Современные инструменты финансирования трансграничных инвестиционных проектов как источник долгосрочного экономического развития

Морковкин Д.Е.1, Строев П.В.1, Кондратенко М.А.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Морковкин Д.Е., Строев П.В., Кондратенко М.А. Современные инструменты финансирования трансграничных инвестиционных проектов как источник долгосрочного экономического развития // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1211-1228. – doi: 10.18334/eo.10.4.111266.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491646

Аннотация:
Трансграничные проекты являются новой организационной формой взаимодействия различных стран и регионов в условиях интенсификации глобализационных процессов. С развитием межстрановых торговых, промышленных и инвестиционных связей происходит одновременное укрупнение масштабов реализуемых проектов на фоне растущих потребностей стран в развитии различных сфер и отраслей: энергетика, промышленность, социальная сфера, требующих организации соответствующей инфраструктурной базы. В работе проведен сравнительный анализ трансграничных и приграничных инвестиционных проектов, а также определена роль трансграничных инвестиционных проектов в развитии макрорегиональных торгово-экономических отношений. Выделены особенности финансирования трансграничных проектов в контексте развития трансграничных экономических отношений между Российской Федерацией и ключевыми странами-партнерами. Особое внимание уделено оценке преимуществ современных механизмов финансирования трансграничных инвестиционных проектов. Реализация трансграничных проектов способствует достижению многих целей, таких как создание качественной инфраструктуры экономики, укрепление позиции страны на международной арене, расширение сфер для многостороннего сотрудничества, привлечение иностранных инвестиций, ускорение темпов экономического роста.

Ключевые слова: экономика, инвестиции, финансирование, трансграничное сотрудничество, инвестиционные проекты, реальный сектор, международная кооперация, производственные цепочки, торгово-экономические отношения

JEL-классификация: F15, F21, F23



Введение

Для решения стратегических задач экономического развития наиболее актуальным становится исследование проблем межстранового и межрегионального взаимодействия в глобальном масштабе в рамках инвестиционных процессов, ведь именно инвестиции являются мощным инструментом роста экономики, а также развития партнерских отношений на мировой арене.

Феномен трансграничного партнерства связан с восприятием границы не в общепринятом значении – как препятствия, черты, разделяющей страны или государства, а как объекта многоплановой интеграции с целью осуществления совместных проектов, выгодных одновременно для всех участников, т.е. способствующих трансграничному (приграничному) экономическому развитию. Трансграничные партнерства являются отличительным примером межорганизационного сотрудничества, встроенного с точки зрения территории в соседние приграничные районы двух или более стран [1, с. 117–133] (Romano, Pick, Roztocki, 2010, р. 117–133). Такой вид отношений устанавливается как минимум между двумя партнерами, действующими по обе стороны границы и преследующими общие цели, важные как для них, в частности, так и для развития всей затронутой в процессе территории [2]. Межорганизационное сотрудничество в этой модели происходит при сохранении равенства в распределении ресурсов, ответственности, рисков и выгод, и одним из аспектов эффективности сотрудничества между трансграничными партнерами является также обмен знаниями и опытом.

В мировой практике различные авторы по-разному подходят к трактовке экономической сути трансграничных проектов. В работах европейских исследователей трансграничное сотрудничество определяется как институционализированное сотрудничество между смежными субнациональными властями через национальные границы [3, с. 153–171] (Perkmann, 2003, р. 153–171). Также трансграничные проекты определяют как усилия команды, состоящей из представителей нескольких стран и созданной на временной основе, для решения общей стратегической задачи, обозначенной и охарактеризованной заранее [4, с. 60–72] (Anantatmula, Thomas, 2010, р. 60–72), когда несколько участников проекта стремятся оптимизировать результаты путем объединения ресурсов, организаций, культур и географических регионов посредством сочетания договорных, иерархических и сетевых способов организации [5] (Orr, Scott, Levitt, Artto, Kujala, 2011). Тем не менее данные толкования не учитывают одной из основных особенностей трансграничных проектов, а именно нормативно-правовой базы их осуществления, которые отличаются в зависимости от типа проекта и политико-экономических особенностей стран-участниц.

В руководстве Европейской комиссии обозначены несколько видов сотрудничества между территориями в зависимости от расположения их границ [6]:

· межрегиональное – взаимодействие между отдельными территориальными единицами внутри единой границы (между регионами, провинциями и пр.) преимущественно в отдельных секторах экономики с ограниченным числом задействованных институтов;

· приграничное – сотрудничество возможно во всех сферах между странами-соседями, в котором могут принимать участие неограниченное количество институтов различных уровней;

· трансграничное – масштабное сотрудничество на межстрановом уровне в стратегически значимых или слаборазвитых сферах экономики.

Основной целью настоящей статьи явилась оценка влияния трансграничных инвестиционных проектов на развитие международной кооперации в сфере инвестиционного сотрудничества и ускорение темпов экономического роста стран – участников таких инициатив. По мнению авторов, эффект от реализации трансграничных инвестиционных проектов носит мультипликативный характер развития торгово-экономических отношений, поэтому вопрос совершенствования механизмов трансграничного сотрудничества в настоящее время является остро актуальным.

В статье использовались следующие общенаучные и специальные методы исследования: анализа и синтеза, системный, сравнительного анализа, экономико-статистический, графический, экспертных оценок.

Трансграничное инвестиционное партнерство: международный опыт и российские реалии

Приграничное сотрудничество наиболее часто складывается исторически, в связи с геополитическими особенностями стран и традициями. В то же время трансграничное сотрудничество на текущем этапе развития глобальной экономики наиболее актуально, поскольку в решающей степени не зависит от обстановки на международной арене и преследует основную цель – развитие и совершенствование экономик стран, которым необходимо финансовое «донорство» – в случае с развивающимися странами, а также объективной необходимости реализации совместных многосторонних проектов («Шелковый путь», исследования в Антарктике в рамках действия Договора об Антарктиде от 1959 г. и пр.). Таким образом, чем больше схожи страны с точки зрения институциональной структуры, экономической конъюнктуры, а также идеологической основы, тем больше вероятность успешной реализации трансграничного проекта.

В российской практике большее внимание исследователей привлекает именно приграничное сотрудничество, поскольку совершенствование механизмов взаимодействия внутренних и близлежащих территорий всегда являлось одной из целей проводимой государственной политики. В то же время в текущих экономических условиях все большую актуальность приобретает привлечение иностранного капитала, а также участие России в крупных инвестиционных институтах для повышения доверия инвесторов и укрепления деловой репутации страны.

Принимая во внимание все большее стремление стран к открытию своих границ и усиление процессов глобализации, наиболее рациональным представляется подход, предполагающий нивелирование различий терминов «трансграничный», «глобальный» и «приграничный», так как они необязательно соответствуют каким-либо конкретным типам проектов или стратегий. Однако в действительности различия все же имеют место быть, например, многосторонний проект необязательно должен иметь трансграничный характер, если он выполняется разными организациями в одной и той же стране, и трансграничный проект может не рассматриваться как глобальный проект, если он реализуется двумя странами с одинаковой законодательной базой и (или) в общей экономической зоне (например, между Францией и Бельгией) [7, с. 125–133] (Mossolly, 2015, р. 125–133). Несмотря на то, что трансграничное партнерство с теоретической точки зрения может рассматриваться во многих контекстах, на практике оно выражается в разного рода многосторонних проектах развития отдельных отраслей экономики (экологии, энергетики, транспорта и машиностроения, сельского хозяйства и пр.), инфраструктуры, а также разработки и использования природных ресурсов.

Опираясь на теоретические подходы к трактовке трансграничных проектов, возникает один немаловажный вопрос: организация трансграничных зон – это неизбежное последствие реализации трансграничных проектов или добровольная форма кооперация с целью продолжить дальнейшее сотрудничество? С одной стороны, зачастую сотрудничество стран может носить периодический, а в иных случаях разовый характер, но невозможно оспорить тот факт, что организация и планирование проекта требуют определенной ресурсной и инфраструктурной базы, то есть зачастую образование трансграничной зоны объективно необходимо в качестве «строительной площадки». Определяющим фактором является наличие общей территориальной границы между странами-партнерами, тогда мы можем также говорить о приграничном характере проекта, и образование трансграничной (приграничной) зоны неизбежно.

В общем виде трансграничные, приграничные и глобальные проекты определяются в большей степени широтой охвата (рис. 1).

Поскольку трансграничные проекты являются своего рода проявлением международной кооперации стран в сфере инвестиционного сотрудничества, следует отметить, что зачастую их отождествляют с приграничным сотрудничеством. Этот термин получил более широкое распространение в России и активно используется при характеристике инвестиционного взаимодействия внутри страны на муниципальном уровне, а также взаимодействия со странами Европы, с которыми у России существуют общие территориальные границы.

Рисунок 1. Типология многосторонних инвестиционных проектов

Источник: составлено авторами.

Российская Федерация имеет сопряженные границы с 18 государствами, в связи с чем для нашей страны развитие трансграничного сотрудничества, как и любого проявления международной кооперации, является одной из приоритетных задач. Это является мощнейшим источником инвестиций и инноваций для экономики страны, что становится незаменимым для ускорения темпов экономического роста. Важным аспектом также является установление доверительных и взаимовыгодных отношений между странами, поскольку для успешной реализации таких масштабных проектов требуется в равной степени государственная поддержка всех сторон. Различия в экономических, политических и социальных условиях позволяют рассматривать территориальную границу как ресурс для выстраивания партнерских отношений, развития и расширения бизнеса, в том числе за счет пространственного арбитража [8]. Тем не менее территориальная отдаленность стран не всегда соответствует их «институциональной» отдаленности. На практике некоторые группы стран более близки институционально, нежели другие группы стран, расположенные ближе географически, что также повышает эффективность и значимость трансграничного проекта для экономики страны. Например, США более схожи институционально с Великобританией и Австралией, чем с Мексикой [9] (Salomon, 2016).

Влияние трансграничных проектов на экономический рост. В современных условиях глобальных вызовов следует подчеркнуть существенное влияние трансграничных проектов на экономический рост. Привлечение инвестиций в экономики развивающихся стран еще с 2011 года продолжает расти с феноменальной скоростью (в 2011 году на долю стран с развивающейся экономикой приходилось более половины мирового притока иностранных инвестиций) [10]. Поскольку ведущая роль в международном потреблении и международном производстве ресурсов перешла к странам с развивающейся экономикой, в число которых также входит Российская Федерация, развитые страны все больше средств вкладывают в развитие их внутренних рынков и инвестиционных проектов с их участием. Существуют различные эмпирические исследования, которые показывают, что между иностранными инвестициями и экономическим ростом существует положительная взаимосвязь и инвестиции являются ключевым компонентом экономического развития в мире, поэтому страны пытаются создать благоприятные условия для привлечения большего объема инвестиций в свою экономику [11] (Jadhav, 2012). В этом аспекте трансграничные проекты являются мощнейшим источником привлечения иностранных инвестиций в экономику, международной кооперации, а также инструментом ускорения темпов роста экономик стран – участников таких инициатив.

Механизмы финансирования трансграничных проектов определяются в зависимости от особенностей их реализации, таких как:

· количество участвующих сторон (стран-участниц);

· территориальное нахождение участников проекта (могут располагаться как в одном регионе (в том числе страны – участницы объединений (БРИКС, АТЭС и пр.) так и в разных);

· срок реализации проектов (в основном среднесрочные или долгосрочные проекты);

· риски: в основном валютные (напрямую связанные с финансированием), а также риски, связанные с непосредственной реализацией трансграничного проекта.

Как правило, трансграничные проекты реализуются при поддержке банков или государств других стран на основе проектного финансирования. Его преимущество состоит в том, что с его помощью расширяются временные рамки инвестирования, позволяя реализовывать долгосрочные концепции с меньшими рисками. В то же время привлечение проектного финансирование возможно только со стороны крупных финансовых институтов, способных предоставлять крупные суммы на продолжительный срок минуя риски.

Примером трансграничного проекта с проектным финансированием на возвратной основе можно назвать российский проект «Ямал-СПГ». Данный проект принят к реализации в 2017 году и направлен на строительство завода по производству сжиженного природного газа мощностью 16,5 млн тонн в год в районе Южно-Тамбейского месторождения (рис. 2). Проект является многосторонним и привлек средства более трех стран, помимо финансирования с российской стороны (ПАО «Новатэк»).

В процессе инициации трансграничного проекта страна может самостоятельно привлекать зарубежных инвесторов (крупные частные или государственные банки, а также иные финансово-кредитные институты), а также прибегнуть к проектному финансированию международных финансовых организаций наднационального типа (Всемирного банка, Международного валютного фонда, Международного банка реконструкции и развития). Всемирный банк является основным инструментом продвижения инвестиционных проектов в странах по всему миру, что способствует активному развитию инфраструктуры различных отраслей экономики, в том числе и развивающихся стран.

Рисунок 2. Структура проектного финансирования трансграничного проекта «Ямал-СПГ», млн долл. США

Источник: [12].

Группа Всемирного банка (включая Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Международную финансовую корпорацию (МФК)) предоставляет заемные средства странам для развития таких областей, как образование, здравоохранение, но в большей степени – сельского хозяйства, ирригационных систем, защиты окружающей среды, инфраструктуры (дороги, восстановление городов и электросетей), крупные проекты промышленного строительства и управления (например, борьба с коррупцией, развитие правовых институтов) [13]. МБРР предоставляет кредиты по льготным ставкам странам-членам, а также гранты беднейшим странам. Выдача кредитов под проекты очень сильно зависит от политической конъюнктуры и проводимой США политики. Таким образом, Всемирный банк является институтом, который направляет средства на развитие наиболее политически выгодных регионов, при этом кредитные ресурсы могут выступать в качестве рычага давления на страны и проводимую ими политику. Проекты, реализуемые данными инвестиционными институтами, являются трансграничными с точки зрения того, что средства формируются всеми их странами-участниками, в то время как расчеты непосредственно осуществляются с самими институтами.

В то же время для развивающихся стран в качестве альтернативного источника финансирования трансграничных проектов наибольшую актуальность представляют новые институты развития или банки, такие как Новый банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Азиатский банк развития (АБР) и другие. Проекты в области инфраструктуры, одобренные Всемирным банком, также обусловлены комплексом мер, которые отдельные азиатские страны считают обременительными. АБИИ, напротив, обещает меньше бюрократизма и меньше условий для кредитования, что может ускорить выдачу финансирования.

Целью деятельности Нового банка развития БРИКС является мобилизация инвестиций для реализации проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах. В отличие от группы Всемирного банка, решения о принятии инвестиционных проектов здесь менее подвержены политическим настроениям на международной арене. Для развивающихся стран данный банк служит крупным источником инвестиций: в 2018 году его суммарные активы составили более 10 млрд долл. США, а прибыль – более 188 млн долл. США.

Большая часть средств Банка направляется на реализацию проектов в странах БРИКС, из них больше всего средств аккумулируется в экономиках Индии и Китая (рис. 3).

Рисунок 3. Количество трансграничных проектов в странах БРИКС, реализуемых с привлечением средств Нового банка развития БРИКС, шт. Источник: [14].

В России было реализовано только 7 проектов с участием Банка, в то время как на развитие Индии и Китая выделялись наибольшие объемы проектного финансирования (рис. 4).

Рисунок 4. Объемы финансирования проектов в странах БРИКС, реализуемых с привлечением средств Нового банка развития БРИКС, млн долл. США

Источник: [14].

Средства Банка развития БРИКС предоставляются не только в долларах США, а также в местной валюте стран-акционеров, что существенно упрощает взаиморасчеты. Так, в России, Индии и Бразилии заемный капитал предоставлялся исключительно в долларах, для Китая – в том числе в китайских юанях, а стран Южной Африки – в южноафриканских рэндах (табл. 1).

Таблица 1

Валюта финансирования проектов в странах БРИКС, реализуемых с привлечением средств Нового банка развития БРИКС, млн долл. США

в %
Доллар США
Юань
Южноафриканский рэнд
Индия
100
-
-
Китай
58
42
-
Бразилия
100
-
-
Россия
100
-
-
Южная Африка
58
-
42
Источник: [14].

Таким образом, Новый банк развития БРИКС позволяет поддерживать трансграничные отношения между странами, при этом практически все риски по реализации проекта несет заемщик, а создания трансграничной зоны не происходит.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (далее – АБИИ) также является более доступным источником капитала для России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона, однако на протяжении трех лет его функционирования не было реализовано ни одного проекта на российской территории. Деятельность АБИИ в большей степени была ориентирована на создание устойчивой инфраструктуры в развивающихся странах, а также расширение и укрепление трансграничных связей. Один из приоритетов – создание и совершенствование трансграничных объектов инфраструктуры: от автомобильных и железнодорожных дорог до портов, аэропортов, энергетических трубопроводов и телекоммуникаций, а также разработка инновационных решений, которые способствуют мобилизации частного капитала совместно с прочими банками развития, правительствами и другими партнерами. Участие АБИИ в подобной деятельности позволяет распределить риски между международными финансовыми институтами и частными инвесторами, привлекая тем самым частный капитал.

В 2020 году деятельность АБИИ направлена преимущественно на масштабирование инвестиционных операций. Будет расширен спектр консультативных услуг по страновым инвестиционным программам, добавлены новые финансовые продукты, включая гарантии и пилотное финансирование в местной валюте, начиная с нескольких отдельных стран. Пересматриваются правила и положения деятельности Банка, чтобы сделать поддержку проектов более доступной для менее развитых стран, особенно в условиях пандемии COVID-19.

Большая часть проектов, реализуемых при поддержке АБИИ, осуществляется примерно в равных объемах в сфере энергетики, транспорта и финансов. Это обусловлено тем, что для развивающихся стран эти сферы являются не только базовыми (с точки зрения развития инфраструктуры внутри страны и трансграничных связей), но и капиталоемкими. Некоторые проекты реализуются не только в отдельно взятой стране, но и совместно с другими странами – членами АБИИ. В целом с 2016 года по 2019 год количество проектов было увеличено в 6,5 раз: с 8 до 52 (рис. 6).

Рисунок 5. Динамика принятия проектов АБИИ, шт.

Источник: [15].

Примечание: н.н. – данные на начало года, н.к. – данные на конец года.

За этот же срок в пропорциональном размере был увеличен объем инвестиций с 1,7 млрд долл. США до 45 млрд долл. США (рис. 7).

Рисунок 6. Общий объем инвестиций с участием АБИИ, млрд долл. США

Источник: [15].

Примечание: н.к. – данные на конец года.

За время работы АБИИ к реализации проектов на условиях софинансирования были привлечены средства в размере:

· 17,94 млрд долл. США ­(Всемирный банк);

· 2,04 млрд долл. США (Международная финансовая корпорация);

· 10,39 млрд долл. США (Европейский инвестиционный банк).

В будущем в рамках стратегии привлечения частного капитала предполагается переход от совместного с МБРР и МВФ (а также иными крупными международными финансовыми организациями) финансирования к автономному, когда КНР фактически будет выступать в роли основного инвестора. Однако данный переход нецелесообразно осуществлять сразу, поскольку возникнет риск снижения качества реализации и сопровождения активных проектов с последующим ухудшением инвестиционных рейтингов.

Таким образом, можно заключить, что при двустороннем трансграничном проекте между странами может и не возникать трансграничная территория, если поддержка осуществляется в одностороннем порядке, например из консолидированного фонда (крупного инвестиционного банка, международного финансового института). Если средства предоставляются международным финансовым институтом, то трансграничная зона не появляется, равно как если проект реализуется странами, не имеющими общих границ.

Реализация трансграничных проектов всегда сопряжена с рисками и проблемами международного характера, которые обусловлены историческими и политическими аспектами межстранового сотрудничества. У России наиболее широкие трансграничные взаимосвязи исторически сложились со странами Европейского союза. До 2013 года было реализовано более десятка программ, основными из которых являются: «Коларктик» (с участием Норвегии, России, Финляндии и Швеции), «Карелия» (совместный проект России и Финляндии), «Юго-Восточная Финляндия» – Россия, Эстония – Латвия – Россия и Литва – Польша – Россия. В рамках программ осуществлялось совместное финансирование, хотя, как и в случае с трансграничными проектами Всемирного банка, НБР и АБИИ, доля участия России не достигала и четверти. Приграничное сотрудничество стран было сосредоточено на поддержке реализации инвестиционных проектов с отбором на конкурсной основе конкурсных проектов в сферах регионального развития и формирования устойчивых трансграничных связей [16] (Golunov, 2017). Политический конфликт с Украиной усилил и без того периодически возникавшие противоречия России и Европы, что в значительной степени ухудшило трансграничные связи между ними. Обсуждение многих инициатив в сфере инвестиционного сотрудничества, в том числе и трансграничного, было отменено. Введенные ЕС антироссийские санкции существенно ограничили деятельность Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) по финансированию проектов в РФ, в том числе была существенно ограничена деятельность крупнейших российских банков, сделав проведение трансграничных расчетов максимально затруднительным. Наибольший ущерб был нанесен совместным проектам с балтийскими странами, в то время как сотрудничество с Польшей и Финляндией, хоть и слабо, но продолжало развиваться.

Можно с уверенностью сказать, что политическая стабильность является залогом успешного трансграничного сотрудничества. Институциональные, идеологические и экономические различия между странами компенсируют новые способы хеджирования валютных и иных рисков, возникающих в процессе реализации трансграничного проекта. Однако в основе такого взаимодействия – взаимный интерес сторон, который не исчезает из-за попыток вмешательства третьей стороны. Только путем налаживания экономико-политических связей на глобальном уровне можно преобразовать трансграничные проекты в мощнейший источник глобального экономического развития.

Заключение

Таким образом, трансграничные проекты являются новым инструментом инвестирования, а также перспективным и эффективным источником экономического развития и роста. Поскольку трансграничные проекты как вид финансовых отношений возникли относительно недавно, в рамках понятийного аппарата с приграничным и международным сотрудничеством, учитывая глобализированность мировой экономики, данные понятия схожи с точки зрения возможностей финансирования и распространения операций через территориальные границы. В то же время отличие состоит в том, что при трансграничном сотрудничестве, как правило, необязательно возникает общая (трансграничная) зона, в отличие от приграничного.

На современном этапе развития экономики инвестиции являются инструментом развития внутреннего рынка, а иностранные инвестиции – способом покрытия недостатка финансирования на осуществление стратегически важных проектов. В связи с этим невозможно отрицать существенное влияние трансграничных проектов на повышение уровня экономического развития страны.

В последние годы появляется все больше новых инструментов финансирования инвестиционных проектов и хеджирования рисков, однако для трансграничных проектов в большинстве случаев используется проектное финансирование, позволяющее удлинять период имплементации проекта.

В общепринятом смысле средства на реализацию трансграничного проекта циркулируют между странами-участницами, однако если рассматривать более широкие рамки финансирования, то могут также привлекаться международные финансовые институты наднационального типа (Всемирный банк, МБРР, АБИИ, НБР и другие). В этом случае речь идет о предоставлении части консолидированного капитала нескольких стран, то есть несмотря на то, что реализуемый проект будет двусторонним, его все равно можно считать трансграничным.

Поскольку реализация трансграничных проектов и планирование их на перспективу является сложным многоступенчатым и многосторонним процессом, необходимо учитывать, что для минимизации рисков отбор проектов должен проводиться на базе многофакторного анализа, в том числе с учетом валютных и политических рисков. На минимальном уровне ретроспективный анализ экономики предполагаемых стран-партнеров, а также оценка политических взаимоотношений с ними позволят избежать риска закрытия проектов или потери коммерческой выгоды для стран-инвесторов и стран – реципиентов инвестиций. Это позволит успешно расширить спектр трансграничных проектов и привлечь большее количество инвесторов.


Источники:

1. Romano N.C., Pick J.B.; Roztocki N. A motivational model for technology-supported cross-organizational and cross-border collaboration. Eur. J. Inf. Syst. 2010, 19, 117–133.
2. Kurowska-Pysz, J.Wykorzystanie wiedzy w rozwoju euroregionalnych partnerstw transgranicznych. In Wiedza. W Kreowaniu Przedsie˛biorczos´ci; Perechuda, K., Chomiak-Orsa, I., Eds.; Wydział Zarza˛dzania Politechniki Cz˛estochowskiej: Cz˛estochowa, Poland, 2014.
3. Perkmann M. (2003). Cross-Border Regions in Europe: Significance and Drivers of Regional Cross-Border Co-Operation. European Urban and Regional Studies, 10, 153-171.
4. Anantatmula, V., & Thomas, M. (2010). Managing Global Projects: A Structured Approach for Better Performance. Project Management Journal, 41, 60-72.
5. Orr R.J., Scott W.R., Levitt R.E., Artto K. and Kujala J. (2011). Global Projects: Institutional and Political Challenges (1st ed.). Cambridge: Cambridge University Press.
6. Practical guide to cross-border cooperation [Электронный ресурс] // Association of European border regions. – URL: http://www.aebr.eu/files/publ ications/lace_guide.en.pdf (дата обращения 09.11.2020).
7. Mossolly M. Global Projects: A Conceptual Review on Execution Attitude in Multinational Corporations. Procedia - Social and Behavioral Sciences. № 194. 2015. 125 – 133 p.
8. Cross-border cooperation – benefiting from borders [Электронный ресурс] // Association of European border regions. – URL: http://www.aebr.eu/files/pu blications/CBC_Benefiting_from_Borders.pdf (дата обращения 04.11.2020).
9. Salomon R. Global vision: How companies can overcome the pitfalls of globalization. – New York: Palgrave MacMillan, 2016. – 219 p.
10. World Investment Report 2011: Non-Equity Modes of International Production and Development [Электронный ресурс] // UNCTAD. – URL: https://unc tad.org/en/PublicationsLibrary/wir2011_en.pdf (дата обращения 06.11.2020).
11. Jadhav P. Determinants of foreign direct investment in BRICS economies: Analysis of economic, institutional and political factor// Procedia - Social and Behavioral Sciences. V.37. 2012. 5 – 14 p.
12. ПрайсвотерхаусКуперс Аудит. Проблемы и перспективы СПГ-проектов в России. – 2017. URL: https://www.pwc.ru/ru/oilandgas/assets/challenges-and-outlook-for-lng-projects-rus.pdf (дата обращения 10.11.2020).
13. Doing Business. Russia. URL: https://russian.doingbusiness.org/ru/doing business (дата обращения: 12.11.2020).
14. New Development Bank. List of projects. [Электронный ресурс] // URL: https://www.ndb.int/projects/list-of-all-projects/page/4/ (дата обращения: 18.11.2020).
15. AIIB official website. 2018 AIIB Annual Report And Financials/URL/ https://www.aiib.org/en/newsevents/annualreport/2018/home/index.html (дата обращения: 08.11.2020).
16. Голунов С. Приграничное сотрудничество между Россией и ЕС живо // ПОНАРС Евразия. Аналитическая записка № 481. – 2017. – С. 1-7.
17. Morkovkin D., Shmanev S., Shmaneva L. Problems and Trends in Innovative Transformation of Russian Economy and Infrastructure Development // Proceedings of the 3rd International Conference on Economics, Management, Law and Education (EMLE 2017). - 2017. - p. 10-13.
18. Repnikova V. M., Bykova O.N., Shmanev S. V., Kerimov V. E., Kozhina V.O. Improvement of financial security technologies for entrepreneurial entities // International Journal of Engineering and Advanced Technology. 2019. V. 8. N 5. pp. 2256-2260.
19. Гибадуллин, А.А. Инвестиции в электроэнергетике // Инженерный вестник Дона. 2012. №2. URL: ivdon.ru/ru/magazine/archive/n2y2012/863
20. Гибадуллин А.А. Энергетическая и экономическая безопасность функционирования электроэнергетической отрасли // Экономика в промышленности. - 2016. - № 3. - С. 241-245.
21. Гибадуллин А.А., Карагодин А.В. Вызовы цифровой экономики в сфере подготовки кадров // Актуальные проблемы экономики и менеджмента. 2019. № 2 (22). С. 33-42.
22. Борисова, О. А. и др. Современные проблемы регионального управления проектами: отраслевой аспект / О.А. Борисова, Н. Я. Головецкий, С. В. Колесникова, И. Б. Выпряжкина и др. // Коллективная монография. - М.: Издательство «Научный консультант», Москва: РАНХиГС, 2016. - 168 с.
23. Макроэкономическое регулирование: задачи и перспективы развития: монография / коллектив авторов; под ред. Д.Е. Сорокина, С.В. Шманева, И.Л. Юрзиновой. Москва: КНОРУС, 2018. 336 с.
24. Шманев С.В., Рябов К.В. Роль человеческого фактора в процессе глобализации социально-экономических отношений // Вестник ОрелГИЭТ. 2014. № 2 (28). С. 106-112.
25. Фаттахов Р.В. Система моделей оценки крупномасштабных инвестиционных проектов в регионе // Вестник Финансового университета. 2012. № 2. С. 88-100.
26. Донцова О.И., Засько В.Н. Роль инвестиций в политике управления промышленным кластером // Российское предпринимательство. 2017. Т. 18. №4. С. 571-579.
27. Донцова О.И. Актуальные проблемы реализации национальных проектов в промышленности России // Креативная экономика. - 2020. - № 2. - c. 175-196. - DOI: 10.18334/ce.14.2.100578
28. Король С.П. Управление инвестиционными и инновационными проектами развития материально-технической базы отраслей экономики // Вопросы инновационной экономики. 2020. Т. 10. № 2. С. 927-940.
29. Дробот Е.В. Макаров И.Н., Гудович Г.К., Черных А.В., Шацких А.Г. Современные промышленно-производственные системы: экономические и организационные основы формирования и функционирования // Экономика, предпринимательство и право. 2020. Т. 10. № 9. С. 2355-2364.
30. Дробот Е.В., Лосинкова В. А., Поспелова А. Л., Утябаева Э. Р., Федаш К.А. Обзор ключевых подходов к классификации стран мира и сравнительный анализ основных макроэкономических показателей ведущих мировых экономик // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 2. – с. 105-138. – doi: 10.18334/eo.8.2.39014.
31. Зайцев Ю.К. Возможности диверсификации партнерств на рынках природного газа в рамках сложившихся форм сотрудничества государства и бизнеса стран БРИКС // Государственно-частное партнерство. – 2015. – Том 2. – № 4. – с. 193-204. – doi: 10.18334/ppp.2.4.36872.
32. Колесников В.В., Лапина Е.С., Сулеменова М.А. Особенности промышленной политики: опыт стран Европейского союза и БРИКС // Экономические отношения. – 2018. – Том 8. – № 3. – с. 399-406. – doi: 10.18334/eo.8.3.39197.

Страница обновлена: 26.02.2021 в 16:22:54