод большей части сотрудников по всему миру на удаленный режим работы, и повышения в этой связи уровня цифровизации жизни общества делают тему научного исследования еще более актуальной. Автором обобщены и развиты теоретические основы развития феномена «цифровая экономика», на основе проведенного анализа понятийно-категориального аппарата осуществлено уточнение ряда терминов, обобщен опыт развития цифровой экономики за рубежом и в РФ, обозначены острые дискуссионные проблемы формирования глобального цифрового разрыва общества. В ходе исследования сделан вывод о том, что принятие национальных цифровых стратегий является базисом для развития цифровой экономики и информационного общества в целом. Статья будет интересна специалистам, занимающимся научно-исследовательским разработками в области продвижения инновационных продуктов и информационно-коммуникационных технологий, юристам, занимающимся формированием современной нормативно-правовой базы и механизмов законодательного регулирования цифровой экономики, а также представителям государственных органов власти в сфере создания сервисов электронного правительства.

Ключевые слова: цифровая экономика, IT-технологии, информационно-коммуникационные технологии, искусственный интеллект, робототехника, транзакционные издержки, сеть Интернет

JEL-классификация: O31, O32, O33, L86



Введение

Актуальность выбранной темы исследования. Внедрение цифровых технологий в течение длительного периода привело к кардинальным изменениям и определило траектории развития экономики и всего общества в целом. Становление и формирование цифровой экономики является одним из приоритетных направлений для большинства стран. В последние годы наблюдается подъем волны трансформации моделей деятельности в бизнесе и социальной сфере, вызванной созданием цифровых технологий нового поколения, которые в силу масштабов и глубины влияния получили наименование «сквозных». К таким технологиям можно отнести искусственный интеллект (ИИ), робототехнику, «Интернет вещей», технологии беспроводной связи и ряд других. По оценкам экспертов, внедрение сквозных технологий позволяет повысить производительность труда на 40%. В ближайшей перспективе эффективное применение новых цифровых технологий будет определять уровень международной конкурентоспособности как отдельных компаний, так и стран в целом, а также формировать инфраструктуру и правовую среду для цифровизации (цифрового права).

Бесспорно, вектор создания и внедрения цифровых технологий во многих развитых странах, в том числе и в Российской Федерации, в последнее время на государственном и корпоративном уровнях приобрел статус магистрального направления национального развития. Текущий этап цифровизации экономики порождает принципиально новые технологические и организационно-управленческие вызовы и угрозы, требует создания теоретического фундамента, формирования понятийно-категориального аппарата и операциональных систем дефиниций и определений новых ключевых понятий, а также полноценной нормативно-правовой базы и механизмов законодательного регулирования, что, по нашему мнению, тормозит развитие цифровой экономики и реализацию возможностей достижения ожидаемых позитивных эффектов. Все вышеизложенные обосновывает актуальность выбранной темы, а также позволяет сформировать цель исследования.

Цель – исследование и развитие дефиниции «цифровая экономика», а также оценка практики реализации цифровой экономики в России и за рубежом.

Научная новизна состоит в обобщении и систематизации накопленного мирового опыта и отечественной практики реализации цифровой экономики, в развитии теоретических основ и понятийно-категориального аппарата, в частности в уточнении ряда дефиниций.

Основная гипотеза развитие цифровой экономики для социума в целом и отдельного домохозяйства сопровождается как позитивными (повышение доступности различного рода услуг и качества жизни общества), так и негативными последствиями (поляризация общества по принципу доступности цифровой среды, возникновение рисков и угроз утечки данных, рост киберпреступности, снижение уровня кибербезопасности и пр.).

Теоретические основы цифровой экономики

Понятия «цифровая экономика» и «цифровые деньги» входят в лексикон журналистов, юристов, экономических обозревателей, экспертов и политиков. Данный термин был впервые введен 25 лет назад профессором Николасом Негропонте (Массачусетский технологический институт, США) [1], тем не менее до сих пор не существует четкого определения, что способствует созданию существенного препятствия на пути его концептуального оформления. По мнению президента Группы Всемирного банка Джима Ён Кима, в настоящее время человечество переживает информационно-коммуникационную революцию. Число беднейших домохозяйств, располагающих мобильным телефоном, выше, чем имеющих доступ к комфортным бытовым условиям или питьевой воде [2]. Цифровая экономика как одно из следствий прогресса науки и технологий подразумевает под собой перевод производства и распространения товаров и услуг в цифровую интернет-среду [8, 10] (Kirillov, 2018; Kraskovskiy, 2017).

На новом уровне развития цифровых технологий одним из основных рисков и угроз, становится мощный рост количества, качества и многообразия взаимосвязей между компаниями, социально-экономическими системами, социальными платформами и человеком [7, 13] (Inozemtseva, 2018; Utkina, Emshanova, 2016). Данный рост сопровождается экспоненциальной динамикой количества проведения трансакций и объемов данных, сведений и информации, что приводит к еще более сложной интеграции экономико-социальных возможностей, последствия которых человечеству еще предстоит оценить. Указанные серьезные последствия и трансформации требуют от общества и каждого конкретного человека новых компетенций, способностей и навыков, а также адаптивности применения новых технологий в феномене повседневной жизни. Сегодня особое значение приобретают процессы формирования образовательных программ, отвечающих глобальным трендам изменения социально-экономической и политической жизни общества, а также персонализация индивидуальных траекторий обучения, позволяющих обеспечивать высокий уровень «цифровой грамотности».

Социум стоит на пороге осознания нарастающих опасностей возникновения негативных последствий цифровизации экономики, в частности сокращения или полного отказа от традиционных видов рынка, вымещения ряда профессий автоматизированными или роботизированными системами, роста киберпреступности, снижения защищенности прав человека в цифровом пространстве, риска возникновения утечки цифровых пользовательских данных, низкого уровня доверия граждан к цифровой среде и пр. Решение указанных проблем находится, прежде всего, в сфере правового регулирования цифровой экономики.

Роль влияния развития цифровых технологий на процесс трансформации социально-экономических систем и социальных платформ не вызывает сомнений [3, 17] (Aubakirova, Isataeva, Kuatova, 2020; Shchegoleva, Malsagov, 2019). Однако вопросы регулирования киберпространства и цифровой среды до сих пор остаются малоизученными и дискуссионными. В научной сфере недостаточное внимание уделяется вопросам развития цифрового потенциала компаний с целью достижения инновационного роста отдельных экономических субъектов, отраслей и территорий [3] (Aubakirova, Isataeva, Kuatova, 2020). Следует также отметить, что без должного научного внимания остаются институциональные аспекты развития цифровой экономики, не решены проблемы и не оценены перспективы развития мелкого и среднего бизнеса в условиях цифровизации экономики, не отражены роль и место цифровой экономики в общей системе современных экономических отношений [18] (Cerruela García, Luque Ruiz, Gómez-Nieto, 2016).

По оценкам специалистов, в начале третьего десятилетия XXI в. около 15–20% человечества живет и взаимодействует в постиндустриальном (информационном) обществе, 60–70% остаются на фундаменте индустриального общества, 15–20% жителей Земли не преодолели порог первичной индустриализации. Основной причиной для формирования такой поляризации человеческого общества является «глобальный цифровой разрыв». Существовавшая раньше парадигма социальной противоположности владельцев средств производства и наемных рабочих сменяется, по мнению М. Кастельса, делением на «интернет-имущих» и «интернет-неимущих» [14, c. 66] (Skibitskiy, 2015, р. 66). Российская Федерация после проведения социально-экономических реформ 1990-х гг., к сожалению, наращивает отставание от экономически развитых стран.

Формирование институтов регулирования, осуществленное со второй половины ХХ в., происходило в основном в спонтанном режиме и опиралось, в частности, на кейнсианские экономические теории. Развитие теории формирования постиндустриального информационного общества сегодня представляет собой новую общественную философию, позволяющую определить новые стратегические ориентиры и магистральные векторы развития как отдельно взятой национальной экономики, так и человечества в целом. Следует отметить, что данные философские доктрины не позволяют сформулировать прямые тактические рекомендации социально-экономического регулирования.

Бурное развитие сети Интернет в начале XXI в. коренным образом изменило черты современной человеческой цивилизации, которые привели к существенному сокращению объемов транзакционных издержек, которые включают в себя издержки на сбор и обработку информации. Одним из последствий такого сокращения информационных расходов является значительное снижение асимметричности информационного поля, которая оказывает прямое воздействие на скорость и количество проведений экономических отношений (сделок) между субъектами.

Качество глобальной сети (стационарного и мобильного интернета) и интернет-технологий напрямую связано с созданием сетевых благ [2] (Antonopulos, 2018). Под сетью в данной статье понимается система децентрализованного управления информационными потоками, а сетевые блага наделены такими свойствами, как комплементарность, совместимость, стандартность, существенная экономия на масштабе производства, сетевые внешние эффекты и эффекты ловушки. Указанные характеристики позволили создать условия и предпосылки для мощного роста числа вычислений, осуществляемых в единицу времени, что послужило импульсом для перехода на качественно новый этап развития цифровой экономики – этап становления и широкого распространения инновационных цифровых технологий.

Отдельные современные цифровые технологии подразумевают высокий уровень вовлеченности общества в процесс цифровой трансформации. Наибольшее распространение получило использование технологий в целях решения задач эффективного управления цепочками поставок (пер. с англ. Supply Chain Management, SCM). Данная технология используется в более чем 50% компаний в странах с высоким уровнем дохода, что позволяет оптимизировать и практически полностью контролировать технологический цикл закупок сырья, производства материальных благ и их дальнейшую реализацию. На 2 и 3-ем местах с примерно одинаковым показателем около 25% находятся технологии решения задач планирования ресурсов предприятия (пер. с англ. Enterprise Resource Planning, ERP) и системы эффективного управления взаимоотношениями с клиентами (пер. с англ. Customer Relationship Management, CRM). Также широко применяются системы онлайн-покупок, онлайн-продаж и облачных вычислений. На последнем месте находится применение системы радиочастотной идентификации (пер. с англ. Radio Frequency Identification, RFID), применяемой в 5% компаний. Такая незначительная доля сферы применения объясняется тем фактором, что компании должны напрямую взаимодействовать с клиентами – физическими лицами, которые занимаются розничной торговлей или реализацией логистических услуг. В наиболее экономически развитых странах компании, функционирующие в сфере цифровых технологий, имеют рыночную годовую капитализацию свыше 1 млрд долл. (это в основном компании Северной Америки, Азии и Европы). Данный показатель коррелирует с показателями общего уровня развития цифровых технологий [16] (Tagarov, 2021).

На основании вышеизложенного можно констатировать, что цифровая экономика – это процессы и способы реализации экономической деятельности, основанные на применении цифровых технологий, связанных с электронным бизнесом и торговлей, позволяющих осуществлять реализацию цифровых товаров и услуг в киберсреде [3]. Иными словами, это система заключения сделок с помощью электронных средств передачи, обмена и хранения информации (стационарного и мобильного интернета) с применением возможностей электронных средств платежа, криптовалюты и цифровой валюты.

В широком смысле цифровая экономика – это создание сетевой, системно-организованной пространственной структуры экономических отношений между хозяйствующими субъектами, которая включает секторы создания и использования новой информации, цифровые технологии и цифровые продукты, телекоммуникационные услуги, электронный бизнес, электронную торговлю (интернет-торговлю), электронные рынки, дистанционные механизмы заключения сделок, дистанционное обслуживание, дистанционное образование и ряд других компонентов [16] (Tagarov, 2021).

Операционализация дефиниции «цифровая экономика», ее четкое описание позволяют создать единую систему статистического измерения цифровой экономики для реализации полномасштабного государственно-частного регулирования и мониторинга, обоснования и оценки эффективности деятельности компаний и государств в указанной сфере [20] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020).

Процесс создания цифровой экономики напрямую сопряжен с переходом от третьей к четвертой промышленной революции. Формирование третьего технологического уклада (третья промышленная революция) относится к изменениям в экономике конца XX века и связано с переходом от аналоговых электронных и механических устройств к цифровым технологиям (цифровая революция) и широкому применению цифровых компьютеров и цифрового учета. Существенной отличительной чертой четвертой промышленной революции является прогнозируемое формирование общества Индустрии 4.0, характеризующееся массовым внедрением киберфизических систем и технологий в производственно-сбытовой комплекс и систему обслуживания человеческих потребностей. Иными словами, формирование Индустрии 4.0 сопровождается сломом индустриального и созданием информационного общества [1] (Andieva, Filchakova, 2018). Цифровая экономика создает возможности и необходимость использования цифровых технологий для корпораций и частного бизнеса в целях более эффективного решения поставленных задач.

По нашему мнению, понятие «цифровая экономика» гораздо шире традиционного понимания процессов простой оцифровки данных и автоматизации различного рода процессов. Это инновационный способ осуществления инклюзии многообразия передовых информационных и smart-технологий, а также социальных цифровых платформ нового типа, позволяющих создавать среду гиперкоммуникабельности, гигантских баз данных (big data), беспроводных сетей, различного рода мобильных устройств и гаджетов, а также социальных медиаплатформ [15] (Semyachkov, 2020). В рамках цифровой экономики успешно применяются все указанные технологии как в индивидуальном, так и интеграционном режимах.

Выживание и повышение конкурентоспособности в киберпространстве производственных и торговых компаний, предприятий и структур, оказывающих услуги, некоммерческих организаций и государственных учреждений зависит в том числе от уровня адаптации сотрудников и их способности к применению инноваций и использованию цифровых технологий [5] (Grachev, 2021). В этой связи следует подчеркнуть важность цифровой экономики как жизненно необходимого сектора, предоставляющего возможность достижения существенного роста объемов производства товаров (работ и услуг).

Конкурентоспособность участников цифровой среды имеет характерные специфические особенности и формы, в частности, возникает конкуренция бизнес-моделей и цифровых платформ; появляется мощный «сетевой эффект» и «эффект масштаба»; создаются двусторонние цифровые рынки (к примеру, различного рода поисковые системы); формируются условия для высоких темпов и объемов инвестиций и инноваций, приводящих к быстрому технологическому прогрессу [4] (Vasilenko, 2017).

Сегодня цифровая экономика проникает во все сферы общественной и экономической жизни, создавая цифровой ландшафт для приобретения новых навыков, процесса принятия оптимальных решений, а также генерирования новых научных исследований и прорывных технологий.

На текущий момент не существует единого понятия дефиниции «цифровая экономика». Ряд ученых отождествляют понятия «цифровой» и «электронной» экономики, характерной чертой которой становится максимальное удовлетворение потребностей всех участников рынка за счет применения гигантских объемов информации (включая и персональной) и информационных технологий [1, 6, 9] (Andieva, Filchakova, 2018; Ivanov, Malinetskiy, 2017; Kiselev, 2013). Это становится возможным за счет развития информационно-коммуникационных и информационно-финансовых технологий, а также благодаря доступности цифровой инфраструктуры, что обеспечивает полноценное экономическое взаимодействие всех участников в условиях гибридной среды [12] (Panshin, 2016).

По определению Всемирного банка, цифровая экономика – это система экономических, социальных и культурных взаимоотношений, базирующихся на применении цифровых информационно-коммуникационных технологий [4].

Можно выделить три базовые компоненты цифровой экономики, к которым следует отнести:

1) инфраструктуру – аппаратные средства, программное обеспечение, телекоммуникации и т.д.;

2) возможность проведения электронных деловых операций – бизнес-процессов, реализуемых посредством компьютерных сетей в рамках виртуальных взаимодействий;

3) электронную коммерцию (интернет-торговлю) – доставку товаров с помощью глобальной сети Интернет («Интернет вещей»), представляющую в настоящее время самый весомый сегмент цифровой экономики [9] (Kiselev, 2013).

Основными характеристиками цифровой экономики являются:

- реализация экономической деятельности через специальные цифровые платформы и экосистемы;

- применение персонифицированных сервисных моделей;

- прямое взаимодействие производителей и потребителей в компьютерной сети [19] (Gomonov, Berezin, Matyushok, Balashova, 2017);

- распространение экономики совместного пользования;

- значительная роль вклада индивидуальных участников.

Практическая реализация цифровой экономики

Во многих странах процессу перехода к цифровому информационному обществу уделяется особое, пристальное внимание. Это подтверждается принятыми государственными стратегиями и программами развития цифровой экономики. К примеру, в Дании такая стратегия была принята в 2000 г., в Сингапуре – в 2005 г., в Австралии, Гонконге, Великобритании, Новой Зеландии – в 2008 г., в странах Евросоюза – в 2009 г., в Канаде – в 2010 г., в Малайзии – 2012 г., в Южной Кореи – в 2013 г., в Индии и Казахстане – в 2015 г., в Российской Федерации – в 2017 г.

Статистика показывает, что еще десять лет у 18% населения мира был доступ к глобальной сети Интернет. В 2020 г. в условиях пандемии распространения новой коронавирусной инфекции и внедрения локдаунов около 3 млрд чел. (43% населения мира) было включено в Сеть для взаимодействия [5].

Наиболее развитым с точки зрения применения информационных технологий является город-государство Сингапур, где осуществлена цифровизация всех отраслей и сфер жизнедеятельности общества, весь перечень государственных услуг переведен в электронный формат, таким образом, полным ходом реализуется концепция Smart Nation (после успешного внедрения концепций Smart City и Smart Region).

Другим ярким примером цифровой экономики являются США, где в рамках программы Digital Economy Agenda (пер. с англ. – цифровая экономика) активное развитие ИТ-сферы привело к созданию благоприятного делового и инновационного климата. Если в 2014 г. половину всего экспорта США составляли цифровые услуги (400 млрд долл.), то в 2019 г. этот показатель достиг 5% от ВВП страны. Прогнозируется, что рынок интернет-экономики США в течение 5 лет возрастет белее чем на 8%, что существенно выше роста традиционного экономического сектора [6].

В странах ЕС принята десятилетняя стратегия, основные цели которой заключаются в повышении занятости работоспособного населения до уровня не менее 75%, увеличении объемов инвестиционных затрат в НИОКР и инновации, сокращении выбросов парниковых газов на 20% и увеличении доли возобновляемой энергии до 20%, сокращении уровня бедности [7].

Основными принципами реализации указанной стратегии являются формирование инновационного союза, повышение эффективности систем национального образования, ускорение развертывания высокоскоростного интернета и использование цифровых преимуществ, содействие эффективному использованию энергии, улучшение деловой среды, построение эффективных социально-экономических моделей и реализация экологических проектов и программ.

В Российской Федерации В.В. Путиным был подписан Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» [8]. В тексте указанной Стратегии под цифровой экономикой понимается хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровой форме. Кроме того, возможность обработки гигантских по сравнению с традиционными формами хозяйствования объемов информации и использования результатов алгоритмического анализа позволяет существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг и пр.

Кроме того, в рамках реализации национального проекта «Цифровая экономика РФ» в нашей стране действует программа «Цифровая экономика Российской Федерации» [9]. В Программе заявлены следующие амбициозные цели: создание экосистемы цифровой экономики, формирование необходимых и достаточных условий для институциональной и инфраструктурной трансформации российской экономики, устранение имеющихся ограничений и препятствий для создания и развития высокотехнологичных производств и бизнеса, а также повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей, так и экономики России в целом.

Современное нормативно-правовое регулирование цифровой российской экономики опирается в основном на регулирование традиционной, но не цифровой экономики. К текущему моменту сформирован существенный массив нормативно-правовых и законодательных актов, новеллы которых могут быть применены и уже применяются в рамках расширения сфер цифровой экономики. При этом приняты и специальные акты в целях регулирования цифровой экономики и учитывающие ее специфику. Указанные акты относятся, прежде всего, к регулированию электронного документооборота и к сфере электронной торговли (например, Федеральный закон «Об электронной подписи» [10], Правила продажи товаров дистанционным способом [11], утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27.09.2007 г. № 612).

Общими источниками норм правового регулирования для традиционной и цифровой экономики являются Конституция РФ [12], Гражданский кодекс РФ [13], нормативно-правовые акты об интеллектуальной собственности, законодательство о торговле и другие нормы, положения статей которых применимы или применяются с разной степенью эффективности к цифровой экономике. Российским законодательством в сфере защиты прав потребителей и защиты конкуренции сектор цифровой экономики не рассматривается как особый, для которого необходимо внедрение отдельных специфических требований или исключений.

В целом научным сообществом состояние нормативно-правового регулирования российской цифровой экономики оценивается как критическое. Наблюдается временной лаг в процессе формирования базы для правового регулирования и потребностей практики. К сожалению, и в сфере развития и применения информационно-телекоммуникационных технологий в России наблюдается очевидное отставание. Так, к примеру, по данным BCG, доля российской цифровой экономики в ВВП в 2019 г. составляла около 2,8%, (75 млрд долл. США [14]. Причем 63 млрд долл. США приходятся на сферу потребления (интернет-торговля, услуги, поисковые онлайн-системы и покупки офлайн). В 2010 г. доля интернет-торговли во всех видах продаж составляла 1,7% (120 млрд долл. США), в 2012 г. – 226 млрд долл. США, в 2017 г. – 3,2% (432 млрд долл. США), в 2020 г. – 523 млрд долл. США. Рост показателя объемов продаж через Интернет вещей в США представлен на рисунке 1.

Подпись: 2010 2012 2017 2020

Рисунок 1. График роста объемов продаж в США через сеть Интернет

Источник: составлено автором по: Индикаторы цифровой экономики: 2020: статистический сборник / Г.И. Абдрахманова, К.О. Вишневский, Л.М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2020.

Анализ представленных данных позволяет получить линию тренда, описываемую следующим уравнением:

Y = 116,3x1,1067, (1)

где Y – прогнозируемый объем продаж через интернет вещей США;

x – прогнозный период, год.

Полученное уравнение позволяет осуществить прогнозирование в среднесрочной перспективе и получить следующие значения, представленные на рисунке 2.

Рисунок 2. Прогнозирование роста объемов продаж через Интернет вещей в США в среднесрочной перспективе

Источник: составлено автором по расчетам с использованием формулы 1.

Кроме показанного на рисунке 2 мощного роста объемов продаж через Интернет вещей, прогнозируется также рост капитализации активов, сосредоточенных в цифровой сфере, который к 2030 году увеличится в 6 раз. Статистика за 2020 год показывает, что прибыль цифровых гигантов (таких как Амазон, Гугл, Майкрософт, Алладин) в период пандемии и работы людей дистанционно увеличилась на 30% [15]. В цифровую экономику переходит не только сфера товаров и услуг, но и валютная индустрия. Так, на настоящий момент на разнообразных биржах оборачивается более 1500 различных криптовалют. К 2021 г. запущено 6 пилотных проектов по эмиссии и обороту цифровых денег в Китае, Канаде, Франции. Центробанк России также планирует эмиссию цифровой национальной валюты (цифрового рубля) уже к середине 2022 г. Отсюда возникает острая необходимость формирования законодательной базы и нового цифрового права.

По данным установочного исследования проекта WEB-Index, в феврале-ноябре 2020 г. Интернет в России по крайней мере раз в месяц используют около 95,6 млн чел., или 78,1% населения всей страны старше 12 лет. В среднем в течение дня в Интернет выходят 87,1 млн чел., или 71,1% населения России [16]. Кроме того, происходит увеличение объемов покупок различных товаров через магазины Интернет вещей. Весь товарный поток, который идет из-за рубежа, нужно контролировать. И безусловно, если этот поток увеличивается, то должны быть улучшены качество и скорость проверки.

По статистике, в РФ экспорт IT-технологий в 2019 г. составил 7 млрд долларов США, индекс цифровизации российской экономики по состоянию на 2018 г. составил 29% [17] (это уровень использования широкополосного интернета, облачных сервисов, RFID-технологий, ERP-систем, включенность в электронную торговлю). В последние годы в РФ повысился уровень проникновения проводного интернета (86% от общей численности населения). Кроме того, для нашей страны приоритетными направлениями развития цифровой экономики являются внедрение искусственного интеллекта (ИИ) и робототехники, основными рисками которых остаются хакерские атаки и иные киберпреступления.

Заключение. Подводя итоги проведенного научного исследования, можно сделать выводы, что цифровая экономика – это новый вид экономических отношений во всех отраслях стремительно развивающегося мирового рынка, использующий высокие информационные технологии. Создание и совершенствование новых технологий связаны с общим информационным и технологическим потоками обновлений. По мнению экспертов, реализация принципов цифровой экономики повышает потенциал развития информационного общества. Использование глобальной сети Интернет существенно ускоряет формирование цифровых рынков товаров, услуг и труда, а также повышает качество предоставляемых услуг государственного сектора [11] (Pankratov, Svertilova, Lide, 2018).

На сегодняшний день в мире не существует единого определения понятия цифровой экономики. Как правило, под цифровой экономикой подразумеваются не экономические отношения как таковые, но процесс применения высоких прорывных информационных технологий и искусственного интеллекта в жизни социума.

По нашему мнению, цифровизация – это процесс перехода к использованию нового способа хранения и обработки больших баз цифровых данных, открывающий для человечества новые возможности и перспективы.

Ключевым фактором в цифровизации экономики является применение так называемых сквозных технологий (робототехники и искусственного интеллекта). Базируясь на цифровых данных, информационно-коммуникационные технологии, связь и развитие экосистем, цифровизация позволяют трансформировать отечественную экономику и общество благодаря изменению способов экономического взаимодействия людей, включению в технологических процесс инноваций, а также эффективным политическим решениям. Применение возможностей глобальной сети благодаря нематериальной, машинно-кодированной природе и программному обеспечению способствует созданию ценностей, осуществлению транзакций и взаимодействия в трансграничном режиме. Для отдельно взятой страны цифровизация национальной экономики становится фактором повышения уровня конкурентоспособности на глобальном рынке и обеспечения бурного экономического роста. Формирование национальных цифровых стратегий является базисом для развития цифровой экономики и информационного общества.

Анализ показал, что существующие подходы к управлению национальными цифровыми стратегиями (НЦС) различных государств включают в себя такие направления, как улучшение качества услуг электронного правительства, развитие и совершенствование информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, продвижение навыков и компетенций сотрудников, связанных с информационно-коммуникационными технологиями, повышение уровня безопасности, содействие научно-исследовательским разработкам, инновациям и предпринимательству, обеспечение более широкого доступа к сети Интернет, электронным услугам и информации. Направлениями наших дальнейших исследований являются подготовка мер по устранению ограничений и проблем цифровой трансформации экономики, а также разработка и внедрение системы обеспечения цифровой экономической безопасности.

[1] Being Digital (фундаментальная статья Николоса Негропонтэ по цифровой экономике за 1995 год, часть 2). – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://habr.com/ru/company/philtech/blog/354418/ (дата обращения: 05.06.2021 г.).

[2]Опубликован доклад Всемирного банка «Цифровые дивиденты». http://www.inesnet.ru/2016/01/opublikovan-doklad-vsemirnogo-banka-cifrovye-dividendy/ – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://habr.com/ru/company/philtech/blog/354418/ (дата обращения: 04.06.2021 г.).

[3]Ефимушкин В.А. Понятие цифровой экономики. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://bi.hse.ru/data/2017/03/30/1168539176/КС28.03%20- %20Владимир%20Ефимушкин.pdf (дата обращения 24.05.2021 г.).

[4] Цифровая экономика России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Цифровая_экономика_России (дата обращения: 05.06.2021 г.).

[5]Сергеева Ю. Вся статистика Интернета на 2020 год – цифры и тренды в мире и в России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.web-canape.ru/business/internet-2020-globalnaya-statistika-i-trendy/ (дата обращения: 05.06.2021 г.).

[6]Сергеева Ю. Вся статистика Интернета на 2020 год – цифры и тренды в мире и в России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.web-canape.ru/business/internet-2020-globalnaya-statistika-i-trendy/ (дата обращения: 05.06.2021 г.).

[7]Там же.

[8] О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы: Указ Президента РФ от 09.05.2017 г. № 203. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41919 (дата обращения 26.05.2021 г.).

[9]Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»: Распоряжение Правительства РФ от 28.07.2017 г. № 1632-р. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdf (дата обращения 27.05.2021 г.).

[10]Федеральный закон от 30.12.2015 г. № 445-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи». – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.kremlin.ru/acts/bank/40424 (дата обращения: 27.05.2021 г.).

[11] Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом: постановление Правительства РФ от 27.09.2007 г. № 612 // Собрание законодательства РФ, 08.10.2007 г., № 41, ст. 4894.

[12] Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 30 (Ч.1). – Ст. 4202.

[13] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ (с изм. и доп. от 30.04.2021 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 25 декабря 2006 г. № 52 (часть I) ст. 5496.

[14] Boston Consulting Group / BCG. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.bcg.com/ru-ru/ (дата обращения 27.05.2021 г.).

[15]Сергеева Ю. Вся статистика Интернета на 2020 год – цифры и тренды в мире и в России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.web-canape.ru/business/internet-2020-globalnaya-statistika-i-trendy/ (дата обращения 05.06.2021 г.).

[16] Сергеева Ю. Вся статистика Интернета на 2020 год – цифры и тренды в мире и в России. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.web-canape.ru/business/internet-2020-globalnaya-statistika-i-trendy/ (дата обращения 05.06.2021 г.).

[17]Индикаторы цифровой экономики: 2020: статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2020.


Источники:

1. Андиева Е.Ю., Фильчакова В.Д. Цифровая экономика будущего, индустрия 4.0 // Прикладная математика и фундаментальная информатика. – 2018. – № 3. – c. 214-218.
2. Антонопулос А. Интернет денег. - М.: Олимп-Бизнес, 2018. – 192 c.
3. Аубакирова Г.М., Исатаева Ф.М., Куатова А.С. Цифровизация промышленных предприятий Казахстана: потенциальные возможности и перспективы // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2251-2268. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111211 .
4. Василенко Н.В. Цифровая экономика: концепции и реальность: // Инновационные кластеры в цифровой экономике: теория и практика (инпром-2017): труды научно-практической конференции с международным участием. СПб., 2017. – c. 147-151.– doi: 10.18720/IEP/2017.3/20 .
5. Грачев С.А. Анализ влияния цифровизации экономики на занятость в региональном научно-исследовательском секторе // Креативная экономика. – 2021. – № 3. – c. 675-694. – doi: 10.18334/ce.15.3.111767 .
6. Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. Цифровая экономика: мифы, реальность, перспектива. - Москва: Российская акад. наук, 2017. – 36-37(63) c.
7. Иноземцева С.А. Технологии цифровой трансформации в России // Актуальные проблемы экономики, социологии и права. – 2018. – № 1. – c. 44-47.
8. Кириллов П. Цифровая платформа для интернета вещей: универсальный продукт для умных производств, городов, зданий // Бизнес Территория. – 2018. – № 1. – c. 35-36.
9. Киселев Ю.Н. Электронная коммерция. / практическое руководство. - М.: ДиаСофтЮП, 2013. – 224 c.
10. Красковский Д.Г. Интернет вещей и Smart City: Autodesk показал, как развивается транспортная инфраструктура в России // САПР и графика. – 2017. – № 8(250). – c. 44-49.
11. Панкратов И.Ю., Свертилова Н.В., Лидэ Е.Н. Цифровое государство: новая матрица компетенций для цифровой трансформации // Государственная служба. – 2018. – № 1(111). – c. 38-43. – doi: 10.22394/2070-8378-2018-20-1-38-43 .
12. Паньшин Б. Цифровая экономика: особенности и тенденции развития // Наука и инновации. – 2016. – № 3(157). – c. 17-20.
13. Уткина В.А., Емшанова Е.В. Основные проблемы развития интернета и онлайн-торговли в России // Молодой ученый. – 2016. – № 11(115). – c. 1031-1033.
14. Скибицкий М.М. Информационная эпоха и новая экономика в трудах Мануэля Кастельса // Мир новой экономики. – 2015. – № 4. – c. 62-68.
15. Семячков К.А. Цифровые данные как ключевой ресурс развития умных городов // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3003-3020. – doi: 10.18334/epp.10.12.111345 .
16. Тагаров Б.Ж. Цифровой кластер как новая форма экономической концепции // Креативная экономика. – 2021. – № 2. – c. 327-340. – doi: 10.18334/ce.15.2.111726.
17. Щеголева Н.Г., Мальсагов Т.Г. Цифровые технологии в экономике и экологии «Умных городов» // Проблемы теории и практики управления. – 2019. – № 3-4. – c. 12-22.
18. Cerruela García G., Luque Ruiz I., Gómez-Nieto M. State of the art, trends and future of Bluetooth low energy, near field communication and visible light communication in the development of Smart Cities // Sensors. – 2016. – № 11. – p. 1968. – doi: 10.3390/s16111968.
19. Gomonov K., Berezin A., Matyushok V., Balashova S. Introduction of Smart Grid in Russia: feasibility study // Proceedings of the 11th International Days of Statistics and Economics. Prague, Czech, 2017. – p. 428-438.
20. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2020. / Статистический сборник. - М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 360 c.

Страница обновлена: 10.06.2021 в 16:33:08