Концепция «Умной специализации» регионов: уточнение принципов

Мерзликина Г.С.1
1 Волгоградский государственный технический университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Мерзликина Г.С. Концепция «Умной специализации» регионов: уточнение принципов // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.11.3.113227.

Аннотация:
Локализация, активное региональное развитие, в том числе инновационное получили «второе дыхание» в условиях глобализации. Кризисные явления и ограниченность финансовых ресурсов вынудили разработать концепцию «умной специализации» регионов, обосновывающую дифференцированное финансирование инновационного развития регионов в соответствии с разработанными ими стратегиями «умной специализации». Обзор опыта формирования и реализации стратегий «умной специализации» в странах и регионах Европы в целом положительный, по крайне мере в решении вопросов финансирования. Но выявлено, что есть и «информация к размышлению»: часто «увлечение» формированием стратегии приводит к нулевым результатам, поскольку не разработаны механизмы реализации стратегии, программы действий, пока достаточно мало информации для выявления закономерностей инновационного развития (и соответственно их учета), появляются некие побочные эффекты, требующие особого осознания. Российский опыт разработки стратегий «умной специализации» пока на стадии формирования стратегий и попыток оценки их эффективности. По мнению большинства экспертов российские регионы пока не готовы к «умной специализации». Обобщение опыта «умной специализации» регионов позволило сделать вывод о необходимости развития теории «умной специализации», в первую очередь в части уточнения сущностных характеристик-принципов. Выполнен обзор принципов «умной специализации», предлагаемых учеными. Представлено обоснование уточненных и новых принципов «умной специализации» регионов: уникальность региона, стратегическое видение, кросс-кластерное взаимодействие, развитие всех видов товаров и услуг, умные инновации, форсайт-анализ, объектное финансирование (facility financing).

Ключевые слова: инновационное развитие регионов, принципы, «умная специализация»

JEL-классификация: O31, O32, O33, R13



Введение. В современных условиях генерация знаний, существовавшая ранее, в высокотехнологичных отраслях с развитой системой НИОКР (т.н. линейный взгляд на инновации) уходит в прошлое. Проект Smart Specialization (Концепция «Умная специализация») запущен Европейским Союзом(ЕС) и представляет «собой стратегический подход к политике, основанной на инновациях, для регионального экономического развития», как основа для финансовых интервенций(interventions) [1-2] (Asheim, B. T., M. Grillitsch, and M. Trippl., 2017, Asheim B.T.,2018). Только регионы, разрабатывающие стратегии RIS3 (Regional Innovation Strategies of Smart Specialization) могут претендовать на финансирование инновационной деятельности из средств этого фонда. «Умную специализацию» называют неким новым путем развития региональной экономики, обеспечивающим «позитивные структурные изменения» [3] (Foray, D. 2017). По мнению [1] (Asheim, B. T., M. Grillitsch, and M. Trippl., 2017) умная специализация, вероятно, «является самой крупной попыткой когда-либо организованной наднациональной инновационной стратегии для ускорения экономического роста за счет экономической диверсификации и развития новых путей». Большинство ученых считает, что реализации стратегий «умной специализации» позволит местным акторам выявлять возможности, сосредотачивать все виды ресурсов, инициировать эффективные структурные изменения, создавать новые отрасли [4-6] (Foray D., Goenaga X.,2013. Radosevic S.,2017, Bosch A., Vonortas N.,2019). В формируемой в настоящее время теории «умной специализации» важное место занимает уточнение содержания данного понятия [4,7-9] (Foray D., Goenaga X.,2013; Karayannis, E., Grigorudis, E. 2016; Audretsch D.B. 1998; Kutsenko E., Islankina E., Kindras A.,2018). Стратегии «умной специализации» реализуются в настоящее время не только в странах ЕС (инициатора), но и в других странах, но конечно более богатый опыт накоплен именно в странах и регионах Европы [10-12] (website SMART SPECIALISATION AND EUROPES GROWTH AGENDA; An official website of the European Union Review-of-Smart-Specialisation-in-Europe; Official website of the European Union. Smart Specialization Platform Smart Specialization Priority Database EYE @ RIS): определены многие понятия, требования, условия. В целом опыт «умной специализации в Европе признается как положительный, но есть и проблемы: необходимость новых инструментов инновационной политики [5] (Radosevic S. 2017), значимость реализации стратегий [13] (Marques P., Morgan K., 2018), недостаточность опыта для выявления закономерностей [14] (Diego D'Adda, Donato Iacobucci, Francesco Perugini; 2021), выявление «побочных эффектов» [15] (Maximilian Benner, 2019).

Опыт России по реализации стратегий «умной специализации» невелик, проведены исследования результатов [9,16] (Kutsenko E., Islankina E., Kindras A.,2018; Repichev A.I., Tugacheva L.V., Vorobyeva A.V., Avdeeva D.A. 2018), которые показали, что менее половины регионов России готовы к «умной специализации», а в большинстве стратегии прописаны формально и отсутствуют конкретные результаты.

По мнению автора данной публикации, теорию «умной специализации» регионов необходимо развивать и начинать надо с уточнения и закрепления принципов. В ряде научных работ принципы «умной специализации» рассматриваются [7,17-18] (Karayannis, E., Grigorudis, E. 2016, Kutsenko E. 2021; Gasford A.O., 2019), но они пока не систематизированы и представлены заявительно.

Предложены уточненные семь принципов «умной специализации» (кратко): уникальность региона, стратегическое видение, кросс-кластеры, развитие всех видов товаров и услуг, умные инновации, форсайт-анализ, объектное финансирование (facility financing).

Цель данного исследования - обзор и уточнение принципов (сущностных характеристик) «умной специализации» регионов, основанное на содержательном определении понятия «умное», предполагающее способность накопления и систематизации знаний, продвинутую аналитику, умение привлекать участников, способность прогнозировать действия. Задачами исследования являются: исследовать сущность и содержание стратегий «умной специализации» регионов, провести анализ реализации стратегии «умной специализации» в Европе и в России (выявить положительные результаты и проблемы реализации), обосновать уточненные и новые принципы «умной специализации» регионов.

Авторская гипотеза – предположение, что содержание стратегий «умной специализации» должно определяться соответствующими, «умными» принципами, а не только обоснованием дифференцированного финансирования инновационного развития регионов.

В результате исследования получены следующие новые научные результаты: определено, что стратегии «умной специализации» регионов формируются в большинстве районов Европы и на основе приоритетов инновационного развития, определенных в них определяется объем финансирования из фондов ЕС; выявлено, что опыт регионов ЕС по использованию «умной специализации» в целом положительный, но существуют определенные проблемы, связанные с необходимостью разработки новых инструментов, реализуемостью стратегий, выявлением закономерностей развития, «побочными эффектами»; определено, что стратегии «умной специализации» регионов в России разработаны, но реализуются менее половины, проблемы в значимой неоднородности регионов, отсутствии единой методологии формирования и оценки результативности; обоснованы уточненные и новые принципы (семь) «умной специализации» региона, опирающиеся на сущностное понимание.

Методология исследования. В процессе исследования использовались положения теории региональной и территориальной экономик, инновационного развития, изложенные трудах известных российских и зарубежных ученых, методы статистического наблюдения и анализа, методы, и инструменты управления экономикой региона.

Основная часть.

«Умная специализация» регионов как модное направление регионального инновационного развития или как вынужденное основание для ограниченного финансирования. Понятие «Специализация» давно и прочно вошло в терминологический аппарат совершенствования форм организации производства. Специализация производства (а именно этот вид специализации более широко известен и изучен) является одним из базовых понятий теории и практики организации производства [19] (Bindyuro A., M.2005). Специализация регионов всегда определялась (в нашей стране еще с середины прошлого века) т.н. профильностью региона, т.е. ограниченностью перечня производимой продукции в определенном регионе. Современный интерес к специализации регионов объясняется развитием глобализации, как отмечается в [8] (Audretsch D.B.,1998), именно в это время, когда географический рынок большинства товаров и услуг становится глобальным, значимо возрастает значение инновационной деятельности в отдельных регионах, «ключевых источниках преимущества». «Умная специализация» регионов, по мнению [4] (Foray D., Goenaga X., 2013) представляет собой инновационную политическую концепцию, основанную на принципе оценки приоритетов инновационного развития региона и определения предпочтений некоторым технологиям, областям, группам компаний и их соответствующей финансовой поддержки. Концепция «умной специализации» регионов позволит не только увеличить объем используемых ресурсов, но и расширит их инновационные возможности и взаимодействия [20] (Antonioli D., Marzucchi A., Montresor S., 2014). По существу «умная специализация» формирует новую: «архитектуру региональной инновационной стратегии, основанную на «горизонтальном» сотрудничестве и некой «нейтральной» политики по определению условий, возможностей и ограничений» [4] (Foray D., Goenaga X.,2013).

Ожидаемые результаты реализации концепции «умной специализации» [21] (Gasford A.O., 2019): активный экономический рост, выявление и стимулирование приоритетных направлений, осуществление политики специализации с достижением конкретных результатов. Основные требования к «умной специализации» [22] (Islankina E., 2020) использование стратегического подхода в инновационном развитии региона, «дозированное» финансирование, выбор и обоснование приоритетов развития, «согласование» инноваций с бизнесом (учет запросов), междисциплинарность как основа подготовки прорывных инноваций и новых форм инноваций, развитие новых отраслей (определено методическими рекомендациями ЕС).

Опыт Европы. «Умная специализация» рассматривается в Европе как способ эффективного управления развитием регионов, основанный на децентрализованном, индивидуализированном подходе к обеспечению экономического роста [6] (Bosch A., Vonortas N., 2019). Некоторые выводы об опыте реализации «умной специализации» представлены на сайте [10] (Сайт SMART SPECIALISATION AND EUROPES GROWTH AGENDA): отмечается, что инвестиции в инновации должны опираться на потенциал и сильные стороны региона, «а не финансировать проекты без разбора и рисковать дублированием и фрагментацией инвестиций». Поэтому теперь, чтобы получить целевое финансирование, региону необходимо сформировать и обосновать свою умную специализацию.

Для реализации концепции «Умной специализации» уже создан ряд инструментов, важнейший из них - платформа умной специализации [12] (Smart Specialization Platform Smart Specialization Priority Database EYE @ RIS), представляющая собой по существу хранилище данных и информации, определяющие интеллектуальные специализации регионов, которые могут быть использованы для выбора приоритетов развития и сотрудничества; к настоящему моменту на платформе уже зарегистрировано более 170 регионов из 20 стран, в специальном табло региональных инноваций сопоставляются регионы по уровню эффективности инноваций. В целом опыт Европы по реализации стратегий умной специализации следует признать успешным, но выявлены и проблемы, настраивающие на размышления. Как отмечает [5] (Radosevic S.,2017): «умная специализация» названа «случаем незавершенной новой политики в области промышленных инноваций, застрявшей между ее экспериментальным характером и политическими и административными требованиями государственного управления, а также правилами финансирования», что говорит о необходимости развития теории умной специализации(с эти трудно не согласиться) и более подробному рассмотрению опыта (в том числе негативного); необходимо учитывать расстояния, территориальную отдаленность участников, необходимо учитывать и институциональный контекст процесса, потребуются новые инструменты инновационной политики, обеспечивающие взаимосвязь глобальных производственно-сбытовых цепочек и прямых иностранных инвестиций, и очень важно (выделим это): «умная специализация - это не только техническое упражнение в установлении приоритетов, но и процесс социально-политического торга».

В работе [13] (Marques P., Morgan K., 2018) c сочувственной критикой (sympathetic critique) подход RIS3 назван самой амбициозной пространственно-ориентированной инновацией (ambitious spatially focused innovation); отмечено, что в стратегии умной специализации уделяется больше внимания инновациям и конкурентоспособности, а не инвестициям в инфраструктуру, что, вероятно, столкнется с ограничениями из-за низкого институционального потенциала именно в тех регионах, которые больше всего нуждаются в помощи; выявлены две основные проблемы: неприемлемость этой новой инновационной модели для сильно фрагментированных инновационных систем с активными и доминирующими государственными исследованиями и увлечение разработкой политики при недостаточной ее реализации (что особенно важно для достижения результативности).

По результатам обзора опыта Италии в работе [14] (Diego D'Adda, Donato Iacobucci, Francesco Perugini, 2021) по реализации стратегий «умной специализации» выявлено, что отсутствует четкая взаимосвязь избирательного финансирования и активизации инновационной деятельности, отсутствуют убедительные доказательства, как регионы распределяют структурный фонд, т.е. необходимы дополнительные исследования для выявления взаимосвязей.

Обзор опыта реализации «умной специализации» в Нижней Австрии, Австрии и Южном Тироле, Италии и двух небольших стран (Словении и Хорватии) [15] (Maximilian Benner,2019) говорит о значимости обеспечения процесса институционального открытия и изменений, но пока недостаточно развитой институциональной структуре в менее развитых регионах и странах ЕС, а «побочные продукты» (sideline) интеллектуальной специализации, важные для низко-координированных экономик стран, пока фактически оценить нельзя.

Таким образом, реализация стратегий «умной специализации» регионов в целом успешна, но есть проблемы, назовем с развитием теории и инструментальным обеспечением.

Опыт России. Отличительной характеристикой региональной экономики России следует назвать неравномерность развития субъектов РФ, в том числе и по уровню инновационного развития [24,25,26] (Nosonov A.M., 2014; Zemtsov S.P., Barinova V.A.,2016; Merzlikina G.S.,2020). Следует предположить, что неравномерность (в определенном смысле уникальность) каждого региона может способствовать формированию обоснованной стратегии «умной специализации», если верно учитывать ресурсный потенциал, отраслевую специализацию и «путь развития инноваций» [27] (Tatenko G.I., Bakhtina S.S., Grekova A.E., 2020)

По мнению [28] (Golova I.M., Sukhovey A.F., 2020) использование дифференцированного подхода к разработке стратегий инновационного развития будет способствовать активизации инновационной деятельности и четкой адресности государственной и региональной финансовой поддержки (особенно в условиях бюджетных ограничений).

Рассмотрим результаты реализации инновационных стратегий в отдельных регионах России. В работе [16] (Repichev A.I., Tugacheva L.V., Vorobyeva A.V., Avdeeva D.A., 2018) на основе анализа в семнадцати регионах, областях Центрального Федерального округа (ЦФО) и г. Москве определен рейтинг инновационного развития (основан на четырех компонентах: наличие стратегии, выделение приоритетов, законодательное обеспечение, господдержка, весовые значения каждого компонента не приводятся; компоненты – это компоненты умной специализации). Результаты рейтинга позволяют сделать важный вывод о значимости именно одного компонента - наличия господдержки (уже осуществленного финансирования). В большинстве регионов ЦФО истинные приоритеты развития так и не определены, по существу перечисляются профили основной деятельности предприятий промышленности, расположенных на территории. Такой выбор приоритетов не предполагает «умной специализации». В работе [9] (Kutsenko E., Islankina E., Kindras A., 2018) представлены результаты анализа стратегий инновационного развития по семи областям РФ; были проанализированы инновационные стратегии с применением адаптированного инструмента умной специализации - RIS3 Self-Assessment Wheel по восемнадцати критериям. И получен вывод о том, что умной специализации соответствуют только 37% стратегий, самыми слабыми звеньями оказались этапы предварительной подготовке и управления (привлечение стейкхолдеров и управленческие механизмы), причем соответствие критериям умной специализации скорее формальное. Краткий обзор практики реализации умной специализации в регионах России говорит о том, что, согласимся с [29,30] (Babich S.G. , 2017; Borshch L. M., Gerasimova S. V., 2018) , к прорывной инновационной деятельности регионы не готовы, а именно в этом должно быть предназначение умной специализации, не готова к умной специализации и инфраструктура поддержки инноваций [31] (Kalyuzhova N.Y.,Violin S.I., 2020).

Принципы «умной специализации» регионов. Таким образом, краткий обзор опыта реализации «умной специализации» регионов (концепции), по существу показывает, что теорию «умной специализации» необходимо развивать. К настоящему моменту времени определилась необходимость и актуальность умной специализации и определены «некоторые начала» методического обеспечения. Но основная проблема, по нашему мнению, умной специализации в формировании ее принципов (совокупности сущностных характеристик). По нашему мнению умная специализация регионов должна быть «умной», с использованием умных технологий, умной цифровизации, умных инноваций, умных обоснований финансирования, умных стратегий развития. Понятие «ум» включает, и способность накопления и систематизации знаний и аналитическое мышление и способность прогнозировать действия. Такая точка зрения требует формирования (затем и осуществления) определенного набора принципов. В научной литературе обсуждаются различные принципы умной специализации регионов (начиная с принципов инновационного развития предприятия [32] (Merzlikina G.S., 2020), но пока они не систематизированы и не общепризнаны. Вот некоторые из них. В работе [7] (Karayannis E., Grigorudis E., 2016) умная специализация признается важным элементом локальной инновационной политики, которая основана на пяти принципах: гранулярности (учет неоднородности, уникальности), предпринимательском открытии (сосредоточиться на видах деятельности, а не на секторах), специализированной диверсификации (постоянном обновлении), экспериментировании (использование на практике), реализации инклюзивных стратегий (вовлечение широкого круга участников). В работе [18] (Gasford A.O., 2019) предлагает при выборе стратегических приоритетов опираться на принципы умной специализации (на основе опыта РФ): выбор оснований (обоснований) инновационного развития, единых для всех регионов, не дифференцируя регионы на лидеров и доноров; определение уникальности отрасли для определенного конкретного региона; активизация кластерной формы инновационного развития; важность стимулирования не инновационной деятельности вообще, а радикальных структурных трансформаций; учет региональной специфики инновационной региональной политики. В работе [17] (Kutsenko E., 2021) предложил свое видение принципов «умной специализации» регионов, вот некоторые из них, которые, по нашему мнению, следует признать обязательными: необходимость выявления уникальности (уникальных ресурсов) региона, стратегическое видение и ориентация на достижение стратегических результатов, поиск скрытого знания, необходимость определения границ «умной специализации», необходимость развития всех отраслей и видов деятельности. Обобщая вышеизложенное, следует признать, что большинство ученых и практиков едины в определении главного принципа «умной специализации» - выявления и учета уникальности региона, но другие принципы «прописаны» у каждого по-своему. Дополним и уточним некоторые принципы «умной специализации», опираясь и учитывая опыт России:

1. Выявить и обосновать уникальность региона. Каждый регион - это совокупность уникальностей - ресурсов (природных, материальных, человеческих, научных и др.) поэтому выбор приоритетов инновационного развития среди многих уникальных объектов - задача весьма сложная. Необходим специальный набор критериев оценки, чтобы сделать верный выбор необходимости и возможности финансовой поддержки в первую очередь. Для этого, например, разработан в EC [12] (Smart Specialization Platform Smart Specialization Priority Database EYE @ RIS), в РФ - Атлас экономической специализации регионов России [33] (Atlas of Economic Specialization of Russian Regions,2021). Подробная и концентрированная информация об экономике и ресурсах регионов вполне соответствует лозунгу-принципу уникальности, предложенному в [4] (Foray D., Goenaga X.,2013): «Они должны конкретизировать себя!».

2. Стратегическое видение и ориентация на достижение стратегических результатов. Исследование [9] (Kutsenko E., Islankina E., Kindras A.,2018) показало, что в 27% регионов РФ, где происходили отраслевые изменения, не обнаружено связи с установленными ранее стратегическими приоритетами; и лишь в 12% случаев можно сказать, что большинство новых специализаций оказались связаны с приоритетами властей. По нашему мнению умная специализация - не специализация «сегодня», а, скорее, образ будущего региональной экономики, можно назвать «умная специализация будущего», поэтому важна ориентация на стратегические цели и задачи и, что не менее важно, на стратегические ресурсы и возможности их использования. Будущее невозможно предсказать, но к нему можно подготовится. Необходимо выявить и формализовать стратегические запросы/пожелания бизнеса, государства, локального сообщества.

3. Необходимость определения границ «умной специализации», ориентация на новые интеграционные процессы, формирование кросс-кластеров. Локализация, как область знаний об экономике региона предполагает исследование экономики административного образования, макро региона. В условиях цифровизации любые взаимодействия расширяются, стираются границы стран и регионов. Границы же «умной специализации» могут определяться «границами» экономических интересов участвующих в процессе. Поэтому, «умная специализация» должна приветствовать формирование межрегиональных связей и создание кросс-кластерных образований в результате кросс-кластерного взаимодействия [23,34 роль] (Исланкина Е., 2020; The role of clusters in smart specialization strategies,2013). Кластерные образования, привлекая широкий круг участников, создают новую со-конкуренцию (сотрудничество - конкуренция), ко-специализацию и коэволюцию; по мнению [7] (Karayannis E., Grigorudis E., 2016) расширение «ресурсного поля» позволяет формировать и новые инновационные кластеры. Коллаборация всех участников инновационного процесса формирует новую инновационную среду, укрепляя комплементарными ресурсами [35,36] (Tobias Hann, 2014; Cross industry innovation). Как отмечает [37] (Novikova I.V.,2020) формирование кросс-кластеров позволет «сшивать» территории и активизировать интеграционное взаимодействие». Кросс-кластерное взаимодействие, кроме расширения связей и возможностей позволяет создавать т.н. «кросс-инновации» (CII, Cross-industry innovation). По мнению [38] (Alzhanova F.G., O.V. Lashkareva O.V., 2017), только кросс-индустриальные инновации могут создавать «предпринимательские открытия», о которых речь далее. Успешный пример межкластерной индустрии 4.0 (microTEC Südwest, Virtual Dimension Center Fellbach и bwcon GmbH) представлен Проектом Cyber Access в Баден-Вюртемберге, показан в [39] (Projekt Cyber Access Baden-Württemberg).

Таким образом, необходимо учитывать кросс-кластерное взаимодействие при оценке приоритетов, «умной специализации» отдельных регионов.

4. Необходимость развития всех отраслей и видов деятельности. Креативные и интеллектуальные услуги пока в регионах не получили должного развития (всего 13,8% торгуемого сектора [33] (Atlas of Economic Specialization of Russian Regions,2021), опорой регионов, по прежнему, остается промышленность (даже в настоящее время, когда нас всех упорно убеждают, что промышленность как отрасль народного хозяйства «отжила свой век» и будущее связано исключительно тотальной цифровизацией и электронным образом жизни). Предположим, что сохранение промышленности, как приоритета развития экономики региона, основано на существующих достоинствах, долгосрочности существования (длительный жизненный цикл производства, товара), масштабности деятельности (как правило это средний и крупный бизнес - занятость), обязательной сопряженности развития (промышленность «заставляет» работать на себя и инновационный и научный бизнес, систему образования).

5. «Умная специализация» регионов должна быть на основе новых и умных (смарт) инноваций. Понятие «инновация» определено во множестве учебников, пособиях, статьях и стало практически классическим. Но выявляются две тенденции (определено в [40] (Minakov V.F., Barabanova M.I., Shiyanova A.A., Galstyan A.Sh., 2016) в настоящее время: снижение уровня инновационности инновационных товаров/услуг и необходимость использования именно смарт инноваций.

Преодоление первой тенденции можно преодолеть повышение требований к понятию «инновация», хотя бы в рамках реализации стратегии «умной специализации». Необходимо уточнение понятия «инновация» и включение обязательного требования - наличия абсолютной новизны или определенного уровня инноваций/открытий. В традиционном понимании, в соответствии с руководством ОСЛО и российским ГОСТом под инновацией понимают «новый или значительно улучшенный продукта (товар или услугу) или процесс, новый метод маркетинга новый организационный метод». А вот российская статистика [41] (Order of Rosstat, 2019) учитывают, как инновации товары и услуги, подвергавшиеся в течение последних трех лет (включая отчетный период) разной степени технологическим изменениям, причем различают вновь внедренные (принципиально новые) (отметим, которые крайне редки) и усовершенствованные. А ведь для «умной специализации» особое значение придается именно процессу «предпринимательского открытия» [2] (Asheim B.T., 2018). В работе [4] (Foray D., Goenaga X., 2013) ярко отмечается необходимость именно предпринимательских открытий, а не о предпринимательских инноваций. По существу, предпринимательские открытия и будут формировать приоритеты развития регионов.

С другой стороны появляется все больше новых товаров/услуг, обладающих разнообразными интеллектуальными свойствами, использующих элементы искусственного интеллекта. Автором [40] (Minakov V.F., Barabanova M.I., Shiyanova A.A., Galstyan A.Sh.,2016) определено понятие «смарт-инновации» как «новшества, обладающего такими отличительными признаками, которые обеспечивают появление потребительской ценности и положительного эффекта от использования новых знаний на всех этапах жизненного цикла инноваций от создания до вывода из оборота до замещения» (С.143); и определены семь признаков их идентификации. Основной характеристикой смарт инновации признано свойство самообновления и самозамещения (новые технологии создаются и замещают, обновляют существующие). Таким образом, «умная специализация»» для того, чтобы стать «умной» должна быть основана на умных, смарт инновациях и инновационных открытиях.

6. Выбор приоритетов инновационного развития регионов на основе Форсайт-анализа. Реализация принципа ориентации на стратегическое видение требует проведения квалифицированного форсайт - анализа. Форсайт-анализ известен с середины двадцатого века. Необходимость форсайт-анализа объясняется необходимостью более точного перспективного видения развития региона и интересов всех его участников. Наиболее популярны технологии форсайтинга по мнению [42] (Shcherbakov K.V.,2017) метод Дельфи, критические технологии, разработка сценариев, технологическая дорожная карта и формирование экспертных панелей. Как отмечено [43] (Bakhtina S.S.,2020), привлечение широкого круга стейкхолдеров, и систематичность проведения, креативность предварительная подготовка (префорсайт).

Но именно таких форсайт-анализов в настоящее время не хватает, горизонты планирования определяются временем (а не достижением стратегических целей), наличными ресурсами и необходимостью достижения определенных, как правило финансовых результатов. Такая «близорукость» планирования и не позволяет определить те искомые важные и необходимые приоритеты регионов, необходимые для реализации стратегии «умной специализации». Именно форсайт-анализ позволит выявить и обосновать столь важные для «умной специализации» приоритеты инновационного развития регионов.

7. Финансирование инновационного развития. Необходимость избирательного финансирования инновационного развития регионов (facility financing). Автором данной статьи сознательно принцип финансирования инновационного развития рассматривается завершающим обзор уточняющих принципов. При всей значимости финансирования инновационной деятельности, как и любой другой важно поставить все на свои места, определить иерархию принципов. «Умная специализация» не должна быть сведена к «отчету о проделанной работе» (умелом распределении финансовых ресурсов), формированию и реализации «хорошей региональный стратегии», а должна быть особым механизмом финансирования (учитывающий все стадии: выбор объекта финансирования, обоснование, оценка эффективности). С момента создания концепции, «умная специализация» задумывалась как инструмент конкурентной борьбы ЕС за счет более эффективного распределения средств между регионами; наличие стратегии «умной специализации» является обязательным требованием для доступа регионов к ресурсам Еврокомиссии. Стратегия пространственного развития России предполагает похожую логику взаимосвязи региональных приоритетов и федеральных мер поддержки, но реализация этого ключевого у нас пока стимулирующего ингредиента у нас пока запаздывает.

Без этого принципа «умная специализация» не была бы таковой, и здесь добавить, что либо, сложно. Но мы предлагаем назвать такое финансирование «объектным финансированием» или принципом «facility financing». Финансирование по уровням целей и задач: цель – национальные стратегические приоритеты - федеральное финансирование, региональные (локальные интересы) - может быть поддержка центра и доминирует – локальное региональное финансирование. Безусловно, необходим выбор и обоснование приоритетов развития и затем применение данного принципа.

Выводы.

Основными результатами исследования являются:

1.Определено, что инициатива формирования стратегий умной специализации» регионов принадлежит ЕС, как новая основа дифференцированного финансирования поддержки инновационного развития только на основе выявленных приоритетов в соответствии с утвержденными методическими рекомендациями.

2.Выявлено, что опыт регионов ЕС по использованию «умной специализации» в целом положительный, но существуют определенные проблемы, связанные с необходимостью разработки новых инструментов, реализуемостью стратегий, выявлением закономерностей развития, «побочными эффектами».

3.Определено, что стратегии «умной специализации» регионов в России разработаны, но реализуются менее половины, проблемы в значимой неоднородности регионов, отсутствии единой методологии формирования и оценки результативности.

4.Обоснованы уточненные и новые семь принципов «умной специализации» региона, опирающиеся на сущностное понимание: уникальность региона, стратегическое видение, кросс-кластерное взаимодействие, развитие всех видов товаров и услуг, умные инновации, форсайт-анализ, объектное финансирование (facility financing).


Источники:

1. Asheim B. T., Grillitsch M., Trippl M. Introduction: Combinatorial Knowledge Bases, Regional Innovation, and Development Dynamics // Economic Geography. – 2017. – № 93 (5). – p. 429–435.
2. Asheim B.T. Smart specialisation, innovation policy and regional innovation systems: What about new path development in less innovative regions? // Innovation: The European Journal of Social Science Research. – 2018. – № 1. – p. 8-25. – doi: 10.1080/13511610.2018.1491001.
3. Foray D. The Economic Fundamentals of Smart Specialization Strategies. / Advances in the Theory and Practice of Smart Specialization, edited by S. Radosevicet al. - London: Academic Press, 2017. – 38–50 p.
4. Foray D., Goenaga X. The goals of smart specialisation // S3 Policy Brief Series. – 2013. – № 1.
5. Radosevic S. Advancing Theory and Practice of Smart Specialization: Key Messages. Advances in the Theory and Practice of Smart Specialization. / Eds. S. Radosevic, A. Curaj, R. Gheorghiu, I. Wade. - Amsterdam: Academic Press, 2017. – 345-355 p.
6. Бош А., Вонортас Н. «Умная специализация» как стимул инновационной экономики в развивающихся странах. Уроки Бразилии // Форсайт. – 2019. – № 1. – c. 32-47.
7. Караяннис Э., Григорудис Э. Четырехзвенная спираль инноваций и «умная специализация»: производство знаний и национальная конкурентоспособность // Форсайт. – 2016. – № 1. – c. 31-42.
8. Audretsch D.B. Agglomeration and the location of innovative activity // Oxford Review of Economic Policy. – 1998. – № 2. – p. 18-29.
9. Kutsenko E., Islankina E., Kindras A. Smart by Oneself? An Analysis of Russian Regional Innovation Strategies within the RIS3 Framework // Foresight and STI Governance. – 2018. – № 1. – p. 25–45.
10. Smart specialisation and Europe’s growth agenda. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/regional_policy/sources/docgener/studies/pdf/smart_spec_growth_agenda.pdf( (дата обращения: 15.06.2021).
11. Smart Specialisation Strategies - 2017 Survey Results. An official website of the European Union. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/regional_policy/en/information/publications/reports/2018/smart-specialisation-strategies-2017-survey-results (дата обращения: 21.06.2021).
12. Official website of the European Union. Smart Specialization Platform Smart Specialization Priority Database EYE @ RIS. [Электронный ресурс]. URL: https://s3platform.jrc.ec.europa.eu/map (дата обращения: 15.06.2021).
13. Marques P., Morgan K. The Heroic Assumptions of Smart Specialisation: A Sympathetic Critique of Regional Innovation Policy. / New avenues for regional innovation systems: Theoretical advances, empirical cases and policy lessons / Eds. A. Isaksen, R. Martin, M. Trippl. - Cham, Switzerland: Springer, 2018.
14. Diego D\'Adda, Donato Iacobucci, Francesco Perugini Smart Specialisation Strategy in practice: have regions changed the allocation of Structural Funds? // Regional Studies. – 2021.
15. Benner M. Smart specialization and institutional context: the role of institutional discovery, change and leapfrogging // European Planning Studies. – 2019. – № 27(9).
16. Репичев А.И., Тугачева Л.В., Воробьева А.В., Авдеева Д.А. Возможности разработки региональных инновационных стратегий на принципах «Умной специализации» // Вопросы управления. – 2018. – № 2(51). – c. 37-45.
17. Куценко Е. Десять принципов умной специализации регионов (сообщение 30.04.2021). НИУ ВШЭ. Лаборатория исследований науки и технологий. [Электронный ресурс]. URL: 470525918.html (дата обращения: 10.07.2021).
18. Гасфорд А.О. Принципы применения «умной специализации» к региональному развитию России // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2019. – № 3-1. – c. 441-447.
19. Биндюро А.М. Сущность специализации производства и классификация ее видов // ЭкономИнфо. – 2005. – № 3.
20. Antonioli D., Marzucchi A., Montresor S. Regional Innovation Policy and Innovative Behaviour: Looking for Additional Effects // European Planning Studies. – 2014. – № 1. – p. 64-83.
21. Гасфорд А.О. Типологизация форм умной специализации с учетом региональной диверсификации // Инновации и инвестиции. – 2019. – № 5. – c. 232-235.
22. Исланкина Е. Умная специализация региональных инновационных стратегий: обзор практик. ВШЭ презентации. Российская кластерная обсерватория, 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://cluster.hse.ru/mirror/pubs/share/216069729 (дата обращения: 22.06.2021).
23. Носонов А.М. Особенности инновационного развития регионов России // Регионология. – 2014. – № 4. – c. 22-31.
24. Земцов С.П., Баринова В.А. Смена парадигмы региональной инновационной политики в России: от выравнивания к «умной специализации» // Вопросы экономики. – 2016. – № 10. – c. 65-81.
25. Мерзликина Г.С. Инновационное развитие региона: эссенциальная архитектура показателей // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. – 2020. – № 5. – c. 55-64.
26. Мерзликина Г.С. Инновационное развитие региона: новые критерии - показатели оценки // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия Экономика. – 2020. – № 3. – c. 7-18.
27. Татенко Г.И., Бахтина С.С., Грекова А.Е. Инновационная среда для развития региона в концепции «умной специализации» // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2020. – № 11-2. – c. 340-348.
28. Голова И.М., Суховей А.Ф. Методологические проблемы формирования дифференцированной стратегии инновационного развития регионов РФ // Региональная экономика: тория и практика. – 2020. – № 11(482). – c. 2022-2048.
29. Бабич С.Г. Индексный анализ дифференциации регионов РФ по основным показателям инновационной деятельности // Статистика и Экономика. – 2017. – № 2. – c. 3-13.
30. Борщ Л. М., Герасимова С.В. Пространственная модель инновационного технологического регионального развития // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2018. – № 4. – c. 185-199.
31. Калюжнова Н.Я., Виолин С.И. «Умная специализация» российских регионов: возможности и ограничения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 10. – c. 2457-2472.
32. Мерзликина Г.С. Принципы оценки инновационного развития промышленного предприятия // Креативная экономика. – 2020. – № 8. – c. 1775-1794.
33. Абашкин В.Л., Гохберг Л.М., Еферин Я.Ю., Иванова Е.А., Куценко Е.С. и др. под ред. Гохберга Л.М.,Куценко Е.С. Атлас экономической специализации регионов России. - М.: НИУ ВШЭ, 2021.
34. The role of clusters in smart specialization strategies. / European Commission, Directorate General for Research and Innovation. - Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2013. – 59 p.
35. Tobias Hann Cross-Industry Innovation Processes: Strategic Implications for Telecommunication companies. - Tobias - Berlin, 2014. – 206 p.
36. Axel Kühnle Cross industry innovation – a modern way to get innovations. [Электронный ресурс]. URL: https://socialmediaballoon.com/cross-industry-innovation/6792 (дата обращения: 25.06.2021).
37. Новикова И.В. От инновационного кластера к кросс-кластерному взаимодействию в интеграционных группировках: необходимые элементы и институты // Труды БГТУ. Серия 5: Экономика и управление. – 2020. – № 2. – c. 5-12.
38. Альжанова Ф.Г., О.В. Лашкарева О.В. Модель кросс-индустриальных инноваций в развитии кластеров: мировая практика // Вестник КарГУ. – 2017. – c. 112-122.
39. Projekt Cyber Access Baden-Württemberg. Der Crosscluster Industrie 4.0 (microTEC Südwest, Virtual Dimension Center Fellbach und bwcon GmbH) unterstützt. [Электронный ресурс]. URL: https://www.x-cluster-i40.de/ (дата обращения: 11.07.2021).
40. Минаков В.Ф., Барабанова М.И., Шиянова А.А., Галстян А.Ш. Классификация смарт – инноваций // Современная экономика – проблемы и решения. – 2016. – № 1(73). – c. 142-149.
41. Приказ Росстата от 30.12.2019 № 825 (ред. от 30.07.2020) «Об утверждении форм федерального статистического наблюдения для организации федерального статистического наблюдения за деятельностью в сфере инноваций». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_343020/042054587ce7a2f7e8490768b7449dd9848b8890/ (дата обращения: 1.07.2021).
42. Щербаков К.В. Форсайт-технологии как инструмент прогнозирования инновационного развития регионов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – 2017. – № 4-1. – c. 241-246.
43. Бахтина С.С. Принципы организации форсайт-исследования в прогнозировании инновационного развития регионов // Кластеризация цифровой экономики и глобальные вызовы: Сборник трудов национальной научно-практической конференции с зарубежным участием. В 2-х томах. Под редакцией Д.Г. Родионова, А.В. Бабкина. 2020.

Страница обновлена: 13.08.2021 в 23:53:50