Стратегические приоритеты конкурентной специализации Северо-Кавказского макрорегиона

Туменова С.А.1
1 Кабардино-Балкарский научный центр Российской академии наук

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Туменова С.А. Стратегические приоритеты конкурентной специализации Северо-Кавказского макрорегиона // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113832.

Аннотация:
Актуальность осмысления процессов организационной перестройки отраслевого ландшафта регионов обусловлена высоким уровнем их воздействия на экономическое развитие и обеспечение конкурентоспособности. Статья посвящена обоснованию стратегических приоритетов конкурентного развития российских регионов в условиях инновационной трансформации социально-экономического пространства страны. Определены наиболее актуальные направления координации пространственного и инновационно-технологического развития регионов, представлена типология инновационных стратегий, включая цели и уровни из реализации. Методологической основой исследования явились существующие научно-теоретические разработки в области пространственной и региональной экономики, инновационного развития, стратегического менеджмента, концепции «умной специализации» рассмотренные с использованием совокупности методов логического, сравнительного, экономико-статистического анализа, научного обобщения и систематизации. Эмпирическую базу работы составила система показателей регионального развития. Полученные результаты и выводы исследования содержат рекомендации по конкретизации путей воплощения инноваций в российских регионах в координатах пространственной экономики. В частности, на основе оценки современной отраслевой структуры и анализа объективных профилей отраслевой специализации субъектов Северо-Кавказского макрорегиона внесены предложения по уточнению их перспективных экономических специализаций, определенных в «Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 г.». Среди них рекомендации по корректировке структурно-отраслевой динамики, формированию локальных точек инновационного роста, а также комплексному региональному развитию на основе экосистемного подхода. Реализация предложенных рекомендаций открывает возможности для преодоления ими инерционного режима развития и снижения уровня дотационности. Перспективы дальнейших исследований связаны изучением системы экономических механизмов и внеэкономических рычагов запуска региональных и межрегиональных мегапроектов, обеспечивающих инновационный тренд развития.

Ключевые слова: стратегия пространственного развития; приоритеты инновационной трансформации, перспективные экономические специализации; Северо-Кавказский макрорегион; локальные центры экономической активности; экосистемный подход

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-010-00289 А

JEL-классификация: R11, R12, R13



Введение.

Определение стратегических приоритетов развития национального экономического ландшафта с учетом уникальных территориальных преимуществ является одной из наиболее важных и актуальных исследовательских проблем. Несмотря на наличие многочисленных исследований, посвященных определению отраслевой специализации отечественных регионов и их типизации [1-3], стратегических приоритетов и перспективных видов экономической деятельности [4-6], проблемам разработки стратегий пространственного/территориального развития [7-10], вопросам обеспечения устойчивости и сбалансированности региональной динамики, сохранения единого экономического пространства страны [11-15], его изученность остается недостаточной.

Для России с ее масштабной территорией на фоне усиливающейся дифференциации регионального развития, неустойчивой геополитической ситуации, инфраструктурных ограничений, необходимости отхода от сырьевых моделей экономического роста, существенно возрастает необходимость разработки востребованных стратегических сценариев стимулирования социально-экономического развития регионов. Наряду с этим значительное возрастание роли инноваций, наращивания наукоемкости всех сфер деятельности, производственных систем, среды обитания, углубление процессов интеграции, наблюдаемые с конца ХХ в., актуализируют задачу исследования ключевых аспектов обеспечения конкурентоспособности регионов России на основе реализации инновационных сценариев/стратегий пространственного развития. В результате особую актуальность приобретает проблема такой организационной перестройки отраслевого ландшафта отечественных регионов, которая бы позволяла им наращивать конкурентоспособность за счет широкого использования новых технологий в управлении, организации более эффективных коммуникаций и координации совместной деятельности участников хозяйственного (инновационно-ориентированного) процесса и всех заинтересованных в нем сторон. Иными словами, необходимость формирования пространства инновационного роста, основанного на координации стратегических приоритетов пространственного и инновационно-технологического развития территорий.

Целью работы стало определение стратегических приоритетов конкурентного развития российских регионов в условиях актуализации инновационной трансформации пространственной организация российской экономики, а также разработка предложений по уточнению перспективных экономических специализаций субъектов Северо-Кавказского макрорегиона (СКМР). Для ее достижения предусмотрено решение следующих задач:

· определить стратегические приоритеты экономического развития российских регионов в координатах пространственной экономики;

· проанализировать современное состояние отраслевого ландшафта субъектов СКМР;

· внести предложения по уточнению перспективных специализаций регионов СКМР на основе приоритетов пространственной организации и структурно-отраслевой динамики в условиях актуализации инновационного типа развития.

Методологическую основу исследования составили существующие научно-теоретические разработки в области инновационного развития, пространственной организации экономики, региональной экономики, стратегического менеджмента, концепции «умной специализации» рассмотренные с использованием совокупности методов логического, библиографического, сравнительного, статистического анализа, обобщения, систематизации и др.

Для корректной интерпретации глобальных вызовов и угроз современной мирохозяйственной динамики, формирующих базовые условия среды функционирования, а также существующих теоретических и методических подходов к разработке и реализации новых прогрессивных моделей пространственной динамики, определению приоритетов территориального развития применялся экосистемный подход.

Полагая, что перспективы развития отечественных регионов, как полноценных участников рыночных отношений, напрямую связаны с их способностью адаптироваться к динамичным условиям внешней среды в качестве концептуальной основы пространственного развития* была принята структурная мобильность (или инновационная восприимчивость) региональной экономики.

Эмпирическую базу работы составили показатели регионального развития. Оценка отраслевой специализации регионов СКМР была осуществлена на основе исчисления «индекса локализации». Для определения «объективных отраслевых профилей регионов» СКМР с учетом неравномерности пространственной концентрации экономической активности нами была использована методика, представленная коллективом авторов Национального исследовательского университета ВШЭ, полученная ими на основе расширения методологии определения значимых отраслей специализации регионов, используемой ЕС и США [16].

Основные результаты исследования.

Современные приоритеты пространственного развития регионов России

Актуальность корректной формулировки стратегических целей, задач, определения путей и приоритетов пространственного развития регионов обусловлена высоким уровнем их воздействия на динамику экономического развития и обеспечение региональной конкурентоспособности. Вместе с тем, акцентируя внимание на кардинальных изменениях внешней среды, состоящих из разнообразных по природе процессов (управляемые и неуправляемые, субъективные и объективные, внешние и внутренние, носящие рыночный и нерыночный характер и др.), следует отметить, что они накладываясь друг на друга, носят сложный и противоречивый характер. Вследствие этого важной предпосылкой разработки и успешной реализации стратегий и программ развития является комплексное изучение современных трансформационных процессов, влияющих на динамику регионального экономического пространства.

В результате проведенного исследования было указано, что для современного этапа развития регионального экономического пространства особый интерес представляют процессы, связанные с глокализацией (глобализации и локализации), усилением и изменением характера конкуренции, распространением интеграционных способов ведения хозяйственной и управленческой деятельности, повышением роли новых информационных технологий, цифровизацией экономики, развитием сетевых структур, внедрением передовых технологий нового поколения, рассчитанных на инновационный тип развития. При этом основные направления воплощения инноваций в региональной экономике следует увязать с:

· развитием горизонтально-интегрированных сетевых структур, инновационных экосистем;

· созданиям инновационных структур, направленных на обеспечение технологического прорыва, через решение задач, связанных с активацией и совершенствованием инновационной деятельности в регионе, развитием научно-технического потенциала, инновационной инфраструктуры, интеллектуального капитала, активизацией когнитивной среды и соответствующих им организационно-управленческим изменениям исходя из специфики региональной экономики;

· внедрением новых методов и технологий цифровой экономики;

· формированием культа новых знаний, инновационного типа экономического менталитета, а также комплексности и системности реализации мероприятий для получения синергетических эффектов в рамках «сообщества взаимодействия».

Наращивание структурной мобильности региональной экономики, обеспечение вовлеченности всех субъектов инновационного процесса в инновационные сети, направленные на развитие высокотехнологичных производств, становятся тесно взаимосвязанными политическими задачами, решаемыми на всех уровнях власти [17].

Нами отмечено, что на региональном уровне основой инновационной концепции пространственного развития экономики должна быть ориентированность на достижение непрерывности инновационного цикла, на технологическую модернизацию производственного сектора. Региональные инновационные стратегии и программы социально-экономического развития, как правило, интегрированы в систему стратегического и территориального планирования пространственного развития региона/страны. Типология наиболее актуальных стратегий инновационного развития регионов, представленных в современной литературе приведена в таблице 1.

Таблица 1. Типы региональных инновационных стратегий

Источник: составлено на основе [18-22]

Вместе с этим следует отметить, что ключевой предпосылкой разработки и успешной реализации стратегии пространственного развития для разных типов регионов является использование подходов, основанных на принципе «умной специализации». Он позволяет адекватно оценить место и роль регионов в инновационном цикле, определить ключевые компетенции, территориальную специфику обусловленную сложившимися производственно-технологическими, институциональными, ресурсными, культурными, ценностными факторами и исходя из этого диверсифицировать экономику согласно их инновационному профилю. Алгоритм, ключевые условия и вариативный инструментарий реализации стратегии развития для разных типов отечественных регионов на принципах «умной специализации» были рассмотрены нами в работах [23, 24].

Для российских регионов, в том числе субъектов Северо-Кавказского макрорегиона (СКМР), приоритеты пространственного развития и перспективные экономические специализации (ПЭС) были определены в «Стратегии пространственного развития РФ на период до 2025 года»,* утвержденной распоряжением Правительства РФ от 13 февраля 2019 г. № 207-р. (далее – Стратегия-2025).

Границы Северо-Кавказского макрорегиона (одного из 12 макрорегионов, выделенных в Стратегии-2025) совпали с границами Северо-Кавказского федерального округа (СКФО)*, также он определен как перспективная геостратегическая территория РФ на Северном Кавказе [25].

В Стратегии-2025 основными направлениями социально-экономического развития СКМР как геостратегической территории определены:

· доступность получения качественного образования на всех уровнях образовательного процесса;

· содействие повышению мобильности трудовых ресурсов*;

· развитие сферы туризма;

· совершенствование существующих и создание новых институтов развития;

· сохранение и развитие традиционных народных промыслов;

· увеличение пассажира- и грузооборота;

· модернизация сетей газо- и электроснабжения;

· решения проблем обеспечения безопасности населения от чрезвычайных ситуаций природного характера [25].

Обеспечение приоритетности/опережающего развития СКМР как «перспективной» геостратегической территорий (как продекларировано в Стратегии-2025) предполагает усиление координации политики территориального/регионального развития и политики инновационной модернизации экономики. Вместе с тем в перспективных экономических специализациях субъектов СКМР, определенных в Стратегии-2025, недостаточно акцентированы проблемы увязки пространственного и научно-технологического развития регионов.

Ниже рассмотрим перспективные экономические специализации регионов СКМР в контексте приоритетов социально-экономического развития страны.

Перспективные экономические специализации субъектов Северо-Кавказского макрорегиона

Для сравнения сложившейся отраслевой структуры экономики регионов СКМР с отраслями, определенными в Стратегии-2025 как перспективные виды специализации и их сопоставления долгосрочным ориентирам инновационного развития, используем индекс/коэффициент локализации производства.*

В таблице 2 приведены данные об отраслевой структуре валовой добавленной стоимости (ВДС) регионов СКМР по 19 видам экономической деятельности за период 2016 и 2019 гг. в сравнении с аналогичными показателями по России.

Рассчитанные на их основе коэффициенты локализации видов экономической деятельности в субъектах СКМР представлены в таблице 3.

Таблица 2. Отраслевая структура валовой добавленной стоимости субъектов Российской Федерации в 2016, 2019 г. (в текущих ценах; в % к итогу)

Источник: рассчитано автором на основании данных ФСГС: Регионы России. Социально-экономические показатели - 2020 г. https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm

Таблица 3. Индексы локализации отраслей в регионах Северо-Кавказского макрорегиона в 2016-2019 гг.

Источник: рассчитано автором на основании данных ФСГС: Регионы России. Социально-экономические показатели - 2020 г. https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm

Как видно из данных таблиц регионы СКМР характеризуются относительной однородностью по уровню развития, структуре экономике и демонстрируют «устойчивость» специализации. Среди отраслей специализации сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство, строительство, государственное управление и обеспечение военной безопасности, социальное обеспечение, образование, деятельность в области здравоохранения и социальных услуг, деятельность в области культуры, спорта, организации досуга и развлечений, (в таблице они выделены жирным шрифтом).

В Стратегии-2025 были определены перспективные специализации для каждого региона СКМР. В среднем их количество по макрорегиону составило 17, а по субъектам варьирует от 26 по Ставропольскому краю и до 11 Карачаево-Черкеской Республике*.

Перспективные виды экономической специализации регионов СКМР представлены такими отраслями как: растениеводство и животноводство, предоставление соответствующих услуг в этих областях, производство одежды, мебели, пищевых продуктов, напитков, пластмассовых изделий, производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования, прочих готовых изделий. Производство компьютеров, электронных и оптических изделий выделены как приоритетные отрасли в Республике Дагестан, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия-Алания, Ставропольском крае. Сфера туризм (деятельность гостиниц и предприятий общественного питания, деятельность административная и сопутствующие дополнительные услуги) выделена как приоритетная отрасль во всех субъектах макрорегиона, при этом деятельность санаторно-курортных организаций только в 4-х: Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесской Республике, Чеченской Республике, Ставропольском Крае. Виды деятельности в какой-то мере связанные с инновационным трендом развития как «деятельность в области информации и связи» как приоритетная обозначена в Республике Дагестан и Ставропольском Крае, «деятельность профессиональная, научная и техническая» оказалась прерогативой трех субъектов: Республике Дагестан, Карачаево-Черкесской Республике и Ставропольском Крае.

Таким образом, приходится признать, что сценарий экономического развития регионов СКМР не претерпел существенных изменений, а формулировка перспективных экономических специализаций плохо согласуется с ориентирами стратегий инновационного развития регионов.

Для установления наиболее значимых отраслей для экономики региона, а также отраслей, генерирующих наибольший вклад в национальную экономику, были проанализированы региональные профили субъектов СКМР, определенные на основе показателей занятости и заработной платы.

На рисунке 1 и таблице 4 представлено распределение регионов СКМР по числу и типу значимости отраслей специализации.

Рисунок 1. Распределение регионов Северо-Кавказского макрорегиона по числу и типам значимости отраслей специализации: 2019

Источник: рассчитано автором на основе [16]

Таблица 4. Региональные профили отраслевой специализации регионов Северо-Кавказского макрорегиона по значимости отраслей специализации

Источник: составлено автором на основе [16, с. 148-154; 26]

Результаты свидетельствуют, что региональная структура экономик СКМР характеризуется развитием в основном локально значимых видов деятельности (например, в Республике Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкеской Республике только локальные). При этом уровень диверсификации отраслевой структуры экономики Ставропольского края оказался наибольшим и представленным отраслями национальной и локальной значимости.

Безусловно приоритеты социально-экономического развития не могут быть обоснованы без учета специфики региональных профилей субъектов СКМК. Вместе с тем только лишь на основе разработки инновационных стратегий/сценариев развития, возможен отход от инерционного режима функционирования, который приводит к истощению инвестиционного потенциала бизнеса, структурным деформациям, подрывает потенциал ускорения темпов экономического роста.

Исходя из особой актуальности инновационного тренда развития экономики, одним из основных приоритетов развития регионов СКМР должна стать ориентированность на коммерциализацию результатов инновационной деятельности.

Речь идет о модернизации существующих отраслей специализации посредством использования инновационных технологий (больших данных, искусственного интеллекта, передовых производственных технологий, новых материалов, потенциала робототехники, технологий виртуальной и дополненной реальности и др.), а также формировании новых отраслей специализации основанных на принципе «открытости» инноваций (создание сетевых/экосистемных моделей пространственной организации бизнеса, наращивание цепочек создания инновационной стоимости, усиление деятельности по обеспечению координации различных стейкхолдеров инновационного процесса и др.) [10, 27, 28].

В качестве актуальных приоритетов пространственной организации и структурно-отраслевой динамики субъектов СКМР предлагается создание новых разноуровневых/разнотипных центров экономического развития, которые необходимых отразить в макрорегиональных стратегиях.

1. Развитие региональных точек роста на базе сложившейся отраслевой специализации субъектов макрорегиона (промышленных парков, кластеров, территорий с особым режимом, ориентированным на легкую, пищевую промышленность, растениеводство и животноводство, предоставление услуг рекреационного характера). Основная цель подобного зонирования – это модернизация производственного потенциала, поиск/расширение ниши в цепочках создания добавленной стоимости, развитие отраслей национальной и локальной значимости;

2. Создание новых центров экономической активности на территории СКМР в области эффективного освоения минерально-сырьевой базы макрорегиона и развития на этой основе обрабатывающей промышленности. Например, наращивание темпов разработки и использования нерудных полезных ископаемых, представленных на территории макрорегиона месторождениями высококачественного базальтового сырья, которые могут стать основой приоритетного развития обрабатывающих отраслей Республики Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкесской Республики, Кабардино-Балкарской Республике, Республики Дагестан. Также актуальным направлением стимулировании экономического роста данных регионов может стать вовлечение промышленных отходов (техногенных месторождений) в экономический оборот. Утилизация накопленных на территории СКМР хвостохранилищ горно-обогатительного и металлургического переделов на основе создания профильных эко-индустриальных паков, использующих новейшие технологии рециклинга горнопромышленных отходов будет способствовать не только рентабельному использованию компонентов, содержащихся в хвостохранилищах, но и снижению их негативного влияния на экологическую обстановку и экосистемные услуги прилегающих территорий [29];

3. Формирование современных многофункциональных региональных и межрегиональных технологических центров циркулярной экономки в сфере деятельности по обработке, утилизации, обезвреживанию бытовых отходов, очистки сточных вод.

Реализация предложенных направлений, основанных экосистемной трансформации регионального экономического пространства открывает возможности освоения новых рынков, создания инновационной продукции с высокой рентабельностью, повышения отраслевого разнообразия, а также комплексного развития территорий, что будет способствовать обеспечению конкурентоспособности регионов СКМР.

Выводы.

В рамках проведенного исследование были решены поставленные задачи и сформулирован ряд выводов:

1. Одним из наиболее значимых приоритетов долгосрочного развития отечественных регионов должна стать инновационная трансформация экономического ландшафта, ориентированная на технологическую модернизацию производственного сектора, развитие сетевых локальных форм пространственной организации экономики, достижение стратегической непрерывности инновационного цикла и реализуемая на принципах «умной специализации».

2. На основе проведенного анализа перспективных экономических специализаций субъектов Северо-Кавказского макрорегиона, определенных в Стратегии-2025, приходится признать, что сценарий экономического развития регионов СКМР не претерпел существенных изменений, а их формулировка плохо согласуется с императивами стратегии инновационного развития экономики.

3. Были внесены предложения по преодолению инерционного режима регионами СКМР на основе уточнения приоритетов структурно-отраслевой динамики в условиях актуализации инновационного типа развития. Среди них - направления повышения отраслевого разнообразия, формирование региональных точек инновационного роста, а также комплексного развития территорий на основе экосистемного подхода.

Перспективы дальнейших исследований связаны изучением системы экономических механизмов и внеэкономических рычагов запуска региональных и межрегиональных мегапроектов, обеспечивающих инновационный тренд развития с тем, чтобы отечественные регионы, в том числе субъекты СКМР, получили реальные возможности для динамизации экономического роста и достижения долгосрочной конкурентоспособности

*Пространственное развитие - совершенствование системы расселения и территориальной организации экономики, в том числе за счет проведения эффективной государственной политики регионального развития (Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года)

* Разработана в соответствии с: ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации" от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ; Указом Президента РФ от 16 января 2017 г. № 13 "Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года"; Указом Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года"» ; Указом Президента РФ от 31.01.2015 г. № 683 "О Стратегии национальной безопасности РФ".

* Северо-Кавказский федеральный округ занимает 1,0% территории России, на его долю приходится 6,8% населения страны

* Практически все регионы СКМР характеризуются значительным миграционным потоком трудовых ресурсов и особенно молодежи.

* Коэффициент локализации (специализации) производства – это соотношение доли объема выпуска i-й отрасли в объеме валового выпуска в регионе с долей общего объема выпуска i-й отрасли в объеме валового выпуска в стране. Он часто используется в региональных исследованиях как характеристика уровня специализации региона. Отрасли, в которых индекс локализации превышает единицу, относятся к отраслям/секторам специализации.

* Специализации были сформированы как группы видов, взятые из Общероссийского классификатора видов экономической деятельности. Всего в Стратегии представлено 34 специализации. В субъектах Северо-Кавказского макрорегиона: Республика Дагестан (РД) – 23, Республика Ингушетия (РИ)– 12, Кабардино-Балкарская Республика (КБР) – 20, Карачаево-Черкесская Республика (КЧР) – 11, Республика Северная Осетия-Алания (РСОА) – 15, Чеченская Республика (ЧР) – 15, Ставропольский край (СК) – 26.


Источники:

1. Типология субъектов Российской Федерации с точки зрения регионального развития. / Сборник статей. Том. Выпуск 1 (13). - Сер. Общественные финансы. - М.: ИРОФ, 2007. – 209 c.
2. Полынев А.О., Гришина И.В. Методические подходы к построению типологии регионов для разработки стратегии пространственного развития России // Региональная экономика. Юг России. – 2019. – № 1. – c. 29-41. – doi: 10.15688/re.volsu.2019.1.3.
3. Корчагина И.В., Сычёва-Передеро О.В., Корчагин Р.Л. Чем различаются инновационные экосистемы регионов-лидеров и аутсайдеров? // Эко. – 2019. – № 49(12). – c. 47-64. – doi: 10.30680/ECO0131-7652-2019-12-47-64.
4. Блануца В.И. Перспективные экономические специализации для российских регионов в стратегии пространственного развития: клубы конвергенции // Экономика. Информатика. – 2020. – № 2. – c. 233-243. – doi: 10.18413/2687-0932-2020-47-2-233-243.
5. Sozaeva T.K., Pshigosheva A.Y., Tramova A.M., Toguzaev T.K. Development of regions in the context of territorial differentiation // International Journal. – 2019. – № 3. – p. 8286-8292. – doi: 10.35940/ijrte.C6582.098319.
6. Achten S., Lessman C. Spatial inequality, geography and economic activity // World Development. – 2020. – p. 105-115. – doi: 10.1016/j.worlddev.2020.105114.
7. Кузнецова О.В. Проблемы выбора приоритетов пространственного развития // Вопросы экономики. – 2019. – № 1. – c. 146-157. – doi: 10.32609/0042-8736-2019-1-146-157.
8. Бухвальд Е.М., Кольчугина А.В. Стратегия пространственного развития и приоритеты национальной безопасности Российской Федерации // Экономика региона. – 2019. – № 3. – c. 631-643. – doi: 10.17059/2019-3-1.
9. Зубаревич Н.В. Стратегия пространственного развития: приоритеты и инструменты // Вопросы экономики. – 2019. – № 1. – c. 135-145. – doi: 10.32609/0042-8736-2019-1-135-145.
10. Lopes J., Ferreira J.J., Farinka L. Innovation strategies for smart specialization (RIS3): Past, present and future research // Growth and Change. – 2019. – № 1. – p. 38-68. – doi: 10.1111/grow.12268.
11. Минакир П.А. Российское экономическое пространство: стратегические тупики // Экономика региона. – 2019. – № 4. – c. 967-980. – doi: 10.17059/2019-4-1.
12. Коломак Е.А., Крюков В.А., Мельникова Л.В. и др. Стратегия пространственного развития России: ожидания и реалии // Регион: Экономика и Социология. – 2018. – № 2(98). – c. 264-287. – doi: 10.15372/REG20180212.
13. Антипин И.А., Власова Н.Ю., Иванова О.Ю. Стратегические приоритеты управления пространственными диспропорциями социально-экономического развития регионов России // Управленец. – 2020. – № 6. – c. 28-43. – doi: 10.29141/2218-5003-2020-11-6-3.
14. Israel E., Frenkel A. Social justice and spatial inequality: Toward a conceptual framework // Progress in Human Geography. – 2018. – № 5. – p. 647-665. – doi: 10.1177/0309132517702969.
15. Kutsenko E., Eferin Y. “Whirlpools” and “Safe Harbors” in the Dynamics of Industrial Specialization in Russian Regions // Foresight. – 2019. – № 3. – p. 24-40. – doi: 10.17323/2500-2597.2019.3.24.40 .
16. Гохберг Л.М., Куценко Е.С. др. Атлас экономической специализации регионов России. - М.: НИУ ВШЭ, 2021. – 264 c.
17. Tumenova S.A., Mustaev M.M., Mambetova F.A. Innovative mechanism for development of regional competitive advantages in new economy // Social and cultural transformations in the context of modern globalism: European Proceedings of Social and Behavioural Sciences EpSBS. 2020. – p. 2561-2568.– doi: 10.15405/epsbs.2020.10.05.339.
18. Balland P.A., Boschma R., Crespo J., Rigby D.L. Smart specialization policy in the European Union: relatedness, knowledge complexity and regional diversification // Regional Studies. – 2018. – № 4. – p. 1-17. – doi: 10.1080/00343404.2018.1437900.
19. Spulber D.F. The economics of markets and platforms // Journal of Economics and Management Strategy. – 2019. – № 1. – p. 159-172.
20. Туменова С.А., Мамбетова Ф.А., Пшигошева А.Ю. О реализации стратегий инновационного развития регионального экономического пространства // Социально-экономические системы в условиях глобальных трансформаций: проблемы и перспективы развития: сборник научных трудов Международной научно-практической конференции. Нальчик, 2021. – c. 308-312.
21. European Commission. Smart Specialisation Platform. [Электронный ресурс]. URL: https://s3platform.jrc.ec.europa.eu.
22. Iammarino S., Rodríguez-Pose A., Storper M. Regional inequality in Europe: evidence, theory and policy implications // Journal of Economic Geography. – 2019. – № 2. – p. 273-298. – doi: 10.1093/jeg/lby021.
23. Tumenova S.A. Regional competitiveness: the search for effective solutions in the field of innovative development // Proceedings of the International Scientific Conference «Far East Con» (ISCFEC 2020). Vladivostok, 2019. – p. 2573-79.– doi: 10.2991/aebmr.k.200312.361.
24. Туменова С. А., Мамбетова Ф.А. Активизация инновационной деятельности российских регионов на принципах «Умной специализации» // Региональные проблемы преобразования экономики. – 2019. – № 10(108). – c. 146-153. – doi: 10.26726/1812-7096-2019-10-146-153.
25. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года: распоряжение Правительства РФ от 13.02.2019 г. № 207-р. Economy.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://economy.gov.ru/material/file/a3d075aa813dc01f981d9e7fcb97265f/130219_207-p.pdf.
26. Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2030 года. Распоряжение Правительства РФ от 06.09.2010 г. № 1485-р. Skfo.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://skfo.gov.ru/district/soc/sed.
27. Montalban M., Frigant V., Jullien B. Platform economy as a new form of capitalism: A Régulationist research programme // Cambridge Journal of Economics. – 2019. – № 4. – p. 805-824. – doi: 10.1093/cje/без017.
28. Feder C. Smart specialization strategy and directed technological change // Economics Bulletin. – 2018. – № 3. – p. 1428-1437.
29. Tumenova S.A. Management of Integrated Utilization of Industrial Waste Storage Facilities // IOP Conference Series: Materials Science and Engineering. – 2021. – № 5. – p. 7. – doi: 10.1088/1757-899X/1079/6/062048.

Страница обновлена: 24.11.2021 в 19:33:47