Региональное развитие малых и средних предприятий: стабильность позиций и значимость в экономике

Арошидзе А.А.1
1 Сибирский государственный университет путей сообщения, Россия, Новосибирск

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 12, Номер 1 (Январь 2022)

Цитировать:
Арошидзе А.А. Региональное развитие малых и средних предприятий: стабильность позиций и значимость в экономике // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 1. – С. 119-132. – doi: 10.18334/epp.12.1.114073.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48019669

Аннотация:
Предпринимательство в России давно стало неотъемлемой частью хозяйственной жизни, его развитие ставится в качестве ключевых целей на федеральном и региональном уровнях. Безусловно, в данном контексте речь идет именно о малых и средних предприятиях, которые могут быстро реагировать на потребности рынков, формировать точки регионального экономического роста и вносить свой вклад в решение проблем занятости и безработицы. В этой связи цель данного исследования заключается в анализе тенденций развития малых и средних предприятий в регионах России и оценке степени их стабильности. Достижение данной цели основывается на использовании методов анализа, синтеза, группировки, применении преломленных к объекту исследования подходов классической теории отраслевых рынков. Информационной и эмпирической базой послужили официальные статистические данные Единой межведомственной информационно-статистической системы. Объектом наблюдения выступают регионы Российской Федерации в контексте функционирования сектора малого и среднего предпринимательства за период 2019-2020 гг. Научная новизна заключается в представлении и апробации подхода к исследованию регионов с позиции особенностей функционирования сектора малых и средних предприятий. Проведенное исследование позволило не только определить позиции регионов по тенденциям развития данного сектора, но и оценить их стабильность по нескольким критериям, а также установить зависимость между ролью сектора малого и среднего предпринимательства в экономике регионов и типом их экономических систем. Полученные результаты наиболее целесообразно рассматривать через призму обоснования разрабатываемых мер, направленных на сокращение региональных различий в развитии сектора малого и среднего предпринимательства.

Ключевые слова: малые и средние предприятия; тенденции развития; региональные экономические системы; обеспеченность; стабильность

JEL-классификация: L26, M21, R12



Введение

Роль малых и средних предприятий (МСП) в экономике, отражающаяся, прежде всего, в возможности формирования точек экономического роста и повышения уровня занятости, объясняется мобильностью и гибкостью политики управления и организационных механизмов. Однако эти предприятия сталкиваются с трудностями планирования и реализации бизнес-стратегий, поэтому стимулирование деятельности МСП должно входить в число приоритетных национальных задач. Положительная корреляция между развитием МСП и экономическим ростом неоднократно подтверждена различными исследованиями (например [3] (Manzoor, Wei, Siraj, 2021), [2] (Erdin, Ozkaya, 2020), [4] (Ndiaye, Razak, Nagayev, Ng, 2018)). Неудивительно, что доля МСП часто бывает очень значительной, однако в России данный показатель находится на уровне 20–21%, что существенно ниже, чем в европейских странах (50–70%) и США (40–45%) [1].

Доказательством понимания принципиальной роли МСП для социально-экономического развития страны является разработанная Стратегия развития МСП в Российской Федерации на период до 2030 г. Проведенное в 2018 г. исследование показало степень достижения целевых индикаторов и выполнения мероприятий на уровне 82%, что является хорошим результатом по сравнению с прочими стратегиями [5] (Barinova, Zemtsov, Kotsyubinskiy, Krasnoselskikh, Tsareva, 2018).

Однако очевидно, что принимаемых мер не хватает, чтобы сформировать благоприятный климат и привести МСП к такому уровню развития, который в полной мере способствовал реализации приоритетных направлений социально-экономической политики [7, 16] (Bezuglova, Markaryan, 2017; Ilyina, Dorzhieva, 2020). Исследования Быковской Ю.В. [11] (Bykovskaya, Ivanova, Safokhina, 2018), Бобошко В.И. [9] (Boboshko, 2018) показывают, что для развития МСП требуется более мощная финансовая поддержка, в том числе связанная с усовершенствованием кредитной политики. Отметим, что необходимость решения институциональных проблем отчетливо проявилась еще в период предыдущего экономического кризиса [8] (Boboshko, 2016), а пандемия COVID-19, которая, безусловно, стала ударом для предприятий по всему миру [1, 14] (Caballero-Morales, 2021; Drobot, Makarov, Manasyan, Nazarenko et al., 2020), еще больше их обострила.

Совокупность проблем со стимулированием МСП усугубляет неравномерность его развития в региональном разрезе, а при разработке мер поддержки на федеральном уровне практически не учитываются сложившиеся региональные особенности [15] (Zemtsov, Baburin, 2019). Более того, несмотря на явную практическую значимость и мировой тренд по исследованию предпринимательства в региональном разрезе с выделением специфических экосистем [12] (Voronov, 2021), данное направление в отечественной научно-исследовательской деятельности не получило должного распространения [15] (Zemtsov, Baburin, 2019). Безусловно, это является серьезным упущением, так как довольно часто в связи с характерными для конкретных регионов условиями (конвергентными по своему содержанию) уровень предпринимательской активности, особенно МСП, может оставаться стабильно высоким на протяжении крайне длительных периодов времени [15] (Zemtsov, Baburin, 2019).

Все это свидетельствует об актуальности поставленной цели данной работы, заключающейся в выявлении и оценке стабильности региональных тенденций развития МСП, в том числе их значимости в экономике. Научная новизна определяется применением для достижения поставленной цели авторского подхода к исследованию регионов с позиции особенностей функционирования сектора МСП.

Методы

Тенденции развития МСП в регионах, как правило, исследуются через число МСП в абсолютном выражении и в расчете на душу населения, среднесписочную численность работников и отношение занятых к экономически активному населению, долю формируемой занятости, генерируемый оборот, объем инвестиций в основной капитал [6, 15, 17] (Barinova, Zemtsov, Tsareva, 2018; Zemtsov, Baburin, 2019; Lovkova, Abramova, 2019).

В рамках авторского подхода предлагается использовать из приведенного выше перечня долю занятых МСП и генерируемый оборот, доля которого в общем обороте хозяйствующих субъектов вместе с предыдущим показателем применяется для определения значимости данного сектора в экономике. Также показатель оборота предприятий необходим для вводимого коэффициента интенсивности, рассчитываемого через его отношение к общему числу МСП в регионе.

Отметим, что довольно распространенной практикой является расчет числа предприятий относительно численности населения (иногда – экономически активного). Признавая полную правомерность такого подхода, в рамках проводимого исследования предлагается учитывать также и пространственную характеристику территории. Одновременный учет этих факторов необходим ввиду не только различий в численности фактических и потенциальных потребителей продукции и/или работников МСП, но и, очевидно, в площади территории, на которой рассредоточено как население, так и сами исследуемые предприятия. В соответствии с вышеизложенным расчет коэффициента обеспеченности можно произвести по формуле, схожей с формулой расчета коэффициента Энгеля:

, (1)

где PRe – коэффициент обеспеченности МСП;

Eq – число МСП;

H – численность населения (10 000 чел.);

S – площадь территории (1000 км2).

Таким образом, тенденции развития МСП выражаются через обеспеченность регионов данными предприятиями, интенсивность их работы и формируемую ими занятость. Очевидно, что позиции регионов в результате ранжирования по каждому из данных показателей могут варьироваться: лидеры, серединные позиции, аутсайдеры. Для установления регионов со стабильными тенденциями рассчитывается соответствующий коэффициент по формуле, предложенной Юсуповой А.Т. [18] (Yusupova, 2017) и интерпретированной под задачи исследования:

, (2)

гле SL – степень стабильности позиций регионов по показателям обеспеченности МСП, интенсивности их работы и доли занятых;

La – фактическое число регионов, которые входят в аналогичные группы по показателям обеспеченности, интенсивности, доли занятых;

Lmin – минимально возможное число регионов, которые могут входить в аналогичные группы по показателям обеспеченности, интенсивности, доли занятых;

Lmax – максимально возможное число регионов, когда по каждому показателю в сформированных группах находятся разные регионы.

На заключительном этапе исследования для установления зависимости между значимостью сектора МСП в экономике регионов и типом их экономических систем предлагается воспользоваться типологией Булетовой Е.Е. [10] (Buletova, Zlochevskiy, 2018). С помощью установления межсекторальных пропорций на двух уровнях структурного анализа автор выделяет девять типов экономических систем: аграрный (I); аграрно-сервисный (II); индустриальный (III); слаборазвитый сервисно-индустриальный (IV); развитый индустриальный (V); сервисно-индустриальный (III); индустриально-сервисный (IIII); наиболее развитый сервисно-индустриальный тип (IIIII); наиболее развитый индустриально-сервисный (IX).

Результаты и обсуждение

В таблице 1 представлены показатели, отражающие обеспеченность регионов МСП, интенсивность их работы и формируемую занятость по состоянию на 2020 г. Отметим, что в соответствии со спецификой анализа из расчетов исключены г. Москва, Московская область, г. Санкт-Петербург, г. Севастополь, которые многократно превосходят по числу предприятий прочие регионы. Кроме того, в связи с фрагментарным представлением данных в расчеты не включены Республики Ингушетия и Тыва, Чеченская Республика, Чукотский автономный округ и Еврейская автономная область.

В соответствии с произведенными расчетами стабильность региональной принадлежности лидирующих позиций по обеспеченности МСП формируемыми ими рабочими местами и интенсивности их деятельности находится на уровне 58%. Наименьшая степень стабильности на уровне 50% зафиксирована по серединным позициям. Также весьма ожидаемо, что максимальная стабильность региональной принадлежности (65%) наблюдается среди аутсайдеров по показателям обеспеченности, интенсивности, доли занятых, генерируемых МСП. Следовательно, наиболее «подвижными» являются серединные позиции, а сравнивая между собой стабильность лидеров и аутсайдеров, можно сделать вывод, что они могут перейти именно в лидирующую группу. Для этого, конечно, необходимо проведение целенаправленной и грамотной региональной политики по поддержке МСП.

Таблица 1

Показатели, характеризующие развитие МСП в регионах в 2020 г.

Регион и тип экономической системы
Коэффициент обеспеченности
Коэффициент интенсивности
Доля в обороте
Доля в занятости
Белгородская область (III)
103,73
4,89
31,39
16,89
Брянская область (IV)
57,60
3,73
42,28
15,74
Владимирская область (IV)
89,62
3,14
36,06
18,78
Воронежская область (IV)
98,78
3,88
45,28
20,24
Ивановская область (VI)
136,03
4,69
74,74
19,43
Калужская область (III)
81,54
3,92
21,67
18,00
Костромская область (IV)
45,82
3,18
49,59
17,89
Курская область (III)
63,36
4,59
36,52
13,11
Липецкая область (III)
79,42
3,83
26,77
15,14
Орловская область (II)
59,16
3,64
43,21
16,05
Рязанская область (IV)
81,38
4,07
42,11
17,98
Смоленская область (IV)
79,55
4,27
51,83
20,79
Тамбовская область (I)
53,12
4,39
45,44
13,44
Тверская область (IV)
61,13
3,35
46,46
17,96
Тульская область (III)
106,41
4,02
32,19
15,89
Ярославская область (IV)
115,58
4,21
40,99
17,65
Республика Карелия (IV)
36,06
3,77
42,84
17,59
Республика Коми (III)
16,98
3,02
13,99
13,76
Архангельская область (IV)
15,57
3,74
40,10
14,16
Вологодская область (III)
60,18
4,05
25,27
18,64
Калининградская область (IV)
238,90
3,68
35,61
26,69

Продолжение таблицы 1

Регион и тип экономической системы
Коэффициент обеспеченности
Коэффициент интенсивности
Доля в обороте
Доля в занятости
Ленинградская область
49,25
3,84
22,19
17,07
Мурманская область (IV)
30,37
4,57
25,66
11,02
Новгородская область (III)
41,76
3,16
24,86
12,59
Псковская область (IV)
49,12
3,20
49,58
20,52
Республика Адыгея (IV)
60,86
3,86
55,94
14,06
Республика Калмыкия (II)
11,65
2,98
57,20
6,43
Республика Крым (IV)
97,78
3,10
48,60
11,27
Краснодарский край (IV)
117,42
4,32
28,29
15,34
Астраханская область (III)
40,13
3,01
22,93
9,38
Волгоградская область (III)
45,39
3,78
28,88
11,96
Ростовская область (IV)
79,09
4,39
40,36
16,17
Республика Дагестан (II)
18,61
5,18
79,40
6,04
Кабардино-Балкарская Республика (IV)
48,49
3,19
65,77
6,77
Карачаево-Черкесская Республика (I)
32,24
3,44
40,25
7,25
Республика Северная Осетия – Алания (II)
57,59
3,01
63,34
7,42
Ставропольский край (IV)
54,78
4,43
43,41
10,21
Республика Башкортостан (III)
68,61
3,04
25,42
19,94
Республика Марий Эл (III)
64,65
3,57
44,79
15,23
Республика Мордовия (III)
45,50
3,10
33,25
11,68
Республика Татарстан (III)
142,96
4,04
26,32
19,35
Удмуртская Республика (III)
96,96
3,32
37,63
19,90
Чувашская Республика (IV)
100,77
2,93
48,13
17,00
Пермский край (III)
66,21
4,41
30,01
17,04
Кировская область (IV)
50,52
2,96
55,52
18,79
Нижегородская область (IV)
120,36
3,76
31,57
24,10
Оренбургская область (III)
39,20
3,36
29,48
14,57
Окончание таблицы 1

Регион и тип экономической системы
Коэффициент обеспеченности
Коэффициент интенсивности
Доля в обороте
Доля в занятости
Пензенская область (IV)
60,98
3,26
46,01
17,32
Самарская область (III)
167,60
4,08
32,23
17,71
Саратовская область (III)
55,42
2,97
43,07
15,80
Ульяновская область (IV)
82,78
3,35
44,30
16,87
Курганская область (IV)
29,91
2,70
35,44
13,63
Свердловская область (V)
102,35
4,15
30,78
20,59
Тюменская область (IV)
13,39
4,17
9,73
12,66
Челябинская область (III)
111,08
4,58
34,71
14,67
Республика Алтай (II)
18,47
4,05
43,48
12,25
Республика Хакасия (III)
27,71
3,29
26,43
9,44
Алтайский край (IV)
52,60
3,95
49,60
16,22
Красноярский край (III)
17,86
4,49
21,41
14,25
Иркутская область (III)
27,44
4,17
31,29
16,20
Кемеровская область (III)
55,86
3,01
17,23
14,48
Новосибирская область (VI)
104,98
5,52
53,11
25,20
Омская область (III)
52,52
4,14
43,86
12,96
Томская область (III_
34,41
4,13
24,66
14,93
Республика Бурятия (IV)
19,68
3,19
37,41
10,03
Республика Саха (Якутия) (III)
6,58
3,92
18,14
9,13
Забайкальский край (VI)
10,87
3,54
38,44
7,54
Камчатский край (IV)
15,04
5,17
35,43
15,49
Приморский край (VI)
72,11
6,02
44,22
18,19
Хабаровский край (IV)
24,34
3,24
37,24
25,07
Амурская область (IV)
18,21
3,67
38,84
14,09
Магаданская область (III)
9,02
6,54
25,91
14,56
Сахалинская область (III)
41,92
4,98
14,48
14,34
Источник: расчеты автора на основе показателей Центральной базы статистических данных за 2020 г. URL: http://cbsd.gks.ru/ (дата обращения: 08.01.2022).

В соответствии с выявленными тенденциями развития МСП (рис. 1) с позиции обеспеченности ими, интенсивности их работы и формируемой занятости лидерство регионов по всем трем характеристикам практически не наблюдается. Как правило, лидерство фиксируется только по двум из представленных выше показателей и с промежуточной позицией по одному из них.

Для средних позиций по двум показателям третий находится в большинстве случаев на уровне лидеров. Аутсайдеров по всем характеристикам почти в два раза больше, при этом если отстающие позиции характерны только по двум показателям, то третий из них, как правило, находится на среднем уровне.

Также, как показал проведенный анализ, в большей части регионов (28,6%) МСП не играют существенной роли в экономике, занимая низкую долю как в обороте, так и в численности занятых. Данные предприятия в среднем занимают в общем обороте порядка 26,0%, обеспечивая рабочими местами только 13,0% всех занятых. Почти 26,0% регионов можно охарактеризовать положительно с точки зрения развития МСП, доли которого в рассматриваемых структурах высокие, в среднем на уровне 47,7% в обороте и 18,2% в занятости. На фоне обеспечения высокой степени занятости (19,5%) не занимают высокую долю по производимому обороту (29,3%) МСП чуть менее 25,0% регионов. Меньше всего, а именно 20,8% регионов, характеризуются функционированием на их территориях МСП с высокой средней долей в обороте на уровне 51,1%, но низкой степенью занятости на них – 10,9%.

Если обратиться к типологии региональных экономических систем, то можно сделать вывод, что наиболее благоприятные тенденции развития МСП с позиции генерируемого ими оборота и обеспечиваемой занятости в масштабе регионов характерны для территорий со стабильно развивающейся экономикой слаборазвитого сервисно-индустриального типа.

Рисунок 1. Визуализация положения регионов России в соответствии с тенденциями развития МСП в 2020 г.

Источник: расчеты автора на основе показателей Центральной базы статистических данных за 2020 г. URL: http://cbsd.gks.ru/ (дата обращения: 08.01.2022).

Другими словами, в данном случае при преобладании промышленной ориентации над аграрной приоритет все же принадлежит развитию сектора услуг по сравнению с производством товаров. Функционирование МСП на территориях с индустриальной экономикой, но неразвитого типа, не позволяет генерировать такой оборот, который составлял бы достаточную долю в общем обороте всех хозяйствующих субъектов. Конечно, это объясняется особенностями таких территорий со слаборазвитой экономикой, на которых, как правило, функционируют крупные промышленные предприятия конкретной направленности. Соответственно, развитие МСП в данных регионах наблюдается в лучшем случае в обслуживающих «магистральную» отрасль и, естественно, в прочих (неиндустриальных) отраслях, совокупный оборот которых на этом фоне значительно меньший. Это подтверждается и тем фактом, что МСП, функционирующие на слаборазвитых индустриальных территориях, занимая незначительную долю в обороте, могут обеспечивать высокую занятость населения.

Полученные результаты в рамках предлагаемого подхода к исследованию тенденций развития МСП в региональном разрезе свидетельствуют о его применимости и жизнеспособности. В частности, оценка обеспеченности регионов МСП, не заменяя и не становясь аналогом широко-распространенной оценки плотности предпринимательской деятельности, может занять особое положение в подобных исследованиях. Подтверждением этого служит сопоставление полученных результатов с ранее существующими, согласно которым целый ряд регионов (например, Омская область, Краснодарский край, Республика Саха (Якутия), Магаданская область, Сахалинская область, Приморский край и пр.) являются лидерами по показателю числа МСП относительно экономически активного населения [15] (Zemtsov, Baburin, 2019). Однако если учитывать и пространственную характеристику территории, то данные регионы включены в различные группы. Также в существующих исследованиях при анализе значимости сектора МСП в региональном разрезе оценивается выручка данных предприятий в расчете на одного жителя [13] (Dalbaeva, Angaeva, 2019), на основании которой производится классификация регионов. Однако в рамках подобной классификации такие регионы, как, например, Магаданская и Сахалинская области, входят в число лидеров, в то время как по доле в обороте всех предприятий они являются явными аутсайдерами. Учитывая специфику и тип экономической системы данных регионов, результаты, полученные в рамках предлагаемого подхода, более релевантные.

Заключение

По результатам проведенного исследования были выявлены тенденции развития МСП в регионах России, оценена стабильность региональных позиций по нескольким ключевым критериям, которые отражают данные тенденции, а также установлена зависимость между значимостью сектора в экономике и типом экономической системы.

Итак, в соответствии с полученными результатами ситуация, когда существующее число МСП в высокой степени соответствует потенциалу территории, обеспечивая высокую занятость населения при высоком уровне интенсивности своей деятельности, характерна только для незначительного числа регионов. Как правило, лидерство наблюдается только по двум показателям с промежуточной позицией по оставшемуся. Если регионы находятся на серединных позициях по двум анализируемым характеристикам, то по третьей в своем большинстве они лидируют. Однако если регионы аутсайдеры по каким-либо двум показателям, то по третьему, как правило, они находятся на среднем уровне. Кроме того, наиболее благоприятные тенденции развития МСП характеризуются в регионах, тип экономической системы которых относится к сервисно-индустриальному. В случае индустриальной экономики МСП не генерирует такой уровень оборота, который позволял бы им занимать существенное место по данному показателю в совокупном обороте всех хозяйствующих субъектов. Причиной этого является в первую очередь наличие крупных предприятий, обладающих конкретной специализацией, если речь идет об индустриальных регионах.

В целом полученные результаты позволяют сформировать достаточно полное представление о различиях в развитии МСП на уровне регионов, определить возможную специфику их учета для разработки мер поддержки данного предпринимательского сектора.

[1] Entrepreneurship and business statistics. OECD. URL: https://www.oecd.org/industry/business-stats/ (дата обращения: 08.01.2022)


Источники:

1. Caballero-Morales S.O. Innovation as recovery strategy for SMEs in emerging economies during the COVID-19 pandemic // Research in International Business and Finance. – 2021. – № 57. – doi: 10.1016/j.ribaf.2021.101396.
2. Erdin C., Ozkaya G. Contribution of small and medium enterprises to economic development and quality of life in Turkey // Heliyon. – 2020. – № 6(2). – doi: 10.1016/j.heliyon.2020.e03215.
3. Manzoor F., Wei L., Siraj M. Small and medium-sized enterprises and economic growth in Pakistan: An ARDL bounds cointegration approach // Heliyon. – 2021. – № 7(2). – doi: 10.1016/j.heliyon.2021.e06340.
4. Ndiaye N., Razak L.A., Nagayev R., Ng A. Demystifying small and medium enterprises’ (SMEs) performance in emerging and developing economies // Borsa Istanbul Review. – 2018. – № 18(4). – p. 269-28. – doi: 10.1016/j.bir.2018.04.003.
5. Баринова В., Земцов С., Коцюбинский В., Красносельских А., Царева Ю. Выполнение Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в России // Экономическое развитие России. – 2018. – № 11. – c. 36-45.
6. Баринова В.А., Земцов С.П., Царева Ю.В. Предпринимательство и институты: есть ли связь на региональном уровне в России // Вопросы экономики. – 2018. – № 6. – c. 92-116.
7. Безуглова М.Н., Маркарьян Ю.А. Проблемы малого бизнеса и его роль в социально-экономическом развитии национальной экономики // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2017. – № 1(80). – c. 11–13.
8. Бобошко В.И. Роль институциональной поддержки малого бизнеса в условиях экономического кризиса // Мировая экономика: проблемы безопасности. – 2016. – № 1. – c. 85–88.
9. Бобошко В.И. Финансовая поддержка как основа обеспечения экономической безопасности субъектов малого и среднего предпринимательства // Вестник экономической безопасности. – 2018. – № 1. – c. 289–293.
10. Булетова Н.Е., Злочевский И.А. Структурная типология экономических систем на основе рангового анализа экономического развития субъектов Российской Федерации // Экономический анализ: теория и практика. – 2018. – № 4. – c. 614–636.
11. Быковская Ю.В., Иванова Л.Н., Сафохина Е.А. Малое и среднее предпринимательство в современной России: состояние, проблемы и направления развития // Вестник Евразийской науки. – 2018. – № 5. – c. 6.
12. Воронов Н.Д. Конкурентоспособность малого и среднего предпринимательства: сущность, пути повышения, взаимосвязь с теневой экономикой // Теневая экономика. – 2021. – № 4. – doi: 10.18334/tek.5.4.113941.
13. Далбаева В.Ю., Ангаева Е.Ю. Оценка темпов развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации // Экономические науки. – 2019. – № 5. – c. 58-63. – doi: 10.14451/1.173.58.
14. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Манасян С.М., Назаренко В.С. и др. Малый и средний бизнес в России: как жить во время и после кризиса? // Креативная экономика. – 2020. – № 10. – c. 2413-2430. – doi: 10.18334/ce.14.10.110897.
15. Земцов С.П., Бабурин В.Л. Предпринимательские экосистемы в регионах России // Региональные исследования. – 2019. – № 2. – c. 4–14. – doi: 10.5922/1994-5280-2019-2-1.
16. Ильина С.А., Доржиева В.В. Проблемы качества оценки показателей субъектов малого и среднего предпринимательства и измерения их вклада в достижение целей формирования новой модели развития России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 9. – c. 2415-2430. – doi: 10.18334/epp.10.9.110814.
17. Ловкова Е.С., Абрамова Ю.В. Рейтинг регионов по уровню развития малого предпринимательства // Бюллетень науки и практики. – 2019. – № 5. – c. 314-323. – doi: 10.33619/2414-2948/42/41.
18. Юсупова А.Т. Высокотехнологичные компании-лидеры: устойчивость рыночных позиций, отраслевые и региональные особенности // Регион: Экономика и Социология. – 2017. – № 3(95). – c. 277–297. – doi: 10.15372/REG20170314.

Страница обновлена: 30.07.2022 в 20:08:39