Оценка тенденций мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования

Лев М.Ю.1
1 Институт экономики Российской Академии Наук, действительный член Российской Академии Естественных Наук

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 1 (Январь 2024)

Цитировать:
Лев М.Ю. Оценка тенденций мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 1. – С. 27-48. – doi: 10.18334/ecsec.7.1.120347.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=60003702

Аннотация:
В статье рассматривается мониторинг отдельных социально-экономических показателей в контексте документов стратегического планирования. Исследуется правовая природа стратегического планирования, определяемая необходимостью совершенствования направлений обеспечения экономической безопасности в современных условиях. Экономическая безопасность рассматривается как часть национальной безопасности, которая определяется комплексной системой управления на основе реализации Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года. Мониторинг процессов экономической безопасности, как составляющий элемент обеспечения национальной безопасности определяет направления экономического и финансового благополучия и защиты личности, а также выявляет и актуализирует пороговые и целевые значения, при которых негативные тенденции усиливают вызовы и угрозы национальной безопасности. Для успешного функционирования системы экономического мониторинга в Российской Федерации необходимо совершенствование нормативных документов стратегического планирования, которые должны формироваться с учетом национальных интересов, в частности, быть направленными на экономический рост страны. Предлагается создать институты, способные оперативно контролировать всю систему безопасности, идентифицировать основные факторы, негативно влияющие на эту систему, а также разрабатывать современные методы повышения эффективности. Такие институты должны базироваться на законах и осуществляться на законных основаниях с учетом затрат на их реализацию, предусмотренных бюджетом. Результаты исследования могут быть востребованы органами законодательной и исполнительной власти при формировании ценовой политики в новой экономической модели на современном этапе

Ключевые слова: мониторинг ценовых показателей, экономическая безопасность, национальная безопасность, показатели-индикаторы социально-экономической безопасности, стратегическое планирование

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания «Изменение институциональных основ экономической безопасности Российской Федерации в новых условиях»

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. Оценка тенденций мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности состоит как минимумом из шести элементов для любого уровня стратегического планирования:

– набор показателей – индикаторов социально экономической безопасности;

– оценка объекта исследования (финансово-экономических показателей страны, субъектов РФ и муниципальных образований;

– прогноза изменений условий социально-экономического развития, финансово-бюджетных показателей страны, субъектов РФ и муниципальных образований;

– разработка стратегического плана действий с вариантами реагирования на различные прогнозируемые ситуации;

– контроль за выполнением прогнозных значений социально-экономического развития, финансово-бюджетных показателей страны, субъектов РФ и муниципальных образований;

– информирование Правительства РФ, руководства субъектов РФ и муниципальных образований о целевых и критических значениях показателей – индикаторов социально экономической безопасности и подготовка докладов по ситуации, аналитической и оперативной информации по критическим, пороговым значениям индикаторов.

Наиболее важная часть при разработке стратегии – формирование системы мониторинга с целью выявления наиболее динамичных и опасных критических зон, вероятных угроз экономической безопасности страны, регионов, субъектов предпринимательской деятельности [26]. Между тем, главными задачами социально-экономического развития России в ее новых границах на ближайшие три года должны стать разработка и реализация финансовых, бюджетных, ценовых, логистических и других соответствующих экономических инструментов, способных обеспечить минимизацию влияния санкционных угроз на развитие отечественной экономики и социальных структур поддержки населения на федеральном и субфедеральном уровнях [27; 32].

С целью единой трактовки определения мониторинга в контексте экономической безопасности введем следующее понятие. Мониторинг – это наблюдение по выбранным и (или) установленным показателям – индикаторам экономической безопасности их взаимодействие между собой и установление своеобразной системы прямых и обратных связей, который применяется для обоснования управленческих решений по обеспечению экономической безопасности [21, с. 363]. Мониторинг показателей экономической безопасности позволяет дать оценку сложившейся экономической ситуации, и спрогнозировать развитие негативных событий, угроз и вызовов для их предотвращения.

Среди многочисленных показателей мониторинга экономической безопасности в настоящем исследовании обратимся к ценовым и сопряженным показателям, взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом. Цены являются ведущим показателем среди многочисленных экономических показателей – индикаторов экономической безопасности. Основным официальным поставщиком информации по надзору за ценами являются статистические органы, которые собирают и публикуют информацию по 40 показателям экономической безопасности, 16 из которых связаны с ценами и тарифами. Кроме того, информацию по ценам формируют государственные таможенные, налоговые, сельскохозяйственные, и др. службы, а также и некоммерческие и коммерческие организации, отслеживая цены на продовольственные и непродовольственные товары и услуги в предприятиях оптовой, розничной торговли, бытовой и коммунальной сферы.

Другим источником информации для мониторинга цен являются прогнозно-экономические и финансово-бюджетные показатели доходов, расходов и потребления населения, которые используются для расчета индекса потребительских цен и инфляции [20, с. 596; 22]. Мониторинг цен служит основой для измерения стоимости жизни, расчета минимальной заработной платы и пенсий, расчета льгот, получаемых малообеспеченными семьями и других льготных категорий граждан.

Цель исследования – изучить и оценить тенденции мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования.

Задачи исследования:

– актуализировать нормативно-теоретические аспекты мониторинга показателей экономической безопасности;

– проанализировать отдельные показатели мониторинга.

Объект исследования: мониторинг состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования.

Предмет исследования: организационно-управленческие отношения, возникающие в процессе мониторинга состояния национальной, социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования.

Теоретической основой исследования послужили работы:

– Павлова В.И., раскрывающего сущность проблем и противоречий реализации «Стратегии экономической безопасности РФ на период до 2030 года» [33; 34];

– Бухвальда Е.М., исследующего правовые и институциональные проблемы интеграции требований экономической безопасности в систему стратегического планирования [10; 11];

– Караваевой И.В., изучающей теоретические и практические проблемы социально-экономической безопасности [14; 15; 17].

Практическая значимость работы содержится в применении результатов исследования органами законодательной и исполнительной власти при формировании ценовой политики.

Нормативно-теоретическое обоснование мониторинга показателей экономической безопасности. В соответствии с ч. 3 ст. 1 Федерального закона «О стратегическом планировании» (далее Закон) [3] в части обеспечения национальной безопасности РФ, а также мониторинга и контроля реализации документов применяется положения настоящего закона. В целях исполнения закона используются понятия, которые включают:

– стратегическое планирование – это деятельность участников по прогнозированию, планированию и программированию социально-экономического развития РФ и отраслей экономики, направленная на решение задач устойчивого социально-экономического развития РФ для обеспечения национальной безопасности РФ;

– мониторинг и контроль реализации документов стратегического планирования – это деятельность участников стратегического планирования, по комплексной оценке, хода и итогов реализации документов стратегического планирования в сфере социально-экономического развития РФ и обеспечения национальной безопасности РФ.

В соответствии со ст. 11 Закона к документам стратегического планирования в том числе относятся:

– прогноз социально-экономического развития РФ на долгосрочный период;

– бюджетный прогноз РФ на долгосрочный период;

– государственные программы РФ.

В целях информационного обеспечения стратегического планирования в соответствии с ст. 13 Закона, создается федеральная информационная система стратегического планирования, обеспечивающая формирование и обработку данных на основе распределенной информации, содержащейся в федеральных, региональных и муниципальных информационных ресурсах и системах, данных официальной государственной статистики, сведений, необходимых для обеспечения поддержки принятия управленческих решений в сфере государственного управления, которая используется, в том числе в целях:

– мониторинга и контроля реализации документов стратегического планирования;

– мониторинга и контроля показателей социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности РФ;

– мониторинга эффективности деятельности участников стратегического планирования.

Кроме того, в соответствии с 40 ст. Закона, к основным задачами контроля за выполнением документов стратегического планирования относятся:

– сбор, систематизация и обобщение информации о социально-экономическом развитии РФ, субъектов РФ и муниципальных образований и об обеспечении национальной безопасности РФ;

– оценка степени достижения запланированных целей социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности РФ;

– оценка влияния внутренних и внешних условий на плановый и фактический уровни достижения целей социально-экономического развития;

– оценка уровня социально-экономического развития РФ, субъектов РФ и муниципальных образований и состояния национальной безопасности РФ, проведение анализа, выявление возможных рисков и угроз и своевременное принятие мер по их предотвращению;

– разработка предложений по повышению эффективности функционирования системы стратегического планирования.

Согласно Закону, утверждена «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года (далее – Стратегия) [1]. В соответствии с п. 2 абзацем б) Стратегии, Правительству РФ поручено обеспечить мониторинг и оценку состояния экономической безопасности РФ. Исходя из общих положений Стратегии, мониторинг направлен «на обеспечение противодействия вызовам и угрозам экономической безопасности, предотвращение кризисных явлений в ресурсно-сырьевой, производственной, научно-технологической и финансовой сферах, а также на недопущение снижения качества жизни населения» и является основой для формирования и реализации государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности на федеральном, региональном, муниципальном и отраслевом уровнях. Предполагалась, что реализация Стратегии будет осуществляться в два этапа: на первом этапе (до 2019 г.) – разработка и реализация мер организационного, нормативно-правового и методического характера в целях обеспечения экономической безопасности, совершенствования механизмов мониторинга и оценки ее состояния; на втором этапе (до 2030 г.) – выполнение мер по нейтрализации вызовов и угроз экономической безопасности.

В Стратегии экономической безопасности целями государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности являются:

– укрепление экономического суверенитета;

– повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних вызовов и угроз;

– обеспечение экономического роста;

– поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне и повышение ее конкурентоспособности;

– поддержание потенциала отечественного оборонно-промышленного комплекса на уровне, необходимом для решения задач военно-экономического обеспечения обороны страны;

– повышение уровня и улучшение качества жизни населения.

Из текста документа понятно, что благосостояние населения, базирующееся на увеличении доходов, росте заработной платы, улучшение качества здравоохранения, доступности образования ввиду ранжирования цели – повышение уровня и улучшение качества жизни населения, которое не находится на лидирующих позициях, можно увидеть отношение к этой цели, замыкая перечисленный ряд из шести пунктов.

Из анализа показателей Стратегии очевидно, что большая их часть направлена на внешние угрозы, а не на внутреннее развитие страны. Главные угрозы лежат в области глобального изменения климата, мировой политики, глобальной конкуренции, глобальных финансов, в области усиления колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков, слабой вовлеченности российского несырьевого сектора в мировые «цепочки» создания добавленной стоимости, обеспечения информационной безопасности России, использования странами мира военных и экономических методов влияния и т.п., а внутренним проблемам страны уделено значительно меньше внимания.

Согласно Стратегии, основными направлениями государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности являются:

– развитие системы государственного управления, прогнозирования и стратегического планирования в сфере экономики;

– обеспечение устойчивого роста реального сектора экономики;

– создание экономических условий для разработки и внедрения современных технологий, стимулирования инновационного развития;

– устойчивое развитие национальной финансовой системы;

– сбалансированное пространственное и региональное развитие РФ, укрепление единства ее экономического пространства;

– повышение эффективности внешнеэкономического сотрудничества и реализация конкурентных преимуществ экспортно-ориентированных секторов экономики; обеспечение безопасности экономической деятельности.

И также, как и в целях, развитие человеческого потенциала замыкает основные направления государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности.

Что касается человеческого потенциала, то Стратегия (п. 23) предлагает следующие направления его развития: совершенствование системы общего и профессионального образования на основе современных научных и технологических достижений; развитие системы непрерывного образования, в том числе с использованием механизмов государственно-частного партнерства; развитие национальной системы квалификаций, совершенствование квалификационных требований к работникам, информирование граждан о востребованных и новых профессиях; профессиональная ориентация граждан; снижение уровня бедности и имущественного неравенства населения; содействие эффективной занятости населения и мобильности трудовых ресурсов; совершенствование механизмов обеспечения экологической безопасности и сохранения благоприятной окружающей среды.

«Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» подкреплена 40 показателями состояния экономической безопасности, которые изложены в п. 27. Доля показателей, ориентированных на анализ непосредственно качества жизни народонаселения России составляет в Стратегии не более 20%. Среди них можно выделить: уровень инфляции, коэффициент напряженности на рынке труда, долю населения трудоспособного возраста в общей численности населения, долю граждан с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, децильный коэффициент (соотношение доходов 10% наиболее обеспеченного населения и 10% наименее обеспеченного населения), долю работников с заработной платой ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения, уровень преступности в сфере экономики. К тому же, в Стратегии экономической безопасности отсутствуют многие показатели, которые относятся к индикаторам экономической безопасности, в том числе индекс человеческого развития, и его составляющие (по странам мира и по субъектам РФ) [28, с. 23].

Следует отметить, что в качестве основного недостатка, «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» имеет слабую взаимосвязь ее частей, когда есть вызов и угроза, но нет задач ее нейтрализации или есть задача, но нет ни одного целевого параметра, мониторинг которого мог бы охарактеризовать состояние исполнения этой задачи, называя угрозы. Стратегия не анализирует их причины, поэтому это скорее тактика, а не стратегия, направленная на решение проблем, а не на преодоление их причин. В IV разделе Стратегии «Оценка состояния экономической безопасности» присутствует перечень основных показателей экономической безопасности, но без отображения данных показателей по степени угроз на целевые и критические, что существенно снижает не только ответственность по контролю и принятию управленческих решений, но и смысл мониторинга [16]. Получается, что мониторинг осуществляется ради мониторинга, при том, что Стратегия подразумевает последующую проработку и уточнение (расширение и т.д.) системы показателей. Вместе с тем, до настоящего времени не известно не одного прецедента, по которому при пресечении критических значений индикаторов – показателей, существенно ухудшающих экономическую безопасность государства, были бы приняты, хотя бы административные меры взыскания [19]. То есть, имеются индикаторы – показатели экономической безопасности, проводится мониторинг по этим показателям различными уполномоченными органами, которые размещаются на сайте Росстата: Росстат, Банк России, Минфин, Роструд, Казначейство России, Минпромторг России, Минэкономразвития России, ФТС России, Роснедра, МВД России [31], но ответственных, во-первых, за точность предоставленных данных, и во-вторых, за контроль при невыполнении и ответственность по превышении допустимых угроз отсутствует [25].

В развитии Стратегии экономической безопасности РФ Минэкономразвития России разработал Положение об организации мониторинга и оценке состояния экономической безопасности, в котором, в том числе предусматривается проведение анализа информации, отражающей состояние экономической безопасности и эффективность реализуемых мер по ее укреплению [6]. Поставленные Минэкономразвития России цели по мониторингу состояния экономической безопасности отражают практические направления в определении фактически достигнутых значений показателей, анализе их динамики в течение текущего календарного года, включая сопоставление фактически достигнутых, прогнозных и предельно допустимых значений показателей, в выявлении краткосрочных тенденций, угроз и рисков, в информировании Правительства РФ и Президента РФ о рекомендуемых мерах по их преодолению. В целях создания единого методического подхода разработаны паспорта показателей экономической безопасности. Между тем не докладов, не аналитических материалов по мониторингу и состоянию экономической безопасности в публичном доступе не имеется.

Не оспаривая значимости глобальных, макроэкономических, пространственных и отраслевых факторов, вызовов и угроз обеспечения экономической безопасности России, стоит отметить, что Стратегия экономической безопасности РФ рассчитана именно на период до 2030 года. То есть, имеет среднесрочный характер, и многие глобальные экономические и другие вызовы и угрозы, отмеченные в Стратегии, плохо поддаются управлению на национальном уровне. К тому же, исходя из самой логики обеспечения национальной экономической безопасности, Стратегия должна предлагать меры, прежде всего, направленные на усиление «независимости» страны от глобальной экономической системы. А самое главное, как не один раз отмечали и международные, и отечественные исследования: расширение возможностей человеческого развития, его реализации в росте человеческого капитала, повышение качества народонаселения, качества и уровня жизни населения страны – залог социально-экономического развития страны, и в частности обеспечения ее национальной экономической безопасности [25].

В развитии Закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации», Указом Президента РФ утверждена Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (далее Стратегия национальной безопасности) [2]. В соответствии со ст. 1 п. 2 Стратегии национальной безопасности, она является базовым документом стратегического планирования, определяющим национальные интересы и стратегические национальные приоритеты РФ, цели и задачи государственной политики в области обеспечения национальной безопасности и устойчивого развития РФ на долгосрочную перспективу. То есть было по сути признано, что Стратегия экономической безопасности является документом среднесрочного планирования, для чего из названия Стратегии национальной безопасности был убран вообще какой-либо временной интервал, и чтобы не было никаких сомнений прописать, что настоящий документ имеет долгосрочную перспективу.

В соответствии с п. 14 в Стратегии национальной безопасности констатируется, что для перехода РФ на новый уровень экономического развития и повышения качества жизни граждан принимаются комплексные меры, направленные на преодоление негативных демографических тенденций и решение системных проблем в области здравоохранения, на снижение уровня бедности и расслоения общества по уровню доходов, на улучшение состояния окружающей среды. Развитие научного потенциала, повышение качества и доступности образования ускорят структурную перестройку российской экономики. С учетом долгосрочных тенденций развития ситуации в РФ и в мире ее национальными интересами на современном этапе согласно п. 25 Стратегии национальной безопасности уже в первом абзаце предусмотрено «сбережение народа России, развитие человеческого потенциала, повышение качества жизни и благосостояния граждан» [2]. Таким образом, в Стратегии национальной безопасности, которая стала базовым документом, благосостояние граждан поставили на первое место, что одновременно с п. 26 первым абзацем прописано, что обеспечение и защита национальных интересов РФ осуществляются за счет концентрации усилий и ресурсов органов публичной власти, организаций и институтов гражданского общества на реализацию стратегических национальных приоритетов, а именно сбережение народа России и развитие человеческого потенциала. В соответствии с п. 30, 32 Стратегии национальной безопасности особое внимание уделяется [2]:

– поддержке семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан;

– воспитанию детей, интеллектуальному и физическому развитию;

– формированию условий для достойной жизни старшего поколения;

– повышение рождаемости становится обязательным условием для увеличения численности населения России;

– улучшение жилищных условий граждан, повышение доступности и качества жилья, развитие жилищно-коммунальной инфраструктуры;

– обеспечение экономической безопасности РФ путем сохранения макроэкономической устойчивости, поддержание инфляции на стабильно низком уровне, обеспечение устойчивости рубля и сбалансированности бюджетной системы;

– повышение платежеспособного внутреннего спроса на товары и услуги, обеспечение сбалансированности роста кредитования физических лиц, ограничение рисков, связанных с повышенной долговой нагрузкой на них.

Анализ отдельных показателей мониторинга. Итак, цели и задачи были поставлены и согласованы с социально-экономическими приоритетами по обеспечению экономической безопасности населения. Инструментами социально-экономической безопасности в контексте стратегического планирования являются: фискальные рычаги, кредитно-денежные инструменты, установление предельных уровней цен, введение ограничений и запретов на определенные виды деятельности, индикативное планирование, прямое директивное планирование, введение экспортно-импортных тарифов, таможенных пошлин» [21, с. 140]. «Разработка системы индикаторов экономической безопасности позволяет оценить многие показатели уровня жизни, безработицы, наличие и темп инфляции» [23]. Между тем важны не сами индикаторы, а динамика их изменения. На практике можно использовать трехуровневую систему показателей:

– первый уровень показателей имеет важное значение для экономики страны в долгосрочной перспективе, и в качестве пороговых значений в российской экономике они не используются;

– второй уровень – значения показателей, при которых экономика страны может находиться в условиях спада, и ухудшение реальных показателей от значений показателей второго уровня может привести к дальнейшему развитию кризиса;

– третий уровень – достижение этих показателей может привести экономическую систему к серьезному структурному кризису.

Рассмотрим, как проходит их реализация, для чего обратимся к мониторингу отдельных показателей по индикаторам экономической безопасности. К числу наиболее значимых показателей, индикаторов социально-экономической безопасности относятся цены на продовольственные и непродовольственные товары, услуги и инфляция, которые измеряются уровнем потребительских цен. Кроме того, именно эти показатели, их динамика роста и снижения вызывают наибольшее беспокойство у значительной части населения во всех социальных опросах. Так, высокий уровень цен, сказывается на ограничение приобретаемых товаров повседневного спроса и особенно при ограниченном уровне доходов, нарушая баланс социальной стабильности, приводя к усилению социального неравенства между разными децильными группами [24]. Вместе с тем, любое манипулирование с этими показателями, помимо искажения реального положения проистекающих экономических событий, влияет на уровень принимаемых управленческих решений.

Приведенные показатели динамики потребительских цен за период с 2020 по 2023 годы показывают, как отражаются в различные периоды ввода информации по ценам и инфляции за небольшой промежуток, а именно в течение полугода 2023 года службой Росстата и Банком России (табл. 1).

Таблица 1. Динамика потребительских цен за период 2020-2023 гг.,

(к предыдущему периоду), %


2021
2022
2023
1 кв.
2 кв.
3 кв.
4 кв.
1 кв.
2 кв.
3 кв.
4 кв.
1 кв.
2 кв.
3 кв.
Все товары и услуги
6,4/
5,5/
5,79
8,7/
6,02/
6,5
8,3/
6,85/
7,4
10,18/
8,3/
8,39
42,6/
11,54/
16,69
5,9/
16,94/
15,9
-0,1/
14,36/
13,68
-/
12,18/
11,94
-/
8,62/
3,51
-/
2,69/
3,25
-/
5,15/
6,0
Продовольств.
товары
6,9/
7,44/
7,58
10,7/
7,28/
7,9
11,1/
8,11/
9,21
13,7/
10,77/
10,62
37,8/
13,54/
17,99
10,6/
19,5/
17,98
-3,4/
15,57/
14,2
-/
11,15/
10,29
-/
7,23/
7,57
-/
- 0,25/
0,18
-/
3,55/
4,87
Непродовольст.
товары
7,6/
5,57/
5,92
9,2/
6,63/
7,04
9,3/
7,86/
8,06
8,4/
8,36/
10,24
62,2/
12,7/
20,34
0,6/
19,1/
17,92
-1,3/
15,65/
14,94
-/
13,39/
12,7
-/
7,55/
0,12
-/
0,3/
0,99
-/
3,55/
4,56
Услуги
4,6/
2,99/
3,2
5,3/
3,51/
3,95
3,2/
3,94/
4,22
7,0/
4,83/
4,98
25,3/
7,15/
9,94
6,6/
10,35/
10,17
6,5/
10,74/
11,01
-/
11,89/
13,19
-/
12,03/
9,73
-/
10,47/
10,96
-/
9,47/
9,66
Среднегодовая
инфляция
-/
7,2/
4,15
-/
9,0/
4,88
-/
8,8/
5,71
-/
10,7/
6,69
-/
51,1/
8,14
-/
10,9/
10,82
-/
1,5/
12,72
-/
-/ 13,75
-/
0,4/
13,0
-/
1,1/
9,39
-/
3,0/
7,12
Медиана
-/
4,5/
4,61
-/ 6,6/
5,18
-/
6,9/
5,96
-/
8,2/
7,43
-/
26,6/
13,02
-/
9,3/
13,57
-/
2,3/
11,66
-/
-/
10,85
-/
1,9/
4,96
-/
2,0/
2,92
-/
2,8/
4,66
Инфляция по Прогнозу*/
факт **
-
-
-
5,8/
8,39 (год)
-
-
-
4,6/
11,94
(год)
-
-
4,0
Индикатор по инфляции,
пороговое значение***
-
-
-
6,0
(год)
-
-
-
6,0
(год)
-
-
6,0
(год)

Примечание:

– через / представлены числовые данные опубликованные Росстатом по состоянию на 23.05.2023 года и через / по состоянию на 29.10.2023 года и через / по данным Банком России по состоянию на 20.05.2023;

– медиана – значение выборки, которое делит ее на две равные части: с более высоким и более низким темпами прироста цен. Рассчитана по распределению приростов цен с учетом их весов в потребительской корзине для расчета ИПЦ;

– * источник: [4; 5; 13];

– ** источник: [12];

– *** источник: [35].

Источник: составлено автором по исследованным материалам [7; 8; 29; 30].

Как видно из таблицы 1 наиболее значимое манипулирование с числовыми показателями произошли в I квартале 2022 года, то есть после начала СВО. Так по данным статистической службы, опубликованные и размещенные на официальном сайте по состоянию на май месяц 2023 года составили на:

– все товары и услуги (то есть инфляция) – 42,6%;

– продовольственные товары – 37,8%;

– непродовольственные товары – 62,2%;

– услуги – 25,3%.

После очевидных последствий статистического шока, публикуемых показателей ценовых тенденций, их пришлось срочно заменить на более «правильные», для чего все показатели были уменьшены не в процентах, а в несколько раз. Так, через полгода, по данным той же службы, произошло статистическое снижение цен на основные группы товаров и услуг, которое должно приблизиться к целевым и прогнозным значениям, а именно на:

– все товары и услуги – 11,54% или в 3,69 раз;

– продовольственные товары – 13,54% или в 2,79 раз;

– непродовольственные товары – 12,7% или в 4,9 раз;

– услуги – 7,15% или в 3,54 раза.

Интересно, что конкурирующая организация в предоставлении ценовых мониторинговых показателей, осуществляющая денежно-кредитную политику и «головой» отвечающую за уровень инфляции почти подтвердила показатели по незначительному росту цен по событиям прошлого 2022 года. Хотя не так, по хронологии событий, представленных в примечании к таблице 18 видно, что в начале Банк России разместил уровень цен по группам товаров и услуг, а потом уже Росстат снизил уровень цен, но превосходя конкурента в снижении цен. Так, по данным Банка России динамика цен в I квартале 2022 года в сравнении с «обновленными», октябрьскими данными Росстата 2023 года отличалась на:

– все товары и услуги – 16,69% или на 44,6%;

– продовольственные товары – 17,99% или на 32,9%;

– непродовольственные товары – 20,34% или на 60,0%;

– услуги – 9,94% или на 39,0%.

В мае и октябре 2023 года манипулирование динамикой цен по результатам II квартала 2022 года со стороны службы Росстата продолжалось не менее сильно, чем по итогам II квартала 2022 года, а именно рост произошел на:

– все товары и услуги – 16,94% против 5,9% или в 2,87 раза;

– продовольственные товары – 19,5% против 10,6% или в 1,84 раза;

– непродовольственные товары – 19,1% против 0,6% или в 31,8 раза;

– услуги – 10,35% против 6,6% или в 1,57 раза.

Возможно драйвером снижения динамики ценовых трендов оказался Банк России, который в мае 2023 года опубликовал данные, очень схожие с данными, опубликованными Росстатом в октябре, но немного подросшими у Росстата в сравнении с Банком России, а именно на:

– все товары и услуги – 15,9% Банк России против 16, 94% Росстата или на 6,5%;

– продовольственные товары – 17,98% Банк России против 19,5% Росстата или на 8,45%;

– непродовольственные товары – 17,92% Банк России против 19,1% Росстата или на 6,58%;

– услуги – 10,17% Банк России против 10,35% Росстата или на 1,77%.

Оценка показателей по динамике потребительских цен, представленных в таблице 18 в последующих III-IV кварталах 2022 года, безусловно отличаются от первоначально, размещенной и опубликованной информации на сайте Росстата в сравнении с более поздней информацией и статистическими данными Банка России, но уже не столь значительно, как это было в I-II кварталах 2022 года, и только по III кварталу, поскольку данные по IV кварталу Росстата отсутствуют. Тем не менее, по III кварталу, рост инфляции и цен по первоначальным майским и последующем октябрьским данным Росстата составил на:

– все товары и услуги – (-0,1%) против 14,36% или в 14,36 раз;

– продовольственные товары – (-3,4%) против 15,57% или в 18,97 раз;

– непродовольственные товары – (-1,3%) против 15,65% или в 12,04 раза;

– услуги – 6,5% против 10,74% или в 1,65 раз.

Оценка показателей по динамике потребительских цен по кварталам 2023 года также отличается между данными Росстата и Банком России, но отличие составляет не более чем в процентах, а именно на:

– все товары и услуги – 15,9% Банк России против 16,94% Росстата или на 6,5%;

– продовольственные товары – 17,98% Банк России против 19,5% Росстата или на 8,45%;

– непродовольственные товары – 17,92% Банк России против 19,1% Росстата или на 6,58%;

– услуги – 10,17% Банк России против 10,35% Росстата или на 1,77%.

Следует отметить, что на протяжение всех поквартальных периодов 2021 года разница в уровне потребительских цен, предоставляемых в разное время Росстатом и Банком России, была не столь значительной и не отличалась между собой в разы, как это происходило в 2022-2023 годы.

В отличие от таблицы 1, в которой представлена поквартальная динамика инфляционного показателя, на рисунке 1 отражена помесячная динамика за аналогичный период 2020-2023 годов.

Рисунок 1. Динамика инфляции за период 2020-2023 годы, %

Источник: составлено автором по материалам [9].

Что интересно в показателях инфляции, отражённых на рисунке 1, так это то, что они подробно детализируют формирование инфляции по кварталам. Например, инфляция и рост потребительских цен за январь-март 2022 года составили 8,73%, 9,15%, 16,99%, что за квартал составило 16,99%. За аналогичный период 2023 года, инфляция и рост потребительских цен в январе-марте составили 11,77%, 10,99%, 3,51%, что за квартал получилось 3,51%. Иначе говоря, про манипулирование данными здесь речи нет, показатели сходятся, тем более они представлены одним источником – Банком России.

Но остается вопрос, что сделано для снижения инфляции и снижения роста цен в торговой сети для покупателей льготной категории граждан, с учетом фактической помесячной инфляции. На протяжение всего периода роста цен, при снижении инфляции товары не дешевеют, но средний показатель по инфляции учитывается при назначении пенсионных пособий и льгот для малообеспеченных семей. Получается, что, закладываемый в нормативные документы по прогнозам на текущий и последующие года инфляционный рост как бы учитывается, но без учета помесячного роста цен, который фактически обесценивает доходы граждан, и является по сути скрытой формой манипулирования.

Как видно из рисунка 1, наиболее благоприятная динамика по инфляции сложилась в 2020 году, когда ее уровень в течение с января по май находилась в пределах от 2,3 до 3,0%%. С июня уровень инфляции начал немного подниматься, достигнув в декабре 4,9%. С начала января 2021 года уровень инфляции начал равномерно расти и закрепился в декабре месяце на отметке 8,39%, почти в два раза превысив инфляцию 2020 года. С начала января 2022 года после небольшого подъема с 8,73% в марте рост инфляции увеличился почти вдвое против январского показателя в размере 16,69% и в апреле продолжил рост до значения 17,83%, который зафиксирован за последние десятилетия. С июня 2022 года рост инфляции начал сокращаться и в декабре остановился на уровне 11,94%.

Очевидно, что роль в снижении инфляции сыграли система государственного регулирования цен и тарифов на товары и услуги инфраструктурных компаний, а также изменения в области внешнеторговых операций и таможенной деятельности. Введены дополнительные ограничения на экспорт зерна, подсолнечного масла, нивелированы ввозные пошлины на ряд товаров. Применялись временные административные меры, такие как установление предельных уровней цен на удобрения, введения предельных торговых наценок в отдельных сегментах розничной торговле. Весомый вклад в снижении роста инфляции внес Банк России, повысив ключевую ставку с одновременной помощью со стороны правительственных органов в виде предоставления производителям финансовой помощи – субсидий, льготных кредитов, отсрочки налоговых платежей. Принимались решения по облегчению ведения бизнеса таких, как снижение административной нагрузки, упрощение отчетных, таможенных, транспортных, сертификационных процедур, развитие цифровых платформ. Вместе с тем, несмотря на существенную роль банковской системы в снижение роста инфляции, это никак не привело к значительному снижению роста цен в розничной торговле. Тем не менее, годовая инфляция в период с января 2023 года начала снижаться с 11,77%, достигнув минимального значения в апреле 2023 года в размере 2,31%, но уже с июня 2023 года начала расти и составила на сентябрь месяц 6,0%.

Заключение

В настоящее время, в условиях неопределенности мировых процессов и применения санкционных мер, влияющих на экономику страны, России необходимо не только сохранить свои позиции как на национальной, так и на международной арене, но и укрепить свой потенциал. Важным аспектом экономической безопасности является контроль, который позволяет за счет гибкости тактических и оперативных итераций обеспечить эффективность стратегии в целом.

Для успешного функционирования экономической системы мониторинга в РФ необходимо совершенствование нормативных документов стратегического планирования, которые должны формироваться на соблюдении национальных интересов, в частности, быть направленными на экономический рост страны. Одной из оценок экономического роста может служить мониторинг, который, при условии должного контроля со стороны независимых уполномоченных органов от проводимых наблюдений заинтересованных организаций должен представлять Правительству РФ достоверный материал для обеспечения прогноза индикативных показателей [18], и принятия своевременных решений при угрозе экономической безопасности.

Предлагается создать институты, способные оперативно контролировать всю систему безопасности, выявлять и актуализировать основные факторы, негативно влияющие на эту систему, а также, разрабатывать современные методы повышения эффективности, которые должны базироваться на законах и осуществляться на законных основаниях с учетом расходов на их реализацию, предусмотренных бюджетом.


Источники:

1. Указ Президента Российской Федерации № 208 13 мая 2017 г. «О стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_216629/ (дата обращения: 12.10.2023).
2. Указ Президента РФ от 02.07.2021 N 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?req=doc&base=LAW&n=389271#WALZKtTerrMfrE98 (дата обращения: 18.10.2023).
3. Федеральный закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ (ред. от 17.02.2023) «О стратегическом планировании в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_164841/01fbae25b3040955277cbd70aa1b907cceda878e/ (дата обращения: 12.10.2023).
4. Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов» от 06.12.2021 № 390-ФЗ (последняя редакция). [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_402647/ (дата обращения: 05.10.2022).
5. Законопроект № 1258295–7 «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/ bill/ 1258295-7 (дата обращения: 09.10.2021).
6. Приказ Минэкономразвития России от 03.10.2018 N 532 (ред. от 04.02.2019) «Об организации в Минэкономразвития России работы по мониторингу и оценке состояния экономической безопасности Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?from=656384-0&req=doc&rnd= dwfx6g&base=EXP&n=724274#G368ytTUihBBlcQw (дата обращения: 24.10.2023).
7. Банк России. Динамика потребительских цен № 1 (85) Январь. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/analytics/dkp/dinamic/CPD_2023-1 (дата обращения: 29.10.2023).
8. Банк России. Динамика потребительских цен № 9 (93) Сентябрь. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/analytics/dkp/dinamic/CPD_2023-9/ (дата обращения: 29.10.2023).
9. Банк России. Ключевая ставка Банка России и инфляция. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/hd_base/infl/ (дата обращения: 30.10.2023).
10. Бухвальд Е. М. Стратегическое планирование – институциональная основа перехода к устойчивому развитию российской экономики // Федерализм. – 2016. – № 1(81). – c. 19-30.
11. Бухвальд Е. М. Правовые и институциональные проблемы интеграции требований экономической безопасности в систему стратегического планирования // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 55-63.
12. Инфляция в России по годам: 1991-2023. [Электронный ресурс]. URL: http://global-finances.ru/inflyatsiya-v-rossii-po-godam/ (дата обращения: 29.10.2023).
13. Информация Министерства экономического развития РФ от 18 мая 2022 г. «Основные параметры сценарных условий прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов». [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/404624399/ (дата обращения: 11.10.2022).
14. Караваева И. В. Социальная стабильность как фактор экономического роста и финансовые механизмы ее реализации // Финансы. – 2002. – № 8. – c. 61-64.
15. Караваева И. В. Критерии социально-экономической безопасности для России и регионов в новой реальности // Федерализм. – 2020. – № 2(98). – c. 146-161.
16. Караваева И. В., Иванов Е.А., Лев М.Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198.
17. Караваева И. В. Теория экономической безопасности: этапы развития и переход к новой реальности // Федерализм. – 2021. – № 2(102). – c. 5-24.
18. Караваева И.В., Лев М.Ю. Государственное управления в сфере национальной безопасности: актуальные проблемы экономической безопасности современной России (по итогам проведения Международной научно-практической конференции «VI Сенчаговские чтения: Экономическая безопасность России в новой реальности») // Экономическая безопасность. – 2022. – № 3. – c. 1109-1143. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114811.
19. Караваева И.В., Лев М.Ю. Результирующие проблемы экономической безопасности современной России (по итогам проведения Международной научно-практической конференции «VI Сенчаговские чтения: Экономическая безопасность России в новой реальности») // Экономическая безопасность. – 2022. – № 2. – c. 711-736. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114772.
20. Лев М. Ю. Ценообразование: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Юнити-Дана», 2013. – 720 c.
21. Лев М.Ю. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 5. – c. 139-149.
22. Лев М. Ю. Цены и ценообразование: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. – 382 c.
23. Лев М.Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России // Вестник РАЕН. – 2016. – № 2. – c. 80-87.
24. Лев М. Ю. Цена социально-экономического развития в целях экономической безопасности России в условиях формирования бюджетной политики // Вестник Академии. – 2016. – № 3. – c. 35-45.
25. Лев М.Ю. Правовая природа экономической безопасности государства и ее институциональные аспекты // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 447-466.
26. Лев М.Ю. О возрастании значимости исследований национальной безопасности в современной экономической науке // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 303-338. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114415.
27. Лев М. Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774.
28. Лев М. Ю. Современные ценовые тренды экономической безопасности мобилизационной экономики. - Москва: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2023. – 86 c.
29. Лев М.Ю. Ценовые тренды диагностики экономического когнитивного диссонанса в оценке социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 4. – c. 1235-1266.
30. RiceОфициальный сайт Росстат. Квартальные индексы потребительских цен на товары и услуги по Российской Федерации (в 2005-2023 гг.). [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/statistics/price (дата обращения: 29.10.2023).
31. Официальный сайт Росстата. Показатели для оценки состояния экономической безопасности России. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/econSafety (дата обращения: 24.10.2023).
32. Караваева И.В., Быковская Ю.В., Казанцев С.В., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Оценка прогнозно-экономических показателей Российской Федерации в период частичной мобилизации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 10. – c. 2655-2676.
33. Павлов В. И. Проблемы и противоречия реализации стратегии экономической безопасности российской федерации на период до 2030 года // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 39-45.
34. Павлов В. И. Обоснование состава новых показателей оценки экономической безопасности Российской Федерации в условиях усиления антироссийских санкций // Развитие и безопасность. – 2022. – № 3(15). – c. 17-28.
35. Сенчагов В.К. Экономическая безопасность России: общий курс. / учебник / под ред. В.К. Сенчагова. 3-е изд. перераб. и доп. - М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2014. – 815 c.

Страница обновлена: 06.02.2024 в 23:07:31