Инструментарий поддержки кластерных инициатив (обобщение практики поддержки кластерных инициатив в странах с федеративным устройством)

Грошев А.Р.1, Дубровская Е.Н.1
1 Сургутский государственный университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 4 (Апрель 2020)

Цитировать:
Грошев А.Р., Дубровская Е.Н. Инструментарий поддержки кластерных инициатив (обобщение практики поддержки кластерных инициатив в странах с федеративным устройством) // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 945-964. – doi: 10.18334/epp.10.4.100874.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42900272

Аннотация:
В статье рассмотрен опыт поддержки кластерных инициатив на федеральном и региональном уровнях в странах с федеративным устройством. Обозначены основные тенденции последних лет в финансировании кластерных инициатив. Рассмотрены особенности финансирования кластерных программ на национальном и региональном уровнях. На основе системного и сопоставительного анализа лучших практик становления кластерных инициатив определены основные финансовые инструменты поддержки и развития кластеров, их источники и объемы.

Ключевые слова: финансирование кластерных инициатив, кластерная политика, инструменты поддержки, кластерный менеджмент

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-410-860008 р_а

JEL-классификация: H79, R12, R19



Введение

Кластерная политика является перспективным средством повышения конкурентоспособности национальной экономики, однако без поддержки, прежде всего финансовой, со стороны государства невозможно существование кластеров. Рассматривая практику применения кластерной политики, необходимо отметить, что государство должно инвестировать в развитие кластеров только на первоначальной стадии, в дальнейшем финансирование должно стать смешанным (частное и государственное), вплоть до самофинансирования. При этом следует отметить, что сегодня развитые страны, как правило, не инициируют создание кластеров, как это было ранее, а лишь оказывают стимулирующее воздействие на развитие кластеров, создавая благоприятные условия и инфраструктуру, эффективную налоговую, бюджетную, кредитную, таможенную политику передовых научно-исследовательских центров, университетов и т.д.

В отечественных источниках проблемы финансовых механизмов реализации кластерной политики и инструментов финансовой поддержки кластерных инициатив исследованы достаточно подробно [1–4, 6] (Kaplina, 2019; Konyakhina, 2017; Kudryashov, Kuprin, 2019; Trachenko, Gaysha, 2019; Shekhtman, 2016), вместе с тем более глубокого изучения требует зарубежный опыт финансирования кластеров. Недостаточно изученными остаются вопросы финансирования кластерных инициатив на федеральном и региональном уровнях в странах с федеративным устройством.

Рабочая гипотеза данного исследования предполагает, что в странах с федеративным устройством формирование политик кластеризации является преимущественной прерогативой субъектов федерации.

Целью проведения данного исследования являлось обобщение практики поддержки кластерных инициатив на федеральном и региональном уровнях в странах с федеративным устройством.

Проведенное исследование позволило систематизировать основные финансовые инструменты поддержки и развития кластеров, а также инструменты развития кластерного менеджмента.

Материалы и методы

Реализация кластерной политики прежде всего зависит от приоритетных целей государства и соответствует национальной или общей региональной политике. Например, в странах Европы приоритетными целями кластерной политики являются: укрепление взаимодействия и сотрудничества заинтересованных сторон, увеличение конкурентоспособности малых и средних предприятий (МСП), интернационализация и модернизация промышленности. В Канаде и Китае цели кластерной политики помимо конкурентоспособности направлены на развитие и рост компаний, дальнейшее продвижение исследований и разработок в высокотехнологичных отраслях. В Израиле поддержка кластеров направлена на развитие конкретных технологий. Целью кластерной политики в Мексике, Тайване, Южной Корее и Японии является, прежде всего, сбалансированное развитие территорий.

Кластерная политика тесно связана с инновациями, исследованиями, разработками и технологиями, поэтому в настоящее время чаще всего поддержка кластеров связана с финансированием исследований, технологий и инноваций через содействие сотрудничеству между участниками кластера. Кластерные инициативы финансируются через специальные кластерные программы или через интеграцию программ поддержки кластеров в другие инвестиционные программы. Кластерная инициатива является программой по созданию, поддержке или обновлению кластеров. Кластерные инициативы могут быть направлены на укрепление взаимосвязей между компаниями, создание необходимой инфраструктуры, поддержку инновационных компаний или исследований и разработок [20] (Ketels, Protsiv, 2013). Реализацию кластерной инициативы обеспечивает кластерная организация, которая может быть некоммерческой ассоциацией, государственным институтом развития или компанией. Функциями такой организации являются сбор и анализ информации о самом кластере и его участниках, организация и проведение мероприятий, конференций для улучшения взаимодействия между участниками кластера, работа над совместными проектами и программами исследований по темам специализации компаний в кластере и многое другое [5].

Данное исследование ограничивалось лишь рассмотрением европейских кластеров, имеющих преимущественно территориальную локализацию, и которые по результатам своей деятельности реально способны воздействовать на экономическое развитие территории. На основе системного и сопоставительного анализа лучших практик становления кластерных инициатив определены основные финансовые инструменты поддержки и развития кластеров, их источники и объемы, а также инструменты развития кластерного менеджмента.

Обсуждение

Инструменты поддержки и развития кластеров

В европейских странах, особенно на региональном уровне, финансирование кластерных инициатив связано с региональными инновационными стратегиями или Стратегией умной специализации (3S) [23]. Таким образом, кластеры являются инструментом для развития стратегически важных отраслей или технологической специализации, имеющих решающее значение для экономического развития региональной промышленности. Большинство кластерных инициатив придерживаются смешанной стратегии, финансируя как уже существующие отрасли, так и новые отрасли промышленности. В этом отношении кластерные программы нацелены на промышленную трансформацию, используя кластеры в качестве инструментов изменений.

Кластерная политика единой Европы реализуется как часть общей инновационной политики EC, отличаясь от кластерных политик на национальном и региональном уровнях. На этом уровне кластерная политика, прежде всего, направлена на улучшение обмена информацией, усиление взаимодействия и сотрудничества между кластерами разных европейских стран, создание инфраструктуры развития кластеров. Тенденцией последних лет является финансирование проектов по созданию сетевых сообществ самих участников кластеров. Следующим этапом в развитии кластеров в Европе может стать развитие межкластерной кооперации и трансграничных взаимодействий.

Анализ основных отраслевых направлений кластеризации экономики зарубежных стран показывает, что существуют различия в зависимости от уровня управления: национальные кластерные стратегии уделяют больше внимания новым высокотехнологичным отраслям с высокими рисками, в то время как региональные стратегии сосредоточены на развитии кластеров в уже существующих отраслях и направлены на комплексное освоение территорий. Инвестиционная поддержка кластеров в европейских странах осуществляется на трех уровнях: национальном, региональном и на международном уровне.

В таких странах, как Австрия, Германия, Чехия, Великобритания, Италия, Швеция, сложились различные модели государственной поддержки кластеров, однако они схожи в методах государственной поддержки развития кластеров [14]. Основными из них являются:

· прямое финансирование, включая программы финансирования инноваций, технологий и НИОКР, субсидии и займы, которые могут достигать 50 %;

· субсидии идут на реализацию программ внедрения новых технологий на ремесленных предприятиях, стимулирование и сопровождение инноваций;

· целевые дотации на НИОКР;

· создание фондов внедрения инноваций с учетом возможного коммерческого риска;

· реализация Стратегии умной специализации (3S);

· налоговые льготы для предприятий, в т.ч. исключение из налогооблагаемых сумм затрат на НИОКР и списание инвестиций на НИОКР, льготное налогообложение университетов и НИИ;

· предоставление ссуд, в том числе беспроцентных;

· поддержка частного бизнеса, включая вовлечение МСП в НИОКР;

· интернационализации промышленности;

· поддержка выхода на новые рынки, экспорта и инвестиционной деятельности за рубежом;

· государственные закупки инновационной продукции;

· цифровая повестка;

· поддержка социального предпринимательства;

· поддержка благоприятной деловой среды для МСП;

· продвижение предпринимательства, стартапов и спин-оффов;

· улучшение «видимости» кластера. Часто участники кластера не обладают информацией о деятельности других участников экосистемы, поэтому необходимо выстраивание кооперационных цепочек и повышение «видимости» всех организаций;

· создание исследовательской инфраструктуры, центров компетенций и технопарков, кооперация бизнеса и вузов.

Большинство кластерных программ включают в себя несколько источников финансирования: государственное, частное и дополнительные источники финансирования, такие как членские взносы кластерных организаций, а также фонды зарубежных бизнес-ассоциаций, венчурные фонды и гранты. По мнению участников опроса, проводимого Европейской обсерваторией по кластерам и промышленным изменениям, наиболее важными мерами поддержки являются гранты, обучение кластерному менеджменту, нетворкинг и выстраивание партнерских отношений [14]. В таблице 1 представлены некоторые инструменты поддержки и развития кластеров в ряде стран Европы.

Таблица 1

Инструменты поддержки и развития кластеров в различных странах

Инструменты
Австрия
Германия
Великобритания
Венгрия
Италия
Чехия
Швеция
Укрепление сотрудничества между производственным и научным сектором
+
+
+
+
+
+
+
Поддержка малого и среднего предпринимательства (МСП)
+
+
+
+
+
+
+
Продвижение предпринимательства, стартапов и спин-оффов
+
+
+




Целевое финансирование научных исследований
+
+
+
+
+
+
+
Налоговые льготы
+
+


+


Венчурные фонды
+
+
+



+
Государственные программы по снижению рисков и возмещению убытков
+
+





Стимулирование выхода предприятий на новые рынки
+
+

++


+
Развитие инновационных экосистем в регионе
+
+
+




Защита интеллектуальной собственности
+
+
+



+
Обучение кластерному менеджменту
-
+
-
+
+
-

Источник: [14].

Кластерные инициативы в европейских регионах чаще всего поддерживаются как часть национальных инновационных стратегий, программ экономического развития и конкретных кластерных программ. Кластерные программы и кластерные организации в большинстве случаев финансируются из различных источников, но государственное финансирование играет решающую роль. Чаще финансирование кластеров осуществляется через поддержку малых и средних предприятий (МСП) – бизнес-сегмента, который представляет собой большинство компаний промышленных экосистем. Так, на статью затрат «Поддержка кластеров и поддержка бизнес-сетей в первую очередь МСП» через Европейские структурные и инвестиционные фонды (ESIF) запланировано около 2,32 млрд евро инвестиций в период 2014–2020 гг. [15], в то же время финансирование кластерных организаций за счет членских взносов также имеет решающее значение.

Приоритетными типами кластеров, на которые нацелена региональная поддержка кластеров, являются региональные кластеры в развитых отраслях, в то время как национальные программы фокусируются больше на поддержку кластеров в новых видах деятельности и технологиях.

Несмотря на достаточно широкий набор инструментов, стратегическими целями в развитии кластеров на ближайшее будущее являются:

· развитие конкурентоспособных кластеров мирового класса;

· поддержка промышленной модернизации;

· развитие предпринимательства в развивающихся отраслях, имеющих потенциал роста;

· улучшение доступа МСП к кластерам и интернационализация видов деятельности;

· обеспечение стратегического межрегионального сотрудничества и инвестиций в реализацию стратегии умной специализации.

Источники и объемы финансирования

В европейских странах поддержка кластеров является важным элементом экономической политики, например в таких странах, как Италия, Великобритания, Германия, Португалия, Польша, Франция и Греция, на финансирование кластеров в 2014–2020 гг. предусматривается свыше 100 млн евро. Самые большие бюджеты на развитие кластеров предусмотрены во Франции, Венгрии и Великобритании (до 144 миллионов евро в год). 69 миллионов евро (прямая и косвенная поддержка) – в Венгрии, 57 миллионов евро – в Великобритании и 45 миллионов евро – в Германии для различных программ (включая международную поддержку ведущих групп, которым было выделено 600 миллионов евро в период с 2008 по 2017 год) [14].

Особенностью финансирования кластерных инициатив в Евросоюзе является то, что оно осуществляется на нескольких уровнях. Важнейшими источниками финансирования кластерных программ в европейских странах являются европейские, национальные, региональные программы и частные фонды. На наднациональном уровне принимает решения о финансировании и утверждении межгосударственных программ кластерных инициатив Европейская комиссия. Основными общеевропейскими программами являются: COSME, Horizon 2020 и др. Программы направлены на: оказание помощи бизнесу в выходе на рынки внутри и за пределами ЕС, повышение конкурентоспособности предприятий и малых и средних предприятий, создание благоприятной среды для бизнеса, финансирование МСП и европейской сети предприятий, поддержку малого и среднего бизнеса в области прав интеллектуальной собственности. Программа COSME рассчитана на 2014–2020 годы с запланированным бюджетом 2,3 млрд евро. Финансовые инструменты COSME дополняются ресурсами Европейского фонда стратегических инвестиций (EFSI), благодаря которому планируется привлечь до 35 млрд евро. Ожидается, что до 500 000 МСП получат кредиты (до 150 тыс. евро), обеспеченные гарантиями COSME, с общей стоимостью кредитования более 30 млрд евро [19]. Часть бюджета COSME инвестируется в венчурные фонды с высокими рисками для финансирования малых и средних предприятий, находящихся на стадии расширения или роста, в том числе и тех, кто работает за границей.

Программа «Горизонт 2020» – это самая крупная программа исследований и инноваций в ЕС, на которую за 7 лет (2014–2020 годы) выделено около 80 млрд евро финансирования – в дополнение к частным инвестициям. Кроме того, для финансирования отстающих регионов ЕС около 86 млрд евро предоставляется фондами европейской программы выравнивания [16].

На национальном и региональном уровне решения о финансировании кластерных программ принимаются в зависимости от стратегических целей страны, при этом в региональных программах больше внимания уделяется территориальному развитию. В то же время при формировании и финансировании кластерных инициатив правительство как основной заказчик от лица государства строит свою политику на основе приоритетных тем, ответственность за реализацию которых делится между рядом министерств и ведомств, а также между научно-исследовательскими объединениями.

Кластерные программы и организации финансируются не только из государственного бюджета и частных фондов, но и неправительственными организациями, ассоциациями, средствами частных инвесторов. Частные фонды инвестируют кластерные программы в 14 регионах Евросоюза, единственным регионом, который использует исключительно частные средства в качестве источника финансирования для кластерных программ, является Нортгемптоншир.

Следует отметить, что в стратегических документах подчеркивается необходимость перехода от финансирования кластеров государственными структурами к модели финансирования частными инвесторами. Финансирование кластеров некоторых европейских стран представлено в таблице 2.

Таблица 2

Финансирование кластерных программ в странах Европы

Страна, название программы
Срок
Бюджет
Тип финансирования
Отрасль
Структура финансирования
проектов
Австрия,
Национальная кластерная платформа Австрии (NCPA)
2015–2020
22,0 млн евро
Субсидии
Разные предметные области
Региональные фонды:
40 %, ERDF: 50 %
Частный (членство
сборы, спонсорство): 10 %
Германия,
KMU-NetC
2017– 2022
25,0 млн евро
Гранты
30 инновационных проектов в самых разных предметных областях
До 50 % расходов компаний (50 % собственный взнос)
до 100 % для университетов, исследовательских и научных учреждений и других учреждений + дополнительно 20 % на косвенные затраты
Германия,
Интернационализация передовых кластеров (Clusters – Networks – International)
2015–2022
16,875 млн евро
Гранты
Разные предметные области

Германия,
Инновации для Mittelstand (Инновации для МСП)

4,0 млн евро
Субсидии
Инновационные научно-исследовательские разработки и проекты малых и средних предприятий
До 55 % от максимально допустимой стоимости проекта
(380 тыс. евро компании);
100 % от максимально допустимой стоимости проекта
(190 тыс. евро исследовательскому институту).
На международное сотрудничество:
• 95 % затрат на 1 этапе до
18 месяцев (190 тыс. евро)
• 80 % – 40 % затрат на 2 этапе до
3 лет (260 тыс. евро)
Великобритания, Фонд «Strength in Places»
2017– 2019
57,0 млн евро
Гранты
Разные предметные области
· на 1 этапе грант в размере 50 тыс. фунтов стерлингов (1–6 мес.)
· на 2 этапе от 10–50 млн фунтов стерлингов (3-5 лет)
Венгрия,
Программа развития венгерского кластера
2007– н.в.
68,0 млн евро

Инновации
Прямое: организации, управляющей кластерами
(3,0 млн евро)
Косвенно: членам кластера (65,0 млн евро)
Италия,
Центр компетенций
2019–2020
10,0 млн евро
Субсидии
Инновационные проекты в сфере «Индустрия 4.0»
До 50 % от затрат / расходов, но не более 200 тыс. евро
Чехия,
KETGATE
2017–2020
2,02 млн евро
Гранты
Умные технологии – в основном обрабатывающая промышленность, эффективное использование ресурсов и информационные технологии
Софинансирование: Европейский фонд регионального развития (1,66 млн евро)
Швеция,
Winnväxt
2002– 2022
2,0–8,0
млн шведских крон в год
Гранты
Умный город,
транспорт,
связь,
промышленные
материалы,
здоровье,
экономика
До 1 млн евро в течение 10 лет
Источник: [9,14, 21, 22, 25, 26].

В результате анализа кластерных программ европейских стран можно отметить следующие особенности. Так, некоторые страны предоставляют кластерную поддержку в рамках одной конкретной программы, в то время как другие имеют различные дополнительные программы.

Поддержка кластеров является важным инструментом для развития НИОКР, модернизации промышленности и формирования благоприятных условий для конкурентоспособности бизнеса, особенно МСП. Большое внимание уделяется вовлечению в инновационное предпринимательство, стартапам и расширению деятельности. Практически все программы включают в себя инструменты поддержки МСП, особое внимание уделяется укреплению сотрудничества между бизнесом и наукой.

За последние несколько лет количество кластерных программ стало значительно меньше, однако сфокусированы они преимущественно на новых, передовых технологиях и видах деятельности.

В проанализированных кластерных программах основным инструментом поддержки являются гранты, однако предоставляются и другие виды поддержки, такие как: обучение кластерному менеджменту, создание сообществ, поддержка партнерских отношений и интернационализации деятельности, повышение «видимости» кластеров, техническая помощь, консультации в области экспорта, коучинг, капитальные вложения (национальное софинансирование), а также создание инфраструктуры.

Поддержка развития кластерного менеджмента и профессиональных сообществ

В настоящее время вопрос кластерного менеджмента наиболее актуален для развития кластерных инициатив, поскольку эффективность кластеров и методы управления ими не всегда адекватны затратам на создание кластеров.

Изменения, связанные с четвертой промышленной революцией, напрямую влияют на развитие бизнеса и экосистем, в которых работают кластеры. Чтобы не отставать от темпов технологического развития и процесса цифровизации, руководители малых предприятий и стартапов вынуждены постоянно развивать свои навыки и компетенции. Поэтому одной из задач кластерных организаций является оказание консультационной помощи членам и партнерам кластера в том, как адаптировать свою отрасль, чтобы она была конкурентоспособной в условиях Индустрии 4.0 [13]. Для этого руководители кластеров должны обладать необходимыми компетенциями, такими как навыки коммуникации, предпринимательства, лидерские качества, навыки управления инновациями и интернационализацией. В связи с этим наряду с грантовой поддержкой кластерных организаций все больше европейских стран включают в свои кластерные программы консалтинговую поддержку и обучение кластерному менеджменту, например такие проекты, как: Erasmus и Cluster4Smart, направленные на развитие компетенций европейских менеджеров кластеров. Для этих проектов объединились кластеры SCS (Франция), AMUEBLA (Испания), ArchEnerg и IKOSZ (Венгрия), Страсбургский университет (Франция) и Институт системных и инновационных исследований им. Фраунгофера (Германия), а также Инновационный Центр Бургоса (Испания). Сегодня более 80 % кластерных программ ориентированы на развитие кластерного менеджмента, по сравнению с 2012 годом, когда менее 50 % программ были посвящены этой теме. Большое внимание уделяется качеству кластерного менеджмента, для этого Европейский секретариат кластерного анализа (ESCA) проводит оценку качества кластерного менеджмента. Оцениваются структура кластера, управление кластером, финансирование, стратегия, услуги и достижения кластера. По результатам оценки кластеру присваивается знак качества: золотой, серебряный или бронзовый. Соответствие системы управления кластера золотому стандарту является одним из условий финансирования кластеров [6] (Shekhtman, 2016).

Лучшие практики

Одним из самых известных центров кластерного развития является Австрия, которая осуществляет кластерную политику с конца 1990-х гг. (основание автомобильного кластера Штирия в 1995 г.,: основание автомобильного кластера Верхняя Австрия в 1998 г., с 2000 г. – в других регионах) .

В настоящее время в Австрии более 60 кластеров и сетей с более чем 7100 членами кластера (73 % МСП) и около 815 тыс. сотрудников. Кластеры связаны с исследовательскими и образовательными учреждениями, сотрудничают с другими трансрегиональными кластерами, участвуют в программах ЕС.

В 2008 году Федеральное министерство науки, исследований и экономики запустило Национальную кластерную платформу. Платформа представляет собой инфраструктуру, обеспечивающую обмен информацией о разработке ноу-хау и передовых практиках, а также для совместной работы над общими темами федеральных и региональных участников сети кластеров. Цель платформы –укрепление взаимодействия науки, исследований и бизнеса, развитие отечественного делового сообщества, а также усиление интернационализации деятельности. Основное внимание в деятельности уделяется исследованиям и инновациям, ключевым стимулирующим технологиям (KET), интернационализации и кластерной политике ЕС.

Австрия занимает второе место в Европейском Союзе по количеству НИОКР. В настоящее время усилия австрийской промышленности и науки сосредоточены на развитии и внедрении инноваций путем взаимодействия, обмена знаниями, достижениями и опытом. В сотрудничестве между высшими учебными заведениями и бизнесом Австрия занимает второе место среди всех европейских стран. Данный подход позволяет австрийским компаниям вовремя реагировать на новые вызовы экономики и учитывать их при разработке и выводе новых товаров и технологий на рынок.

Согласно данным Отчета о научном и технологическом развитии Австрии в 2019 году, в стране на НИОКР потрачено в общей сложности 12,8 млрд евро, рост на 4,5 % по сравнению с 2018 годом (12,8 млрд евро). Из них около 4,3 млрд евро финансировалось из бюджетов различных уровней, что соответствует 33,9 % финансирования всех исследований и разработок (в 2018 – 34,2 %). Доля расходов на НИОКР в Австрии в 2019 году, по предварительным оценкам, достигнет 3,19 % от ВВП, что выше, чем в 2017–2018 гг., когда этот показатель составлял 3,14–3,18 % [17].

Наибольшая часть финансирования НИОКР в 2019 в размере 6,3 млрд евро (48,96 %) – средства частных австрийских компаний. Около 2 млрд евро, или 15,6 % финансирования НИОКР в 2019 году – зарубежные средства, в том числе финансирование исследований, осуществляемых иностранными фирмами в Австрии, а также средства от исследовательских программ ЕС. Финансирование исследований и разработок федерального правительства также включает в себя налог на исследования, который оценивается Федеральным министерством финансов (BMF) на 670 млн евро в 2019 г. Около 547 миллионов евро будет профинансировано региональными правительствами. Другие государственные учреждения, такие как муниципалитеты, палаты или социальные учреждения – внесут около 132 млн евро. Финансирование НИОКР от частного некоммерческого сектора составит около 77 миллионов евро [17].

В Австрии существует ряд программ финансирования на федеральном и региональном уровне, которые поддерживают сотрудничество между компаниями и исследовательскими институтами. Основные органы, финансирующие исследования: Австрийский научный фонд (FWF), Австрийское агентство содействия исследованиям (FFG), Австрийский банк развития (AWS).

Австрийский научный фонд (FWF) является ключевой организацией Австрии, финансирующей фундаментальные исследования. Целью FWF является поддержка постоянного развития австрийской науки и фундаментальных исследований на высоком международном уровне. Таким образом, FWF вносит значительный вклад в развитие культуры и развитие общества, основанное на знаниях. В его обязанности входит совершенствование и развитие научно-исследовательских систем страны, и повышение привлекательности Австрии для проведения исследований. Основным инструментом финансовой поддержки исследований является финансирование отдельных проектов. Проекты, финансируемые FWF, подразделяются на три основные категории:

• Финансирование передовых исследований – фронтирных исследований. Это самая большая с точки зрения объема и самая важная группа программ: самостоятельные проекты.

• Развитие человеческих ресурсов – поддержка талантов. Включает программы и проекты исследователей на ранней стадии и их мобильность.

• Научно-общественное взаимодействие. Реализация идей в нескольких небольших программах и инициативах на стыке науки, промышленности и общества.

Бюджет фонда FWF составляет 184 млн евро в год, плюс дополнительное финансирование на сумму 110 млн евро было одобрено для австрийского научного фонда (FWF) на 2018–2021 годы. До 2021 года планируется поэтапное увеличение бюджета фонда до 224 млн евро. В 2017 году 642 проекта (+ 2,9 % к 2016 году) получили поддержку из австрийского научного фонда (FWF) на общую сумму 217,3 млн евро (+ 18,2 %). Всего число лиц, получивших финансирование от FWF в 2018 году, увеличилось до 4155, а доля одобренных проектов составила 22,1 % (от общего объема финансирования) [8].

Австрийское агентство по содействию исследованиям (FFG) является национальным финансовым учреждением для прикладных промышленных исследований в Австрии. FFG предлагает широкий спектр услуг для бизнеса, исследовательских институтов и исследователей – от управления государственными программами финансирования до консультационных услуг на всех этапах развития технологий и инноваций, от поддержки интеграции в европейские исследовательские программы и сети до продвижения интересов Австрии на европейском и международном уровне. FFG – национальное агентство по финансированию прикладных исследований и экспериментальных разработок. Инструменты финансирования включают в себя как прямую поддержку отдельных проектов исследований (в рамках общих программ финансирования FFG), так и отраслевые структурные программы, включающие сотрудничество науки и промышленности. Для достижения «критической массы» исследований в стратегически важных сферах, а также на международном уровне особое внимание уделяется конкретным, тематически ориентированным программам. По оценкам, на стимулирование исследований FFG направляет ежегодно в виде грантов около 420–450 млн евро. В 2017 году Австрийское агентство по продвижению исследований (FFG) одобрило 3 602 проекта (+ 13 % к 2016 году) с общим объемом финансирования 434,3 млн евро (денежная стоимость: + 9 %). Доля одобренных проектов составила 56 % от общего числа. Самые важные программы, финансируемые фондом, – это общие программы. На них приходится большая доля объема финансирования, примерно 1800 проектов стоимостью 177,7 млн евро (46,5 % от всех финансируемых проектов) [8, 17].

Австрийский банк развития (AWS) предоставляет компаниям займы, субсидии и гарантии по выгодным процентным ставкам для реализации инновационных проектов, особенно тем компаниям, которые не могут получить необходимые средства в достаточном объеме из других источников финансирования. Кроме того, он предоставляет поддержку в виде конкретной информации, консультационных и других услуг для потенциальных, существующих и расширяющихся компаний. Поддержка AWS ориентирована, в частности, на создание предприятий в сфере технологических и социальных инноваций. Мероприятия и инструменты специально разработаны для определения приоритетов малых и средних предприятий (МСП) и стартапов. В 2017 году AWS одобрил 5482 заявки на финансирование (+ 42,5 % к 2016 году) с общим объемом финансирования € 1,15 млрд (+41,2 %). Доля одобренных проектов составила 53,02 %. Среди получателей средств чаще всего получают финансирование малые предприятия (около 80 %), индивидуальные предприниматели (10 %), микропредприятия (16 %) и другие малые предприятия (23 %) – получают почти половину всего финансирования, тогда как предприятия среднего размера и крупные предприятия получают 20 % и 32 % соответственно [8, 17].

В настоящее время основной программой по поддержке развития НИОКР является Competence Centers for Excellent Technologies (COMET), в рамках которой финансируется создание и деятельность ряда центров компетенций – инновационных центров. Координирует программу Австрийское общество поддержки исследований (FFG). Бюджет программы на 2008–2019 гг. предусматривает выделение на эти цели около 1,4 млрд евро. Программа по созданию центров компетенций признана во всем мире как модель передового опыта и является одной из самых успешных инициатив в области инновационной политики. Программой предусматривается создание четырех типов инновационных центров: центры, предназначенные для коммерциализации отдельных проектов и разработок (Комет-проект), центры общегосударственного (К1) и международного значения (К2), центры для создания перспективных, новых областей знаний (Комет-модуль). Центры способствуют внедрению инноваций, продуктов, процессов и услуг с целью создания будущих соответствующих рынков. Центры направлены на то, чтобы сфокусировать существующие компетенции и развивать новые компетенции, сотрудничая с известными международными исследователями, научными партнерами и компаниями в рамках совместной исследовательской программы на самом высоком уровне, таким образом консолидируя свои компетенции, обеспечивая соответствующее развитие человеческих ресурсов. Государственное финансирование на один центр составляет от 0,675 млн евро до 7,5 млн евро в год, но не более 55 % общего объема финансирования [11].

Важным направлением инновационной политики Австрии является поддержка прорывных направлений исследований, которые направлены на развитие новых отраслей экономики или осуществление научно-технических прорывов в уже существующих областях и достижение в них мирового лидерства. Ключевым приоритетом технологического развития Австрии признано внедрение цифровых технологий во все области экономики (дигитализация). При этом дигитализация промышленного производства реализуется в рамках инициативы «Индустрия 4.0». Она в первую очередь нацелена на активное использование в промышленности новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), робототехники, масштабную автоматизацию производственных процессов. Все это должно серьезно повысить конкурентоспособность и эффективность австрийской экономики в целом. При проведении НИОКР научный и промышленный секторы Австрии активно используют возможности Восьмой рамочной программы ЕС по развитию научных исследований и технологий Horizon 2020 (период реализации – 2014–2020 гг.). Учебные заведения и исследователи из Австрии приняли участие в 21472 проектах в рамках программы, это 8,82 % из всех поддержанных проектов. При этом упор австрийцы стараются делать на проведение прикладных исследований, имеющих хорошие перспективы для последующего практического внедрения.

Анализ австрийской инновационной политики показывает, что в стране большое внимание уделяется поддержке взаимодействия между бизнесом и научными организациями на различных уровнях. Примерами такой поддержки являются специализированные программы как в отдельных отраслях промышленности, так и в более широких секторах, таких как устойчивое развитие, мобильность, безопасность, энергоэффективность.

Кроме прямого финансирования НИОКР, для стимулирования научно-исследовательской и инновационной деятельности предприятий применяется косвенное финансирование НИОКР через налоги, которое выросло за последние несколько лет: с 10 % в 2011 году до 12 % в 2016 году и до 14 % в 2018 году. Исследовательская налоговая премия важна тем, что она была единственным налоговым инструментом, используемым для финансирования НИОКР в Австрии с 2011 года, и она также доступна для всех фирм на равной основе. Исследовательская налоговая премия поддерживает фирмы, занимающиеся исследованиями на постоянной основе, что имеет значение с точки зрения обеспечения выхода на международные рынки. Кроме того, за произведенные расходы на НИОКР предоставляются вычеты из налогооблагаемой базы или налога на прибыль. Налоговый вычет достигает от 25 % до 35 % от всех расходов на НИОКР и внедрения новых технологий. Предприятия могут использовать также вычет на прибыль в размере 8 % от всех расходов и 20 % вычета за расходы на образование [17].

В дополнение к прямым и косвенным методам финансирования в качестве инструмента стимулирования инновационного развития в настоящее время в Австрии, как и в ЕС, используются государственные закупки. По оценкам экспертов, в Австрии их объем составляет около 50 млрд евро ежегодно. Закон о государственных закупках был соответствующим образом изменен в 2018 году. В новом законодательстве уточнен список возможного предоставления государственных заказов, расширены возможности описания требуемых заказчику услуг. Особенно эффективно использование государственных закупок для стимулирования развития инноваций.

Большое внимание уделяется вопросам взаимодействия между наукой и промышленностью, обмену знаний и технологий между этими двумя секторами и, что не менее важно, развитию предпринимательства в высших учебных заведениях. Ведущим партнером для инновационных стартапов из науки и промышленности является AplusB (от англ. Academia + Business). Центры AplusB поддерживают стартапы из университетов, университетов прикладных наук и неуниверситетских научно-исследовательских институтов. В результате деятельности центров создано более 6 тысяч рабочих мест и 800 стартапов [7].

Существенную роль для стимулирования инноваций играет поддержка экспорта малого и среднего предпринимательства (МСП). Софинансирование экспортных банковских кредитов МСП осуществляется Австрийским экспортным фондом. В настоящее время клиентами фонда являются около 1800 компаний. Австрийский экспортный фонд предоставляет для МСП кредитные линии в объеме до 30 % экспортных поставок. Также Фонд предоставляет МСП кредиты на исследование рынка. Сумма кредита составляет до 50 тыс. евро и дополнительно 10 % общего объема экспортных поставок. Максимальная сумма кредита – 500 тыс. евро. Текущая процентная ставка – 0,95 % годовых. Предприятия МСП Австрии обеспечивают 62,8 % товарооборота (около 401 млрд евро), дают стране более 60 % добавленной стоимости и более 61 % валовых инвестиций.

Субсидирование расходов предприятий, связанных с выходом на новые рынки. Предприятию возмещается 50 % понесенных расходов на изучение нового рынка.

Результаты

Обобщение практики поддержки кластерных инициатив в европейских странах позволило сделать вывод, что стратегическими целями в развитии кластеров на ближайшее будущее являются развитие их конкурентоспособности и обеспечение тесного межрегионального сотрудничества, а основным инструментом поддержки являются гранты, однако предоставляются и другие виды поддержки, такие как обучение управлению кластерами, создание сетей или партнерских отношений, поддержка интернационализации деятельности, повышение видимости кластеров, техническая помощь, экспортные консультации, коучинг, капитальные вложения (национальное софинансирование), а также создание инфраструктуры.

Заключение

Разработка эффективных инструментов поддержки становления и развития кластерных инициатив и непосредственно самих кластеров является одной из наиболее значимых задач для современного этапа развития российской экономики.

Очень важно минимизировать потери средств и времени в результате применения неадекватных инструментов, не позволяющих достигать оптимальных или близких к ним результатов. Проведенное исследование позволяет существенно расширить инструментарий поддержки, при этом отдельно следует обратить внимание на то, что там, где становление кластеров развивается на фоне еще не сформировавшейся инновационной системы, кластеры выступают как значимые элементы ее развития, достраивая последнюю до полноценного состояния, способного реально воздействовать на рост бюджетов за счет активного развития инновационных процессов. В такой ситуации процесс как на стадии создания, так и на стадии полноценного функционирования кластерных систем должен быть сбалансированно регулируемым. За каждым участником этого процесса должны закрепляться определенные инструменты поддержки, обеспечивающие управленческие воздействия, которые, складываясь с управленческими воздействиями других его участников, формируют новое состояние, отвечающее стратегическим интересам объединения. Значительный интерес представляет дальнейшее исследование и выделение возможных синергетических эффектов, возникающих при взаимодействии инструментов поддержки.


Источники:

1. Каплина, А. В. Организационно-информационный механизм финансирования процессов кластеризации в регионе. // Естественно-гуманитарные исследования. 2019. - № 23 (1). - С. 38-45.
2. Коняхина, Е. М. Организационные и финансовые аспекты развития территориальных кластеров. // Экономика и предпринимательство. 2017. - № 8-2 (85). - С. 1073 - 1076.
3. Кудряшов, В. С., Куприн, А. А. Инструменты финансовой поддержки кластерных проектов из бюджетных источников. // В сборнике: Государство и бизнес. Экосистема цифровой экономики материалы XI Международной научно-практической конференции. Северо-Западный институт управления РАНХиГС при Президенте РФ. 2019. - С. 210 - 214.
4. Траченко, М. Б., Гайша, О. Д. К оценке эффективности финансирования промышленных кластеров. // Российский экономический журнал. - 2019. - № 5. - С. 36 - 47.
5. Состояние кластерного развития в государствах – участниках ЕАБР. Евразийский Банк Развития. 2019. [Электронный ресурс]. URL: http://eurasian-studies.org/wp-content/uploads/2019/08/EABR_Clusters_07_2019.pdf (дата обращения: 03.04.2020 ).
6. Шехтман, А. Ю. Анализ методов оценки эффективности управления кластерными системами (отечественный и зарубежный опыт). // Cистемное управление. - 2016. – № 1(30). – С.40 - 41
7. Academia Plus Business. [Электронный ресурс]. URL: https://www.aplusb.biz/erfolge/ (дата обращения: 03.04.2020 ).
8. Austrian Research and Technology Report 2019. Vienna, 2019. – 288 p.
9. Bundesministerium für Bildung und Forschung. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bmbf.de/foerderungen/bekanntmachung-1318.html (дата обращения: 03.04.2020 ).
10. Bundesbericht Forschung und Innovation 2018. Berlin, 2018. - 380 p. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bmbf.de/upload_filestore/pub/Bufi_2018_Hauptband.pdf
11. COMET – Competence Centers for Excellent Technologies. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ffg.at/en/comet-competence-centers-excellent-technologies (дата обращения: 03.04.2020 ).
12. Cluster Monitor Deutschland. Trends und Perspektiven von Clustern in Deutschland Monitoringergebnisse der Erhebungsrunde Nr. 3 vom Mai/Juni 2013. [Электронный ресурс]. URL: https://www.clusterplattform.de/CLUSTER/Redaktion/DE/Downloads/Publikationen/cluster_monitor_deutschland.pdf?__blob=publicationFile&v=5 (дата обращения: 03.04.2020 ).
13. Сluster management abilities, capacities, skills and competences towards a smart industry (Cluster 4.0 and Industry 4.0). - 2018.- 99 p. [Электронный ресурс]. URL: https://cluster4smart.eu/files/IO1_FINAL_REPORT-redesign_v2.pdf (дата обращения: 03.04.2020 ).
14. Cluster programmes in Europe and beyond. Luxembourg, Publications Office of the European Union. 2019. P. 32
15. European structural and investment funds. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/info/funding-tenders/funding-opportunities/funding-programmes/overview-funding-programmes/european-structural-and-investment-funds_en (дата обращения: 03.04.2020 ).
16. European Regional Development Fund. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/regional_policy/en/funding/erdf/ (дата обращения: 03.04.2020 ).
17. Forschungs- und Technologiebericht 2019. Wien, 2019. - P. 8-9. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bmdw.gv.at/Themen/Innovation/FTB.html (дата обращения: 01.04.2020 ).
18. Industrial Clusters in England. London, 2017. 114 p. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/646547/NIESR_Clusters_Research_BEIS_Format_with_summary_FINAL.pdf (дата обращения: 03.04.2020 ).
19. Internal Market, Industry, Entrepreneurship and SMEs. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/growth/access-to-finance/cosme-financial-instruments_en (дата обращения: 03.04.2020 ).
20. Ketels C., Protsiv S. Clusters and the New Growth Path for Europe. Vienna. WIFO. – 2013. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/259080490_Clusters_and_the_New_Growth_Path_for_Europe (дата обращения: 03.04.2020 ).
21. KETGATE. [Электронный ресурс]. URL: https://www.interreg-central.eu/Content.Node/KETGATE.html (дата обращения: 03.04.2020 ).
22. MADE Competence Center Industria 4.0. [Электронный ресурс]. URL: https://www.made-cc.eu/bandi (дата обращения: 01.04.2020 ).
23. Smart Specialisation Platform. [Электронный ресурс]. URL: https://s3platform.jrc.ec.europa.eu/home;jsessionid=9PClTyDJXJGMLN2n3dNdnT2wtC2Wy7WK1f9FyGN1pfDvLvTJN8nd!1495519843!1395131188264 (дата обращения: 03.04.2020).
24. Study on investment needs and obstacles along industrial value chains. Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2017. – 217 p. [Электронный ресурс]. URL: https://op.europa.eu/en/publication-detail/-/publication/959cbc1d-ce72-11e7-a5d5-01aa75ed71a1 (дата обращения: 01.04.2020 ).
25. UK Research and Innovation. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ukri.org/funding/funding-opportunities/strength-in-places-fund/ (дата обращения: 03.04.2020 ).
26. Vad är Vinnväxt. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vinnova.se/m/vinnvaxt/om-vinnvaxt/ (дата обращения: 03.04.2020 ).
27. Zentrales Innovationsprogramm Mittelstand. [Электронный ресурс]. URL: https://www.zim.de/ZIM/Navigation/DE/Meta/Englisch/englisch.html (дата обращения: 03.04.2020 ).

Страница обновлена: 25.11.2020 в 08:31:33