Модели социальной ответственности бизнеса в мировой экономике

Кравцова Е.М.1, Матвеева В.Ю.1
1 Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 6, Номер 1 (Январь-март 2016)

Цитировать:
Кравцова Е.М., Матвеева В.Ю. Модели социальной ответственности бизнеса в мировой экономике // Экономика, предпринимательство и право. – 2016. – Том 6. – № 1. – С. 81-98. – doi: 10.18334/epp.6.1.35241.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=26196126
Цитирований: 37 по состоянию на 26.03.2022

Аннотация:
Раскрыта сущность классической модели корпоративной социальной ответственности (КСО), ее связь с исторически сложившимися тремя интерпретациями концепции КСО. Выявлены характерные черты американской, европейской, японской, латиноамериканской, африканской моделей, модели КСО стран БРИКС. Проведено сравнение принципов построения американской и европейской моделей, моделей КСО развитых и развивающихся стран. Отражена необходимость соблюдения международных норм, стандартов и принципов КСО.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство, социальная ответственность бизнеса, стейкхолдеры, КСО (корпоративная социальная ответственность), модели КСО, транснациональные корпорации (ТНК)

JEL-классификация: M14, L32, F49



Введение

Исследование вопросов, связанных с социальной ответственностью бизнеса, в настоящее время актуализируется; при этом наблюдается встречная направленность процесса в плоскости «бизнес - общество - государство». Современное общество, вырабатывая рациональные стандарты жизни, модели поведения и благополучия, которые предоставляют возможности пользоваться всеми благами цивилизации, рационально относиться к природе и ее ресурсам, воспитывать здорового, образованного и духовно богатого человека, требует от бизнеса активного использования института социальной ответственности.

В стратегических планах лидеров мировой промышленности наблюдается повышение значимости вопросов социальной ответственности с экономической, социальной и политической точек зрения. Государство, базируясь на объективной необходимости инновационного развития экономики, проводит политику конструктивного взаимодействия бизнеса и государственных структур, использует такую форму взаимодействия, как государственно-частное партнерство. За рубежом инструментарий института социальной ответственности бизнеса используется достаточно давно и эффективно. Международные организации – ООН, ЮНЕСКО, Международная организация труда, Международная организация по сертификации – разработали ряд руководств и стандартов, в которых изложены основные принципы социальной ответственности, используемые, прежде всего, в развитых странах.

В странах с переходной экономикой проблематика социальной ответственности бизнеса является предметом дискуссий, а практическое воплощение находится на стадии становления, поскольку вопросы ответственности, как правило, возникают по мере «взросления» бизнеса, с приходом и распространением в экономическом поле крупных национальных и транснациональных корпораций.

Проблемы социальной ответственности бизнеса имеют давнюю историю и являются предметом исследований не только современных ученых-экономистов и социологов, но и философов, начиная со времен Аристотеля, Платона и Конфуция. Социальную ответственность корпораций в системе корпоративного управления рассматривали зарубежные исследователи Милтон Фридман (теория корпоративного эгоизма), Юджин Бригхем, Питер Друкер [1, 2]. Различные аспекты социальной ответственности корпораций и государственно-частного партнерства, а также связанные с ними проблемы, исследовала группа ученых ИЭП НАН Украины – работы по государственной поддержке угольной отрасли и моногородов, по развитию малого и среднего предпринимательства, по капитализации предприятий [3].

Украинские ученые В.М. Шаповал, О. Гирик полагают, что социальная ответственность бизнеса – явление многоаспектное, затрагивающее отношения с работниками, потребителями, конкурентами, государством и международным сообществом; источник эффективизации политики развития региональных общественных систем в переходной экономике, в частности, в Украине [4, 5]. А.И. Кредисов справедливо считает, что социальная ответственность как определяющий организационный вектор современного развития бизнеса влияет не только на повышение эффективности общественного производства, но и на инновационную трансформацию общества в целом [6].

А.М. Колот, увязывая воедино социальную ответственность бизнеса, государства и институтов гражданского общества, исследует проблематику имплементации национальной идеи социальной ответственности в общую систему общественного развития [7]. По его мнению, корпоративная социальная ответственность в украинских реалиях по разным причинам имеет недостаточные масштабы и эффективность, а на практике весьма противоречива [8].

В силу изменчивости экономических отношений, в том числе международных, в условиях развития глобализационных процессов, сущность и экономическая природа социальной ответственности бизнеса до конца не изучены, а ее формы и инструментарий требуют дальнейшей разработки. Обращение к мировому опыту развития социальной ответственности бизнеса является своевременным и актуальным.

Цель данной статьи – исследовать модели социальной ответственности бизнеса, применяемые в различных странах; выявить принципы построения социального партнерства в условиях глобализации; обосновать ужесточение международных и национальных экономических, социальных и административных требований и норм, предъявляемых к современному производству, с учетом мирового опыта и украинской специфики.

Концепции корпоративной социальной ответственности

Корпоративная социальная ответственность (КСО) представляет собой концепцию, на основе которой компании учитывают в своей деятельности интересы общества, неся за нее ответственность перед т.н. стейкхолдерами – лицами и институтами, которые существуют в компании или вне ее и оказывают влияние на осуществление компанией своей деятельности. Иными словами, компания несет ответственность перед заказчиками, поставщиками, сотрудниками, акционерами, местным сообществом и прочими заинтересованными сторонами социума [4-7]. КСО подразумевает, что компания добровольно принимает на себя дополнительные меры для повышения качества жизни своих сотрудников, их семей, местного сообщества, а также всего общества в целом.

На формирование моделей КСО повлияло существование трех исторически сложившихся интерпретаций самой концепции социальной ответственности бизнеса. Согласно традиционной концепции КСО, предложенной Милтоном Фридманом (Milton Friedman) в 1971 г. и впоследствии получившей название теории «корпоративного эгоизма», единственное, в чем бизнес ответственен перед социумом, – это в обеспечении увеличения прибыли для своих акционеров. По словам М. Фридмана, «существует одна и только одна социальная ответственность бизнеса: использовать свои ресурсы и энергию в действиях, ведущих к увеличению прибыли, пока это осуществляется в пределах правил игры» [2].

В противоположность теории корпоративного эгоизма и практически одновременно с ней сформировалась теория «корпоративного альтруизма», разработанная Комитетом по экономическому развитию США. Сущность данной теории в полной мере отражается следующей фразой: «корпорации обязаны вносить значительный вклад в улучшение качества американской жизни» [2]. Третья теория КСО – теория «разумного эгоизма» – представляет собой центристское понимание социальной ответственности бизнеса, согласно которому социально ответственный бизнес действует с целью сокращения потерь прибыли в долгосрочной перспективе. То есть компания расходует средства на реализацию социальных программ, чем сокращает свои текущие доходы, однако, создавая благоприятную социальную среду, она рассчитывает на получение устойчивых доходов в будущем и на повышение прибыли в долгосрочной перспективе.

Резюмируя обзор концепций КСО, следует отметить, что в рамках теории «корпоративного эгоизма» социально ответственной считается компания, просто выполняющая требования налогового, природоохранного, трудового законодательства и т.д. В рамках теории «корпоративного альтруизма» социально ответственная компания сверх выполнения законодательных требований в социальной сфере также должна способствовать развитию внутренней и внешней среды своего бизнеса. Согласно теории «разумного эгоизма», социально ответственная компания осуществляет мероприятия в сфере КСО лишь в качестве инструмента для улучшения своей репутации, получения выгод от публичной социальной деятельности, включая реализацию филантропических (благотворительных) программ, комплексов мер, конкретных проектов и т.д.

Начиная с 1990-х гг. в развитых странах мир стал активно применяться особый подход к организации КСО, согласно которому благотворительная и иная социально ответственная деятельность компании концентрировались вокруг конкретной области, непосредственно связанной с основным направлением деятельности данной компании. Подобный подход получил название «социально значимые направления деятельности» (Socially Anchored Competencies model, SAC model). Основной целью реализации данного подхода к КСО является смягчение противоречий между интересами компании (т.е. бизнеса) и общества на основе использования доступного и выгодного для компании набора инструментов. При этом реализация компанией несвязанных с конкретным бизнесом социальных программ рассматривается как источник неэффективных затрат, что неприемлемо для компании как коммерческой организации, нацеленной, прежде всего, на получение прибыли.

Транснационализация бизнеса, выражающаяся в эволюции транснациональных корпораций (ТНК) и их мирохозяйственной экспансии, привели к переходу механизмов КСО на более высокий, международный уровень. Процесс интернационализации КСО выражается в двух взаимосвязанных аспектах. С одной стороны, национальные государства вследствие перераспределения сил в мировом хозяйстве в пользу крупных международных компаний (чаще всего ТНК) постепенно утрачивали влияние как на экономическое развитие, так и на реализацию социальной политики, по крайней мере, в части ее финансового обеспечения. В условиях глобализации экономики и транснационализации бизнеса возникла необходимость гармонизации и унификации подходов к реализации концепции КСО компаниями различной национальной принадлежности, функционирующими в разных странах и регионах. Для разрешения возникшей проблемы был разработан ряд международных нормативно-правовых актов, предписывающих хозяйствующим субъектам принятие на себя определенных обязательств по компенсации возможного ущерба природе и обществу вследствие осуществляемой ими экономической деятельности. К документам подобного рода относятся, например, стандарт CSR/КСО-2008 (введен в действие 15 декабря 2008 г.), разработанный на основе положений Глобального договора ООН о действиях в области корпоративной социальной ответственности, рекомендаций Международной организации труда, а также международного стандарта SA 8000:2001, международных стандартов ISO серии 9000 и серии 14000, международного стандарта OHSAS 18000.

С другой стороны, транснационализация бизнеса привела к появлению нового феномена – «социальная ответственность ТНК». Появление последнего связано с тем, что ведение бизнеса на международном уровне предполагает усложнение структуры КСО ввиду необходимости диверсификации подходов к реализации социально ответственных мер с учетом социальных, экономических, институциональных особенностей стран, в которых ТНК осуществляет экономическую деятельность. В то же время ТНК в большей мере реализуют модели КСО, присущие материнским странам, то есть стремятся гармонизировать территориально специфичный подход к КСО с традиционным для материнской страны подходом к КСО на национальному ровне.

В результате социальная ответственность ТНК проявляется через реализацию совокупности обязательств, взятых на себя конкретной ТНК по соответствию ее бизнеса принципам устойчивого развития в части инвайронментального, человеческого и социального развития страны базирования. Указанные обязательства реализуются через разработку и осуществление на добровольной основе единых для всех филиалов ТНК программ и целевых мероприятий в сфере КСО. Однако при этом предусматриваются конкретные меры, учитывающие специфику социума стран базирования ТНК. Как следствие, весь комплекс мер в сфере КСО ТНК направлен на повышение инвестиционной привлекательности, информационной прозрачности деятельности компании, ее положительного реноме как в деловых кругах, так и в местном сообществе, что в конечном итоге должно привести к росту конкурентных преимуществ ТНК как на национальных, так и на мировых рынках [9].

Таким образом, в современной бизнес-среде классическая концепция КСО рассматривается чаще всего с позиций теории «разумного эгоизма» то есть лишь как средство частного урегулирования нерыночных отношений, возникающих между компанией и ее стейкхолдерами. В то же время социальная ответственность является одним из характерных для современной экономики требований к любой компании, прежде всего к компании, действующей на транснациональном уровне, о чем свидетельствует дефиниция социальной ответственности в формулировке стандарта CSR/КСО-2008, согласно которой КСО представляет собой обязательства организации, учитывающие принятую ею ответственность за решение социальных проблем своего персонала, местного населения и общества в целом [10].

Модели корпоративной социальной ответственности

Практическое применение моделей социальной ответственности бизнеса определяется уровнем развития стран и их законодательства, связано с историческими, национальными и культурными особенностями. Исследователи различают четыре модели корпоративного развития: американскую, европейскую, латиноамериканскую и японскую (азиатскую); таким же образом формировались соответствующие модели КСО. В настоящее время выделяют дополнительно африканскую модель и модель стран БРИКС.

Американская модель. В рамках американской модели КСО приоритет среди стейкхолдеров имеют акционеры, инвесторы. Что касается отношения компаний к местному сообществу и прочим заинтересованным сторонам общественной среды, то здесь преобладает филантропическая направленность. Государство законодательно поощряет реализацию компаниями мер в сфере КСО посредством предоставления таким компаниям режима наибольшего благоприятствования. Например, штрафы компаний могут быть уменьшены или полностью отменены, если они осуществляют эффективное социальное инвестирование. Принятый Конгрессом США Акт о реинвестициях в местное сообщество (CRA – Community Reinvestment Act) предписывает американским банкам инвестировать средства в проекты, имеющие своей целью развитие местной социальной инфраструктуры и направленные на поддержание надлежащего состояния окружающую среду. По результатам подобных реинвестиционных мер ежегодно составляется рейтинг банков США, ранжированных по критерию финансовой активности в сфере социального инвестирования.

В свою очередь, корпорации США сами стремятся к развитию модели КСО, включают ее элементы в контракты с поставщиками, разрабатывают и усовершенствуют кодексы этического поведения корпораций, основанные на принципах, разработанных международными организациями, кодексы подведения предприятий малого и среднего бизнеса. Можно выделить следующие приоритетные направления социальной ответственности американских компаний: ответственность за продукты компании (их безопасность, глобальное лицензирование продуктов, соответствие стандартам), защита окружающей среды («зеленое движение», возобновляемые источники энергии, использование экологически чистых продуктов при производстве товаров компании), защита сотрудников (программы обучения, выплаты бонусов). Мероприятия по КСО реализуется американскими корпорациями через многочисленные корпоративные и благотворительные фонды [11].

Европейская модель. Модель «компании участников» (stakeholders' company) ориентирует европейские корпорации на равноправное взаимодействие с многочисленными стейкхолдерами – от местных сообществ до организаций, отражающих различные общественно значимые интересы (экологические, правозащитные, потребительские и др.), которое регламентируется законодательно, то есть является обязательным. Подобная модель, основанная на взаимодействии компании со стейкхолдерами, позволяет выявить сферы потенциальных конфликтов между заинтересованными сторонами КСО, а также определить перспективные направления развития бизнеса, соответствующие локусам возникновения возможностей для дальнейшего развития бизнеса. Выявленные общественные потребности удовлетворяются с учетом возможностей, предоставляемых национальной экономике и бизнесу инновационной моделью экономического развития, причем инновации внедряются не только в производственную сферу, но и в сферу трудовых отношений, сферу взаимодействия с окружающей средой, что становится необъемлемой частью стратегии развития бизнеса. Лидерами в реализации европейской модели КСО являются компании, функционирующие в отраслях, ориентированных, прежде всего, на потребителя, – предприятия пищевой и фармацевтической промышленности, розничной торговли и т.п.

Также следует отметить, что благодаря законодательной фиксации обязательности мер в сфере КСО, уровень социальной активности европейских компаний выше, чем американских. Это явление объясняется базированием европейской модели КСО на рейнско-альпийской модели экономики, именуемой также моделью социального капитализма. В данной модели лучше, чем в иных моделях национальных экономик, сочетаются нормы социальной справедливости, коллективное обеспечение оплаты социальных расходов и эффективность государственного и корпоративного управления. Благодаря этому социальная ответственность европейского бизнеса является этической обязанностью бизнесменов и сотрудников компаний, хотя при этом благотворительность менее развита, чем в американской модели КСО [7].

В рамках Европейского Союза его наднациональные институты также уделяют значительное внимание разработке общеевропейских норм КСО. Так, в июне 2000 г. были приняты Рекомендации Совета ЕС об основных ориентирах экономической политики государств-членов и Сообщества, а в ноябре 2000 г. – Директива Совета ЕС 2000/78/EC, устанавливающая общую систему равного обращения в сфере занятости и профессиональной деятельности. В указанных документах подчеркивалась значимость КСО с точки зрения занятости социальных последствий региональной экономической интеграции, формирования Европейского внутреннего рынка и необходимости адаптации условий труда в объединенной европейской экономике.

Также в ЕС был инициирован ряд дискуссий, касающихся всех аспектов КСО – значимости социальной ответственности для компаний, реализующих соответствующие мероприятия; для европейской экономики как единого целого; для общества, которое в ЕС строится на основе сплоченности, недискриминации и равенства. В частности, с 2002 г. под эгидой Европейской комиссии проводится Европейский форум стейкхоллдеров по вопросам КСО (далее – Форум). Если в первом Форуме приняли участие около 50 авторитетных стейкхолдеров в составе представителей бизнеса, некоммерческих организаций, потребителей и заказчиков, то в 2015 г. в аналогичном Форуме приняли участие более 450 участников. В 2015 г. важнейшими направлениями деятельности Форума стали обеспечение доступа к европейскому внутреннему рынку, образование и развитие человеческого капитала; развитие малого и среднего бизнеса в ЕС; международное сотрудничество в сфере помощи развитию; взаимосвязь бизнеса и соблюдения прав человека; социально ответственное инвестирование; социально ответственные каналы поставок товаров; проблемы национальных и региональных политик в сфере КСО и др.

Кроме Форумов в рамках ЕС реализуются и иные формы сотрудничества между наднациональными, национальными институтами, деловыми кругами и стейкхолдерами по КСО. Одной из таких форм является Европейский альянс по КСО (далее – Альянс), созданный в 2006 г. по инициативе и под управлением Европейской комиссии. Альянс представляет собой открытое объединение компаний, функционирующих во всех странах ЕС и во всех отраслях экономики, ведущих активную деятельность и имеющих положительный опыт в сфере КСО. Целями альянса являются повышение осведомленности и расширение знаний бизнеса о КСО (с презентацией компаниями своих достижений в данной сфере); помощь в развитии открытого сотрудничества между компаниями и стейкхолдерами по вопросам КСО; обеспечение благоприятных условий для КСО. Кроме того институты ЕС финансируют исследования в области КСО, выпускают соответствующие руководства, создают платформы для продвижения КСО с привлечением стейкхолдеров, награждают за партнёрство между компаниями и стейкхолдерами [12].

В целом для Европы характерна тенденция к системному видению проблемы взаимодействия корпорации и общества, что обусловливает развитие государственно-частного партнёрства. Европейским инвестиционным банком в 1998-2008 гг. на осуществление проектов государственно-частного партнерства было выделено 20 млрд евро, прежде всего в социально ориентированных отраслях (здравоохранение и образование) и при реализации инновационных проектов. Европейский опыт КСО показывает, что государственно-частное партнёрство хорошо работает в политически стабильной среде с чётко прописанной нормативно-правовой базой и ясно сформулированными требованиями со стороны государственного сектора [12].

В рамках европейской модели корпоративной социальной ответственности выделяют подмодели КСО – скандинавскую (основана на партнерстве «бизнес-государство», в котором бизнес исправно платит высокие налоги, а государство – эффективно их распределяет), британскую (характеризуется сочетанием элементов американской и европейской моделей КСО, но с существенным привлечением государства и общественных институтов в процессы согласования общественных интересов, продвижение и поощрение лучших практик бизнеса в государственных политиках), южноевропейскую, континентальную и др.

Несмотря на различия в подходах к КСО, реализуемых в ее американской и европейской моделях, данные модели объединяет ряд общих черт, важнейшей из которых является активное участие правительства в создании государственно-частных партнерств, поддерживают инициативы в формате КСО через софинансирование некоммерческих проектов. Также и в США, и в ЕС разработаны и применяются нормативно-правовые акты, устанавливающие льготный режим налогообложения для компаний, ведущих социально ответственный бизнес и следующих принципам деловой этики, особенно в вопросах использования энергии, вторичной переработки отходов производства и т.д. Следует также отметить проявившуюся в последнее время тенденцию к сближению и взаимному переплетению европейской и американской моделей КСО, используемых компаниями вне зависимости от их национальной принадлежности. На стыке европейской и американской моделей КСО сформировалась канадская модель КСО, сочетающая в себе черты обеих упомянутых моделей и регулируемая специальной правительственной организацией – Национальным институтом качества Канады.

Японская (азиатская) модель. В данной модели активную роль играют государство и традиции. Сотрудники лояльны к компании на протяжении всей жизни (институт «пожизненного найма») и относятся к компании как к «производственной семье». Вопросы развития азиатской модели КСО открыто дискутируются. Азиатский Саммит по КСО в сентябре 2011 г. на тему «Азиатское развитие: глобальная ответственность» и другие ежегодные мероприятия по КСО, на которых обсуждаются ключевые вопросы и новые идеи по КСО для бизнеса и правительства, проводятся с целью построения стратегии устойчивого развития бизнеса в Азии [13].

Африканская модель КСО нацелена на предоставление финансовой помощи компаниями на проекты борьбы с бедностью, просветительные программы в области ВИЧ, образования, оказание помощи местным организациям. Во многих африканских странах законодательно закреплена норма о предоставлении финансовой помощи базирующимися в них транснациональными корпорациями – это один их инструментов контроля над деятельностью ТНК в экономике принимающей страны. Такой подход к КСО создает более устойчивую экономическую среду в бедных странах.

Латиноамериканская модель. Латиноамериканским странам присуща высокая активность СМИ, поэтому общественность достаточно хорошо осведомлена о социальной ответственности корпораций. В странах БРИКС развитие КСО направлено на укрепление корпоративного управления, защиту окружающей среды и социальную политику по отношению к персоналу.

Модель социальной ответственности бизнеса в странах с переходной экономикой, прежде всего, постсоциалистических, пока что недостаточно развита, имеет черты моделей, близких к ним традиционно. Для стран СНГ характерны усиление влияние правительств на формирование национальной повестки дня по КСО, сильная роль международных институтов и доноров в развитии концепции КСО (ООН, ЕС, посольства Европейских стран), незначительная роль общественных и экспертных организаций и СМИ в формировании КСО.

Российская модель КСО формируется в направлении развития государственно-частного партнерства при участии правительственных организаций и Ассоциации менеджеров России. Наряду с проектами по развитию транспортной инфраструктуры преобладают проекты, реализуемые в жилищно-коммунальном хозяйстве, поскольку они менее капиталоёмкие, на их реализацию затрачивается меньше времени, а инвестиции быстро окупаются. Бизнес заинтересован не только в получении прибыли и сокращении затрат, но и в том, чтобы иметь достаточно ресурсов для производства с целью сделать персонал лояльным, а отношения с государством – легкими. Рейтинг социального вклада ведущих российских компаний, отражающий уровень их корпоративной социальной ответственности, в России ведется независимым российским рейтинговым агентством «Репутация» по направлениям: экономическая результативность и организационное управление, взаимодействие с потребителем, трудовые отношения и права персонала, экология и охрана окружающей среды, взаимодействие с обществом [14].

Следует отметить наиболее явные различия концепции в моделях КСО развитых и развивающихся стран. В развитых странах эффективно работают государственные социальные программы, поэтому население в своем большинстве в поддержке со стороны бизнеса не нуждается. Вследствие этого КСО в развитых странах ориентирована преимущественно на решение целевых программ – окружающая среда, развитие собственного персонала и проч. Американская модель КСО в большей степени, чем европейская, подвержена публичности, поэтому в США под целевые программы компании часто проводят свои пиар-акции. В развивающихся странах, где государственные социальные программы не могут охватить весь объем проблем, модели социальной ответственности бизнеса больше сфокусированы на оказании помощи малоимущим слоям населения – это благотворительность, филантропия, волонтерство.

В Украине, по мнению исследователей, произошло осознание важности вопросов социальной ответственности, понимание должного отношения бизнеса к проблемам общества [4–8]. Однако модель КСО практически не была сформирована. Как государство, так и отечественный бизнес, практически не предпринимали никаких шагов к развитию КСО, за редким исключением работы компаний со своими сотрудниками, в отдельных случаях проявлялись элементы государственно-частного партнерства в рамках поддержания инфраструктуры монопрофильных городов.

Как справедливо замечено, предприятие никогда не будет социально ответственным, если будет игнорировать основы социальной ответственности, заложенные в международном стандарте ISO 26000 [15]. Данный стандарт предназначен для того, чтобы помочь бизнесу внести вклад в устойчивое развитие, он выделяет семь принципов социальной ответственности: подотчётность, прозрачность, этичное поведение, уважение интересов заинтересованных сторон, соблюдение верховенства закона, соблюдение международных норм поведения, соблюдение прав человека. Другой стандарт в области КСО – CSR/КСО-2008 – гласит о том, что организация должна разработать и реализовывать политику в области социальной ответственности, которая отвечает экономическим интересам организации; является основой для постановки целей в области социальной ответственности; включает обязательства, соответствующие всем требованиям настоящего стандарта; способствует достижению социального мира, безопасности и благополучия персонала и местного населения [10].

Игнорирование украинском бизнесом международных стандартов в области корпоративной социальной политики, его отстранение от участия в решении проблем общества стало одной из причин экономического, социального и политического кризиса в Украине.

Заключение

1. Классическая модель КСО основывается на том, что рациональные экономические интересы ориентируют бизнес не только на получение максимальной прибыли, но и на улучшение собственной «среды обитания» – социальной, экологической, политической – путем добровольного инвестирования полученной прибыли в соответствующие институты.

2. Несмотря на единое понимание подходов и принципов КСО, в каждой стране и регионе концепция социальной ответственности бизнеса имеет отличительные черты, связанные с историей, национальными и культурными особенностями, политическим, экономическим и социальным развитием. Выделяют следующие модели КСО: американскую, европейскую, японскую (азиатскую), латиноамериканскую, африканскую, модель стран БРИКС.

3. В мировых моделях КСО выделяют два подхода: корпоративные решения, основанные на этических ценностях и направленные на удовлетворение ожиданий всех стейкхолдеров, представляются как необходимые (европейский подход), так и юридически необязательные (американский подход).

4. Американской модели КСО присущи черты филантропического подхода к КСО: минимальное вмешательство государства в частный бизнес, систематическое финансирование различных некоммерческих организаций и фондов, корпоративное волонтерство, рекламирование благотворительных акций.

5. Европейская модель характеризуется активной ролью государства и подразделяется на свои подмодели, значительную роль в ее формировании играет Европейская комиссия ЕС по вопросам КСО. Европейская модель КСО, в отличие от американской модели, предусматривает институционализацию отношений со стейкхолдерами; практика сложилась в недрах социального государства. Европейская модель КСО ориентирована на превращение компаний в полноправных членов национальных сообществ, а стратегии социальной ответственности – в важный ресурс европейского строительства.

6. В японской (азиатской) модели активную роль играют государство и традиции. Африканская модель КСО нацелена на предоставление финансовой помощи компаниями на проекты борьбы с бедностью, просветительные программы в области ВИЧ, образования, оказание помощи местным организациям. Латиноамериканским странам характерна высокая активность СМИ, поэтому общественность достаточно хорошо осведомлена о социальной ответственности корпораций. В странах БРИКС развитие КСО направлено на укрепление корпоративного управления, защиту окружающей среды и социальную политику по отношению к персоналу.

7. Модель социальной ответственности бизнеса в странах с переходной экономикой проходит этап становления, имеет черты моделей, близких к ним традиционно. Для стран СНГ характерны усиление влияние правительств на формирование КСО, сильная роль международных институтов и доноров в развитии концепции КСО, недостаточная – общественных, экспертных организаций, СМИ в формировании КСО.

8. В Украине отмечено осознание важности формирования модели социальной ответственности бизнеса, однако ее практическое воплощение не соответствует политике достижения социального мира, которая задекларирована международными стандартами в области КСО.


Источники:

1. Друкер П.Ф. Друкер на каждый день. 366 советов успешному менеджеру / П.Ф. Друкер. – М. : «Манн, Иванов и Фербер», 2012. – 432 с.
2. Друкер П.Ф. The Age of Discontinuity (Русскоязычное издание : Эпоха разрыва: ориентиры для нашего меняющегося общества) / П.Ф. Друкер. – М. : «Вильямс», 2007. – 336 с.
3. Амоша А.И. Капитализация предприятий: теория и практика : монография / А.И. Амоша, И.П. Булеев, Н.Е. Брюховецкая, И.В. Алексеев, О.А. Богуцкая ; ред. И. П. Булеев, Н. Е. Брюховецкая ; НАН Украины, Ин-т экономики пром-сти, Донец. ун-т экономики и права. – Донецк : б/в, 2011. – 328 c.
4. Шаповал В. М. Соціальна відповідальність у системі підприємницької діяльності : автореф. дис. ... д-ра екон. наук : 08.00.01 / В. М. Шаповал ; ДВНЗ «Нац. гірн. ун т».– Дніпропетровськ: б/в , 2012. – 42 c.
5. Гирик О. Корпоративна соціальна відповідальність : підручник / О. Гирик, О. Денис, О. Дубовик, І. Жеребило, А. Зінченко ; Нац. банк України, Ун-т банк. справи. – К. : иУБС НБУ, 2009. – 258 с.
6. Кредісов А.І. Організаційний вектор сучасного бізнесу / А.І. Кредісов // Економіка України. – 2013. – № 10. – С. 21-31.
7. Колот А.М. Соціальна відповідальність: теорія і практика розвитку : монографія / А.М. Колот, О.А. Грішнова, О.Г. Брінцева, О.О. Герасименко, О.А. Даниленко ; ред. А.М. Колот ; ДВНЗ «Київ. нац. екон. ун-т ім. В. Гетьмана». – К. : КНЕУ, 2012. – 501 с.
8. Колот А.М. Корпоративна соціальна відповідальність: сучасна філософія, проблеми засвоєння / А.М. Колот // Економіка України. – 2014. – № 3. – С. 70-83.
9. Винникова Т.А. Современные ТНК: проблемы экологической и социальной ответственности: дисс. … канд. экон. наук: 08.00.14 / Т.А. Винникова. – М.: б/и, 2001. – 150 с.
10. Международный стандарт CSR/КСО - 2008 «Социальная ответственность организации. Требования» [Электронный ресурс] / Центр экспертных программ Всероссийской организации качества. – Режим доступа: http://www.cepvok.ru/docs/socsert/standart_inter_kso.doc.
11. Кузнецова Н.В. Модели корпоративной социальной ответственности / Н.В. Кузнецова, Е.В. Маслова // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2013. – № 4 (24). – С. 22-36.
12. Официальный сайт: European Commission [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://ec.europa.eu.
13. Официальный сайт: Корпоративная социальная ответственность в Казахстане [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.csrkz.org/ru/meropriyatiya/sobytiya.html.
14. Банникова М.С. Формирование корпоративной социальной ответственности как условие развития муниципального образования / М.С. Банникова // Самоуправление. – 2012. – №11. – С. 25-26.
15. Бандирська О.В. Соціальна відповідальність бізнесу в Україні / О.В. Бандирська // Актуальні проблеми економіки. – 2009. – № 10. – С. 60-64.

Страница обновлена: 20.06.2022 в 00:01:24