Российский IT-специалист: между «цифровым концлагерем» и «технологическим гуманизмом»

Мерзляков С.С.1
1 Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Мерзляков С.С. Российский IT-специалист: между «цифровым концлагерем» и «технологическим гуманизмом» // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113804.

Аннотация:
Отношение к технологическим инновациям и доверие являются значимыми социокультурными характеристиками с точки зрения модернизации современного общества. В статье на основе данных проекта Всемирный обзор ценностей проводится сравнение отношения к инновациям жителей России, США и Китая, а также уровня доверия и отношения жителей этих стран к некоторым формам контроля со стороны государства. Согласно международным кросс-культурным и российским исследованиям, для России характерен технооптимизм, а также низкое обобщенное и низкое институциональное доверие. Автор выдвигает предположение, что российская модель взаимодействия технооптимизма и низкого доверия может являться основой специфического варианта социокультурной модернизации, который можно обозначить как «технологический гуманизм». Делается предположение, что агентами социокультурной модернизации в рассматриваемом направлении могут быть члены российского сообщества IT-специалистов. Результаты могут быть использованы в исследованиях взаимодействия культуры и экономики.

Ключевые слова: доверие, технооптимизм, ценности, неформальные институты, культура

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта № 20-011-00835

JEL-классификация: L86, O31, O32, O33



Введение

Социокультурная модернизация предполагает выявление позитивных модернизационных ценностей, а также определение потенциала национальных культурных особенностей быть драйвером социокультурных процессов. В данной статье нас интересует две социокультурные характеристики современного общества, которые являются важными элементами социокультурного профиля нации: отношение к современным технологиям и доверие. Если общество позитивно относится к современным технологиям, то внедрение технологий проходит эффективнее, быстрее формируется рынок инновационных решений – поэтому технооптимизм является важным социокультурным фактором модернизации современного общества. Доверие членов общества друг другу и государственным структурам также оказывает значимое влияние на модернизационные процессы, потому что снижает издержки обеспечения договоров, а также позволяет государству интенсивнее внедрять инновационные решения. Определение векторов социокультурной модернизации российского общества, а также потенциала национальных культурных особенностей способствовать социально-экономическому развитию является актуальной задачей. Целью исследования является анализ связи отношения к технологическим инновациям и доверия с точки зрения социокультурной модернизации российского общества. В работе проблематизируется возможность позитивного использования российской комбинации таких национальных социокультурных характеристик, как социальное доверие и отношение к технологиям.

Технооптимизм

Представления о том, что россияне являются консерваторами-технофобами [1] не подтверждается исследованиями: наоборот, россияне являются технооптимистами и позитивно оценивают развитие современных технологий. Это подтверждают как российские исследования отношения россиян к технологическим инновациям [4], так и международные кросс-культурные исследования, которые позволяют оценить отношение к технологиям жителей разных стран. Позитивное отношение россиян к технологиям демонстрирует исследовательский проект Всемирный обзор ценностей [2], который позволяет сравнить социокультурный профиль представителей разных стран и культур.

Респондентам указанного исследования было предложено оценить вероятность того, что в будущем больше внимания будет уделяться технологиям (табл. 1). [3] Более 70% россиян хорошо относятся к тому, что в будущем значение технологий может вырасти. Россияне относятся к потенциальному росту значения технологий позитивнее, чем американцы, но уступают в своем позитивном отношении китайцам, более 90% которых хорошо относятся к возрастающему значению технологий.

Оцените: В будущем большее значение будет придаваться технология

Китай
Россия
США
Это хорошо
92,5
73,9
54,2
Без разницы
5,5
13,7
38,8
Это плохо
1,6
8,7
6,2
Не знаю
0,1
3,5
0,1
Нет ответа
0,4
0,1
0,7
Таблица 1. Оценка развития технологий. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Продемонстрировать технооптимизм россиян позволяет также оценка ими эффекта, который технологии и наука оказывают на жизнь человека. Респондентам указанного проекта было предложено согласиться или не согласиться с утверждением «Наука и техника делают нашу жизнь более здоровой, легкой и комфортной». Для ответа предлагалась 10-балльная шкала, где 1 – абсолютно не согласен, а 10 – абсолютно согласен (табл. 2). Абсолютно согласны с позитивным влиянием науки на жизнь человека 37% россиян, что лишь немного меньше, чем абсолютно согласных китайцев, и значительно больше, чем абсолютно согласных американцев.

Оцените: Наука и техника делают нашу жизнь более здоровой, легкой и комфортной

Китай
Россия
США
Абсолютно не согласен
0,6
2,9
3,2
2
0,5
1,4
1,7
3
0,8
2,6
3,6
4
0,4
4,2
4,4
5
4,2
9,5
14,3
6
4,3
8,3
7,2
7
7,1
10,8
15,5
8
19,3
12,6
18,2
9
20
8,2
9,9
Абсолютно согласен
41,8
37,2
20,8
Не знаю
0
2,3
0
Нет ответа
0,9
0,1
1,2
Таблица 2. Оценка влияния технологий и науки на жизнь человека. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Если в предыдущих примерах технооптимизм россиян уступал технооптимизму китайцев, то в оценке влияния технологий на жизнь будущих поколений он даже несколько превосходит китайский (табл. 3). Более 40% россиян абсолютно согласны с тем, что благодаря науке и технике у следующего поколения будет больше возможностей.

Оцените утверждение: благодаря науке и технике у следующего поколения появится больше возможностей

Китай
Россия
США
Абсолютно не согласен
0,7
2,3
3
2
0,6
1,1
1,7
3
0,9
2,4
2,7
4
0,9
3,2
4,9
5
3,8
7,5
14,1
6
4,8
6,6
9,6
7
8,3
10,1
14,2
8
20,4
13
18,6
9
19,5
10,9
8,8
Абсолютно согласен
39
40,9
21
Не знаю
0
1,9
0
Нет ответа
1
0
1,3
Таблица 3. Оценка влияния технологий и науки на жизнь будущих поколений. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Таким образом, россияне являются технооптимистами и в своей позитивной оценке науки и технологий несколько уступают китайцам, но превосходят американцев.

Доверие

Уровень доверия в обществе считается одним из наиболее значимых элементов социокультурного профиля, потому что является фактором, оказывающим значимое влияние на экономическую эффективность общества [9]. Предполагается, что чем выше уровень доверия в обществе, тем ниже транзакционные издержки, то есть издержки по обеспечению контрактов: сбор информации, контроль, переговоры и так далее - чем выше уровень доверия между людьми, тем проще и дешевле им договариваться между собой [10]. Поэтому доверие считается важным модернизационным фактором, а повышение уровня доверия – потенциально значимым драйвером развития [3].

Выделяют бондинговый социальный капитал и бриджинговый социальный капитал [11]. Бондинговый социальный капитал указывает на связи между членами одной социальной группы: семьи, профессионального сообщества и т.п. Бриджинговый социальный капитал указывает на связи между представителями разных социальных групп. Предполагается, что именно бриджинговый социальный капитал оказывает наиболее позитивное влияние на экономический рост [1], поскольку снижает транзакционные издержки при взаимодействии между представителями разных общностей, в то время как бондинговый социальный капитал оказывает противоречивое действие на экономическую эффективность общества. Бриджинговому социальному капиталу наиболее соответствует показатель обобщенного доверия в обществе, то есть доверие людям вообще, а бондинговому – показатель межличностного доверия, то есть доверия в определенных ситуациях и «своим».

Для России характерен низкий уровень обобщенного доверия, то есть доверия людям вообще (табл. 4). На вопрос «Можно ли доверять большинству людей?» лишь 23% ответили положительно. Подавляющее число респондентов из России посчитали, что нужно быть очень осторожным в общении с другими людьми. В Китае «доверчивых» 63%, в США – 37%.

Большинству людей можно доверять?

Китай
Россия
США
Большинству людей можно доверять
63,5
22,9
37
Нужно быть очень осторожным
35,7
74,4
62,5
Не знаю
0
2,6
0
Нет ответа
0,8
0
0,4
Таблица 4. Уровень доверия людям. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Также в России наблюдается низкое доверие к государственным институтам. Например, только 12% россиян уверены в полиции, а 17,5% совершенно не уверены (табл. 5). Похожая ситуация и с судебной системой. [4] Относительно высокий уровень доверия россиян наблюдается по отношению к близкому окружению: семье и соседям, которым россияне доверяют лишь немного меньше, чем китайцы.

Насколько вы уверены в полиции?

Китай
Россия
США
Очень уверен
28,7
11,8
20,7
Вполне
55,8
38,5
47,5
Не особо
13,1
29,4
24,5
Вообще не уверен
2
17,6
6,5
Не знаю
0,1
2,6
0
Нет ответа
0,3
0,2
0,8
Таблица 5. Уверенность в полиции. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Таким образом, для России характерен низкий уровень обобщенного и институционального доверия.

Технооптимизм и доверие

Нас интересует взаимодействие отношения людей к технологиям и уровня доверия в обществе прежде всего в контексте социокультурной трансформации общества. Наибольший интерес для нас представляют два случая взаимодействия технооптимизма и доверия: технооптимизм и высокий уровень доверия в обществе – вариант Китая; технооптимизм и низкий уровень доверия в обществе – вариант России. Предположительно, технооптимизм китайцев, а также высокий уровень институционального доверия в Китае, приводят к значительно меньшему сопротивлению общества развитию и применению технологий вообще и технологий контроля в частности. Респондентам проект Всемирный обзор ценностей задавали вопросы о различных механизмах вмешательства государства в жизнь граждан. Позитивный ответ на вопрос «Должно ли государство иметь право отслеживать электронные письма и любую другую информацию, которой люди обмениваются в интернете?» китайцы давали значительно чаще, чем жители России и США (табл. 6).

Должно ли государство иметь право отслеживать электронные письма и любую другую информацию, которой люди обмениваются в интернете?

Китай
Россия
США
Определенно, должно иметь права
23,6
6,5
4,6
Вероятно, должно иметь право
37
19,2
18,3
Вероятно, не должно иметь право
23,9
30
35,7
Определенно, не должно иметь право
14,8
39,2
39,2
Не знаю
0,3
4,9
0,1
Нет ответа
0,4
0,2
2,1
Таблица 6. Право государства отслеживать информацию в интернете. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

С тем, что государство должно иметь право наблюдать за людьми с помощью видеокамер в общественных местах, китайцы также соглашались значительно чаще (табл. 7). Обратим внимание на то, что ответ «Определенно не должно иметь такого права» россияне давали даже чаще чем американцы: мы видим сопротивление россиян контролю со стороны государства. При этом россияне сопротивляются вмешательству со стороны государства в их сетевую жизнь также, как американцы. Можно сделать предположение, что для россиян относительно свободная оффлайновая жизнь до сих пор имеет довольно важное значение. С другой стороны, большинство как американцев, так и россиян все же не возражают против наблюдения со стороны государства в общественных местах.

Должно ли государство иметь право наблюдать за людьми с помощью видеокамер в общественных местах?

Китай
Россия
США
Определенно, должно иметь права
42,9
27,4
22,7
Вероятно, должно иметь право
39,1
34,1
45
Вероятно, не должно иметь право
10,4
15,7
20,6
Определенно, не должно иметь права
7,3
19,9
10,5
Не знаю
0
2,8
0
Нет ответа
0,2
0
1,2
Таблица 7. Право государства наблюдать за людьми в общественных местах. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

У китайского варианта, который предполагает высокий уровень доверия и технооптимизм, есть значимые конкурентные преимущества. Среди которых можно назвать: меньшее сопротивление общества внедрению технологий в целом [5]; готовность общества к развитию и внедрению «простых» технологий; высокий потенциал мобилизации общества; позитивные эффекты контроля в виде снижения преступности и др. Однако у этого варианта потенциально есть и негативные следствия: перекос в сторону «простых» технологий на длинной дистанции может негативно отразиться на технологиях в целом; введение «жестких» поведенческих ограничений, например, в виде социального кредита, может иметь следствием снижение экономического эффекта от инновационного потенциала отдельного человека; некоторые издержки морального свойства. [6]

Вариант, который предполагает сочетание технооптимизма и низкого доверия в обществе, может обладать как потенциально негативными следствиями, так и позитивными возможностями развития. К негативным можно отнести несколько более слабую готовность общества к внедрению технологий вообще и «простых» технологий контроля в частности; несколько меньший мобилизационный потенциал общества и т.д. – в этом случае менее выражены некоторые позитивные эффекты «китайского» варианта. К позитивным возможностям развития можно отнести следующие: высокий потенциал развития «сложных» технологий [7], которые на длинной дистанции могут конвертироваться в значимое технологическое и экономическое преимущество; высокий потенциал социокультурного развития в сторону «технологического гуманизма».

Обратим внимание на то, что варианты позитивной работы с низким уровнем доверия в обществе существуют [8, с. 65; 2]. Например, высказывается гипотеза, что низкий уровень институционального доверия в обществе может способствовать развитию различных шеринговых платформ, которые оказываются альтернативным способом обеспечения достоверности обязательств [7]. Другими словами, низкий уровень доверия в обществе может рассматриваться в некоторых случаях не только как препятствие социально-экономического развития, но и как специфический элемент развития. В известном смысле даже то, что кажется на первый взгляд слабостью, может оказаться преимуществом. На наш взгляд, под определенным углом зрения в долгосрочной перспективе низкий уровень доверия в российском обществе в совокупности с позитивной оценкой технологий может оказаться специфическим конкурентным преимуществом особенно в контексте социокультурного развития и работы с фундаментальными гуманитарными ценностями.

Российские IT-специалисты

В контексте поиска возможностей реализации потенциального конкурентного преимущества российского варианта взаимодействия технооптимизма и низкого уровня доверия следует выделить те социальные группы, которые наиболее подходят на роль агентов социокультурной модернизации. Одной из таких групп является российское сообщество IT-специалистов, которые, с одной стороны, являются в большинстве своем технооптимистами, а, с другой стороны, могут являться препятствием для доминирования «простых» технологий контроля.

В рамках нашего исследования ценностных ориентаций российских IT-специалистов, проводившегося с июля по сентябрь 2021 г., мы задавали посетителям профессиональных сообществ в интернете некоторые вопросы из проекта Всемирный обзор ценностей. Это позволило нам получить некоторую информацию о соотношении групповых ценностей и национальных. В частности, были заданы вопросы, касающиеся обобщенного доверия и правах государства реализовывать функции контроля. Мы получили 851 ответ от лиц старше 18 лет. В ответах на вопрос «Можно ли доверять большинству людей?» российские IT-специалисты продемонстрировали почти полную солидарность с россиянами: 73% считает, что следует быть очень осторожным в общении с людьми, и только 21% полагает, что большинству людей можно доверять (рис. 1). Для России это 74% и 23% соответственно. Таким образом, уровень обобщенного доверия в исследуемом сообществе соответствует уровню российского общества, то есть является низким. [8]

Рисунок 1. Российские IT-специалисты: доверие людям. Источник: составлено автором.

В вопросах о границах контроля со стороны государства ответы россиян и IT-специалистов несколько различаются (табл. 8). В вопросе о контроле информации в интернете члены исследуемого сообщества занимают жесткую позицию – государство не должно контролировать частную жизнь в интернете. Более 80% посчитали, что государство не должно иметь право отслеживать электронные письма и другую информацию. В этом IT-специалисты оказываются солидарны с россиянами, 70% которых занимают ту же позицию. Однако в вопросе о праве государства наблюдать за людьми в общественных местах позиция IT-специалистов несколько расходится с позицией россиян: и те, и другие в своем большинстве не возражают против подобного контроля, однако доля россиян, которые высказались против, больше доли негативно настроенных специалистов в нашем исследовании. При этом по структуре ответов IT-специалисты в данном вопросе ближе жителям США, лишь 10% которых ответили, что у государства определенно, не должно быть такого права (у россиян доля таких ответов в два раза больше – 20%).


Должно ли государство иметь право отслеживать электронные письма и другую информацию, которой обмениваются в интернете?
Должно ли государство иметь право наблюдать за людьми с помощью видеокамер в общественных местах?
Определенно, должно иметь право
5 (6,5)
25 (27,4)
Вероятно, должно иметь право
10 (19,2)
45 (34,1)
Вероятно, не должно иметь право
23 (30)
16 (15,7)
Определенно, не должно иметь право
61 (39,2)
12 (19,9)
Не знаю
1 (4,9)
2 (2,8)
Таблица 8. Российские IT-специалисты: право государства на контроль (в %). В скобках даны результаты россиян по данным проекта Всемирный обзор ценностей. Источник: данные по IT-специалистам получены автором; данные по России - World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

Таким образом, российские IT-специалисты наследуют низкое обобщенное доверие россиян и их отрицательное отношение к контролю со стороны государства в сети, однако несколько лучше относятся к контролю в офлайне (но хуже, чем китайцы).

Возможно, российское сообщество IT-специалистов обладает потенциалом актуализировать технооптимизм российского общества в качестве каркасного элемента социокультурного развития, и одновременно с этим стать защитой общества от превалирования технологий контроля над человеком. При этом обратим внимание на то, что равнодействующая сила этих векторов движения ведет в направлении любопытной конфигурации социокультурного профиля, которая предполагает как форсированное развитее технологий, так и ценностный приоритет личности, то есть некоторую форму «технологического гуманизма» или «нового гуманизма». Другими словами, российский IT-специалист, вопреки некоторым опасениям, не является ценностным сторонником «цифрового концлагеря», но является скорее естественной защитой общества в силу ценностных ориентаций на ограничение внешнего контроля личности, а также профессиональной и ценностной близости к современным технологиям. Препятствиями подобного использования потенциала членов исследуемого сообщества быть агентами социокультурной модернизации могут быть относительно слабая связь идентичности членов сообщества с национальной идентичностью [6], а также некоторые ценностные различия. [9] Вариантами преодоления этих препятствий являются: демонстрация членам исследуемого сообщества реальных ценностных предпочтений российского общества [10], взаимная интеграция технических и гуманитарных наук при подготовке специалистов, замена или дополнение устаревших социальных формул [5].

Выводы

На длинной дистанции позитивными эффектами технооптимизма и низкого уровня доверия могут быть: потенциал развития «сложных» технологий, использование инновационного потенциала отдельного человека, приоритет личности в контексте развития технологий, что является основанием социокультурной модернизации в направлении «технологического гуманизма». Низкий уровень доверия, прежде всего, институционального, может являться защитой от «простых» технологий контроля, а в совокупности с технооптимизомом, он может являться своеобразным конкурентным преимуществом российского общества. Драйвером социокультурного развития в обозначенном направлении может выступить российское сообщество IT-специалистов. Данный текст выполняет пробематизирующую функцию – тема требует дальнейшего исследования.

[1] Почему боятся ИТ? URL: https://www.it-world.ru/columnists/170378.html (дата посещения: 08.09.21)

[2] Всемирный обзор ценностей – это международный проект, посвященный исследованию культурных ценностей жителей разных стран. Исследования проводятся с 1981 года под руководством Рональда Инглхарта. На 2021 год было проведено 7 волн исследований. В этой статье использованы данные последней волны исследований, которая проходила в 2017-2020 гг. Минимальное число респондентов от каждой страны – 1 тыс. человек. Источник: World Values Survey [Электронный ресурс] URL: https://www.worldvaluessurvey.org (дата обращения: 15.09.2021)

[3] Здесь и далее мы сравниваем ответы жителей трех стран: России, США и Китая.

[4] При этом уверенность россиян в федеральных органах власти выше, чем у американцев, но значительно ниже, чем у китайцев. Одним из объяснений может быть специфика политической организации США.

[5] Исследования российских специалистов также указывают на то, что «доверие власти является одним из наиболее значимых факторов доверия к новым технологиям: те, кто больше доверяют власти, чаще чувствуют себя спокойно при пользовании новыми технологиями» [8, с. 5]. В этом смысле Китай обладает значимым конкурентными преимуществами: доверие со стороны общества, а также быстрое принятие решений без необходимости коллегиального обсуждения.

[6] Строительство «цифрового концлагеря» имеет не только очевидные преимущества в виде снижения преступности и контроля, но и несет некоторые риски. В том числе фундаментальные этические, которые могут быть неприемлемыми для представителей некоторых культур.

[7] Под «сложными» технологиями мы понимаем те технологий, которые не просто качественно выполняют функцию (например, функцию контроля), но «усложнены» необходимостью учитывать человека в качестве приоритетной цели развития. Подобные ограничения на развитие технологий могут быть стимулом усложнения технологий, то есть приводить к их развитию.

[8] При этом у нас есть основания полагать, что уровень доверия может быть еще ниже, потому что исследование проводилось в интернете и потенциальные респонденты с низким уровнем доверия могли более активно избегать участия в нем.

[9] Например, отмеченная в данной статье некоторая разница в приоритетах ограничения контроля со стороны государства: IT-специалистам важна защита их приватности в интернете, а россиянам важна также приватность в офлайне. Однако, на наш взгляд, эта разница в приоритетах вовсе не является принципиальной и лишь указывает на возможность социального диалога по поводу ограничения «простых» технологий контроля в различных сферах: к в онлайне, так и в офлайне. Другими словами, ограничение внешнего контроля – это универсальная позиция.

[10] Например, в данном тексте отмечается технооптимизм россиян и несоответствие технофобии социокультурному профилю российского общества. Представление о консерватизме россиян также не вполне соответствует реальности. Другими словами, «реальный» россиянин ценностно может быть гораздо ближе агентам технологической и социокультурной модернизации, чем это представляется скептически настроенным агентам модернизации.


Источники:

1. Аузан А. Социокультурная экономика // Наука и инновации. – 2017. – № 2(168). – c. 4-10.
2. Бахтигараева А.И., Брызгалин В.А. Роль социального капитала и институционального доверия в отношении населения к инновациям // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2018. – № 4. – c. 3-24.
3. Бахтигараева А.И., Ставинская А.А. Сможет ли доверие стать фактором роста экономики? Динамика уровня доверия у российской молодежи // Вопросы экономики. – 2020. – № 7. – c. 92-107. – doi: 10.32609/0042-8736-2020-7-92-107 .
4. Вахштайн В., Степанцов П., Чурсина Ю., Бардина С. Публичный отчет по результатам социологического исследования поведенческих и институциональных предпосылок технологического развития регионов РФ. / отчет о НИР/НИОКР., 2016. – 102 c.
5. Мерзляков С.С. Социокультурная модернизация в логике модели опережающего развития // Философия хозяйства. – 2020. – № 6(132). – c. 114-123.
6. Мерзляков С.С. Ценностные ориентации российских IT-специалистов: пилотное исследование // Информационное общество. – 2021. – № 2. – c. 2-10. – doi: 10.52605/16059921_2021_02_02 .
7. Никишина Е.Н. Доверие и шеринговые платформы // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2020. – № 4. – c. 71-83.
8. Антонов Е.В., Аузан А.А., Брызгалин В.А., Вороненко В.А., Золотов А.В., Никишина Е.Н., Припузова Н.А., Трухачев С.А. Социокультурные факторы инновационной активности населения [исследовательский отчет]. - Москва: Институт национальных проектов; Российская венчурная компания, 2019. – 124 c.
9. Francois P., Zabojnik J. Trust, social capital, and economic development // Journal of the European Economic Association. – 2005. – № 1. – p. 51-94. – doi: 10.1162/1542476053295304.
10. Ramseyer J.M. Social capital and the formal legal system: Evidence from prefecture-level data in Japan // Journal of Legal Analysis. – 2015. – № 2. – p. 421-466.
11. Woolcock M., Narayan D. Social Capital: Implications for Development Theory, Research, and Policy // World Bank Research Observer. – 2000. – № 2. – p. 225-249. – doi: 10.1093/wbro/15.2.225.

Страница обновлена: 16.11.2021 в 17:31:26