Кластерный подход в управлении инновационно-технологическим развитием национальной экономики (на примере Великобритании)

Морковкин Д.Е.1, Никогосян В.А.1, Донцова О.И.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Морковкин Д.Е., Никогосян В.А., Донцова О.И. Кластерный подход в управлении инновационно-технологическим развитием национальной экономики (на примере Великобритании) // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1911-1928. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111138.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491694

Аннотация:
В данной статье авторами рассматривается опыт создания инновационных кластеров в Великобритании. Успешные глобальные города процветают благодаря своей способности привлекать бизнес, инвестиции, таланты и влияние со всего мира. Ни один город не является в этом отношении более сильным, чем Лондон, который сегодня является самым быстрорастущим городом в Европе и непревзойденным международным центром для бизнеса. Кластеры уже давно стали частью британского индустриального ландшафта, а государство активно участвует в создании необходимой среды для развития инновационных кластеров.

Ключевые слова: кластеры, цифровая экономика, Великобритания, инновационное развитие, венчурное финансирование, финтех-кластеры, НИОКР

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Первые кластеры появились в США и Канаде во времена Великой депрессии, затем европейские государства начали проявлять интерес к данному подходу. Последние 20 лет наблюдается тенденция к внедрению кластерной политики для улучшения конкурентоспособности страны не только развитыми государствами, но и развивающимися, например, такими как Индия и азиатские страны. Во многих странах была создана правовая основа для кластеризации национальной экономики (табл. 1).

Таблица 1

Нормативно-правовая база развития кластеров в странах мира

Страна
Наименование документа
Соединенные Штаты Америки
Программы SBIR (Small Business Innovation Research Program) и STTR (Small Business Technology Transfer) – запущены после принятия Акта о развитии малого инновационного бизнеса в США в 1982 году
Европейский союз
- «Манифест кластеризации в странах ЕС» (2006 год)
- «Европейский кластерный меморандум» (2008 год)
Российская Федерация
- Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. № 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)
- Федеральный закон от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»
- «О реализации кластерной политики в Российской Федерации» / Письмо Министерства экономического развития РФ от 26 декабря 2008 года № 20615-АК/Д19
Источник: составлено авторами.

Сегодня мы живем в эпоху Индустрии 4.0, наблюдая существенные технологичеcкие сдвиги, что требует инновационного подхода в организации современных процессов, таким образом, и кластеризация начала распространяться быстрее. Существует много определений термина «кластер», тем не менее наиболее точным будет следующее: «Кластер – географическая концентрация взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм в смежных отраслях и связанных с ними учреждений в конкретных областях, которые как конкурируют, так и сотрудничают» [1] (Porter, 2003). В основном они сосредоточиваются в одном населенном пункте.

С международной и национальной точки зрения экономическая выгода кластеров исходит из специализации региона, в рамках которой фирмы могут получить более высокую производительность за счет внешней экономии за счет масштаба или других сравнительных преимуществ – торговля более качественным и более дешевым продуктом с другими регионами. С точки зрения местных органов власти, выгода заключается в высокой конкурентоспособности кластеров, получении местным населением более высокой заработной платы и высокой прибыли компаниями, привлечении ими новых инвестиций и распространении полученных выгод на местную экономику.

Политика кластерного управления делится на либеральную (минимальное вмешательство государства, оно участвует только в устранении препятствий на пути создания кластера) и дирижистскую (активное вмешательство государства во все аспекты создания кластеров). Международный опыт показывает, что либеральной модели придерживаются страны с либеральным рынком, и в данном случае кластер – это самостоятельный рыночный организм. Такие страны, как США, Канада, Великобритания, Австралия, являются примерами, как именно надо развивать кластеры в стране по либеральному пути. Рассмотрим подробнее особенности создания кластеров и управления кластерным развитием на примере Великобритании.

На сегодняшний день существует программа, на которую ориентируется все европейское сообщество, – Horizon 2020. Это самая крупная исследовательская и инновационная программа ЕС, когда-либо имевшая почти 80 миллиардов евро финансирования в течение 7 лет (с 2014 по 2020 год) – в дополнение к частным инвестициям, которые привлекут данные финансовые ресурсы. «Горизонт 2020» – это финансовый инструмент, реализующий инновационный Союз, флагманскую инициативу Europe 2020, направленную на обеспечение глобальной конкурентоспособности Европы. Выход Великобритании из ЕС не повлияет на научную сферу и продолжит участие в Европейском исследовательском агентстве, G7, G7+5, G20, чтобы продемонстрировать лидерство в открытом доступе и инфраструктуре, где Великобритания находится на лидирующем месте.

Рассматриваемый как средство стимулирования экономического роста и создания рабочих мест, Horizon 2020 пользуется политической поддержкой европейских лидеров и членов Европейского парламента. Рамочная программа ЕС по научным исследованиям и инновациям будет дополнена дальнейшими мерами по завершению и дальнейшему развитию европейского исследовательского пространства. Эти меры будут направлены на преодоление барьеров, препятствующих созданию подлинного единого рынка знаний, исследований и инноваций.

Соединенное Королевство – это бывшая глобальная империя, нынешний центр международных финансов и ведущая экономика сферы услуг с высоким уровнем жизни и занятостью населения, а также занимающая лидирующие позиции в сфере развития инноваций. Несмотря на Brexit, Соединенное Королевство в 2019 году вопреки ожиданиям улучшило инновационный климат, что подтверждают высокие позиции в таких рейтингах, как The Global Competitiveness Report и Doing Business (9-е место) [3], The Global Innovation Index (5-е место) [4]. Великобритания находится в числе лидеров стран, которые выделяют большие средства из бюджета на инновации, лидирует по успехам в биотехнологиях и биоресурсах, развивая кластеры в данной сфере, в сфере информационно-коммуникационных технологий и сфере услуг. С 80-х годов страна начала строить отлаженный механизм взаимодействия высшего образования и бизнеса с поддержкой государства, это подтверждает созданная система образования с ведущими вузами мира, экосистема биотехнологических кластеров и технопарков – Эдинбургский центр трансфера технологий (1987 год), Институт нанотехнологий (1997 год), Центр технологий Стокбриджа (2001 год). На основе сотрудничества Университета Напьера, Эдинбургского, Шотландского университетов был создан Центр по оценке загрязненности территории и исследованию возможности ее восстановления (2001 год) и многие другие. Лондон, Манчестер, Оксфорд, Кембридж, Эдинбург, Северная Ирландия – города с развитой кластерной системой в Великобритании, там располагаются такие инновационные центры, как FinTech, TechStars, Seedcamp, Level39 (Innovate Finance), Startupbootcamp, Collider, Wayra.

Великобритания является исследовательской страной, и на ее территории располагается большое количество исследовательских центров, государство поощряет инновационное развитие и каждый год увеличивает вклад в НИОКР, предлагает налоговые льготы для повышения вкладов бизнес-сообщества в инновационную сферу. На сегодняшний день вклад бизнес-сообществ составляет 51,8%, а вклад государства – 28%, как мы видим из таблицы 2, что подтверждает выдвинутое утверждение о либеральности созданной системы. Лондон предлагает одну из лучших систем ведения бизнеса из стран ЕС – 19% налог на прибыль компаний, который предполагается снизить до 17% с 2020 года по 2021 год; малому и среднему бизнесу, занятому в сфере инноваций, предоставляются до 225% налоговых вычетов по расходам на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы; корпорациям предоставляется возможность получить возмещение до 130% расходов на НИОКР [5].

Таблица 2

Расходы на НИОКР в Великобритании в 2014–2018 гг.


2014
2015
2016
2017
2018
Расходы бизнеса на НИОКР
45,6%
46,2%
48%
49%
51,8%
Расходы Правительства на НИОКР
28,7%
29,1%
28,4%
27,7%
28%
Расходы на НИОКР в процентном соотношении к ВВП
1,64%
1,66%
1,67%
1,68%
1,68%
Источник: составлено авторами на основании данных ЮНЕСКО.

В 2017 году был изложен проект казначейства Великобритании, по которому в 2018 году выделили из бюджета 500 миллионов фунтов стерлингов на поддержку инновационных проектов. В тот же год было проведено исследование, по которому было выявлено, что новые технологические стартапы открываются в Соединенном Королевстве каждый час, и несмотря на трудности по выходу Великобритании из ЕС, многие крупные компании увидели хорошие возможности и объявили о расширении своей деятельности на территории страны – Facebook, Google, Snapchat, Spotify [6].

Необходимо проанализировать подходы Великобритании к стимулированию инноваций, чтобы понять, почему эта страна добилась таких успехов в сфере инновационных кластеров.

В 2018 году Великобритания заняла 4-е место в группе D5 (рис. 1) – ведущие цифровые правительства мира, однако в 2016 году она была на первом месте, данная потеря позиций произошла из-за неопределенной ситуации с выходом страны из Европейского союза.

Macintosh HD:Users:viktorianikogosan:Desktop:Адаптация.png

Рисунок 1. Скорость адаптации нормативно-правовой базы к бизнес-моделям (FinTech, электронная коммерция и т.д.) в странах мира, 2019 г.

Источник: cоставлено авторами на основе данных [3].

Несмотря на это, сильные стороны включают макроэкономическую стабильность, по данным рейтинга The Global Competitiveness Report 2019, страна достигла максимальных 100 баллов, инфраструктура – 11-е место и развитие, финансовая система – 7-е место. Страна может рассчитывать на высокообразованную рабочую силу, в прошлом году наблюдалось ослабление динамичности бизнеса (c 7-го места на 9-е) и инновационных возможностей (с 7-го на 8-е). Качество государственных учреждений в 2019 году оценивается менее позитивно (снижение на 4 места). Наконец, внедрение ИКТ, хотя и растет, остается низким по стандартам ОЭСР: страна занимает 31-е место в мире и только 16-е место в Европе с результатом, что ниже Кореи и Швеции [3]. Мировое сообщество ссылается на Brexit, он изменил экономическую ситуацию в Великобритании, и необходимы срочные действия, чтобы наметить новый путь к будущему успеху в этой новой среде.

Инвестиции в сфере инноваций играют очень большую роль. По данным анализа Ernst&Young 2019, Великобритания сумела остаться лидером по привлечению цифровых инвестиций в Европу, но ее рыночная доля цифровых инвестиций в Европе упала до 23%, и опасения инвесторов в производственном, автомобильном и химическом секторах привели к снижению инвестиций в эти области [7]. Опрос международных инвесторов указывает на причины изменений в деятельности Великобритании, причем инвесторы высказывают самый высокий уровень пессимизма по поводу ее будущей привлекательности, когда-либо зафиксированный в этих исследованиях, а 15% внутренних инвесторов в Великобритании говорят, что они отложили свои инвестиционные планы после референдума в ЕС. В 2018 году Великобритания оставалась на первом месте для ПИИ в Европе, опередив Германию и Францию, с 1054 проектами, что является третьим по количеству проектов ПИИ за последние 20 лет. Возможно, другая страна в такой сложной ситуации отступила бы назад намного больше, но создаваемая десятилетиями инфраструктура для НИОКР помогла удержаться на плаву в кризисный политический период.

Развитие кластеров в Великобритании было решающим аспектом ее общего успеха, 31 крупнейший кластер в Великобритании производит 20% продукции Великобритании, в то время как на его долю приходится только 8% от общего числа предприятий, где занято 4 миллиона человек (15% от общего числа работающих), и предлагает среднюю заработную плату, значительно превышающую среднюю заработную плату в соседних регионах. Великобритания может похвастаться быстрорастущими и глобально значимыми кластерами в таких сферах, как финансовые услуги, бизнес-услуги, информационные технологии и высокотехнологичные кластеры. Учитывая, что более 73% национальной экономики Великобритании приходится на сферу услуг, неудивительно, что большинство растущих кластеров приходится на сектор услуг [8].

Кроме того, многие из этих крупных кластеров услуг укрепляются. Например, согласно отчету McKinsey (2014) [9], кластер финансовых услуг Великобритании лидирует в глобальном масштабе, охватывая все аспекты банковских и финансовых услуг, сосредоточенных в лондонском сити и районах Кэнэри-Уорф в Лондоне, в то время как кластер деловых услуг взаимосвязан с сектором финансовых услуг и включает юридические, бухгалтерские и консалтинговые фирмы по всему Лондону и части юго-востока. И с 2014 года данный сектор только неуклонно рос, что подтверждают наши исследования в данной работе. Наконец, цифровые услуги в Лондоне включают в себя консалтинг и поставку программного обеспечения, компьютерные услуги, технологическое предпринимательство, обработку данных и телекоммуникационные услуги, а также то, что имеет TechCity в качестве своего связующего звена, но простирается по всему Лондону. Стоит отметить, что в настоящее время половина мировых финансовых фирм базирует свои европейские штаб-квартиры в Лондоне, а более 1 миллиона человек работают в финансовом секторе Великобритании: банковская деятельность, страхование и перестрахование, управление активами и рыночная инфраструктура [10].

Хотя кластеры в целом географически широко распространены, кластеры услуг сосредоточены в районе Лондона, в то время как производственные кластеры, такие как аэрокосмическая промышленность, промышленное производство, электроника и автомобилестроение, биотехнологии, разбросаны по всей стране. Великобритания является домом для университетов мирового класса, таких как Оксфорд, Кембридж, Империал и Лондонская школа экономики, которые привлекают международное студенческое сообщество и являются мировыми лидерами в области некоторых отраслей наук, а также финансов и экономики. В Великобритании 29 университетов входят в топ-200 по версии Times Higher Education World Rankings [11]. Страна участвует и совместно финансирует лаборатории, такие как Европейская лаборатория молекулярной биологии, ЦЕРН и Большой адронный коллайдер, а также астрономические объекты.

Присутствие глобальных финансовых и образовательных институтов и технологических компаний действительно стимулировало развитие кластера, являясь источником предпринимательских и технических талантов. Действующие финансовые институты, такие как банки, управляющие активами, и страховые компании, также являются потенциальными клиентами финтех-решений и выступают в качестве источников финансирования финтех-стартапов через свои инкубаторы и специализированные венчурные фонды (например, Santander, Barclays). Лондонское сообщество технологических стартапов возникло в начале 2000-х годов и сосредоточилось в основном на потребительских услугах и электронной коммерции (например, Asos, JustEat, Global Fashion Group, Farfetch, Zoopla, Shazam, Lyst, Rightmove). Этот кластер тесно связан с кластером финансовых услуг в Лондоне. Поставщики специализированного рискового капитала (например, венчурный и частный капитал) и лондонские биржи ценных бумаг (например, Лондонской фондовой биржи) являются основными источниками капитала для основателей стартапов в области финансовых технологий. Великобритания произвела $2,3 млрд венчурных инвестиций в финтех в 2019 году, второй после США регион по объему вложенного капитала (рис. 2).

Macintosh HD:Users:viktorianikogosan:Desktop:сделки.png

Рисунок 2. Распределение инвестиций в FinTech по странам мира в 2019 году,

млрд долл. США

Источник: составлено авторами на основе данных [3].

Более высокий уровень инвестиций в финтех в США обусловлен наличием более развитого сектора венчурных инвестиций. Однако лондонский финтех-кластер подкрепляется мощью государственной поддержки ИТ, которая выгодно отличается от других кластеров. В США регулирование большей части финтех-сектора, и особенно небанковского финтех-сектора, как правило, происходит в основном на уровне штатов, а не на федеральном уровне, как в Великобритании.

В 2014 году была выпущена долгосрочная стратегия роста Великобритании в сфере инноваций, которая предполагает ее реализацию до 2021 года. Великобритания инвестирует 5,9 миллиардов фунтов стерлингов в исследовательскую инфраструктуру с 2016 по 2021 год – это считается самым долгосрочным обязательством перед научным сообществом за последние десятилетия [12]. Из них 2,9 миллиардов фунтов стерлингов идут на крупные капитальные проекты для поддержки научных грандиозных задач. Выделено 800 миллионов фунтов стерлингов на финансирование новых проектов при условии удовлетворительных бизнес-кейсов. Эти инвестиции включают до 235 миллионов фунтов стерлингов в Институт перспективных материалов Сэра Генри Ройса (кластер из 9 университетов) в Манчестере и 113 миллионов фунтов стерлингов на исследования по вычислениям, анализу данных, искусственному интеллекту в Hartree Centre вместе с IBM, 95 миллионов фунтов стерлингов – на программы Европейского космического агентства, 31 млн фунтов стерлингов – на новую систему наблюдения за энергетической безопасностью и инновациями, 20 миллионов фунтов стерлингов – на создание инновационного центра по проблемам старения в Ньюкасле. Также инвестируется 3 миллиарда фунтов стерлингов в поддержку отдельных капитальных проектов и техническое обслуживание существующих лабораторий мирового класса в английских университетах. Все эти планы – всего лишь малая часть того, что было намечено Правительством Великобритании, как мы видим, страна выделяет колоссальные средства на развитие своих отраслей науки.

Регулирование кластеров происходит на уровне города, так и на уровне страны. В частности, британское Управление финансовых услуг оказало наиболее специфическое влияние на возникновение этого сектора благодаря своему прагматичному подходу к регулированию и активному сотрудничеству с растущими требованиями компаний финтех-сектора. Кроме того, некоторые кластеры пользуются первоклассной физической инфраструктурой, особенно те, которые расположены в Лондоне и на юго-востоке, получая доступ к международным соединениям через аэропорт Хитроу, что создает важную привлекательность для транснациональных компаний. Были запущены каталитические программы в области биомедицинских, агротехнологических, биотехнологических и энергетических исследований; продвигается открытый доступ к финансируемым государством исследованиям и в рамках более широкой правительственной повестки дня по открытым данным. The Research Excellence Framework (REF) – это самая крупная в истории оценка качества и влияния инвестиций Великобритании в науку, которая к началу 2015 года позволила оценить более 55 000 исследователей, 191 000 результатов исследований и 7 000 тематических исследований [13]. Британская Хартия науки и общества, устанавливающая принципы участия общественности, была разработана в сотрудничестве с научным сообществом, бизнесом, педагогами, средствами массовой информации и группами гражданского общества, на сегодняшний день является основополагающим документом в области инновационной политики.

Рассмотрим финансирование и функционирование подробнее на примере трех кластеров: London FinTech, NEPIC, Innovate UK.

Лондонский финтех-кластер возник на пересечении трех главных факторов, существующих в Лондоне на протяжении десятилетий, а именно предпринимательского кадрового резерва, сильного технологического кластера и самого конкурентоспособного финансового центра в мире. Лондонский финтех-кластер резко вырос с 2008 года, причем объемы венчурных сделок и инвестиций ежегодно увеличиваются на 74% и 51% соответственно. Венчурное финансирование в настоящее время является второй по активности группой, инвестирующей в британский финтех, обеспечивая около 40% от общего объема инвестиций в венчурный капитал, что составляет четырехкратное увеличение по сравнению с 2015 годом. К 2019 году венчурные инвестиции в британский финтех достигли почти 3 миллиарда фунтов стерлингов в 1 600 компаний, причем подавляющая часть этой деятельности приходится на Лондон (25% предпринимателей во всем мире сообщают, что имеют значительные отношения с двумя или более предпринимателями в Лондоне по сравнению с 33% в Силиконовой долине) [14].

Успех подкрепляется 70%-ным увеличением среднего размера сделок с 2017 года по сравнению с предыдущей частью десятилетия, демонстрируя ориентацию на более зрелые инвестиции этого все более важного класса инвесторов. Инвесторы, помимо государства и местных компаний, являются международными: более 65% из них являются выходцами из-за рубежа, преимущественно из США. Всплеск прогресса не остался незамеченным: Ernst & Young назвала Лондон «глобальным финтех-капиталом» и поставила его впереди других ведущих регионов, таких как Нью-Йорк, Гонконг и Силиконовая долина.

Возникающие финтех-фирмы используют новые технологии, особенно интернет и растущую связанность потребителей, чтобы сделать существующие рынки более эффективными и полностью открыть новые категории. Инновации присущи не только самим услугам: меняется и сам способ взимания компаниями платы за эти услуги. Большие гонорары, взимаемые традиционными игроками, привлекли новых участников, оснащенных новыми бизнес-моделями, подкрепленными новыми технологиями. Действующий банк High Street bank Barclays взимает 25–40 фунтов стерлингов за международный банковский перевод и сохраняет bid-ask спред [15]. С другой стороны, британская фирма Fin Tech Transferwise взимает 0,5% от измененной валюты и завершает перевод по среднерыночному курсу, сопоставляя клиентов на каждом конце сделки, клиент, переводящий USD в GBP, может совпадать с клиентами, желающими обменять GBP на USD, что позволяет экономить сервису с каждой 1000 долларов 63,37 доллара – на фоне таких больших сбережений Transferwise привлекла 90 миллионов долларов от крупных венчурных компаний, таких как Andreesen Horowitz и Index Ventures, а также от частных инвесторов, таких как Ричард Брэнсон, и в настоящее время оценивается более чем в 1 миллиард долларов [16]. Другие стартапы – Gocard и Curve в платежном пространстве пытаются оптимизировать процесс платежей и сделать его более дешевым для бизнеса и потребителей. Например, Go Cardless позволяет малым и средним предприятиям использовать технологию прямого дебетования, чтобы гарантировать, что их клиенты платят вовремя и легко, вместо того чтобы требовать чеки или взимать комиссию за транзакции по кредитным картам. Curve же позволяет потребителям объединить все свои кредитные и дебетовые карты в одну карту.

Что же касается Британского рынка финтех-страхования, то он все еще находится на ранней стадии развития, но уже начали появляться стартапы, такие как Right In dem, который обрабатывает страховые претензии онлайн для действующих страховых компаний.

В сфере программного обеспечения созданные компании в этом кластере сосредоточены на предоставлении программного обеспечения и услуг финансовой аналитики для повышения эффективности и улучшения процесса принятия решений для частных лиц, малых и средних предприятий и крупных корпораций. Например, DueDil – это лондонский стартап B2B, чья сервисная служба позволяет корпоративным клиентам находить информацию о частных компаниях, отслеживать фирмы, представляющие для них интерес, и управлять финансовыми рисками, возникающими из их цепочки поставок или клиентской базы. За 2017 год она привлекла в Ирландию сделок на сумму $ 22 млн [17].

Сочетание сильного сектора финансовых услуг и появление экосистемы цифровых технологий в непосредственной физической близости от центра Лондона привели к быстрому росту лондонского финтех-кластера. Ключевая поддержка частного сектора включает в себя отраслевые группы и конференции, такие как City Meets Tech, регулярная встреча для финтех-предпринимателей и потенциальных источников финансирования, а также Fintech Week, крупнейшая в мире конференция FinTechfocused, которая проходит уже третий год.

Государственная поддержка финтех-кластера в Великобритании была сильной, как было сказано выше. Лондон выгодно отличается от других глобальных финтех-кластеров, имея самый большой в мире пул специалистов по финансовым услугам (1,2 млн против 0,7 млн в Нью-Йорке) [17]. Такое обилие талантов отчасти объясняется высокой концентрацией глобальных финансовых институтов, о которой говорилось выше. Поддержание статуса Великобритании как глобального центра финтеха, а также содействие расширению деятельности по всему миру является областью внимания, которая привела к успешным результатам. С этой целью в 2018 году Великобритания выпустила свою первую стратегию развития финтех-сектора с целью помочь Великобритании сохранить свое лидерство в финтех-пространстве Европы. Наряду с этим важным аспектом государственной поддержки финтех-сектора в последние годы стало создание «финтех-мостов» с юрисдикциями по всему миру, чтобы помочь снизить регуляторные барьеры и поддержать международную экспансию в мире после Brexit. До сих пор эти мосты были установлены в Австралии, Китае, Гонконге, Сингапуре и Южной Корее.

Второй пример – это NEPIC – некоммерческая организация, которая поддерживает потребности и интересы сектора химической переработки на северо-востоке Англии, созданная в 2004 году. Их девиз: «Мы существуем для того, чтобы обеспечить процветание промышленности в этом регионе – и чтобы у нас были инвестиции, инновации и сеть, которая создаст рабочие места и возможности в далеком будущем». С 2004 года в регионе было реализовано 83 инвестиционных проекта технологического сектора на общую сумму 4,3 миллиардов фунтов стерлингов. Этот регион является родиной химической промышленности, и именно поэтому тут создан биотехнический кластер. Вовлечено более 1 400 компаний, производящих 26 миллиардов фунтов стерлингов годового объема продаж. NEPIC обеспечивают работой 190 000 человек, а сектор экспортирует 12 миллиардов фунтов стерлингов каждый год, что делает этот регион единственным чистым экспортным регионом в Великобритании. Членский взнос в кластер начинается от 300 фунтов плюс ежегодный НДС, что является достаточно низким порогом для участия [18]. Членство обеспечивает доступ к персоналу NEPIC и участие в его деятельности. Но есть и участвующие организации – это те, которые были вовлечены в деятельность NEPIC и имеют доступ к общедоступным ресурсам. Их число является ключевым критерием, признанным европейской кластерной аккредитацией, поскольку это отражает масштаб и сферу деятельности организации, и на сегодняшний день составляет 720 организаций.

Организации – члены NEPIC осуществляют широкий круг мероприятий: производство, биоэнергетика, логистика, строительство и наукоемкие бизнес-услуги. Существует высокая доля сервисных видов деятельности (68,8% видов деятельности являются профессиональными, техническими или деловыми услугами), и только 13,7% видов деятельности относятся к отраслям, определенным как те, которые представляет данный сектор (химическая промышленность, полимеры, фармацевтика, биотехнология, биоресурсы и возобновляемые источники энергии и т.д.). Одним из ярких примеров международного расширения кластера является WINTECH – всемирная инициатива, ориентированная на экологически чистые технологии. Например, в Тисайде (Великобритания) промышленные выбросы углерода приносят наибольший вред воздуху в стране, кластер разработал систему по промышленному улавливанию и хранению углерода, что значительно улучшает экологическую обстановку в регионе.

Innovate UK является инновационным агентством в Великобритании. Оно ускоряет экономический рост Великобритании, стимулируя и поддерживая инновации, ориентированные на бизнес. Агентство работает с бизнесом, академическими кругами и правительством, помогая компаниям довести концепции до коммерциализации. Правительством было предоставлено дополнительное финансирование в размере 185 миллионов фунтов стерлингов для Innovate UK, которое поддерживает и объединяет полный спектр новаторов, включая стартапы, МСП, крупные компании, академические круги и научно-технические организации. Innovate UK имеет бюджет около 450 миллионов фунтов стерлингов в год, за счет этого представляются значительные инвестиции в британские инновации. С момента своего основания в 2007 году оно непосредственно поддержало более 5 000 предприятий и работало практически с каждым университетом в Великобритании с общим объемом инвестиций более 7,5 миллиардов фунтов стерлингов [19]. Innovate UK разрабатывает стратегию в приоритетных областях и оказывает финансовую поддержку в виде грантов для финансирования научно-исследовательских проектов; доступ к знаниям через инновационные ваучеры, партнерства по передаче знаний, сеть передачи знаний и онлайн-платформу для передачи; а также доступ к навыкам и оборудованию через сеть центров катапультирования.

Правительство Великобритании оказало большую поддержку в продвижении инвестиций и инноваций в области технологий, а также перемещении иностранных технологических компаний в Лондон с налоговыми льготами, адаптацией иммиграционных правил и поддерживающим регулированием.

Ключевые проблемы, с которыми столкнулся Лондон, – это Brexit, который значительно ухудшил качество деловой среды. Brexit может ограничить доступ Великобритании на рынок ЕС, особенно для таких развивающихся отраслей, как финтех, вокруг которых еще не действует коллективный набор регулирующих норм. Этот нормативный разрыв между Великобританией и остальной частью ЕС создает угрозу быстрого масштабирования по всему континенту.

Заключение

В результате исследования было доказано превосходство Великобритании в инновационной сфере, в том числе в управлении кластерной политикой в конкретных отраслях, включая финансовый и реальный сектор. Правительство создало британский бизнес-банк, помогая финансовым рынкам работать лучше для предприятий, осуществляющих передовые инновации, расширило существующие схемы венчурного капитала с налоговыми льготами (схема инвестирования предприятий и фонды венчурного капитала) и ввело новую схему инвестирования в начальные предприятия, чтобы стимулировать частные инвестиции в более мелкие и высокорисковые компании, которые в противном случае будут бороться за привлечение финансирования. Единого универсального ответа на вопрос о наиболее эффективной модели собственности и управления этими институтами не существует, однако Великобритания нашла золотую середину в сочетании государственного и частного партнерства. Соединенному Королевству необходимо и дальше опираться на свои исследования и сильные стороны бизнеса, чтобы обеспечить влияние и будущий экономический рост. Как было выявлено в исследовании, учреждения и организации в Великобритании имеют в своем распоряжении целый ряд механизмов для обеспечения того, чтобы текущие и будущие поколения британских исследователей и компаний имели хорошие возможности для сотрудничества с зарубежными коллегами. Они будут продолжать поддерживать развитие этих партнерств, чтобы принести пользу экономике и обществу Великобритании и стран-партнеров. 17 апреля 2020 года Великобритания анонсировала, что выделяет 330 миллиардов фунтов стерлингов на восстановление от пандемии COVID-19, что составляет 15% ВВП, на помощь предприятиям страны, объявлены годовые налоговые каникулы и выделены гранты британским компаниям в размере 25 тысяч фунтов стерлингов для устранения негативных последствий [20]. Такая поддержка компаний является беспрецедентной. Таким образом, у Соединенного Королевства есть все необходимое, чтобы в будущем обогнать США в сфере инноваций.


Источники:

1. Портер М. Конкуренция: Пер. с англ. - М.: Изд-ий дом «Вильямс», 2003. – 496 с.
2. Horizon 2020 // European Commission URL: https://ec.europa.eu/programmes/horizon2020/what-horizon-2020 (дата обращения: 17.10.2020).
3. The Global Competitiveness Report 2019 // World Economic Forum URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2019.pdf (дата обращения: 17.10.2020).
4. The Global Innovation Index 2019 // Global Innovative Index URL: https://www.globalinnovationindex.org/gii-2019-report (дата обращения: 17.10.2020)
5. Corporation Tax rates and reliefs // Gov.UK URL: https://www.gov.uk/corporation-tax-rates (дата обращения: 17.10.2020).
6. Our plan for growth: science and innovation // GOV.UK//URL:https://www.gov.uk/government/publications/our-plan-for-growth-science-and-
innovation ( дата обращения: 17.10.2020)
7. Why using its strengths will help the UK retain investor attractiveness // Ernst&Young URL: https://www.ey.com/en_uk/attractiveness/19/uk-attractiveness-survey (дата обращения: 17.10.2020).
8. EY Attractiveness reports 2019 (Europe, United Kingdom) // Ernst&Young URL: https://www.ey.com/en_gl/attractiveness (дата обращения: 17.10.2020).
9. Industrial revolutions: capturing the growth potential // Centre for Cities, McKinsey & Company// URL http://www.centreforcities.org/wp-content/uploads/2014/07/FINAL_Centre-for-cities-report2014.pdf. (дата обращения: 15.10.2020).
10. Brexit: the United-Kingdom and EU financial services // European Parliament URL: https://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/BRIE/2016/587384/IPOL_BRI%282016%29587384_EN.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
11. World University Rankings 2020 by subject: education // The World University Rankings URL: https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/2019/subject-ranking/education#!/page/0/length/25/sort_by/rank/sort_order/asc/cols/stats (дата обращения: 16.10.2020).
12. Our plan for growth: science and innovation // Gov.UK URL: https://www.gov.uk/government/publications/our-plan-for-growth-science-and-innovation (дата обращения: 17.10.2020).
13. Latest Publications // Research Excellence Framework URL: https://www.ref.ac.uk/publications/ (дата обращения: 17.10.2020).
14. UK FinTech State of the Nation // Gov.UK URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/801277/UK-fintech-state-of-the-nation.pdf (дата обращения: 17.10.2020).
15. International payments // Barclays URL: https://www.barclays.co.uk/ways-to-bank/international-payments/ (дата обращения: 16.10.2020).
16. The BBC has hailed the rise of FinTech companies taking on the banks. // Transferwise URL: https://transferwise.com/us/blog/bbc-hails-the-rise-of-fintech-in-global-money-transfer (дата обращения: 17.10.2020).
17. Industrial Clusters in England // Gov.UK URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/646547/NIESR_Clusters_Research_BEIS_Format_with_summary_FINAL.pdf (дата обращения: 15.10.2020).
18. Industrial Clusters in England // NEPIC URL: https://www.nepic.co.uk/industry/ (дата обращения: 15.10.2020).
19. About Innovate UK // Gov.UK URL: https://innovateuk.blog.gov.uk/about-innovate-uk/ (дата обращения: 15.10.2020).
20. Зарубежные СМИ: Как Великобритания будет спасать свою экономику? // Коммерсантъ URL: https://www.kommersant.ru/doc/4292338 (дата обращения: 17.10.2020).
21. Путеводитель по инновационной экосистеме Великобритании // РВК URL: https://www.rvc.ru/upload/iblock/486/201403_British_Ecosystem_RU.pdf (дата обращения: 17.10.2020).
22. Макроэкономическое регулирование: задачи и перспективы развития: монография / коллектив авторов; под ред. Д.Е. Сорокина, С.В. Шманева, И.Л. Юрзиновой. Москва: КНОРУС, 2018. - 336 с.
23. Миндлин Ю.Б. Зарубежный опыт функционирования кластеров в экономически развитых странах (Великобритания, США, Канада, Япония) // Вестник Московского университета МВД России. -2010. -№ 1. -С. 53-56.
24. Морковкин Д.Е. Управление развитием промышленного комплекса региона на основе кластерного подхода: монография / Д. Е. Морковкин. - Москва: ЧОУВО "МУ им. С.Ю. Витте", 2013. - 160 с.
25. Морковкин Д.Е. Инновационные аспекты развития промышленного комплекса региона (на примере г. Санкт-Петербурга) // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. 2011. № 1. С. 48-53.
26. Шманев С.В., Паршутина И.Г., Перепечаева Е.С. Менеджмент инновационной деятельности промышленных предприятий в условиях неопределенности и риска // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. - 2013. - № 4. - С. 56-62.
27. Эскиндаров М.А., Масленников В.В., Солянникова С.П., Морковкин Д.Е., и др. Стратегия ЦСР 2018-2024 гг.: лозунги, мифы и реальность (позиция экспертов финансового университета) // Вестник Финансового университета. 2017. Т. 21. № 3 (99). С. 6-24.
28. Morkovkin D., Shmanev S., Shmaneva L. Problems and Trends in Innovative Transformation of Russian Economy and Infrastructure Development // Proceedings of the 3rd International Conference on Economics, Management, Law and Education (EMLE 2017). - 2017. - p. 10-13.
29. Засько В.Н., Донцова О.И. Особенности государственной политики в сфере управления инновационно-промышленными кластерами // Креативная экономика. 2016. № 11. C. 1253-1262. - DOI: 10.18334/ce.10.11.36989
30. Исайченкова В.В. Формирование эффективных промышленно-производственных кластеров в условиях цифровизации // Экономические отношения. 2019. № 9 (3). С. 1879-1890.
31. Лосев К.В., Молчанова С.М. Инновационная система Великобритании // Экономические отношения. 2019. № 9 (4). С. 2433-2444.
32. Дроздова А.П., Молчанова С.М. Инструменты реализации инновационной политики Великобритании // Вопрос инновационной экономики. 2019. № 9 (4). С. 1215-1226.

Страница обновлена: 05.03.2021 в 22:37:48