Экономика России в условиях рестрикций, пандемии COVID-19 и СВО

Ермаков Г.П.1, Ганиева Й.Н.1, Петряков С.Н.1, Петряков Д.С.
1 Технологический институт – филиал ФГБОУ ВО Ульяновского государственного аграрного университета им. П.А. Столыпина

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 12 (Декабрь 2023)

Цитировать:
Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н., Петряков С.Н., Петряков Д.С. Экономика России в условиях рестрикций, пандемии COVID-19 и СВО // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 12. – С. 6537-6556. – doi: 10.18334/epp.13.12.120080.

Аннотация:
Авторами в данной статье анализируется состояние экономики России в условиях влияния внешних факторов. В качестве выводов, содержащих элементы научной новизны, авторами позиционируется сделанное заключение об устойчивости экономики нашей страны к рестрикциям, пандемии коронавируса, войне со странами Запада. В исследовании использовался логико-когнитивистский подход, основанный на логическом и экспериментальном анализе показателей состояния экономики в период с 2014 по 2022 годы. Приведены фрагментарные фактологические данные о динамике макроэкономических показателях развития экономики, о динамике объемов производства важнейших видов продукции обрабатывающей отрасли. Данная статья будет интересна специалистам в сфере экономики, студентам и аспирантам экономических направлений, а также широкому кругу читателей, которые интересуются последствиями влияния факторов внешнего давления на экономику России.

Ключевые слова: факторы внешнего давления, рестрикции, пандемия коронавируса, война со странами Запада, рыночная экономика, государственно-монополистическая экономика, мобилизационная экономика, макроэкономические показатели, важнейшие виды продукции

JEL-классификация: B22, D86, F02



Введение. Современную российскую экономику можно охарактеризовать цитатой из романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина» (1875): «Всё смешалось в доме Облонских». Действительно, экономика России представляет собой конгломерат (в смысле беспорядочной смеси) рыночной (капиталистической), государственно-монополистической, мобилизационной экономик. По оценкам авторов в 2022 году весовая доля рыночной экономики (в основном она сохранилась в торговле, в финансовом и страховом секторах, а также частично в некоторых других секторах экономики) в валовом внутреннем продукте (ВВП) составила 27,8%, государственно-монополистической экономики (основу по реестру составляют более 5854 субъектов естественных монополий) – 62,7% и мобилизационной экономики (основа – предприятия оборонно-промышленного комплекса) – 9,5%. В настоящее время во всех этих экономиках присутствуют элементы директивной (социалистической) экономики. В рыночной экономике – регулирование цен и тарифов, в государственно-монополистической экономике – это, к примеру, планирование возврата валютной выручки и инвестиционное планирование [23, с. 13-14] (Chernykh, 2021, p. 13-14), в мобилизационной экономике – это планирование производства продукции в натуральных единицах измерения. Авторы работ [3, с. 19; 20, с. 135-136] (Glazyev, 2021, p. 19; Panina, 2022, p. 135-136) ратуют за внедрение стратегического планирования в систему управления экономическим развитием. По мнению авторов работы [17, с. 2075-2076] (Makarov, Drobot, Sheozhev, Sukhina, Volodina, 2023, p. 2075-2076), для достижения пространственной эффективности хозяйственной системы в настоящее время в сложившихся условиях в качестве основных инструментов государственной политики следует использовать, в частности, механизмы директивного планирования и национализации активов ушедших из страны компаний. Автор работы [4, с. 123] (Drobot, 2017, p. 123) полагает, что основной задачей любого государства, государственного управления должна являться нацеленность на обеспечение эффективности национальной экономики и на повышение экономического благосостояния страны и ее граждан. В работе [13, с. 65-66] (Ermakov, 202, p. 65-66) приведены свидетельства постепенной смены в нашей стране рыночной экономической парадигмы на модернизированную социалистическую экономическую парадигму. Этому способствуют так называемые факторы внешнего давления, к которым относятся: рестрикции против России, пандемия коронавируса, проведение СВО на территории Украины.

Эволюцию факторов внешнего давления (влияния) на экономику Российской Федерации (далее РФ) за последние 8-м лет можно представить тремя этапами: начало первого этапа - это 2015 год – год начала действий первых рестрикций «цивилизованного Запада» против России, начало второго этапа – это 2020 год – год начала пандемии Covid-19 и начало третьего этапа – это 2022 год – год начала специальной военной операции (СВО) на Украине. Следовательно, динамический анализ предполагает наличие 3-х базисных периодов: 2014 г., 2019 г. и 2021 г.

Цель данной статьи – рассмотреть в динамике влияние факторов внешнего стресса (давления, влияния) на экономику России. Для достижения поставленной цели были изучены и проанализированы научные публикации, размещенные в библиотеке РИНЦ, которые имеют прямое или косвенное отношение к теме исследования, данные Федеральной службой государственной статистики (Росстата) об экономическом положении нашей страны в 2014-2022 годы. Учитывая все эти обстоятельства, рассмотрим эти три фактора более подробно.

Основная часть

Определение (дефиниция) рестрикций, история и их динамика для Российской Федерации. На официальном уровне и в солидных научных журналах ограничения, введенные некоторыми странами против России, по мнению автора работы [14, с. 756-757] (Ermakov, 2023, p. 756-757), неправомерно обозначаются термином санкции. Напомним. Санкции (от лат., ед.ч. sanction – строжайшее постановление) – меры воздействия, применяемые к государству при нарушении им своих международных обязательств или норм международного права [1, с. 308] (Prokhorov, 1991, p. 308). Санкциями могут называться только те ограничения, которые одобрены Советом Безопасности Организации Объединенных Наций (ООН). К таким санкциям можно причислить, к примеру, санкции против Югославии (1991 год), Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) (2006, 2009, 2013, 2016 и 2017 годы), Ирана (2015 год). Россия никогда не нарушала ни свои международные обязательства, ни нормы международного права. По этой причине такие действия стран Европейского Союза (далее ЕС), Соединенных Штатов Америки (США) и других стран в отношении России следует называть односторонними рестрикциями. Рестрикция (от позднелат. restrictio – ограничение), ограничение производства, продажи и экспорта товаров,…, банками и государством размеров кредитов [1, с. 261] (Prokhorov, 1991, p. 261). Поэтому в тексте статьи вместо термина «санкции» применяются термины «рестрикции» или «ограничения».

Немного истории. По утверждению автора работы [7] (Elkov, 2022) рестрикции появились до образования России как государства. В 1137 году Западная Европа запретила поставку продовольствия в Нижний Новгород. В 1179 году папа римский Александр III запретил торговать с Россией как представительницу еретиков. В 1279 году Ганзейский союз (сообщество городов Северо-Западной Европы) ввел ограничения на торговлю с Россией. В 1379 году Ливонский орден (братство рыцарей на территории нынешних Латвии и Эстонии) пытался морить Россию голодом, запретив поставку пшеницы, а в голодные годы запретил продавать даже хлеб. В конце XIX века во время «тарифной войны» между Россией и Германией Германия закрыла для России все свои рынки. Россия ответила пропорционально. В разгар Гражданской войны в нашей стране США, Великобритания и Франция ввели бесчисленные торговые запреты и ограничения, включая запрет в голодную разоренную войной страну на поставки продовольствия. В 1939 году Запад опять ввел ограничения на поставку некоторых технологий из-за советско-финской войны, а также исключил СССР из Лиги наций. В 1947 году США ввели «Доктрину Трумэна», пытаясь сорвать строительство нефте- и газопроводов. В 1980 году нам пытались сорвать Олимпиаду-1980 из-за вхождения наших войск в Афганистан. После этого рестрикции стали постоянными. С тех пор любой человек, который родился в России, жил и живет в условиях непрекращающихся ограничений.

Историческая справка по поводу ограничений в отношении России может быть дополнена данными из работ [21, с. 62-64] (Rodimkina, Donchevskaya, 2018, p. 62-64) и [19, с. 72-73] (Ovsyannikov, Ibragimova, 2022, p. 72-73).

В 1548 году Ливония полностью запретила эмиграцию ремесленников из германских государств на Русь, казнив при этом Ганса Шлитте, который по приказу Ивана Грозного пытался отправить на Русь 123 европейских специалиста разных профессий. В 1750-1785 годы Англия, Немецкие государства и Пруссия запретили эмиграцию рабочей силы и экспорт инструментов для изготовления изделий из шелка и шерсти. В 1917 – 1920 гг. США, Англией и Францией была введена блокада Советской России за ее союз с побежденной Германией, отказ от оплаты долгов Российской империи, национализацию предприятий и по прочим причинам. В 1949 году странами – членами НАТО (от английского North Atlantic Treaty Organisation, что переводится как «Организация Североатлантического договора») и Японией введена технологическая блокада (запрет экспорта в СССР и другие социалистические страны) из-за «Холодной войны». В 1981 году США организована блокада строительства газопровода «Уренгой-Помары-Ужгород», которая предусматривала эмбарго на поставку необходимого оборудования и материалов для его строительства. 2 сентября 1988 года заблокировано воздушное сообщение с СССР из-за сбитого советскими военно-воздушными силами (ВВС) Boeing-747 авиакомпании «Korean Air» (Республика Корея), который нарушил воздушное пространство СССР на несколько сотен километров. В этом же году США ввели рестрикции в научной сфере из-за подозрения в сотрудничестве с Ираном в области ядерной энергетики и ракетостроения. В 2012 году США был запрещен въезд официальных лиц Российской Федерации (РФ) в США, были заморожены их денежные и имущественные активы в связи с гибелью юриста Магнитского С.Г. в 2009 году в изоляторе «Матросская тишина» при неизвестных обстоятельствах. При этом он сам был обвинен по делу экономических преступлений в фонде Hermitage Capital Management. В 2016-2017 годах по инициативе США под рестрикции попали 5 оборонных предприятий и 8 компаний РФ за нарушение закона о нераспространении ядерного оружия в Иран, КНДР, Сирию.

В дальнейшем рестрикции против России связаны с украинским кризисом в 2014-2019 годы [19, с. 74-77] (Ovsyannikov, Ibragimova, 2022, p. 74-77), данные о которых представлены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1

Рестрикции против России за период с 2014 по 2019 гг.

Год
Рестрикции
Причины
2015
Расширение списка физических лиц попавших под ограничения;
Полный запрет инвестиций на территории Крыма;
Рестрикции были наложены на российскую организацию «Евразийский союз молодёжи» и их лидеров
Минские соглашения,
присутствие российских военных на территории Донбасса
2016
Увеличение списка юридических и физических лиц;
Ограничения для вводных судов;
Высылка США российских дипломатов
Действия России на Украине
2017
Расширение списка юридических и физических лиц, на которых распространяются ограничения;
Ограничение сотрудничества Вооруженных Сил (ВС) РФ и США;
Противодействие строительству «Северный поток – 2»
Недостаточное выполнение
Россией Минских соглашений
2018
Расширение списка юридических и физических лиц, на которых распространяются ограничения;
Высылка дипломатов
Строительство Крымского моста, дело Скрипаля
2019
Расширение списка юридических и физических лиц, на которых распространяются ограничения;
Американским банкам запрещено участвовать в продаже российских суверенных долговых обязательств не в рублях и предоставлять нерублёвые кредиты российскому правительству;
Дальнейшее ограничение американского экспорта в РФ и ужесточение правил предоставления России американских технологий
Выборы в Луганской народной Республике (ЛНР) и Донецкой народной Республике (ДНР)
Источник: составлено авторами по данным работы Овсянникова А.С., Ибрагимовой Л.А. «История экономических санкций против России», с 74.

Следует боле детально перечислить и рассмотреть содержательную часть рестрикции, наложенных на Россию в 2022 году (таблица 2).

Таблица 2

Рестрикции против России в 2022 году

Ограничения
Страны
Причины
1-й пакет ограничений
Запрет на финансирование в ЛНР и ДНР;
Рестрикции для банковского сектора;
Запрет на сделки с облигациями российского федерального займа на вторичном рынке;
Приостановка сертификации «Северный поток -2»
Украина, Канада, США,
Нидерланды, Великобритания, ЕС, Япония, Австралия, Исландия
Признание
РФ ЛНР и
ДНР
2-й пакет ограничений
Расширение рестрикций для юридических и физических лиц;
Ограничение на расчеты в некоторых валютах;
Заморозка российских активов;
Банковские и финансовые ограничения
Присоединились: Швейцария, Северная Македония,
Тайвань
Проведение СВО на Украине
3-й пакет ограничений
Заморозка резервов ЦБ;
Отключение части российских банков от Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications - «Сообщество Международных Межбанковских Переводов» (SWIFT)
Присоединились: Южная Корея, Сингапур, Монако,
Норвегия, Андорра, Лихтенштейн, Антигуа,
Барбуда
Проведение СВО на Украине
4-й пакет ограничений
Запрет на импорт сталелитейной продукции, сделок с Военно-промышленным комплексом (ВПК), на инвестиции в энергетический сектор, на экспорт предметов роскоши, на финансовую оценку
Присоединилась:
Молдавия, Грузия
Проведение СВО на Украине
5-й пакет ограничений
Запрет на импорт российского угля,
на транзакции с банками,
Отказ от импорта ряда товаров и сырья;
Ограничение импорта железа и стали;
Приостановка членства в Совете ООН по правам человека
Присоединились: Косово
Проведение СВО на Украине, ситуация в Буче
6-й пакет ограничений
Частичное эмбарго на российскую нефть;
Отключение от SWIFT Сбербанка, «Россельхозбанка» и Московского кредитного банка (МКБ);
Отключение ряда СМИ

Проведение СВО на Украине
7-й пакет ограничений
Запрет на прямые и непрямые операции с золотом, на обслуживание судов в некоторых портах, на энергоресурсы (частично согласованный по нефти и газу)

Проведение СВО на Украине
8-й пакет ограничений
Потолок цен на нефть, перевозимую морским путем;
Расширение экспортных и импортных ограничений

Проведение СВО на Украине
9-й пакет ограничений*
Расширение рестрикций для юридических и физических лиц;
Расширены ограничения в отношении трех российских банков, среди которых (МКБ), Всероссийский банк развития регионов (ВБРР) и Дальневосточный банк

Проведение СВО на Украине
10-й пакет ограничений*
Расширение рестрикций для юридических и физических лиц;
Введены ограничения для Тинькофф банка, Альфа-банка, Росбанка, фонда национального благосостояния (ФНБ), российской национальной перестраховочной компании («дочка» Центробанка), 96 организаций, связанных с ВПК

Проведение СВО на Украине
11-й пакет ограничений*
Расширение рестрикций для юридических и физических лиц;
Дополнительные запреты на транзит товаров через РФ;
Запрет на транспортировку российской нефти по трубопроводу в Германию и Польшу;
Полный запрет на проезд по своей территории грузовикам с российскими прицепами и полуприцепами

Проведение СВО на Украине
Источник: составлено авторами по данным работы Овсянникова А.С., Ибрагимовой Л.А. «История экономических санкций против России», с 75-76.

*составлено авторами по данным Официальных журналов ЕС (англ. Official Journal of the European Union) — правительственный бюллетень Европейского союза.

15 ноября 2023 года Еврокомиссия передала 12-й пакет рестрикций для РФ на рассмотрение странам ЕС [1], в соответствии с которым Россию лишат доходов от торговли алмазами и будут приняты меры против обхода рестрикций ЕС, а также меры экспортного и импортного контроля, в частности, по контролю цен на нефть ЕС. По данным агентства Bloomberg этот пакет предусматривает запрет экспорта в Россию станков и комплектующих. Агентство полагает, что будет введен запрет на ввоз в РФ химикатов, литиевых батарей, термостатов, серводвигателей и двигателей для беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Будет запрещен импорт жидкого пропана, некоторых видов чугуна, медной и алюминиевой проволоки, фольги, трубок и труб, а также будут расширены рестрикции для юридических и физических лиц.

Авторами работы [17, с. 2072-7073] (Makarov, Drobot, Sheozhev, Sukhina, Volodina, 2023, p. 2072-2073) предложена классификация подобных ограничений. По их мнению, к основным группам внешних ограничений хозяйственного развития относятся ограничения природного, военно-политического и социально-экономического характера.

Автор работы [16] (Industriev, Tumanyan, 2022) условно выделяет три этапа за весь период политики рестрикций по отношению к России: 1) 2014 год: введение преимущественно политических санкций в сочетании с экономическими ограничениями. 2) 2015-2021 годы: умеренное ужесточение политических и экономических ограничений и их дополнение. 3) 24 февраля 2022-настоящее время наблюдается ужесточение политики ограничений и их расширение.

С февраля 2022 г. наблюдается резкое повышение ограничительного давление на Россию со стороны западных стран. Запад перешел от «ковровых бомбардировок» экономики России к так называемым «умным» ограничениям против отдельных лиц и организаций [22, c. 199] (Timofeev, 2022, p. 199). Этим же автором выявлены три составляющие новых явлений в политике ограничений для России [22, c. 204-205] (Timofeev, 2022, p. 204-205). Первая составляющая - беспрецедентные корпоративные бойкоты, к примеру, после начала СВО на Украине ряд западных компаний покинули российский рынок или приостановили работу в России. Вторая составляющая – угроза перехода в перспективе от заморозки российских активов в их конфискацию. Третья составляющая - высокий уровень согласования и координации ограничений между странами-инициаторами.

В настоящее время общее количество санкций, а точнее рестрикций, наложенных на Россию, достигло 14022. [2] (Bunich, 2023). С большой вероятностью рестрикции для России сохранятся на долгие годы.

При этом Россия отвечала и отвечает пропорциональными рестрикциями: 1) принятие в 2014 году стоп-списков лиц и введение запрета на импорт продовольствия; 2) в 2016 году Россия приостановила действие соглашения с США об утилизации оружейного плутония; 3) в 2017 году РФ расширила список продэмбарго и запретила ввоз ряда продуктов из ЕС, США, Канады и других стран; 4) в 2022 году Россия перешла к практике оплаты ее газа за рубли. Не следует забывать и о том, что в результате ограничения деятельности в России или ухода большинство зарубежных организаций понесли финансовые потери [18, с. 452] (Makarov, Drobot, Evsin, Selishchev, Volkova, 2023, p. 452). В отраслевом разрезе наибольшие потери понес иностранный бизнес, работающий в отрасли нефти и газа, банковской сфере, автопроме и пищевой промышленности [6] (Drobot, Makarov, Ivanova, 2017).

В целом можно резюмировать следующее. 1. Эффект от рестрикций для России оказался практически ничтожным в результате обхода таких ограничений, например, за счет появления параллельного импорта. 2. Экономика РФ адаптировалась к работе в условиях ограничений путем, например, импортозамещения. 3. Россия отвечала и отвечает на западные ограничения пропорциональными рестрикциями. 4. В результате ограничения деятельности в России или ухода большинство зарубежных организаций понесли финансовые потери.

Пандемия Covid-19. В конце 2019 г. и в первой половине 2020 г. в России, конечно же, возрос интерес исследователей к изучению состояния экономики в условиях пандемии [5, с. 2136] (Drobot E.V, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020, p. 2136). В 2020 году в России было зафиксировано 3159297 случаев заболевания Covid-19 [11, с. 536] (Ermakov, Trunichkina, Trunichkina, 2022, p. 536). В 2021 году в России Covid-19 заболели 10499982 чел [2], в 2022 году – 18232696 [3] чел., но уже только на 19 ноября 2023 года таких заболевших стало 23014969 чел [4]. В 2020 году ущерб от Covid-19 составил 1 трлн руб. в основном за счет учета прямых затрат на лечение болезни, затрат на тестирование и инфраструктуру, а также финансового объема поддержки, выделенной Правительством России, а в 2022 году только прямые медицинские расходы составили в среднем 1,1 трлн руб [5].

Несмотря на это в 2021-2023 годы коронавирус перестал быть источником тревожности у медиков и хозяйственников. Это объясняется тем, что, если в 2020 году из 3059297 заболевших выздоровело 2554340 чел. (80,9%), то в 2021 году это соотношение выросло до 90,1% (9463919*100/10499982), в 2022 году – до 96,9% (17609357*100/18232696), а на 19.11 2023 года – до 97,6% (22458308*100/23014969). Кроме этого, за этот период влияние Covid-19 в целом на экономику страны ослабло.

Проведение СВО на территории Украины. Официально считается, что Россия проводит СВО на территории Украины с февраля 2022 года. На самом деле против России воюет не только НАТО, а весь «цивилизованный Запад», так как многие его страны поставляют оружие для Украины через Польшу, например, Республика Корея. По мнению экспертов, СВО все больше принимает затяжной характер и может продлиться еще на 2–4 года [15, с. 635] (Ermakov, Ganieva, Petryakov, Petryakov, 2023, p. 635). Это приведет к необходимости применения мобилизационной модели для дальнейшего развития экономики нашей страны. В настоящее время ВС РФ перешли к фазе активной обороны в зоне их соприкосновения с вооруженными силами Украины, хотя в резерве находится, по существу, вторая армия ВС РФ численностью добровольцев больше 350 тыс. чел., которая в определенный момент может перейти к фазе наступления на всех фронтах.

Влияние перечисленных факторов на экономику РФ можно оценить, используя данные таблицы 3.

Таблица 3

Динамика основных макроэкономических показателей экономики России в условиях рестрикций, пандемии коронавируса и СВО

Наименование показателей
Год
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
ВВП в ценах 2016 года, млрд руб.
87170,2
85450,6
85616,1
87179,3
89626,6
91596,7
89166,0
94172,0
92223,0
Цепные темпы роста, %
-
98,0
100,2
101,8
102,8
102,2
97,3
105,6
97,9
Цепные темпы роста, %
-
98,0
100,2
101,8
102,8
102,2
97,3
105,6
97,9
Уровень безработицы, %
5,2
5,6
5,5
5,2
4,8
4,6
5,8
4,8
3,9
Ключевая ставка Банка России, %
7,5-9,5
9,5-11%
11-10
10-8,25
8,25-7,5
7,5-6,5
6,5-4,25
4,25-9,5
9,5-7,5
Уровень годовой инфляции от Росстата, %
11,35
12,91
5,38
2,52
4,27
3,05
4,91
8,39
11,94
Уровень реальной годовой инфляции, %
14,33
15,89
8,37
5,49
7,24
6,02
7,89
11,37
13,06
Годовая производитель-ность труда, руб.*
1218,5
1181,5
1182,7
1205,5
1235,7
1273,4
1262,9
1313,1
1281,3
Цепные темпы роста, %
-
97,0
100,1
101,9
102,5
103,0
99,2
104,0
97,6
Источник: составлено авторами по данным Росстата.

*рассчитано как отношение ВВП в ценах 2016 года и численности занятых.

В 2022 году по сравнению с первым базисным годом (2014 г.) ВВП вырос на 5052,7 млрд руб. (на 5,8%), со вторым базисным годом (2019 г.) – на 626,3 млрд руб. (на 0,7%), а с третьим базисным годом (2021 г.) он уменьшился на 1949,1 млрд руб. (на 2,1%). Это свидетельствует о том, что: а) влияние западных рестрикций на экономику России по сравнению с 2014 годом наблюдается только в 2015 году (уменьшение ВВП на 1719,6 млрд руб., или на 2,0%) и в 2016 году (уменьшение ВВП на 1554,1 млрд руб., или на 1,8%); б) пандемия коронавируса привела к уменьшению ВВП по сравнению с 2019 годом только в 2020 году на 2430,7 млрд руб. (на 2,7%); в) проведение СВО на Украине привело к уменьшению ВВП на 1949,1 млрд руб., или на 2,1%. Цепные темпы (индексы) ВВП снижались в 2015 году (на 2,0 процентных пункта (п.п.)), в 2020 году (на 2,7 п.п.) и в 2022 году (на 2,1 п.п.).

Уровень безработицы в 2022 году по сравнению с 2014 годом снизился на 1,3 п.п., по сравнению с 2019 годом – на 0,7 п.п., а по сравнению с 2021 годом – на 0,9 п.п. Рост безработицы к 2014 году зафиксирован в 2015 г. (на 0,4 п.п.), в 2016 г (на 0,3 п.п.), в 2020 г (на 0,6 п.п.), а к 2019 году – в 2020 г. (на 1,2 п.п.) и в 2022 г. (на 0,2 п.п.). Это значит, что ни рестрикции, ни пандемия коронавируса, ни война с Западом практически не оказали значимого влияния на уровень безработицы в РФ.

Ключевая ставка Центрального Банка или Банка России (ЦБ) – это очень динамичный показатель. Достаточно сказать, что в 2014 году она менялась с 5,5 % январе до 7% в марте, до 7,5% в апреле-июле, до 8% в августе-октябре, до 9,5% в ноябре и до 17% в декабре. В 2022 году она менялась с 8,5% в январе-феврале до 20% в марте, до 17% - 14% в апреле, до 11% в мае, до 9,5% в июне, до 8% в июле-августе-сентябре, до 8%, до 7,5% в октябре-декабре. В августе 2023 года она повысилась до 8,5%, в сентябре до 12%, а в октябре – до 13% [6]. Решение по изменению ключевой ставки принимается Банком России для таргетирования инфляции.

Уровень инфляции от Росстата в 2022 году по сравнению с 2014 годом повысился на 0,59 п.п., по сравнению с 2019 годом – на 8,89 п.п., а по сравнению с 2021 годом – на 3,55 п.п. Одновременно к 2014 году он снижался в пределах от 2,96 п.п. (2021 г.) до 8,83 п.п. (2017 г.). К 2019 году он повышался на 1,86 п.п. (2020 г.) и на 5,34 п.п. (2021 г.). Уровень реальной (наблюдаемой) инфляции в 2022 году к 2014 году снизился на 1,27 п.п., но повысился к 2019 году на 7,04 п.п., а к 2021 году – на 1,69 п.п. Одновременно к 2014 году он снижался в пределах от 2,96 п.п. (2021 г.) до 8,84 п.п. (2017 г.). По сравнению с 2019 году он повышался на 1,87 п.п. (2020 г.) и на 5,35 п.п. (2021 г.). Это означает, что рестрикции оказали в целом положительное влияние на уровень инфляции, а пандемия коронавируса и война с Западом – отрицательное влияние.

Анализ годовой производительности труда базируется на методике, которая приведена в работах [8; 9; 10; 12] (Ermakov, Krasnova, Bekmulin, Shmykov, 2021; Ermakov, Krasnova, Bekmulin, Shmykov, Khvatskaya, 2022; Ermakov, Ganieva, 2022; Ermakov, Ganieva, 2022). Абсолютный прирост годовой производительности труда в 2022 году к 2014 году составил 62,8 руб., к 2019 году – 8,0 руб., а к 2021 году он уменьшился на 31,7 руб. Относительный прирост годовой производительности труда в 2022 году к 2014 году составил 5,2%, к 2019 году – 0,6%, а к 2021 году он снизился на 2,4%. При этом годовая производительность труда по сравнению с 2014 годом уменьшалась на 37,0 (3,0%) млрд руб. в 2015 году, на 35,8 млрд руб. (на 2,9%) в 2016 году и на 13,0 млрд руб. (на 1,1%) в 2017 году. По сравнению с 2019 годом этот показатель уменьшился на 10,4 млрд руб. (на 0,8%) в 2020 году, но увеличился на 39,7 млрд руб. (на 3,1%) в 2021 году. Снижение цепных темпов (индексов) годовой производительности труда на 3,0 п.п. выявлено в 2015 году – на 0,8 п.п. в 2020 году – на 2,4 п.п. в 2022 году. Таким образом, рестрикции и пандемия коронавируса в целом способствовали росту годовой производительности труда, война с Западом оказала отрицательное влияние на годовую производительность труда.

Определенный интерес представляют данные о динамике выпуска важнейших видов продукции в натуральных единицах измерения в России в 2014-2022 годах, которые приведены в таблице 4.

Таблица 4

Динамика выпуска важнейших видов продукции в России в условиях рестрикций, пандемии коронавируса и СВО

Вид продукции
Год
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Уголь, млн тонн
357
372
386
410
439
439
308
435
437
Цепные индексы, %









Нефть, включая газовый конденсат, млн тонн
526
534
548
547
556
561
513
523
534
Газ природный и попутный, млрд м3
642
634
641
691
726
726
604
728
672
Чугун зеркальный и передельный в чушках, тыс. тонн
51108
52152
51613
51911
51603
51194
52003
54000
51600
Прокат готовый, тыс. тонн
61219
60435
60472
60484
61650
61639
61768
66832
60500
Консервы мясные (мясосодержащие), млн усл. банок
627
527
626
647
603
669
736
642
828
Мука пшеничная и пшенично-ржаная, млн тонн
9005
9122
9005
8837
8773
9419
8382
8262
8700
Масло сливочное, тыс. тонн
253
258
251
270
267
270
279
282
314
Сахар белый свекловичный, млн тонн
4,6
5,1
5,8
6,7
6,3
7,2
5,8
5,9
6,0
Обувь, млн пар
109
91,7
91,4
120
121
109
93
100
112
Бензин автомобильный, млн тонн
38,3
39,2
40,0
38,0
39,1
40,0
38,4
40,8
42,3
Топливо дизельное, млн тонн
77,0
76,0
76,2
76,8
77,5
78,4
77,8
80,3
84,7
Конструкции и детали конструкций, млн тонн









- из черных металлов
3,7
3,9
4,1
5,0
5,0
5,6
6,2
6,8
7,7
- из алюминия прочие
103,9
104,2
104,8
106,0
106,9
109,0
105,3
132,0
172,0
Тракторы для сельского хозяйства прочие, тыс. штук
6,7
5,5
4,5
4,0
3,1
6,3
7,2
7,4
9,6
Машины кузнечно-прессовые, тыс. штук
2,3
3,2
2,8
4,0
4,4
2,8
3,6
4,3
9,8
Электроэнергия, млрд кВт·ч
1064
1068
1070
1077
1086
1121
1089
1157
1167
Источник: составлено авторами по данным сборников Росстата «Промышленное производство в России» за 2014–2022 годы [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/11_01–02–2023.html (дата обращения: 19.11.2023).

Абсолютную устойчивость к рестрикциям, пандемии коронавируса и войне с Западом показали объемы производства продукции в натуральных единицах измерения таких видов, как «Конструкции и детали конструкций из черных металлов» и «Электроэнергия». Под абсолютной устойчивостью понимаются объемы производства продукции, превышающие такие объемы по отношению к базисным годам (2014 г., 2019 г. и 2021 г.) при всех видах внешнего давления (рестрикции, коронавирус, война) на экономику России и цепные индексы которых имеют положительные значения. Так, объем продукции, связанный с конструкциями и деталей конструкций из черных металлов в 2022 году по сравнению с 2014 годом увеличился на 4,0 млн тонн, т.е. более чем в 2 раза, по сравнению с 2019 – на 2,1 млн тонн, т.е. на 37,5%, а по сравнению с 2021 годом – на 0,9 млн тонн, т.е. на 13,2%. Все цепные индексы положительные.

Устойчивость объема производства продукции близкая к абсолютной устойчивости, при которой объем производства в текущем году меньше объема производства по сравнению с одним из базисных годов. К таким объем могут быть отнесены объемы производства чугуна, сливочного масла, конструкций и деталей конструкций из алюминия, кузнечно-прессовых машин. К примеру, объем производства сливочного масла в 2017 году был меньше объема производства в 2014 году на 2 тыс. тонн, т.е. на 0,8%. Объем производства продукции, связанный с конструкциями и деталей конструкций из алюминия в 2020 году по сравнению с 2019 годом уменьшился на 3,7 млн тонн, т.е. на 3,4%. Объем производства чугуна в 2022 году был меньше объема производства в 2021 году на 2400 тыс. тонн, т.е. на 96,6%.

Нормальная устойчивость объема производства продукции, при которой объем производства в текущем году меньше объема производства в двух базисных годах. Так, объем производства автомобильного бензина в 2017 году уменьшился по сравнению с 2014 годом на 0,3 млн тонн, т.е. на 0,8%, а в 2020 году по сравнению с 2019 годом – на 1,6 млн тонн, т.е. на 4,0%.

Объемы производства чувствительные к факторам внешнего давления, когда объем производства в текущем году меньше объема производства во всех базисных годах. К таким объемам можно причислить объемы производства готового проката и муки. Например, объем производства готового проката в 2022 году уменьшился по сравнению с 2014 годом на 719 тыс. тонн, т.е. на 1,2%, в 2020 году по сравнению с 2019 годом – на 1139,0 тыс. тонн, т.е. на 1,8%, а в 2022 году по сравнению с 2021 годом – на 6332 тыс. тонн, т.е. на 9,5%.

Большинство объемов производства продукции нельзя причислить ни к одному из вышеперечисленных типов устойчивости. Так, объемы производства мясных консервов абсолютно устойчивы к факторам внешнего влияния в 2022 году к 2014 году, но были чувствительны к влиянию внешних факторов в этом периоде в 2015, 2016 и 2019 годах, а также в 2021 году к 2019 году.

Результаты анализа фрагментарного фактологического материала в таблицах 3 и 4 позволяет констатировать в целом устойчивость экономики страны к рестрикциям, пандемии коронавируса и войне с Западом.

Заключение. В настоящее время российская экономика представляет собой конгломерат рыночной (27,8% ВВП), государственно-монополистической (62,7% ВВП), мобилизационной (9,5% ВВП) экономик. Постепенной неизбежной смене рыночной экономической парадигмы на модернизированную социалистическую экономическую парадигму препятствуют так называемые факторы внешнего давления, к которым относятся: рестрикции против России, пандемия коронавируса, война с Западом.

По состоянию на начало 2023 года общее количество санкций, а точнее рестрикций, наложенных на Россию, достигло 14022. С большой вероятностью рестрикции для России сохранятся на долгие годы. При этом Россия отвечала и отвечает пропорциональными рестрикциями: 1) принятие в 2014 году стоп-списков лиц и введение запрета на импорт продовольствия; 2) в 2016 году Россия приостановила действие соглашения с США об утилизации оружейного плутония; 3) в 2017 году РФ расширила список продэмбарго и запретила ввоз ряда продуктов из ЕС, США, Канады и других стран; 4) в 2022 году Россия перешла к практике оплаты ее газа за рубли. В целом можно резюмировать следующее. 1. Эффект от рестрикций для России оказался практически ничтожным в результате обхода таких ограничений, например, за счет появления параллельного импорта. 2. Экономика РФ адаптировалась к работе в условиях ограничений путем, к примеру, импортозамещения. 3. Россия отвечала и отвечает на западные ограничения пропорциональными рестрикциями. 4. В результате ограничения деятельности в России или ухода большинство зарубежных организаций понесли финансовые потери.

Несмотря на увеличение числа заболевших коронавирусом в 2021-2022 годы он перестал быть источником тревожности у медиков и хозяйственников, так как число выздоровевших от числа заболевших выросло с 80,9% в 2020 году до 96,9% в 2022 году. За этот период влияние Covid-19 в целом на экономику страны ослабло.

По мнению экспертов, СВО на Украине все больше принимает затяжной характер и может продлиться еще на 2–4 года. Это приведет к необходимости применения мобилизационной модели для дальнейшего развития экономики нашей страны.

Анализ фрагментарных фактологических данных показал ограниченное влияние рестрикций, пандемии коронавируса, войны на макроэкономические показатели экономики России. Эти показатели в основном ухудшались по отношению к базисным годам в 2015, 2020 и в 2022 годах. ВВП в ценах 2016 года в 2015 году к 2014 году уменьшился на 2,0%, в 2020 году к 2019 году – на 2,7%, в 2022 году к 2021 году – на 2,1%. Уровень безработицы вырос соответственно на 0,4 п.п., а в 2022 году к 2021 году даже снизился на 0,9 п.п. Уровень инфляции от Росстата вырос соответственно на 1,56 п.п., на 1,86 п.п. и на 3,55 п.п.

Абсолютную устойчивость к рестрикциям, пандемии коронавируса и войне с Западом показали объемы производства продукции в натуральных единицах измерения таких видов, как «Конструкции и детали конструкций из черных металлов» и «Электроэнергия». Устойчивость объема производства продукции близкая характерна для объемов производства чугуна, сливочного масла, конструкций и деталей конструкций из алюминия, кузнечно-прессовых машин. Объемы производства готового проката, муки показали чувствительность к факторам внешнего давления.

Обобщающий вывод: в целом выявлена устойчивость экономики России к рестрикциям, пандемии коронавируса и к СВО.

[1] Еврокомиссия передала 12-й пакет санкций против РФ на рассмотрение странам ЕС. URL:https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/19291041 (дата обращения: 19.11.2023).

[2] Статистика по заразившимся на 31 декабря 2021 года [Электронный ресурс]. URL: http://duma.gov.ru/news/53155/ (дата обращения: 19.11.2023).

[3] Статистика по заразившимся на 31 декабря 2022 года [Электронный ресурс]. URL: http://duma.gov.ru/news/54251/ (дата обращения: 19.11.2023).

[4] Статистика распространения коронавируса в России на сегодня, 19 ноября 2023 [Электронный ресурс]. URL: https://coronavirus-monitor.info/country/russia/ (дата обращения: 19.11.2023).

[5] В 2022 году медицинские расходы на COVID-19 в России могли составить 1,1 трлн рублей [Электронный ресурс]. URL: https://vademec.ru/news/2023/06/02/v-2022-godu-meditsinskie-raskhody-na-covid-19-v-rossii-mogli-sostavit-1-1-trln-rubley/ (дата обращения: 19.11.2023).

[6] Ключевая ставка Банка России [Электронный ресурс]. URL: https://www.cbr.ru/hd_base/infl/(дата обращения: 19.11.2023).


Источники:

1. Большой энциклопедический словарь. / В 2-х т. Т. 2. - М.: Советская энциклопедия, 1991. – 768 c.
2. Бунич А. Россия возглавляет рейтинг стран по числу введенных против них санкций. Aa.com.tr. [Электронный ресурс]. URL: https://www.aa.com.tr/ru/мир/россия-возглавляет-рейтинг-стран-по-числу-введенных-против-них-санкций/2828621 (дата обращения: 19.11.2023).
3. Глазьев С.Ю. Стратегическое планирование как интегративный элемент в системе управления развитием // Экономическое возрождение России. – 2021. – № 3(69). – c. 14-19. – doi: 10.37930/1990-9780-2021-3-69-14-19.
4. Дробот Е.В. Теоретические аспекты определения пределов и критериев вмешательства государства в экономику // Теневая экономика. – 2017. – № 3. – c. 115-126. – doi: 10.18334/tek.1.3.37634.
5. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
6. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Иванова А.А. Особенности государственного управления развитием стратегических отраслей в условиях экономических санкций: институциональный и системный аспект // Российское предпринимательство. – 2017. – № 19. – c. 2769-2786. – doi: 10.18334/rp.18.19.38358.
7. Елков И. Кто, когда и почему вводил санкции против нашей страны. Rg.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2022/04/13/kto-kogda-i-pochemu-vvodil-sankcii-protiv-nashej-strany.html (дата обращения: 16.06.2023).
8. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю. Аналитический обзор литературы по проблемам эффективности труда // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 11(136). – c. 1405-1417. – doi: 10.34925/EIP.2021.11.136.281.
9. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю., Хвацкая А.В. Понятие эффекта, его виды и показатели // Экономика и предпринимательство. – 2022. – № 5(142). – c. 194-204. – doi: 10.34925/EIP.2022.142.5.038.
10. Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н. Влияние пандемии Сovid-19 на производительность труда в нефтегазовых компаниях России // Мировые научные парадигмы в цифровую эпоху: взгляд в будущее: Материалы VIII Международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2022. – c. 246-246.
11. Ермаков Г.П., Труничкина Е.И., Труничкина М.Н. Производительность труда в России и в мире на начальной стадии пандемии covid-19 в 2020 году // Экономика труда. – 2022. – № 3. – c. 533-554. – doi: 10.18334/et.9.3.114317.
12. Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н. Производительность труда в России в условиях пандемии COVID-19 // Социально-экономические, историко-правовые, философские концепции современности: Материалы XIX Всероссийской научно-практической конференции. Ставрополь, 2022. – c. 82-86.
13. Ермаков Г.П., Петряков С.Н., Петряков Д.С. Россия переходит к реализации модернизированной социалистической экономической парадигмы // Журнал У. Экономика. Управление. Финансы. – 2023. – № 1(31). – c. 61-67.
14. Ермаков Г.П. Экономика сельского хозяйства России в предмобилизационный период // Аграрная наука и образование на современном этапе развития: опыт, проблемы и пути их решения: Материалы XIII Международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию Ульяновского ГАУ. Ульяновск, 2023. – c. 978.
15. Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н., Петряков С.Н., Петряков Д.С. Эффективность труда в мобилизационной экономике // Экономика труда. – 2023. – № 5. – c. 635-652. – doi: 10.18334/et.10.5.117711.
16. Индустриев М.А., Туманян Ю.Р. Экономические санкции против России: выгоды и издержки // Вектор экономики. – 2022. – № 4(70).
17. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Шеожев Х.В., Сухина Ю.В., Володина А.И. Государственная экономическая политика формирования пространственной эффективности в условиях внешних ограничений // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 6. – c. 2069-2080. – doi: 10.18334/epp.13.6.118272.
18. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Евсин М.Ю., Селищев О.В., Волкова О.А. Влияние санкций, введенных против России, на финансовые системы недружественных стран // Экономические отношения. – 2023. – № 3. – c. 447-458. – doi: 10.18334/eo.13.3.118920.
19. Овсянников А.С., Ибрагимова Л.А. История экономических санкций против России // Цифровая и отраслевая экономика. – 2022. – № 3-4(28). – c. 71-78.
20. Панина Е.В. Усиление роли стратегического планирования в условиях введенных против России экономических санкций // Научные труды Вольного экономического общества России. – 2022. – № 3. – c. 134-139. – doi: 10.38197/2072-2060-2022-235-3-134-139.
21. Родимкина Ю.В., Дончевская Л.В. История антироссийских санкций: от Ивана IV до современности и их влияние на экономическую безопасность страны // Экономическая безопасность личности, общества, государства: проблемы и пути обеспечения: Ежегодная всероссийская научно-практическая конференция. Санкт-Петербург, 2018. – c. 462-464.
22. Тимофеев И.Н. Политика санкций против России: новый этап // Журнал новой экономической ассоциации. – 2022. – № 3(55). – c. 198-206. – doi: 10.31737/2221-2264-2022-55-3-11.
23. Черных С. Государственный капитализм в России: теория, практика и современные тенденции // Общество и экономика. – 2021. – № 2. – c. 5-17. – doi: 10.31857/S020736760013633-5.

Страница обновлена: 17.02.2024 в 15:58:34