Современные глобальные вызовы и риски для трансграничного сотрудничества регионов

Хмелева Г.А.1, Неделька Э.2
1 Самарский государственный экономический университет
2 Университет Шопрона

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Хмелева Г.А., Неделька Э. Современные глобальные вызовы и риски для трансграничного сотрудничества регионов // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 3. – doi: 10.18334/eo.12.3.115098.

Аннотация:
Крепкое трансграничное сотрудничество способствует устойчивому социально-экономическому развитию, территориальной целостности и безопасности любой страны. Возрастающее влияние глобальных вызовов и рисков, необходимость укрепления трансграничного сотрудничества актуализирует систематизацию по критерию долгосрочности влияния. В связи с указанным авторы на основе обобщения данных о важных событиях, экспертного мнения, а также данных статистики систематизировали современные глобальные вызовы и риски для трансграничного сотрудничества регионов постоянного воздействия, в текущем, среднесрочном и долгосрочном периодах. Показано, что финансовая, политическая составляющая, изменения в глобальной расстановке сил имеют постоянное влияние. Текущие, среднесрочные и долгосрочные факторы формируют окружающий ландшафт для принятия управленческих решений в области трансграничного сотрудничества, детально описаны в статье. Цифровые технологии позволяют создавать платформы для взаимодействия. Наибольшие выгоды от трансграничного сотрудничества могут быть достигнуты при реализации совместных программ и проектов, направленных на преодоление обоюдоважных проблем.

Ключевые слова: глобальные вызовы, глобальные риски, трансграничное сотрудничество, приграничное сотрудничество, регион, приграничные регионы

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и РЯИК № 21-510-23002.

JEL-классификация: F02, F61, F52, R12, R13



Введение

В последние годы в мировой науке наблюдалась трансформация понятия «граница» из категории «барьер» в категорию «канал» [1] (Hardi, 2010). Однако пандемия, затем обострение геополитической ситуации в мире, российско-украинский конфликт вызывают настоятельную потребность в дискуссии о современных глобальных вызовах и рисках для развития трансграничного сотрудничества между странами. Последствия санкций оказывают значимое влияние как на инициаторов, так и страны-объекты. В этих условиях наблюдается постепенное смещение фокуса с географического понимания границы как фактора разделения территорий к совокупности политических, социальных и экономических процессов, повседневно протекающих на всех уровнях: от глобального до локального в «микромасштабах социопространственной активности» [2] (Dumnova, 2014). Ландшафт трансграничного сотрудничества, как правило, определяется влиянием глобальных вызовов и рисков. Среди работ, посвященных данному вопросу, выделим работы ученых: Л.Б. Вардомский [3] (Vardomsky, 2010), С.А. Афонцев [4] (Afontsev, 2021), Н.В. Лукьянович [5] (Lukyanovich, 2021), М.Н. Дудин, О.Ф. Малашкина [6] (Dudin & Malashkina, 2021), М.В. Курникова [7] (Kurnikova, 2022). Динамичность внешней деловой и политической среды требует актуализации понимания глобального ландшафта трансграничного сотрудничества.

Проблема исследования состоит в том, что современные глобальные вызовы и риски сдерживают трансграничное сотрудничество, вызывают необходимость трансформации подходов к его дальнейшему развитию.

Гипотеза исследования состоит в предположении о том, что эффективное управление трансграничным сотрудничеством должно опираться на глубокое понимание современных глобальных вызовов и рисков, оказывающих влияние на развитие приграничных регионов в настоящее время, в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В рамках систематизации данных о глобальных вызовах и рисках, оказывающих влияние на развитие приграничных регионов в настоящее время, в среднесрочной и долгосрочной перспективе, были использованы экономико-статистические методы и метод качественного анализа данных официальных отчетов международных организаций: Совет по международным отношениям (СМО — Council on Foreign Relations), Всемирный экономический форум (Отчет о Глобальных вызовах и рисках, 2021), Проект тысячелетия (коллаборация экспертов из более, чем 70 стран мира).

Результаты исследования

В России 25 регионов имеют внешние границы, из них 22 региона отнесены к категории геостратегических территорий, то есть имеют существенное значение для обеспечения устойчивого социально-экономического развития, территориальной целостности и безопасности Российской Федерации, характеризуются специфическими условиями жизни и ведения хозяйственной деятельности [8].

Динамика ВРП геостратегических территорий показывает уменьшение их доли в общем ВРП российских регионов (таблица 1) с 2005 года на 2,26 %.

Таблица 1 - Динамика доли геостратегических территорий в ВРП российских регионов, %

Table 1 - Dynamics of the share of geostrategic territories in the GRP of Russian regions, %

Регионы России
2005
2010
2015
2017
2018
2019
Геостратегические территории,
в том числе
31,42
28,95
30,69
29,35
29,62
29,16
Субъект РФ, граничащий с ЕС
Ленинградская область
1,14
1,30
1,33
1,26
1,27
1,29
Субъекты РФ, граничащие со странами ЕАЭС
Смоленская область, Алтайский край, Астраханская область, Волгоградская область, Курганская область, Новосибирская область, Омская область, Оренбургская область, Самарская область, Саратовская область, Тюменская область, Челябинская область
24,02
19,91
20,85
19,82
20,54
20,07
Субъекты РФ, граничащие с другими странами
Республика Алтай, Республика Тыва, Краснодарский край, Белгородская область, Воронежская область, Курская область, Ростовская область
5,67
7,11
7,88
7,64
7,19
7,17
Субъекты РФ, граничащие со странами ЕАЭС и другими странами
Псковская область, Брянская область
0,59
0,62
0,64
0,64
0,61
0,63
Источник: рассчитано автором по данным Росстат. Регионы России. Cоциально-экономические показатели - 2021 г. [9]

Однако в отдельных группах субъектов РФ, граничащих с другими странами и субъектов РФ, граничащих со странами ЕАЭС и с другими странами наблюдается рост за тот же период. Если в 2005 году доля таких регионов составляла 6,26%, то в 2019 году доля этих геостратегических территорий в ВРП уже составила 7,8%.

Полученные данные позволяют заключить, что регионы недостаточно полно используют приграничное положение как конкурентный ресурс. Для повышения результативности социально-экономического развития и трансграничного сотрудничества целесообразно систематизировать глобальные вызовы и риски по длительности воздействия и по силе влияния. В данной статье авторы сосредоточили свое внимание на первом аспекте – длительность воздействия.

Авторы придерживаются понимания приграничной территории, прежде всего, как всей территории приграничных регионов (субъектов Российской Федерации), поскольку только такое понимание позволяет обеспечить вовлечение широкого круга участников-представителей бизнеса, общественности и государственной власти регионального и муниципального уровня и соответствует терминологии Концепции приграничного сотрудничества, утвержденной Правительством Российской Федерации от 7 октября 2020 года №2577-р [10]. Сотрудничество экономических субъектов, расположенных на территории приграничных муниципальных образований и территорий, рассматривается как часть общего сотрудничества с сопредельными государствами. Именно такой подход правомерно получает все большее распространение в российской научной литературе и широко обсуждается учеными в последние годы [11-14] (Mezhevich & Tkachev, 2021; Pestsov & Volynchuk, 2020; Kuzheleva & Chernyavskaya, 2019; Davydenko, 2019).

Вне зависимости от горизонта времени приграничные регионы сталкиваются с глобальными вызовами и рисками, которые могут как препятствовать взаимной торговле, так и создают запрос на новые формы сотрудничества.

Независимо от времени и места на приграничное сотрудничество будут оказывать влияние три взаимосвязанные составляющие: финансовая, политическая и связанная с изменениями в глобальной расстановке сил. Однако сила этого влияния различается в зависимости от ситуации в мире и стране.

В настоящее время ключевые глобальные вызовы и риски, оказывающие влияние на приграничное сотрудничество следующие:

Сохраняется влияние COVID-19, что вызывает риски усиления слабости глобальной системы безопасности здоровья (своевременное предупреждение, обеспеченность вакцинами и лекарствами и др.) [15] (Khmeleva, 2021). Сохраняются риски вынужденных ограничений для перемещения людей, что ограничивает возможности совместного сотрудничества. Невиданный по своим масштабам и влиянию кризис COVID-19 глубоко затронул деловую и общественную жизнь во всем мире, и приграничные регионы не исключение. Пандемия является стресс-тестом для создания новых механизмов инвестирования для эффективного содействия устойчивому развитию и расширению торгово-экономических связей приграничных регионов [16].

В 2022 году существенно обострилась геополитическая обстановка вследствие проводимой Россией спецоперации на Украине. На 10 июля 2022 года с 22 февраля 2022 года было введено 8559 санкций, что вывело нашу страну в число лидеров санкционного давления (Рис. 1).

Рисунок 1. Количество введенных санкций до и после 22 февраля 2022 года

Figure 1. The number of sanctions imposed before and after February 22, 2022

Источник: Составлено автором по данным Castellium.AI [17]

Несмотря на введенные санкции, экономика России находится в относительно устойчивом состоянии. Предпринятые Президентом страны, Правительством Российской Федерации и Центральным Банком меры сдерживают экономику России от падения, удалось предотвратить инфляционное давление, российский рубль значительно окреп. Санкции, хотя и сдерживают российскую экономику, но пока не оказывают критического влияния на ее развитие [18] (Afanasyev, 2022). Что касается европейских стран, то большая работа, проводимая Европейским союзом с начала 2000-х годов, Политика сплочения, пять раундов программ трансграничного сотрудничества способствовали интенсивности обмена между стейкхолдерами соседствующих стран, включая представителей бизнеса, вузов, государства [19].

Хрупкость постпандемийного восстановления мировой экономики, активное военное противостояние России и Украины проявляется в неустойчивом характере динамики восстановления мировой экономики. Риски снижения деловой активности, рост инфляции во многих странах мира, нарушения в цепочках поставок продукции оказывают сдерживающее влияние на развитие торгово-экономических связей соседних стран и приграничных регионов.

Цифровизация, инфотехнологии, большие данные способны вызвать риски неравенства приграничных регионов, нарушений в системе кибербезопасности. Однако, можно отметить и положительное влияние развития цифровых платформ, которые все активнее выводят посредников в торговле за рамки торгово-экономических отношений, что способствует развитию трансграничной торговли в целом и приграничной торговли, в частности.

Геополитический вызов характеризуется рисками усиления противоречий между странами-представителями разных блоков и союзов. Очевидно, продолжается формирование трех полярных сил: Россия и ЕАЭС, США и страны НАТО, Китай. Возрастают риски санкционного и политического давления на страны-представители разных блоков и союзов. Для России вопрос развития приграничного сотрудничества выходит только за рамки экономической повестки и становится вопросом укрепления государственной безопасности, поскольку имеет общие границы как со странами НАТО (США (учитывая морские границы), Норвегия, Польша, Литва, Латвия, Эстония), так и с Китаем. Актуальным вызовом для России в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе являются всплески недовольства в странах бывшего СССР. России следует быть готовой к вспышкам протеста.

Интерес представляет мнение экспертов Всемирного экономического форума о восприятии национальных рисков отдельных стран (таблица 2).

Таблица 2 - Национальные риски отдельных стран

Table 2 - National risks of individual countries

Страна
Риск 1
Риск 2
Риск 3
Риск 4
Риск 5
Российская Федерация
Межгосударственный конфликт
Рост инфляции
Инфекционные
заболевания
Кризисы в сфере занятости и
средств к существованию
Серьезные
сырьевые
потрясения
Венгрия
Рост инфляции
Экстремальные погодные
явления
Провал климатических действий
Инфекционные
заболевания
Перелом
в межгосударственных
отношениях
Германия
Провал климатических действий
Ослабление социальной
сплоченности
Цифровая
концентрация мощности
Долговые кризисы в
крупных экономиках
Перелом
в межгосударственных
отношениях
Политизация
стратегических
ресурсов
Франция
Ослабление социальной
сплоченности
Долговые кризисы в
крупных экономиках
Политизация
стратегических
ресурсов
….
Провал климатических действий
Невыполнение
мер кибербезопасности
Казахстан
Кризисы в сфере занятости и
средств к существованию
Рост инфляции
….
Серьезные
сырьевые
потрясения
Межгосударственный конфликт
Политизация
стратегических
ресурсов
Источник: составлено автором по данным [20]

Из таблицы можно видеть, что для указанных стран характерны общие и специфические проблемы, особенности которых связаны с экономикой и политической ситуацией. Указанные глобальные риски целесообразно учитывать при управлении трансграничным сотрудничеством.

В среднесрочной перспективе (с горизонтом до 5 лет) инфекционные заболевания вызывают риски появления новых мутаций вирусов. Для приграничного сотрудничества влияние проявляется ограничениями физического перемещения людей. В случае длительных ограничений возможна полная потеря интереса к трансграничному сотрудничеству.

Климатические изменения в среднесрочной перспективе будут только усиливаться. Вместе с тем риски климатических изменений на соседних территориях с общими природно-климатическими условиями потенциально могут усилить интерес к сотрудничеству и являются основой для совместных проектов, нацеленных на решение общих проблем.

Цифровизация, инфотехнологии, большие данные как глобальные вызовы способствуют развитию глобальных платформ, все меньше будет сказываться роль посредников в трансграничной торговле [21] (Khmeleva, 2022). Вместе с тем, ввиду развития технологий кибермошенничества, риски систем кибербезопасности будут актуальными как в средне-, так и в долгосрочной перспективе.

Перспектива замедления роста мировой экономики вызывает риски снижения трансграничной торговли, в результате чего возможно уменьшение объемов экспорт-импортных операций.

Геополитические вызовы сохраняются, вызывая риски санкционного и политического давления, международного терроризма, открытых международных конфликтов вплоть до применения силы, оказывая влияние на трансграничную торговлю стран-представителей разных блоков (ОДКБ и НАТО) и союзов (Евросоюз и ЕАЭС).

В долгосрочной перспективе (с горизонтом более 5 лет) можно выделить сохранение влияния геополитических рисков, цифровизации, инфотехнологий, искусственного интеллекта и больших данных.

Если не предпринимать усилий по трансграничному сотрудничеству, угроза ослабления культурных, экономических связей будет только нарастать. Потребность в изучении русского языка, а значит и языковая связанность территорий России и соседних стран будет снижаться. Пустые ниши международного сотрудничества в самых разных сферах будут неизбежно заполняться другими странами, предлагающими возможности для реализации совместных проектов с финансированием (например, Евросоюз), инвестиции в бизнес-проекты и т.д.

В условиях вакуума в поисках новых точек роста за счет международного сотрудничества баланс может смещаться не в пользу России.

Отдельно отметим, что в долгосрочной перспективе вследствие рисков неудачных или запаздывающих глобальных действий по борьбе с изменениями климата следует учитывать возможный антропогенный ущерб окружающей среде соседних регионов и стран.

В рамках Проекта тысячелетия эксперты из 70 стран мира определили вызовы, с которыми сталкиваются страны в текущем тысячелетии [22]. Потенциальный глобальный вызов заключается в распространении во все сферы жизнедеятельности человека технологий искусственного интеллекта. Для трансграничного сотрудничества этот процесс имеет запаздывающий характер, что и послужило причиной отнесения данного риска к долгосрочной группе. Причем, проникновение в технологии бизнеса и жизнь человека искусственного интеллекта следует особенно пристально рассматривать не только с позиции риска, но и с позиции дополнительного выигрыша, поскольку возникает возможность поиска партнеров для приграничного сотрудничества, отвечающих критериям квалификации участников трансграничного взаимодействия.

Таким образом, уже сегодня и на долгосрочную перспективу цифровая экономика создает запрос на новые формы коллаборации совместного бизнеса приграничных регионов. Эффективным инструментом является создание цифровой платформы для взаимодействия. Изменения климата и достижение целей устойчивого развития могут служить проблемным полем совместных проектов местных сообществ.

Заключение

Представленная систематизация является новой для исследований приграничного сотрудничества, выводы авторов опираются на данные статистики и ведущих экспертов в области мировой экономики.

Трансграничное и приграничное сотрудничество являются фактическими синонимами и включают внешнеэкономические связи, международные отношения субъектов хозяйствования, таких как регионы, муниципалитеты, бизнес, вузы, некоммерческие организации сопредельных государств.

Выявлено, что приграничное сотрудничество формируется и развивается под влиянием финансово-экономической и политической составляющих, которые определяют силу и географические приоритеты трансграничного сотрудничества. Влияние финансов, экономики и политики наблюдается всегда, но меняется соотношение между ними и сила воздействия.

Наряду с постоянными факторами влияния, системно раскрыты текущие, среднесрочные и долгосрочные глобальные вызовы и риски.

Европейский опыт показывает эффективность политики сплочения и программно-проектного механизма ее реализации. Россия должна войти в новую эру всеобъемлющего трансграничного сотрудничества, основанную на партнерстве и стратегическом взаимодействии с такими странами как Белоруссия, Китай, Казахстан, Монголия, Азербайджан, Грузия. Строгое соблюдение принципов взаимоуважения, суверенитета позволит наладить доверительные отношения. Цифровизация позволяет создать новые формы организации взаимодействия посредством цифровой платформы. Необходимо принять программу двухстороннего сотрудничества, механизмом практической реализации которой может быть проектное финансирование стран-участниц. Приоритетными направлениями для финансирования могут служить проекты, направленные на решение глобальных проблем, увязанные со стратегическими приоритетами стран, регионов, муниципалитетов, на территории которых будет реализован проект. Такой многоуровневый и увязанный по целям подход позволит максимизировать выгоды от трансграничного сотрудничества и обеспечить сплоченность стран-участниц.


Источники:

1. Hardi T. Cities, regions and transborder mobility along and across the border // Discuss. Pap. – 2010. – № 82. – p. 5–27.
2. Думнова Э. М. Менталитет и ментальность в структуре социопространственной идентичности // Идеи и идеалы. – 2014. – № 2. – c. 6-19.
3. Вардомский Л.Б. Тенденции и перспективы регионализации постсоветского пространства // Вестник университета. – 2010. – № 3-2. – c. 256-264.
4. Афонцев С.А. Новая инициатива развития сотрудничества стран Центральной и Южной Азии: взгляд из России // Экономика Центральной Азии. – 2021. – № 3. – c. 261-272. – doi: 10.18334/asia.5.3.113503.
5. Лукьянович Н. В. Перспективы евразийской экономической интеграции в контексте роста глобальных вызовов и угроз // Проблемы национальной стратегии. – 2021. – № 1. – c. 78-96.
6. Дудин М.Н., Малашкина О.Ф. Новые формы сотрудничества высокотехнологичных компаний в условиях глобальной цифровой кооперации // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 171-194. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111629.
7. Курникова М.В. Концептуальные основы трансграничного управления // Экономика и предпринимательство. – 2022. – № 2. – c. 745-749.
8. Распоряжение Правительства РФ от 13.02.2019 N 207-р (ред. от 25.06.2022) «Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года». [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_318094/006fb940f95ef67a1a3fa7973b5a39f78dac5681/ (дата обращения: 09.07.2022).
9. Регионы России. Социально-экономические показатели. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 11.07.2022).
10. Концепция приграничного сотрудничества, утверждена Правительством Российской Федерации от 7 октября 2020 года №2577-р. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/docs/40585/ (дата обращения: 09.07.2022).
11. Межевич Н.М., Ткачев С.А. Трансграничное сотрудничество в рамках концепций современного этапа глобализации // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Теория и практика управления. – 2021. – № 1 (31). – c. 39-42.
12. Песцов С.К., Волынчук А.Б. Трансграничное сотрудничество в стратегии оживления северо-востока Китая // Журнал Фронтирных Исследований. – 2020. – № 4. – c. 330-343.
13. Кужелева А.А., Чернявская Т.Г. Трансграничное сотрудничество как рычаг экономического развития государства // Вестник Донецкого национального университета. Серия В. Экономика и право. – 2019. – № 2. – c. 156-163.
14. Давыденко Л.Н. Трансграничное сотрудничество как фактор устойчивого развития регионов Евразии // Большая Евразия: Развитие, безопасность, сотрудничество. Ежегодник: Материалы XVIII Международной научной конференции в рамках Общественно-научного форума "Россия: ключевые проблемы и решения". Ответственный редактор В.И. Герасимов. 2019. – c. 303-308.
15. Хмелева Г.А. Феномен постковидного синдрома в мировой и российской экономике (на примере инноваций отраслей образования и медицинских услуг) // Экономические отношения. – 2021. – № 3. – c. 603-618. – doi: 10.18334/eo.11.3.112805.
16. The COVID-19 Pandemic and China’s Global Health Leadership. Council Special Report No. 92. January 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://cdn.cfr.org/sites/default/files/report_pdf/Huang_CSR-92.pdf (дата обращения: 10.07.2022).
17. Панель санкций против России. Castellium.AI. [Электронный ресурс]. URL: https://www.castellum.ai/russia-sanctions-dashboard (дата обращения: 09.07.2022).
18. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179-194. – doi: 10.18334/eo.12.2.114858.
19. European Neighbourhood Policy and Enlargement Negotiations. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/neighbourhood-enlargement/european-neighbourhood-policy/cross-border-cooperation_en (дата обращения: 14.07.2022).
20. The Global Risks Report 2022, 17th Edition. [Электронный ресурс]. URL: https://www3.weforum.org/docs/WEF_The_Global_Risks_Report_2022.pdf (дата обращения: 09.07.202).
21. Khmeleva G.A. Platform Approach—The Future of Cross‐Border Cooperation in the Digital Era. / In Digital Technologies in the New Socio‐Economic Reality, Lecture Notes in Networks and Systems; Ashmarina, S.I., Mantulenko, V.V., Eds.; Volume 304. - Springer: Cham, Switzerland, 2022. – 189–196 p.
22. 15 Global Challenges. The Millennium Project. [Электронный ресурс]. URL: https://www.millennium-project.org/projects/cha (дата обращения: 09.07.2022).

Страница обновлена: 15.07.2022 в 11:17:32