Экономическая безопасность России в контексте современной денежной теории и цифровой валюты

Цакаев А.Х.1
1 Чеченский государственный университет им. А. А. Кадырова Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Чеченский государственный педагогический университет, Россия, Грозный

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 5, Номер 1 (Январь-март 2022)

Цитировать:
Цакаев А.Х. Экономическая безопасность России в контексте современной денежной теории и цифровой валюты // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 1. – С. 91-106. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114357.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48121703
Цитирований: 3 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
В статье раскрыты вопросы экономической и национальной безопасности России в случае реализации идей современной монетарной теории (ММТ) и внедрения цифрового рубля на основе модели «D». Показана связь между современной денежной теории и цифровой валюты центральных банков, и стремление ведущих экономик современного мира реализовать на практике возможности, предоставляемые ММТ и CBDC. Раскрыта содержание концепции цифрового рубля, в частности опасность выбора Банком России модели «D» (двухуровневой розничной, в которой коммерческие банки и другие финансовые организации участники расчетов) – R-CBDC. Отмечено, что в целях сохранения денежного суверенитета современной России, а, следовательно, и её экономической безопасности, следует внедрять цифровой рубль на основе модели А (W-CBDC), позволяющей банку России контролировать платежи с цифровым рублем, и устранять основные недостатки трансграничных платежей.

Ключевые слова: экономическая безопасность, суверенитет, современная денежная теория, цифровая валюта центрального банка, платформа цифрового рубля

JEL-классификация: E42, E58, O31, O33



Введение. В условиях трансформации капиталистической экономической системы в интегрированную экономическую систему, то есть в систему социально ориентированного (инклюзивного) капитализма, когда, согласно современной денежной теории (Modern Monetary Theory, ММТ), современные государства дифференцируются на денежно-суверенные и денежно-несуверенные, важным является определение общих контуров новой парадигмы управления экономической безопасности современного государства в контексте ММТ и цифровой валюты центральных банков (central banks digital currency – CBDC).

Актуальность проведенного исследования вызвана тем, что в рамках государства осуществлялось и пока осуществляется развитие денежного обращения в соответствии с тремя основными теориями денег и их модификациями. В последнее десятилетие набирает оборот, с одной стороны, развитие цифровых платежных средств, включая частные криптовалюты (биткоин и прочие) и CBDC. С другой – в теории денег наблюдается усиление MMT, в корне меняющее представление о денежном обращении как в части цели, так и его исходной точки (начала). Как видим, актуализируется сам закон денежного обращения, сформулированный Карлом Марксом [13] (Marks, Engels, 1960) еще в XIX веке. По своей сути ММТ представляет собой дальнейшее развитие посткейнсианской концепции количественной теории денег и основывается на исследованиях Джона Н. Кейнса [6] (Keyns, 2021), Аббы Лернера [31] (Wray et al., 1990), Георга Кнаппа [28] (Knapp, 1924), Альфреда Митчелл-Иннеса [27] (Innes, 1913) и других ученых ХХ века. Базовые основы ММТ заложены Уорреном Мослером [30] (Mosler, 2012), Рэндаллом Врэйем [32] и Уильямом Митчеллом [29] (Mitchell, Mosler, 2006). ММТ бросает вызов традиционным представлениям о взаимодействии государства с экономикой, природе денег, использовании налогов и значимости бюджетного дефицита. В целях достижения полной занятости без инфляционных последствий государство, в соответствии с положениями ММТ, может осуществлять государственные расходы за счет денежной эмиссии. В финансовых и научных кругах ММТ сегодня является наиболее обсуждаемой темой. Об этом свидетельствует резолюция Сената США, принятая в мае 2019 года, осуждающая ММТ, добавившая ей популярность [16].

Суть основных денежных теорий и их модификаций сводится к раскрытию покупательной способности денег на основе использования двух форм денег – наличных (в виде металлических и/или бумажных) и безналичных денег (в виде остатков на счетах физических и юридических лиц в кредитных организациях). Так, закон денежного обращения, раскрывающий механизм обеспечения сбалансированного количества денег в обращении в зависимости от объема трансакций (кассовых, форвардных, взаимозачетов) и скорости обращения денег, в условиях цифровой валюты как единственного платежного средства требует переосмысления сложившихся стереотипов в денежном обращении. И прежде всего, CBDC как новая форма денег, в соответствии с положениями ММТ, скажется на экономической и национальной безопасности современного государства. Именно это обстоятельство и стало основанием выбора цели данного исследования – оценка связи и анализ характера взаимозависимости между CBDC и ММТ и их влияние на экономическую и национальную безопасность современной России.

Исследование проведено на основе детального изучения существующих доступных источников о CBDC и MMT в научной и специальной литературе на бумажных и электронных носителях информации, Интернета и других источников. А в качестве прикладных методов исследования использован арсенал экспертных оценок, включая сопоставление, аналогии и форсайт.

В ММТ начало процесса денежного обращения рассматривается с государственных расходов, и для этого государство должно иметь право на эмиссию денег в необходимом объеме для осуществления своих функций и задач. Затем, исходя из осуществленных государственных расходов, осуществляется процесс формирования государственных доходов на основе выстраиваемой системы налогообложения и частных сбережений. Для обоснования данного посыла в ММТ выделяются два типа современных государств – денежно-суверенное государство (далее – ДСГ) и денежно-несуверенное государство (далее – ДНСГ). При этом ДСГ выпускает свою национальную валюту и не накладывает самоограничений на денежную эмиссию, и его денежно-кредитная политика выведена из-под влияния других государств, а ДНСГ – ставит свою денежно-кредитную политику, включая и выпуск своей национальной валюты, в зависимость от валют иностранных государств и ситуации в сфере международных денежно-кредитных отношений.

ММТ исходит из монополии ДСГ на эмиссию денег, которая обеспечивается:

- во-первых, первенством государственных расходов над его доходами – государственные расходы предшествуют государственным доходам в ДСГ;

- во-вторых, исчерпанием производственных мощностей, приводящим к росту индекса цен на продукцию;

- в-третьих, государственными расходами, не зависящими от: объемов денежных средств у налогоплательщиков и частных инвесторов государственных ценных бумаг; размера ключевой ставки и валютных резервов центрального банка;

- в-четвертых, существованием обратной зависимости между уровнем налоговой нагрузки и уровнем занятости населения;

- в-пятых, налогообложением, являющимся первопричиной безработицы в ДСГ.

Государственное налогообложение ММТ рассматривает как основу суверенной денежной системы, обеспечивающей возможность концентрации общественных финансовых ресурсов на выполнение государством своих функций и задач и формирование частных сбережений.

Центральной идеей в ММТ является полная государственная монополия на денежную эмиссию в ДСГ, как наличную, так и безналичную. Именно для реализации этой цели актуализирована идея создания и внедрения CBDC как третьей формы современных денег. По сути, речь идет не о дополнительной (цифровой) форме, а о новой форме денег, позволяющей решить в перспективе вопрос о полной монополизации денежной эмиссии государством через вытеснение из обращения наличных и безналичных денег.

Центральные банки и ряд ученых представляют CBDC как дополнительную форму национальной валюты, эмитируемую в цифровом виде, сочетающую в себе свойства наличных и безналичных платежных средств, и равноценную наличным и безналичным формам денег. Так, возникновение CBDC, согласно докладу Банка России о цифровом рубле [25] (далее – Доклад), вызвано необходимостью использования цифровых денег как в онлайн-режиме через Интернет, так и в офлайн-режиме – при отсутствии Интернета.

Российским мегарегулятором национального финансового рынка в Докладе [25] были вынесены на общественное обсуждение следующие четыре модели цифровизации российского рубля:

- модель A – оптовая одноуровневая модель;

- модель B – розничная одноуровневая модель;

- модель С – розничная двухуровневая модель с ролью финансовых организаций как транзитных агентов;

- модель D – розничная двухуровневая модель с ролью финансовых организаций как участников расчетов.

При этом правильный выбор модели (R-CBDC или W-CBDC) внедрения в денежное обращение в стране национальной цифровой валюты (CBDC) будет влиять на трансформацию современных государств в ДСГ или ДНСГ.

В условиях перехода современного мира к цифровой форме денег закон Каперника-Грешема [2], утверждающий, что плохие деньги вытесняют из обращения хорошие деньги, претерпевает серьезную трансформацию. А именно, можно утверждать, что «хорошие деньги» в смысле «цифровых денег» будут вытеснять из обращения «плохие деньги» – как наличные, так и безналичные (рис. 1).

Рисунок 1. Влияние форм денег на качество денег в разрезе денежных теорий

Источник: составлено автором.

При этом в 1992 году Ганс Титмейер, бывший президент Deutsche Bundesbank, упомянул Николая Коперника, который в 1529 году написал «Я заметил, что в странах, где в обращении «хорошие деньги», искусство и бизнес процветают, богатство здесь везде, в то время как лень и безразличие наблюдается в странах, где в обращении «плохие деньги» [9]. По мнению, Ганса Титмейера, это утверждение Н. Коперника все еще верно и сегодня, а цифровая валюта исключает подделку и необоснованную эмиссию денег.

Группа из центральных банков шести экономически развитых государств (Канады, Англии, Японии, США, Швейцарии и Швеции), Европейского валютного союза и Банка международных расчетов (далее – BIS) работают вместе с октября 2020 года над изучением цифровых технологий CBDC для населения (CBDC «общего назначения» или «розничные») [12, 20] (Lev, Leshchenko, 2021). Результатом годовой работы этой Группы совместно с BIS являются их выводы о том, что, во-первых, CBDC в денежной системе государства укрепит доверие общества к деньгам и поддержит общественное благосостояние. Во-вторых, CBDC, полностью отвечающая основополагающим принципам, может стать важным инструментом для центральных банков в повышении финансовой стабильности, использовании новых технологий и продолжении обслуживания населения. В-третьих, международное сотрудничество по CBDC может открыть путь для улучшения трансграничных платежей. В-четвертых, CBDC, вероятно, будет иметь широкое влияние на вопросы государственной политики, выходящие за рамки традиционных полномочий центральных банков.

Согласно информации Reuters [15], BIS заявил о поддержке усилий по развитию CBDC в связи с угрозой для эмиссионных полномочий центральных банков, вызванной с появлением криптовалют типа Diem американской Facebook [11] и других больших IT-компаний, стремящихся взять под контроль деньги. В практическом плане следует отметить, что 20.10.2020 первыми в мире R-CBDC (в виде Sand Dollar) запустили на Багамах [1]. В Китае продолжается ряд судебных процессов по трансграничной торговле [2], а Швейцария и Национальный Банк Франции объявили о первом в Европе трансграничном эксперименте [26].

Истоки запуска CBDC лежат в открытии, состоявшемся в 2009 году, которое потом стали называть bitcoin (криптовалюта, электронная наличность) – дословно с английского «bit» – бит (единица информации) и «coin» – монета. Основателем биткоина считается японец Сатоши Накамото, под именем которого многие воспринимают как псевдоним человека или группы людей [19]. Криптовалюты (распределенные сети) сегодня считаются символом независимости и децентрализации [10], так как стали фактически полностью автономными платежными средствами (исключив пресловутый человеческий фактор) благодаря технологии blockchain. Стейблкоин (от англ. stablecoin – стабильная монета) – это общее название токенов, привязанных к национальной валюте, золоту и нефти [17]. При этом курсы обмена стейблкоинов подвержены меньшей волатильности по сравнению с курсами типичных криптовалют. Токен не является криптовалютой, так как не имеет собственного блокчейна, а используется как единица учета при формировании цифрового баланса по активу [18] (Pekhtereva, 2019). По сути, токен в цифровой экономике выполняет функцию «заменителя ценных бумаг». Так, в Канаде, Австралии и США первичное размещение денежных средств в криптовалюту Initial Coin Offering (ICO) считается аналогичным публичному выпуску ценных бумаг Initial Public Offering (IPO), а токены стали аналогом акций, но бонусы по ним отданы на откуп эмитента [21] (Tsakaev, Saidov, 2021).

Нельзя не отметить конкуренцию между криптовалютой и CBDC за право быть платежным средством. Так, Сальвадор первым запустил криптовалюту (биткоин) в качестве средства платежа у себя в стране, предварительно отказавшись от собственной валюты в пользу доллара США [22].

В Российской Федерации тема CBDC обсуждается с 2020 года в определенной последовательности. Так, 13 октября 2020 года Банк России опубликовал доклад «Цифровой рубль» [25] для общественных консультаций. В апреле 2021 года Банк России опубликовал свою Концепцию цифрового рубля [3]. 20 декабря 2021 года Банк России анонсировал создание прототипа платформы цифрового рубля [3] (далее – ПЦР). В январе 2022 года Банк России приступил к разработке предложений по изменению законодательства Российской Федерации. В I квартале 2022 года – запуск тестирования прототипа ПЦР. В настоящее время Банк России приступил к тестированию прототипа ПЦР.

Банк России будет проводить тестирование прототипа ПЦР в течение всего 2022 года совместно с коммерческими банками и Федеральным казначейством. При этом формирование ПЦР планируется поэтапно. Вначале (первый этап) будут подключены кредитные организации и Федеральное казначейство и осуществлена реализация операций C2C, C2B, B2C, B2B, G2B, B2G, C2G, G2C. Затем (второй этап) будут подключены остальные финансовые посредники, внедрен офлайн-режим работы ПЦР, обеспечен обмен цифрового рубля на иностранную валюту и открытие кошельков клиентам-нерезидентам.

Публикация Доклада [25], согласно данным Банка России [23], имела большой резонанс в российском обществе. Так, по состоянию на 1 апреля 2021 Банк России получил оценки и предложения от 196 респондентов, проведены публичные дискуссии с участием бизнеса, власти и населения. В частности, были задействованы площадки Ассоциации банков России, Ассоциации ФинТех и Аналитического центра «Форум». Кроме того, прошли обсуждения и в Федеральном Собрании Государственной Думы и Совете Федерации.

Большинство респондентов поддержали инициативу Банка России по введению цифрового рубля [23], высказав свою позицию по вопросам Доклада [25] и представив ряд предложений по подходам внедрения цифрового рубля. Банк России учел некоторые из них при разработке Концепции цифрового рубля [23]. Так, большинство респондентов (75% из 196) настаивали на внедрении цифрового рубля незамедлительно, и как следствие, Банк России с января 2022 года приступил к тестированию прототипа ПЦР.

Согласно [23], 138 из 196 респондентов (70,0%) высказались в пользу той или иной модели реализации цифрового рубля, при этом 116 респондентов из них (84,0%) поддержали модель D (двухуровневую децентрализованную розничную), сохраняющую существующую в России модель денежно-кредитной системы. Банк России отметил, что Модель А отклонена респондентами из-за отсутствия у клиента ПЦР-доступа к операциям с цифровым рублем, и она не создает преимуществ по сравнению с существующей в России платежной инфраструктурой. Модель В – Банк России берет на себя клиентское обслуживание на ПЦР, что, по сути, формирует одноуровневую денежно-кредитную систему. Модель С – финансовые организации выступают лишь в качестве транзитных агентов, так как предполагается исключение финансовых организаций из процесса взаимодействия Банка России с клиентами на ПЦР.

На адрес Банка России поступило отдельное предложение – рассмотреть и пятую модель – Модель Е, предполагающую токенизацию безналичных рублей (далее – ТБР), находящихся в обращении у кредитных организаций, и возможность взаимодействия ТБР с ПЦР. В связи с этим предложением Банк России планирует провести обсуждение ТБР с участниками рынка на различных площадках. Между тем, согласно справке Банка России [23], во-первых, ТБР не является платежным средством. Во-вторых, ТБР не является обязательством Банка России. В-третьих, ТБР может выпускаться коммерческими банками (например, инициативы Сбербанка). В-четвертых, ТБР – это обязательство коммерческого банка и НКО. В-пятых, цифровой рубль – уникальный цифровой код в кошельках клиентов на ПЦР. В-шестых, операции с цифровым рублем будут проходить через ПЦР, внедренные в банковские приложения (для цифрового рубля разработают специальные цифровые кошельки, размещенные на ПЦР). Согласно Стратегии развития финансового рынка России до 2030 г. [24], цифровой рубль Банк России запустят до 2030 года.

Банк России, ссылаясь на мнение большинства участников опроса [23], полагает, что модель D является наиболее приемлемой для России, так как обеспечивает, во-первых, максимальную для клиентов доступность цифрового рубля. Во-вторых, оптимизацию стоимости расчетов, и тем самым – снижение издержек в экономике. В-третьих, использование преимуществ сложившейся в России двухуровневой денежно-кредитной системы и инфраструктуры финансовых организаций в обслуживании клиентов. В-четвертых, открытие Банком России кошельков финансовым организациям и Федеральному казначейству и разрешение осуществлять через них расчеты. Возможности и отличия моделей цифрового рубля отражены в таблице 1.

Таблица 1

Принципиальные возможности и отличия моделей цифрового рубля

№ п/п
Ключевые аспекты
Первая модель (А)
Вторая модель (В)
Третья модель (С)
Четвертая модель
(D)
1.
Доступность для клиентов (граждан и бизнеса)
нет
да
да
да
2.
Снижение издержек в экономике
нет
да
да
да
3.
Использование инфраструктуры финансовых организаций для взаимодействия с клиентами
нет
нет
да
да
4.
Открытие кошельков и проведение операций финансовыми организациями на ПЦР
нет
нет
нет
да
Источник: Концепция цифрового рубля [23].

В концепции цифрового рубля [23] Банком России в качестве целевой модели цифрового рубля выбрана четвертая модель – модель D (двухуровневая розничная). На первом уровне этой модели представлен Банк России в двух статусах: оператор ПЦР и эмитент цифровых рублей. В статусе оператора ПЦР Банк России: создает сопровождает и развивает ПЦР; подключает финансовые организации к ПЦР; определяет правила осуществления операций на ПЦР; создает и распространяет стандарты для работы с ПЦР; определяет политику обеспечения информационной безопасности и киберустойчивости ПЦР. В статусе эмитента Банк России: проводит эмиссию цифровых рублей, обладая собственным эмиссионным онлайн-кошельком; обеспечивает зачисление и списание цифровых рублей для финансовых организаций и Федерального казначейства; осуществляет открытие кошельков финансовым организациям и Федеральному казначейству на ПЦР.

На втором уровне представлены кредитные организации (осуществляют открытие кошельков своим клиентам на ПЦР и их обслуживание) и Федеральное казначейство (открывает кошельки бюджетным организациям на ПЦР и их обслуживание).

Модель D имеет следующие аспекты: Банк России является эмитентом цифрового рубля; цифровой рубль – обязательство Банка России; цифровой рубль зачисляется в кошелек, и одновременно списываются безналичные средства в пропорции 1:1, и наоборот; Банк России открывает кошельки финансовым организациям и Федеральному казначейству; финансовые организации открывают кошельки своим клиентам и Федеральное казначейство – бюджетным организациям; клиенту открывается только один кошелек на ПЦР; кошельки клиентов в цифровых рублях размещаются на ПЦР и не отражаются на балансе финансовых организаций; на размещенные в кошельках цифровые рубли не начисляется процентный доход на остаток; при банкротстве финансовых организаций средства в кошельке доступны клиенту через любою другую финансовую организацию, где он обслуживается.

Среди моделей типа R-CBDC (для розничных платежей) модель системы с гибридной цифровой валютой является наиболее перспективной, так как характеризуется наибольшей надежностью и быстротой при обработке большого числа трансакций. Среди моделей типа W-CBDC (для оптовых расчетов) для устранения основных недостатков трансграничных платежей наиболее подходит модель системы с универсальной цифровой валютой [8] (Kochergin, 2021). Так, двухуровневая розничная модель цифрового рубля (модель D) больше подходит к условиям положительных темпов роста экономики и стабильной денежно-кредитной системы России.

В прототипе ПЦР будет предусмотрено подключение участников со следующими функциями: Банк России – оператор ПЦР и эмитент цифрового рубля. Кредитные организации – участники ПЦР, выполняющие платежи по поручениям своих клиентов на ПЦР. Физические и юридические лица являются пользователями ПЦР, но получают доступ к своим кошелькам на ПЦР через кредитные организации.

Архитектура прототипа ПЦР включает в себя следующие ключевые компоненты: Узлы Банка России; Удостоверяющий центр Банка России (УЦ БР) и Выделенный удостоверяющий центр Банка России для эмиссии; Удостоверяющие центры кредитных организаций (подчиненные УЦ БР), API платформы цифрового рубля, API кредитных организаций (API КО), Устройства пользователей.

К тестированию прототипа ПЦР Банк России приступил в январе 2022 года. На первом этапе тестирования предполагается подключить к ПЦР кредитные организации, запустить C2C-переводы. На втором – подключить к платформе Федеральное казначейство, запустить смарт-контракты и операции С2B, B2C, B2B, C2G, G2C, G2B, B2G, обеспечить обмен цифрового рубля на иностранную валюту, дать возможность открытия кошельков клиентам-нерезидентам. Результаты тестирования прототипа ПЦР лягут в основу дорожной карты целевой ПЦР.

Министерство финансов и Банк России во взаимодействии с федеральными органами власти, представителями бизнеса и научного сообщества разработали и представили 13 сентября 2021 г. на общественное обсуждение Стратегию развития финансового рынка до 2030 г. [24] (далее ­– Стратегия). Цели Стратегии – рост эффективности и прозрачности российского финансового рынка; обеспечение макроэкономической и финансовой стабильности в России; развитие рынка ценных бумаг, цифровизации, маркетплейсов, конкуренции и Open API (принципов открытых интерфейсов, когда финансовые организации могут обмениваться данными с внешними информационными системами и предоставлять им готовые сервисы).

Одним из ключевых проектов в области цифровизации в долгосрочной перспективе (до 2030 года) станет запуск цифрового рубля (как третья форма денег) в статусе безусловного обязательства Банка России. Поэтому важна правильная и полная оценка возможных последствий для финансовой, экономической и национальной безопасности России. Методология управления экономической безопасности включает, с одной стороны, принципы, инструменты, методы и механизмы управления, а с другой стороны – подходы, системы и процессы управления экономической безопасности.

В числе инструментов управления экономической безопасностью следует, прежде всего, отметить перечень целевых показателей. Так, в Минэкономразвития России [14] и в Институте экономики РАН [4, 5] (Karavaeva, Ivanov, Lev, 2020; Karavaeva, Lev, 2021) определены целевые показатели и их критические значения в качестве инструментов управления экономической безопасностью Российской Федерации. Возникает закономерный вопрос – как изменятся эти целевые и критические значения с введением в сферу обращения цифрового рубля на основе модели D (двухуровневая розничная, в которой коммерческие банки и Федеральное казначейство – участники ПЦР)? Это и приведенные выше результаты исследования позволяют изложить определенные выводы и предложения в части обеспечения финансовой, экономической и национальной безопасности России.

Заключение

Намерения и практические шаги по введению CBDC ряда государств (включая и Россию) как третьей формы современных денег свидетельствуют о реальной востребованности базовых положений ММТ, и прежде всего в части полной монополии современного государства в лице своего центрального банка на эмиссию национальной цифровой валюты.

Введение CBDC как третьей формы денег (после наличных и безналичных), на самом деле, это акт последовательной замены существующих наличных и безналичных денег, ставших для современного государства архаичными, на более актуальные его стратегическим интересам и аддитивные процессу цифровизации общественных отношений.

Вопрос не в том, является ли ММТ строго выстроенной (имеющей собственную модель построения) и объективно обоснованной конструкцией денежных отношений, или это набор мало связанных между собой утверждений. А в том, что в переломный цивилизационный период, когда в рамках идеи трансформации монополистического капитализма в «инклюзивный капитализм», на самом деле, властьимущих пытается решить задачу передела ресурсов в рамках трансформации мироустройства на денежно-суверенные и денежно-несуверенные государства с использованием CBDC в качестве базового инструмента таких преобразований.

В целях обеспечения экономической и национальной безопасности России Банк России, являясь мегарегулятором всего российского финансового рынка, должен исключить и пресечь возможности использования криптовалют на территории России в качестве платежного средства. При этом в контексте содержания и сути ММТ и CBDC важно не допустить паразитирования криптовалют на российской наличной и безналичной валюте (включая и цифровой рубль) в пределах всей российской юрисдикции.

При тестировании ПЦР Банком России важной представляется оценка и анализ рисков в отношении как банковского сектора, так и всей финансовой системы России в части обеспечения ценовой и финансовой стабильности страны. Как повлияет введение цифрового рубля на величину и структуру депозитов коммерческих банков в России и на формат денежно-кредитной политики Банка России? Насколько Банк России готов обеспечить кибербезопасность цифрового рубля? Эти и другие вопросы лежат в основе принятия положительного решения по введению в обращение цифрового рубля на основе использования модели «D».

С позиции экономической и национальной безопасности России цифровизация российского рубля должна предусматривать два этапа. На начальном этапе перехода на цифровой рубль более предпочтительной представляется модель «В» (исключает системные риски для ПЦР), на втором – плавный переход на модель «С» (позволяющую сохранить двухуровневую денежно-кредитную систему в стране после полного сброса балласта на ее втором уровне в период функционирования модели «В»).

Между тем ускорение принятия положительного решения по введению в России цифрового рубля по завершении тестирования ПЦР будет способствовать не только обеспечению денежной суверенности российского государства, но и реальной интернационализации российского рубля не только в рамках Союза России и Белоруссии, но и Евразийского экономического союза.


Источники:

1. Багамы официально запустили Sand Dollar. [Электронный ресурс]. URL: https://cryptonews.net/ru/editorial/news/bagamy-ofitsialno-zapustili-sand-dollar/ (дата обращения: 23.01.2022).
2. Большая российская энциклопедия. Коперника-Грешема закон. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/economics/text/2095187 (дата обращения: 23.01.2022).
3. Интерфакс-Международная информационная группа. В ЦБ сообщили, что прототип платформы цифрового рубля готов. 20 декабря 2021 г. [Электронный ресурс]. URL: https://www.interfax.ru/business/810417 (дата обращения: 23.01.2022).
4. Караваева И.В., Иванов Е.А., Лев М.Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198.
5. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения V Международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» – «Новые вызовы и угрозы экономике и социуму России» // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 853-887. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112368.
6. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. - Москва: АСТ, 2021. – 448 c.
7. Китай опубликовал негативный список в области трансграничной торговли услугами в провинции Хайнань. [Электронный ресурс]. URL: http://russian.news.cn/2021-07/26/c_1310086315.htm (дата обращения: 23.01.2022).
8. Кочергин Д.А. Современные модели систем цифровых валют центральных банков // Вестник СПбГУ. Экономика. – 2021. – № 37(2). – c. 205-240.
9. Кривошей И., Семерикова Е. Цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ): типология, дизайн и российская специфика. [Электронный ресурс]. URL: www.skolkovo.ru/researches/cifrovye-valyuty-centralnyh-bankov-tipologiya-dizajn-i-rossijskaya-specifika (дата обращения: 23.01.2022).
10. Криптовалюта дорожает, но добывать ее становится все труднее. [Электронный ресурс]. URL: https://www.dw.com/ru/криптовалюта-дорожает-но-добывать-ее-становится-все-труднее/a-40206941 (дата обращения: 23.01.2022).
11. Криптовалюта Diem (Libra) от Facebook: все, что нужно знать. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.beincrypto.com/learn/vse-chto-nuzhno-znat-o-kriptovalyute-facebook-libra/ (дата обращения: 23.01.2022).
12. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Обеспечение экономической безопасности России в международных финансово-экономических организациях в процессе интеграции // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 669-688. – doi: 10.18334/epp.11.3.111630.
13. Маркс К., Ф. Энгельс Критика политической экономии. / том 1, ПСС, 2 издание; Т. 23. - Москва: Государственное издательство политической литературы, 1960.
14. Минэкономразвития определило критичные для безопасности РФ значения макропоказателей. [Электронный ресурс]. URL: https://www.interfax.ru/ business/656619 (дата обращения: 05.12.2021).
15. Мировым центробанкам помогут в борьбе за деньги будущего. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/news/2021/06/23/cbdc/ (дата обращения: 05.12.2021).
16. Моисеев С. Современная денежная теория: истоки и риски. ЭКОНС 19 сентября 2019 г. [Электронный ресурс]. URL: https://econs.online/articles/opinions/modern-monetary-theory/ (дата обращения: 05.12.2021).
17. Новый закон позволит бизнесу выпускать свои стейблкоины. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vesti.ru/finance/article/2432412 (дата обращения: 23.01.2022).
18. Пехтерева Е.А. Инновации в финансовой сфере и практика их применения: технология блокчейн и криптовалюта в России // Экономические и социальные проблемы россии. – 2019. – № 1. – c. 51-69.
19. Сатоши Накамото (Satoshi Nakamoto) — кто на самом деле является создателем биткоина?. [Электронный ресурс]. URL: https://investgazeta.ru/novosti/satoshi-nakamoto.html (дата обращения: 23.01.2022).
20. Страны Большой семерки договорятся о контроле цифровых валют. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/news/2021/10/12/cbdc/ (дата обращения: 05.12.2021).
21. Цакаев А.Х., Саидов З.А. Цифровая валюта центральных банков как основа денежно-суверенного государства в контексте современной денежной теории // Вестник Чеченского государственного университета. – 2021. – № 2(42). – c. 5-16.
22. Центральный банк Российской Федерации. Биткоин впервые официально признан платежным средством. Что это значит. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/crypto/news/60c07ed39a794749b9a45080 (дата обращения: 23.01.2022).
23. Центральный банк Российской Федерации. «Концепция цифрового рубля», апрель 2021 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/content/document/file/120075/concept_08042021.pdf (дата обращения: 23.01.2022).
24. Центральный Банк Российской Федерации. «Стратегия развития финансового рынка до 2030 года». – представлена Минфином России и Банком России на общественное обсуждение 13 сентября 2021 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/press/event/?id=12197 (дата обращения: 23.01.2022).
25. Центральный Банк Российской Федерации. «Цифровой рубль» – Доклад для общественных консультаций. 13 октября 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cbr.ru/analytics/d_ok/dig_ruble/ (дата обращения: 23.01.2022).
26. Центробанки Франции и Швейцарии начинают тестирование использования оптовой цифровой валюты. [Электронный ресурс]. URL: https://plusworld.ru/daily/cat-news_regulators/tsentrobanki-frantsii-i-shvejtsarii-nachinayut-testirovanie-ispolzovaniya-optovoj-tsifrovoj-valyuty/ (дата обращения: 23.01.2022).
27. Innes A.M. What Is Money? // Banking Law Journal. – 1913. – p. 377-408.
28. Knapp G. The State Theory of Money. - London, Macmillan & Co., 1924. – 162 p.
29. Mitchell W. F., Mosler W. B. Buffer Stocks and Monetary Policy: The Role of the Central Bank. - Centre of Full Employment and Equity, University of Newcastle, 2006.
30. Mosler W. Soft Currency Economics: What everyone thinks they know about Monetary Policy is Wrong II. - Valance Economics, Valance Company, Incorporated, 2012.
31. Wray L. R. et al. Money and credit in capitalist economies. - Books, 1990.
32. Wray L.R. Modern Money Theory: A Primer on Macroeconomics for Sovereign Monetary Systems. / 2-nd ed. - London, Palgrave Macmillan. – 322 p.

Страница обновлена: 19.09.2022 в 09:58:41