«Умная специализация» российских регионов: возможности и ограничения

Калюжнова Н.Я.1, Виолин С.И.2
1 Иркутский государственный университет
2 Иркутский научный центр СО РАН

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 10 (Октябрь 2020)

Цитировать:
Калюжнова Н.Я., Виолин С.И. «Умная специализация» российских регионов: возможности и ограничения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 10. – С. 2457-2472. – doi: 10.18334/epp.10.10.111061.

Аннотация:
В статье рассматривается возможность применения концепции «умной специализации» в политике регионального развития Российской Федерации. Стратегии «умной специализации» активно и успешно реализуются в регионах Европейского Союза. «Умная специализация» предполагает определение приоритетов экономического развития на основе сильных сторон и ресурсов региона. Стратегия разрабатывается на основе процесса «предпринимательского поиска», во время которого происходит определение рыночных ниш и инновационных технологий, которые регион может разработать для получения конкурентного преимущества в этих нишах. В статье анализируется необходимая институциональная инфраструктура для внедрения «умной специализации». Сделаны рекомендации в отношении того, как российские институты в сфере развития инноваций и региональной политики могут быть адаптированы для продвижения «умной специализации». В заключении статьи проведен анализ соответствия проекта стратегии социально-экономического развития Иркутской области критериям «умной специализации». Подготовлены предложения по корректировке проекта стратегии с учетом данных критериев.

Ключевые слова: инновации, институты, Иркутская область, конкурентное преимущество, региональное развитие, стратегия, умная специализация

JEL-классификация: O31, O32, O33, R12, R19



Введение

В феврале 2019 года Правительством РФ утверждена Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года (далее – Стратегия). Целью пространственного развития провозглашено обеспечение устойчивого и сбалансированного пространственного развития Российской Федерации, направленного на сокращение межрегиональных различий в уровне и качестве жизни населения, ускорение темпов экономического роста и технологического развития, а также на обеспечение национальной безопасности страны. Одной из задач Стратегии служит сокращение уровня межрегиональной дифференциации в социально-экономическом развитии субъектов Российской Федерации, а также снижение внутрирегиональных социально-экономических различий, в том числе за счет создания условий для развития производства товаров и услуг в отраслях перспективных экономических специализаций субъектов РФ, а также за счет усиления межрегионального сотрудничества и координации развития в рамках макрорегионов.

В тексте Стратегии отсутствует обоснование выбора специализаций и макрорегионов. Анализ специализаций по отдельным регионам свидетельствует о том, что они во многом отражают сложившуюся структуру экономики. Вместе с этим специализации определены довольно широко, их количество по некоторым регионам превышает 20 видов экономической деятельности без учета подвидов. Таким образом, специализации, определенные в Стратегии, едва ли можно считать специализациями как таковыми, и оказывать государственную поддержку по такому широкому кругу направлений также представляется затруднительным.

Тем не менее вопрос региональной специализации является важным для проведения государственной региональной политики, так как он непосредственно связан с вопросами региональной конкурентоспособности и экономического роста. В этой связи целесообразно рассмотреть политику разработки так называемой умной специализации, принятую на вооружение Европейским союзом в отношении европейских регионов.

Теории и практике умной специализации посвящен значительный объем литературы. Основные теоретические подходы сформулированы группой экспертов «Знание для Роста» [1, 2] (Foray, David, Hall 2009). Интеграцию концепции в региональный контекст осуществили МакКэн и Ортега-Аргилес [3] (McCann, Ortega-Argilés, 2015). Умная специализация быстро приобрела популярность у практиков и стала составной частью европейской стратегии регионального развития под названием «Региональная политика Европейского союза на 2014–2020 годы» [4] (Varga, Sebestyén, Szabó, Szerb, 2018). Получение финансовой поддержки в рамках указанной стратегии зависит от разработки регионами стратегий умной специализации [5] (McCann, Ortega-Argilés, 2016). Концепция умной специализации отталкивается от классических идей А. Смита о необходимости разделения труда и Д. Рикардо о сравнительном конкурентном преимуществе, а также использует наработки в области эволюционной и агломерационной экономики [6] (Radosevic, Curaj, Gheorghiu, Wade, 2017), в частности концепцию зависимости от траектории предшествующего развития (path dependence).

Для отечественной академической науки концепция умной специализации является относительно новой. Проблемы и перспективы применения умной специализации в инновационных стратегиях российских регионов рассматриваются в работах Куценко Е.С. Исланкиной Е.А. [7, 8] (Kutsenko, Islankina, Kindras, 2018; Kutsenko, Islankina, 2017), Репичева А.И., Тугачевой Л.В. и др. Вопросы взаимодействия умной специализации и кластерной политики рассматриваются в работах Кумаковой С.В., Иншаковой Е.И. и др. Проблематика вовлечения различных стейкхолдеров в процесс разработки умной специализации рассматривается в работах Черновой О.А., Нежниковой Е.В. и др. Возможность применения принципов умной специализации в стратегии развития Красноярского края рассматривается в работах Филимоненко И.В. и Васильевой З.А. [9] (Filimonenko, Vasilieva, 2017).

Учитывая относительную неразработанность тематики умной специализации в трудах российских исследователей, а также важность данного инструмента для инновационного развития регионов и Российской Федерации в целом, целесообразна дальнейшая разработка данного вопроса. В частности, представляет интерес проблема распределения функций и взаимодействия между федеральным и региональным уровнями государственной власти для более эффективного внедрения принципов умной специализации при разработке и реализации стратегий социально-экономического развития субъектов РФ.

Целью настоящего исследования является обоснование создания необходимых институциональных условий на федеральном уровне для эффективного внедрения принципов умной специализации на уровне регионов. Задачами исследования служит анализ существующей инфраструктуры поддержки инноваций в РФ, оценка возможностей ее использования для внедрения умной специализации, а также оценка готовности индустриально развитых российских регионов к внедрению умной специализации на примере Иркутской области.

Научная новизна исследования заключается в предложении формирования необходимых институциональных механизмов, которые будут способствовать внедрению принципов умной специализации. Авторская гипотеза заключается в том, что сложившаяся в РФ инфраструктура поддержки инноваций не способствует внедрению умной специализации в регионах и нуждается в совершенствовании. Теоретическая значимость исследования заключается в разработке вопроса институциональной поддержки внедрения умной специализации в российских регионах. Практическая значимость работы заключается в разработке предложений по внедрению принципов умной специализации при разработке стратегии социально-экономического развития Иркутской области.

Методология исследования

Исследование основано на библиографическом, институциональном, компаративном методах анализа, использован также метод ранжирования и экспертных оценок. Объектом анализа является концепция умной специализации, опыт применения в западных странах и возможности использования в России для стратегического планирования на примере Иркутского региона.

Концепция умной специализации

Под умной специализацией понимается представление о перспективах регионального экономического роста, выстроенных вокруг существующих локально обусловленных возможностей [10] (Balland, Boschma, Crespo, Rigby, 2018). Иными словами, упор делается на использование сильных сторон региона, поиск скрытых возможностей и создание фундамента, на котором регионы могут выстраивать конкурентное преимущество в видах деятельности с высокой добавленной стоимостью. Умная специализация строится на представлении о том, что инновации чаще всего возникают в развитых отраслях или на стыке развитых отраслей за счет накопления определенного уровня компетенции [11] (Rigby, Essletzbichler, 1997). Концепция умной специализации разработана в противовес стратегии догоняющего развития, при которой регионы пытаются копировать стратегии регионов-лидеров, что, по опыту европейских регионов, скорее приводит к закреплению отставания. Каждый регион должен выбрать для себя ряд приоритетных секторов, в которых он может получить устойчивое конкурентное преимущество за счет разработки и внедрения инноваций. Методические подходы к выработке приоритетов закреплены в «Руководстве по разработке исследовательских и инновационных стратегий умной специализации» (Guide to Research and Innovation Strategies for Smart Specialisations) – документе, разработанном Европейской комиссией [12].

Понимая умную специализацию в таком ключе, следует использовать термин «инновации» в более широком смысле. Сравнительно небольшое количество регионов даже в западных странах могут претендовать на звание инновационных с точки зрения разработки и внедрения технологий в инновационных сферах, таких как нанотехнологии, биотехнологии, цифровизация и т.п. Тем не менее умная специализация предполагает разработку уникальной (по отношению к другим регионам) специализации во всех регионах. Этот процесс контролируется (над)национальными органами с целью исключения дублирования и специализации разных регионов на одних и тех же технологиях и рынках. Поэтому инновации в данном контексте следует понимать более широко как накапливаемые инкрементальные улучшения, способные обеспечить качественный рост и конкурентные преимущества в отраслях, в которых конкретный регион занимает традиционно сильное положение. Современные исследователи отмечают также, что инновации зачастую формируются не отдельными индивидуумами, организациями или институтами, а в результате построения сложных моделей взаимодействия между ними. При таком подходе можно определять инновации как процесс доверительного диалогового взаимодействия [13] (Kalyuzhnova, 2004).

В умной специализации «могут также применяться стратегии, которые основываются на заимствовании и на адаптации технологий, что в значительной степени подходит наименее развитым регионам и странам» [14, с. 3]. Кроме того, большое внимание уделяется мультидисциплинарности, перетоку знаний из одной отрасли в другую. Примером этого выступает регион Галисия в Испании, специализирующийся на производстве здоровых продуктов питания – отрасли, которая объединяет инновационные технологии в пищевой промышленности и здравоохранении [7] (Kutsenko, Islankina, Kindras, 2018).

Выработка приоритетов предполагает мобилизацию так называемого предпринимательского знания. Предпринимательское знание представляет собой не только научные знания и технологические компетенции, но и понимание перспектив рынка на ту или иную продукцию, возможной конкуренции и ресурсов, которые необходимо привлечь для того, чтобы начать тот или иной вид деятельности. Чаще всего таким знанием обладают предприниматели, руководители компаний, но носителями этого знания могут быть также и деловые союзы, представители научного сообщества и некоммерческого сектора, все те, кто может спрогнозировать, в разработке какого рода инноваций регион может преуспеть, учитывая его сильные стороны и имеющиеся ресурсы [12]. Предпринимательское знание здесь используется в противовес традиционному определению приоритетов «сверху», то есть органами государственной власти.

Процесс доверительного взаимодействия выстраивается посредством создания площадки эффективной коммуникации между стейкхолдерами регионального развития с целью достижения консенсуса относительно перспективной региональной специализации, а также технологий, которые могут быть применены в региональной экономике для достижения устойчивого конкурентного преимущества. Хорошо зарекомендовавшим себя в мировой практике инструментом достижения такого консенсуса является форсайт.

Стратегия умной специализации включает в себя четыре основных элемента (4 “Сs”) [12, с. 7]:

· выбор и критическая масса: ограниченный набор приоритетов на основе сильных сторон и международной специализации, концентрация финансовых ресурсов для обеспечения эффективности бюджетных расходов;

· конкурентное преимущество: мобилизация интеллектуальных ресурсов через построение связей между потребностями бизнеса и исследовательскими возможностями в процессе предпринимательского поиска;

· взаимосвязи и кластеры: построение кластеров мирового уровня и предоставление возможностей для формирования кросс-секторальных взаимосвязей как внутри региона, так и за его пределами, что стимулирует специализированную диверсификацию технологий;

· коллаборативное лидерство: формирование эффективной инновационной системы как коллективной инициативы, основанной на государственно-частном партнерстве.

Разработка умной специализации включает в себя шесть этапов:

1. Анализ регионального контекста и инновационного потенциала.

2. Формирование продуманной системы управления процессом, предусматривающей открытость и равные права участников.

3. Выработка совместного видения будущего развития региона.

4. Выбор ограниченного количества приоритетов регионального развития.

5. Проработка соответствующих мер государственной политики с учетом формирования партнерских отношений с другими участниками процесса.

6. Включение механизмов мониторинга и оценки эффективности.

Ключевую роль в данной концепции играет Платформа умной специализации (далее – Платформа), которая призвана оказывать консультативную поддержку странам и регионам. Она:

· предоставляет методический материал и хорошие примеры из практики;

· содержит информацию о разработке стратегии и проведении соответствующей политики;

· облегчает взаимодействие с представителями других регионов и обеспечивает обмен информацией и взаимное обучение;

· обеспечивает доступ к необходимым данным;

· осуществляет обучение представителей исполнительной власти [15].

Основные результаты

Перспективы применения опыта умной специализации в России

Отличительной особенностью стратегии умной специализации является ее масштабируемость, то есть возможность применения за пределами ЕС. К настоящему времени в том или ином виде данная стратегия применяется в Австралии, Корее, странах Южной Америки и других странах [7] (Kutsenko, Islankina, Kindras, 2018). Для использования стратегии умной специализации в России необходимо учитывать особенности институциональной среды регионального развития. Важной составляющей стратегий является наличие соответствующей институциональной основы, поскольку умная специализация предполагает существенное изменение сложившейся политики и принципов взаимодействия между стейкхолдерами регионального развития. В концепции умной специализации сочетаются инновационный и региональный подходы, то есть задача заключается в том, чтобы обеспечить разработку и внедрение инноваций на региональном уровне исходя из особенностей региона.

В Российской Федерации вопросы регионального социально-экономического развития и инновационного развития решаются параллельно. Как будет показано далее, инновационное развитие является федеральным приоритетом. Соответственно, институты развития, отвечающие за инновации, к числу которых относятся РВК, «Роснано», Агентство стратегических инициатив (АСИ), РФФИ, Фонд «Сколково», Фонд содействия инновациям и другие, не имеют разветвленной региональной сети.

В то же время институты развития, направленные на стимулирование развития регионов, в большей степени представлены законодательством о стратегическом планировании, в частности федеральным законом «О государственном стратегическом планировании в Российской Федерации». Данный закон создает систему стратегического планирования как на федеральном, так и на региональном уровне и предусматривает разработку стратегии пространственного развития Российской Федерации и стратегий развития макрорегионов Российской Федерации, а также стратегий социально-экономического развития субъектов РФ. Стратегия пространственного развития носит рамочный характер, стратегии развития макрорегионов пока не разработаны, то есть система находится на стадии формирования.

Ключевую роль в развитии инноваций в России призвана выполнять разрабатываемая АСИ Национальная технологическая инициатива (НТИ). НТИ представляет собой долгосрочную комплексную программу по созданию условий для обеспечения лидерства российских компаний на новых высокотехнологичных рынках, которые будут определять структуру мировой экономики в ближайшие 15–20 лет.

НТИ включает в себя двенадцать рынков: Аэронет, Автонет, Маринет, Нейронет, Хэлснет, Фуднет, Энерджинет, Технет, Сэйфнет, Фешинет, Медианет, Эдунет. Координацию разработки НТИ осуществляет проектный офис НТИ, функцию которого выполняет Российская венчурная компания (РВК). Кроме того, РВК, обладая финансовыми ресурсами, осуществляет исполнение мероприятий НТИ.

Проектным офисом НТИ разработан региональный стандарт НТИ и методические рекомендации к нему. Региональный стандарт представляет собой сборник рекомендаций и лучших практик по созданию условий для роста числа высокотехнологичных компаний – проектов НТИ. Особенностью регионального стандарта НТИ является необязательность его исполнения для региональных органов государственной власти. Внедрение НТИ на территории конкретного региона осуществляется на основании внутрирегиональной инициативы.

Ключевым вопросом в этой связи является то, сможет ли институциональная инфраструктура НТИ способствовать внедрению в регионах концепции и практики умной специализации или необходимо создание специального института по аналогии с Платформой умной специализации. Как Платформа, так и НТИ осуществляют методическое и консультационное сопровождение участников и обеспечивают доступ к необходимым экспертным и финансовым ресурсам для реализации соответствующих проектов. Оба института являются составной частью сетевой инфраструктуры поддержки разработки и внедрения инноваций. В то время как НТИ предлагает двенадцать конкретных рынков и связанных с ними технологий, в рамках которых инициаторы могут предлагать свои проекты, Платформа оставляет свободу участникам для поиска потенциальных рыночных ниш. Кроме того, НТИ делает упор на несуществующие или находящиеся в стадии формирования рынки, в то время как Платформа допускает поиск как новых рынков, так и рыночных ниш на существующих рынках.

В целом НТИ имеет четко выраженный общегосударственный фокус, а Платформа ориентируется на развитие регионов и получение ими конкурентных преимуществ. Это связано со спецификой Евросоюза, поскольку институты умной специализации в ЕС имеют наднациональный характер. Одним из преимуществ Платформы является возможность осуществления тесного взаимодействия разработчиков стратегий в рамках Платформы друг с другом и обмен опытом.

Что касается НТИ, то она демонстрирует низкую эффективность по части взаимодействия с регионами, о чем говорит то, что с начала ее разработки в 2015 году только девять регионов разработали дорожные карты НТИ в своих регионах. Многие регионы не имеют возможностей разработки прорывных инновационных технологий, продуктов и сервисов, на создание которых и направлена НТИ.

На наш взгляд, для активизации инновационного потенциала регионов необходимо создание института развития, который будет транслировать федеральные приоритеты, в том числе в сфере инноваций, на уровень регионов. Необходимо добиться максимального вовлечения регионов в процесс поиска и реализации умной специализации, выработать определенные правила, стандарты, механизмы взаимодействия участников, систему контроля, оценки эффективности и стимулов к продвижению. Кроме того, важно обеспечить связь между федеральными институтами регионального уровня и институтами развития мезоуровня, к которым, в частности, относятся особые экономические зоны, технопарки, региональные венчурные фонды, бизнес-инкубаторы, акселераторы и др. Внедрение умной специализации предполагает тесную связь науки и предпринимательства. Формирование таких связей, на наш взгляд, является первостепенной задачей создания институциональной основы для внедрения принципов умной специализации в регионах России.

Из сложившихся в России практик наиболее близко к решению данной задачи подошло Агентство стратегических инициатив при реализации инициативы по улучшению инвестиционного климата. Данная инициатива предполагает участие всех регионов, разработаны соответствующие методические рекомендации, дорожные карты, система показателей оценки эффективности, регионам предоставлена возможность обучения с учетом лучших практик и обмена опыта с коллегами. Данный опыт и инструментарий могут быть использованы при разработке соответствующей инициативы в сфере определения перспективных экономических специализаций регионов. Вместе с тем инициатива по улучшению инвестиционного климата является обязательной к ее исполнению субъектами РФ, что объяснимо, поскольку она обращена к деятельности региональных органов государственной власти. Однако это приводит к забюрокрачиванию процесса, формированию формального подхода к исполнению рекомендаций. Необходим поиск механизмов стимулирования внедрения концепции умной специализации, обеспечивающих заинтересованность региональных органов государственной власти и местного сообщества в ее реализации на иной, добровольной основе.

С другой стороны, в рамках концепции умной специализации необходимо обеспечить взаимодействие органов государственной власти с предпринимательским и научным сообществом. Инструментарий для достижения этой цели, в том числе форсайт, применяется в рамках НТИ. Учитывая, что и НТИ, и инициатива по улучшению инвестиционного климата реализуются Агентством стратегических инициатив, АСИ представляется наиболее уместным кандидатом для создания условий внедрения концепции умной специализации в Российской Федерации.

Перспективы применения умной специализации в Иркутской области

Рассмотрим возможности применения принципов умной специализации к Иркутской области. В Стратегии Иркутская область отнесена к Ангаро-Енисейскому макрорегиону вместе с Красноярским краем, республиками Тыва и Хакассией. Специализации Красноярского края и Иркутской области в основном совпадает и включают в себя все отрасли специализации республик Тыва и Хакассии.

Формирование специализации регионов «сверху вниз» без соответствующего широкого обсуждения с основными стейкхолдерами регионального развития, как показывает практика, не способствует развитию предпринимательской инициативы и внедрению инноваций, а скорее, поощряет лоббирование со стороны квазигосударственных структур на предмет получения государственной поддержки. С другой стороны, учитывая широкую трактовку специализаций в Стратегии, на региональном уровне можно конкретизировать приоритеты, используя перечисленные в статье подходы к мобилизации интеллектуальных ресурсов.

В соответствии с Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации» каждый субъект Российской Федерации должен разработать стратегию социально-экономического развития региона на долгосрочную перспективу. В Иркутской области разработан и проходит широкое обсуждение проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области на период до 2036 года (далее – проект стратегии) [16]. Далее приводятся результаты анализа проекта стратегии на предмет его соответствия критериям умной специализации в соответствии с методикой, представленной в [7] (Kutsenko, Islankina, Kindras, 2018) (табл. 1).

Таблица 1

Результаты анализа проекта стратегии развития Иркутской области на предмет соответствия критериям умной специализации

Шаги по разработке стратегии
Критерии оценки
Кол-во баллов
Всего по разделу
1. Анализ регионального контекста
Наличие анализа ресурсов региона
1
2
Наличие анализа внешней среды
0,5
Наличие анализа предпринимательской активности
0,5
2. Управление
Внедрение многоуровневого управления
0
0,5
Привлечение широкого круга стейкхолдеров
0,5
Развитие менеджмента и коммуникаций
0
3. Общее видение
Использование развернутого представления об инновациях
0
1
Наличие ответов на глобальные вызовы
0,5
Наличие сценарного анализа
0,5
4. Приоритеты
Выбор приоритетов
0,5
1
Согласованность приоритетов
0,5
Наличие критической массы
0
5. Комплекс мер политики
Использование дорожных карт
0
1
Соблюдение баланса мер
0
Наличие рамочных условий
1
6. Мониторинг и оценка
Использование показателей эффективности
1
3
Наличие системы мониторинга реализации стратегии
1
Наличие механизма актуализации стратегии
1
ИТОГО:
8

В целом можно сказать, что проект стратегии развития Иркутской области соответствует критериям умной специализации менее чем наполовину. Проведен анализ регионального контекста с точки зрения определения сильных и слабых сторон, возможностей и угроз, в том числе в сфере инноваций. При этом анализ внешней среды ограничивается исследованием межрегиональных связей, а анализу предпринимательской деятельности не достает ключевого элемента – выявления потенциальных рыночных ниш.

Хуже всего обстоит дело с управлением разработкой и реализацией стратегии. Не планируется создание специального органа по управлению реализацией стратегии – это будет осуществляться в рамках текущей деятельности экономического блока правительства региона. Стейкхолдеры привлекались главным образом при обсуждении уже разработанного проекта стратегии, при этом за рамками проекта стратегии остались предложения предпринимательского и научного сообщества по конкретизации приоритетов. Широкого обсуждения проекта стратегии в интерактивном формате проведено не было.

Инновации в тексте проекта стратегии понимаются главным образом как исследования и разработки. Сценарный анализ присутствует, хотя сценарии детально не проработаны. Набор приоритетов, на наш взгляд, является слишком широким. В связи с этим сконцентрировать ресурсы на их реализации не представляется возможным.

Проект стратегии содержит только стратегические направления реализации обозначенных приоритетов. В документе отсутствуют дорожные карты и в целом конкретные меры по реализации обозначенных направлений. Предусмотрены направления, связанные с улучшением делового климата, развитием ИиР и стимулированием гражданских инициатив. Наиболее полно в проекте стратегии представлены механизмы мониторинга и оценки эффективности реализации. Установлены определенные индикаторы решения поставленных задач в привязке к приоритетам и срокам. Присутствует система мониторинга реализации стратегии, предусмотрена возможность внесения корректировок с учетом результатов ежегодного мониторинга.

Вместе с тем в проекте стратегии есть определенные предпосылки для формирования на ее основе стратегии умной специализации. И. Филимоненко и З. Васильевой [9] (Filimonenko, Vasilieva, 2017) проведен анализ возможностей применения принципов умной специализации для формирования новой модели регионального развития на примере Красноярского края. Они выделяют три возможных сценария перспективного развития регионов на базе умной специализации: нишевое лидерство, локальная технологическая конкурентоспособность и международная технологическая конкурентоспособность. Нишевое лидерство предполагает заимствование существующих технологий в традиционных для региона секторах для встраивания в глобальные цепочки создания стоимости. Локальная технологическая конкурентоспособность предполагает разработку собственных технологий и инновационных технологических компетенций для применения в традиционных секторах. Наконец, международная технологическая конкурентоспособность предполагает собственную разработку прорывных технологий и компетенций для создания и развития новых секторов экономики.

В проекте стратегии Иркутской области в основном не предполагается инновационное развитие традиционных отраслей. Вместе с тем уделено внимание разработке и внедрению инноваций для включения в региональную специализацию секторов экономики, ранее не оказывавших значительного влияния на региональное развитие. К числу таких секторов относится биотехнологический комплекс и цифровая экономика. Биотехнологический комплекс включает в себя фармацевтику, здоровое питание, медицину и туризм. В проекте стратегии подчеркивается возможность использования биотехнологий для развития всех перечисленных отраслей, что хорошо вписывается в концепцию умной специализации. Присутствует определенная связь между отраслями и возможность получения новых продуктов на стыке отраслей. Поддержку сектору будет оказывать наличие уникальных конкурентных преимуществ в виде экосистемы озера Байкал, значительного количества учреждений науки и высшей школы, занимающихся исследованиями в данном направлении, заинтересованность федеральных и региональных органов власти.

Цифровая экономика получает развитие как за счет действий органов государственной власти (цифровизация государственных услуг, содействие развитию ИКТ), так и стихийно (майнинг криптовалют). Одним из очевидных конкурентных преимуществ в данной сфере является наличие дешевой электроэнергии, а также достаточно развитой информационно-коммуникационной инфраструктуры. В проекте стратегии выделены следующие перспективные направления развития цифровой индустрии на территории Иркутской области: системы распределенного реестра, большие данные и искусственный интеллект, промышленный интернет и «Интернет вещей», развитие информационной инфраструктуры и обеспечение информационной безопасности. Развитию данных направлений также будут оказывать поддержку научно-исследовательские институты и учреждения высшей школы региона.

Заключение

По результатам исследования сделан вывод о том, что существующая в РФ инфраструктура поддержки инноваций не способствует внедрению умной специализации в регионах. На наш взгляд, необходимо создание специализированного института развития, который будет транслировать федеральные приоритеты на уровень регионов. Необходимо добиться максимального вовлечения регионов в процесс поиска и реализации умной специализации, выработать определенные правила, стандарты, механизмы взаимодействия участников, систему контроля, оценки эффективности и стимулов к продвижению. Кроме того, важно обеспечить связь между федеральными институтами регионального уровня и институтами развития мезоуровня.

Проведенный анализ показал, что проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области не соответствует критериям стратегии умной специализации, не выделены четко приоритеты, на которых следует сконцентрировать организационные, финансовые, человеческие и иные ресурсы. В то же время некоторые предпосылки соответствия в нем заложены. Определены следующие направления улучшения стратегии с учетом подхода умной специализации:

1. Доработка раздела «Наука и инновации», в котором надо расширить представление об инновациях, включив в раздел организационные, социальные, сервисные и иные инновации. Включить обоснование выбора приоритетов инновационного развития с точки зрения их вклада в решение глобальных проблем экономики и общества.

2. Раздел «Наука и инновации» следует увязать с блоком «Отраслевые комплексы экономики». Необходимо определить наиболее перспективные технологии, которые могут быть либо адаптированы, либо разработаны для внедрения в традиционных для области отраслях, с привлечением представителей компаний, отраслевых научно-исследовательских институтов, высшей школы.

3. Провести бенчмаркинг Иркутской области по отношению к регионам со схожей специализацией для изучения лучшего опыта, определить уникальные конкурентные преимущества региона в отраслях специализации и региональной инновационной системе. Отразить межрегиональную кооперацию, возможность совместной разработки и внедрения инноваций в традиционных и новых отраслях.

4. Провести оценку уровня развития предпринимательской среды: институты поддержки развития местного бизнеса, стартапы, формы самозанятости; определить перспективные рыночные ниши для развития местного бизнеса.

5. Проработать сценарии развития Иркутской области, уделив особое внимание инновационному сценарию. Сценарии целесообразно включить в блок, связанный с целями и задачами стратегии.

6. Более четко выделить приоритеты развития, сферы специализации региона. Пока стратегия пытается охватить все существующие сектора экономики и социальной сферы.

7. Предусмотреть разработку в определенные сроки дорожных карт по реализации каждого из выделенных приоритетов.

8. Предусмотреть возможность делегирования функций по координации реализации стратегии органу или организации, не входящим в структуру органов государственной власти.


Источники:

1. Foray, D., David, P. A., & Hall, B. H. (2009). Smart specialization. The concept (Knowledge Economists Policy Brief No. 9, June). Brussels: European Commission.
2. Foray, D., David, P. A., & Hall, B. H. (2011). Smart specialization. From academic idea to political instrument, the surprising career of a concept and the difficulties involved in its implementation (MTEI Working Paper, November). Lausanne: MTEI.
3. McCann, P., & Ortega-Argilés, R. (2015). Smart specialization, regional growth and applications to European Union Cohesion Policy. Regional Studies, 49(8), 1291–1302. doi: 10.1080/00343404.2013.799769
4. Varga, A., Sebestyén, T., Szabó, N. & Szerb, L. (2018): Estimating the economic impacts of knowledge network and entrepreneurship development in smart specialization policy, Regional Studies, doi: 10.1080/00343404.2018.1527026
5. McCann, P., & Ortega-Argilés, R. (2016). The early experience of smart specialization implementation in EU Cohesion Policy. European Planning Studies, 24, 1407–1427. doi:10.1080/09654313.2016.1166177
6. Radosevic S. (2017) Advancing Theory and Practice of Smart Specialization: Key Messages. Advances in the Theory and Practice of Smart Specialization / Eds. S. Radošević, A. Curaj, R. Gheorghiu, I. Wade. Amsterdam: Academic Press, 345–355. doi: 10.1016/B978-0-12-804137-6.00015-2
7. Куценко Е.С., Исланкина Е.А., Киндрась А.А. Можно ли быть умным в одиночестве? Исследование инновационных стратегий российских регионов в контексте «умной специализации» // Форсайт. 2018. Том 12. №1. С. 25-45. doi: 10.17323/2500-2597.2018.1.25.45.
8. Куценко Е.С., Исланкина Е.А. Обновление региональных инновационных стратегий на принципах умной специализации: уроки для России // Материалы XVII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества. М.: Изд. дом Высшей школы экономики. 2017. С. 390-400.
9. Filimonenko I., Vasilieva Z. (2017) Smart-technology based model of managing the development of the regions: smart specialization. Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences, 12 (2017 10), pp. 1856-1868. doi: 10.17516/1997-1370-0186.
10. Balland P.A., Boschma R., Crespo J., Rigby D.L. (2018) Smart specialization policy in the European Union: relatedness, knowledge complexity and regional diversification. Regional Studies, 2018, 1-17. doi: 10.1080/00343404.2018.1437900.
11. Rigby, D. L., & Essletzbichler, J. (1997). Evolution, process variety, and regional trajectories of technological change in U.S. manufacturing. Economic Geography, 73(3), 269–284. doi: 10.2307/144484
12. European Commission (2012). Guide to Research and Innovation Strategies for Smart Specialisations. Brussels: European Commission [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://s3platform.jrc.ec.europa.eu/documents/20182/84453/RIS3+Guide.pdf/fceb8c58-73a9-4863-8107-752aef77e7b4, дата обращения: 20.10.2019 г.
13. Калюжнова Н.Я. Конкурентоспособность российских регионов в условиях глобализации. М.: ТЕИС, 2004. 526 c.
14. Европейская экономическая комиссия (2015). 14. Записка секретариата. Женева. С. 1-10.
15. European Commission. Smart Specialisation Platform. [Электронный ресурс] http://s3platform.jrc.ec.europa.eu/home (дата обращения: 20.10.2020).
16. Официальный портал Правительства Иркутской области. Проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области на период до 2036 года. [Электронный ресурс]. https://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/project2036/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%20%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%B8%20(2020)%20%D0%BD%D0%B0%20%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82.docx (дата обращения: 21.10.2020).

Страница обновлена: 19.11.2020 в 15:17:16