Экономическая безопасность России в условиях международных санкций

Сайиян К.В.1, Асон Т.А.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Сайиян К.В., Асон Т.А. Экономическая безопасность России в условиях международных санкций // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 1. – doi: 10.18334/ecsec.4.1.111255.

Аннотация:
Статья посвящена проблеме экономической безопасности России в условиях международных санкций. Рассмотрены основные положительные и отрицательные стороны от использования инструментов санкционной политики. В целом экономические санкции, на сегодняшний день являются распространённым инструментом и касаются нефтегазовой, авиакосмической, оборонной и других отраслей, которые формируют конкурентоспособность российской экономики в глобальном масштабе. Анализируются последствия введения экономических санкций против Российской Федерации, а также предлагаются мероприятия, направленные на преодоление сложившейся ситуации. На данный момент Россия обладает необходимым экономическим потенциалом, а введение санкций привело к диверсификации национальной экономики. При этом, если санкции будут носить долгосрочный характер, то следует прогнозировать негативные последствия для экономики. Наиболее жесткими санкционными рестрикциями видятся ограничения в отношении российских энергетических проектов, санкции против крупнейших российских финансовых организаций и банков, а также исключение РФ из системы SWIFT.

Ключевые слова: санкции, экономическая безопасность, ограничительные меры, эмбарго, инструменты санкционной политики

JEL-классификация: F51, F52, F59



Введение

На сегодняшний день экономическая безопасность приобретает все большую актуальность в связи с весьма динамичными, противоречивыми тенденциями и событиями в современном мире.

В условия глобализации и экономической взаимозависимости национальных экономик экономическая безопасность предопределяет необходимость обеспечения конкурентоспособности государства и создание наиболее благоприятных условий для развития различных секторов экономики; чтобы экономика в наименьшей степени ощущала неблагоприятные мировые тенденции.

В научной литературе прослеживаются различные подходы к трактовке понятия «экономическая безопасность». Так, по мнению Е. Н. Бобарыкиной и Н. Г. Черненко, экономическая безопасность представляет собой состояние экономической системы, которое позволяет ей развиваться динамично, эффективно и решать социальные задачи. «Экономическая безопасность государства характеризуется ее возможностями поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения и удовлетворять потребности общества в целом, а также обеспечивать конкурентоспособность экономики» [4] (Bobarykina, Chernenko, 2017).

Категорию экономическая безопасность также рассматривают как «совокупность экономических отношений, определенный процесс, состояние экономики и совокупность определенных условий» [8].

«Экономическая безопасность является материальной основой национальной безопасности в целом» [22] (Leshchenko, 2018). Можно выделить несколько компонентов экономической безопасности в России: совокупная экономическая безопасность государства; экономическая безопасность субъектов Федерации, муниципальных образований; общественных организаций, предпринимательских структур и отдельных категорий граждан.

Таким образом, экономическую безопасность принято рассматривать как «способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты интересов территорий (страны, публично-правового образования), предприятия и человека» [3] (Bersenyov, 2019). Наиболее важной «концепцией в системе обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции являются национальные интересы» [16] (Leshchenko, 2020).

Можно утверждать, что «на экономическую безопасность государства существенное влияние оказывают стратегически важные секторы экономики» [5] (Bukhvald, 2019). При этом «деятельность государства по обеспечению экономической безопасности сводится к выявлению случаев отклонения параметров экономического развития от пороговых значений» [14] (Lev, 2019), определению мер по преодолению угроз безопасности, а также к последующему контролю и мониторингу показателей безопасности.

Закономерно, что и для государства, и для отдельных публично-правовых образований не существует состояния абсолютной устойчивости экономической системы, поскольку всегда присутствуют какие-либо внешние и внутренние факторы, воздействующие на экономическую безопасность.

Одними из «внешних» угроз экономической безопасности России выступают санкции и иные дискриминационные меры. В частности, В 2015 году вышел Указ Президента РФ № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» [1], который определил основные экономические угрозы для России: низкая конкурентоспособность; высокая зависимость от экспорта природных ресурсов; технологическое отставание; высокая зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры и др. Также в стратегии указывается, что санкции, введенные западными государствами, оказывают негативное воздействие на экономическую безопасность РФ.

Экономические санкции, на сегодняшний день являются распространенным инструментом экономической дипломатии и применяются как меры принуждения, направленные на изменение «некорректного поведения» того или иного государства, как наказание за совершенные им действия и как предостережение другим странам.

В 2014 году Российская Федерация вследствие проведенного референдума в Республике Крым и обострения ситуации на востоке Украины впервые в своей современной истории оказалась под целой серией экономических санкций со стороны США, Евросоюза, Австралии, Новой Зеландии и Канады.

Санкции в отношении Российской Федерации предусматривали замораживание активов и введение визовых ограничений, а также запрет организациям из государств, наложивших санкции, поддерживать деловые отношения с лицами и компаниями из России. В частности, США включили ряд компаний и граждан России в блокирующий санкционный список (Specially Designated Nationals, SDN), а также в секторальный список (Sectoral Sanctions Identifications, SSI). Так, при попадании в список SDN запрещается вести какие-либо дела с российскими гражданами и компаниями, а их активы как в США, так и в ЕС, блокируются.

Секторальные санкции США направлены против отдельных отраслей экономики. Однако активы российских организаций, включенных в список SSI, не замораживаются в отличие от списка SDN. На практике это означает, что, например, российские банки могут привлекать займы у банков и инвесторов, будь то облигации или кредиты.

Кроме того, санкции включали запрет экспорта в Россию ряда товаров, основную долю которых занимают высокотехнологичные товары, товары военно-промышленного комплекса, технологий нефтедобычи и нефтепереработки. «Замораживание уже существующих и отказ от новых проектов в нефтедобыче и нефтепереработке» [11] (Kazantsev, 2018).

Обобщая совокупность, введенных в отношении России экономических санкций можно отметить, что они касаются нефтегазовой, авиакосмической, оборонной и других отраслей, которые формируют конкурентоспособность российской экономики в глобальном масштабе. Например, экономические санкции были введены против ОАО «Ижевский механический завод», Volga Group, группы «Стройтрансгаз», банка «Россия», ОАО Концерна ПВО «Алмаз-Антей». В общей сложности санкции действуют в отношении 175 человек и 44 предприятий.

В научной литературе существует ряд мнений о влиянии санкции на экономику России и ее безопасность. Ряд исследователей считают, что санкции практически не повредили экономике России. В частности, президент России отметил положительное влияние санкций, поскольку санкционные меры заставили Россию диверсифицировать экономику и начать производить продукты и технологии, которых раньше у страны не было. Так, по его словам, «Россия стала крупным экспортером пшеницы и начала обеспечивать себя по молоку и мясу» [19].

Такой же позиции придерживается О. В. Власова, которая отмечает, что «санкции оказали положительное влияние на отечественную продовольственную безопасность, поскольку вследствие контрсанкций, заключавшихся в эмбарго продукции АПК, активизировались российские производители, стремящиеся занять освободившийся рынок» [6] (Vlasova, 2018).

По общему признанию, российские денежные власти в последние годы предприняли ряд мер и создали механизмы, которые позволили экономике максимально безболезненно реагировать на внешние риски. Это и снижение внешнего долга, и «внедрение бюджетного правила» [12] (Karavaeva, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2019), и переход на плавающий курс рубля.

Таким образом, за прошедшие годы экономике страны удалось адаптироваться: Россия сократила госрасходы и потратила огромные денежные средства на программы по импортозамещению, стимулируя внутреннее производство. Это стало результатом разумной финансовой политики, экономической адаптации за годы действия западных ограничений, а также большой удачи.

Именно, правильная политика контрсанкций Российской Федерации, по мнению С. Д. Качан, привела к тому, что в государствах Евросоюза возникли сторонники отмены режима санкций, поскольку «организации понесли серьезные убытки в малом бизнесе» [13] (Kachan, 2017). Общие потери стран Евросоюза составили порядка 42 млрд евро, или 0,3 % прогнозируемого экспорта, при этом 38 % общих потерь пришлось на Германию [8].

Кроме того, благодаря санкциям, введенным в 2014 году, по мнению Э. Рыбаковой, «Россия сегодня в гораздо меньшей степени зависит от притока внешнего капитала, поэтому пандемия нанесла ее экономике меньше вреда» [20].

Однако, санкции были введены в неблагоприятный период для Российской Федерации, что привело ко многим негативным косвенным эффектам: снижение курса национальной валюты; повышение кредитных ставок; массовый отток капитала; снижение сберегательной активности населения; снижение кредитных операций и инвестиционной привлекательности России и пр. [17] (Makarova, 2015).

Как отмечает И. Н. Молчанов, «результатом негативного влияния экономических санкций стало возникновение недостатка свободных денежных средств для инвестирования в развитие» [18] (Molchanov, 2017).

По подсчетам международных организаций, санкции, введенные в отношении Российской Федерации, послужили массовому оттоку капитала за рубеж, что стало одной из причин девальвации рубля (на протяжении 2014–2016 гг. российский рубль снизился с 32,7 до 67 рублей по отношению к доллару США). Кроме того, ограничения доступа на мировые рынки капитала сделали внешние заимствования, для некоторых экономических субъектов невозможными, а для остальных значительно более дорогими (на 3–4 % подорожало привлечение внешнего заемного капитала). Также, санкции в сочетании с падением цен на энергоносители «негативно повлияли на ожидания экономических кругов и граждан относительно будущего развития событий, что отразилось на потреблении и инвестициях» [21] (Smolenskaya, 2016).

Эмбарго на поставку западных технологий и оборудования в Россию для нефтегазового сектора сказалось на освоении арктических нефтегазовых месторождений. Поэтому освоение нефтегазовых ресурсов Арктики, являющееся стратегическим направлением развития ТЭК, идет медленными темпами. Например, после ухода зарубежных нефтегазовых компаний из арктических проектов «Газпром» и «Роснефть» самостоятельно занимаются разведочными работами. В результате добыча нефти в Арктике осуществляется на одном месторождении (Приразломное в Печорском море).

По подсчетам экспертов, потери российской экономики от введения экономических санкций оцениваются в 1–1,5 % ВВП, а в долгосрочной перспективе потери могут возрасти до 9 % ВВП вследствие ограничения импорта высокотехнологичной продукции и снижения производительности в экономике России.

Аналитики международного валютного фонда (МВФ) сравнили влияние санкций и нефтяных цен на российскую экономику с 2014 по 2018 год. Оказалось, что ежегодный отрицательный эффект ограничительных мер на рост российского ВВП составил в среднем 0,2 п. п. При этом негативный эффект от падения цен на нефть в среднем составил около 0,65 п. п. Согласно докладу, «за пять лет российская экономика выросла на 2,5 %» [7].

Принимая во внимание все вышеизложенное, ущерб ограничительных мер, введенных в отношении России и ряда российских граждан и организаций, можно считать ограниченным. Поэтому санкции, вряд ли способны привести к дестабилизации в стране.

В настоящее время экономические санкции являются инструментом жесткой экономической конкуренции. Примерами санкций в условиях глобализации могут служить такие страны, как Иран, Ирак, Куба и Китай.

При этом, начиная с 2000 года американские санкции распространялись на 75 стран, население которых составляло 52 % человечества. Например, санкции против Ирана имеют довольно продолжительную историю и являются схожими с санкционной ситуацией в России: включение ключевых секторов экономики в санкционные списки; перекрытие инвестиций; эмбарго.

Американские санкции против Ирана действуют с 1970-х годов. В период с 1970-х по 2010-ее годы США заморозили вклады в американских банках, запретили гражданам и экономическим субъектам вести бизнес в Иране, в том числе в нефтегазовой отрасли, был введен запрет международным финансовым организациям на выдачу кредитов, всем странам на продажу оружия и оказание помощи Ирану и т. д.

Санкции в отношении Ирана и, в частности, эмбарго на нефть оказались весьма эффективным инструментом, в результате которого все макроэкономические показатели снизились: падение объемов внешней торговли; падение ВВП и инвестиций; рост инфляции; падение курса национальной валюты. Таким образом, санкции в отношении Ирана затрагивающие ключевые секторы экономики страны, имеют высокую эффективность в отличие от точечных санкций, касающихся физических лиц и организаций.

Другим примером является Куба, против нее санкции были введены США в 1960 году в связи с экспроприацией собственности американских граждан и корпораций. До 2009 года режим санкций неоднократно ужесточался, и предусматривал такие ограничительные меры, как торговое эмбарго, за исключением медикаментов и продуктов питания, запрет на оказание экономической помощи и продажу оружия Кубе под угрозой санкций в отношении страны, которая его нарушила. По официальным данным правительства Кубы, к 2010 году прямой ущерб страны от экономической блокады составил 104 млрд долл. США.

Таким образом, можно сделать вывод, что санкции могут негативно отражаться на экономике и экономическом развитии, вызывая в краткосрочной перспективе стагнацию экономики, а в долгосрочном потерю конкурентоспособности, что в сочетании с дефицитом инвестиций отбрасывает экономическое развитие государства в целом.

За последние двадцать лет в Российской Федерации были разработаны и утверждены более пяти концепций и стратегий общенационального плана. В 2017 году президент подписал Указ, и утвердил пятую общенациональную программу – «Стратегию экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» [2]. Главный вызов и угрозу экономической безопасности разработчики «Стратегии-2030» видят в «усилении колебаний мировых товарных рынков» и «изменении мирового спроса на энергоресурсы». При этом государственное воздействие на экономику объективно предполагает реализацию системы государственного стратегического управления, широкое использование всех форм планирования. В данной ситуации государственное стратегическое управление реально является стержнем социально-экономического развития.

Анализ Стратегии также показывает, что в сфере экономической безопасности одной из основных задач по реализации направления, касающегося развития системы государственного управления, прогнозирования и стратегического планирования в сфере экономики, является совершенствование механизма принятия ответных мер в случае применения иностранными государствами и международными организациями санкций и других дискриминационных ограничений в отношении российских юридических и физических лиц, отраслей экономики Российской Федерации.

Поэтому для повышения уровня и качества жизни в стране в условиях санкций государству необходимо предпринять следующие меры (рис. 1).

Рисунок 1. Стратегические приоритеты развития России

Источник: составлено автором

Общеизвестно, что государственная политика Российской Федерации является социальной. При этом граждане, в первую очередь, хотят получить от государства гарантии, что политика будет социально ориентированной. В условиях, в которых многие люди боятся потерять работу, беспокоятся о своем материальном положении, это чрезвычайно важно.

Государству в новых экономических условиях следует в сфере повышения качества жизни населения совершенствовать государственное управление, и внедрять новые методы оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти на всех уровнях.

В то ж0е время государству следует поддержать социально ориентированные НКО, поскольку они играют важную роль, объединяя общество в решении волнующих граждан проблем. При этом задача государства – поддерживать такие организации, что тем более необходимо сейчас, «когда экономика в условиях пандемии коронавируса переживает не лучшие времена» [15] (Lev, Leshchenko, 2020).

Также должна быть усилена роль государства в процессе формирования благоприятной предпринимательской среды. Необходим комплексный подход, рассчитанный на долгосрочный период. В числе таких мероприятий: оказание субъектам МСП финансовой поддержки, формирование инвестиционных институтов и механизмов, развитие инфраструктуры, информационное обеспечение бизнеса, развитие системы подготовки кадров для предпринимательской деятельности и др.

На региональном уровне следует проводить системную работу по развитию открытой информационной среды: создать единое информационное пространство («инвестпроводящая сеть») для осуществления инвестиционной деятельности. В этой среде инвестору следует оказывать широкий спектр информационно-консультационных услуг, в том числе предоставление сведений о преимуществах муниципальных образований, перспективах развития отраслей экономики, и существующих формах государственной поддержки.

Таким образом, для развития МСП нужно стимулировать инновации, повышать производительность труда, снижать долю теневого сектора и увеличивать импортозамещение [10] (Drobot, Gudovich, Makarov, Bakhmutskaya, 2019).

В немалой степени развитию внутреннего предпринимательства в последние годы способствовала геополитика. Санкции, девальвация рубля, бойкот некоторых видов импортной продукции – все это привело к росту потребления внутренней продукции, в том числе у малого бизнеса. В то же время предпринимателям по-прежнему не хватает финансирования для развития мощностей.

Для дальнейшего стимулирования МСП, развития внутреннего производства в сфере малого бизнеса нужно расширение господдержки, в том числе специализированной. Инструментов для поддержки предпринимательства в стране достаточно много. Это и фонды содействия кредитованию малого бизнеса, и многочисленные программы, предлагаемые корпорацией МСП.

Заключение

Санкции против Российской Федерации остаются одним из определяющих факторов для отечественной экономики. Так как страны, которые попадают под санкции, теряют возможность свободно представлять свой продукт на международных рынках, ценность трудовых ресурсов снижается, компании, по сути, теряют конкурентоспособность. На данный момент санкции ограничивают российским компаниям доступ к зарубежному капиталу, а также дополнительно повышают требуемую доходность за счет роста премии за риск.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»
2. Указ Президента РФ от 13.05.2017 N 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»
3. Берсенёв В.Л. Ведущие центры исследования проблем экономической безопасности в России // Экономика региона. – 2019. – № 1. – c. 29-42. – doi: 10.17059/2019-1-3 .
4. Бобарыкина Е.Н., Черненко Н.Г. Генезис понятия «экономическая безопасность предприятия» // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. – 2017. – № 2(22). – c. 4-21.
5. Бухвальд Е.М. Правовые и институциональные проблемы интеграции требований экономической безопасности в систему стратегического планирования // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 55-63. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100623 .
6. Власова О.В. Об изменениях торгового баланса со странами Европы в условиях санкций // Иннов: электронный научный журнал. – 2018. – № 3(36). – c. 13.
7. В МВФ оценили влияние санкций и нефтяных цен на экономику России. Iz.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/906922/2019-08-06/v-mvf-otcenili-vliianie-sanktcii-i-neftianykh-tcen-na-ekonomiku-rossii (дата обращения: 11.11.2020).
8. В России обсуждают потери ЕС от санкций. Европа лишилась миллиардов. Bbc.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bbc.com/russian/news-50044439 (дата обращения: 11.11.2020).
9. Дмитриченко Л.И., Мальцева Н.Г. Экономическая безопасность государства: политэкономический аспект // Вестник Донецкого национального университета. Серия В. Экономика и право. – 2018. – № 2. – c. 23-32.
10. Дробот Е.В., Гудович Г.К., Макаров И.Н., Бахмутская В.С. Экономическая безопасность России и Евразийского экономического союза в условиях санкций // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1671-1682. – doi: 10.18334/eo.9.3.41004 .
11. Казанцев С.В. Антироссийские санкции и нефтегазовый сектор России в 2014-2016 гг // Экономическая безопасность. – 2018. – № 1. – c. 63-70. – doi: 10.18334/ecsec.1.1.100491 .
12. Караваева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Финансовые риски социально-экономической безопасности, формируемые системой государственного управления в современной России // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2019. – № 2. – c. 45-65. – doi: 10.24411/2071-6435-2019-10079 .
13. Качан С.Д. Влияние экономических санкций на экономику Российской Федерации, контр-санкции, политика импортозамещения // Успехи современной науки. – 2017. – № 3.
14. Лев М.Ю. Индекс потребительских цен и прогнозные и пороговые значения в системе экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 65-71. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100624 .
15. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность в системе здравоохранения в период пандемии COVID-19: ответная реакция государств и финансовых органов // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 6. – c. 1857-1884. – doi: 10.18334/epp.10.6.110511 .
16. Лещенко Ю.Г. Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110815.
17. Макарова Е.П. Влияние экономических санкций на деятельность фирм в России // Science Time. – 2015. – № 5(17). – c. 246-257.
18. Молчанов И.Н. Экономические санкции и финансовая система России // Финансы: теория и практика. – 2017. – № 5. – c. 50-61.
19. Путин оценил влияние санкций на российскую экономику. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5e6f2a3f9a79475ab44fc5ea (дата обращения: 11.11.2020).
20. Российская экономика неожиданно успешно справляется с кризисом на фоне пандемии. Russian.rt.com. [Электронный ресурс]. URL: https://russian.rt.com/inotv/2020-09-08/Bloomberg-rossijskaya-ekonomika-neozhidanno-uspeshno (дата обращения: 11.11.2020).
21. Смоленская С.В. Механизм влияния санкций на экономическое развитие России // Транспортное дело россии. – 2016. – № 5. – c. 33-35.
22. Leshchenko J.G. Economic sovereignty in the 21-st century: the issue of Russia's foreign economic security in the conditions of membership in international financial and economic organizations // Российское предпринимательство. – 2018. – № 12. – p. 3637-3650.

Страница обновлена: 02.12.2020 в 12:40:05