Теоретические основы концепции экономической безопасности предприятия в контексте цифровой трансформации

Докукина А.А.1
1 Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 4 (Апрель 2023)

Цитировать:
Докукина А.А. Теоретические основы концепции экономической безопасности предприятия в контексте цифровой трансформации // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 4. – С. 1105-1124. – doi: 10.18334/epp.13.4.117490.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=52135029
Цитирований: 2 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
Бизнес-архитектура современных предприятий требует учета факторов всеобщей цифровой трансформации, поддержки технологий промышленного интернета вещей и интеграции производства с компьютерными приложениями. Связанные с инновациями и цифровизацией преимущества являются темой значительного числа исследований. При этом количество обоснованных рекомендаций по обеспечению экономической безопасности предприятия при реализации стратегий инновационного развития весьма ограничено. Во многом это обусловлено недостаточной проработкой теоретических основ, отсутствием концептуальной платформы для категорий инновационного развития организации и связанными с ними угрозами эко-номической безопасности как наиболее актуальных объектов управления. В статье предпринята попытка осмысления современной концепции экономи-ческой безопасности и возможности ее применения для целей управления в фокусе цифровой трансформации предприятия. Основной вывод связан с предположением о перспективе развития управления предприятием как ин-формационно-когнитивного комплекса, экономическая безопасность которого поддерживается наукой об угрозах

Ключевые слова: управление предприятием, экономическая безопасность, цифровая трансформация, интеллектуальная фирма, синдиника

JEL-классификация: L26, M11, M21, O31, O33



Введение

Современные технологии, направленные на работу с большими данными, облачные решения, искусственный интеллект и машинное обучение (AI/ML), усовершенствование робототехнике, аналитику данных, 3D-печать, криптовалюты и блокчейн, заставляют промышленные предприятия быстро и значительно меняться. Технологические прорывы оказывают серьезное давление на управление организацией в отношении преобразования структуры, принципов принятия решений и распределения ответственности. К числу наиболее острых проявлений усложняющегося характера деловой среды относятся факторы Индустрии 4.0 и промышленного интернета, побуждающие предприятия к инициативам по цифровым изменениям, с одной стороны, и создающие серьезные угрозы, связанные с обеспечение экономической безопасности, с другой.

Рассматриваемая проблемная область затрагивает аспект формирования новых управленческих принципов на комплексной теоретической базе психологии фирмы как концепции интеллектуальной организации, и синдинике как науки об угрозах, применение положений которой целесообразно в экономике.

Цель публикации заключается в описании идеи экономически безопасного развития предприятия не на основе адаптации к нестабильной деловой среде, а посредством когнитивного подхода к работе с угрозами.

В теоретическом отношении исследование опирается на труды, посвященные процессу цифровой трансформации, его воздействию на промышленную сферу, инструментариям управления предприятием, в особенности предполагающих задействование его интеллектуального потенциала. В частности, этим вопросам посвящены труды Е. А. Дербинской, Г. Б. Клейнера, А. Н. Мейтовой, С. А. Касперовича, В. В. Пименова, А. К. Умарова, Д. В. Хакимова, Ю. О. Шпака, В. Н. Юсима [11, 12, 16, 17, 21, 26, 30, 32, 34].

Выводы связаны с тем, что инновационные стратегии в эпоху цифровой трансформации создают предпосылки появления угроз для предприятия, и это определяет необходимость управленческих решений, направленных на их минимизацию. Эффективный менеджмент в таких условиях нуждается в концептуальном базисе для создания практических подходов. Существует перспектива объединения знаний теории психологии фирмы, рассматривающей интеллект как универсальную движущую силу, и синдиники, сферу которой составляют в том числе знания об экономической и промышленной безопасности. Такая концепция позволит сформировать платформу для практики управления через алгоритмы принятия решений проактивного свойства.

Взаимосвязь инновационного развития и экономической безопасности.

Теоретическая база процессов цифровизации и инновационного развития, послужившего как причиной, так и следствием цифровой трансформации, активно развивается. Ученые выявляют и уточняют предпосылки, а также пытаются подобрать способы прогнозирования дальнейшего влияния информации, автоматизации и компьютеризации на деловую и общественную жизнь [26].

Ряд современных исследователей придерживается концепции определения организационно-управленческих и цифровых инноваций в формате триединого подхода, который предполагает включение в формулировку экономических, социальных и экологических компонентов. Основу возникновения этой концепции создали результаты работы «Римского клуба», в докладах которого уделялось внимание на взаимозависимость этих трех существенных факторов [24].

Дж. Сакс, американский экономист и также сторонник триединого подхода, в своей работе «Эпоха реализации организационно-управленческих и цифровых инноваций» определил концепцию реализации организационно-управленческих и цифровых инноваций как «социально инклюзивную и экологически устойчивую экономическую хватку». При этом он подчеркнул, что рост ведущих экономик мира не соответствует критериям реализации организационно-управленческих и цифровых инноваций без кризисов [29]. Таким образом на макроэкономическом уровне в научном фокусе оказалась связь прогресса в сфере производства и управления и проблем, к которым этот – на первый взгляд, исключительно поступательный процесс – может привести. Однако большее распространение все же получил вектор исследований в, условно говоря, положительном ключе, когда инновации воспринимаются как средства обеспечения безопасности. В качестве примера можно привести работы, в которых представлена корреляция показателей инновационности и конкурентоспособности или отношение затрат на инновационную деятельность к численности населения [28]. Как правило, формулируемые выводы подчеркивают позитивное значение инновационного роста для поддержания устойчивого развития. Вместе с тем, и отрицательные факторы влияния инновационных трендов на экономическую безопасность не остались за пределами научных разработок.

Так, существуют труды, раскрывающие особенности управления рисками, порождаемыми нововведениями. Например, статья А. Н. Мейтовой посвящена возможностям получения чистого эффекта от внедрения инноваций. В работе затрагиваются аспекты затрат на формирование и разработку инновационной системы и размера возможного ущерба после выполнения определенных процедур, методов, алгоритмов по управлению рисками, которые должны быть меньше потенциального ущерба до проведения разработанной стратегии и тактики, а также описываются мероприятия по предотвращению или нейтрализации рисков и угроз предприятия [21].

В работе Ю. О. Шпака и В. И Абрамова подчеркивается важность постоянного отслеживания, мониторинга, контроля и анализа рисков и угроз в целях их минимизации и предотвращения именно в ходе реализации инновационных программ предприятия [32].

Д. В. Хакимов отмечает, что системная деятельность по управлению рисками является сложной и многоаспектной, процессом, главной задачей которого является снижение либо минимизация ущербов, нанесенных предприятиям и организациям, в связи с появлением неблагоприятных событий, оказывающих негативное и разрушительное воздействие на всю планомерную и эффективную деятельность предприятий [30].

Важным моментом является то, что теория и практика управления угрозами, связанными с инновационным развитием организации, выходит за рамки риск-менеджмента, который в том или ином виде включен в стратегии и тактики большинства предприятий. В условиях цифровой трансформации важно системное понимание потенциальных угроз, вызываемых инновационной активностью, и, следовательно, требуется целостный подход к работе с ними. Поэтому сегодня риски, возможность наступления которых вызвана инновационными проектами организации, необходимо оценивать с позиций обеспечения экономической безопасности.

Тема экономической безопасности предприятий достаточно развита в современной научной литературе. Обозначены подходы к определению, классифицированы факторы и предложены методы разработки и реализации комплексных систем ее поддержания и регулирования [12].

Однако в качестве предпосылок и причин внедрения комплекса мероприятий, нацеленных на снижение угроз, рассматриваются преимущественно такие аспекты как недобросовестная конкуренция, криминализация отдельных секторов экономики, а также глобальная социально-экономическая нестабильность [14]. Современные же реалии предлагают дополнительные вызовы, которые стремительно выходят на передовые позиции, влияя на уже известные проблемные зоны.

Очень важными представляются работы, посвященные эволюции термина «экономическая безопасность», а также взаимосвязи развития экосистемы, тотальной цифровизации и необходимости обеспечения экономической безопасности организаций [2, 3, 11].

Таким образом, понимание взаимозависимости инновационного вектора и безопасности в современной теории существует. При этом в большинстве исследований в инновациях скорее видят решение проблемы безопасности (обеспечение последней путем применения новых надежных технологий, таких как блокчейн, или с помощью новаторских организационных подходов и т. п.), а не ее источник.

Фокус этой статьи сосредоточен на том, что инновационные стратегии – особенно в эпоху цифровой трансформации – создают угрозы предприятию, при этом возможности формирования концептуального базиса для минимизации этих угроз есть.

Понятие экономической безопасности в контексте цифровой трансформации предприятия

Экономическая безопасность рассматривается с точки зрения макро- и микроэкономики, посредством анализа ряда показателей, таких, как ВВП, среднедушевой доход, темпы роста, объем инвестиций, доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, уровень экономических преступлений и проч.

На макроуровне экономическая безопасность определяется как состояние экономической системы, которое характеризуется: 1) сопротивлением предполагаемым угрозам и способностью определять пути развития для защиты национальных интересов; 2) высоким уровнем защищенности производственных и социальных отношений хозяйствующего субъекта от негативного воздействия внутренних и внешних факторов, что свидетельствует о возможности повышения уровня благосостояния населения и развития экономики в целом [17].

Также понятие экономической безопасности предусматривает государственную защиту хозяйствующих субъектов как организаций высокого уровня общественных отношений в правовом государстве, гарантирующую стабильность сфер воспроизводства экономики независимо от внутренних или внешних противоречий [27].

Анализ экономической безопасности на микроуровне связан, в первую очередь, с защищенностью домохозяйств и отдельных резидентов. Представителями такого подхода являются, например, П. Парфасарати и др. Они исследовали экономическую безопасность граждан с акцентом на финансовую стабильность. В работе Дж. Мютчера описываются индексы, позволяющие оценить экономическую безопасность людей. С. Мюллер анализирует влияние уровня задолженности домохозяйств на национальную экономическую безопасность. Также в работах этих ученых подчеркивается важность управления экономическими рисками, но экономическая безопасность рассматривается преимущественно в отношении финансовых рынков [36, 37, 38].

Близкая тенденция отмечается и применительно к определениям экономической безопасности предприятия. Так, А. В. Ендовицкая и Т. А. Волкова анализируют финансовую устойчивость компании как один из основных факторов экономической безопасности компании. В статье этих авторов утверждается необходимость применения оптимизационных моделей в процессе управления экономической безопасностью во внешнеэкономической деятельности предприятия. Учеными предложена интегрированная структура механизма управления экономической безопасностью во внешнеэкономической деятельности, основанная на разработке альтернативных управленческих решений, их детальном анализе и реализации оптимальных [8].

Публикация М. В. Меркушевой описывает экономическую безопасность предприятия как комплексную характеристику, отражающую степень защиты от негативного влияния внутренних и внешних факторов всех направлений предприятия, а также устойчивость и эффективность деятельности [23].

Большое практическую ценность имеют исследования, уточняющие роль экономической безопасности в условиях цифровой трансформации на уровне отраслей, предприятий и конкретных функций организации [18, 22].

Например, темой статьи Ермаковой И. Н., Михеевой Н. Б. и Хандогиной О. С являются методические подходы к оценке уровня предприятий агропромышленной сферы. Авторы также показывают существенную зависимость успешной защиты от угроз от понимания сущности термина «экономическая безопасность» [9].

В работе «Обеспечение экономической безопасности устойчивого развития предприятия машиностроения» предложен алгоритм обеспечения экономической безопасности предприятия отрасли машиностроения [6].

Активно исследуется роль экологии в системе экономической безопасности предприятия и влияние природоохранной деятельности и ответственности производителей на устойчивое развитие региона и экономики в целом [4].

На уровне функций предприятия примером может служить работа К. И. Оганян и О. Ю. Клейн, в которой предлагается ввести оценку эффективности управления экономической безопасностью в цепочках поставок путем оценки эффективности управления. Для этого предложен матричный метод, учитывающий перекрестное влияние уровней экономической безопасности предприятия и адаптивности его системы [25].

Современные исследователи абсолютно обоснованно уделяют пристальное внимание влиянию инновационного развития, информационных технологий и цифровизации на безопасную работу организаций.

В прикладном плане учеными разрабатываются методологии, модели и процедуры обеспечения экономической безопасности бизнеса [1, 5, 33], а также подходы к комплексной оценке уровня инновационности и безопасности организации.

Так, в работе Н.В. Ряхина предложен интегральный показатель инновационной способности предприятия (ISP), который представлен как функционал индикаторов инновационного потенциала, бизнес-возможностей и уровня устойчивости системы экономической безопасности предприятия с учетом коэффициента значимости их влияния [28].

где 𝐼𝑅 – уровень ресурсной составляющей инновационного потенциала;

𝐼𝑀 – уровень бизнес-возможностей предприятия по внедрению инноваций;

𝐼𝑆 – уровень устойчивости системы экономической безопасности;

𝛼, 𝛽, 𝛾 – функциональные коэффициенты корректировки значимости.

Другими словами, формируется подход к измерению интенсивности связи экономической безопасности предприятия и его инновационного развитием и обуславливается необходимость формирования комплексных управленческих решений, включающих обе категории – инновации и безопасность.

В табл. 1 обобщены избранные трактовки понятия «экономическая безопасность» с выделяемыми учеными характеристиками.

Таблица 1.

Понятия «экономическая безопасность» [составлено автором]

Определение
Автор
Экономическая безопасность – это совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость, устойчивость и устойчивость национальной экономики, способность к постоянному обновлению и развитию.
Быстров А. В., Пименов В. В. [3]
Под экономической безопасностью понимается состояние экономики с точки зрения ее способности к самоподдерживающемуся развитию при сохранении необходимого уровня национальной безопасности и соответствующего уровня конкурентоспособности государства, экономики страны в конкурентной глобальной среде.
Ендовицкая А. В., Волкова Т. А. [8]
Экономическая безопасность означает удовлетворение социальных потребностей до тех пор, пока социально-политическая и военная стабильность страны поддерживается на должном уровне, сохраняется технологическая и экономическая независимость и тем самым уязвимость страны.
Пименов В. В., Шафранский П. К. [27]
Экономическая безопасность – это состояние защищенности экономики страны от внешних и внутренних угроз, обеспечивающее непрерывное развитие общества, экономическую и социально-политическую стабильность при наличии неблагоприятных факторов, исходящих извне и изнутри.
Чечин О. П. [31]
Экономическая безопасность: защита жизненно важных интересов людей, обществ и наций от внутренних и внешних угроз в экономическом секторе.
Чанг Ч. [35]

Обобщая мнения исследователей, следует подчеркнуть, что единого понимания экономической безопасности не выработано. Кроме этого, выделяются особенности содержания термина на макро- и микроуровне.

На макроуровне термин «экономическая безопасность» включает:

· состояние экономики, производительных сил, институтов власти;

· политическую и правовую безопасность в рамках устойчивого функционирования;

· состояние защиты народного хозяйства, экономических отношений, жизненно важных интересов;

· потенциал государственных политических, правовых и экономических институтов.

К факторам, связанные с понятием «экономическая безопасность» на микроуровне, относятся:

· защищенность домохозяйств и отдельных резидентов;

· безопасность финансовых рынков наряду со значимостью управления экономическими рисками;

· обеспечение финансовой устойчивости компании;

· инновационная активности и повышение технологического уровня предприятия.

Предпринятая в нашем исследовании попытка систематизировать характеристики, ассоциируемые с экономической безопасностью предприятий, позволила сформулировать вариант определения, включающего совокупность наиболее существенных факторов. Итак, в качестве экономической безопасности предприятия предлагается рассматривать уровень развития хозяйствующего субъекта, обеспечивающий технологическую и экономическую защищенность и финансовую устойчивость в условиях инновационного уровня экосистемы. Последняя категория означает в первую очередь цифровую трансформацию. Предполагается, что экономическая безопасность в таком понимании может стать одним из главных принципов бизнес-архитектуры современной компании.

Стремление выработать универсальное определение, охватывающее комплекс связанных с экономической безопасностью направлений деятельности предприятия, привело к необходимости выбора такой же единой теоретической основы. Нужная теория – как база концепции экономической безопасности предприятия – должна обобщить или даже заменить ряд альтернативных парадигм, имеющих не очень четко определенные и часто перекрывающиеся области применимости и затрудняющих разработку соответствующих стратегий и программ.

Синдиника: применение науки об угрозах в целях обеспечения экономической безопасности предприятия в условиях цифровой трансформации/

В предыдущих работах мы уже обращались к вопросу теоретического фундамента для создания бизнес-модели, а также системы оценки уровня экономической безопасности предприятия, развивающегося в экосистеме эпохи цифровой трансформации [7].

Следует подчеркнуть, что парадигмы экономической безопасности, принимаемые сегодня как базовые, в большей степени направлены на процессы управлением рисками [19]. Однако, несмотря на высокую степень изученности, в теоретическом и практическом отношении сфера риск-менеджмента не свободна от ряда принципиальных противоречий, которые препятствуют использованию ее положений для целей создания научной платформы экономической безопасности. Это касается, например, отсутствия в экономической науке общепринятого понимания категории риска, объективного определения риск-менеджмента, единого отношения к возможностям прогнозирования и снижения неопределённости. Более того, эксперты отмечают некоторую даже спекулятивность в этой области, нацеленную на продвижение консалтинговых проектов, обучающих программ и других так называемых «услуг по риск-менеджменту», что не может не отразиться на качестве реальных мероприятий. В частности, критике подвергается распространение рекомендаций общего характера: рисковать только в пределах собственного капитала, вести непрерывный мониторинг деловой среды, комбинировать статистические и экспертные оценки. В итоге, как отмечается исследователями, проекты по риск-менеджменту на предприятиях часто сводятся – при недостатке работающих методик – к введению в структуре очередной службы или возложение дополнительных функций на сотрудников, что обеспечить желаемую конкурентоспособность, конечно, не может [13].

Если к этим критическим моментам добавить фактор усложнения деловой среды в результате тотальной цифровизации, феномен экосистемы, которая, с одной стороны, формируется самим предприятием, но, в то же время, является саморазвивающейся категорией со своими характеристиками [11, 16], то проблемы организации и ее управления значительно усугубляются. С другой стороны, и перспектива создания необходимого механизма представляется весьма реалистичной, в силу существования вполне обоснованного, появившегося в последней трети ХХ века научного направления синдиники.

Синдиника – это теория об опасности, концентрирующая знания о факторах риска техногенной природы, проявляющихся главным образом в индустриальной сфере. Ее уникальность состоит в соединении вкладов разных наук для разработки системы предупредительных мер, снижающих угрозы в том числе для бизнеса [20].

Релевантность синдиники подтверждается ее понятийным аппаратом – происходит смещение от терминов «угроза» и «риск» к использованию термина «опасность», что полностью коррелирует с актуальными идеями об эволюции конкурентной борьбы, ее углублению на скрытый уровень, где зарождается не угроза, а пока еще только опасность для конкретного экономического субъекта. То есть, роста конкурентоспособности можно достичь, работая с опасностью до того, как она станет серьезным риском.

Синдиника использует понятие гиперпространства, что определяет потенциал ее применимости для изучения деловой среды и инновационной системы. Аналитический подход базируется на пяти направлениях: факты и данные; модели; цели; правила, ценности. Таким образом, опираясь на синдинику, возможно создание не ограниченного экономическими, организационными или другими рамками инструментария, а универсальной основы для методологии, охватывающей все элементы предприятия, – стратегию, производство, финансы, менеджмент, персонал, технологии, информацию. Именно это отвечает целям создания бизнес-модели устойчивого развития в сочетании с экономической безопасностью предприятия.

Принимая синдинику как теоретическую платформу, можно предложить новую концепцию менеджмента предприятия, адекватную условиям цифровой трансформации, и создать алгоритм его реализации.

Заключение. От адаптивных стратегий к системному управлению и синергии интеллектуального развития и экономической безопасности предприятия как единого объекта управления.

Стремительное наступление цифровой трансформации сокращает возможности адаптивных управленческих подходов, успешно реализуемых в эпоху постиндустриализма. Адаптация, как любое приспособление, нуждается во времени, а в условиях Индустрии 4.0 фактор времени относится к наиболее критическим.

В области экономики и управления предприятием инструменты адаптации не решают важнейшие стратегические задачи современности. Прежде всего, они не учитывают тесную связь предприятия с экосистемой. Последняя в контексте нашего исследования определяется шире, чем локализованный комплекс взаимосвязанных организаций и бизнес-процессов; экосистема – это сложнейшая категория, способная к самоорганиации, подвижная категория, усложнившая понимание бизнес-среды как комбинации внутренних и внешних факторов организации [16].

Даже если и существуют – как результат многолетнего опыта адаптивного управления – стратегии, тактики и бизнес-модели, ориентирующиеся на особенности экосистемы, то с проблемой обеспечения экономической безопасности они не справляются, поскольку не настроены на растущую комплексность связи «предприятие-экосиситема-деловая среда» в условиях цифровой трансформации.

В рамках цикла адаптивного управления каждый шаг предназначен для уточнения и улучшения движения к заранее определенной цели управления.

Обновленный цикл включает в себя пересмотр предположений о причинно-следственных связях событий и корректировку целей управления в соответствии с колебаниями условий, изменения целей и возможностей ее достижения (рис. 1).

В представленной на рис. 1 адаптивно-управленческой модели путь управления не нуждается в изменении, поскольку основные факторы стационарны. Однако по мере того, как система сталкивается с потоками данных, инновационными технологиями и процессами принятия разноплановых решений, появляется необходимость переориентирования на возникающие аспекту, непредусмотренные утвержденной схемой.

Скругленный прямоугольник: Целевой мони-торинг, экспе-римент

Рисунок 1. Адаптивное управление в виде шестиступенчатого цикла (черный). Структура «сопротивление-принятие-реагирование» (СПР) (зеленая) может быть наложена на этот процесс, чтобы содействовать принятию угроз на основании концепции синдиники

Источник: составлено автором

Потребуется новое целеполагание, согласование альтернативных приемлемых (или наименее неприемлемых) результатов на случай, если предыдущие цели управления станут невыполнимыми. Для этого включается внешняя траектория управления, направленная на принятие угроз и разработку алгоритмов реагирования (СПР).

При продолжающейся цифровой трансформации факторы системы удаляются в многомерном пространстве все дальше от начальных условий, изменчивость системы возрастает, а уровень экономическая безопасности снижается. Сильные трансформационные силы могут потребовать более частого пересмотра как внутреннего, так и внешнего контура, поскольку число модификаций инновационных систем, несомненно, будет увеличиваться.

Менеджеры и другие лица, принимающие решения, могут совместно изучать несколько путей в рамках СПР для решения проблем, связанных с трансформацией в структуре, функциях и услугах системы. Если путь управления больше не является жизнеспособным, оценка альтернативных вариантов может помочь уменьшить неопределенность в отношении траекторий системы, движущих сил, ресурсов и реакций на потенциальные управленческие вмешательства (рис. 1, внешний цикл).

Решения в рамках СПР могут приниматься автономно или интегрироваться в другие существующие процессы планирования (например, сценарный подход).

Постановка целей на отдаленное будущее неизбежно потребует фундаментального сдвига в управленческом мышлении, чтобы приспособиться к почти непрерывным модификациям. Теория и практика управления в противовес преобладающим в известной степени прямолинейным стратегиям четкого целеполагания вынуждена будет перейти к мышлению, готовому к принятию опасности, гибким ответам и большей приверженности принципам, свойственным синдинике.

Понимая распространенное восприятие синдиники как науки о преимущественно внешних угрозах и связанную с этим потенциальную критику основанных на ней управленческих инструментариев (условно – синдинического управления), предлагается направление исследований, направленных на попытку объединения принципов синдиники с таким направлением в современной теории как психология фирмы, рассматривающей в качестве основного ресурса интеллект организации [15].

В системе принципов теории психологии фирмы выделяются группы антропоморфных и социоморфных характеристик, что полностью соответствует задачам управления в интеллектуальной экономике с активной цифровой трансформацией.

Таким образом, можно выдвинуть предположение, что перспективный интеллектуальный менеджмент должен строиться на информационно-когнитивной платформе, экономическую безопасность которой поддерживают знания синдиники как науки об опасности в приложении к деловой сфере.


Источники:

1. Бессарабов В.О. Институционализация методологии обеспечения экономической безопасности предпринимательской деятельности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экономика. – 2021. – № 4. – c. 627–652.
2. Бородушко И.В. Особенности влияния цифровой трансформации экономики на экономическую безопасность в России // Учёные записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. – 2021. – № 4 (80). – c. 43–46.
3. Быстров А. В., Пименов В. В. Стратегия экономической и ин-формационной безопасности ОПК – важнейшие компоненты национальной безопасности России. / Сборник материалов круглого стола «Современный миропорядок и его влияние на национальную безопасность РФ». - М.: ВАГШ ВС РФ, 2020. – 91-97 c.
4. Шедько Ю.Н., Власенко М.Н. Экономическая безопасность и ее экологическая составляющая - значимый фактор устойчивого развития предприятий в усло-виях современного рынка // Стратегия бизнеса: Электронный научно-экономический журнал. – 2017. – № 2.
5. Власов М. П., Торосян Е. К. Бизнес-модель обеспечения эконо-мической безопасности предприятия // Петербургский экономический журнал. – 2017. – № 4. – c. 135-143.
6. Гарина Е.П., Гарин А.П., Бацына Я.В., Шпилевская Е.В. Обеспечение экономической безопасности устойчивого развития предприятия машиностроения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 1. – c. 37-52. – doi: 10.18334/epp.10.1.41552.
7. Докукина А. А. Пименов В. В. Экономическая безопасность предприятий в условиях цифровой трансформации // Вестник Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. – 2022. – № 3(123). – c. 16-30.
8. Ендовицкая А. В., Волкова Т. А. Финансовая устойчивость как фактор экономической безопасности предприятия // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2015. – № 3 (65). – c. 258-262.
9. Ермакова И. Н., Михеева Н. Б., Хандогина Д. С. Методические подходы к оценке уровня экономической безопасности сельскохозяйственного предприятия // Социально-экономический и гуманитарный журнал Крас-ноярского ГАУ. – 2018. – № 4 (10).
10. Каленов О. Е., Девяткин О. В. Механизм управления рисками и кризисами бизнес-экосистем: цели, задачи, принципы функционирования и идентификация рисков // Научные исследования и разработки. Экономика фирмы. – 2022. – № 2. – c. 60-67. – doi: https://doi.org/10.12737/2306-627X-2022-11-2-60-67.
11. Касперович С. А., Дербинская Е.А. Эволюция понятия "экономическая безопасность". / Труды БГТУ. Сер. 5, Экономи-ка и управление. - Минск : БГТУ, 2017. – 1 (196) c.
12. Касперович С. А., Дербинская Е.А. Экономическая безопасность предприятия: сущность, цели и направления обеспечения. / Труды БГТУ. - Минск : БГТУ, 2016. – 278-282 c.
13. Киселев А. А. Риск-менеджмент и управление рисками: проблемы обоснования сущности понятий как научных категорий теории и практики управления организациями // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2020. – № 3-1. – c. 82-85. – doi: 10.24411/2411-0450-2020-10173.
14. Киселева И. А., Симонович Н. Е., Косенко И. С. Экономическая безопасность предприятия: особенности, виды, критерии оценки // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2018. – № 2 (76). – c. 415-423.
15. Клейнер Г.Б. Управление современным предприятием на основе интеллектуальной теории фирмы // Экономическое возрождение России. – 2022. – № 1. – c. 31-38.
16. Клейнер Г. Б. Экономика экосистем: шаг в будущее // Экономическое возрождение России. – 2019. – № 1(59). – c. 40-45.
17. Климонова А. Н. Основные подходы к исследованию понятий «Экономическая безопасность» и «Экономическая безопасность государства» // Социально-экономические явления и процессы. – 2014. – № 8. – c. 54-60.
18. Лесняк В. В. Управленческие решения в системе обеспечения экономической безопасности организации // Проблемы современной экономики. – 2018. – № 1 (65). – c. 43-47.
19. Максимова Е.С., Шмаль В.Н. Развитие теории управления рисками // T-Comm: Телекоммуникации и транспорт. – 2022. – № 2. – c. 39-46. – doi: 10.36724/2072-8735-2022-16-2-39-46.
20. Максимов Д. А., Спиридонов Ю. Д. Синдиника как наука о глобальных рисках // Транспортное дело России. – 2013. – № 5. – c. 30-33.
21. Мейтова А. Н. Роль риск-менеджмента в обеспечении экономической безопасности. / Научный журнал. Ростовский научный вестник № 3. - Ростов-на-Дону: Издательство ООО «Приоритет», 81.
22. Мельник Л. М. Обеспечение реализации организационно-управленческих и цифровых инноваций промышленных предприятий через управление бизнес-процессами: теория, методология, практика. - Тернополь, ФОП, 2021. – 367 c.
23. Меркушева М. В., Товстоноженко Н. А. Теоретические основы экономической безопасности предприятия // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2017. – № 10. – c. 163-165.
24. Месарович М., Пестель Э. Человечество на переломном этапе: Второй доклад Римскому клубу. - Нью-Йорк: E. P. Dutton and Co. Inc., 2019. – 145 c.
25. Оганян К. И., Клейн О.Ю. Разработка аналитической модели про-гнозирования налоговой нагрузки Группы «Газпром» с использованием циф-ровых технологий // Газовая промышленность. – 2021. – № 52. – c. 94-99.
26. Пименов В. В. Стратегия развития предприятия в условиях циф-ровой трансформации // Актуальные вопросы экономики промышленности: поиск и выбор решений. 2021. – c. 377-382.
27. Пименов В. В., Шафранский П. К. Экономическая и информацонная безопасность в условиях цифровой трансформации: инструменты и механизмы по их нейтрализации // Экономическая безопасность. – 2018. – № 1(30). – c. 25-30.
28. Ряхин Н. В. Инновационное развитие как элемент экономической безопасности предприятия // Технико-технологические проблемы сервиса. – 2019. – № 1 (47). – c. 85-92.
29. Сакс Дж. Эпоха реализации организационно-управленческих и цифровых инноваций. - Издательство Колумбийского университета, 2021. – 544 c.
30. Хакимов Д. В., Умаров А. К. Управление рисками на предприятиях на основе международных стандартов // Eurasian Journal of Academic Research. – 2023. – № 1. – c. 52-66.
31. Чечин О. П. Цифровая трансформация в концепции экономиче-ской безопасности // Экономические науки. – 2019. – № 176. – c. 92-97.
32. Шпак Ю. О., Абрамов В. И. Управление инновационной активно-стью персонала при цифровой трансформации компаний малого и среднего бизнеса // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2022. – № 1. – c. 115-124.
33. Щербакова Т. А., Архипов Э. Л. Модель обеспечения экономической безопасности компаний в рыночных условиях // Вестник евразийской науки. – 2020. – № 6.
34. Юсим В. Н., Костин А. В., Варламов А. В. Управление технологическим развитием экономических систем в условиях цифровой экономики // Экономика и предпринимательство. – 2019. – № 12. – c. 556-560.
35. Chung C. The role of Asia–Pacific organizations in maintaining re-gional security // The Korean Journal of Defense Analysis. – 2008. – № 2. – p. 169-185.
36. Muller C. California State University catastrophic (Cat) leave donation program: demographics, economic security, and social equity // Journal of Health and Human Services Administration. – 2015. – p. 108-159.
37. Mutchler J. E., Li Y., Xu P. How strong is the Social Security safety net? Using the Elder Index to assess gaps in economic security // Journal of aging & social policy. – 2019. – № 2. – p. 123-137.
38. Parthasarathy P. Building economic security today: Making the health–wealth connection in Contra Costa County’s maternal and child health pro-grams // Maternal and Child Health Journal. – 2014. – № 2. – p. 396-404.

Страница обновлена: 23.04.2024 в 08:34:28