Анализ социально-экономических условий и влияние волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах

Бурцева Т.А.1, Филиппова Т.И.2, Сулейманова И.И.1
1 Российский технологический университет - МИРЭА
2 Калужский государственный институт развития образования

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 1 (Январь 2021)

Цитировать:
Бурцева Т.А., Филиппова Т.И., Сулейманова И.И. Анализ социально-экономических условий и влияние волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 113-132. – doi: 10.18334/epp.11.1.111532.

Аннотация:
В статье представлены результаты анализа условий развития волонтёрской деятельности в регионах ЦФО РФ за 2012–2019 гг., предложена авторская стратегическая модель волонтёрской деятельности в регионах, обоснован вывод о положительном влиянии реализации стандарта поддержки добровольчества в регионах России на ее эффективность. В статье оценено влияние развития волонтёрской деятельности на рост благополучия населения регионов ЦФО. В результате доказано, что развитие волонтёрского движения значимо влияет на улучшение окружающей среды регионов России, что ведёт к росту благополучия населения.

Ключевые слова: регион, добровольческая деятельность, макроэкономический показатель, благополучие населения

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и ЭИСИ в рамках научного проекта № 20-011-31726

JEL-классификация: С82, I12, O17



Введение

Примерно 20% взрослого населения в мире являются волонтерами. Сегодня волонтерство становится значимой тенденцией социальной реальности современной России. Этот тезис подтверждается тем, что в основополагающих стратегических документах, например концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период 2020 года, указе Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2020 года (Указ № 204, май 2018 г.), Стратегии развития молодежи Российской Федерации на период до 2025 года, данному вопросу уделено значительное место. В последние годы в России предприняты ряд последовательных шагов по поддержке волонтерской деятельности со стороны государства, в том числе:

– в 2014 г. основана Ассоциация волонтерских центров России (АВЦ), приоритетной программой которой на сегодняшний день является создание ресурсных центров добровольчества в регионах России;

– в 2016 г. учрежден Экспертный совет по развитию добровольчества (на базе АВЦ и ФГБУ «Роспатриотцентр»);

– в декабре 2016 года на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ) одобрена стратегическая инициатива «Развитие волонтерства (добровольчества) в регионах», разработан стандарт поддержки волонтерства в регионах, основанный на лучших практиках государственной поддержки добровольчества в России и за рубежом;

– в декабре 2016 г. президент России Владимир Путин в Послании Федеральному собранию РФ заявил о необходимости «снять все барьеры для развития волонтерства». По поручению главы государства Общественной палатой РФ и Агентством стратегических инициатив был разработан План мероприятий по развитию волонтерского движения в РФ (утвержден правительством 5 июля 2017 года);

– в 2017 г. учрежден День добровольца (волонтера), а 2018 год был объявлен Годом добровольца (волонтера);

– в 2018 г. внесены изменения в ФЗ «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве) (федеральным законом от 5 февраля 2018 г. № 15-ФЗ), обеспечивающие единый подход к регулированию отношений в сфере добровольчества (волонтерства) за счет включения в федеральное законодательство базовых понятий в данной сфере и наделения федеральных органов исполнительной власти полномочиями по принятию соответствующих подзаконных актов;

– в 2018 г. утверждена «Концепция развития добровольчества (волонтерства) в Российской Федерации до 2025 года» (утв. распоряжением Правительства РФ от 27 декабря 2018 г. № 2950-р), согласно которой содействие развитию и распространению (волонтерской) деятельности отнесено к числу приоритетных направлений социальной и молодежной политики;

– создан единый информационный ресурс «Добровольцы России» (https://добровольцыроссии.рф);

– идет активное формирование региональных ресурсных центров, которые призваны стать ключевыми звеньями в цепочке создания инфраструктуры добровольчества в регионах;

– активное вовлечение молодежи в волонтерскую деятельность отражено в планах Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь);

– создан в марте 2020 г. проект #Мывместе (http: мывместе2020.рф), направленный на волонтерскую деятельность в условиях пандемии коронавируса.

– развитие волонтерского движения включается в качестве цели в региональные программы [1, с. 92] (Aleshnikova, Burtseva, Nuriddinov, 2020, р. 92).

Однако несмотря на приведенные выше мероприятия со стороны государства, уровень вовлеченности населения России в социальную активность и работу в некоммерческих организациях остается достаточно низким, по мировым оценкам. Согласно данным мирового рейтинга благотворительности (CAF World Giving Index), за 2019 г. Россия занимает 117-е место в мире по уровню развития частной благотворительности среди 140 стран [2]. По двум из трех ключевых показателей рейтинга в России отмечен рост: доля тех, кто помогает незнакомым людям, выросла, по данным индекса, за последние 10 лет с 29% до 44%, а тех, кто совершает денежные пожертвования, – с 6% до 21%. Однако снижается доля волонтерской активности – с 18% до 11%. Поэтому целью проведенного авторами статистического исследования являлось измерение влияния изменения институциональных условий развития волонтерской деятельности в регионах России на ее эффективность. Новизна полученных результатов исследования заключается в предлагаемой стратегической модели волонтерской деятельности на региональном уровне, включающей мониторинг эффективности волонтерской деятельности для региона в целом. В ходе исследования авторы обосновывают гипотезу, что развитие волонтерского движения в регионах России способствует улучшению окружающей среды и росту благополучия населения.

Целесообразность создания единой площадки по взаимодействию институтов добровольческой (волонтерской) деятельности для реализации ее унифицированного учета на федеральном и региональном уровнях обоснована в работах [3, c. 71; 4, c. 189] (Isaeva, 2020, р. 71; Chuykov, Smirnova, 2019, р. 189). Новизна авторского подхода заключается в том, что созданные информационные ресурсы следует использовать и для оценивания эффективности волонтерской деятельности для роста благосостояния населения, а не только для учета результативности деятельности отдельных волонтеров и волонтерских организаций.

Используемые авторами в исследовании измерители волонтерской деятельности рекомендованы К.Е. Косыгиной [5, c. 168] (Kosygina, 2019, р. 168). Гипотеза авторов базируется на результатах научных исследований Мерсияновой И.В., которая считает, что агрегированный эффект от труда добровольцев в конечном итоге проявляется и на макроуровне, воздействуя на общественную и экономическую ситуацию в стране или регионе [6, c. 7].

Для оценки эффективности волонтерской деятельности на макро- и мезоуровне используются два методологических подхода. Метод замещающих затрат, рекомендованный Международной организацией труда [7], который основывается на рыночной оценке оказываемых бесплатно добровольцем услуг. Данные о числе добровольцев и объемах оказываемых ими услуг в данном случае берутся на основе статистической отчетности некоммерческих организаций [8]. Упрощенный метод замещающих затрат, определяемых на основе среднеотраслевой заработной платы в отраслях социальной сферы (двенадцатикратная среднемесячная номинальная начисленная заработная плата социальных работников, умноженная на коэффициент 0,5 и умноженная на годовую численность добровольцев в пересчете на полную занятость). Далее для сопоставления стран и регионов по уровню эффективности волонтерской деятельности оценка затрат соотносится с показателем валового внутреннего продукта или валового регионального продукта. Для реализации названных подходов на практике необходимо использовать официальную статистическую информацию, которая обладает недостаточной оперативностью, кроме того, в этой информации не учтен вклад индивидуальных волонтеров [9, c. 259] (Mersianova, Yakobson, Krasnopolskaya, 2015, р. 259). Кроме того, данные подходы реализуют оценку эффективности волонтерской деятельности на основе затратного подхода, авторы исследования предлагают базироваться на оценке эффективности по результатам деятельности. В качестве результатов волонтерской деятельности предлагается рассматривать число реализованных проектов и мероприятий на тысячу населения региона. Данный подход учитывает не только экономические, но и психологические аспекты волонтерской деятельности, которые не менее важны для ее развития [10, c. 29–46] (Ingen, 2017, р. 29–46).

Анализ развития волонтерской деятельности в России

Волонтерская деятельность (добровольчество) – это общественная работа, круг деятельности которой включает в себя предоставление услуг на официальном уровне. Она осуществляется обязательно на добровольной основе на благо общественности и без расчета на денежное вознаграждение [11, c. 234] (Sergievskaya, 2016, р. 234).

Численность российских волонтеров оперативно и достоверно оценить сложно, так как волонтеры занимаются данной деятельностью неофициально и нигде не регистрируются [12, c. 779] (Zabelina, Mirzabalaeva, Vega, 2019, р. 779). По данным опросов, в 2013 г. принимали участие в волонтерской деятельности 3% населения России. А в 2014 г. количество волонтеров в России некоторыми исследователями оценивалось в 23 миллиона человек [11, с. 233] (Sergievskaya, 2016, р. 233). Представитель Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежи) Алексей Паламарчук заявил, что число людей, участвующих в волонтерской деятельности в России, в период с 2015 по 2016 год выросло с 2,5 млн чел. до 4 млн человек, а в регионах России по состоянию на 2016 год создано порядка 10 тысяч волонтерских организаций [13]. Росстат оценивал в 2019 г. среднесписочную численность добровольцев, участвующих в деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций, более чем 4 млн чел. По данным АСИ, стоимость ресурсов добровольного труда в некоммерческом секторе оценивается в 14,5 млрд руб., до 15% населения участвуют в волонтерском движении, 50% населения готовы участвовать [14]. Позитивная динамика численности волонтеров в России представлена на рисунке 1, она подтверждает дальнейший уверенный рост числа добровольцев в России, не менее 0,33 млн чел. в год.

Рисунок 1. Среднегодовая численность добровольцев в организациях, млн чел.

Источник: разработка авторов по данным Росстата [15].

Наиболее распространенной формой волонтерской активности на сегодняшний день является участие в благоустройстве территорий – опыт такого рода деятельности есть у 72% россиян [16]. Около половины граждан перечисляли деньги нуждающимся в помощи (51%) и участвовали в сборе пожертвований (47%). Практика личного общения с представителями социально уязвимых групп пока менее распространена, однако знакома каждому пятому россиянину (18%). Каждый шестой (15%) участник безвозмездных форм помощи людям делал это с помощью компаний-работодателей. Однако чаще всего поддержка оказывалась в индивидуальном порядке (52%), вместе со знакомыми (21%). Молодежь чаще, чем старшее поколение, действовала в компании друзей, через благотворительные организации и государственные структуры, через интернет (23% среди 18–24-летних против 6% среди 60-летних и старше). С понятием «корпоративное волонтерство» знакомы 26% россиян. Готовность к участию в волонтерских программах выразили две трети всех опрошенных (всего 68%, однако безусловную уверенность – только 19%). Молодые люди (80% в группе от 18 до 24 лет), респонденты с высоким, по их оценкам, достатком (73%), жители сельской местности (72%) проявили больший энтузиазм. Доля волонтеров максимальна – 22% среди молодежи (18–24 года) и минимальна среди лиц в возрасте 60 лет и старше (5%) [17].

Портрет корпоративного волонтерства характеризуется тем, что в волонтерских мероприятиях, реализующихся компаниями-работодателями, участвовали более четверти (28%) сотрудников (в т. ч. 17% – неоднократно, 11% – разово) [18]. Каждый четвертый работник трудится в организации, оказывающей адресную помощь (поездки, личное общение с подшефными), – 28%, сотрудничающей с благотворительными организациями, – 25%, каждый пятый – в компании, реализующей программы pro bono (профессиональную помощь социально уязвимым группам), – 18%.

Согласно данным Фонда «Общественное мнение», у волонтерства в России «женское лицо и высшее образование», волонтеры имеют стабильный доход и постоянное место работы [19]. Данные Росстата, представленные в таблице 1 и на рисунке 2, во многом подтверждают представленные оценки, а именно:

- женщин среди волонтеров больше в 2 раза;

- в городе охват населения волонтерской деятельностью выше примерно в 2 раза;

- количество времени, которое посвящается волонтерской деятельности, варьируется от 7,4 до 8,5 часов в месяц, фактически один рабочий день;

- самый популярный вид волонтерства – социальные работы.

По информации Минздрава России, к концу 2018 года в сфере здравоохранения насчитывалось более 20 тыс. волонтеров. Всего осуществляется взаимодействие более чем с 470 волонтерскими организациями. К концу 2020 года волонтерством в сфере здравоохранения (в том числе борьбе с коронавирусом) занималось уже более 50 тыс. россиян во всех регионах страны.

Таблица 1

Численность населения, работающего в качестве волонтеров, по фактическому количеству рабочих часов в месяц в 2018 г.

(тысяч человек)


Всего
в том числе отработали часов в месяц
Отработано часов в месяц в среднем одним волонтеров, часов
менее 9
9–15
16–20
21–30
31–40
41–50
51 и более
Волонтеры – всего:
1527
1161
204
72
46
17
7
20
7,8
мужчины
537
420
64
23
16
6
2
7
7,6
женщины
990
742
140
49
30
10
5
14
7,8
Городское население
1070
814
145
52
31
12
6
11
7,4
Сельское население
457
347
59
20
16
4
2
9
8,5
Источник: Росстат [14].

Рисунок 2. Структура работ волонтеров в 2018 г.

Источник: Росстат [14].

По итогам 2020 года Минздрав России обновил рейтинг регионов по поддержке добровольчества в сфере охраны здоровья, в топ-10 регионов, где созданы наилучшие условия для развития волонтерства, вошли 3 региона ЦФО: г. Москва, Брянская и Липецкая области [20].

По информации Минпросвещения России, в соответствии с данными, представленными Федеральным агентством по делам молодежи совместно с ФГБУ «Роспатриотцентр», на начало 2018 года общее количество учреждений, работающих в сфере вовлечения детей и молодежи в добровольческую деятельность в 85 субъектах Российской Федерации, в том числе муниципального уровня, составляло 2 898 единиц. Деятельность данных учреждений охватывала 1 155 144 молодых граждан, или 4,2% от общего количества молодежи, проживающей в Российской Федерации.

По информации МВД России, в 78 субъектах Российской Федерации сформированы добровольческие поисковые отряды (для участия в розыске пропавших без вести), в состав которых входило около 15 000 волонтеров.

В заключение раздела отметим, что для проведения анализа социально-экономических условий и влияния волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах рекомендуется использовать не только статистические данные Росстата, но и результаты опросов авторитетных организаций, экспертные мнения, результаты рейтингов и мониторингов ведомств и негосударственных учреждений, что обеспечит большую оперативность и объективность полученных выводов.

Анализ социально-экономических условий волонтерской деятельности в регионах России

По мнению экспертов АСИ, ключевыми барьерами развития волонтерства в регионах России являются: отсутствие в законодательстве четкого определения понятий «доброволец» и «волонтер»; отсутствие прозрачного механизма взаимодействия органов власти и подведомственных учреждений с добровольцами; отсутствие льготного налогового режима операций по оплате проезда и питания волонтеров организаторами добровольческой деятельности; ограниченный доступ к помещениям и материально-техническим средствам для организаций добровольческой деятельности; ограничения для участия волонтеров в региональных конкурсах субсидий для социально ориентированных некоммерческих организаций (СО НКО); невысокий уровень осведомленности населения о практиках гражданского участия.

В 2020 году авторами публикации проведен онлайн-соцопрос среди волонтеров из регионов ЦФО методом целевой выборки. Преимуществом выбранного метода в данном исследовании является наиболее эффективный способ рекрутирования респондентов, состоящих в волонтерских организациях (для прохождения онлайн-опроса рекрутирование респондентов производилось через волонтерские организации). Сами волонтеры из регионов ЦФО по итогам проведенного в 2020 году авторами публикации соцопроса (n = 3000) к ключевым проблемам в организации волонтерской деятельности в регионах относят: слабый интерес и низкую мотивацию к волонтерской деятельности со стороны населения (60,36% опрошенных); недостаточную поддержку со стороны органов власти (44,18%); неразвитую инфраструктуру волонтерских организаций (24,96%); проблемы организационно-технического характера в проведении волонтерских мероприятий (23,75%); недостаточную доступность информации о региональной волонтерской деятельности (20,88%).

Для эффективной реализации добровольческой деятельности на региональном (мезо-) уровне авторами настоящего исследования создана авторская стратегическая модель волонтерской деятельности в регионе (далее – модель). Кратко представим ее следующим образом (рис. 3). Ядром (базисом) модели являются волонтеры (объединения, организации волонтеров, фонды и пр.) как основной ресурс и субъект исследуемого явления. Надстройкой является: нормативно-правовое регулирование волонтерской деятельности в регионе; инфраструктура волонтерской деятельности (в том числе наличие и функционирование региональных ресурсных центров добровольчества); ресурсы волонтерской деятельности, в том числе административные ресурсы и ее финансовое обеспечение в регионе; наличие информационных ресурсов, освещающих волонтерскую деятельность в регионе; наличие образовательных программ для волонтеров в регионе и их эффективность; методическое сопровождение волонтерской деятельности в регионе; мониторинг эффективности волонтерской деятельности в регионе. Создание модели, являющейся неким эталоном того, как в регионе должна формироваться волонтерская деятельность в соответствии с ее основными приоритетными задачами, с запросом общества и государства, отражает взаимодействие ее звеньев друг с другом, а при наложении на реальную практику осуществления волонтерской деятельности в регионах позволяет оценить сильные и слабые стороны волонтерской деятельности, нацеленность региона на поддержку волонтерства, мотивацию самих волонтеров и другие аспекты волонтерской деятельности как социальной активности.

Модель коррелирует с разработанным на площадке АСИ в 2017 году и активно внедряемым Стандартом поддержки добровольчества (волонтерства) в регионах Российской Федерации (далее – стандарт). В стандарт включены меры по преодолению 5 групп барьеров: организационно-правовых, информационных, методологических, инфраструктурных, а также в области стимулирования и финансирования добровольческой деятельности.

При оценке волонтерской деятельности в регионах с помощью авторской модели использовались социально-экономические эффекты (см. табл. 2) в краткосрочной и долгосрочной перспективе, предложенные стандартом АСИ. Оценка показала, что эффективность волонтерской деятельности и вовлеченности в нее волонтеров выше в тех регионах России, которые внедрили стандарт. По данным АСИ, на конец 2019 г. 56 регионов внедрили стандарт поддержки добровольчества в регионах РФ, в ЦФО это: Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Ивановская область, Калужская область, Костромская область, Курская область, Липецкая область, Московская область, Рязанская область, Тамбовская область, Тульская область, г. Москва. В регионах, внедряющих стандарт, проживает 80% волонтеров страны [21].

Рисунок 3. Стратегическая модель волонтерской деятельности

на региональном уровне

Источник: авторская разработка.

Таким образом, реализация стандарта позволяет:

- обеспечить равный доступ граждан всех возрастов к возможностям добровольчества, учитывающим их мотивацию;

- укрепить доверие граждан к некоммерческому сектору, а также предоставить некоммерческим организациям человеческий ресурс для развития;

- привлечь дополнительные внебюджетные средства в социальную сферу;

- объединить ресурсы бизнеса, некоммерческих и образовательных организаций в реализации совместных добровольческих программ на базе государственных и муниципальных учреждений и добровольческих центров, то есть обеспечить рост эффективности организации добровольческой деятельности в регионах России.

Таблица 2

Социально-экономические эффекты реализации стандарта поддержки добровольчества в регионах РФ

Краткосрочный период
Долгосрочный период
Консолидация имеющихся ресурсов поддержки общественных инициатив в целях поддержки добровольчества
Условия для увеличения доли населения региона, вовлеченного в добровольчество, числа благополучателей, получающих помощь добровольцев, и (или) объема их услуг
Правовые и организационные условия поддержки добровольчества, а также взаимодействия волонтеров и власти, а также волонтеров, некоммерческих организаций и учреждений без излишней регламентации
Равный доступ всех возрастов к возможностям добровольчества, учитывающим их мотивацию
С учетом действующей инфраструктуры поддержки некоммерческих организаций – организация работы добровольческих центров – ресурсных центров поддержки добровольческих инициатив
Объединение ресурсов бизнеса, некоммерческих и образовательных организаций в реализации совместных добровольческих программ на базе государственных и муниципальных учреждений и добровольческих центров
Информационные и стимулирующие мероприятия, нацеленные на популяризацию добровольчества
Доверие граждан к некоммерческому сектору, а также дополнительный ресурс для развития СО НКО
Тиражирование программ подготовки добровольцев, организаторов добровольческой деятельности и должностных лиц
Повышение эффективности организации добровольческой деятельности
Дополнительные внебюджетные средства в социальную сферу
Источник: [22].

По данным Росстата, наблюдается территориальная дифференциация числа добровольцев в России в разрезе федеральных округов, например, в 2017 году численность добровольцев в расчете на 1000 человек населения достигала максимального значения в Центральном федеральном округе (ЦФО) – 30,2 и минимального значения в Уральском федеральном округе – 11,1 [23, c.5]. В связи с чем исследование проведено для регионов ЦФО. В таблицах 3–5 представлены рейтинги регионов ЦФО по числу волонтеров, реализованных проектов и мероприятий на 1000 человек населения региона. Представленные данные позволяют сделать выводы о развитии волонтерского движения в регионах ЦФО и об эффективности деятельности волонтеров.

Таблица 3

Рейтинг регионов ЦФО по числу волонтеров на 1000 чел. населения

Регионы ЦФО
2016
2017
2018
2019
Рязанская область
11
9
7
1
Белгородская область
3
12
2
2
Калужская область
17,5
13
8
3
Тамбовская область
10
4
11
4
Липецкая область
15
8
5
5
Костромская область
13
11
13
6
Тульская область
4
6
6
7
Смоленская область
7
1
4
8
Ярославская область
17,5
10
16
9
Курская область
1
2
3
10
Орловская область
6
7
14
11
Тверская область
9
16
1
12
Брянская область
16
3
12
13
Воронежская область
5
17
15
14
Ивановская область
2
5
9
15
Владимировская область
14
14
10
16
Московская область
12
15
17
17
г. Москва
8
18
18
18
Примечание: курсивом выделены регионы, внедрившие стандарт АСИ.

Источник: составлено авторами по данным [24].

Таблица 4

Рейтинг регионов ЦФО по числу проектов на 1000 чел. населения

Регионы ЦФО
Годы
Квадрат разницы рангов
(рейтингов)
2018
2019
2018
2019
Рязанская область
10
2
9
1
Белгородская область
9
8
49
36
Калужская область
6
12
4
81
Тамбовская область
15
13
16
81
Липецкая область
5
11
0
36
Костромская область
11
14
4
64
Тульская область
1
1
25
36
Смоленская область
4
7
0
1
Ярославская область
7
3
81
36
Курская область
17
17
196
49
Орловская область
2
5
144
36
Тверская область
8
4
49
64
Брянская область
3
9
81
16
Воронежская область
12
6
9
64
Ивановская область
14
16
25
1
Владимировская область
16
15
36
1
Московская область
13
10
16
49
г. Москва
18
18
0
0
Итого
744
652
Источник: составлено авторами по данным [24].

Таблица 5

Рейтинг регионов ЦФО по числу мероприятий на 1000 чел. населения

Регионы ЦФО
Годы
Квадрат разницы рангов (рейтингов)
2017
2018
2019
2017
2018
2019
Рязанская область
16
4
3
49
9
4
Белгородская область
17
17
17
25
225
225
Калужская область
9
7
9
16
1
36
Тамбовская область
15
14
12
121
9
64
Липецкая область
3
8
8
25
9
9
Костромская область
12
12
16
1
1
100
Тульская область
7
2
2
1
16
25
Смоленская область
6
13
13
25
81
25
Ярославская область
6
1
1
16
225
64
Курская область
7
15
15
25
144
25
Орловская область
3
9
5
16
25
36
Тверская область
2
11
10
196
100
4
Брянская область
1
3
7
4
81
36
Воронежская область
1
6
4
256
81
100
Ивановская область
2
10
11
9
1
16
Владимировская область
1
5
6
169
25
100
Московская область
2
18
14
169
1
9
г. Москва
1
16
18
289
4
0
Итого
1412
1038
878
Источник: составлено авторами по данным [24].

За рассматриваемый период 2016–2019 гг. по числу волонтеров первое место в 2019 г. занимает Рязанская область, по числу проектов и мероприятий Рязанская область также в числе лидеров рейтингов. Следует отметить, что г. Москва занимает в 2019 г. последние строчки рейтингов.

Для оценки эффективности волонтерской деятельности в регионах ЦФО рассчитаем значения рангового парного коэффициента корреляции Спирмена (ρ) между рейтингами из таблицы 3 и таблиц 4 и 5. Данный коэффициент позволяет оценить взаимосвязь между двумя признаками, его значение находится в пределах -1 до 1. Если значение положительное, то взаимосвязь между изучаемыми признаками носит прямой характер, если значение отрицательное, то обратный. Формула расчета имеет вид:

где n – число регионов (в нашем случае – 18), di2 – квадрат разности (рейтингов) рангов признаков. По данным таблицы 4, для 2018 г. значение коэффициента Спирмена составило:

.

Для 2019 г. значение коэффициента Спирмена составило:

.

Для обоснования статистической гипотезы о том, что значение коэффициента Спирмена не равно нулю, используется критерий Стьюдента (t), который вычисляется по формуле:

.

Для 2018 г. значение tрас = 0,95. Критическое значение критерия на уровне доверительной вероятности 64% составило 0,94, что меньше tрас = 0,95. То есть с вероятностью 64% связь между числом волонтеров на 1000 населения регионов ЦФО и числом проектов на 1000 населения регионов ЦФО существует.

Для 2019 г. tрас = 1,39. Критическое значение критерия на уровне доверительной вероятности 81% составило 1,37, что меньше tрас = 1,39. То есть с вероятностью 81% связь между числом волонтеров на 1000 населения регионов ЦФО и числом проектов на 1000 населения регионов ЦФО существует.

Таким образом, эффективность волонтерской деятельности увеличилась в 2019 г. по сравнению с 2018 г., так как вероятность возросла.

Аналогичная проверка взаимосвязи между числом волонтеров и числом мероприятий на 1000 человек населения региона показала значения ранговых коэффициентов корреляции Спирмена: -0,46; -0,07 и 0,09 соответственно (по данным таблицы 5).

То есть в 2017 г. с вероятностью 94% между числом волонтерских мероприятий и числом волонтеров на 1000 человек населения была обратная зависимость. А в 2018 и 2019 гг. связи практически не выявлено, так как значения близки к нулю. Можно сделать вывод, что проектная форма волонтерской деятельности наиболее эффективна.

Среди регионов ЦФО, внедривших стандарт, ситуация гораздо лучше.

Для 2018 г. значение коэффициента Спирмена составило 0,34, tрас = 1,2. Критическое значение критерия на уровне доверительной вероятности 75% составило 1,19, что меньше tрас = 1,2. То есть с вероятностью 75% связь между числом волонтеров на 1000 населения регионов ЦФО и числом проектов на 1000 населения регионов ЦФО существует.

Для 2019 г. значение коэффициента Спирмена составило 0,53, tрас = 2,06. Критическое значение критерия на уровне доверительной вероятности 94% составило 2,02, что меньше tрас = 2,06. То есть с вероятностью 94% связь между числом волонтеров на 1000 населения регионов ЦФО и числом проектов на 1000 населения регионов ЦФО существует.

Статистическая проверка взаимосвязи между числом волонтеров и числом мероприятий на 1000 человек населения региона показала отрицательное значение рангового коэффициента корреляции Спирмена: -0,59 в 2017 г., 0,2 в 2018 г., -0,64 в 2019 г. Можно сделать вывод, что внедрение стандарта поддержки добровольчества в регионах РФ положительно влияет на эффективность волонтерской деятельности именно в проектной форме. Дальнейший анализ влияния волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах, поэтому проведен только для регионов ЦФО, внедривших стандарт.

Анализ влияния волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах

Под экономическим благополучием следует понимать обобщающий показатель, отражающий благосостояние людей и состояние окружающей среды [25, с. 46] (Lebedin, 2017, р. 46). Организация Объединенных Наций использует следующую трактовку понятия благосостояния: «Благосостояние представляет собой систему нескольких элементов: здоровье, в том числе демографические условия, пища, одежда, фонды потребления и накопления; условия труда, занятости, организации труда; образование, в том числе грамотность; жилище; социальное обеспечение; человеческие свободы». Для международного сопоставления благосостояния ООН использует «индекс человеческого развития», включающий преобразованный национальный доход на душу населения, продолжительность жизни, образование. Регионы России также рейтингуются в рамках данного сопоставления благосостояния. Последние данные об индексе человеческого развития регионов России представлены за 2018 г., поэтому статистическая оценка влияния волонтерской деятельности на повышение социально-экономического благополучия в регионах проводилась на их основе.

Статистическая проверка взаимосвязи на основе коэффициента Спирмена между числом волонтеров на 1000 населения регионов ЦФО, внедривших стандарт, и индексом человеческого развития регионов в 2018 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена 0,23, то есть связь имеет место с малой вероятностью.

Статистическая проверка взаимосвязи между числом мероприятий на 1000 человек населения региона и индексом человеческого развития регионов ЦФО в 2018 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена -0,55, то есть обратная связь имеет место с вероятностью 99%.

Статистическая проверка взаимосвязи между числом проектов на 1000 человек населения региона и индексом человеческого развития регионов ЦФО в 2018 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена -0,07, то есть связи практически не выявлено.

Таким образом, можно сделать вывод, что волонтерская деятельность пока в России не играет существенной роли в формировании благосостояния населения, более того, чем ниже благосостояние населения региона, тем более развито добровольчество в форме проведения различных мероприятий.

Как сказано ранее, вторым элементом благополучия выступает состояние окружающей среды региона. Для оценки регионов в данном случае использованы результаты национального экологического регионального рейтинга [26]. Статистическая проверка взаимосвязи между числом волонтеров на 1000 человек населения региона и национальным экологическим рейтингом регионов ЦФО в 2019 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена 0,41, то есть наблюдается прямая умеренная связь. Статистическая проверка взаимосвязи между числом проектов на 1000 человек населения региона и национальным экологическим рейтингом регионов ЦФО в 2019 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена -0,36, то есть наблюдается обратная умеренная связь. Статистическая проверка взаимосвязи между числом мероприятий на 1000 человек населения региона и национальным экологическим рейтингом регионов ЦФО в 2019 г. показала значение рангового коэффициента корреляции Спирмена -0,54, то есть наблюдается обратная сильная статистическая зависмость, статистически значимая (на уровне 1%).

Таким образом, на основе результатов проведенного исследования сделаны выводы:

- изменение институциональных условий в России способствует развитию волонтерского движения и повышает его эффективность;

- на данный момент развитие волонтерского движения значимо влияет на улучшение окружающей среды регионов России, что ведет к росту благополучия населения.

Заключение

Добровольчество является в современных условиях ресурсом развития социальной сферы регионов, а его развитие способствует росту благосостояния населения. Это подтверждают данные многих исследований, например, в 2012 г., по оценкам ученых из Университета им. Дж. Хопкинса (США), вклад добровольческой деятельности в валовой внутренний продукт США составлял не менее одного процента, во Франции – 1,4 процента, в Кыргызстане – 0,1 процента [27–28]. Ресурс добровольческого труда, ранее остававшийся «неучтенным» на макро- и мезоуровне, привлек внимание государственных органов, а проблема измерения этого ресурса и его эффективности приобрела актуальность в связи с необходимостью обоснования мер по государственной поддержке добровольчества и последующей оценки хода реализации принятых в этой области решений [29]. Волонтерская деятельность имеет существенный общественный интерес и резонанс, в связи с чем измерение ее эффективности должно обеспечивать возможности проведения сравнительного анализа и мониторинга, перепроверки данных со стороны общественности и независимых экспертов.

В статье представлены результаты решения данной проблемы для регионов Центрального федерального округа России. Авторы провели мониторинг на основе открытых данных о волонтерской деятельности, что обеспечило его оперативность и прозрачность, позволило реализовать сравнительный анализ регионов по эффективности волонтерской деятельности. Результаты проведенного исследования обосновывают положительное влияние внедрения стандарта поддержки добровольчества в регионах ЦФО на развитие и эффективность волонтерской деятельности. Кроме того, подтверждено, что проектная форма волонтерской деятельности более результативна для решения проблем регионального развития.

Решение проблемы измерения эффективности в сфере добровольческой деятельности на мезоуровне позволит оценить эффективность государственных программ содействия развитию добровольческой деятельности и проводить сравнительную оценку эффективности деятельности региональных органов власти по поддержке добровольчества в регионах. Открывается возможность межрегиональных сравнительных исследований и определения места конкретного региона в ряду регионов, активно использующих добровольчество как ресурс развития социальной сферы.

Данное исследование носит поисковый характер, многие вопросы остались за его рамками. Однако уже сейчас можно сказать, что волонтерская деятельность является новым ресурсом развития как общества в целом, так и каждого человека в отдельности.


Источники:

1. Алешникова В.И., Бурцева Т.А., Нуриддинов З.А. Социальный эффект реализации стратегий активного долголетия//Управление. 2020. Т. 8. № 4. С. 86–93. DOI: 10.26425/2309-3633-2020-8-4-86-93.
2. Рейтинг стран мира по индексу благотворительности. [Электронный ресурс]. URL: https://gtmarket.ru/ratings/world-giving-index (дата обращения 14.01.2021).
3. Исаева Е.А. Механизмы стимулирования вовлечения граждан в институт добровольчества в регионах России // Вестник Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. 2020. № 1 (51). С. 66-71.
4. Чуйков О.Е., Смирнова Д.О. Добровольчество и волонтёрство как тренд современного российского общества // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. 2019. Т. 9. № 2 (31). С. 188-195.
5. К.Е. Косыгина Российское добровольчество: тенденции и характеристики // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2019. № 4 (56). С. 165-174.
6. Мерсиянова И. В. Мотивация волонтерской деятельности / И. В. Мерсиянова [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.hse.ru/data/2018/08/16/1154748596/Bulleten_14_web.pdf (дата обращения: 15.01.2021).
7. Manual on the measurement of volunteer work / International Labour Office. — Geneva: ILO, 2011.
8. Росстат 2015. Приказ № 680 от 31.12.2015 «Об утверждении официальной статистической методологии формирования системы показателей трудовой деятельности, занятости и недоиспользования рабочей силы, рекомендованных 19-й Международной конференции статистиков труда. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/trud/met-680.pdf (дата обращения: 15.01.2021)
9. Мерсианова И., Якобсон Л., Краснопольская И. (2015) Пожертвование в России: сложное формирование нового некоммерческого режима. В: Wiepking P., Handy F. (eds) The Palgrave Handbook of Global Philanthropy. Пэлгрейв Макмиллан, Лондон. https://doi.org/10.1057/9781137341532_15 P. 249-266.
10. Ingen E. Volunteer, Therefore I am? Factors Affecting Volunteer Role Identity / E. Ingen,
J. I Wilson // Nonprofit and Voluntary Sector Quarterly. 2017. Vol. 46 (1). P. 29-46.
11. Сергиевская И.А. Волонтерство в контексте занятости // Экономика труда. — 2016. — Т. 3. — № 3. — С. 229–246.
12. Забелина О.В., Мирзабалаева Ф.И., Вега А.Ю. Волонтерство как новая форма занятости // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 2. – С. 775-786. doi: 10.18334/et.6.2.40692.
13. Число волонтеров в РФ увеличилось за год на 1,5 млн. ТАСС информационное агентство – Электрон. [Электронный ресурс]. URL: http://tass.ru/obschestvo/3892912 (дата обращения: 16.01.2021).
14. Развитие волонтерства в регионах - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://asi.ru/leaders/initiatives/social_leaders/volunteers/ (дата обращения: 16.01.2021).
15. Статистический сборник «Труд и занятость в России». Gks.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ publications/catalog/doc_1139916801766 (дата обращения: 16.01.2021).
16. Волонтерство в России: сегодня и завтра: ВЦИОМ - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9020 (дата обращения: 16.01.2021).
17. Добровольчество и волонтёрство: как мы помогаем друг другу?: ВЦИОМ - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9380 (дата обращения: 16.01.2021)
18. Корпоративное волонтерство: реалии и потенциал роста- Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=9451(дата обращения: 16.01.2020)
19. Портрет российского волонтера: женское лицо, высшее образование и немного денег. Рамблер. [Электронный ресурс]. URL: https://news.rambler.ru/other/37631742- portret-rossiyskogo-volontera-zhenskoe-litso-vysshee-obrazovanie-i-nemnogodeneg (дата обращения: 15.01.2021).
20. Составлен рейтинг регионов по поддержке добровольчества в сфере охраны здоровья: Минздрав - Электрон. [Электронный ресурс]. URL:https://minzdrav.gov.ru/news/2019/12/23/13059-sostavlen-reyting-regionov-po-podderzhke-dobrovolchestva-v-sfere-ohrany-zdorovya (дата обращения: 15.01.2021).
21. Стандарт поддержки волонтерства полностью внедрили 56 регионов - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://asi.ru/news/111714/ (дата обращения: 15.01.2021).
22. Стандарт поддержки добровольчества (волонтерства) в регионах Российской федерации - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gasu.ru/train/volonterskiy-tsentr/god-dobrovoltsa/standart-podderzhki-dobrovolchestva-v-regionah-rossijskoj-federacii.pdf (дата обращения: 15.01.2021).
23. Доклад «О проведении научных, социологических и статистических исследований, направленных на изучение форм и масштабов участия граждан и организаций в добровольческой (волонтерской) деятельности» - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://ac.gov.ru/archive/files/publication/a/21338.pdf (дата обращения: 15.01.2021).
24. Аналитика волонтерства России - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://dobro.ru/analytics (дата обращения: 15.09.2020).
25. Лебедин Н.Ю. Экономическое благополучие и проблема его обеспечения в современной России//Проблемы современной экономики. №3 (63). 2017. С.46-48.
26. Национальный экологический рейтинг субъектов РФ. - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://greenpatrol.ru/ru/novosti/nacionalnyy-ekologicheskiy-reyting-subektov-rossiyskoy-federacii-po-itogam-oseni-2019-goda (дата обращения: 15.09.2020).
27. JHU VMP. Johns Hopkins University, Volunteer Measurement Project. http://ccss.jhu.edu/researchprojects/vmp/.
28. Salamon L., Sokolowski W., Haddock M., Tice H. (2012) “The State of Global Civil Society and Volunteering: Latest Findings from Implementation of the UN Handbook on Nonprofit Institutions,”CNP Working Paper No. 49. Baltimore, JHU, 2012.
29. В. Б. Беневоленcкий Оценка эффективности волонтерской деятельности на макроуровне. - Электрон. [Электронный ресурс]. URL: https://ngo.tj/index.php/blogs/5/11/ocenka-effektivnosti-volonterskoj-deatel-nosti-na-makrourovne?mobile=1 (дата обращения: 15.01.2021).

Страница обновлена: 05.02.2021 в 21:20:56