Актуальные особенности современного финансово-экономического знания как основного фактора вектора благополучия

Нестерова О.А.1, Санфирова О.В.1, Копытова А.И.1
1 Томский государственный педагогический университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Нестерова О.А., Санфирова О.В., Копытова А.И. Актуальные особенности современного финансово-экономического знания как основного фактора вектора благополучия // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.114047.

Аннотация:
В настоящей статье исследованы спектральные аспекты многогранного феномена «благополучие», раскрыта его семантическая сущность, подтвержденная исследованием, изучен экономический аспект его объединений с субъективным факторов восприятия. Благодаря использованию в настоящем исследовании гедонистического и психологического подходов выявлена последовательность реализации вектора благополучия в поведенческой экономике. Представлена модель целеполагания субъекта современного рынка. Осуществлена попытка определения итоговой зависимости, представленная нами в виде формулы благополучия, доказывающая важность и значимость трансдисциплинарного подхода, системного анализа всех социально-культурных процессов, в которых существует субъект. Определено, что финансово-экономическое знание помогает связать множество важнейших наработок, взятых из смежных дисциплин, и найти способы их эффективного взаимодополнения.

Ключевые слова: благосостояние, финансово-экономическое знание, поведенческая экономика, финансовая грамотность

JEL-классификация: D81, D83, I31



Введение

Актуальность исследования современного финансово-экономического знания как основного фактора вектора благополучия обусловлена динамическими процессами, происходящими в экономике, связанными с поворотом ее теоретического базиса, в последнее время, все больше к поведенческому, эмоциональному спектру. Целью настоящей исследовательской работы является описание модели целеполагания индивида, сформированной на базе его мотивов и потребностей, и отражение этого в формуле благополучия, а также оценка степени изменчивости и взаимовлияния факторов на вектор благополучия субъекта.

Гипотезой исследования является наличие зависимости факторов благополучия от мотивообразующей потребности, последняя в свою очередь зависит от финансово-экономического знания и психологической настроенности субъекта.

Научной новизной является разработка авторской модели целеполагания субъекта и формулировка формулы «благополучия».

Методологической основой исследования послужили аналитический и компаративный методы, метод теоретического анализа и синтеза, а также эмпирические методы, а именно, исследовательская беседа и эксперимент.

Анализ подходов к дефиниции «благополучие»

Огромное количество исследований посвящено изучению благополучия как отдельно взятой дефиниции, так и комплексной, многоструктурной основы, влияющей на протекание современных социально-экономических процессов. Остановимся наиболее подробно на некоторых, наиболее ярких подходах.

Кислицина О.А. в своих исследованиях констатирует, что существует пять основных подходов в определении благополучия [1]. Первый заключается в «объективных списках», содержащих перечень потребностей и условий, которые удовлетворяются для достижения благополучия субъекта. Второй подход, определенный автором, как экономический, характеризует удовлетворенность предпочтений человека и прямо пропорционален его доходам. Третий подход основан на категории «субъективного благополучия», и выражается через чувства субъекта. Гедонистический подход, четвертый, схож с предыдущим, и оперирует категорией «счастье», считая его неким балансом между двумя крайними точками: «счастье» и «боль». Последний подход, основанный на работе Сена А. [2] – эвдемонистический – в чистом виде является психологическим подходом, и в благополучии человека выделяет только витальность и самоактуализацию.

Глубокий анализ в исследовании благополучия как феномена представлено в работе Лисовской А.Ю., Кошелевой С.В., Соколова Д.Н., Денисова А.Ф. В работе выделяются следующие подходы: субъективный и объективный; аффективный и когнитивный; гедонистический и эвдемонистический; однако буферную позицию определяет, по мнению исследователей, практико-ориентированный подход, который характеризуется взаимосвязью благополучия с разными аспектами жизнедеятельности человека и социально-экономической среды, что сближает его как с субъективно-объективным, так и аффективно-когнитивным подходами [3].

Психологический подход к характеристике благополучия, заложенный Н. Бредберном, получил широкое признание в научных кругах [4]. Отметим, что в исследовании данного автора была обнаружена корреляция между степенью психологического благополучия и уровнем материальных доходов, т.е. люди с более высокими доходами имеют более высокий уровень психологического благополучия. Однако наличие обратной связи между обозначенными категориями указывают на то, что «деньги могут увеличить ощущение радости, но не могут уменьшить чувства горя» [5]. Также весомый вклад в дальнейшее исследование психологического благополучия внесли К. Рифф, структурировав благополучие на шесть компонент [6], и М.Р. Райан, классифицировавший подходы к исследованию благополучия [7].

Анализ достаточно большого количества научных работ по исследуемой проблеме (а изучению обозначенной дефиниции уделяется огромное внимание со стороны ученых из разных наук [8,9]) и солидируясь с ними, позволяет нам структурно наполнить благополучие следующими компонентами: физическое, материальное, социальное, эмоциональное. Эти компоненты используются и при расчете Индекса экономического благополучия [10].

Физическая составляющая благополучия характеризуется, в первую очередь, здоровьем. Так, Французская комиссия по экономической деятельности и социальному прогрессу здоровье, как составляющую благополучия, ставит на первое место [11]. Взаимозависимость здоровья и благополучия сформулирована уже в определении здоровья. При неудовлетворительном состоянии здоровья невозможно достичь благополучия в любой из областей жизнедеятельности, и наоборот [12].

Социальное благополучие в российских исследованиях предстает комплексным понятием, включающим различные показатели, значение которых может определяться как социально-экономическими, так и психологическими факторами, а также событиями жизни человека [13]. В исследовании Лысухо А.С. социальное благополучие отражает уровень и качество жизни человека в соответствии с существующими социальными нормами [14].

Эмоциональное благополучие, и связанные с этой дефиницией проблемы, в большей степени тяготеют к психологии, и актуальны в связи с распространением позитивной психологии и обращением исследователей к анализу здоровой, успешной личности [15]. Не можем не сказать и о повышенной актуальности в настоящее время в связи с пандемией и карантинными мероприятиями.

Материальная компонента в исследовании и оценке благополучия прослеживается практически во всех научных трудах, посвященных нашей теме: например, важность материальных условий жизни, определяя экономическое благополучие как один из основных столпов благополучия человека в целом, наблюдается в работах Организации экономического сотрудничества и развития [16]. Перов Е.В. отмечает, что экономическое благополучие является одной из основных причин изменения социального самочувствия населения [17]. В исследовании Дорошенко Е.В. экспериментально обнаружена взаимосвязь между «личностными характеристиками и тем, как человек относится к своему финансовому положению: связь человека с миром, его ценности, активность и умение следовать своим желаниям проявляются в том числе и в отношениях с деньгами» [18].

Финансово-экономическое знание в системе целеполагания субъекта

Сегодня современное финансово-экономическое знание претерпевает существенные трансформации непосредственно в самом научном ядре. Идет быстрое сближение всех наук в современном научном мире и производство нового нестандартного знания. Финансово-экономическое знание все больше переходит в сферу поведенческого спектра, все больше учитываются человеческие факторы и различного рода социокультурные форматы. Информация становиться главным ядром науки, экономически высокостоящим продуктом, да и новым стратегическим ресурсом, самым ликвидным активом. Информация, хотя и не имеет вещественной оболочки, как у товара, но все больше приобретает его признаки и становиться, по словам Б. Латура [19], скрытой социальной массой, которая дорого стоит и может поменять восприятие мира и формы взаимодействия с ним.

Огромное значение отводится социуму. В этом случае финансово-экономическое знание тяготеет к философии, создавая сложнейшие комплексы в которых главная роль принадлежит человеку (рис.1).

Рисунок 1. Модель трансдисциплинарного подхода к интегративным понятиям «благосостояние» и «благополучие» [1]

Остановимся более детально на том, как работает данная модель. Субъект в этой модели является основным действующим лицом, как в выборе любой финансово-экономической транзакции, так и в оценке результата удовлетворенности от ее совершения. Субъект рыночного взаимодействия хочет, как никогда прежде, получить радость и удовольствия от жизни. При этом на первый план выходит аксиологический и онтологический аспекты. Аксиология, как наука о ценностях, задает определенные ценностные стереотипы поведения любых индивидов, в том числе и его, как отдельного элемента комплексного процесса в той или иной культурной формации. Тогда как онтологическая часть философии, как наука о бытие, как раз и формирует на базе ценностей, тот или иной бытийный уклад, который и подчиняется уже финансово-экономическим законам.

Финансово-экономическая гносеология обозначает способность субъекта познавать действительность, в данном случае рыночную реальность, для конструктивного взаимодействия с ней. Финансово-экономическая феноменология позволяет использовать уже описанные феномены и явления финансово-экономического спектра как в отдельно взятой региональной локации, так и в целом в мировом финансово-экономическом пространстве.

Взаимодействие всех вышеописанных элементов, как показал наш исследовательский проект, и формирует конструктивное финансово-осмысленное поведение субъекта как главного действующего лица на рынке. Данная модель дополняется психологической раскадровкой порядковых шагов формирования данного вида поведения. Представим это в виде схемы (рисунок 2).

Рисунок 2. Последовательность реализации вектора благополучия в поведенческой экономике [2]

Анализ фактора «настроенности» субъекта как мотивирующего компонента модели целеполагания

В рамках нашего исследования был проведен опрос для выяснения понятия настроенности субъекта на благополучие. Формулировка вопроса была следующая: «настроенность», как факторная характеристика благополучия, это финансово-экономическая категория, философско-психологическая или смешенная? Порядка 80% опрошенных респондентной группы студентов в составе 50 человек обозначили Вектор благополучия как смешенную философско-экономическую категорию.

Далее мы предложили обсудить понятие «целеполагание». Респондентам была предложена анкета, в результате обработки которой мы выяснили, что этот компонент формируется в три и более этапов, и может быть до конца так и не сформирован. Субъект может так и функционировать на рынке, имея очень размытые представления о своих желаниях и возможностях, что вне сомнения, влияет на успех его рыночной деятельности. Порядка 50% опрошенных имеют самые слабые представления о целеполагании. Данный аспект в нашей модели занимает фундаментальное положение, объединяя финансово-онтологический, финансово-аксиологический, финансово-гносеологический и финансово-праксиологические блоки.

Среднестатистический субъект рыночного взаимодействия слабо рефлексирует бытийствующую реальность, не может отследить причинно-следственные механизмы функционирования в ней экономических законов, аксиологическая компонента у него сломана, потребности не стабильны, цели кратковременные, субъект непредсказуемо ведет себя на финансовом рынке и страдает от этого, в первую очередь, сам. Все это выливается либо в полное бездействие, либо в кризис от полученных неудач, поворачивая вектор благополучия в противоположную сторону.

Целеполагание включает в себя два не менее важных компонента – это мотивация и потребность. Часто первичным звеном выступает потребность, она как бы дополняет мотивацию, а в целом они являются слагаемыми целеполагания. Попытаемся представить, на базе проведенного нами эксперимента, в виде модели формирования цели в заявленных выше понятиях. Вопросы были заданы открытого типа, например: Что значимого происходит сегодня на рынке для Вас? Как бы Вы могли изменить рыночную ситуацию, если бы были губернатором области, президентом? Какой алгоритм действий Вы бы предприняли? Что, на Ваш взгляд, может способствовать успешной рыночной деятельности как на глобальном, так и на локальном уровне, а что может мешать этому? и др. Опрос включал более 10 подобных вопросов. Результаты опроса можно представить в виде модели (рисунок 3).

Рисунок 3. Модель целеполагания субъекта современного рынка [3]

Далее мы выяснили, что согласо нашему исследованию данного сегмента, «благополучие» определяются мотивообразующей потребностью. Она, т.е. потребность, в свою очередь, определяется валентностью, т.е силой, преобразующей ее сначала в мотивацию, которая сообщает ей вектор, а далее – в цель, а цель в действие.

Определим целепологание как сумму потребностей и мотивова (Ц=М+П, где Ц – целепологание субъекта рынка; М – мотив, который ведет субъекта к действовию на рынке, П – потребность, которая усиливает мотив).

Огромное значение имеет время, которое имеется в наличии у субъекта. Сегодня, это один из определяющих ресурсов благополучия, ведь очень часто мы можем наблюдать картину, когда у субъекта имеются все возможности для процветания, но отсутствет всего лишь один – временной. В силу этого, предельные выгоды могут быть достаточно высокими по сравнению с передельными издержками, в силу объективных причин, но субъекту некогда распоряжаться данным благом, оно превращается в мертвый груз. Время – это составляющая мотивации, оно оказывает огромное воздействие и на потребность, что естественным образом отражается на целепологании, снижая, даже, иногда, обнуляя полученную разницу предельных издержек и предельных выгод (Ц=М+П>0 или Ц=М+П<0).

Далее, чтобы возникло благополучие, а затем благосостояние, субъект должен оценить степень своих возможностей и желаний, т.е перейти, с точки зрения нашей модели, на третичный уровень осмысления, т.е в точку «благополучия». Мотивация, в данном случае, это векторная величина, на базе которой формируется потребность, которая и направляет поведение субъекта в ту или сторону действия. Если потребность возникает до мотивации, целесообразно назвать ее мотивообразующей потребностью. В случае если мотивация формирует потребность – констатирующей потребностью.

Анализ возможностей перехода качественных показателей в количественные: универсалии

Попробуем далее перейти к формуле благополучия в данном контексте [4]:

Бп = Ц*(Вп - Ип),

где Бп-благополучие;

Вп – предельные выгоды;

Ип – предельные издержки;

Ц – целеполагание.

При этом, если Ц=0, то и Бп=0

Благополучие субъекта возможно только в случае наличие потребности, без этого показателя и та и другая категория будут равны нулю: П=0, отсюда и Б=0. Потребность, в данном случае, приравнивается к контенту мотивации, либо вытекает из неё. Вместе они образуют целеполагание, без которого невозможно говорить о благосостоянии. В данном случае, можно выразить и целеполагание (М+П): М+П=Бппп .

Из формулы видно, что в случае если значение М + П будет положительным, субъект, несмотря на выгоду, не захочет стабилизировать или улучшать свое благосостояние, даже при допустимых издержках. Кроме того при Ц=М+П=0, вся формула будет равна 0, что может означать, что субъект не видит, или не хочет видеть себя в предлагаемых социально-культурных условиях рынка. Это зависит от витальных, религиозных, духовных, личностных установок субъекта. При Ипп и Ц=М+П>0, значит субъект находится в точке благополучия, которая может стать индексом благосостояния. При Впп, то значении будет со знаком «-», при условии Ц=М+П>0, что означает следующее: субъект нуждается в пересмотре и поиске резервов снижения Ип.

Благосостояние нами определяется суммой полученного благополучия (Бс=Бп+Бп/N), скорректированной на N – количество суммарных индексов, значимых для субъекта с точки зрения его понимания благополучия, на которое накладывает свой отпечаток и информация о мире, уровень его ментальной вместимости возможных благ, и значимости их для него. Особенно важным и определяющим в этом триединстве является информация о мире, которая доступна и важна для субъекта. При информации о мире равной нулю, все дальнейшие показатели также будут равны нулю, так как не возникнет ни потребности, ни мотивации, ни целеполагания, без которых нет смысла говорить о каких-то предельных издержках и выгодах.

Таким образом, все вышеперечисленные экономические, психологические и философские понятия не могут существовать вне социального пространства, в связи с тем, что нет у субъекта возможности оценить социально значимые ориентиры, нет у него категории их сравнения и сопоставления. Хотя само понятие «благополучия» и может присутствовать у субъекта, например, есть категории иных социальных групп: монахи, отшельники, «робинзоны», но индексы этого понятия невозможно сопоставить и сравнить с индексами, которые принято выделять в рыночном обществе, так как существование самого рынка, как социокультурного явления, в данном случае не предполагается.

Мы видим на практике, что все эти величины влияют на цель, главное ключевое звено нашей цепочки, но степень ее влияния лежит за пределами ее достижения. Это зависит от множества факторов элементарного финансово-экономического знания, которое как раз таки и связано с вопросами философского порядка.

При дельте, когда предельные издержки меньше предельной выгоды, в случае положительного значения суммы мотивации и потребности, субъект находится в точке благополучия; когда предельные издержки больше предельной выгоды – теряется равновесие и невозможно «благополучие». Таким образом, две части формулы находятся в прямой пропорциональной зависимости. Например, даже при положительном значении суммы мотивации и потребности значение функции может быть, как отмечалось выше, отрицательным, но на неё возможно влияние и мотивации, и потребности, как взятых по отдельности, так и в сумме. Это позволяет поставить вопрос о поиске субъектом резервов снижения издержек. Как показало анкетирование, на суммарное значение показателей мотивации и потребности влияют такие факторы, как религиозные, духовные, личностные установки, издержки социального характера, а главное – связанные с этим финансово-экономические знания процессов и явлений социума.

Таким образом, мы предприняли попытку изучения значимости финансово-экономического знания в его трансдисциплинарном освещении для определения положительного вектора благополучия. Мы попытались показать качественный механизм и условия достижения эффективности существования современного субъекта рынка в изменчивых социально-культурных реалиях.

Если с математикой все понятно, она помогает обосновать, подтвердить и применить на практике многие финансово-экономические законы, то с науками гуманитарного профиля все гораздо сложнее в силу, именно, их инновационного влияния на финансово-экономическое знание.

Суммируя сказанное, отметим, что финансово-экономические знания превратились в важный социальный продукт, конкретно влияющий на разворот вектора благополучия. Здесь имеется немало скептиков, которые обязательно будут выступать против знания, как самостоятельного информационного продукта, у которого есть капитализация и ликвидность. Материальный мир никуда не денется, он останется, но будет существенно видоизменен, с ними изменятся и финансово-экономические знания, они, как и любые другие знания сегодня классифицируют, типологизируют, выделяют признаки, строят модели. Принято выделять категории финансово-экономическое знания общего и частного порядка. К категориям общего порядка относятся общие, специфические, функциональные его черты.

С точки зрения их практического применения, финансово-экономическое знание делят на фундаментальное и прикладное. Что касается вопросов частного порядка, то здесь, например, выделяют знание и информацию, а так же выделяют формализованное знание и неформализованное. Приведем основные когнитивные модули, которым уделяется значительное внимание в обучении основам финансово-экономического знания и формировании, как результата обучения, экономического мышления, направленного в сторону благополучия: неопределенность и риски в рыночной экономике; рынки факторов производства; основы предпринимательства; введение в институциональную экономику; введение в инклюзивную экономику; основные макроэкономические показатели; экономические циклы; экономика социума; поведенческая экономика и наджинг и мн. Др.

Отметим, что инновационной компонентой здесь будет наличие ценностно-смыслового аспекта в каждом выделенном блоке. Это показывает присутствие в нем человека, демонстрирует его опыт, как индивидуальный, так и социальный. В отличие от информации знание является «одушевленным продуктом», в нем видна роль человека. Кроме того в знании всегда отражается прогностическая функция. Можно сказать, что оно состоит из трех ядер: информация, имеющийся опыт, прогностическая функция. При этом, прогностическая функция носит субъективный характер. Это является конечным пунктом, который определяет стоимостной характер всего знания. Приведем пример: поступает информация о современном мире, человек перерабатывает эту информацию на основе имеющегося у него опыта, ценностно-смысловых установок, посредством выбранной им технологии, которая на его же взгляд является наиболее удачной. Далее он порождает новое знание. Последняя функция ориентирована на проектирование будущих действий, а это видение очень влияет на построение действий в настоящем. Если все эти этапы пройдены, то мы получаем новый знаниевый продукт. Представим схематически основные компоненты финансово-экономического знания (рисунок 4).

20200501_155309

Рисунок 4. Основные компоненты финансово-экономического знания [5]

Где, И – информация.

О – опыт, социально-психологические, ценностно-смысловые установки индивида.

И’ – информация, преломленная, видоизмененная предыдущим звеном. Преобразованная информация, вновь полученная

П – прогноз – адаптированное знание к современным реалиям, с ориентацией его на развитие, на будущее. Это конечный этап и есть финансово-экономический знаниевый информационный продукт.

Что касается финансово-экономического знания, то в этой схеме самым главным пунктом будет второй блок, это буква О, потому что современная экономика сегодня – это экономика субъективная. Ее часто называют «экономикой опыта», «экономикой историй»¸ «поведенческой экономикой», когда во главу угла ставится продукт, напрямую связанный с эмоциями, его еще называют эмоциональный продукт. Кроме того, в экономике принято выделять два вида рынка. Это традиционный и эмоциональный рынки. Чтобы функционировать на первом индивиду необходимо традиционные финансово-экономические знания. Но, чтобы опережать тенденции, как залог успешного функционирования на рынке, необходимы знания не только экономических законов, но и знания смежных наук, таких как психологии, философии, истории и т.д. В этом случае мы имеем дело с эмоциональными рынками, в основе которых будет лежать реализация товара – эмоции. Разделять эти два аспекта возможно только в интерактивном режиме обучения, так как современный материал не успевает формироваться в четкие системные структуры, которые можно было бы изучать в привычном активном режиме. Такой подход к финансово-экономическому знанию позволяет формировать в субъекте образования стратегическое мышление, умение чувствовать, анализировать, описывать действительность для активного взаимодействия с ней.

Основные параметры схемы современного финансово-экономического знания очень близки к общеизвестной схеме круговорота денег в природе: Д – Т – Д’ – известная формула прибавочной стоимости, где Д’ являются как раз прибавочной стоимостью. По такому же сценарию функционирует и современное финансово-экономическое знание.

Следовательно, особенности современного финансово-экономическое знания как социокультурного явления имеют сейчас огромное влияние не только на развитие образовательного процесса, но и на ход мышления человека. Как уже отмечалось выше, стал возможен переход от линейного мышления к нелинейному. Мышление становиться не текстовым, а табличным. Информация, поступаемая таким образом, откладывается уже не только в теоретическом аспекте, но и в аспекте практического ее применения. Это происходит уже не после длительной проработки и тренировок, а уже буквально после усвоения и нескольких практико-ориентированных интерактивных занятий.

Финансово-экономические знания, как нами было отмечено выше, имеют значительное тяготения к гуманитарному профилю наук, в связи с возникновением новых типов экономики таких как: «поведенческая экономика», «экономика мечты», «экономика опыта», «эмоциональная экономика» и т.д.

«Финансовая грамотность» это базовое, фундаментальное, стержневое понятия личности в современных условиях. Оно включает в себя несколько взаимосвязанных компонентов:

1) первый компонент – это готовность успешно взаимодействовать в супер изменчивых рискованных реалиях;

2) второй – настроенность решать различные нестандартные, жизненно важные финансовые задачи, уметь строить коммуникативные взаимоотношения в различной стратовой социальной среде;

3) третий – обладать способностью рефлексировать собственные возможности и грамотно их встраивать в сложнейшие экономические реалии.

Таким образом, для реализации гипотезы мы исследовали компетентностную составляющую включает в себя множество знаний, умений и навыков трансдисциплинарного порядка, таких как собственно финансово-экономические, коммуникативные, психологические, социальные; финансовая грамотность это такой уровень готовности и настроенности субъекта, который дает ему возможность взаимодействовать с внешней средой, максимально быстро адаптироваться и функционировать в ней и получать, при этом, различного рода удовольствия. Именно этот аспект позволяет нам говорить о взаимозависимости двух, на первый взгляд, не связанных понятий, именно поэтому задача финансовой грамотности заключается в умении состыковывать множество значимых аспектов. Зачастую учебно-методическая литература в избытке дает общеэкономические понятия, без иллюстративных, значимых региональных экономических показателей, гуманитарный, эмоционально-коммуникативный блок практически отсутствует, но при этом тенденция экономической науки сегодня очевидны в силу ее поведенческой направленности. Грамотно обосновать экономическую составляющую, привязать ее, непосредственно, к региональным особенностям позволит, вне сомнения, активизировать финансовую мобильность субъектов, снять эмоциональное напряжение и повернуть вектор восприятия жизни в сторону благополучия. «Если среда обитания благоприятна, то она способствует саморазвитию человека [20]». Именно поэтому, финансовую грамотность в настоящее время можно рассматривать как синоним благополучия. Само «благополучие» как понятие, которое как никакое другое, склонно дополняться, видоизменяться, обогащаться.

Заключение

Меняется политическая, экономическая, культурная, социальная, коммуникативные обстановка в социуме в результате огромного количества сопутствующих тому причин. В связи с этим меняется и лайфстайл, построенный на определённых эмоциях, которые переросли в более устойчивое понятие психологии – чувства, те, в свою очередь, в установки, а установки сформировали мотивацию, которая является частью поведенческой экономики. Поэтому финансовая грамотность не может базироваться исключительно на финансово-экономическом анализе реальности общего абстрактного типа. Финансовая грамотность сегодня требует совершенно иного комплексного трансдисциплинарного подхода для обоснования прежних, хорошо известных, дефиниций.

Настоящее исследование является попыткой предать количественным показателям, используемым в оценке благополучия, качественный аспект, и, присваивая тем или иным экономическим явлениям определенные, именно качественные, параметры ценностных предпочтений субъектов трансакции их рационального или не рационального поведения, спрогнозировать их финансово-экономический маршрут. Мы надеемся, что трансдисциплинарные подходы помогут существенно объяснить быстро меняющийся вектор благополучия, как с точки зрения экономического, так и гуманитарного знания.

Согласно цели, заявленной в настоящем исследовании, детально проработана модель целеполагания субъекта современного рынка, в котором огромное значение имеет алгоритм достижения действия, подробно исследованы последовательности приведения мотивирующих компонентов субъектов в действие. Перечисленные аспекты должны опираться на трансдисциплинарный подход к интегративным понятиям благосостояния и благополучия.

[1] Составлено авторами

[2] Составлено авторами

[3] Составлено авторами

[4] Сформулировано авторами

[5] Составлено авторами


Источники:

1. Кислицина О.А. Измерение качества жизни / благополучия: международный опыт. - М.: Институт экономики РАН, 2016. – 62 c.
2. Sen A Well-being, agency and freedom: the Dewey lectures 1984 // The Journal of Philosophy. – 1985. – № 82(4). – p. 169-221.
3. Лисовская А.Ю., Кошелева С.В., Соколов Д.Н., Денисов А.Ф. Основные подходы к пониманию благополучия сотрудника // Организационная психология. – 2021. – № 1. – c. 93-112.
4. Орлова Д.Г. Психологическое и субъективное благополучие: определение, структура, исследования (обзор современных источников) // Вестник Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Серия № 1. Психологические и педагогические науки. – 2015. – № 1. – c. 28-36.
5. Bradburn N. The Structure of Psychological well-being. - Chicago: Aldine Pub. Co., 1969. – 320 p.
6. Ryff C.D. Happiness is everything, or is it? Explorations on the meaning of psychological wellbeing // Journal of Personality and Social Psychology. – 1989. – p. 1069-1081.
7. Ryan R.M., Deci E.L. On happiness and human potentials: A review of research on hedonic and eudaimonic well-being // Annual Review of Psychology. – 2001. – № 1. – p. 141-166. – doi: 10.1146/annurev.psych.52.1.141.
8. Санфирова О.В., Нестерова О.А. Благосостояние и благополучие: трансдисциплинарный подход // Вестники благополучия: экономика и социум. – 2020. – № 2(37). – c. 26-35. – doi: 10.18799/26584956/2020/2(37)/1013 .
9. Павлова И.А., Гуменников И.В., Монастырный Е.А., Шарма Д. Что стоит за интегральными индексами благополучия? // Вестник науки Сибири. – 2018. – № 4(31). – c. 230-254.
10. Нестерова О.А., Пожарницкая О.В. Оценка благосостояния с позиции устойчивого человеческого развития: возможности международных индексов // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – № 3. – c. 335-348. – doi: 10.18334/vinec.8.3.39338 .
11. Stiglitz J., Sen A., Fitoussi J. Report by the Commission on the Measuremen t of Economic Performance and Social Progres. Researchgate.net. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/258260767_Report_of_the_Commission_on_the_Measurement_of_Economic_Performance_and_Social_Progress_CMEPSP (дата обращения: 10.09.2021).
12. Филатова А.Ф. Здоровье и благополучие: уровни, «элементы», критерии, диагностика // Вестник Омского университета. Серия: Психология. – 2017. – № 2. – c. 42-48.
13. Епихина Ю.Б., Черныш М.Ф., Сушко П.Е., Шилова В.А., Лысухо А.С. Информационно-аналитический бюллетень (ИНАБ): Субъективное и объективное благополучие в современном российском обществе: результаты эмпирического исследования. Isras.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.isras.ru/index.php?page_id=1198&id=9089 (дата обращения: 08.08.2021).
14. Лысухо А.С. Обзор российских исследований по теме «социальное благополучие»: основные исследования и результаты // Информационно-аналитический бюллетень Института социологии ФНИСЦ РАН. – 2020. – № 1. – c. 7-17. – doi: 10.19181/INAB.2020.1.1 .
15. Григорова Ю.Б. Зависимость эмоционального благополучия от жизнестойкости личности // Ярославский педагогический вестник. – 2019. – № 3(108). – c. 111-118. – doi: 10.24411/1813-145X-2019-10423.
16. How’s Life? 2013: Measuring Well-being. OECD Publishing. [Электронный ресурс]. URL: http://dx.doi.org/10.1787/9789264201392-en (дата обращения: 11.08.2021).
17. Перов Е.В. Субъективное экономическое благополучие населения России // Социум и власть. – 2015. – № 2(52). – c. 36-43.
18. Дорошенко Е.В. Уровень благополучия: взаимосвязь дохода и личностных характеристик человека // Управленец. – 2019. – № 1. – c. 62-71. – doi: 10.29141/2218-5003-2019-10-1-6 .
19. Латур Б. Пересборка социального: введение в акторно-сетевую теорию. / Пер. с англ. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. – 384 c.
20. Агапов Е.П. Феномен человеческого благополучия // Медико-социальные и психологические аспекты безопасности промышленных агломераций: материалы Международной научно-практической конференции. Екатеринбург, 2016. – c. 216-223.

Страница обновлена: 30.12.2021 в 00:52:17