Социальная ответственность бизнеса и государства в период пандемии (опыт США)

Дробот Е.В.1, Макаров И.Н.2, Лесных Е.С.3, Татаринова Е.С.3
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Москва
2 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал) Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк
3 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 7 (Июль 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Макаров И.Н., Лесных Е.С., Татаринова Е.С. Социальная ответственность бизнеса и государства в период пандемии (опыт США) // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 7. – С. 1777-1794. – doi: 10.18334/epp.11.7.112338.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46397542

Аннотация:
Пандемия коронавируса COVID-19 характеризуется как массовая глобальная катастрофа в области здравоохранения, следствием которой стал экономический и социальный кризис. Глобальные медицинские, экономические и социальные последствия пандемии коронавируса COVID-19 растут день ото дня. Этот кризис затронул все страны и континенты. В течение уже более чем полутора лет сначала Китай, а затем и весь мир борется с последствиями пандемии COVID-19 для предприятий, сотрудников, клиентов, местных сообществ. Существенную роль в преодолении последствий коронавируса играют корпорации. Важное теоретическое и практическое значение для выполнения обязанностей бизнеса и государства перед обществом имеют инициативы в сфере корпоративной социальной ответственности. Корпоративная социальная ответственность выступает сильным рычагом управления для борьбы с критическими последствиями пандемии COVID-19. В данной статье проведен анализ инициатив крупнейших американских корпораций в сфере корпоративной социальной ответственности.

Ключевые слова: коронавирус, кризис, пандемия, корпорация, корпоративная социальная ответственность, бизнес

JEL-классификация: F23, F63, M14



Введение

Пандемия коронавируса COVID-19 превратилась, по сути, в глобальную катастрофу в области здравоохранения, спровоцировав экономический и социальный кризис [4–6, 9, 10] (Kostin, Khomchenko, 2020; Mayorova, 2021; Makarov, Drobot, Avtsinova, 2020; Pechatkin, Malyshev, 1995; Chekmeneva, Mikhaylova, Fitsurina, Bzhennikova, Lisitskaya, 2021). По состоянию на 29 июля 2021 г. в мире насчитывается 196 981 829 подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и 4 208 682 случая смертей [1].

В этот непростой для мировой экономики период возрастает роль корпоративной социальной ответственности (КСО) [1–3, 7, 8] (Vavilina, Komarova, Velensi, Raykher, 2019; Zaytsev, 2017; Karimova, 2020; Makarov, Nazarenko, Drobot, 2021; Pavlov, 2019). Для бизнеса это возможность пересмотреть роль компаний в обществе с учетом опыта реагирования на предыдущие стихийные бедствия, катастрофы, эпидемии и другие кризисы [32] (Monachino, Moreira, 2014).

В результате роста давления со стороны гражданского общества компании по всему миру реформируют и расширяют свои стратегии КСО. Многие компании уже имеют опыт реагирования на различные эпидемиологические и демографические изменения, такие как ВИЧ/СПИД, ближневосточный респираторный синдром (БВРС), тяжелый острый респираторный синдром (SARS), лихорадка Эбола и т.д., и с энтузиазмом стремятся поддержать социальное благополучие [22] (Droppert, Bennett, 2015).

Социально ответственные компании принимают и реализуют различные инициативы, нацеленные на оказание помощи и поддержки своим сотрудникам, клиентам и местным сообществам в кризисный период.

Следует отметить, что вклад КСО в поддержку социального благополучия был значительным, особенно в период различных стихийных бедствий, катастроф и террористических актов. А в начале XXI века недостатка в таких событиях не было!

Это, например, серия террористических актов в США 11 сентября 2001 г., землетрясение и цунами в Индийском океане в 2004 г., ураган «Катрина» в США в 2005 г., землетрясение и цунами у берегов западной и центральной части острова Ява в 2006 г., ураган Айк в США в 2008 г., землетрясение 2008 г. в провинции Сычуань в Китае, землетрясение на Гаити в 2010 г., землетрясение и цунами у восточного побережья острова Хонсю в Японии в 2011 г., обрушение восьмиэтажного здания Rana Plaza в Бангладеш в 2013 г. и т.д.

Первоочередной задачей государства, бизнеса и общества в настоящее время является обеспечение здоровья и безопасности населения, а также оказание поддержки людям, находящимся в уязвимом положении (инвалиды, безработные и т.д.). Именно поэтому КСО можно рассматривать как один из инструментов достижения целей устойчивого развития [30] (Mahmud, Ding, Kiani, Hasan, 2020).

Стратегия развития бизнеса с элементами КСО дает возможность компаниям повышать финансовые показатели и в то же время обеспечивать предоставление многочисленных социальных льгот, которые могут помочь людям выжить в период пандемии COVID-19 и преодолеть кризис [13, 27–29] (Bapuji, Patel, Ertug, Allen, 2020; Guan, et al., 2020; Guerriero, Haines, Pagano, 2020; Kucharska, Kowalczyk, 2019).

В данном исследовании с позиций теории заинтересованных сторон мы проанализируем инициативы в области КСО компаний-лидеров США, направленные на защиту сотрудников, клиентов и местных сообществ (т.е. стейкхолдеров) в период пандемии COVID-19.

В рамках нашего исследования мы попытаемся ответить на следующие вопросы:

1. Как компании могут поддержать общество в период такого опасного кризиса, как пандемия COVID-19?

2. Какие действия следует предпринять бизнесу для защиты сотрудников, заботы о клиентах и оказания помощи местным сообществам посредством корпоративных благотворительных инициатив в период пандемии COVID-19?

Теория заинтересованных сторон и КСО

Теория заинтересованных сторон (англ. stakeholder theory) как управленческий механизм говорит о том, что компания должна защищать интересы всех заинтересованных сторон (т.е. стейкхолдеров), которые могут повлиять или быть затронуты деятельностью компании, для достижения ее организационных целей и мотивов в сфере социального обеспечения [23] (Freeman, 1984).

Фримен Р.Э. конкретизировал понятие «стейкхолдер», понимая под ним как отдельного человека, члена любой группы, так и организацию, обладающую властью и возможностью оказывать влияние на выживание и успех организации [24] (Freeman, 2004).

Теория заинтересованных сторон проливает свет на фундаментальную тему взаимоотношений между компаниями и их сотрудниками, клиентами, местными сообществами и системой социального обеспечения в целом [21] (Donaldson, Preston, 1995).

В рамках теории заинтересованных сторон КСО используется в качестве инструмента стратегического управления. Здесь КСО представляет собой механизм, с помощью которого компании могут управлять различными заинтересованными сторонами, которые могут существенно влиять на ведение бизнеса, такими как акционеры, деловые партнеры, сотрудники, поставщики, клиенты, местные сообщества, неправительственные организации (НПО), государственные должностные лица и окружающая среда [19] (Cuesta-Valino, Rodriguez, Nunez-Barriopedro, 2019).

Среди всех заинтересованных сторон наиболее важными для компаний являются сотрудники (внутренняя группа заинтересованных сторон), потребители и местные сообщества (две отдельные внешние группы заинтересованных сторон) [15] (Brulhart, Gherra, Quelin, 2019).

Классификация типов КСО

Рост КСО как развивающейся области исследований и более пристальное внимание к бизнесу в XXI в. свидетельствуют о том, что бизнес и общество взаимосвязаны таким образом, что эта взаимосвязь выходит за рамки критических отношений между сотрудниками компаний, клиентами, поставщиками и местными сообществами [31] (McLennan, Banks, 2019).

В данной статье мы не ставили целью подробно исследовать подходы к определению КСО. Но представляется необходимым привести одно определение.

Под КСО в современной экономической науке и практике принято понимать добровольное, самостоятельное (т.е. дискреционное) выделение корпоративных ресурсов на цели улучшения социального обеспечения общества, которое служит средством укрепления отношений с ключевыми стейкхолдерами организации [14] (Barnett, 2007).

С учетом наличия различных походов к определению КСО интересно рассмотреть, какие типы КСО выделяются в современной науке и практике.

Во-первых, интерес представляет разделение КСО на два типа: внутреннюю и внешнюю [18, 20] (Costa, Menichini, 2013; Deng, Long, Schuler, Luo, Zhao, 2020). К внутренней КСО относятся формальные инициативы в области КСО, в рамках которых сотрудники могут участвовать и получать выгоды от развития и которые демонстрируют уважение работодателей к своим сотрудникам. Внешняя КСО включает практику, ориентированную на заботу о местном сообществе, природной среде и потребителях [18] (Deng, Long, Schuler, Luo, Zhao, 2020).

Во-вторых, ряд исследователей предлагают выделять четыре группы КСО, утверждая, что социальная ответственность компании охватывает дискреционные, этические, юридические и экономические ожидания, которые человечество возлагает на организации в определенный момент времени [16, 17] (Carroll, 1979; Carroll, 1999). Причем дискреционная, или филантропическая, деятельность является основным видом КСО, под которым понимается определенная «компенсация» обществу со стороны управляющих инвесторов компании за привилегии, которые государство предоставляет корпорациям [12] (Ararat, Colpan, Matten, 2018).

Реакция лидеров КСО США на пандемию COVID-19

Во время пандемии и экономического кризиса многие исследователи уделяют повышенное внимание тому, как организации могут принести пользу обществу посредством своей благотворительной деятельности [26] (Gardberg, Zyglidopoulos, Symeou, Schepers, 2019).

Корпоративная благотворительность распространена в США уже более 50 лет. Она является старейшей формой социальной деятельности организаций, и компании считают ее выражением своей социальной ответственности [25] (Gao, 2011).

Соединенные Штаты оказались в числе наиболее пострадавших от пандемии COVID-19 стран по числу заболевших и умерших. По данным на 29 июля 2021 г., в США насчитывается 35 492 860 подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и 628 137 смертей [2].

Пандемия COVID-19 также вызвала самую тяжелую глобальную рецессию за всю историю США со времен Великой депрессии (1929–1930). В США первый локдаун в ответ на распространение пандемии COVID-19 был введен в начале марта 2020 года. Уровень безработицы в США во втором квартале 2020 г. достиг рекордного уровня 32,1% [28] (Guerriero, Haines, Pagano, 2020). Многие работники подвергаются высокому риску сокращения заработной платы или потери работы.

Именно поэтому в сложившихся условиях инициативы в сфере КСО приобретают еще большее значение. Большинство компаний сосредоточены на поддержке здоровья и доходов своих сотрудников, заботясь при этом о своих клиентах и местных сообществах.

Рассмотрим действия, предпринятые американскими корпорациями для обеспечения безопасности общества во время чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, спровоцированной пандемией COVID-19.

В рамках данного исследования были проанализированы инициативы в сфере КСО 25 лучших американских корпораций, которые входят в рейтинг 100 лучших компаний в категории «Лучший корпоративный гражданин» (100 Best Corporate Citizens), составляемый в США журналом «Корпоративная ответственность» (Corporate Responsibility Magazine) на основе общедоступной публичной информации [3] (табл. 1).

Таблица 1

Топ-25 рейтинга «Лучший корпоративный гражданин» (100 Best Corporate Citizens), 2019 г.

Рейтинг
Название корпорации
Рейтинг
Название корпорации
1
Owens Corning
14
Altria Group
2
Intel Corporation
15
Cbre Group
3
General Mills
16
Johnson & Johnson
4
Campbell Soup
17
AbbVie Inc.
5
Hewlett Packard (HP) Inc.
18
Xylem Inc.
6
Microsoft
19
Hewlett Packard Enterprise
7
Nielsen Holdings
20
Newmont Mining
8
Ecolab Inc.
21
Xerox Corporation
9
Gap Inc.
22
3M
10
Cisco Systems
23
Accenture Plc
11
Ford Motor
24
General Motors
12
Citigroup
25
Baxter International Inc.
13
Hasbro Inc.


Источник: составлено авторами по данным: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, р. 1–17).

КСО и сотрудники

В условиях пандемии COVID-19 компании стараются четко соблюдать стандарты безопасности в области охраны здоровья сотрудников, а также следовать правилам и предписаниям правительств.

На рисунке 1 показаны механизмы защиты и поддержки сотрудников, адаптированные лучшими американскими компаниями к условиям пандемии COVID-19.

Компании внедряют различные механизмы, такие как удаленная занятость (60% компаний используют этот механизм), установление требований к уборке помещений и гигиеническим процедурам (56%), использование средств индивидуальной защиты (40%), оценка состояния здоровья работников и карантин (24%), практика социального дистанцирования и ограничения поездок (36%), оплачиваемые отпуска и больничные с пособиями на медицинское обслуживание (48%), премии и бонусы работникам, занятым на «передовой» линии (16%), дополнительные выплаты работникам-волонтерам (36%), финансирование программ помощи сотрудникам (20%).

Рисунок 1. Механизмы защиты/поддержки сотрудников во время пандемии COVID-19

Источник: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Рассмотрим некоторые примеры инициатив в сфере КСО, реализуемых американскими корпорациями в условиях пандемии (табл. 2).

Таблица 2

Инициативы в сфере КСО, реализуемые американскими корпорациями в условиях пандемии

Компания
Инициатив в сфере КСО
Campbell Soup
Ежедневные медицинские осмотры всех сотрудников
Премиальные выплаты в размере 2 долл. в час для сотрудников, работающих на условиях почасовой оплаты, и премиальные выплаты в размере 100 долл. в неделю для руководителей
General Mills
Предоставление сотрудникам дополнительного двухнедельного оплачиваемого отпуска
Ежедневные бонусы и льготы для сотрудников завода и должностных лиц, которые могут добровольно работать на производстве во время пандемии
Ecolab
Owens Corning
Выплата больничных и льготное медицинское обслуживание, включая оплату тестов на COVID-19 для сотрудников
Программа страхования заработной платы сотрудников в условиях снижения спроса клиентов на продукты и услуги компании
Intel
Пожертвование в размере 2 млн долл. на оказание помощи каждому штатному сотруднику, работающему полный и неполный рабочий день, и пенсионерам
Источник: составлено авторами по данным: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

КСО и клиенты

В условиях пандемии COVID-19 клиенты корпораций, включая местных розничных торговцев и потребителей, зависят от производителей и поставщиков, в том числе жизненно важных товаров: продуктов питания, лекарств и т.д. В этих условиях большинство компаний постарались организовать свою работу дистанционно, используя онлайн-сервисы, реализуя при этом инициативы в сфере КСО, направленные на помощь своим клиентам в условиях пандемии, включая организацию поставок продуктов питания, медикаментов, средств защиты, предоставление информации и оказание других услуг.

Например, General Mills заверила своих клиентов в постоянном и надежном обеспечении людей и домашних животных продуктами питания. Для тех, кому требуется транспортное средство для перевозки продуктов питания, медикаментов, материалов для оказания чрезвычайной помощи и других товаров, General Mills предлагает беспроцентное финансирование на 84 месяца [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Поскольку десятки миллионов людей во всем мире вынуждены оставаться дома из-за пандемии COVID-19, мировой лидер индустрии развлечений, компания Hasbro объявила о запуске инициативы “Bring Home the Fun”. В рамках этой инициативы родителям предоставляются ресурсы, которые помогут детям оставаться занятыми в течение длительного времени, которое они вынуждены поводить дома.

Компания Gap Inc. продолжает оказывать услуги по доставке десятков миллионов необходимых медицинских принадлежностей, включая средства индивидуальной защиты, такие как маски, защитные халаты и специальные защитные очки для медицинских работников и персонала больниц.

Специалисты компании Ford разрабатывают и производят аппараты искусственной вентиляции легких, маски, респираторы, другое необходимое медицинское оборудование и расходные материалы для специалистов, занятых а сфере общественного здравоохранения, сотрудников скорой помощи и пациентов, борющихся с COVID-19.

Компания 3M увеличила до максимального объема производство респираторов N95, удвоив свой мировой объем производства до 100 млн в месяц [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Корпорация General Motor организовала производство до 50 000 масок, или 1,5 миллиона в месяц [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Наконец, услуги и продукты компании Microsoft оказались чрезвычайно востребованными университетами, перешедшими на онлайн-обучение, и предприятиями, организующими совещания онлайн.

КСО и общественность

В период пандемии COVID-19 правительства, бизнес-лидеры и некоммерческие организации прилагают все усилия по удовлетворению основных экономических потребностей населения. Региональные, национальные и международные компании сотрудничают с крупнейшими глобальными и местными фондами, а также с некоммерческими организациями в целях укрепления сети здравоохранения и обеспечения безопасности общества.

Поддержка местных сообществ со стороны американских корпораций включает оказание помощи в денежной и натуральной форме (72% корпораций реализуют эту инициативу), создание специальных фондов для поддержки местных сообществ (40%) и дотации некоммерческим организациям (36%) (рис. 3).

Рисунок 3. Инициативы американских компаний по поддержке местных сообществ во время пандемии COVID-19

Источник: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

В период пандемии американские компании выделили беспрецедентные суммы на оказание помощи в период пандемии (табл. 3).

Таблица 3

Денежные пожертвования в период пандемии COVID-19

Компания
Сумма пожертвований, млн долл.
Компания
Сумма пожертвований, млн долл.
Intel
60
Citigroup
65
General Mills
5
Altria Group
1
Campbell Soup
4,8
Johnson & Johnson
50
HP
1
AbbVie
35
Microsoft
1,1
Xylem
3
Ecolab
1,25
Hewlett Packard Enterprise
50
Gap
30
3M
20
Cisco Systems
225
General Motors
2,6
Ford Motor
1,5


Источник: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Например, компания Intel выделила 4 млн долл. на оказание помощи в связи с COVID-19 в тех регионах, где Intel ведет активную деятельность. Эти средства были распределены среди организаций и общественных фондов, ориентированных на поставку медицинского оборудования, обеспечение продовольственной безопасности, поддержку малого и среднего бизнеса. Регионы, которым Intel оказывает помощь, – это не только отдельные штаты США, но и зарубежные территории, включая Коста-Рику, Индию, Ирландию, Израиль, Малайзию, Мексику и Вьетнам [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Фонд General Mills выделил 5 млн долл. на финансирование благотворительных проектов обеспечения продуктами питания детей во всем мире в условиях закрытия общественных и школьных программ во время пандемии COVID-19 [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Фонд Johnson & Johnson выделил 100 млн долл. для поддержки медицинских работников, занятых лечением пациентов по всему миру во время пандемии COVID-19 [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Компания AbbVie пожертвовала 35 млн долл. на оказание помощи пациентам с COVID-19, системам здравоохранения и местным сообществам [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

А компании Johnson & Johnson и BARDA вместе выделили более 1 млрд долл. на исследования и разработки вакцины против COVID-19 [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Примерно 40% американских корпораций создали различные фонды и активно сотрудничают с международными и региональными фондами. Около 36% корпораций пожертвовали средства некоммерческим организациям, таким как Международный Красный Крест, Всемирная организация здравоохранения, Save the Children («Спасем детей»), No Kid Hungry Project («Нет детскому голоду») [11, с. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Помощь в натуральной форме со стороны американских корпораций реализуется по следующим направлениям (табл. 4).

Таблица 4

Помощь в натуральной форме в период пандемии COVID-19

Компания
Вид помощи
Owens Corning
Передача в дар больницам наборов для тестирования COVID-19, пробирок и хирургических масок
Intel
Быстрый доступ к технологиям в местах оказания помощи пациентам
Быстро продвигающиеся научные исследования
Обеспечение ускоренного доступа студентов к онлайн-обучению
General Mills
Субсидии для обеспечения питания для наиболее уязвимых детей в условиях закрытия школ
Campbell Soup
Пожертвования продуктов американским продовольственным банкам
Дополнительные гранты местным некоммерческим организациям
HP
Использование технологий 3D-печати для получения необходимого оборудования
Microsoft
Использование медицинского бот-сервиса, работающего на базе Microsoft Azure для выявления пациентов с инфекцией и оказания медицинской помощи
Ecolab
Пожертвование более 205 000 фунтов дезинфицирующих и чистящих средств для оказания чрезвычайной помощи во всем мире
Gap
Распространение товаров нуждающимся семьям через некоммерческих партнеров, включая Baby2Baby и Good360
Cisco Systems
Бесплатные веб-приложения и предложения по безопасности Cisco
Johnson & Johnson
Пожертвование масок для лица и бахил в больницы Куала-Лумпура, а также хирургических масок, термометров, респираторов, защитных очков и защитных костюмов в Китай
Xerox
Запуск нового мобильного приложения в отдельных регионах, которое позволяет клиентам общаться в видеочате и обмениваться текстовыми сообщениями с экспертом по цифровой поддержке
Источник: составлено авторами по данным: [11, c. 1–17] (Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan, 2021, p. 1–17).

Заключение

Пандемия COVID-19 нанесла ущерб всем аспектам нашей повседневной жизни. Но наиболее пострадавшими секторами оказались здравоохранение и экономика. В этих сложных условиях американские корпорации – лидеры в сфере КСО оказали активную поддержку своим стейкхолдерам, включая сотрудников, потребителей и общество в широком масштабе.

Компании продолжают работать над тем, чтобы внести свой вклад в обеспечение безопасности своих сотрудников, предоставляя ресурсы своим клиентам, а также стремясь обеспечить благополучие местных сообществ.

Проведенное исследование показывает, что большинство компаний немедленно отреагировали на пандемию, выделив большие объемы финансовых средств и оказывая помощь в натуральной форме в условиях пандемии COVID-19.

Американские корпорации проявляют уважение к своим сотрудникам, что может способствовать усилению приверженности организации, росту доверия, удовлетворенности работой и производительности.

Инициативы американских корпораций в сфере КСО, ориентированные на клиентов, – это возможность повлиять на лояльность клиентов, улучшить деловую репутацию и имидж бренда. А все это помогает фирмам увеличить свою долю рынка, сохраняя свои деловые и социальные обязательства перед клиентами в течение критического периода, такого как пандемия COVID-19.

Установление партнерских и в то же время дружественных отношений с различными заинтересованными сторонами в глобальных цепочках создания стоимости бизнеса является достойным способом формирования позитивного восприятия деятельности фирм.

[1] Worldometers 2020. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения: 29.07.2021).

[2] Worldometers 2020. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения: 29.07.2021).

[3] CR Magazine Announces Finalists for 2019 Responsible CEO of Year Award and Lifetime Achievement Award. URL: https://www.3blmedia.com/News/CR-Magazine-Announces-Finalists-2019-Responsible-CEO-Year-Award-and-Lifetime-Achievement-Award (дата обращения: 29.07.2021).


Источники:

1. Вавилина А.В., Комарова Т.В., Веленси И.Р., Райхер Р.С. Корпоративная социальная ответственность как элемент бизнес-стратегии компании // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 4. – c. 425-436. – doi: 10.18334/lim.6.4.41313.
2. Зайцев Ю.К. Влияние практик социальной ответственности международного бизнеса на экономическое развитие беднейших стран: постановка исследовательского вопроса // Экономика, предпринимательство и право. – 2017. – № 2. – c. 115-123. – doi: 10.18334/epp.7.2.38045.
3. Каримова С.А. Определение уровня корпоративной социальной ответственности // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2020. – № 1. – c. 27-40. – doi: 10.18334/social.1.1.110947.
4. Костин К.Б., Хомченко Е.А. Влияние пандемии COVID-19 на мировую экономику // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 961-980. – doi: 10.18334/eo.10.4.111372.
5. Майорова Е.А. Социальная ответственность торговых организаций перед потребителями в условиях пандемии COVID-19 // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 4. – c. 1017-1034. – doi: 10.18334/epp.11.4.112031.
6. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Авцинова А.А. Пандемия и экономическая безопасность регионов: логистика в условиях ограничений // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1387-1404. – doi: 10.18334/eo.10.4.111306.
7. Макаров И.Н., Назаренко В.С., Дробот Е.В. Корпоративная социальная ответственность как элемент взаимодействия компании со стейкхолдерами // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2021. – № 2. – c. 113-128. – doi: 10.18334/social.2.2.112183.
8. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность как перспективный инструмент расширения деятельности международного бизнеса // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2611-2620. – doi: 10.18334/eo.9.4.40853.
9. Печаткин В.В., Малышев Т.А. Конкурентоспособность реального сектора экономики США, Китая и России в условиях пандемии // Экономические отношения. – 1995. – № 2. – c. 319-334. – doi: 10.18334/eo.11.2.111995.
10. Чекменева Е.В., Михайлова В.М., Фицурина М.С., Бженникова Д.Г., Лисицкая М.Д. Повышение уровня корпоративной ответственности в условиях пандемии // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 1. – c. 159-178. – doi: 10.18334/epp.11.1.111523.
11. Appel Mahmud, Donghong Ding, Md. Morshadul Hasan Corporate Social Responsibility: Business Responses to Coronavirus (COVID-19) Pandemic // SAGE Open. – 2021. – № 11(1). – p. 1–17. – doi: 10.1177/2158244020988710.
12. Ararat M., Colpan A. M., Matten D. Business groups and corporate responsibility for the public good // Journal of Business Ethics. – 2018. – № 153(4). – p. 911-929. – doi: 10.1007/ s10551-018-3920-4.
13. Bapuji H., Patel C., Ertug G., Allen D. G. Corona crisis and inequality: Why management research needs a societal turn // Journal of Management. – 2020. – № 46(7). – p. 1205-1222. – doi: 10.1177/0149206320925881.
14. Barnett M. L. Stakeholder influence capacity and the variability of financial returns to corporate social responsibility // Academy of Management Review. – 2007. – № 32(3). – p. 794-816.
15. Brulhart F., Gherra S., Quelin B. V. Do stakeholder orientation and environmental proactivity impact firm profitability? // Journal of Business Ethics. – 2019. – № 155(1). – p. 25-46. – doi: 10.1007/s10551-017-3732-y.
16. Carroll A. B. A three-dimensional conceptual model of corporate governance // Academy of Management Review. – 1979. – № 4(4). – p. 497-505. – doi: 10.5465/AMR.1979.4498296.
17. Carroll A. B. Corporate social: Responsibility evolution of a definitional construct // Business & Society. – 1999. – № 35(3). – p. 268-295.
18. Costa R., Menichini T. A multidimensional approach for CSR assessment: The importance of the stakeholder perception // Expert Systems with Applications. – 2013. – № 40(1). – p. 150-161. – doi: 10.1016Zj.eswa.2012.07.028.
19. Cuesta-Valino P., Rodriguez P. G., Nunez-Barriopedro E. The impact of corporate social responsibility on customer loyalty in hypermarkets: A new socially responsible strategy // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2019. – № 26. – p. 761-769. – doi: 10.1002/csr.1718.
20. Deng X., Long X., Schuler D. A., Luo H., Zhao X. External corporate social responsibility and labor productivity: A S-curve relationship and the moderating role of internal CSR and government subsidy // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2020. – № 27(1). – p. 393-408. – doi: 10.1002/csr.1877.
21. Donaldson T., Preston L. E. The stakeholder theory of the corporation: Concepts, evidence, and implications // Academy of Management Review. – 1995. – № 20(1). – p. 65-91. – doi: 10.2307/258887.
22. Droppert H., Bennett S. Corporate social responsibility in global health: An exploratory study of multinational pharmaceutical firms // Globalization and Health. – 2015. – № 11(15). – p. 1-8. – doi: 10.1186/s12992-015-0100-5.
23. Freeman R. E. Stakeholder theory. / In R. E. Freeman (Ed.), Strategic management: A stakeholder approach. - Pitman Publishing Inc., 1984. – 248 p.
24. Freeman R. E. A stakeholder theory of modern corporations. / In N. E. Bowie (Ed.), Ethical theory and business (7th ed.). - Prentice Hall, 2004. – 56-65 p.
25. Gao Y. Philanthropic disaster relief giving as a response to institutional pressure: Evidence from China // Journal of Business Research. – 2011. – № 64(12). – p. 1377-1382. – doi: 10.1016/j.jbusres.2010.12.003.
26. Gardberg N. A., Zyglidopoulos S. C., Symeou P. C., Schepers D. H. The impact of corporate philanthropy on reputation for corporate social performance // Business & Society. – 2019. – № 55. – p. 1177-1208. – doi: 10.1177/0007650317694856.
27. Guan D., et al. Global supply-chain effects of COVID-19 control measures // Nature Human Behaviour. – 2020. – № 4. – p. 577-5587. – doi: 10.1038/s41562-020-0896-8.
28. Guerriero C., Haines, A., Pagano M. Health and sus-tainability in post-pandemic economic policies // Nature Sustainability. – 2020. – № 3. – p. 494-496. – doi: 10.1038/s41893- 020-0563-0.
29. Kucharska W., Kowalczyk R. How to achieve sustainability? - Employee’s point of view on company’s culture and CSR practice // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2019. – № 26(2). – p. 453-467. – doi: 10.1002/csr.1696.
30. Mahmud A., Ding D., Kiani A., Hasan M. Corporate social responsibility programs and community perceptions of societal progress in Bangladesh: A multimethod approach // SAGE Open. – 2020. – № 10(2). – p. 1-17. – doi: 10.1177/2158244020924046.
31. McLennan S., Banks G. Reversing the lens: Why corporate social responsibility is not community development // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2019. – № 26(1). – p. 117-126. – doi: 10.1002/csr.1664.
32. Monachino M. S., Moreira P. Corporate social responsibility and the health promotion debate: An international review on the potential role of corporations // International Journal of Healthcare Management. – 2014. – № 7(1). – p. 53-59. – doi: 10.1179/ 2047971913Y.0000000058.

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:04:38