Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления

Дробот Е.В.

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491629

Аннотация:
В статье рассматриваются результаты влияния пандемии COVID-19 на мировую экономику по итогам 2020 года. В исследовании использовался аналитический подход, основанный на анализе глобальной статистики по COVID-19. Обобщены основные негативные тенденции современной мировой экономики на конец 2020 г. Автором выделены экономические издержки распространения пандемии COVID-19. В рамках исследования автором использованы демографические показатели стран мира, данные о динамике цен на нефть, фондовые индексы, статистические данные о мировом торговом обороте. На основе анализа мер экономической политики, принятых в ведущих странах мира для сглаживания негативных эффектов распространения глобальной пандемии COVID-19, сформулированы предложения по проведению экономической политики в условиях пандемии COVID-19. Статья будет интересна экономистам и политологам, аналитикам фондового рынка, специалистам в области мировой экономики, а также всем тем, кто интересуется состоянием дел в мире.

Ключевые слова: коронавирус, мировой фондовый рынок, мировая экономика, нефтезависимость, пандемия, цены на нефть, финансовый кризис

JEL-классификация: F63, G15, H51, I18



ТЕЗИСЫ: 1. Вспышка COVID-19 создала дисбаланс в мировой экономике из-за нарушения цепочки поставок в результате закрытия производства в Китае. 2. Влияние COVID-19 на экономику, вероятно, будет меньше, чем влияние жестких политических мер, принятых для предотвращения распространения вируса. 3. Пандемия вызвала серьезный обвал цен на нефть, самый крупный со времен войны в Персидском заливе в 1991 году. 4. В результате пандемии мировые фондовые рынки зафиксировали свое самое большое и резкое падение со времен глобального финансового кризиса 2008 года. 5. На политическом уровне потребуются скоординированные действия всех стран по реализации медицинского протокола сокращения распространения пандемии, а также фискальные меры, направленные на поддержку производственного сектора, чтобы ускорить восстановление экономики. 6. В качестве мер, способных положительно сказаться на восстановлении экономики после пандемии, могут выступить снижение учетной ставки центральными банками (принимая во внимание опыт США) с целью расширения доступа к кредитным ресурсам и стимулирования инвестиционной активности, а также сокращение налоговой нагрузки на бизнес и население.

HIGHLIGHTS: 1. The COVID-19 outbreak has created an imbalance in the global economy due to the disruption of the supply chain as a result of the halt to Chinese business. 2. The impact of COVID-19 on the economy is likely to be less than the impact of tough policy measures taken to prevent the spread of the virus. 3. The pandemic caused a major collapse in oil prices, the largest since the Gulf war in 1991. 4. As a result of the pandemic, global stock markets recorded their biggest and sharpest drop since the 2008 global financial crisis. 5. At the political level, coordinated action by all countries will be required to implement the medical protocol to reduce the spread of the pandemic, as well as fiscal measures to support the manufacturing sector to accelerate economic recovery. 6. Measures that can positively affect the recovery of the economy after the pandemic may include lowering the discount rate by Central banks (taking into account the experience of the United States) in order to expand access to credit resources and stimulate investment activity, as well as reduce the tax burden on businesses and the population.

ВВЕДЕНИЕ

Американский словарь английского языка Merriam-Webster, более известный как словарь Уэбстера, выбрал слово pandemic (пандемия, пандемический) словом 2020 года [1]. На портале ELIBRARY.RU по поисковому запросу «пандемия» на 7 декабря 2020 г. можно обнаружить 33 887 публикаций, из них 23 142 публикации, или 70%, датируются 2019–2021 гг. И интерес к исследованию влияния пандемии на все сферы жизни общества не утихает.

Пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-19 началась в городе Ухане в центральной китайской провинции Хубэй в 2019 году и распространилась на территории более чем 200 стран Европы, Азии, США и Африки [19, 22] (McKibbin, Fernando, 2020; Salisu, et al., 2020), поставив под угрозу само существование мировой экономики, вызвав ее стагнацию [22] (Salisu, et al., 2020). По состоянию на 28 мая 2020 года было зарегистрировано более 5,8 млн подтвержденных случаев заболевания, примерно 360 000 смертей и 2,4 млн случаев выздоровления от вируса [24]. По состоянию на 4 декабря 2020 года было зарегистрировано более 65,9 млн подтвержденных случаев заболевания, примерно 1,5 млн смертей и 45,6 млн случаев выздоровления от вируса [28]. Таким образом, за 6 месяцев 2020 года ситуация в мире ухудшилась, несмотря на предпринимаемые меры: число заболевших выросло более чем на 60,1 млн, или на 1036%, число смертей увеличилось на 1,14 млн, или на 316%, число выздоровевших увеличилось на 43,2 млн, или на 1800%.

Пандемия спровоцировала экономический кризис и кризис в сфере здравоохранения как в мире в целом, так и в экономике отдельных стран. А это, в свою очередь, усугубило неопределенность и страх в отношении ожидаемых последствий пандемии для мировой экономики [9] (Torkanovskiy, 2020).

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) 30 января 2020 года объявила вспышку COVID-19 глобальной чрезвычайной ситуацией, учитывая ее риск для общественного здравоохранения [20, 21] (Nicola, et al., 2020; Phan, Narayan, 2020), а затем 11 марта 2020 года назвала COVID-19 глобальной пандемией [17, 27] (Liu, et al., 2020; Zhang, et al., 2020).

Чтобы сдержать экспоненциальное распространение вируса, страны мира приняли различные меры, начиная от полной изоляции, закрытия границ, введения карантина, ограничения поездок и полного закрытия предприятий [6] (Kulkova, 2020). Это привело к сокращению предложения товаров, усугубленному паническим накоплением запасов и обвалом спроса из-за самоизоляции людей [4] (Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020). Но самое главное, к чему привела пандемия, – это огромный рост спроса на медицинские товары [7] (Osama AliMaer, Mun, Fatma Dzhikha, 2020). Эксперты в сфере здравоохранения сразу выдвинули ряд рекомендаций в качестве первой линии защиты в целях сокращения распространения коронавируса, такие как маски для лица, частое мытье рук, социальное дистанцирование и самоизоляция.

Эти меры имеют последствия для бизнеса по всему миру. Коронавирус привел к экономическим издержкам и, несомненно, может вызвать беспрецедентный экономический спад во всем мире. Нестабильная природа вируса затрудняет разработку правильной макроэкономической политики для его сдерживания [5] (Erokhina, Dzhergeniya, 2020). Болдуин Р. и Ведер Ди Мауро Б. отмечают, что COVID-19 провоцирует экономический кризис по всему миру, и он может быть столь же заразителен экономически, как и с медицинской точки зрения [12] (Baldwin, Weder di Mauro, 2020). Хотя масштабы последствий пандемии непредсказуемы, спровоцированный ею мировой экономический кризис, скорее всего, затянется надолго и, возможно, вызовет серьезные структурные изменения в мировой экономике. Например, традиционная торговля уступила место интернет-магазинам, что повлияло на предложение продуктов и овощей. Но главным первым экономическим ударом, потрясшим мир, стал самый крупный однодневный обвал цен на нефть за последние три десятилетия. Цена на нефть марки Brent упала с 34 долл. за баррель до 24,93 долл. в марте 2020 года, зафиксировав снижение на 24% [20] (Nicola, et al., 2020). Нижней точки цена не нефть марки Brent достигла 20 апреля 2020 года, остановившись на уровне 21,44 долл. за баррель [2]. Из-за высокой экономической неопределенности мировые фондовые рынки пережили крах, потеряв примерно 6 трлн долл. в течение одной недели с 24 по 28 февраля 2020 года. А на той же неделе индекс S&P 500 показал худшую динамику с 2011 года, потеряв около 5 трлн долл. [13] (Bello Abba Ahmed, 2020).

Замедление китайской экономики как основного поставщика потребительских и производственных товаров привело к нарушению равновесия на мировых товарных рынках из-за нарушения цепочки поставок [2] (Drobot, 2017), поскольку большинство экспортных заводов Китая были закрыты [23] (Salisu, Vo, 2020). Такие страны, как Нигерия, которые в значительной степени зависят от поставок из Китая, уже испытывают дефицит, что приводит к росту цен на сырьевые товары. Сокращение вводимых ресурсов также повлияло на производство компаний, что привело к увольнениям и закрытию предприятий. Безработица возросла, вырос уровень инфляции, усилилось обнищание населения [10, 27] (Ashraf, 2020; Zhang, et al., 2020). Мировые финансовые рынки сильно пострадали от потрясений, и основные фондовые индексы начали резкое снижение [18, 19] (McKibbin, Fernando, 2020). Ряд авторов отмечают, что пандемия COVID-19 отличается от других потрясений в истории, поскольку она влечет за собой сочетание кризисов спроса и предложения, никогда ранее не испытанных и не поддающихся фискальному стимулированию или денежно-кредитной политике центральных банков [13] (Bello Abba Ahmed, 2020).

Цель данной стати – провести анализ влияния пандемии COVID-19 на мировую экономику. Для достижения поставленной цели были использованы огромные массивы международных статистических данных по COVID-19, а также данные, отражающие основные демографические тенденции в странах мира в 2019–2020 гг., в частности сведения о численности населения и смертности. Для оценки влияния COVID-19 на нефтезависимые страны была проанализирована актуальная информация о динамике цен на нефть на мировых рынках. Основные индексы, отражающие состояние дел на мировых фондовых рынках, были использованы для определения влияния COVID-19 на мировой финансовый рынок. Данные Всемирной таможенной организации использованы для оценки влияния пандемии на мировую торговлю.

Конечно же, к концу 2020 г. было опубликовано достаточное количество научных публикаций, посвященных влиянию COVID-19 на мировую экономику [1, 4, 7, 9–23, 25–27] (Drobot, 2020; Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020; Osama AliMaer, Mun, Fatma Dzhikha, 2020; Torkanovskiy, 2020; Ashraf, 2020; Baker, et al., 2020; Baldwin, Weder di Mauro, 2020; Bello Abba Ahmed, 2020; Berg, et al., 2020; Boone, 2020; Cochrane, 2020; Liu, et al., 2020; McKibbin, Fernando, 2020; McKibbin, Fernando, 2020; Nicola, et al., 2020; Phan, Narayan, 2020; Salisu, et al., 2020; Salisu, Vo, 2020; Wagner, 2020; Weder di Mauro, 2020; Zhang, et al., 2020). Однако в данном исследовании мы попытаемся оценить, повлияла ли новая коронавирусная инфекция на рост смертности в мире, какой эффект глобальное распространение пандемии оказало на мировой энергетический и фондовый рынок и с какими проблемами столкнулись нефтезависмые страны, какие трудности переживает мировая торговля.

На основе анализа мер экономической политики, принятых в ведущих странах мира для сглаживания негативных эффектов распространения глобальной пандемии COVID-19, попытаемся сформулировать предложения по проведению экономической политики в условиях пандемии COVID-19.

История пандемий и глобальное распространение COVID-19

В настоящее время вспышки коронавируса COVID-19 зафиксированы в 218 странах и территориях по всему миру.

В таблице 1 показано глобальное распространение COVID-19 по странам по состоянию на 4 декабря 2020 года (в таблице 1 представлено 20 стран с наибольшим числом случаев заражения). Как видно из таблицы 1, больше всего случаев заболевания было зарегистрировано в США (более 14,6 млн случаев), затем идет Индия (более 9,6 млн случаев заражения), Бразилия (более 6,4 млн), Россия (более 2,4 млн) и Франция (более 2,2 млн).

В топ-20 стран, лидирующих по числу инфицированных, из стран Большой двадцатки [3] (Drobot, Losinkova, Pospelova, Utyabaeva, Fedash, 2018) не вошли Австралия, Канада, Саудовская Аравия, Южная Корее, Япония, а также Китай.

Если рассмотреть показатели смертности за 2019 и 2020 гг., то можно увидеть, что по данным на 4 декабря 2020 г. за год в мире умерло на 5,98% меньше человек, чем в 2019 г. Однако данные эти представлены пока не за полный 2020 год, а за 11 месяцев. И если мы воспримем это как погрешность, то можно сделать вывод о том, что несмотря на пандемию, смертность в мире не имеет тенденцию к росту (табл. 1).

Таблица 1

Мировая статистика COVID-19 (топ-20 стран, по данным на 4 декабря 2020 г.)

Страны
Всего случаев
заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
Общее число умерших от разны причин в 2020 г., чел.
Общее число умерших от разны причин в 2019 г., чел.
Отклонение общего числа умерших в 2020 г. по сравнению с 2019 г.
Абсолютное отклонение, чел.
Относительное отклонение, %
Весь мир
65 964 393
1 519 448
45 659 637
7 851 940 470
56 459 240
60 053 019
- 3 593 779
- 5,98
1
США
14 630 794
283 958
8 581 558
331 828 037
2 547 330
2 722 311
- 174 981
- 6,42
2
Индия
9 606 810
139 700
9 056 668
1 385 752 793
9 547 273
10 152 060
- 604 787
- 5,96
3
Бразилия
6 496 050
175 432
5 725 010
213 201 210
1 216 777
1 298 328
- 81 551
- 6,28
4
Россия
2 402 949
42 176
1 888 752
145 961 200
1 887 127
2 030 629
- 143 502
-7,06
5
Франция
2 257 331
54 140
166 940
65 335 131
543 203
582 263
- 39 060
- 6,70
6
Италия
1 699 145
46 252
нет данных
46 762 516
538 351
579 244
- 40 893
- 7,06
7
Великобритания
1 690 432
60 617
нет данных
68 037 738
566 994
606 685
- 39 691
- 6,54
8
Италия
1 688 939
58 852
872 385
60 423 775
538 354
579 244
- 40 890
- 7,06
9
Аргентина
1 447 732
39 305
1 274 675
45 371 596
320 635
341 689
- 21 054
- 6,16
10
Колумбия
1 343 322
37 305
1 233 115
51 112 494
271 555
289 547
- 17 992
- 6,21
11
Мексика
1 144 643
108 173
843 231
129 506 321
597 139
634 271
- 37 132
- 5,85
12
Германия
1 143 116
18 492
820 600
83 898 137
817 780
879 959
- 62 179
- 7,06
13
Польша
1 041 846
19 359
666 413
37 828 876
352 526
379 496
- 26 970
- 7,10
14
Иран
1 016 835
49 695
708 106
84 447 157
364 721
387 790
- 23 069
- 5,94
15
Перу
968 846
36 104
901 544
33 165 694
174 048
184 960
- 10 912
- 5,90
16
ЮАР
800 872
21 803
739 367
59 624 674
662 756
705 963
- 43 207
- 6,12
17
Украина
787 891
13 195
397 809
43 620 881
596 433
644 529
- 48 096
- 7,46
18
Турция
765 997
14 509
423 142
84 723 237
451 797
478 396
- 26 599
- 5,56
19
Бельгия
584 857
17 033
38 577
11 611 101
105 966
113 340
- 7 374
- 6,50
20
Индонезия
563 680
17 479
466 178
274 748 198
1 816 582
1 931 236
- 114 654
- 5,93

Источники: составлено автором по данным Worldometers 2020. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/#countries; Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН: Отдел народонаселения. URL: https://population.un.org/wpp/; Счетчик населения Земли. URL: https://countrymeters.info/ru/World (дата обращения 04.12.2020).

Мир стал свидетелем многих пандемий. Некоторые из них имели глобальное распространение, в то время как немногие были ограничены конкретным регионом. Например, Азиатский грипп, возникший в Китае в 1957–1958 годах, имел глобальный охват и привел к смерти более миллиона человек. Другой пандемией, унесшей такое же количество жертв, был гонконгский грипп 1968 года. Однако пандемия вируса Эбола, возникшая в Западной Африке, в основном затронула этот регион, в отличие от остальных вирусных инфекций (табл. 2).

Таблица 2

История пандемий во второй половине XX – начале XXI века

Название пандемии
Страна, год
Территория распространения
Примерное число умерших, чел.
Группы риска
Азиатский грипп (H2N2)
Китай, 1957–1958
Весь мир
1,1 млн
Школьники, молодежь, беременные женщины и пожилые люди
Гонконгский грипп (H3N2)
Гонконг, 1968
Весь мир
1 млн
В основном люди старше 65 лет
Тяжелый острый респираторный синдром (SARS)
Китай, 2002
Весь мир (наибольшее распространение получил в Китае, Гонконге, Канаде, на Тайване)
18 000–46 000
Все
Птичий грипп (N1H1)
США (Калифорния) 2009
Весь мир (наибольшее распространение получил в США, Мексике, Канаде, Великобритании)
151 700–575 400
Все
Свиной грипп (H1N1)
Мексика, Канада, США, 2009-2010
Весь мир (214 стран и территорий мира, 30% населения Земли)
284 500
Все
Ближневосточный респираторный синдром (MERS)
Саудовская Аравия, 2012
Весь мир (80% всех случаев пришлись на Саудовскую Аравию)
35% от общего числа умерших
Все
Лихорадка Эбола (EVD)
Западная Африка, 2014–2016
Западная Африка
11 315 умерло в Западной Африке в 2014–2015 гг.
Все
Вирус Зика
Южная и Центральная Америка, 2015–2018
39 стран: прежде всего, Африка, Юго-Восточная Азия и Южная Америка, единичные случаи в странах Европы
Нет данных
Беременные женщины
Коронавирус (COVID-19)
Китай, 2019
Весь мир
535 048
Все
Источник: составлено автором по данным [12, 13, 29, 31] (Baldwin, Weder di Mauro, 2020; Bello Abba Ahmed, 2020).

Влияние COVID-19 на нефтезависимые страны

Незадолго до пандемии COVID-19 цены на нефть на мировом рынке уже начали свое падение в результате ценовой войны между Саудовской Аравией и Россией. Переговоры между этими двумя странами зашли в тупик во время встречи ОПЕК в Вене 6 марта 2020 [20, 22] (Nicola, et al., 2020; Salisu, et al., 2020). В результате на международном рынке образовался избыток нефти, что ускорило беспрецедентный обвал цен на нефть, который негативно сказался на экономике, особенно таких зависимых от нефти стран, как Нигерия, Венесуэла и Ангола. С началом пандемии COVID-19 цена на нефть снизилась примерно на 30%. Такого падения мировой рынок нефти не видел с конца войны в Персидском заливе в 1991 году. Однако после того как была достигнута договоренность между членами ОПЕК о сокращении добычи, цены на нефть начали движение вверх [22] (Salisu, et al., 2020).

Снижение цен на нефть является основным каналом, через который COVID-19 оказывает влияние на нефтедобывающие страны. Хотя есть и другие факторы, но именно COVID-19 представляется наиболее важным из них, поскольку вследствие пандемии резко сократился спрос и закрытия китайской экономики. На долю Китая приходится около 14% мирового спроса на нефть и более 75% роста спроса на нефть [18, 19] (McKibbin, Fernando, 2020). Китай в последние десятилетия стал глобальным центром цепочки поставок, и любые сбои в его экономике оказывают негативное влияние на экономику другие. В результате пандемии COVID-19 фактическое закрытие границ привела к низкому спросу на нефть. Были приостановлены международные перемещения людей. Были закрыты аэропорты и границы. Были закрыты заводы и другие промышленные предприятия. Все вышеперечисленное усугубило нефтяной кризис. Нефтезависимые страны, такие как Россия, были вынуждены внести корректировки в бюджет, поскольку планирование осуществлялось исходя из более высокого уровня цен на нефть. Эта ситуация отразилась также и на счетах платежного баланса. Такие страны, как Нигерия, начали обращаться за иностранными кредитами, чтобы восполнить дефицит счета текущих операций. Пандемия требует огромных инвестиций в здравоохранение, для поддержания и развития которого требуются средства, оборудование и персонал.

Цена на нефть марки Brent [3] упала с 68,60 долл. за баррель до 21,44 долл. за баррель с 30 декабря 2019 г. по 20 апреля 2020 г., что было беспрецедентным за последние десятилетия, как показано на рисунке 1. Это почти 70% стоимости барреля нефти. Как и нефть марки Brent, нефть марки WTI [4] также резко упала в цене с 63,05 долл. за баррель 30 декабря 2019 г. до минимума 16,94 долл. за баррель 20 апреля 2020 г., как показано на рисунке 2. Это примерно 73%.

Энергетический рынок пережил один из самых больших потрясений с 1973 года. В результате экономика нефтезависимых стран оказалась под угрозой в связи с сокращением поступлений иностранной валюты, которую обеспечивала продажа нефти. Как следствие, осуществление бюджетных расходов в полном объеме становится затруднительным. Финансовый кризис особенно заметен для нефтезависимых стран, которые имеют незначительные золотовалютные резервы, например, таких как Нигерия. Таким образом, большинство стран вынуждены прибегать к внешним займам для покрытия бюджетного дефицита.

Рисунок 1. Динамика цен на нефть марки Brent (Brent Oil Price) в 2020 г., по данным на 30.11.2020, долл. за баррель (максимум – 30.12.2019 68,60

Источник: Markets Insider. URL: https://markets.businessinsider.com/commodities/oil-price (дата обращения 04.12.2020).

Рисунок 2. Динамика цен на сырую нефть марки WTI в 2020 г., по данным на 30.11.2020, долл. за баррель

Источник: Markets Insider. URL: https://markets.businessinsider.com/commodities/oil-price?type=wti (дата обращения 04.12.2020).

Влияние COVID-19 на мировые фондовые рынки

На глобальном уровне основные мировые фондовые индексы зафиксировали резкое снижение с началом пандемии COVID-19. Потери составили триллионы долларов.

На состоянии фондовых рынков всегда сказывается влияние внешних факторов, например, таких как глобальный финансовый кризис 2008 года. И даже неэкономические факторы, такие как эпидемии, сказываются на фондовых индексах. В США, глобальном центре фондовых рынков, индекс S&P 500 [5], промышленный индекс Доу-Джонса [6] и индекс NASDAQ [7] продемонстрировали резкое снижение в начале 2020 г., достигнув минимума в марте. Последующее движение индексов вверх было обеспечено принятием 25 марта 2020 г. Сенатом США пакета срочной помощи и экономического стимулирования на общую сумму 2 трлн долл. для борьбы с последствиями пандемии коронавируса (Corona virus Aid, Relief and Economic Security Act, CARES Act) [20] (Nicola, et al., 2020). В марте 2020 года фондовый рынок США приостанавливал торги на фондовой бирже четыре раза в течение десять дней. А это беспрецедентный случай: ранее такое случалось лишь один раз в 1997 г. [27] (Zhang, et al., 2020).

Фондовые рынки Гонконга, Южной Кореи и Австралии ежедневно фиксируют падение фондовых индексов более чем на 5%, в то время как в Китае оно составляет около 3% [23] (Salisu, Vo, 2020). FTSE [8] в Великобритании рухнул более чем на 10% 12 марта 2020 года, что стало самым низким показателем с 1987 года. На фондовой бирже Японии падении фондовых индексов составило более 20% по сравнению с их пиковыми значениями в 2019 году [27] (Zhang, et al., 2020).

Фондовые рынки во всем мире демонстрировали огромную волатильность, никогда ранее не наблюдавшуюся. Результатом стали совокупные потери, составившие примерно 12,35% стоимости в период с января по май 2020 года, или более 9 трлн долл. с начала пандемии COVID-19 [22] (Salisu, et al., 2020).

Например, промышленный индекс Доу-Джонса упал с 29 551 пункта до 18 591 пункта с 12 февраля по 23 марта 2020 года. Отрицательная маржа составила 10 960 пунктов, что привело к потере одной трети стоимости акций (или около 35%). Это огромные потери для инвесторов (рис. 3). С момента финансового кризиса 2008 года такое снижение DJIA стало самым большим. Однако с конца марта 2020 г. ситуация начала улучшаться. И по данным на 4 декабря 2020 г. DJIA добрался до отметки в 30 218 пунктов, демонстрируя устойчивую тенденцию к росту [25] (Wagner, 2020).

Индекс S&P 500 снизился примерно с 3 387 пунктов до 2 227 пунктов, потеряв более 34% своей чистой стоимости с 19 февраля по 238 марта 2020 года (рис. 4). Однако затем индекс начал демонстрировать восходящий тренд, восстановив свое прежнее значение [27] (Zhang, et al., 2020).

Как показано на рисунке 5, индекс NASDAQ также упал с 9 731 пункта по состоянию на 2 февраля 2020 г. до примерно 6 686 пунктов 16 марта 2020 г., что означает примерно 31% убыток.


Рисунок 3. Динамика Промышленного индекса Dow Jones в 2020 г.

Источник: Trading View. URL: https://ru.tradingview.com/symbols/TVC-DJI/ (дата обращения 04.12.2020).

Рисунок 4. Динамика фондового индекса S&P 500 в 2020 г.

Источник: Trading View. URL: https://ru.tradingview.com/symbols/FX-SPX500/ (дата обращения 04.12.2020).

Рисунок 5. Динамика фондового индекса NASDAQ Composite [9] в 2020 г. (по данным на 30 ноября 2020 г.)

Источник: Markets Insider. URL: https://markets.businessinsider.com/index/nasdaq_composite (дата обращения 04.12.2020).

Резкие колебания на фондовом рынке начались как реакция на новости о ходе вспышки COVID-19 в США в середине февраля – начале марта 2020 г. Последующие колебания в марте – конце апреля 2020 г. были связаны с реакцией фондового рынка на политические решения, принятые правительством США в связи с распространением пандемии, прежде всего, на меры денежно-кредитной и фискальной политики [11] (Baker et al., 2020).

Мировая торговля в условиях пандемии

Ожидается, что по итогам 2020 году спад мировой торговли составит 13–32%, поскольку пандемия COVID-19 нарушает нормальную экономическую активность и жизнь во всем мире [34].

По мнению экспертов Всемирной таможенной организации (World Customs Organization, WCO), спад, скорее всего, превысит спад торговли, вызванный глобальным финансовым кризисом 2008–2009 гг. (рис. 6).

Рисунок 6. Мировая торговля товарами, 2000–2022 гг. (индекс, 2015=100)

Источник: WTO Secretariat. URL: https://www.wto.org/english/news_e/pres20_e/pr855_e.htm (дата обращения 05.12.2020).

Оценки ожидаемого восстановления международной торговли в 2021 году весьма неопределенны, а результаты в значительной степени зависят от продолжительности вспышки коронавируса и эффективности политических ответных мер.

Ближайшая цель состоит в том, чтобы взять пандемию под контроль и смягчить экономический ущерб людям, компаниям и странам [8] (Pechatkin, 2020). И политики должны начать планировать последствия пандемии.

Мировая торговля уже замедлялась в 2019 году, еще до начала пандемии, в связи с ростом торговой напряженностью и замедлением экономического роста. Мировая торговля товарами зафиксировала незначительное снижение в 2019 г. на -0,1% в натуральном выражении после роста на 2,9% в 2018 г. Между тем долларовая стоимость мирового товарного экспорта в 2019 году упала на 3% и составила 18,89 трлн долл. [34].

Напротив, в 2019 году мировая торговля коммерческими услугами увеличилась, а экспорт услуг в долларовом выражении вырос на 2% до 6,03 трлн долл. Темпы роста были медленнее, чем в 2018 году, когда торговля услугами выросла на 9% [34].

Экономический шок, вызванный пандемией COVID-19, неизбежно вызывает сравнение с глобальным финансовым кризисом 2008–2009 гг. У этих кризисов есть общие черты, но есть и различия. Как и в 2008–2009 гг., правительства вновь вмешались в денежно-кредитную и фискальную политику, чтобы противостоять спаду и обеспечить временную поддержку доходов предприятий и домашних хозяйств. Но ограничения на передвижение и социальное дистанцирование, введенные чтобы замедлить распространение вируса, являются беспрецедентными, поскольку непосредственно затронуты рынок рабочей силы, транспортный сектор и туристический бизнес. Были закрыты целые отрасли национальной экономики, включая гостиницы, рестораны. Ограничительные меры коснулись и розничной торговли, и обрабатывающей промышленности.

В данных условиях прогнозирование показателей мировой торговли представляется необходимым осуществлять с позиций двух различных сценариев: 1) относительно оптимистичный сценарий с резким падением торговли, за которым следует восстановление, начинающееся в конце 2020 года; 2) более пессимистичный сценарий с более резким первоначальным снижением и более длительным и неполным восстановлением.

При оптимистическом сценарии восстановление будет достаточно стремительным, чтобы приблизить торговлю к ее предпандемическому тренду, в то время как пессимистический сценарий предусматривает лишь частичное восстановление (рис. 6).

После финансового кризиса 2008–2009 гг. мировая торговля так и не вернулась к своему прежнему тренду, представленному на рисунке 6. Решающую роль для восстановления мировой экономики и мировой торговли будет иметь поведение производителей и потребителей, а также их отношение к пандемии. Если предприятия и потребители будут рассматривать пандемию как временный, одноразовый шок, то в этом случае расходы на инвестиционные товары и потребительские товары длительного пользования могут возобновиться на уровне, близком к предыдущему, как только кризис утихнет. С другой стороны, если вспышка пандемии затянется, то домашние хозяйства и бизнес, скорее всего, будут тратить более осторожно.

Если пандемия будет взята под контроль и мировая торговля снова начнет расширяться, в большинстве регионов может быть зафиксирован рост в 2021 г. примерно на 21% в оптимистическом сценарии и на 24% в пессимистическом сценарии [34]. Степень неопределенности очень высока, и вполне возможно, что как для 2020 года, так и для 2021 года результаты могут быть выше или ниже этих прогнозируемых показателей.

Два других аспекта, которые отличают нынешний спад от финансового кризиса 2008–2009 гг., – это роль в мировой торговле цепочек создания стоимости и торговли услугами.

Нарушение цепочки создания стоимости стало проблемой практически сразу, когда COVID-19 начался в Китае, который, по сути, являлся «двигателем» мировой экономики. В настоящее время торговля падает более быстрыми темпами в секторах, характеризующихся сложными цепочками создания стоимости, особенно в электронике и автомобилестроении. Согласно базе данных ОЭСР по торговле добавленной стоимостью (Trade in Value Added Database, TiVa), доля иностранной добавленной стоимости в экспорте электроники составляла около 10% для США, 25% для Китая, более 30% для Кореи, более 40% для Сингапура и более 50% для Мексики, Малайзии и Вьетнама [34]. Импорт основных производственных ресурсов был прерван социальным дистанцированием, которое привело к временному закрытию заводов в Китае, а затем коснулось Европы и Северной Америки. Однако полезно также помнить, что сложные нарушения цепочки поставок могут возникать в результате локальных катастроф, таких как ураганы, цунами и другие экономические сбои. Управление нарушением цепочки поставок является сложной задачей как для глобальных, так и для местных предприятий и требует расчета соотношения риска и экономической эффективности со стороны каждой компании.

Торговля услугами также оказалась непосредственно затронута пандемией COVID-19 в результате введения транспортных и туристических ограничений и закрытия многих торговых предприятий и гостиниц. Услуги не включены в прогноз WCO по торговле товарами, но большая часть торговли товарами невозможна без осуществления услуг (например, транспортные услуги). Услуги также взаимосвязаны. Например, воздушный транспорт взаимосвязан с проведением культурных, спортивных и рекреационных мероприятий, которые в условиях пандемии были либо отменены полностью, либо существенно сокращены. Однако некоторые секторы экономики могут извлечь выгоду из кризиса. Например, услуги в области информационных технологий, спрос на которые резко возрос по мере того, как компании предоставляют сотрудникам возможность работать дома, а люди продолжают общаться удаленно.

Меры экономической политики в условиях пандемии COVID-19

COVID-19 произвел сильнейший удар по мировой экономике, продемонстрировав неспособность политиков, экономистов и ученых справиться с таким глобальным вызовом. Ни готовых политических рецептов, ни экономических или медицинских моделей регулирования, доступных для борьбы со вспышкой вируса, мировое сообщество не имеет. Пандемия COVID-19 уже ассоциируется с неопределенностью, обусловленной непредсказуемостью мутаций, неизвестностью природы вируса и характера его воздействия, сложностью лечения и неясностью исхода. Представляется, что страны мира по мере распространения вируса и принятия различных политических ответных мер должны перенимать друг у друга наиболее успешные решения [21] (Phan, Narayan, 2020). Похоже, что медицина и экономика оказались на пороге новой эпохи, демонстрируя свои ограничения в предоставлении необходимых ответов о том, как эффективно бороться с COVID-19 экономическими и медицинскими методами. Возвращение мира к нормальной жизни требует поиска медицинских и экономических решений в отношении нового вируса, чтобы предотвратить новый глобальный финансовый кризис.

Воздействие самой пандемии COVID-19, вероятно, будет меньше, чем влияние крайних ограничительных мер, принимаемых для предотвращения крупномасштабного заражения [27] (Zhang, et al., 2020). И хотя вирус очень заразен, его летальность, однако, в большинстве случаев не выше сезонного гриппа [26] (Weder di Mauro, 2020).

По состоянию на 4 декабря 2020 года общее число случаев заражения COVID-19 в мире составило 65 964 393, из которых 45 659 637 (69%) выздоровели, а число умерших составило 1 519 448 (2,3%). Число смертей сильно искажено, если рассматривать ситуацию в разделе отдельных стран мира. Например, в США число умерших в результате заражения COVID-19 составило 283 958, или 1,9% человек, а в России – 42 176, или 1,7% смертей из числа зараженных. В некоторых странах заражения единичны и умерших нет (Ватикан, Монголия, Фарерские острова, Гренландия и др.) [28]. В Китае, откуда началось распространение вируса, на 86 601 случай заражения число смертей всего 4634 [28]. И это на почти 1,5 млрд человек, проживающих в Китае!

Политические меры, принимаемые различными странами в форме ограничений на передвижение людей и перемещение товаров или полной остановки предприятий, могут оказать более негативное воздействие на экономику и продлиться дольше, чем шок от самой пандемии. Пандемия, если ей не будут эффективно управлять с помощью грамотной экономической политики, может перерасти в глобальный экономический кризис, который может помешать глобализации [26] (Weder di Mauro, 2020).

После обвала фондового рынка весной 2020 г. в США Федеральная резервная система (ФРС) объявила политику нулевой процентной ставки [1] (Drobot, 2020) и начала тем самым количественное смягчение денежно-кредитной политики (Quantitative Easing, QE) [10], увеличив денежную массу не менее чем на 700 млрд долларов [27] (Zhang, et al., 2020).

В связи с пандемией COVID-19 ОЭСР была вынуждена пересмотреть свою оценку глобального экономического прогноза на 2020 год с 2,9% до 2,4%. Кроме того, был сделан прогноз о том, что если пандемия выйдет из под контроля, то можно ожидать еще большего снижения глобального экономического роста до 1,5% в 2020 г. [13] (Bello Abba Ahmed, 2020).

Правительство Великобритании ввело пакет политических мер в ответ на COVID-19, таких как схема сохранения рабочих мест (Coronavirus Job Retention Scheme, JRS), чтобы выделять субсидии на выплату заработной платы работникам, отправленным в отпуск без содержания. Эта мера позволяет компаниям сократить количество рабочих часов до нуля, не увольняя работников, и тем самым сводя к минимуму будущие затраты на поиск и повторный наем персонала. По оценкам, эта схема обойдется Великобритании в 60 млрд долл. в течение 8 месяцев [13] (Bello Abba Ahmed, 2020).

Очевидно, что ужесточение ограничительных мер, вводимых правительствами в отношении деловой активности, перемещений, закрытие границ и закрытие предприятий наносят большой экономический ущерб разным странам, а ситуация с пандемией может продлиться долго [11, 14, 16] (Baker, et al. 2020, Berg, et al., 2020; Cochrane, 2020). Никто не может точно предсказать все возможные риски и последствия глобальной пандемии и последующий эффект политических и экономических мер, а также реакцию людей [25] (Wagner, 2020).

Существует три основных канала, через которые пандемия COVID-19 может влиять на мировую экономику: спрос, предложение и доверие. Строгие ограничительные меры, принятые для предотвращения распространения вируса, такие как ограничения на поездки, закрытие границ, закрытие промышленных предприятий и приостановление работы компаний сферы услуг, нарушили глобальную цепочку поставок. Снижение спроса неизбежно из-за самоизоляции населения, увольнений, ограничений на передвижение, закрытия школ и спада в секторе туризма и развлечений. Все вышеперечисленное порождает атмосферу неопределенности, негативно влияющую как на доверие потребителей, так и на доверие производителей. В результате потребители либо откладывают, либо сокращают потребление товаров и услуг. А производители точно так же либо откладывают, либо сокращают, либо отказываются от новых инвестиций [15] (Boone, 2020).

Заключение

Проведенный анализ влияния пандемии COVID-19 на мировую экономику позволяет сделать следующие выводы.

COVID-19, распространившийся более чем в 200 странах, имеет огромные последствия для экономики как отдельных стран, так и всего мира. Меры государственной политики, принимаемые в отдельных странах, с целью сглаживания экономических издержек пандемии могут иметь значительные негативные последствия в долгосрочной перспективе.

Вспышка COVID-19 создала дисбаланс в мировой экономике из-за нарушения цепочки поставок в результате закрытия производства в Китае. Вирус распространился по всему миру, и в США зафиксировано самое большое количество случаев заболевания и смертей. Пандемия вызвала серьезный обвал цен на нефть, самый крупный со времен войны в Персидском заливе в 1991 году. А это поставило под угрозу экономику нефтезависимых стран.

Введенные странами карантинные меры, предпринимаемые для сглаживания распространения пандемии, такие как карантин, режим самоизоляции, ограничения международных и локальных поездок и торговли и т.д., продолжают негативным образом сказываться на экономической ситуации в мире.

Влияние COVID-19 на экономику, вероятно, будет меньше, чем влияние жестких политических мер, принятых для предотвращения распространения вируса. В результате пандемии мировые фондовые рынки зафиксировали свое самое большое и резкое падение со времен глобального финансового кризиса 2008 года.

На политическом уровне потребуются скоординированные действия всех стран по реализации медицинского протокола сокращения распространения пандемии, а также фискальные меры, направленные на поддержку производственного сектора, чтобы ускорить восстановление экономики. Это потребует принятие дополнительных мер для поддержки потребителей, восстановления покупательной способности и помощи бизнесу. В качестве таких мер могут выступить снижение учетной ставки центральными банками (принимая во внимание опыт США) с целью расширения доступа к кредитным ресурсам и стимулирования инвестиционной активности. Еще одной мерой может выступить сокращение налоговой нагрузки на бизнес и население. Однако пойдут ли правительства на эти меры, покажет лишь время.


БЛАГОДАРНОСТИ:
Авторы выражают глубокую благодарность канд. экон. наук АБРАМОВУ Егору Геннадьевичу за ценнейшие замечания и рекомендации в процессе подготовки статьи.

[1] Словарь Уэбстера назвал слово года // Рамблер, 30 ноября 2020 г. [Электронный ресурс]. URL: https://news.rambler.ru/world/45337388/?utm_content=news_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата обращения 07.12.2020).

[2] Markets Insider. URL: https://markets.businessinsider.com/commodities/oil-price (дата обращения 04.12.2020).

[3] Brent – эталонная марка (маркерный сорт) нефти, добываемая в Северном море. Является одной из основных марок нефти, торгуемых на международных нефтяных биржах. Цена нефти Brent с 1980-х годов является основой для ценообразования многих других сортов нефти. Данная марка стала эталонной благодаря надёжности поставок, наличию нескольких независимых поставщиков и готовности её покупки со стороны множества потребителей и переработчиков.

[4] West Texas Intermediate (WTI) известная также как Texas light sweet – марка нефти, которая добывается в штате Техас (США). В основном используется для производства бензина, поэтому на этот и сходные сорта нефти высокий спрос, в частности, в США и Китае.

[5] S&P 500 – фондовый индекс, в корзину которого включено 505 избранных торгуемых на фондовых биржах США публичных компаний, имеющих наибольшую капитализацию.

[6] Промышленный индекс Доу-Джонса (Dow Jones Industrial Average, DJIA) охватывает 30 крупнейших компаний США.

[7] NASDAQ (National Association of Securities Dealers Automated Quotation) – служба автоматизированных котировок Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам; американская биржа, специализирующаяся на акциях высокотехнологичных компаний (производство электроники, программного обеспечения и т. п.). На данный момент на NASDAQ торгуют акциями более 3 200 компаний.

[8] FTSE 100 Index (Financial Times Stock Exchange Index) – ведущий индекс Британской фондовой биржи (лондонский биржевой индекс). Рассчитывается независимой компанией FTSE Group, которой совместно владеют агентство Financial Times и Лондонская фондовая биржа.

[9] NASDAQ Composite – фондовый индекс, составленный из обыкновенных акций и подобных финансовых инструментов всех компаний, торгующихся на бирже NASDAQ.

[10] Количественное смягчение – увеличение денежной массы Центральным банком (в США – ФРС) за счет кредитной эмиссии; увеличение денежной массы.


Источники:

1. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 7. – С. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715
2. Дробот Е.В. Инструменты обеспечения безопасности и облегчения мировой торговли: Рамочные стандарты Всемирной таможенной организации // Экономические отношения. – 2017. – Том 7. – № 4. – с. 309-320. – doi: 10.18334/eo.7.4.38641
3. Дробот Е.В., Лосинкова В. А., Поспелова А. Л., Утябаева Э. Р., Федаш К.А. Обзор ключевых подходов к классификации стран мира и сравнительный анализ основных макроэкономических показателей ведущих мировых экономик // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 2. – с. 105-138. – doi: 10.18334/eo.8.2.39014
4. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 8. – С. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
5. Ерохина Е.В., Джергения Ю.Б. Угрозы реализации национальных интересов Российской Федерации в период после пандемии // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 3. – С. 259-272. – doi: 10.18334/ecsec.3.3.110681.
6. Кулькова И.А. Адаптация поведения предпринимателей к вызванным пандемией коронавируса изменениям // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 10. – С. 2529-2540. – doi: 10.18334/epp.10.10.111051.
7. Осама Али Маер, Мун Д.В., Фатма Джиха Ответные меры на пандемию COVID-19: экономика и здравоохранение экономически развитых и развивающихся стран // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/eo.10.4.111083.
8. Печаткин В.В. Формирование и развитие цифровой экономики в России как стратегический приоритет развития территорий в условиях пандемий // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 837-848. – doi: 10.18334/vinec.10.2.110187.
9. Торкановский Е.П. Автаркия 2.0: глобальная экологическая повестка, пандемия COVID-19 и новая нормальность // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 3. – С. 663-682. – doi: 10.18334/eo.10.3.110600
10. Ashraf B. N. (2020). Economic impact of government interventions during the COVID-19 pandemic: International evidence from financial markets // Journal of Behavioral and Experimental Finance, 27, 100371. https://doi.org/10.1016/i.ibef.2020.100371
11. Baker S. R., et al. (2020). The unprecedented stock market reaction to COVID-19 // The Review of Asset Pricing Studies, raaa008. https://doi.org/10.1093/rapstu/raaa008
12. Baldwin R., Weder di Mauro B. (2020). Economics in the Time of COVID-19. London, CEPR Press
13. Bello Abba Ahmed. Impact of COVID-19 Pandemic on Global Economy // MPRA Paper No. 103753, posted 30 Oct 2020 https://mpra.ub.uni-muenchen.de/103753/ (дата обращения 04.12.2020)
14. Berg J., et al. The labour market policy response to COVID-19 must leverage the power of age. // VOX, CEPR Policy Portal. 15 May, 2020. https://voxeu.org/article/labour-market-policy-response-COVID-19-must-leverage-power-age (дата обращения 04.12.2020)
15. Boone L. (2020). Tackling the fallout from COVID-19. Economics in the Time of COVID-19. R. Baldwin and B. Weder di Mauro (eds). London, CEPR Press
16. Cochrane J. H. (2020). Flatten the Coronavirus Curve at a Lower Costs. // Wall Street Journal, March 25
17. Liu H., et al. (2020). The COVID-19 outbreak and affected countries stock markets response. // International Journal of Environmental Research and Public Health 17(8), 2800. https://doi.org/10.3390/iierph17082800
18. McKibbin W., Fernando R. (2020). The economic impact of COVID-19. Economics in the Time of COVID-19. R. Baldwin and B. Weder di Mauro (eds). London, CEPR Press
19. McKibbin W. J., Fernando R. (2020). The global macroeconomic impacts of COVID-19: Seven scenarios. // CAMA working paper. No. 19/2020. https://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3547729
20. Nicola M., et al. (2020). The socio-economic implications of the coronavirus and COVID-19 pandemic: A review. // International Journal of Surgery, 78, 185–193
21. Phan D. H. B., Narayan P. K. (2020). Country responses and the reaction of the stock market to COVID-19: A preliminary exposition. // Emerging Markets Finance and Trade, 56(10), 2138–2150.
22. Salisu A. A., et al. (2020). Revisiting oil-stock nexus during COVID-19 pandemic: Some preliminary results. // International Review of Economics & Finance, 69, 280–294.
23. Salisu A. A., Vo X.V. (2020). Predicting stock returns in the presence of COVID-19 pandemic: The role of health news. // International Review of Financial Analysis. 71: 101546. https://doi.org/10.1016/i.irfa.2020.101546
24. The New York Times, May 28, 2020 Updated May 29, 2020, 12.06a.m ET
25. Wagner A. F. (2020). What the stock market tells us about the post-COVID-19 world. // Nature Human Behaviour, 4(5), 440–440.
26. Weder di Mauro B. (2020). Macroeconomics of the flu. Economics in theTime of COVID-19. R. B. Baldwin and B. Weder di Mauro (eds). London, CEPR Press
27. Zhang D., et al. (2020). Financial markets under the global pandemic of COVID-19. // Finance Research Letters. 36, 101528. https://doi.org/10.1016/i.frl.2020.101528
28. Worldometers 2020. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/#countries (дата обращения 05.12.2020).
29. Статистика Эболы // Сайт Vawilon, Март 20, 2020 https://vawilon.ru/statistika-jeboly/ (дата обращения 05.12.2020).
30. Счетчик населения Земли. URL: https://countrymeters.info/ru/World (дата обращения 04.12.2020).
31. Что такое пандемия согласно Всемирной организации здравоохранения // ТАСС, 11 марта, 2020. URL: https://tass.ru/info/7952651 (дата обращения 05.12.2020).
32. Trading View. URL: https://ru.tradingview.com/ (дата обращения 04.12.2020).
33. Markets Insider. URL: https://markets.businessinsider.com/ (дата обращения 04.12.2020).
34. Trade set to plunge as COVID-19 pandemic upends global economy / Trade forecast press conference: Remarks by DG Azevêdo, 24 April, 2020 / World Customs Organization. URL: https://www.wto.org/english/news_e/pres20_e/pr855_e.htm

Страница обновлена: 07.05.2021 в 18:23:55