Становление ограниченно открытой экономики суверенного типа в современной России: понятие, этапы, сущностные характеристики

Афанасьев А.А.1
1 МИРЭА – Российский технологический университет, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Афанасьев А.А. Становление ограниченно открытой экономики суверенного типа в современной России: понятие, этапы, сущностные характеристики // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 3. – С. 345-366. – doi: 10.18334/eo.12.3.115123.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49845650

Аннотация:
Статья посвящена проблемам становления в России ограниченно открытой экономики суверенного типа. В этой связи исследованы процессы демонтажа прежней открытой модели. Описываются сущностные черты формирующейся модели. Определяется, что она основана на сочетании как рыночных свобод, так и защищенности, являющейся результатом политики по согласованию общественных, корпоративных и частных интересов. Приводятся качественные и количественные характеристики формируемой модели, дается прогноз по временным горизонтам ее становления. В статье подчеркнута главенствующая роль государства по управлению процессом ее формирования, реализующегося соответствующими политиками. Описываются конкретные мероприятия, приводится анализ соответствующих нормативных актов. Представляются основные вектора реализации стратегии по формированию новой экономической модели. В статье приводится прогноз показателей включенности России в мировое хозяйство на среднесрочную перспективу.

Ключевые слова: ограниченно открытая экономика, суверенная экономика, санкции, внешнеэкономическая деятельность, технологический суверенитет

JEL-классификация: F51, F01, F43



Введение

Система мирохозяйственных связей, существовавшая последние тридцать лет, коренным образом изменилась в результате беспрецедентного санкционного давления Запада на Российскую Федерацию после начала специальной военной операции на Украине. Трансформация геополитических и макроэкономических реалий имеет своим следствием для российской экономики серьезные затруднения в плане: участия в сложившихся кооперационных и логистических цепочках; доступа на рынки капиталов и технологий; трансграничного движения кадров, товаров, услуг и т.д. При этом следует подчеркнуть долгосрочный характер рестриктивных условий хозяйствования, о чем говорилось на недавнем (июня 2022 г.) Санкт-Петербургском экономическом форуме. Так, Э.С.Набиуллина заявила, что: «внешние условия изменились надолго, если не навсегда, и значимо изменились» [1]. В свете этого высказывания возникают по крайней мере три вопроса: во-первых, что это были за условия? Во-вторых, что конкретно в них изменилось? В-третьих, какие условия функционирования экономики должны быть сформированы в ближайшем будущем?

В данном контексте необходимо определиться с рядом базовых научных категорий. Прежде всего следует подчеркнуть, что термин «национальная экономика» используется как синоним понятий «национальная экономическая система» и «система национальной экономики». С точки зрения включенности национальной экономики в систему мирохозяйственных связей можно говорить о различных моделях этой интеграции по критерию степени открытости народного хозяйства страны. В данном ракурсе выделяются следующие модели/форматы: а) открытой экономики, характеризующейся максимально глубоким включением экономики страны в систему мирохозяйственных связей; б) ограниченно открытой экономики, в рамках которой сочетаются, с одной стороны, черты глобальной открытости, а с другой - механизмы обеспечения национальной безопасности страны, и в первую очередь - ее технологического суверенитета; в) экономики закрытого типа, в основе которой - курс на достижение автаркии, т.е. наивысшей степени самообеспеченности и самодостаточности национальной экономической системы [2].

Проблемы интеграции экономических систем в мировое хозяйство широко представлены в научной литературе, и были освещены в работах таких авторов как: В.П.Оболенский [3], В.Г.Варнавский [4], Е.А.Ерохина [5] и др.

В рамках вышеназванных моделей функционируют их конкретные разновидности, выделяемые по различным основаниям (к примеру, по: доминирующим товарным группам; страновым приоритетам внешнеэкономической деятельности (ВЭД) и т.д.). В качестве актуального исторического примера можно привести экономику закрытого типа периода позднего СССР с задействованием исключительно государственных механизмов ВЭД и ориентацией на страны социалистического содружества. На иных установках была основана модель открытой экономики постсоветской России с ее преимущественно сырьевой направленностью и ориентацией на страны западного мира.

Как было уже отмечено, последняя модель претерпевает необратимые изменения, чем обусловливается необходимость формирования принципиально иного формата интеграции российской экономики в глобальные связи. Представляется несомненным, что стержневой идеей здесь станет необходимость вывода России на траекторию независимого социально-экономического развития. Думается, что именно это имел в виду Президент РФ В.В.Путин в приветствии ХХV Петербургскому международному экономическому форуму (ПМЭФ): "Убежден, что для России 2020-е годы станут периодом укрепления экономического суверенитета» [6].

Авторская гипотеза состоит в том, что вследствие «санкционных войн» и существенных изменений в подходах к обеспечению национальной безопасности сформировалась принципиально новая для постсоветской России модель хозяйствования, которая может быть названа ограниченно открытой экономикой суверенного типа. Как будет подробно показано ниже, в создаваемой модели российской экономики будут диалектически сочетаться черты как открытости, характерной для системы рыночных свобод, так и защищенности, являющейся результатом активной роли государства, ориентированной на сопряжение общественных, корпоративных и частных интересов.

Целью данной статьи становится исследование процессов формирования модели суверенной экономики, а также ее качественных и количественных характеристик.

Крайне важно подчеркнуть, что исследуемые процессы охватывают относительно длительный исторический период, в рамках которого, с одной стороны, происходит демонтаж российской модели открытой экономики, а с другой стороны - формируются основы иного экономического уклада. В этой связи для достижения поставленной цели необходимо последовательно решить ряд методологических задач, а именно: во-первых, описать процесс демонтажа открытой экономики постсоветской России; во-вторых, обосновать качественные и количественные характеристики формируемой модели экономики; в-третьих, дать прогноз временных рамок ее становления.

В данном контексте выделяются три фазы рассматриваемого периода, а именно: 1) начало санкционных ограничений и запуск ответных защитных мер (март 2014г. – февраль 2022г.); 2) всеобъемлющие западные санкции и срочные антикризисные меры по реагированию на новые реалии (февраль 2022г. – сентябрь 2022г.); 3) реализация политики по формированию модели интеграции российской экономики в мировое хозяйство на принципиально новых началах (сентябрь 2022г. – предположительно до 2025г.).

1. Первая фаза трансформации модели открытой экономики в России (март 2014г. – февраль 2022г.)

Начало рассматриваемой фазы было сопряжено с присоединением Крыма в марте 2014 года и охарактеризовалось введением по инициативе США и при поддержке Евросоюза комплекса рестриктивных мер в отношении РФ. В этой связи в 2014 году М.Н.Дудин справедливо отметил: «Западные санкции включают в себя практически полный спектр инструментов экономического, политического и информационного давления на Россию, начиная с ее правящего слоя (включая сюда не только политические и региональные элиты, но и бизнес-сообщество) и завершая обществом в целом» [7, c.3].

Очевидна серьезность и масштабность потенциальных рисков, с которыми тогда столкнулось российское государство. Именно поэтому нашей страной были апробированы различные варианты ответных мер, систематизация которых позволяет выделить следующие основные векторы защиты: а) контрсанкции внешнеэкономического характера; б) поиск новых направлений внешнеэкономической деятельности и механизмов взаиморасчетов; в) оптимизация структуры золото-валютных резервов страны; г) совершенствование национальной платежной системы; д) расширение импортозамещения; е) стратегическое планирование и разработка документов доктринального характера.

Комплекс контрсанкций был представлен тремя основными группами мероприятий: 1) рестрикциями персонального характера; 2) ограничениями в области движения транспорта; 3) запретами на ввоз определенной продукции из стран –инициаторов антироссийских санкций. При этом последняя группа мер стала наиболее важной с экономической точки зрения.

В рамках поиска новых направлений ВЭД и развития механизмов взаиморасчетов прежде всего следует отметить фундаментальный геополитический разворот российской экономики в восточном направлении.

Во-первых, получили новый импульс российско-китайские связи. Также были предприняты шаги в области укрепления и расширения сотрудничества с Индией.

Во-вторых, были предприняты попытки переосмыслить участие России в основных интеграционных группировках, таких как: ЕврАзЭС (с 2015 года – ЕАЭС); СНГ; БРИКС. Тем не менее следует констатировать, что по данному направлению в рассматриваемый период серьезных подвижек не произошло.

В-третьих, в области задействования новых механизмов взаиморасчетов с партнерами России в сфере ВЭД, был провозглашен курс на увеличение доли платежей в национальных валютах. В этой связи В.В.Путин в ноябре 2014 года подчеркнул, что Россия в рамках сотрудничества с Китаем намерена «более активно использовать в расчетах национальные валюты» [8]. В результате принятых мер в 2020 году был зафиксирован более чем десятикратный рост доли таких расчетов, что составило уже около четверти внешнеторгового оборота с Китаем (для сравнения: в 2013-2014 годах эта доля была на уровне 2-3%) [9].

Рис.1 Динамика и линейные тренды внешнеторгового оборота России с ключевыми группами стран (млн. долл. США)

Fig.1 Dynamics and linear trends of Russia's foreign trade turnover with key groups of countries (million US dollars)

Источник: рассчитано и составлено автором по данным Росстата.

Резюмируя фрагмент о новых направлениях и механизмах ВЭД в рамках рассматриваемой первой фазы, можно сделать следующие выводы: 1) за исследуемый период наметилась тенденция к росту внешнеторгового оборота с КНР, как стратегического партнера России; 2) за это же время четко обозначился тренд к снижению объемов экономических связей с ЕС и США; 3) вместе с тем к началу 2022 года страны «коллективного Запада» сохраняли доминирующую позицию в отношении интеграции России в систему мирохозяйственных связей (См. Рис.1.).

Как уже отмечалось, еще одним направлением защитных мер в период с Крымских событий до начала специальной военной операции на Украине стали шаги по оптимизации структуры золотовалютных резервов страны.

Важность этой группы мер стала очевидной в свете падения курса рубля после марта 2014 года и значительного оттока капитала из России. В этой связи Центробанк РФ затратил значительные средства для стабилизации национальной валюты, что имело своим результатом сокращение золотовалютного резерва страны до минимального уровня 2007 года. Руководством страны было принято решение перейти к реализации стратегического курса на дедолларизацию российской экономики. В его рамках были: во-первых, увеличены запасы золота; во-вторых, сокращены российские вложении в долговые бумаги Казначейства США (в 2013 году – объем превышал 170 млрд. долларов США; в 2018 году - 96 млрд. долларов США; в 2021 году – менее 4 млрд. долларов США [10]; в-третьих, до беспрецедентного низкого уровня была доведена долларовая позиция в ЗВР; в-четвертых, была существенно увеличена доля вложений в юани. Вместе с тем был сохранен практически на неизменном уровне удельный вес резервов в единой европейской валюте (см. Рис.2).

Рис.2. Распределение активов Банка России в иностранных валютах (посостоянию на 30.06.2013 и на 30.06.2021)

Fig.2. Distribution of Bank of Russia assets in foreign currencies (as of June 30, 2013 and June 30, 2021)

Источник: составлено автором на основании отчетов Банка России [11], [12]

В исследуемый период были предприняты важные шаги по совершенствованию элементов системы обеспечения инфраструктурной безопасности и особенно по созданию национальной платежной системы. Так, сразу после крымских событий в контексте санкционных рестрикций международные платёжные системы Visa и MasterCard ограничили обслуживание карт крупных российских банков. В этой связи федеральные власти инициировали ряд поправок в Федеральный закон «О национальной платёжной системе» с целью недопущения коллапса в данной сфере, имеющей исключительное значение для обеспечения национальной безопасности страны. Уже в июле 2014 года было основано акционерное общество «Национальная система платёжных карт» (НСПК), призванное решить две ключевые задачи: во-первых, создать операционно-клиринговый центр для осуществления на территории РФ операций по картам международных платёжных систем; во-вторых, эмиссия национальной платежной карты, получившей название «МИР».

По итогам проделанной работы уже к середине 2015 года все внутрироссийские транзакции MasterCard и Visa были переведены на платформу НСПК.

В период с марта 2014 года по февраль 2022 года активно разрабатывались различные вопросы импортозамещения. Данная проблематика и ранее рассматривалась на различных управленческих уровнях, но только в исследуемый период она получила статус ключевой составляющей государственной экономической политики.

В условиях обозначившихся масштабных угроз национальной экономике (так, в ряде системообразующих отраслей промышленности – станкостроении, приборостроении, фармацевтики – уровень импортозависимости был в диапазоне от 70% до 90%) было принято стратегическое решение о резкой интенсификации всего комплекса мероприятий в области импортозамещения. В этой связи Президент РФ В.В.Путин в мае 2014 года дал ряд поручений Правительству РФ, среди которых особо следует выделить установку главы государства относительно необходимости срочной разработки планов содействия импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве на 2014–2015 годы.

Особое место в проблемах импортозамещения занимает военно-промышленной комплекс, что напрямую обусловлено его главной функцией по обеспечению национальной безопасности и суверенитета страны. В 2014 г. импортные комплектующие, поставляемые из Украины и стран НАТО использовались в сотнях образцов российского вооружения, что стало прямой угрозой в плане обороноспособности РФ. В соответствии с принятыми тогда неотложными мерами программа срочного импортозамещения охватывала около 700 позиций украинской продукции и около 900 образцов из государств - членов НАТО. При этом процесс замены первых должен был завершиться к 2018 г., а вторых – к 2022 г [13].

Что касается оценки сделанного в рассматриваемой области, то следует признать: наиболее существенные результаты в сфере импортозамещения достигнуты в АПК. Результаты импортозамещения в промышленности необходимо оценить, как более скромные. Тем не менее следует отметить ряд позитивных моментов в таких отраслях как: тяжелое машиностроение, радиоэлектронная, пищевая и химическая промышленности.

Еще одним важным направлением защитных мер в рассматриваемый период стало совершенствование системы стратегического планирования и комплекса соответствующих документов доктринального характера.

В этом ряду необходимо прежде всего выделить принятый в июне 2014 года Федеральный закон г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», содержащий в себе соответствующие ключевые категории, принципы и механизмы. В этом документе стратегическое планирование неразрывно сопрягается с обеспечением национальной безопасности Российской Федерации, ее устойчивым социально-экономическим развитием в единстве входящих в нее субъектов и муниципальных образований.

В декабре 2015 года Указом Президента РФ № 683 была утверждена Стратегия национальной безопасности Российской Федерации. В соответствии с документом всестороннее развитие страны должно осуществляться на принципах рационального импортозамещения и снижения критической зависимости от иностранных технологий. В июле 2021 года В.В.Путин подписал новую редакцию вышеназванного доктринального документа в свете новых геополитических и внутристрановых реалий.

В утвержденной в ноябре 2016 года Президентом РФ Концепции внешней политики Российской Федерации содержится ключевое положение о формировании полицентричной международной системы.

Еще одним доктринальным документом рассматриваемого периода стала Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденная Указом Президента РФ от 13.05.2017 №208. В документе в качестве стратегической цели зафиксирована необходимость укрепления экономического суверенитета. В ряду важнейших инструментов достижения этого упомянуты: преодоление критической зависимости от импортных поставок; обеспечение доступа к иностранным технологическим решениям; расширение партнерского взаимодействия и уровня интеграции в рамках СНГ, ЕАЭС, БРИКС и т.д.; увеличение экспорта несырьевой продукции и т.д.

К перечню доктринальных документов следует также отнести два указа Президента РФ, являющихся логическим продолжением пакета «майских указов 2012 года». В Указе Президента РФ №204 от 07 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития на период до 2024г» подчеркнута необходимость создания в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора. В аналогичном документе «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» №474 от 21.07.2020 зафиксированы цель добиться в ближайшее десятилетие роста экспорта несырьевых товаров на 70%.

Резюмируя содержание рассматриваемой фазы, представляется необходимым акцентировать следующие моменты:

1. Развитые страны Запада, инициируя «санкционные войны» с РФ, исходили из их всеобъемлющего деструктивного воздействия. В этой связи еще в начале рассматриваемого периода тогдашний Президент США Б.Обама утверждал, что Россия оказалась в международной изоляции, а ее экономика - «разорванной в клочья» [14]. В действительности же в народном хозяйстве РФ существенно замедлились темпы роста, но тотального коллапса не произошло. В качестве иллюстрации данного тезиса можно привести данные Росстата, в соответствии с которыми увеличение физического объема ВВП за период с 2014 по 2021 год составило 7,1%.

2. При всех рестрикционных факторах удалось не допустить изоляции России от мировой экономики. В силу введенных санкционных ограничений серьезные спады во внешнеэкономической деятельности имели место в период с 2014 г. по 2016 г [15, c.33]. Тем не менее уже к концу 2021 года удалось обеспечить объемы экспорта, сопоставимые с досанкционным уровнем (549 млрд. долларов США в 2021 году по сравнению с 592 млрд. долларов в 2013 году). Что касается импорта, то и здесь четко обозначились позитивные тенденции (379,5 млрд. долларов США в 2021 году по сравнению с 469,7 млрд. долларов США в 2013 году).

3. В исследуемый период, Российская Федерация была вынуждена апробировать различные варианты ответных мер, таких как: поиск новых направлений ВЭД; оптимизация структуры ЗВР; расширение импортозамещения. В свете последующих событий стало очевидной оправданность смены стратегических ориентиров.

4. В тоже время необходимо подчеркнуть, что за период с марта 2014 года по февраль 2022 года не удалось преодолеть доминирующую роль «коллективного Запада» в плане интеграции России в систему мирохозяйственных связей.

2. Вторая фаза трансформации модели открытой экономики в России (февраль 2022г.- сентябрь 2022г.)

Как уже отмечалось выше, рассматриваемая фаза характеризуется: во-первых, наращиванием всеобъемлющих санкций в отношении России со стороны развитых стран Запада; во-вторых, - реализацией российским государством комплекса срочных антикризисных мер реагирования на новые реалии.

Что касается санкционных аспектов исследуемой фазы, то прежде всего необходимо указать на резкое наращивание количества и объемов ограничительных мер после начала специальной военной операции на Украине. Если за 8 предшествующих лет против Российской Федерации странами «коллективного Запада» были задействованы 2695 санкций, то за период с 24 февраля по 22 июня 2022 года - уже 8225 соответствующих мер. Санкции и ранее широко использовались развитыми странами, так, к примеру, в отношении Ирана в течении 40 лет было введено 3616 санкций, а против Сирии и Северной Кореи (2598 и 2052 санкций соответственно). Тем не менее ситуацию с Россией следует считать экстраординарной, поскольку: во-первых, рассматриваемые инструменты были впервые применены к одной из крупнейших стран мира, являющейся к тому же постоянным членом совета безопасности ООН. Во-вторых, максимальным потенциальным ущербом и суммарным объемом средств, попавших под ограничения. Так, только сумма попавших под ограничения золотовалютных российских активов составила порядка 300 млрд. долларов США. В-третьих, число введенных с 2014 года антироссийских санкций превышает суммарное количество рестрикций в отношении остальных стран мира. (см. рис. 3)

Рис.3. Количество введенных на 22.06.2022 международных санкций в отношении отдельных стран

Fig.3. Number of international sanctions imposed on 22.06.2022 against individual countries

Источник: Castellum.AI [16]

В-четвертых, дискриминационному давлению впервые в истории подвергся национальный сегмент глобальной экономики со столь значительным потенциалом (11-12 место в мире по объему ВВП) и с очень высокой степенью интеграции в мировое хозяйство. Следует отметить особую роль России в обеспечении глобального энергетического баланса (первое место по экспорту природного газа и второе по нефти), а также удовлетворении мировых потребностей в основных продуктах питания (одно из первых мест по поставкам зерна и растительных масел).

Антироссийских санкции в содержательном плане направлены прежде всего на ограничения в областях: 1) импорта из России, в том числе - газа, нефти, угля, металлов, предметов роскоши; 2) экспорта в Россию технологий; 3) экспорта в Россию металлов, предметов роскоши; 4) вещания российских государственных СМИ; 5) импорта в Россию профессиональных услуг (в первую очередь консалтинговых и бухгалтерских); 6) деятельности России в МВФ и Всемирном банке; 7) предоставления статуса наибольшего благоприятствования; 8) обращения суверенного долга; 9) функционирования корреспондентских счетов российских банков; 10) доступа российских банков к SWIFT [16].

Многие ТНК столкнулись с прямым давлением руководства ведущих стран мира, в первую очередь США, на предмет свертывания всех видов их активности в Российской Федерации. В результате такие ведущие мировые бренды, как VISA, MasterCart, McDonalds, IKEA, Simens, BMW, Boeing и др., приняли решение о уходе с российских рынков.

Комплекс ответных антикризисных мер, реализуемый российским государством в рамках второй фазы, можно подразделить на два блока – первоочередных действий и среднесрочных мероприятий.

Одним из первых направлений срочных мер стало формирование перечня так называемых недружественных государств. В соответствии с Указом Президента РФ №95 от 5.03.2022 "О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми иностранными кредиторами", Правительство РФ года утвердило список из 48 недружественных государств с введением особых режимов взаимодействия с ними, прежде всего в финансовой сфере. При отнесении стран к категории недружественных использовался критерий инициирования либо активного участия в антироссийских санкциях. Таким образом, политическое руководство страны расставило новые акценты в концепции многополярного мира: если ареал «недружественных стран» уже более или менее определился, то из оставшихся государств будут постепенно складываться группы как дружественных, так и нейтральных стран.

В группе первоочередных мер следует особо выделить введенные ограничения в области валютного регулирования. Здесь необходимо упомянуть о существенных ограничениях на осуществление переводов и вывоза валюты из страны, а также об обязанности экспортеров продавать 80% валютной выручки.

К числу экстраординарных мер следует также отнести введенный с 1 апреля 2022 года Правительством РФ мораторий на банкротство. В соответствующем постановлении срок действия данной меры ограничен шестью месяцами, а распространяется он как на граждан, в том числе предпринимателей, так и на хозяйствующих субъектов различных организационно-правовых форм.

В блоке среднесрочных мероприятий в рамках рассматриваемой фазы следует особо выделить: 1) переход на схему платежей за газ в рублях; 2) легализация параллельного импорта; 3) установление контроля над российскими активами зарубежных компаний в связи с их уходом с отечественного рынка.

В последней группе мер особенно интересным представляется прецедент с Renault с точки зрения задействования своеобразной модели национализации, в рамках которой были осуществлены две сделки по переходу российских активов компании, ранее оцениваемых ею в сумму более 2 млрд. евро, в собственность государства за символическую плату в два рубля. Первая сделка имела своим объектом московский автозавод, владельцем которого без опции обратного выкупа стало Правительство Москвы. Вторая сделка была сопряжена с переходом в государственную собственность около 68% акций «АвтоВАЗа» (32% акций принадлежали российской стороне и ранее). В рамках этой сделки компания Renault сохранила право на обратный выкуп в течение шести лет вышеназванного пакета.

Иной вариант переформатирования отношений с зарубежными собственниками реализован в рамках проекта «Сахалин-2», оператором которого с 1994 года являлась компания «Сахалин Энерджи», действовавшая на основе соглашения с Правительством РФ. Акционерами вышеназванной компании являлись «Газпром» (50% плюс одна акция), Shell (27,5% минус одна акция), Mitsui & Co (12,5%) и Mitsubishi (10%). По Указу Президента РФ № 416 от 30.06.2022 "О применении специальных экономических мер в топливно-энергетической сфере в связи с недружественными действиями некоторых иностранных государств и международных организаций" имущество «Сахалин Энерджи» переходит в собственность Российской Федерации и передается в безвозмездное пользование создаваемой правительством новой компании с возложением на нее функций нового оператора проекта. При этом в вышеназванном указе отмечается, что решение было принято в связи с недружественными и противоречащими международному праву действиями США и их партнеров, инициировавших введение санкций против России. У зарубежных участников проекта «Сахалин-2» сохраняется возможность участия в капитале вновь образованного оператора: в течение месяца после создания новой компании иностранные участники должны сообщить Правительству РФ о своих намерениях. В случае негативного решения будет запущена процедура оценки их доли с последующей реализацией заинтересованным структурам, а полученные средства будут зачислены на специальные счета.

Возвращаясь к главному содержанию второй фазы трансформации постсоветской модели открытой экономики, представляется необходимым еще раз подчеркнуть следующие ключевые аспекты:

1. По состоянию на конец июня 2022 года можно с уверенностью утверждать, что произошел окончательный демонтаж российской модели открытой экономики, основанной преимущественно на экспорте углеводородов и ведущей роли стран «коллективного Запада». Относительно ограниченный объем санкций периода 2014-2021 года сменился лавинообразным нарастанием рестрикционных ограничений, беспрецедентных как по количеству, так и по масштабам.

2. Начата реализация комплекса мер по установлению контроля над российскими активами иностранных компаний в связи с их уходом с отечественного рынка. Апробируются различные варианты переформатирования отношений с зарубежными собственниками в диапазоне от «мягкого» с опцией обратного выкупа переданных российскому государству активов до «жесткого», сопряженного с изъятием соответствующей доли и ее реализации заинтересованным структурам.

3. Представляется несомненным, что заложенные в рамках первой фазы основы защитных механизмов с февраля 2022 трансформировались в целостную систему антикризисных мер как краткосрочного, так и среднесрочного характера.

3. Третья фаза трансформации модели открытой экономики в России (сентябрь 2022г. – предположительно 2025г.)

Как уже было отмечено, суть рассматриваемой фазы заключается в реализации всеобъемлющего комплекса мер по формированию новой модели ограниченно открытой экономики суверенного типа, в связи с чем далее кратко будут охарактеризованы: 1) принципы формируемой экономической модели; 2) основные направления и механизмы ее становления; 3) временные горизонты ее становления.

Что касается принципов новой модели национальной экономической системы, то их развернуто охарактеризовал Президент РФ в своем недавнем (июня 2022) выступлении на ПМЭФ. Подчеркивая революционный характер происходящих геополитических и макроэкономических изменений и фактический демонтаж прежнего способа организации международного экономического пространства, В.В.Путин обозначил шесть принципов будущего устройства отечественной экономики: а) открытость, предполагающую глубокую степень включенности в мировое хозяйство; б) предпринимательские свободы, что предполагает сохранение рыночных основ внешнеэкономической деятельности; в) ответственная и сбалансированная макроэкономическая политика, реализуемая государством в целях создания оптимальных рамочных условий для хозяйственной деятельности; г) социальная справедливость, в основе которой лежит сопряжение частных инициатив и общественных приоритетов, недопущение игнорирования проблем воспроизводства человеческого потенциала в угоду узкогрупповым интересам; д) опережающее развитие инфраструктуры, что предполагает активную роль государства в финансировании и реализации масштабных проектов по формированию благоприятной среды как для хозяйствующих субъектов, так и для населения соответствующих территорий; е) технологический суверенитет, что обеспечит формируемой национальной экономической системе как реальную защищенность от внешних негативных факторов, так и основу для прорывов в будущее на основе наукоемких технологий [17].

Как уже отмечалось в данной статье, в создаваемой модели российской экономики будут диалектически сочетаться черты как открытости, характерной для рыночных принципов и свобод, так и защищенности, что сопряжено с деятельностью государства по согласованию общественных, корпоративных и частных интересов. Именно в этом смысле следует говорить о неких ограничениях рыночных механизмов, их сочетании с инструментами государственного регулирования в форме различных политик, направленных на достижение целей национальной безопасности и устойчивого социально-экономического развития.

Таким образом, формируемая модель народного хозяйства, пусть и с чертами открытости, будет существенно отличаться от демонтируемой открытой экономики сырьевого типа с ориентацией на страны «коллективного Запада». В этой связи, как уже отмечалось, для характеристики становящейся системы целесообразно использовать термин «ограниченно открытая экономика суверенного типа».

В силу своей значимости избранный курс на демонтаж постсоветской модели может рассматриваться в качестве национальной стратегии на среднесрочную трехлетнюю перспективу, охватывающей комплексы масштабных мероприятий. Их планирование, обеспечение и координация становятся важнейшими задачами федеральных, региональных и местных властей, а также институтов гражданского общества. Думается, что к числу важнейших векторов рассматриваемой стратегии следует отнести: а) геополитический, т.е. охватывающий мероприятия по созданию и переформатированию интеграционных объединений; б) институциональный, т.е. направленный на развитие нормативной базы, системы органов и правил общественного взаимодействия; в) индустриальный, т.е. подразумевающий разработку эффективной модели промышленной политики на основе новых концептуально-теоретических установок и механизмов ее реализации; г) образовательно-кадровый, т.е. вбирающий в себя реформу системы образования и усиление ее интеграционных связей с наукой и производством.

Характеристика новой экономической модели в аспекте ее интеграции в мировое хозяйство, помимо качественной характеристики, предполагает определение ряда количественных показателей. Автор настоящей статьи уже высказывался по поводу количественных параметров различных моделей внешнеэкономической интеграции, в том числе пороговых значений по некоторым из них [2]. Что касается совокупности показателей, характеризующих структуру, состояние и динамику ограниченно открытой экономики, то их условно можно разделить на две большие группы: внутристрановые и внешнеэкономические. В данной статье кратко рассматриваются основные показатели второй группы, раскрывающие степень включенности национальной экономической системы в мирохозяйственные связи. В их числе: 1) внешнеторговая квота (отношение внешнеторгового оборота к ВВП); 2) экспортная квота (отношение экспорта товаров и услуг к ВВП); 3) импортная квота (отношение импорта товаров и услуг к ВВП).

При оценке прогнозных значений этих показателей автор исходил, во-первых, из заявленных принципов суверенной экономики, для которой будет характерна не автаркия, а открытость, правда, иного чем в постсоветский период типа. Осуществляемые в настоящее время мероприятия по изменению направления внешнеэкономической деятельности с Запада на Восток позволяют говорить о возможности восстановления в среднесрочной перспективе выпавших из-за санкционных ограничений объемов импортно-экспортных операций. Становление технологического суверенитета будет сопряжено с возрастающей ролью экспорта несырьевой продукции и снижением доли импорта продукции инвестиционного значения, а также промежуточных товаров вследствие все большей локализации производств и развития национальной технологической базы. По мнению автора, данный тренд окажет значимое воздействие на совокупные показатели внешней торговли только в долгосрочной перспективе.

Во-вторых, в своих расчетах автор опирался на прогнозные оценки Центрального Банка России и привлеченных им специалистов по макроэкономике. По результатам этих наработок были рассчитаны прогнозные показатели внешней торговли и ВВП [18], [19].

В-третьих, автор задействовал автор задействовал методы статистического анализа (см. рис.4).

Думается, что прогнозные значения рассматриваемых основных показателей будут в следующих диапазонах:

1. Внешнеторговая квота на уровне 45-49% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 45-55%, а в период позднего СССР - порядка 12-14%);

2. Экспортная квота на уровне 25-27% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 25-35%, а в период позднего СССР - порядка 7-8%);

3. Импортная квота на уровне 18-22% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 20-25%, а в период позднего СССР - порядка 5-7%);

Рис.4. Экспортная, импортная и внешнеторговая квоты России за 1992-2025 гг., % (после 2022 года – прогноз)

Fig.6. Export, import and foreign trade quotas of Russia for 1992-2025, % (after 2022 - forecast)

Источник: рассчитано автором по данным Всемирного Банка [20], статистики Банка России [18] и консенсус-прогноза [19]

В настоящей статье уже прозвучала идея о трехлетнем цикле охарактеризованных преобразований и реализации комплекса соответствующих мероприятий. При определении временных границ третьей фазы исследуемого переходного периода, во-первых, представляется актуальным высказывание главы Счетной палаты РФ А.Л.Кудрина, который на ПЭМФ-2022 указал на необходимость перехода от срочных антикризисных действий к «мерам среднесрочного реагирования как минимум на три года» [21].

Во-вторых, целесообразно обратиться к послевоенному опыту СССР, столкнувшемуся с аналогичными геополитическими вызовами. Так, объединение из 23-х государств, основу которого составили промышленно развитые капиталистические страны, заключили в 1947 году Генеральное соглашение о торговле и тарифах (ГАТТ), определившее общие подходы и принципы международной торговли на последующие десятки лет (именно на базе данного соглашения в 1995 году была создана Всемирная Торговая Организация). В СССР деятельность в рамках ГАТТ трактовалась как форма неприемлемая для нашей страны империалистического диктата, в связи с чем была сформирована группа дружественных СССР государств социалистического блока, образовавшая в 1949 году Совет Экономической Взаимопомощи [22, с.89]. На новую интеграционную структуру пришлось около 80% тогдашнего внешнеторгового оборота Советского Союза, что в решающей степени способствовало поддержанию технологического суверенитета СССР. Обращают на себя внимание сжатые исторические сроки решения этих глобальных проблем – они составили примерно 3 года.

В-третьих (и в главных), при прогнозировании временных границ становления суверенной экономики необходимо обязательно учитывать закономерности реальных процессов по: 1) формированию новых логистических коридоров ВЭД; 2) локализации в России ключевых звеньев цепочек создания стоимости, ранее находившихся в зоне контроля бывших западных партнеров; 3) по подготовке рабочих, инженерных и организационно-управленческих кадров; 4) новому индустриальному строительству и обновлению основных производственных фондов; 5) производству в России ключевых системообразующих сложных изделий (самолеты, станки, телекоммуникационного и т.д.); 6) аккумулированию необходимых финансовых ресурсов. Каждая из вышеприведенных составляющих представляет собой предмет специальных исследований. Здесь же можно ограничиться следующим оценочным суждением: представляется несомненным, что в силу особой значимости задачи по достижению технологического суверенитета, имеющегося опыта реализации масштабных национальных проектов, объема накопленных ресурсов российскому государству под силу в течении ближайших трех лет осуществить серьезные подвижки в каждой из выделенных областей.

Заключение.

Резюмируя материалы статьи, представляется необходимым акцентировать следующие моменты. Думается, что начало разрушения постсоветской модели открытой экономики было положено еще в марте 2014 года после известных событий в Крыму. Реализация комплекса ответных защитных мер в тот период позволила избежать масштабных деструктивных процессов в национальной экономике. Последовавшая после февраля 2022 года эскалация всего комплекса рестрикционных мер со стороны стран «коллективного Запада» к весне-лету с.г. привели к полному демонтажу прежней модели открытой экономики постсоветской России. В этих новых геополитических реалиях был принят стратегический курс на построение ограниченно открытой экономики суверенного типа, что предполагает вывод России в ближайшие три года на траекторию реальной технологической независимости. На решение этой исторической задачи нацелены основные векторы развития страны: геополитический, институциональный, индустриальный, образовательно-кадровый. При этом целевая установка на формирование суверенной экономики не означает сползания в автаркию. Ограниченно открытая экономика будет диалектически сочетать в себе черты с одной стороны, открытости для равноправного внешнеэкономического партнерства, а с другой стороны - защиты национальных интересов.


Источники:

1. Интервью Э.С.Набиуллиной. РИА новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20220616/ekonomika-1795645976.html (дата обращения: 05.07.2022).
2. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179-194.
3. Оболенский В. П. Внешняя торговля России: содействие процессам воспроизводства // Российский внешнеэкономический вестник. – 2019. – № 9. – c. 7-22.
4. Варнавский В. Г. ЕС и Россия в глобальных цепочках создания стоимости // Современная Европа. – 2019. – № 1. – c. 92-104.
5. Ерохина Е. А. Природа экономики СССР: новый взгляд // Известия Томского политехнического университета. – 2004. – № 2. – c. 170-173.
6. Стенограмма обращения В.В.Путина. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/events/president/letters/68577 (дата обращения: 12.07.2022).
7. Дудин М. Н., Лясников Н. В. Развитие экономики России в условиях экономических санкций: национальные интересы и безопасность // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2014. – № 43. – c. 2-11.
8. Путин: РФ и КНР намерены активнее использовать национальные валюты во взаимных расчетах. Тасс. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/politika/1561458 (дата обращения: 17.07.2022).
9. Пресс-конференция посла России в Китае. Тасс. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/10376077 (дата обращения: 17.07.2022).
10. Россия сократила вложения в гособлигации США. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2021/05/18/870280-rossiya-sokratila (дата обращения: 17.07.2022).
11. Обзор деятельности Банка России 2014 год. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/collection/collection/file/31846/2014-01_res.pdf (дата обращения: 05.07.2022).
12. Обзор деятельности Банка России 2022 год. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: 2022-01_res.pdf (дата обращения: 05.07.2022).
13. Почему санкции против России внешне неэффективны. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/08/14/729205-sanktsii-neeffektivni (дата обращения: 17.07.2022).
14. Выступление Б.Обама. РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20150121/1043501146.html (дата обращения: 17.07.2022).
15. Дробот Е.В., Батарин И.В. и др. Анализ условий внешней торговли России и стран Запада в условиях санкционных войн // Экономические отношения. – 2017. – № 1. – c. 27-40.
16. Сводные данные о санкциях в отношении России. [Электронный ресурс]. URL: https://www.castellum.ai/russia-sanctions-dashboard (дата обращения: 01.07.2022).
17. Пленарное заседание ПМЭФ. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/68669 (дата обращения: 17.07.2022).
18. Статистика внешнего сектора. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/ (дата обращения: 12.07.2022).
19. Макроэкономический опрос Банка России. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/ddkp/mo_br/ (дата обращения: 12.07.2022).
20. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?locations=RU (дата обращения: 17.07.2022).
21. Интервью А.Кудрина. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/18/06/2022/62ac7adf9a7947bd85aa34c0 (дата обращения: 17.07.2022).
22. Оболенский В. П. Внешнеторговая политика в процессе открытия экономики // Российский внешнеэкономический вестник. – 2018. – № 1. – c. 78-90.

Страница обновлена: 07.12.2022 в 16:14:40