Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности

Афанасьев А.А.1
1 МИРЭА – Российский технологический университет, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 2. – С. 179-194. – doi: 10.18334/eo.12.2.114858.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49061666

Аннотация:
В последнее время нерыночные факторы оказывают все большее влияние на параметры производственной деятельности, обуславливая векторы адаптационного развития промышленных предприятий. В статье исследуются проблемы становления открытой экономики отечественного народного хозяйства в постсоветский период, ее эволюционный путь, определяются качественные параметры и количественные показатели вышеупомянутой категории, описываются выполняемые функции и сущностные характеристики. Приводится анализ деструктивного воздействия вводимых в последнее время ограничений и запретов в следствии «санкционных войн». Приводятся прогнозы и оценки последствий для экономики в целом и промышленного сектора, как ключевой ее части. Обозначаются векторы возможного демпфирования последствий санкционных ограничений. Обосновывается понятие «ограниченно открытая экономика». Определяется, что складывающаяся модель экономики становится важнейшим императивом направлений осуществления промышленной политики.

Ключевые слова: ограниченно открытая экономика, открытая экономика, санкции, импорт, экспорт, промышленность

JEL-классификация: F13, F14, F51



Введение

Изучение проблем эволюции национальных экономических систем в плане их открытости мировому хозяйству имеет большое теоретическое и прикладное значение. Научное объяснение и предвидение тенденций развития, порождаемых комплексом внешних и внутренних причин, объективных противоречий, факторов становятся предпосылкой эффективного функционирования системы внешнеэкономического регулирования в виде соответствующей государственной политики.

Вопросам особенности роста национальных экономик и функционирования производственных систем в условиях свободной торговли уделялось большое внимание еще начиная с первых трудов по экономической теории. Исследование вопросов открытости экономик на современном этапе нашли свое отражение в разработках отечественных исследователей, таких как: Е.А.Ерохина [1, с.114], М.Г.Никитина [2, c.101], В.П.Оболенский [3, c.5] и др.

Целью настоящей статьи является оценка влияния международных санкций на условия функционирования российской экономики, в первую очередь – промышленности. Для чего последовательно определяется: во-первых, исходное состояние вышеупомянутых условий; во-вторых, направления и объем введенных ограничений и запретов; в-третьих, потенциальный ущерб и размер деформации, определяющий новые формирующиеся условия.

Авторская гипотеза состоит в том, что в следствии «санкционных войн» сформировалась принципиально новая для постсоветской России модель хозяйствования, которая может быть названа «ограниченно открытая экономика».

Основная часть

В контексте вышесказанного представляется необходимым дать краткое определение категории «открытая экономика», широко используемой в трудах ученых и практиков. Так, Е.А.Ерохина считает, что «открытой называют экономику, постоянно осуществляющую ввод и вывод вещества, энергии и информации в среду, т.е. имеющую постоянный выход на международные рынки товаров, капитала, рабочей силы, денег, информации в качестве продавца и/или покупателя» [1, c.114]. Группа ученых Крымского Университета дала определение рассматриваемой категории как «многоаспектной экономики с предоставлением свободы при совершении международных операций на внутреннем и внешнем рынке товаров, услуг, капиталов и других факторов производства. А открытость экономики – как степень или условие данной свободы.» [2, c.101]. Известный исследователь В.П.Оболенский выделяет два аспекта рассмотрения этой открытости: во-первых, институциональный, т.е. представленный степенью либерализации торгового и валютного режимов страны. С этой точки зрения чем с меньшим числом ограничений при осуществлении внешнеэкономической деятельности сталкиваются хозяйствующие субъекты, тем более открытой считается национальная экономика. Во-вторых, - функциональный, т.е. отражающий меру включенности экономики в мирохозяйственные связи, что выражает степень зависимости воспроизводства национальной системы от внешних рынков товаров, услуг и капитала [3, с.5].

В порядке обобщения приведенных выше подходов можно определить открытую экономику как особое состояние национальной экономики, достигаемое в результате ее глубокой интеграции в систему мирохозяйственных связей. В данном смысле в качестве синонимов могут быть использованы такие понятия, как «глобализированная экономика» или «экономика, интегрированная в мировое хозяйство». В завершение краткого обзора понятийного аппарата следует также указать на правомерность использования термина «модель (формат) открытой экономики».

В свете вышесказанного вызывают большой интерес проблемы становления рассматриваемой экономической модели в постсоветской России, исходный пункт формирования которой датируется началом 90-х годов. В этой связи в хронологическом аспекте необходимо выделить следующие основные этапы: 1) введение в 1993 году импортного тарифа; 2) отмена в 1995 году квот на экспорт стратегически важных товаров, а также упразднение института спецэкспортеров; 3) переход в 1996 году к конвертируемости рубля по счету текущих операций; 4) пересмотр в 2001-2002 гг. таможенного тарифа; 5) отмена в 2006 году ограничений на операции с капиталом; 6) учреждение в 2010 году Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России; 7) формирование в 2011г. зоны свободной торговли СНГ; 8) присоединение в 2012 г. ко Всемирной торговой организации; 9) трансформация Таможенного союза в 2015 г. в ЕАЭС.

Итак, сущностной чертой, сложившейся к концу первого десятилетия 21 века экономической системы, стала ее открытость. Переход к рассматриваемой модели способствовал решению ряда масштабных социально-экономических задач, что позволяет говорить о следующих важнейших функциях открытой экономики: а) фискальной - таможенные платежи, включая НДС и акцизы на ввозимые товары давали более двух пятых доходов федерального бюджета. Экспорт товаров обеспечивал от 30-50% годового прироста ВВП, а часть экспортной выручки, накопленной в результате позитивной внешней конъюнктуры позволила создать резервный фонд правительства [4, c.34]; б) потребительской - масштабный импорт высококачественных и разнообразных розничных товаров позволил в исторически короткий период насытить потребительский спрос. Это в немалой степени способствовало решению назревших социальных вопросов и достижению общественной стабильности в стране; в) модернизационной - в результате импортных поставок машин, оборудования, технологических линий и т.д. происходило радикальное обновление отечественной производственной системы на новой технологической основе; г) инвестиционной - свобода движения капитала сопряжена с притоком зарубежных инвестиций в форме капитальных вложений, а также импортом технологий и инноваций организационного плана; д) выравнивающей – в результате интеграционных процессов постепенно сближаются уровни издержек национальных и мировых производств; е) рыночной - на основе внедренного оборудования и технологий вкупе с относительно дешевыми национальными ресурсами стало возможным в сжатые сроки перейти к выпуску конкурентоспособной продукции и освоению новых рынков. Возросший экспортный потенциал позволил существенно расширить производство, увеличить доходы предприятий, повысить уровень жизни и занятость населения.

Несмотря на все страновые нюансы, колебания внешнеэкономической конъюнктуры, изменения в законодательстве и т.д. представляется возможным выделить сущностные характеристики (качественные параметры) национальной производственной системы, функционирующей в условиях открытой экономики, а именно: 1) значительные поступления в валюте в качестве выручки за экспортируемые товары; 2) импорт существенной части необходимого сырья, материалов, готовой продукции импортируется; 3) модернизация и обновление технологической базы осуществляется с опорой на импорт; 4) государственная политика направлена на активное привлечение иностранных инвестиций; 5) емкость рынка сбыта национальных производителей расширяется за счет экспортных операций; 6) себестоимость производства продукции постепенно выравнивается со среднемировой; 7) предприниматели неограниченно свободны в заключении международных контрактов и руководствуются только экономической целесообразностью.

В контексте вышеизложенного очевидна корреляция между ранее выделенными социально-экономическими функциями модели открытой экономики и фундаментальными, базовыми чертами национальной экономической системы в состоянии открытости.

Это состояние оценивается не только качественными характеристиками, но и при помощи ряда количественных измерителей. По результатам систематизации зафиксированных в литературе и практических материалах подходов к этой проблеме [2, с.91; 5, c.9; 6, с.25; 7, с.6; 8; 9, с.82; 10, с.10] в качестве основных выделяются показатели: 1) отношения внешнеторгового оборота к ВВП; 2) импортная квоты; 2) экспортная квоты; 3) доли иностранных инвестиций в общем объеме инвестирования; 4) структуры экспорта, т.е. соотношения или удельного веса отдельных категорий экспортируемых товаров; 5) структуры импорта, в том числе соотношения объемов, ввозимых в страну сырья и готовой конечной продукции; 6) сравнительного соотношения доли страны в мировом производстве ВВП (ВНП) и ее доли в мировой торговле; 7) коэффициента внутриотраслевой международной специализации; 8) соотношения объема внешнего долга страны к ее ВВП. Следует также упомянуть о специальных интегральных индексах и оценках, в том числе индекса ограничительности прямых иностранных инвестиций по методике ОЭСР [8]. На практике используются и индексы аналитических агентств, рассчитываемые по сложным комплексным методикам [7, с.6].

Для интерпретации значений вышеназванных показателей в научно-исследовательских и практических целях разработаны шкалы пороговых значений, в том числе:

1. отношение внешнеторгового оборота к ВВП (свыше 45% - высокая открытость, менее 27% - низкая открытость) [2, с.91];

2. отношение экспорта товаров и услуг к ВВП (менее 10% - закрытая, более 35% - относительно открытая [6, с.24; 2, с.91; 9, c.81];

3. отношение импорта товаров и услуг к ВВП (менее 10% - закрытая) [6, с.24; 2, с.91];

4. коэффициент внутриотраслевой международной специализации (показатель колеблется от -100 до +100) [9, с.82].

Что касается экономики России, то ее параметры открытости по критериям экспортной и импортной квот в целом соответствуют среднемировым значениям и колеблются в пределах 20-30%. В то же время существуют отраслевые различия в рассматриваемых показателях. Так, доля импорта в удовлетворении потребностей тяжелого машиностроения составляет 60-80%, станкостроения – 90%, радиоэлектроники – 80-90%, медицинской промышленности и фармацевтики – 70- 80, легкой промышленности – 70-90%. Доля импорта в товарных ресурсах розничной торговли в 2016-2019гг. варьировалась в интервале от 35 до 38% [3, c.17].

Вместе с тем сложившиеся в условиях открытости пропорции национальной экономики не являются чем-то статичным и раз и навсегда данным. Под воздействием внешнеэкономических и госуправленческих факторов происходят существенные сдвиги, в частности в структуре ввозимой товарной номенклатуры. Так, важнейшей тенденцией последних лет в России стало увеличение удельного веса товаров инвестиционного значения и продукции промежуточного потребления, участвующих в дальнейшей обработке, с одновременным сокращением доли потребительских товаров. Сказанное иллюстрируется данными таблицы 1.

Таблица 1. Удельный вес потребительских, промежуточных и инвестиционных товаров в общем объеме импорта Российской Федерации (в %)

Table 1. The share of consumer, intermediate and investment goods in the total volume of imports of the Russian Federation (in%)

Источник: составлено автором по данным Росстат Российский статистический ежегодник 2021, 2018, 2015, 2012, 2010, 2008 гг.

Годы
Товары
потребительские
промежуточные
инвестиционные
2007
44,4
36,7
18,9
2008
41,8
34,4
23,8
2009
44,3
36,0
19,7
2010
40,4
40,1
19,5
2011
36,8
41,8
21,4
2012
38,1
37,0
24,9
2013
37,7
38,0
24,3
2014
37,8
37,7
24,5
2015
39,9
36,6
23,5
2016
35,6
37,9
26,5
2017
33,4
39,1
27,5
2018
33,1
41,5
25,4
2019
33,8
41,8
24,4
2020
32,8
41,9
25,3

В свете обобщения реалий функционирования российской модели открытой экономики можно утверждать: важнейшим деструктивным фактором, подрывающим сами основы рассматриваемой модели, становятся «санкционные войны». Представляется возможным выделить два этапа негативного воздействия ограничительных факторов: во-первых, после крымских событий 2014 года, когда впервые были задействованы ограничительные меры экономического и политического характера, введенные по инициативе США и Евросоюза. Во-вторых, - после февраля 2022 года, когда рестрикционные режимы распространились практически на все сферы экономической, политической и культурной жизни. К мировым лидерам – США и Евросоюзу – присоединились Австралия, Канада, страны Евросоюза, Япония, Швейцария, Великобритания, США и др. (Рис.1)

Рис.1. Страны - лидеры по введенным санкциям с 22.02.2022 (на 31.05.2022)

Fig.1. Countries - leaders in terms of imposed sanctions from 22.02.2022 (as of 31.05.2022)

Источник: Castellum.AI дата обращения 31.05.2022 [11]

Даже первичный анализ показывает, что западные санкции являются беспрецедентными как по видам задействованных инструментов (экономических, политических, информационных и т.д.), так и по объему потенциального ущерба. По данным электронного ресурса Castellum.AI, аккумулирующего сводные данные о санкциях в отношении России до начала спецоперации на Украине было введено 2754 санкции, а за период с 22.02.22 по 31.05.2022 - еще 7826 санкции [11] (Для сравнения: в отношении Ирана в течении 40 лет всего было введено 3616 санкций, Сирии - около 2600, Северной Кореи -примерно 2100 [12]).

В содержательном плане введенные санкции подразделяются на ограничения в областях: 1) импорта из России, в том числе - газа, нефти, угля, металлов, предметов роскоши; 2) экспорта в Россию технологий; 3) экспорта в Россию металлов, предметов роскоши; 4) вещания российских государственных СМИ; 5) импорта в Россию профессиональных услуг (в первую очередь консалтинговых и бухгалтерских); 6) деятельности России в МВФ и Всемирном банке; 7) предоставления статуса наибольшего благоприятствования; 8) обращения суверенного долга; 9) функционирования корреспондентских счетов российских банков; 10) доступа российских банков к SWIFT [11]. Объективности ради следует отметить, что перечень и объем задействованных санкций по существенно различается по конкретным странам.

Все вышеперечисленные деструктивные моменты в той или иной степени затронули деятельность крупнейших транснациональных корпораций, представленных в России. Они напрямую столкнулись с давлением политических властей ведущих стран мира, в первую очередь США, на предмет прекращения их деятельности в Российской Федерации и свертывания разнообразных кооперационных проектов. В качестве примеров можно привести такие компании как: VISA, MasterCart, McDonalds, IKEA, Simens, BMW, Boeing, Panasonic и др.

В ответ на кардинальное расширение санкционного режима Правительство РФ года приняло постановление 430-р от 5.03.2022 в котором во исполнение Указа Президента №95 от 5.03.2022 "О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми иностранными кредиторами" был утвержден перечень из 48 недружественных государств с введением особых режимов взаимодействия с ними.

Как следует из названия данной статьи, ее целью является оценка влияния международных санкций на условия функционирования российской экономики, в первую очередь – промышленности. Эту оценку представляется целесообразным осуществить в соответствии с четырьмя главным векторами: 1) изменения объемов внешнеторгового оборота; 2) динамика ВВП; 3) изменения в сфере импорта; 4) экспортные сдвиги.

Что касается первого параметра, большинство экспертов сходятся в следующем: падение объемов внешнеторгового оборота будет значительным, но восстановимым (Рис.2,3).

Рис. 2. Динамика месячного объема импорта России (с января 2022 прогноз) (млн. долларов США)

Figure 2. Dynamics of the monthly volume of Russian imports (forecast from January 2022) (mln USD)

Источник: агрегированные данные ЦБ РФ, Торговая экономика https://tradingeconomics.com/russia/imports (дата обращения 31.05.2022) [13]

Рис.3. Динамика месячного объема экспорта России (с января 2022 прогноз) (млн. долларов США)

Fig. 3. Dynamics of the monthly volume of Russian exports (forecast from January 2022) (mln USD)

Источник: агрегированные данные ЦБ РФ, Торговая экономика https://tradingeconomics.com/russia/exports (дата обращения 31.05.2022) [13]

Относительно динамики ВВП мнения специалистов расходятся. В соответствии с одной из оценок прогнозное падение рассматриваемого показателя в результате действия санкций в 2022 году оценивается в диапазоне от 7-11,5% [14; 15; 16] и будет остановлено в 2023 – 2024 гг. (Рис.4).

Рис.4. Динамика роста реального ВВП России (% год к году). (С 2022 года – прогноз).

Fig.4. Dynamics of real GDP growth in Russia (% year on year). (From 2022 - forecast).

Источник: Весенний экономический прогноз Европейской Комиссии [16]

Согласно иной - более радикальной - позиции падение ВВП в результате существенных потерь импорта может составить 4-18%, а в свете возможных экспортных негативных сдвигов – 1-25%. При этом прогнозы падения производства в отраслях могут составить: в текстильной промышленности - более 20%; производстве резины и пластмасс – 20-30%; химической отрасли - 20-30% и т.д. (в рамках последних оценок эксперты исходили из падения ВВП на 10%). [17]

Расширение санкционного режима имеет своим негативным следствием существенные изменения в сфере импорта. Доля ввезенных товаров из объявивших ограничительные меры государств в общем объеме конечного потребления Россией товаров и услуг составляет 3,9%, их вклад в промежуточное потребление - 1,7% (расчет ЦМАКП по данным ФТС за 2019 г). Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что даже при незначительной величине участия в общем объеме конечного потребления, зависимость от импорта для ряда отраслей является существенной. При этом особо чувствительными являются: а) фармацевтическая отрасль, в которой 48,2% всего конечного потребления фармацевтической продукции представлена лекарствами из стран, объявивших санкции; б) сфера химических веществ и продуктов, доля санкционной продукции конечного потребления которой составило 44,7%; в) производство самолетов, кораблей, железнодорожных локомотивов – 32,2%; г) автомобилестроения – 27%; д) производство резиновых и пластмассовых изделий – 26,8%; е) производства бумаги – 19,9%; ж) электрического оборудования – 19,4% [18].

Что касается прогноза сдвигов в сфере российского экспорта, то при его обосновании нужно исходить из следующего факта: до начала второго этапа «санкционной войны» около половины вывозимых из РФ товаров направлялось в страны, объявленные в настоящее время недружественными. На сегодняшний день по оценке Минэкономразвития запреты и количественные ограничения коснулись 20% совокупного объема экспорта России [19]. Логично предположить, что подавляющее число этих дискриминационных мер приходятся на вышеупомянутые страны. В контексте вышесказанного в силу высоких потенциальных рисков представляется необходимым и оправданным переориентировать значительную – не менее 1/3 - часть товаропотоков из России в направлении новых рынков: во-первых, в рамках ЕАЭС; во-вторых, государств – бывших республик СССР, сохранивших тесные связи с РФ; в-третьих, Китая и Индии как крупнейших экономик мира; в-четвертых, стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Заключение

Резюмируя содержание представленной статьи, представляется необходимым акцентировать следующие положения. С начала 90-х годов в постсоветской России в результате комплекса радикальных реформ начала формироваться открытая модель функционирования национальной экономики. Рассматриваемая модель характеризуется совокупностью качественных параметров и количественных показателей, значения которых применительно к российским условиям до недавнего времени соответствовали среднемировым. Вместе с тем на основе анализа российских реалий последних 7-8 лет [20, c.66] можно сформулировать следующий принципиальный тезис: ключевым негативным фактором, подрывающим основы открытой экономики, становятся «санкционные войны», выведенные на беспрецедентный уровень с конца февраля 2022 года. В результате режим внешнеэкономических санкций приобрел качественно новый – всеобъемлющий – характер, что фактически означает демонтаж сложившейся за годы постсоветской России модели сотрудничества с большинством развитых стран. Отстранение отечественной экономики от сформированных производственных связей и логистических путей, рынка капиталов и технологий, включений в глобальные цепочки создания стоимости отсекает возможность кооперационного замещения провалов в неразвитых секторах и требует нового подхода к формированию основ развития производственной системы, оценки экономического суверенитета и экономической безопасности страны.

В свете вышеизложенного представляется обоснованным следующий тезис: складывающаяся на современном этапе модель функционирования народного хозяйства России может быть определена как «ограниченно открытая экономика». В нынешних условиях резко актуализируется проблема масштабной и неотложной индустриализации народно-хозяйственного комплекса страны, для чего в свою очередь необходимы принципиально новые подходы к формированию и реализации промышленной политики.


Источники:

1. Ерохина Е.А. Теория экономического развития (системно-самоорганизационный подход). / Монография. - Томск: Национальный исследовательский Томский государственный университет, 1999. – 160 c.
2. Никитина М.Г., Буценко И.Н., Селюнина В.С. Открытость экономик государств-участников Евразийского экономического союза: теория и практика // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Экономика и управление. – 2020. – № 3. – c. 87-103.
3. Оболенский В.П. Открытость национальных экономик: мир и Россия // Мировая экономика и международные отношения. – 2017. – № 1. – c. 5-15. – doi: 10.20542/0131-2227-2017-61-10-5-15.
4. Оболенский В.П. Технологическая модернизация промышленности: вклад импорта // Российский внешнеэкономический вестник. – 2010. – № 8. – c. 33-38.
5. Оболенский В.П. Внешняя торговля России: содействие процессам воспроизводства // Российский внешнеэкономический вестник. – 2019. – № 9. – c. 7-22.
6. Бурлов Д.Ю., Шагжиева Т.С. Открытая экономика: содержание, критерии, принципы // Экономический анализ: теория и практика. – 2002. – № 3(3). – c. 24-29.
7. Legatum Institute Prosperity Index – Methodology Report. Prosperitysite. [Электронный ресурс]. URL: https://prosperitysite.s3-accelerate.amazonaws.com/7515/8634/9002/Methodology_for_Legatum_Prosperity_Index_2019.pdf.
8. Regulatory Restrictiveness Index. Stat OECD FDI. [Электронный ресурс]. URL: https://stats.oecd.org/Index.aspx?datasetcode=FDIINDEX (дата обращения: 31.05.2022).
9. Самородова Е.М., Маслова О.Л. Эволюция социально-экономических систем: от автаркии к открытой экономике // Вестник ОрелГИЭТ. – 2011. – № 1(15). – c. 80-86.
10. Потапова А.И., Сабына Е.Н. Открытая и закрытая экономика: вопросы ограничения доступа в российскую экономику // Актуальные вопросы функционирования экономики Алтайского края. – 2018. – № 10. – c. 8-15.
11. Сводные данные о санкциях в отношении России. Castellum.ai. [Электронный ресурс]. URL: https://www.castellum.ai/russia-sanctions-dashboard (дата обращения: 31.05.2022).
12. Россия теперь является самой санкционированной страной в мире. Bloomberg. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2022-03-07/russia-surges-past-iran-to-become-world-s-most-sanctioned-nation.
13. Интернет-ресурс аналитического агентства. [Электронный ресурс]. URL: https://tradingeconomics.com/russia/imports (дата обращения: 31.05.2022).
14. Прогноз всемирного банка. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/14338473?utm_source=ru.wikipedia.org&utm_medium=referral&utm_campaign=ru.wikipedia.org&utm_referrer=ru.wikipedia.org.
15. Moody’s понизило рейтинг России c «мусорного» до преддефолтного. Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/finansy/458215-moody-s-ponizilo-rejting-rossii-c-musornogo-do-preddefoltnogo.
16. Европейский экономический прогноз. Весна 2022. Ec.europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/info/publications/european-economic-forecast-spring-2022_en.
17. Экономисты представили три сценария влияния санкций на ВВП. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/15/05/2022/627f8fd29a7947578b64ec78.
18. Эксперты назвали самые уязвимые для санкций отрасли экономики России. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: 18. Эксперты назвали самые уязвимые для санкций отрасли экономики России.
19. Минэкономики оценило долю российского экспорта, затронутого санкциями. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/23/05/2022/62863dff9a7947e62213dfc2.
20. Пермякова Т.В., Файзуллин Р.В. Анализ влияния санкций США и ЕС на разработку новых нефтяных месторождений в России и пути решения проблемы // Вестник ИжГТУ имени М.Т. Калашникова. – 2015. – № 1(65). – c. 65-66.

Страница обновлена: 02.12.2022 в 02:59:53