Анализ зарубежных инструментов развития внешнеэкономической деятельности

Ратнер А.В.1
1 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 12 (Декабрь 2023)

Цитировать:
Ратнер А.В. Анализ зарубежных инструментов развития внешнеэкономической деятельности // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 12. – С. 6557-6576. – doi: 10.18334/epp.13.12.120162.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=63549401

Аннотация:
Потребность в поиске новых внешних рынков и в развитии несырьевого экспорта актуализирует научную проблему, решаемую в настоящей статье, – проблему оценки совершенства отечественного инструментария содействия экспорту и возможностей его дальнейшего развития. Это предопределило цель исследования – выделить из практики стран – активных экспортёров – меры содействия внешнеэкономической деятельности, которые могут быть интересны для российской экономики. Это осуществлено посредством компаративного контент-анализа внешнеэкономических стратегий 2010-2021 гг. немецких регионов, Австрии и Швейцарии. Отсеивались распространённые в российской практике меры, оставшиеся – систематизировались. Научная новизна исследования подтверждается его результатами: синтезирован комплекс текущих мер содействия внешнеэкономической деятельности, доступных зарубежным регионам, могущих быть интересными для экономики России. Эти инструменты классифицированы исходя из того, с кем коммуницируют региональные органы власти в ходе поддержки ВЭД, – выявлены меры реализуемые через: образование органами власти агентств по исполнению инструментов поддержки, коммуникацию органа – координатора ВЭД с иными институтами содействия, коммуникацию с сообществами экспортёров и с отдельными экспортёрами, и с партнёрами получателей поддержки. Это делает возможным соотносить российский опыт с мировой практикой содействия внешнеэкономической деятельности и учитывать её. Выявлено, что российская система содействия во многом не уступает этой практике, но отдельные инструменты интересны. Результаты могут представлять интерес для институтов содействия при планировании развития инфраструктуры поддержки экспорта.

Ключевые слова: поддержка внешнеэкономической деятельности, зарубежный опыт стратегирования, современная практика, комплекс инструментов поддержки

Финансирование:
Исследование выполнено в рамках государственного задания Минобрнауки РФ для ФГБУН Института экономики УрО РАН на 2023 г.

JEL-классификация: F13, F14, F17



Введение

В текущих внешнеэкономических условиях для российской экономики актуален поиск новых рынков сбыта и развитие несырьевого экспорта. Потребность в этом выводит научную проблему, решаемую в данной статье, – проблему оценки уровня совершенства российского инструментария поддержки внешнеэкономической деятельности (ВЭД), стоящего в распоряжении регионов, и его возможного дальнейшего совершенствования. А именно, планом НИР были поставлены задачи: компаративная оценка практики зарубежных стран, в том числе с развитой экономикой, по достижению приоритетов развития (на национальном и региональном уровне) с привлечением внешнеэкономического потенциала; и выработка рекомендаций по интеграции региональной ВЭД в реализацию национальных приоритетов развития.

Целесообразно сосредоточиться на внешнеэкономических стратегиях (т.к. это – планы применения инструментов поддержки ВЭД), прежде всего, региональных (т.к. они отображают всю национальную поддержку), – зарубежья, наиболее активного в экспорте. Материал для исследования предоставляет немецкая экономика: она – 3-й экспортёр мира; и у её регионов имеются внешнеэкономические стратегии (федеральная – отсутствует). Для разнообразия целесообразно также рассмотреть соседние небольшие (сопоставимые по трудовым ресурсам с немецкими регионами) экономики с высокой экспортной квотой, имеющие внешнеэкономические стратегии, – австрийскую и швейцарскую.

Санкции западных стран ограничили торгово-инвестиционные отношения России с ними; вместе с тем, возможно, их внешнеэкономические стратегии (2010-2021 гг.) будут интересны для российской экономики, – что и предполагается изучить в ходе исследования. В стратегиях обозначено, что, в связи с высокой значимостью экспорта для экономик данных зарубежных стран, развитие экспорта и выступает одним из их главных приоритетов их национального и регионального развития.

В связи с этим, объект исследования – инструменты развития ВЭД зарубежных регионов, предмет – инструменты, потенциально актуальные для российской экономики. Цель: комплексно выявить из опыта стран – активных экспортёров потенциально актуальные для российской экономики инструменты развития ВЭД. Задачи:

· проанализировать внешнеэкономические стратегии регионов Германии и стратегии Австрии и Швейцарии на предмет инструментов;

· сравнить их между собой для составления единого реестра инструментов;

· выявить инструменты, которые могут быть интересны для российской экономики.

Гипотеза исследования: внешнеэкономические стратегии регионов стран с высокой экспортной квотой (и самих небольших по размерам стран – активных экспортёров) могут предусматривать интересные для российской экономики инструменты.

В ходе исследования получен результат, обладающий научной новизной, а именно, выведен комплекс современных инструментов поддержки ВЭД, имеющихся в распоряжении зарубежных регионов, которые могут быть актуальны для российской экономики, что позволяет сравнивать российскую практику с международным опытом поддержки ВЭД и учитывать этот опыт. Комплекс инструментов систематизирован автором по признаку того, с кем коммуницируют региональные органы власти как реализаторы поддержки (рис. 1). Выделены инструменты, выражающиеся через: создание органами власти агентств для реализации мер по поддержке ВЭД, взаимодействие органа – куратора ВЭД с другими институциями – акторами поддержки, взаимодействие с сообществами получателей поддержки и с индивидуальными получателями, а также с партнёрами поддерживаемой экономики региона. Установлено, что во многом российская инфраструктура поддержки конкурентоспособна относительно этого опыта, вместе с тем, отдельные меры представляют интерес.

Полученные результаты могут быть интересны для федеральных и региональных органов власти РФ, занимающихся планированием развития ВЭД и её поддержкой, при сравнении курируемой инфраструктуры поддержки с зарубежными аналогами и определении наличия / отсутствия потребности в совершенствовании.

Обзор изученности

Анализ существующих исследований позволяет сделать выводы:

· в основном исследуются федеральные инструменты поддержки ВЭД. На региональном уровне исследуется лишь современный опыт КНР [1, c. 57-72] (Abramchuk, 2021, p. 57-72), а опыт США исследуется лишь по начало 2000-х годов [5, c. 332-334] (Demin, 2019, p. 332-334). Между тем, современный западный опыт внутриэкономического развития активно исследуется: как федеральный (например, опыт реиндустриализации США [14, с. 147-149, 152] (Tolkachev, Gvozdeva, 2023, p. 147-149, 152)), так и региональный (например, опыт Германии [7] (Kotov, 2023b), Нидерландов [8, с. 211-214] (Kotov, 2023c, p. 211-214), Бельгии [6, с. 204] (Kotov, 2023a, p. 204). Отмечается, что он может быть интересен для российских регионов ( [8, с. 209] (Kotov, 2023c, p. 209); [7, с. 94] (Kotov, 2023b, p. 94)). Кроме того, зарубежные внешнеэкономические стратегии дают информацию о торговых ориентирах зарубежья. А она может быть ценна [15, c. 407] (Filimonenko, Likhacheva, 2023, p. 407);

· встречаются 2 предпочтения в определении центра тяжести содействия ВЭД в странах – ведущих экспортёрах. В одних исследованиях главной, первоочередной, обозначается финансовая поддержка – в частности, в Германии [3, с. 156-158; 10, c. 9; 9, c. 75] (Bortsov, 2021, p. 156-158; Puzina, 2020, p. 9; Leontyev, 2020, p. 75), США [10, c. 8] (Puzina, 2020, p. 8). Хотя нефинансовая поддержка тоже упоминается [3, с. 158-161; 9, c. 75] (Bortsov, 2021, p. 158-161; Leontyev, 2020, p. 75). В других исследованиях отмечается, что не менее важная роль отводится организационной, информационной, обучающей поддержке экспорта: к примеру, в США [5, c. 331-334] (Demin, 2019, p. 331-334), Германии [11, с. 44] (Semenchuk, Klimenkova, 2021, p. 44), КНР [1, с. 57-72] (Abramchuk, 2021, p. 57-72). Это делает актуальным анализ национальной линейки мер содействия в комплексе;

· не только в странах – ведущих экспортёрах, но и в развивающихся странах применяются инструменты, которые развивают традиционные средства поддержки, т.е. могут представлять интерес и для российской экономики. К примеру, создание зон, специализирующихся на производстве экспортно-ориентированной сельхозпродукции [4, с. 29; 2, с. 34] (Bikov, 2020, с. 29; Blinichkina, Marufov, 2022, с. 34).

Всё это актуализирует поставленную цель исследования.

Методология и данные

Итак, были взяты субъекты федерации Германии как одного из ведущих экспортёров мира: из 16 её регионов внешнеэкономические стратегии приняты 6-тью (а федеральная стратегия отсутствует) – Северным Рейном-Вестфалией (СРВ) [21] (май 2021 г., внешнеэкономическая стратегия), Саксонией [19] (2018 г., внешнеэкономическая стратегия), Бранденбургом [18] (2018 г., внешнеэкономическая концепция), Тюрингией [25] (2015 г., внешнеэкономическая стратегия), Саксонией-Ангальт [17] (июль 2014 г., внешнеэкономическая концепция), Берлином [23] (2010 г., рамочная стратегия для ВЭД). Исходя из того, что они учитывают не только региональный функционал содействия, но и федеральную и наднациональную (т.е. от ЕС) поддержку, было решено вместе с ними проанализировать стратегии небольших стран (сопоставимых с ними по численности трудовых ресурсов). В качестве таковых стран – активных экспортёров были взяты Австрия [20] и Швейцария [24] (экспортные квоты – 53% [20, п. 4] и 40% [24, Цель]), чьи стратегии ВЭД приняты, соответственно, в 2018 г. (внешнеэкономическая стратегия) [20] и в ноябре 2021 г. (стратегия внешнеэкономической политики) [24].

Методами анализа выступили, во-первых, контент-анализ и логический анализ: из стратегий брались инструменты содействия. При этом отсеивались инструменты, которые прямо в таком же виде присутствуют в российской практике. Во-вторых, применялись систематизация инструментов и компаративный анализ: инструменты всех анализируемых экономических пространств (т.е. регионов и двух стран) сравнивались между собой для выявления более прогрессивных инструментов и для отсеивания одинаковых, а затем выбранные инструменты сравнивались с российской практикой для выявления потенциально актуальных для неё.

Результаты

Анализ внешнеэкономических стратегий выбранных экономических пространств по упомянутой методологии выявил широкий спектр инструментов региональной поддержки ВЭД, которые в ходе авторской систематизации были подразделены на 15 групп, распределённых по 5 категориям по признаку того, с кем в каждом случае коммуницируют региональные органы власти как реализаторы поддержки (рис. 1):

1. Инструменты, реализуемые через создание органами власти дополнительных институций – агентств для реализации мер по поддержке ВЭД:

· как на федеральном, так и на региональном уровне создаётся агентство (ООО; в Тюрингии, например, имеет форму общества по развитию субъекта федерации) для реализации мер по продвижению экспорта и привлечению иностранных инвестиций – по маркетингу домашнего экономического пространства за рубежом, поддержке и консультации предприятий и организации международных бизнес-миссий [17, п. 3.3.4]. Так, в Германии это – GTAI («Germany Trade and Invest» – «Германская торговля и инвестиции») (находится в собственности федерального Министерства экономики и климата; имеет 60 офисов за рубежом). В Швейцарии – «Глобальное предприятие Швейцарии» (S-GE) [24, направление 8]. В регионах Германии это – сервисный пункт, организуемый региональным правительством [25, п. 4.2.2.1, 4.2.2.2, 4.3]. Так, берлинская промышленно-торговая палата (ТПП) поручила ООО «Партнёр Берлина» (в рамках договора об оказании услуг) организацию части зарубежных ярмарок [23, п. 2.3]. ООО «Содействие экономике Саксонии» организует коллективные стенды предприятий по заказу министерств региона [19, п. 2.1]. Такое общество принадлежит субъекту федерации [19, п. 4.1]. В Тюрингии в согласовании с предложением его услуг ТПП региона реализуют проекты по выводу предприятий региона на внешний рынок [25, п. 4.2.2.1, 4.2.2.2, 4.3]. В Саксонии-Ангальт конкретные задачи такого Общества планируется согласовывать во Внешнеэкономическом совете региона со всеми членами совета. Касательно конкретных проектов члены совета будут обращаться к Обществу через министерство-куратор [17, п. 4].

В России аналогичная структура создана в 2015 г. – АО «Российский экспортный центр» (РЭЦ) – государственный институт поддержки несырьевого экспорта, имеющий представительства в 16 регионах и в 82 – центры поддержки экспорта [12] (Smirnova, 2023). Т.е. формат структуры поддержки, в отличие, от немецких регионов, унифицирован, что представляется более благоприятным: это облегчает работу федерального центра по развитию данных институтов и организацию обмена опытом между регионами. Для привлечения инвестиций (в т.ч. иностранных) в регионах действуют агентства по инвестициям;

· создаётся агентство (ООО) для проведения крупнейших международных выставочных мероприятий, причём оно может иметь за рубежом представительства и совместно с иностранными выставочными институциями организовывать там выставки (рис. 3). К примеру, представительства имеет ООО «Берлинская ярмарка» (как и ООО «Лейпцигская ярмарка» (Саксония)) [23, п. 2.3; 19, п. 5]. Так, оно вместе с немецким же ООО «Fruitnet Media International GmbH» является собственником компании «Global Produce Events (HK) Co., Limited», проводящей в Гонконге выставку «Asia Fruit Logistica» [22]. «Messe Berlin (Singapore) Pte Ltd» (частная некоммерческая компания с ограниченной ответственностью «Берлинская ярмарка (Сингапур)») при поддержке Сингапурского бюро выставок и конгрессов организует ведущую в Азии выставку туриндустрии [16]. Международная реклама туруслуг столичного региона также делегирована ООО (ООО «Маркетинг берлинского туризма») [23, п. 2.3]. Но и в России практика выставочного агентства освоена. Так, в Свердловской области оператор выставочного комплекса для крупнейшей международной выставки («Иннопром») – АО «Уральский выставочный центр», принадлежащий Корпорации развития Среднего Урала – специализированной компании правительства региона [13] (Sunagatullina, 2022);

Рисунок 1. Систематизация инструментов регионального инструментария поддержки ВЭД в зарубежных странах по признаку того, с кем в каждом случае коммуницируют региональные органы власти как реализаторы поддержки

Источник: составлено автором на основе анализа [17-21, 23-25].

· создаются агентства по развитию в регионе производственно-технологической базы для экспорта и международной кооперации. Пример – ООО «Агентство по инновациям» в Берлине. Оно поддерживает участие сетевых объединений исследовательских учреждений и предприятий в международных проектах по разработкам (например, в рамках Рамочной исследовательской инициативы ЕС) [23, п. 2.3]. Возможно, этот опыт может быть интересен. В то же время, у ЕАЭС имеется центр высоких технологий, формируются технологические платформы. В российской экономике активно формируются кластеры, что даёт возможности для сотрудничества.

2. Инструменты, выражающиеся во взаимодействии органа власти – куратора ВЭД – с другими акторами поддержки:

· учреждение собрания региональных институтов содействия развитию ВЭД – стратегической группы региона по содействию международной деятельности в экономической сфере [25, п. 4.3], рабочей группы по развитию ВЭД [23, п. 4.1], координационного органа в сфере развития ВЭД («Внешнеэкономическая инициатива») [19, п. 4], внешнеэкономического совета [17, п. 4], круглого стола экспортной экономики [24, направление № 8]. Туда может приглашаться широкий круг институтов развития экономики (рис. 2), исходя из того, что самые разные министерства и их отделы могут сталкиваться с ВЭД и способствовать ей, и важен межведомственный обмен. (Хотя, в отличие от российских регионов, не встретилось специализированных на ВЭД региональных ведомств.) Т.е. ВЭД поддерживается всесторонне, посредством междисциплинарного подхода. Также могут приглашаться представители хозяйствующих субъектов – участников ВЭД [20, меры 52-53].

Рисунок 2. Институции, которые могут входить во внешнеэкономический совет у зарубежных регионов

Источник: составлено автором на основе анализа зарубежных внешнеэкономических стратегий [17-21, 23-25].

Ежегодно согласовываются планы региональных ведомств и иных институтов содействия ВЭД [23, п. 4.1; 20, меры 52-53], конкретные меры по реализации [17, п. 4]. Также перед советом может ставиться задача регулярно (примерно раз в 3 года) перепроверять меры всех участников [25, п. 4.3], обмениваться мнениями о развитии рамочных условий ВЭД (это может осуществлять раз в год региональный министр экономики с представителями институций – членов совета [19, п. 4]), развивать конкретные меры и освещать их для предприятий [19, п. 4], обмениваться информацией [20, меры 52-53]. Но в первую очередь совет занимается согласованием плана международных бизнес-миссий [20, меры 52-53]. Для решения оперативных задач в рамках совета могут формироваться долгосрочные рабочие группы (АО «Ярмарки», АО «Внешнеэкономическая неделя») и временные проектные группы [19, п. 4]. В рабочем порядке совет может собираться и достаточно часто, например, раз в квартал [17, п. 4; 20, меры 52-53].

Но и в стратегиях российских регионов также предусматривается создание внешнеэкономического совета, либо он уже был создан. Так, в Свердловской области в 2017 г. создан Совет по обеспечению благоприятных условий для развития экспортной деятельности. Положение о его работе предусматривает возможность создавать рабочие группы (п. 2.11) и приглашать на заседания представителей федеральных и региональных органов власти и предприятия (п. 2.8, 2.9). Предприятия могут участвовать в заседаниях Совета (п. 5.15). Приём заявок от предприятий на участие в выставках и ярмарках в российских регионах также осуществляется, и формируется план участия. Интересно, что за рубежом планируется включить в совет представителей научно-образовательной сферы [17, п. 4];

· налаживание кооперации региона в сфере поддержки ВЭД с сопредельным регионом. Особенно выражено у столичного региона (как субъекта федерации) – с территориально окружающим его регионом: имеется совместная рабочая группа и ежегодная конференция по ВЭД, согласование программ содействия ВЭД, распространение мер содействия ВЭД на регион-партнёр, единый бренд, общая база данных предложения услуг предприятий и совместные бизнес-миссии [23, п. 2.4; 18, п. 3.7]. Однако нельзя забывать, что г. Москва значительно крупнее г. Берлин, и потребность в кооперации совершенно иная;

· организация комфортной среды для региональных банков, работающих по линии развития ВЭД. Так, Инвестиционный банк Берлина реализует программу содействия ВЭД для МСП «Выйти на новые рынки», консультирует предприятия по финансовому аспекту ВЭД [23, п. 2.3]. В Саксонии-Ангальт в информировании МСП о возможностях содействия ВЭД также участвует Инвестиционный банк [17, п. 3.3.4]. В СРВ «NRW.BANK» – консультирует и финансирует внешнеэкономические бизнес-проекты, поддерживает намерения иностранных предприятий по локализации [21, п. 3.4]. В австрийской стратегии выражается намерение пригласить банки (содействующие ВЭД) к участию в кампании по информированию предприятий о возможностях поддержки ВЭД [20, мера 57]. Но и в России есть профильная финансирующая институция – государственная корпорация развития ВЭБ.РФ: в её группу входит РЭЦ. Также другие банки с госучастием поддерживают импортозамещение, в т.ч. экспортоориентированное. При этом крупные федеральные банки могут охватывать поддержкой проекты межрегиональных кластеров.

3. Инструменты, выражающиеся во взаимодействии органов власти с сообществами получателей поддержки:

· интересен опыт зарубежных регионов в части того, что формируются союзы предприятий в сфере обрабатывающего производства: помимо ТПП, есть ремесленные палаты, инженерная палата, союз металлургии и электроэнергетики региона [17, п. 4]. Это есть и в российской практике, и, надо полагать, промышленные союзы, благодаря курсу на импортозамещение, внесут вклад в развитие российского несырьевого экспорта.

При этом в ряде зарубежных регионов есть более одной ТПП [17, п. 3.3.4; 21, п. 3.3.4; 18, п. 3.1; 25, п. 4.2.2.2], их может быть, к примеру, и 3 [19, п. 4.1], – их деятельность разграничивается территориально; и помимо них – также есть ремесленные палаты, тоже территориальные (их может быть, например, тоже 3 [19, п. 4.1]). Так, Ремесленная палата Берлина сосредотачивает свою ВЭД на проявлениях кооперации в рамках международных партнёрств городов и содействует лучшим практикам обмена в сфере дуального образования [23, п. 2.3]. С одной стороны, возможно, предприятиям проще обратиться в такую территориальную палату. С другой стороны, встаёт вопрос об общности и коммуникации предприятий в масштабе региона. В то время как в российской практике институт ТПП более консолидирован;

· большая роль отводится работе с кластерами и сетями предприятий: от них ожидается, что они представят меры совместного выхода на внешний рынок [23, п. 3], интернационализация включена в планы развития кластеров. О международной кооперации заботится профессиональный менеджмент кластера [18, п. 3.3]. В российских регионах кластерам также уделяется много внимания: идёт активное их строительство через индустриальные парки (в т.ч. ОЭЗ, технопарки) и бизнес-парки.

В рассмотренных зарубежных регионах функционируют отделения Европейской сети предприятий (EEN), которая помогает искать партнёров по бизнесу и в сфере технологий [23, п. 2.5.4.2; 18, п. 3.1], предоставляя предприятиям одну из самых больших в Европе баз данных с подобными предложениями [19, п. 2.3] и работая на кооперационных биржах, ярмарках и при бизнес-миссиях [18, п. 3.1]. Учреждения-координаторы региональных отделений EEN – региональные Общества содействия экономике и ТПП [18, п. 3.1]. Возможно, аналогичная сеть представляла бы интерес для ЕАЭС. Вместе с тем, отделение EEN требует финансирования: оно софинансируется из средств соответствующего субъекта федерации и его палат [19, п. 2.3].

Также регионы европейских стран участвуют в европейских отраслевых союзах предприятий. Так, Саксония участвует в союзе предприятий машиностроения «VDMA-Ost» [19, п. 4.1] (3,6 тыс. предприятий в Европе, Азии и Америке). Саксония-Ангальт участвует в Европейской сети регионов, специализирующихся на химической промышленности (ECRN) [17, п. 4]. Возможно, для ЕАЭС и для более широкого пространства (ЕАЭС + страны, с которыми у него есть соглашения) также будет актуальным развивать идею отраслевых союзов, – учреждаемых органами ЕАЭС (с подключением органов власти третьих стран-партнёров);

· также здесь можно отметить, что в зарубежных регионах проводятся дни массового информирования предприятий о перспективных зарубежных рынках (например, [19, п. 2.1; 17, п. 3.3.4]). В Саксонии-Ангальт министерством – куратором развития ВЭД совместно с обеими ТПП региона ежегодно проводятся «Дни Китая» (около недели) [17, п. 3.3.4]. В Берлине администрацией субъекта федерации проводятся Недели Азиатско-Тихоокеанского региона [23, п. 2.3]. В Саксонии-Ангальт запланировано проведение Дня ВЭД региона, с целью одновременной презентации в разных округах региона примеров успешной практики ВЭД предприятий [17, п. 3.3.4]. Но и в российских регионах проводится такое информирование – приём иностранных бизнес-миссий и семинары домашних предпринимателей, получивших опыт ВЭД. К примеру, в Екатеринбурге каждый 2-й год проводится выставка «Российско-китайское ЭКСПО».

4. Инструменты, выражающиеся в индивидуальном взаимодействии органов власти с получателями поддержки:

· распространена поддержка в форме сопровождения экспортных проектов: ассистент по выходу на внешний рынок, проекты по доступу на внешний рынок для групп из 5-ти и более предприятий [18, п. 3.1], комплексные пакеты услуг по поддержке внешнеэкономических проектов предприятий [19, п. 4.2]. В одном из регионов одна из его ТПП разработала программу «Готов к экспорту»: палата вместе с предприятием составляет индивидуальный план его интернационализации и помогает при его реализации [17, п. 3.3.4]. В связи с этим нельзя не упомянуть российские инструменты организационного содействия: поддержка оформления паспортов внешнеэкономических проектов предприятий региональными внешнеэкономическими министерствами по соглашению с Минэкономразвития РФ и сопровождение контрактов предприятий региональными центрами поддержки экспорта;

· у ряда зарубежных регионов есть торгово-инвестиционные представительства в других странах. Здесь можно начать с федерального уровня: у Германии есть сеть внешнеторговых палат в 90 странах (в 130 местах) [25, п. 4.2.1]. Схоже и у Австрии – зарубежная сеть внешнеэкономических центров [20, мера 36], причём не только в столицах, хотя и наоборот, может быть один центр на несколько стран (при этом в этих странах могут иметься меньшие институции) (рис. 3). Касательно регионов (рис. 3): у Саксонии (приграничный регион) имеется по одному коммуникационному офису в сопредельных ему зарубежных странах, при этом в одной из них офис расположен не в столице, а в ближайшем к региону крупном городе [19, п. 2.1]. У Саксонии-Ангальт есть 2 зарубежных торгово-экономических представительства – в Шанхае (КНР) и Ханое (Вьетнам). Однако, это затратно: так, Шанхайское представительство финансируется регионом и одной из его ТПП. Инвестиционное и маркетинговое ООО региона содержит бюро по привлечению инвестиций в Шанхае (с 2014 г. соединено с торговым представительством) и Милане. Одна из ТПП региона организовывала представительство в России (Краснодар) [17, п. 3.3.4].

Рисунок 3. Иностранный опыт торгово-инвестиционных представительств

Источник: составлено автором на основе анализа [17-21, 23-25].

Но и у России имеется активный институт представительства – в лице сети торгпредств Минпромторга РФ. В стратегии Саксонии отмечено, что наблюдение за развитием целевых зарубежных рынков (как географических, так и отраслевых) региона требует помощь специализирующихся на этом носителей компетенций [19, п. 3.2]. И каждое российское федеральное торгпредство консолидирует опыт большого числа отечественных предприятий; а в случае разрозненных региональных торгпредств (как у Германии) консолидация представляет сложность (так, каждая из двух ТПП из вышеупомянутого случая Саксонии-Ангальт обслуживает предприятия лишь из своего округа). Редкие случаи наличия зарубежных торгпредств у ряда немецких регионов побуждают, возможно, лишь к выводу о том, что иногда может иметь смысл командировка представителя содействия ВЭД региона в торгпредство своей страны на целевом рынке. Касательно консолидации компетенций по отраслевым рынкам можно упомянуть, помимо сегодняшних российских отраслевых федеральных министерств, также существовавшую в СССР систему всесоюзных внешнеторговых объединений, сотрудники каждого из которых накапливали опыт в экспорте отдельно взятой отрасли;

· как и в предыдущей категории инструментов, органами власти выделяется категория предприятий, которым предназначается повышенная поддержка, но оказываться она может и в индивидуальном порядке. Наиболее массовый пример – поддержка МСП (рис. 4). В рыночных экономиках экспорт МСП поддерживается на всех уровнях. Так, в ЕС функционирует портал малого и среднего бизнеса, содержащий в т.ч. практические советы [17, п. 3.1]. Возможно, аналогичный портал также представлял бы интерес для ЕАЭС. В Германии на федеральном уровне существует комплекс программ под зонтичной маркой «Глобальное МСП» [18, п. 3.1], в т.ч. программы, ориентированные на ВЭД стартапов («Молодые инновативные предприятия на ведущих международных ярмарках в Германии» [18, п. 3.1]), и Бюро по выходу МСП на зарубежный рынок при федеральном обществе содействия ВЭД (GTAI) [17, прил. 3]. Вместе с тем, причина проста: европейские экономики критически зависят от МСП. В России также в 2015 г. создано федеральное ведомство по МСП – АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства», в 2016 г. принята Стратегия развития МСП до 2030 г., действует национальный проект по МСП.

В немецких регионах предприятия опрашиваются при ежегодном планировании ВЭД региона, союзы предприятий приглашаются во внешнеэкономический совет региона [19, п. 4.2]. В российских регионах предприятия также могут присутствовать на заседаниях внешнеэкономических советов.

Можно привести пример узкоспециализированного регионального инструмента содействия экспорту МСП: региональным правительством Саксонии-Ангальт поддерживаемая программа «Партнёр из завтрашнего дня» [17, п. 3.3.4]: студенты, т.е. (потенциальные) кадры из развивающихся стран проходят практику в МСП региона, а затем представители предприятия едут в страну практиканта, чтобы с его помощью презентовать себя. В этой связи можно отметить, что в российских вузах обучается немало студентов из дружественных стран, и, возможно, упомянутый инструмент заслуживает рассмотрения;

Рисунок 4. Иностранный опыт поддержки экспорта малых и средних предприятий

Источник: составлено автором на основе анализа [17-21, 23-25].

· оказание поддержки в сфере ВЭД в режиме «магазина одной остановки». В австрийской стратегии планируется обустроить пункты по оказанию вводной помощи в сфере ВЭД в таком режиме – в учреждениях системы содействия ВЭД [20, мера 54]. В швейцарской стратегии упоминается онлайн-окно для предприятий (https://easygov.swiss) [24, направление № 8]. Здесь надо отметить, что в России в режиме одного окна работает РЭЦ, и уже создан Интернет-сервис «Экспертная платформа» федеральной информационной системы «Одно окно» в сфере внешнеторговой деятельности (https://myexport.exportcenter.ru/exporter);

· примером поддержки экспорта и международной кооперации предприятий выступает поддержка знакомства предприятий приграничных регионов с рынками сопредельного зарубежья. Так, в берлинском регионе действует программа «Образование сетей в Центральной и Восточной Европе» (в случае России это могла бы быть программа на пространстве ЕАЭС или ЕАЭС + зоны свободной торговли): организуются воркшопы и семинары. Пример поддержанной ею инициативы – проект «Маркетинговый помощник» регионального центра профессионального образования, который обучает региональные МСП компетенциям взаимодействия с соседней страной. Программа субсидирует 50% расходов предприятия на оплату труда маркетинговых помощников до 2-х лет [23, п. 2.5.2].

5. Инструменты, выражающиеся во взаимодействии региональных органов власти с потенциальными партнёрами поддерживаемого сектора экономики данного региона:

· обращение к крупным экспортёрам и зарубежным заказчикам для встраивания региональных МСП. Так, в Австрии планируются платформы для доступа МСП к проектам крупных предприятий и к финансовым услугам [20, мера 20]. В России, в свою очередь, в рамках организации импортозамещения поддерживается кооперация МСП с крупными предприятиями и создание (модернизация) обрабатывающих МСП (в т.ч. при поддержке льготных займов федерального Фонда развития промышленности), в т.ч. с экспортным потенциалом. Крупные компании стимулируются к поиску местных поставщиков комплектующих. В иностранном стратегировании предлагается пригласить сеть предпринимателей, наставляющих и участвующих в стартапах своим капиталом и ноу-хау («Бизнес-ангелы»), в сферу ВЭД [17, п. 3.3.4]. В российской экономике крупные предприятия также участвуют в стартапах (а также стартапы развиваются через бизнес-инкубаторы), реализуются проекты наставничества.

Также в иностранных стратегиях планируется информировать предприятия о зарубежных проектах, о тендерах на их реализацию, проводить семинары по участию в тендерах [25, п. 4.2.2.1; 20, мера 36]. Но и российская промышленность реализует за рубежом проекты (в энергогенерации), проводятся семинары по госзакупкам. В иностранных стратегиях планируется информировать о зарубежных цифровых каналах сбыта [20, мера 38]. Но российские регионы уже помогают своим предприятиям регистрироваться в таких каналах;

· у российских регионов налажен инструмент презентации своего потенциала и возможностей поддержки в поиске иностранных инвесторов. Интерес может представлять зарубежная практика приглашения иностранных материнских компаний фирм, уже работающих в регионе, к расширению активности [18, п. 3.1], исспрашивание рекомендаций у существующих иностранных инвесторов по потенциальным инвесторам [18, п. 3.1], план разработки критериев для выбора предприятий для приглашения к локализации [20, мера 17]. Вместе с тем, и в российской практике обозначаются критерии и в локализации иностранных производств был достигнут большой успех.

Заключение

Как и в российских регионах, важнейшая функция институтов содействия ВЭД в рассмотренных зарубежных регионах состоит в том, что они – проводники федеральных услуг поддержки для предприятий региона, а также дополняют федеральные услуги в соответствии с региональной спецификой. Анализ внешнеэкономических стратегий немецких регионов, Австрии и Швейцарии показал, что стратегии российских регионов (автор ранее знакомился со стратегиями ВЭД Свердловской и Калининградской областей и с разделом по ВЭД стратегии социально-экономического развития Приморского края), выстроенные по составленному на федеральном уровне региональному экспортному стандарту, предусматривают бóльшую часть инструментов поддержки, присутствующих в них.

Многие меры рассмотренных зарубежных регионов в российской экономике реализуются. Просто они могут не иметь отдельного институционального оформления, а складываются из частей двух или трёх разных инструментов.

Возможно, интерес представляет концептуализация реализуемых мер содействия ВЭД. К примеру, интересной может быть идея, когда опрос и консультирование ещё не опытных в экспорте предприятий экспортным советом региона именуется кампанией по интернационализации [19, п. 4.3], консультирование по передовой технике внешнеэкономических операций именуется консультированием по экспортным ноу-хау [17, п. 3.3.1]. Такая концептуализация придаёт большее звучание мерам развития.

Из зарубежного опыта поддержки ВЭД интерес для российских регионов могут представлять отдельные элементы или модификации инструментов (пример: постановка при поддержке экспорта акцента одновременно на стране и на отрасли [20, мера 34]). Хотя и такие модификации могут уже применяться в практике российских регионов. Таким образом, гипотеза исследования подтвердилась лишь избирательно.

В ряде элементов российская инфраструктура содействия ВЭД даже опережает рассмотренную зарубежную. В российских регионах есть специализированные на ВЭД ведомства. Российская система поддержки в регионах выстроена по единому стандарту (региональный экспортный стандарт), опыт в ней легче консолидируется (благодаря тому, что аккумулируется на федеральном уровне). Интенсивное строительство в 2010-х годах (особенно во 2-й половине) сделало инфраструктуру поддержки экспорта соответствующей международному уровню.


Источники:

1. Абрамчук Н.А. Механизм поддержки выхода предприятий на мировой рынок в провинциях КНР. / Опыт интеграции провинций Китайской Народной Республики в си¬стему мировой экономики / Науч. ред. В.И. Бель¬ский, Т.С. Вертинская; Ин-т экон-ки НАН Беларуси. - Минск: Беларуская навука, 2021. – 55-72 c.
2. Блиничкина Н.Ю., Маъруфов Ф.К. Стратегия развития экспортного потенциала регионов // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 1993. – № 9. – c. 27–36. – doi: 10.46554/1993-0453-2022-9-215-27-36.
3. Борцов Д.В. Государственная поддержка продвижения национального экспорта в Германии. / Актуальные вопросы современной науки: теория, технология, методология и практика / Сб. науч. ст. по м-лам VII Междунар.науч.-практ. конф-и (14.12.2021 г., г. Уфа). - Уфа: Изд. НИЦ Вестник науки, 2021. – 154-163 c.
4. Быков Г.Е. Особенности экспортной политики в аграрной сфере Индии на современном этапе // Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. – 2020. – № 10 (67). – c. 19-29. – doi: 10.33938/2010-19.
5. Дёмин Г.А. Зарубежный опыт стратегического регулирования внешнеэкономического комплекса региона // Актуальные вопросы современной экономики. – 2019. – № 5. – c. 329–334. – doi: 10.34755/IROK.2019.5.5.072.
6. Котов А.В. О прогнозе развития региональной экономики Бельгии // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2023. – № 2. – c. 202-208. – doi: 10.24412/2411-0450-2023-2-202-208.
7. Котов А.В. Опыт стратегического развития экологической экономики в Северном Рейне-Вестфалии для Кузбасса. / Теория и практика стратегирования: сб. ст. VI Междунар. науч.-практ. конф-и (19-21.03.2023 г.). Т. XI. Кн. I. / под ред. В.Л. Квинта. - Кемерово: КемГУ, 2023. – 93-97 c.
8. Котов А.В. Пространственная политика в Нидерландах на современном этапе // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2023. – № 2. – c. 209-216. – doi: 10.24412/2411-0450-2023-2-209-216.
9. Леонтьев С.В. Зарубежная практика обеспечения экономической безопасности внешнеторговой деятельности и возможности ее использования в России // Вестник Российского университета кооперации. – 2020. – № 2. – c. 70-78.
10. Пузина Н.В. Международный опыт государственной поддержки предприятий-экспортеров // Modern Economy Success. – 2020. – № 3. – c. 6-12.
11. Семенчук А.В., Клименкова Д.С. Опыт государственного регулирования экспортных операций в Федеративной Республике Германия // Вестник Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. Серия 5. Экономика. Социология. Биология. – 2021. – № 1. – c. 41-46.
12. Смирнова С. Господдержка помогает экспортёрам. Ведомости. 19.10.2023. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/partner/articles/2023/10/19/1000547-gospodderzhka-pomogaet-eksporteram (дата обращения: 19.08.2023).
13. Сунагатуллина Д. Корпорация развития Среднего Урала [пресс-релиз]. Коммерсантъ. 19.10.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5621070 (дата обращения: 17.08.2023).
14. Толкачев С.А., Гвоздева В.А. Глобальные цепочки стоимости в эпоху технологической трансформации и деглобализации // Проблемы рыночной экономики. – 2023. – № 2. – c. 140-155. – doi: 10.33051/2500-2325-2023-2-140-155.
15. Филимоненко И.В., Лихачева Т. П. Стратегии перепозиционирования промышленной продукции региона на внешних рынках // Экономические отношения. – 2023. – № 3. – c. 405-426. – doi: 10.18334/eo.13.3.118843.
16. About. ITB Asia. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itb-asia.com/about (дата обращения: 15.11.2023).
17. Aussenwirtschaftskonzept. – Ministerium für Wissenschaft und Wirtschaft (Sachsen-Anhalt), Juli 2014. – 20 S. [Электронный ресурс]. URL: https://mwl.sachsen-anhalt.de/fileadmin/Bibliothek/Politik_und_Verwaltung/MW/Publikationen/Aussenwirtschaft (дата обращения: 20.01.2023).
18. Aussenwirtschaftskonzept. – Ministerium für Wirtschaft und Energie (Brandenburg), 05.07.2018. – 19 S. [Электронный ресурс]. URL: https://mwae.brandenburg.de/media/bb1.a.3814.de/Aussenwirtschaftskonzept_2018_final.pdf (дата обращения: 25.01.2023).
19. Aussenwirtschaftsstrategie. – Staatsministerium für Wirtschaft, Arbeit und Verkehr (Sachsen), 18.09.2018. – 13 S. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wirtschaft.sachsen.de/download/AW-Strategie2_.pdf (дата обращения: 05.02.2023).
20. Außenwirtschaftsstrategie (Österreich). – BMDW, BMEIA, WKÖ, Dezember 2018. – (XII + 42) S. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bmeia.gv.at/fileadmin/user_upload/Zentrale/Aussenpolitik/Aussenwirtschaft/Aussenwirtschaftsstrategie.pdf (дата обращения: 10.02.2023).
21. Aussenwirtschaftsstrategie. – Ministerium für Wirtschaft, Innovation, Digitalisierung und Energie (Nordrhein-Westfallen), 05.02.2021. – 40 S. [Электронный ресурс]. URL: https://broschuerenservice.wirtschaft.nrw/mwike/shop/Au%C3%9Fenwirtschaftsstrategie_Nordrhein-Westfalen/0 (дата обращения: 25.02.2023).
22. Organizer. Asia Fruit Logistica. [Электронный ресурс]. URL: https://www.asiafruitlogistica.com/organizer (дата обращения: 15.11.2023).
23. Rahmenstrategie für die Aussenwirtschaft in Berlin. – Senatsverwaltung für Wirtschaft, Technologie und Frauen, Stand: 22.10.2010. – 19 S. [Электронный ресурс]. URL: https://www.berlin.de/sen/wirtschaft/europa-und-internationales/aussenwirtschaft/auwirahmen2010.pdf (дата обращения: 15.01.2023).
24. Strategie zur Aussenwirtschaftspolitik. – Schweizerisches Eidgenossisches Departament für Wirtschaft, Bildung und Forschung, 24.11.2021. – 55 S. [Электронный ресурс]. URL: https://www.newsd.admin.ch/newsd/message/attachments/69218.pdf (дата обращения: 20.03.2023).
25. Außenwirtschaftsstrategie 2020. – Ministerium für Wirtschaft, Wissenschaft und Digitale Gesellschaft (Thüringen), 2015. – 12 S. [Электронный ресурс]. URL: https://wirtschaft.thueringen.de/fileadmin/th6/wirtschaft/aussenwirtschaft/thuringer_aussenwirtschaftsstrategie_2015___finalmit_efre-logo.pdf (дата обращения: 10.03.2023).

Страница обновлена: 02.04.2024 в 23:26:30