Целеполагание зарубежной внешнеэкономической деятельности в условиях глобальных экономических вызовов 2010–2021 гг.

Ратнер А.В.

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 14, Номер 2 (Апрель-июнь 2024)

Цитировать:
Ратнер А.В. Целеполагание зарубежной внешнеэкономической деятельности в условиях глобальных экономических вызовов 2010–2021 гг. // Экономические отношения. – 2024. – Том 14. – № 2. – doi: 10.18334/eo.14.2.120835.



Введение

Актуальность исследования обусловлена тем, что в условиях, когда Европа сократила большую часть торгово-инвестиционных отношений с российской экономикой (товарообмен 2023 г. – в 2,17 раза меньше 2022 г. (рассчитано по [5])), российская экономика вынуждена искать пути развития торговли с дружественными странами. Фактически стоит задача настроить ВЭД по-новому. При этом, развиваясь в части импортозамещения и экспорта, экономика страны сталкивается с глобальными экономическими вызовами, с которыми зарубежные экономики – активные экспортёры начали работать ещё раньше. И возникает исследовательский вопрос: а не может ли опыт постановки целей этими активными экспортёрами подсказать российской экономике возможные уже наработанные пути целеполагания в ВЭД в условиях глобальных вызовов? Соответственно, научная проблема – проблема поиска и анализа (т.е. систематизации) такого зарубежного опыта.

Цель: определить, какие вызовы идентифицировали и какие с учётом этого целевые установки в ВЭД обозначали регионы зарубежной страны – активного экспортёра (на выбор) и небольшие страны – активные экспортёры. Задачи:

- выявить и систематизировать глобальные вызовы, идентифицируемые зарубежными экономическими системами как значимые применительно к развитию ВЭД;

- выявить цели зарубежных экономических систем применительно к развитию ВЭД;

- отследить достижение базовых целей по 2021 год.

Гипотеза: идентифицируемые разными регионами и странами вызовы и обозначаемые установки по развитию ВЭД во многом отражают вызовы, с которыми в те годы столкнулась и российская экономика.

Методология исследования включала:

1) контент-анализ и логический анализ внешнеэкономических стратегий 2010-2021 гг. зарубежных экономических систем – из стратегий выявлялись идентифицируемые экономическими системами вызовы и обозначаемые цели и целевые установки. Взяты регионы немецкой экономики как одного из крупнейших экспортёров. Из 16 её регионов стратегии ВЭД имеются у 6-ти (а федеральной стратегии не нашлось): у Берлина (рамочная стратегия для ВЭД 2010 г.) [18], Саксонии-Ангальт (внешнеэкономическая концепция июля 2014 г.) [11], Тюрингии (внешнеэкономическая стратегия 2015 г.) [16], Бранденбурга (внешнеэкономическая концепция 2018 г.) [12], Саксонии (внешнеэкономическая стратегия 2018 г.) [14], Северного Рейн-Вестфалии (СРВ) (внешнеэкономическая стратегия 2020 г.) [13]. Для увеличения широты охвата взяты также сопредельные им экономики с высокими экспортными квотами (табл. 1), сравнимые с ними по численности населения, – австрийская (внешнеэкономическая стратегия 2018 г.) [15] и швейцарская (стратегия внешнеэкономической политики ноября 2021 г.) [19]. Но рассматривались только целевые установки, относящиеся к компетенции внутристранового региона;

2) сравнительный анализ и систематизация – вызовы и цели всех рассматриваемых зарубежных экономических систем сравнивались и группировались;

3) статистический анализ – расчёт экспортной квоты, экспорта в ЕС и экспорта машиностроения (как суммы отдельных товарных групп) и их долей, сравнение значений, – на базе статистики экспорта и ВРП (ВВП) немецкой статистической службы [20, 21], ЮНКТАД [17], МВФ [22].

Получен результат, обладающий научной новизной: выявлены и систематизированы по признаку происхождения глобальные экономические вызовы, влияющие на ВЭД, идентифицированные зарубежными странами – активными экспортёрами (в т.ч. в лице их регионов) в 2010-2021 гг. (рис. 1), и выявлены соответствующие им целевые установки по содействию ВЭД.

Результаты могут быть интересы федеральным и региональным органам власти РФ при анализе вызовов, стоящих перед экономикой России и регионов и оптимизации целеполагания ВЭД.

Обзор изученности

С одной стороны, внешнеэкономические стратегии регионов активно изучаются [1, 6] (Bakumenko, 2019; Kovaleva, Sevastyanova, Tarasova, 2020). С другой стороны:

- из (Gusev, 2019, p. 48) [2, с. 48] следует, что во внешнеэкономических стратегиях нередко глобальные тренды характеризуются одновременно как риски и шансы. Т.е. выделение из них компонента вызовов (и классификация на множестве стратегий) остаётся актуальным;

- когда же вызовы описываются, – то лишь по конкретному региону [9, с. 216; 8, с. 62-64] (Fomicheva, Dyda, 2023, p. 216; Tratsevskaya, Kolesnichenko, 2020, p. 62-64). Обзор же множества экономических систем придаст полноту классификации вызовов;

- хотя стратегии структурируются по направлениям развития, и группируются их инструменты [1, с. 253, 255-259; 10, с. 439] (Bakumenko, 2019, p. 253, 255-259; Khmeleva, Tot, Kostromin, 2023, p. 439), но, в связи с тем, что у российских регионов, по мнению (Demin, 2023, p. 138), нет единого подхода к стратегированию ВЭД [3, с. 138], актуален анализ и целевых установок;

- и хотя такой анализ в ряде работ проводится, но акцентируется преимущественно на одной фундаментальной цели [4, с. 397] (Drobot, Makarov, 2023, p. 397). А выявление и классификация частных целей остаются актуальными;

- в русскоязычной литературе изучаются региональные внешнеэкономические стратегии стран лишь ближнего зарубежья [7, 8] (Romankova, 2019; Tratsevskaya, Kolesnichenko, 2020). Но интересно и целеполагание третьих стран – активных экспортёров – с т.з. как опыта, так и понимания их внешнеэкономических намерений.

Это актуализирует поставленную цель.

Результаты: целевые установки на фоне глобальных вызовов

Анализ стратегий побуждает сформулировать 16 вызовов для ВЭД, характерных для многих регионов и стран, и систематизировать их по признаку причины на 3 группы (рис. 1). Каждый вызов индуцирует соответствующую целевую установку(-и).

Группа I. Вызовы, обусловленные глобализацией и интернационализацией экономики, как основная группа вызовов для ВЭД.

I-1а. Сильная международная торговая (т.е. количественная) конкуренция как следствие формирования и роста глобального рынка (т.е. глобализации). Она ведёт к протекционизму, который в ходе пандемии даже возрос. Члены ВТО с 2009 г. вводили всё больше ограничений, их число к концу 2019 г. – 1,3 тыс. [13, п. 3.2.1]. Страны ограничивают иностранное инвестирование в свои активы, осуществляют решоринг, стремятся к межстрановым региональным интеграционным экономическим объединениям (РИО) [19, п. 3], отходят от многосторонних отношений («Brexit») [13, п. 1]. Включая и страны, традиционно бывшие протагонистами свободной торговли, в т.ч. США [13, п. 1, 3.2.1].

→ Целевые установки экономических систем в этих условиях:

- повышать международную конкурентоспособность предприятий (в т.ч. не экспортёров) [14, п. 1.3]; используя возможности глобализации, задействовать потенциал международной кооперации предприятий региона [11, п. 1]; в т.ч. для выхода на рынок третьих стран кооперироваться с предприятиями РИО, чтобы сильные стороны одних предприятий нивелировали слабые стороны других [13, п. 3.2.1];

- поддержку ВЭД дополнить конечной фазой «Устойчивое поддержание зарубежных рынков предприятия», где таковой ещё нет [16, п. 4.1];

- выводить на экспорт максимум отраслей (например, в т.ч. сферу образования) [18, п. 4.4.4];

- выступать за продолжение свободной торговли внутри РИО и углублять торговые соглашения с третьими странами [15, п. 1.2; 13, п. 1];

- продвигать на уровень РИО инициативы по упрощению права на субсидирование национальных предприятий [13, п. 2.1];

- при выстраивании внешнеэкономической политики учитывать политику внутреннего рынка [19, с. 7].

I-1б. Сильная международная технологическая (т.е. качественная) конкуренция как следствие вызова I-1а [19, с. 3].

→ Целевые установки:

- упор при поддержке экспорта на инновации, технологии (включая рынки будущего), таланты [13, п. 3.3; 11, п. 2.3; 14, с. 3, п. 1.3];

- с этой целью – сопряжение стратегии ВЭД и стратегии инноваций [18, п. 5; 12, п. 1; 13, п. 2.1], промышленной политики, водородной стратегии [13, п. 2.1] региона;

- поддержка основания инновативных предприятий и стартапов [13, п. 2.3.2]; развитие и задействование потенциала кластеров и сетевых объединений региона в ВЭД [11, п. 1, 2.3; 13, п. 2.3.2];

- содействовать международным партнёрствам по работе с инновациями [13, п. 1].

I-2. Узкие места в части производственных мощностей и нехватка кадровых ресурсов [16, п. 2.2], вследствие деиндустриализации, а также вследствие сокращения населения региона [11, п. 2.3]. Так, в Австрии от нехватки профессиональных кадров страдают ¾ предприятий [15, п. 3.3].

→ Целевые установки рассматриваемых зарубежных экономических систем:

- наращивать долю иностранных профессиональных кадров [11, п. 2.3; 15, п. 3.3]. В то же время, действует надзор за рынком труда, чтобы избежать чрезмерного давления на уровень зарплат [19, c. 18];

- содействовать получению квалификации имеющимися сотрудниками предприятий [16, п. 3].

I-3. ВЭД, по ощущениям рассматриваемых зарубежных экономических систем (это – страны с высоким доходом), им жизненно необходима, т.к. они: вынесли часть производств за рубеж [13, п. 3.1] и стали нуждаться в импорте (а он нарастил государственный долг [19, с. 14, 22]), а следовательно, и в экспорте, чтобы заработать на импорт; высоко интегрировались в международные цепочки создания стоимости – и от них стали зависеть национальный доход и рабочие места [16, п. 1; 12, п. 1]. Т.е. эти экономики вынуждены максимизировать ВЭД. При этом население опасается глобализации [15, п. 6; 19, с. 20].

→ Целевые установки:

- приоритет – наращивание экспортной квоты и привлечение в ВЭД большего числа предприятий [16, п. 2.1; 14, п. 1.3], встраивание экономики региона в рынки по всему миру [18, п. 3; 15, п. 3.1], в особенности, способные к росту [13, п. 3.1], повышение привлекательности территории как места размещения иностранных предприятий [15, п. 3.1; 13, п. 3.1], обеспечение стратегически значимого импорта [14, п. 1.3; 15, п. 3.4; 19, с. 6]. Потому характерные установки – облегчить завязывание контактов с потенциальными зарубежными партнёрами, непрерывно разрабатывать международные рынки [14, п. 3.2; 13, п. 2.4.1], делать ставку на подвижные структуры – МСП [13, п. 2.4.1];

- несмотря на высокую конкурентоспособность рынков других высокодоходных стран (ЕС, Британия, США) и их (США) удалённость, рассматриваемые зарубежные экономические системы вынуждены нацеливаться поддерживать туда объёмный экспорт [16, п. 2.1] и привлекать оттуда инвестиции [12, п. 3.2]. Т.е. такая дистанционная ВЭД технически приемлема. Это говорит в пользу того, чтобы России развивать ВЭД с Африкой и Латинской Америкой;

- поддерживать экспорт услуг, дополняющих товары [16, п. 3];

- искать зарубежные источники малозатратных закупок [12, п. 3.1];

- обращает внимание установка на сотрудничество с сетевыми структурами и предприятиями региона при детализации и реализации стратегии [14, с. 3]. В российской экономике этому тоже уделяется внимание;

- транслировать населению значение ВЭД, международных торгово-инвестиционных соглашений [15, п. 6].

I-4. Взаимозависимость экономик стран мира как последствие интернационализации [13, п. 3.2.4], вследствие чего: 1) шоки из любой точки мировой экономики, передаются в другие точки [19, с. 3]; 2) решения, принимаемые отдельно взятым правительством, транснациональной компанией, влияют на другие страны [13, п. 3.2.4]. Как следствие, развитие мировой экономики воспринимается как непредсказуемое.

→ Целевые установки:

- сделать экономику региона стойкой к внешним кризисам [13, п. 3.2.4];

- обеспечивать в рамочных торговых соглашениях пространство для обсуждений [13, п. 3.3.4];

- регулярно изучать свои соглашения на предмет корректной реализации и потенциала оптимизации [19, c. 5].

I-5. Техническая лёгкость приобретения иностранными компаниями критических экономических активов на территории страны [15, п. 3.4] как последствие юридической интернационализации мирового рынка капитала.

→ Целевая установка: сохранение приоритета домашней экономики в структуре собственности над такими активами [15, п. 3.4].

Рисунок 1. Глобальные вызовы, существенные для развития ВЭД рассматриваемых экономических систем в 2010-2021 гг.

Figure 1. – The global challenges significant for development of foreign economic activity of the considered economic systems in 2010-2021

Составлено автором на основе анализа [11-16, 18-19].

Группа II. Глобальные вызовы, обусловленные новыми тенденциями развития мировой экономики, усугубляющие воздействие I группы вызовов.

II-1. Цифровизация [13, п. 1] и сетевизация как риски, т.е. как: 1) инструменты, дающие иностранным предприятиям новые возможности конкуренции [15, п. 5; 13, п. 3.2.2]); 2) источник затрат – на кибербезопасность (что накладно для МСП) [12, п. 2.1]; 3) фактор, смещающий добавленную стоимость туда, где создаётся интеллектуальная собственность на технологии производства (3D-печать), что снижает конкурентоспособность экспорта в пользу инвестиций [13, п. 3.2.2]. Особенно актуально – для рассматриваемых зарубежных экономических систем, т.к. немалая часть добавленной стоимости их экспорта – услуги (у Швейцарии – 60% [19, с. 14]). → Целевые установки:

- усиливать использование домашними предприятиями цифровых каналов сбыта (в т.ч. облачных технологий) и платформ [15, п. 5.1] для укрепления их позиций в международных цепочках создания стоимости [14, п. 1.3; 13, п. 3.2.2];

- совместное действие внешнеэкономической стратегии – со стратегией цифровизации региона [13, п. 2.1];

- поддерживать разработку продуктов в сфере кибербезопасности [13, п. 3.2.2];

- поддержка адаптации региона к смещению конкурентоспособности от экспорта к инвестициям [13, п. 3.2.2];

- выступление за выработку международных правил цифровой торговли [19, с. 7]. Для России здесь существенна ремарка ко 2-й целевой установке к вызову I-3.

II-2. Неопределённость того, на какие правила и стандарты международных экономических отношений настраивать свою экономику: веса высокодоходных стран в мирохозяйственных отношениях и их влияние на международный экономический порядок уменьшаются, при этом каждый центр мировой экономики стремится утвердить свои стандарты в качестве международных [19, с. 19].

→ Целевая установка: взвешивание издержек и шансов своих внешнеэкономических намерений и изучение национальных и международных механизмов регулирования своих важнейших экономических партнёров [19, с. 6].

II-3. Замкнутость ВЭД рассматриваемых зарубежных экономических систем на относительно узкий сегмент мировой экономики, мировое экономико-технологическое лидерство которого теснят другие регионы мира. У рассматриваемых экономических систем по-прежнему на ЕС приходится существенная часть экспорта [13, п. 2.3.2] (у Швейцарии – меньше), т.е. сильна зависимость. При этом более 40% роста мировой экономики осуществляется в Азии, в первую очередь, в Китае [15, п. 4], а он ориентируется на экономическую независимость [13, п. 3.1].

→ Целевая установка: содействовать экспорту и инвестициям страны вне традиционного рынка ЕС [11, п. 2.1; 15, п. 4] – в т.ч. в Китай и Японию [18, п. 2.1; 12, п. 2.1], создавая рамочные условия [19, с. 6]. Это (как уже отмечено), свидетельствует об обоснованности российский торговли с Африкой и Латинской Америкой.

II-4. Высокодоходные экономики предъявляют очень высокие экологические, в т.ч. климатические, требования к своим промышленным предприятиям [15, п. 2.2; 13, п. 3.1; 19, с. 23], а они: 1) вносят большой вклад в экспорт [13, п. 3.2.4]; 2) потребляют много энергии, которую при запрете собственной генерации придётся импортировать (а это: потребует больше зарабатывать, в т.ч. экспортом; рискованно ввиду возможного прерывания снабжения при пандемии) [13, п. 3.2.3]. Т.е. ещё до снижения ЕС импорта российского сырья даже такой регион с развитой добывающей промышленностью, как СРВ, на фоне климатических требований и реструктуризации стал испытывать дефицит сырья.

→ Целевые установки:

- развитие кооперации с регионами других стран ЕС в энергетике (энергоэффективности) и экологии – т.к. подходы по развитию этих сфер в разных странах ЕС схожи, и могут быть организованы совместные проекты [11, п. 2.3];

- соединять компетенции экономики и устойчивого развития, чтобы повышать шансы успеха предприятий страны на рынке технологий экологичной экономики [15, п. 2.2; 13, п. 3.3.3];

- просить поддержки у федерации и РИО [13, п. 2.1].

II-5. Коронакризис, т.е. пандемии, блокирующие международные цепочки поставок и очные международные контакты (т.е. заключение контрактов и экспорт услуг) и снижающие спрос стран-покупателей, где, вместе с вызовом I.1, это способствует регионализации, ниршорингу [13, п. 3.2.1], поддержке национальных производств [19, с. 20].

→ Целевая установка: диверсифицировать цепочки поставок с учётом специфики отраслей [13, п. 2.1].

Группа III. Внутренние проблемы экономических систем, прямо влияющие на ВЭД, глобально обостряющиеся под воздействием I группы вызовов.

III-1. Высока доля малых предприятий [18, п. 4.2.1; 16, п. 2.2]. Так, в Берлине на момент принятия стратегии у 90% предприятий – менее 9 занятых [18, п. 2.1], в Саксонии-Ангальт 86% занятых работают на предприятиях с менее 500 сотрудников [11, п. 2.1], в Австрии МСП – 99,7% предприятий [15, п. 3.2]. Им сложнее освоить внешнеэкономические ноу-хау, построить международные контакты и кооперацию, достать предварительное финансирование для экспортных сделок; им чреваты неплатежи со стороны контрагентов; не хватает кадров, чтобы информировать себя о возможностях содействия ВЭД, о международном контрактном праве и о возможностях осилить зарубежные регулирующие нормы. Торговые барьеры вне своего РИО для них трудно преодолимы [12, п. 2.1; 15, п. 5.2; 14, п. 1.2]. Это – проблема рыночной (т.е. не централизованной) экономики, которая даёт максимальную свободу хозяйствования, при этом не обеспечивая множество МСП гарантированной встроенностью в цепочки создания стоимости. Т.к. в России с 1986 г. развивается предпринимательство, то вызов актуален и для неё, но, к счастью, не в такой степени. Кроме того, в России поддержке экспорта МСП уделяется повышенное внимание.

→ Целевые установки рассматриваемых зарубежных экономических систем:

- улучшать международную конкурентоспособность кластеров [18, п. 4.2.1; 11, п. 2.3; 12, п. 3.1];

- расширить спектр инструментов укрепления способности МСП к интернационализации в части технологий ВЭД, финансов и рабочего окружения за рубежом [18, п. 4.2.1];

- улучшить информирование МСП о возможностях содействия и о шансах интернационализации [12, п. 3.1];

- повышать восприимчивость и мотивировать МСП, которые ещё не интернационализировались в соответствии со своим потенциалом [12, п. 3.1];

- содействовать МСП и стартапам в кооперации в роли поставщиков с крупными предприятиями [15, п. 3.2, 5.3] и в участии в крупных международных заказах на стадии подготовки этих проектов [15, п. 5.2];

- упор на своё РИО, имеющиеся в нём сетевые объединения [18, п. 4.4.1; 11, п. 1; 14, п. 3.2];

- содействовать привлечению иностранных инвестиций в МСП [16, п. 3; 12, п. 3.1].

III-2. Финансы органов власти становятся всё более дефицитными [11, п. 2.3]: в стратегиях отмечалось планируемое сокращение ЕС финансового содействия ВЭД [18, п. 2.1; 16, п. 2.3].

→ Целевые установки:

- чётче определять самые необходимые услуги поддержки и повышать эффективность использования средств поддержки [18, п. 4.4.2; 11, п. 2.3]. Следовательно, каждой институции поддержки необходимо владеть информацией о возможностях содействия других институций и встраивать свои инструменты в их поддержку [11, п. 2.3];

- сократить связанные с оказанием финансового содействия ВЭД издержки – как для получателей, так и для давальщиков средств [16, п. 3].

III-3. На фоне изменчивости международных торговых отношений [13, п. 3.3.4] инструменты содействия ВЭД не всегда отвечают спросу, слабо гибки [18, п. 2.1].

→ Целевые установки:

- готовность стратегии и деятельности институтов содействия ВЭД к обновлению (принцип «подвижных структур») [13, п. 3.3.4];

- перманентное приспособление к стремительно меняющимся глобальным рамочным условиям [11, п. 2.3];

- интенсификация выступления регионального правительства в качестве «открывателя дверей» к лицам, принимающим решения на международных рынках [16, п. 3];

- содействие ВЭД в фазе ВЭД «Устойчивое поддержание зарубежных рынков предприятия» ориентировать на специфические потребности отдельных отраслей региона [16, п. 4.1];

- максимальный учёт специфических пожеланий разных отраслей, баланс между решениями, действенными для многих отраслей, и решениями, ориентирующимися на конкретную отрасль [16, п. 3];

- как усиливать сильные стороны отраслей, так и сделать возможным разумное межотраслевое сотрудничество, т.к. оно способствует инновациям [14, п. 3.1];

- охват предложением услуг содействия ВЭД как опытных экспортёров (в т.ч. отрасли, уже активные в ВЭД [14, п. 3.1]), так и новичков [16, п. 3];

- развивать в т.ч. предложение услуг содействия ВЭД, ориентированное на целевые группы хозяйствующих субъектов [15, п. 7.2];

- идентифицировать второстепенные географические рынки, где нужно гибкое вовлечение институтов содействия (для рассматриваемых зарубежных экономических систем – Южная Америка, Африка, арабские страны);

- систематически подготавливать информацию, значимую для ВЭД [15, п. 1.3];

- проектирование внешнеэкономической политики с подключением всех заинтересованных кругов и на базе эмпирического анализа. Информирование общественности о проделанной работе в сфере внешнеэкономической политики [19, с. 7].

III-4. Редка синергия между институтами содействия ВЭД [18, п. 2.1].

→ Целевые установки:

- улучшение согласованности инструментов содействия ВЭД [16, п. 4.1], в т.ч. согласование мер поддержки региона с мерами федерации [16, п. 1], сотрудничество между институтами содействия ВЭД [15, п. 7.2; 13, п. 3.3.4] (в т.ч. c таким негосударственным институтом, как экономическая палата региона) [12, п. 3.1], путём создания рамочных условий для информационного обмена между институтами содействия ВЭД и согласованного планирования [15, п. 7.1];

- синергия между инструментами содействия ВЭД и имеющейся базой международной кооперации региона за счёт их сцепления [11, п. 1];

- всеохватывающее, постоянно актуальное рассмотрение и обсуждение с вовлечением всех институтов содействия региона – для расстановки зарубежных географических акцентов при постановке целей внешнеэкономической политики региона [11, п. 2.1].

III-5. Распространённость в регионе слабо ориентированных на экспорт отраслей [11, п. 2.1].

→ Целевая установка: решено поддержку ВЭД дополнить начальной фазой «Усиление экспортоспособности» [16, п. 4.1].

Обсуждение: оценка достижения целей по экспорту

Удалось ли рассматриваемым зарубежным экономическим системам по 2021 год достичь базовых целей внешнеэкономических стратегий?

1) Реализацию цели наращивания экспорта можно отследить по динамике объёма экспорта и его отношения к ВРП (ВВП).

2) В части географии экспорта регионами Германии как страны-члена ЕС и Австрией как членом ЕС ставилась цель диверсификации, в частности, уменьшения зависимости от ЕС; Швейцарией же, как внешней относительно ЕС страной, наоборот, ставилась цель сближения с ЕС. Это можно выразить в динамике доли ЕС в структуре экспорта.

3) Реализацию цели наращивания высокотехнологичного экспорта можно отследить по динамике объёма экспорта машин, оборудования и транспортных средств и его доли в валовом экспорте.

Таблица 1

Развитие экспорта в рассматриваемых зарубежных региональных и страновых экономических системах на фоне принятия внешнеэкономических стратегий

Table 1

Development of export in the foreign regional and countries’ economic systems considered on background of passing the foreign economic strategies

Ре-гион / Стра-на1
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
20212
Экспорт (регионы – млрд евро, страны – млрд дол.)
Б
12,33
11,58
10,46
12,04
13,00
13,63
12,93
13,31
14,08
15,15
14,82
14,63
15,17
14,42
15,88
С-А
н/д
12,63
10,43
12,56
14,71
14,81
14,80
14,99
15,18
14,76
15,49
16,56
16,57
15,88
19,23
Т
10,65
11,10
8,89
10,82
12,62
12,61
12,11
12,99
13,47
14,29
15,16
15,47
15,49
14,47
17,00
Бр
10,30
12,17
10,74
12,25
13,50
13,32
12,93
13,23
14,16
13,20
12,66
12,91
13,30
11,90
13,53
С
23,43
23,20
19,50
24,74
29,41
31,83
31,43
35,91
38,35
36,66
41,26
40,49
40,25
36,88
44,97
А
156,6
172,2
131,4
144,9
169,5
158,8
166,3
169,7
145,3
144,7
160,0
177,0
171,5
162,1
201,6
СРВ
135,6
171,3
137,3
160,2
176,3
180,8
178,8
179,7
180,9
179,1
190,3
196,2
193,7
176,2
202,3
Ш
196,5
236,4
204,3
195,6
234,8
312,3
357,9
311,3
289,6
302,5
299,3
310,5
313,7
318,6
379,8
400,7

Экспорт / (ВРП либо ВВП), %
Б
13,0
11,7
10,5
11,7
12,0
12,4
11,5
11,2
11,3
11,4
10,5
9,8
9,7
9,2
9,6
С-А
н/д
25,0
21,6
24,6
28,3
27,4
26,9
26,6
26,4
25,0
25,4
26,7
25,6
24,7
28,2
Т
22,9
23,6
19,7
22,6
24,93
24,6
22,7
23,1
23,4
24,2
24,8
24,85
24,3
22,9
25,6
Бр
19,5
22,3
20,1
22,0
23,5
22,6
21,4
20,8
21,7
19,6
17,9
17,8
17,5
15,7
16,8
С
25,3
24,8
21,5
26,1
29,6
31,4
30,2
32,8
33,8
31,3
33,9
32,3
30,9
28,7
33,3
А
40,3
40,0
32,8
37,0
39,3
38,8
38,7
38,4
38,0
36,6
38,3
38,9
38,6
37,3
42,9
СРВ
24,7
30,5
25,4
28,9
30,6
31,0
30,1
29,1
28,4
27,4
28,0
27,9
27,0
24,9
27,2
Ш
39,6
41,3
36,5
32,4
32,5
45,1
50,2
42,5
41,4
43,6
42,7
42,4
43,1
42,6
46,3
48,5
Доля ЕС-28 в экспорте, %
Б
51,3
50,8
46,4
45,0
42,9
н/д
42,9
45,5
н/д
43,6
н/д
48,5
н/д
50,9
С-А
н/д
69,5
н/д
69,9
70,0
69,2
70,0
68,7
70,9
75,2
Т
69,7
67,7
68,1
65,7
64,2
62,8
63,0
63,8
н/д
64,6
64,4
65,2
65,3
75,4
60,0
Бр
73,4
72,6
65,4
68,9
67,5
н/д
61,3
62,2
н/д
64,6
н/д
66,1
н/д
69,0
С
57,6
55,0
55,5
49,9
47,4
43,4
44,3
43,2
45,2
48,9
50,1
51,1
50,7
50,2
А
70,1
70,2
69,2
68,5
67,1
64,4
64,5
64,3
64,5
65,0
65,6
66,7
66,3
67,4
68,7
СРВ
86,2
66,9
64,9
64,5
63,4
62,3
62,8
64,5
65,0
65,8
65,5
65,7
65,8
н/д
67,0
Ш
52,6
49,6
49,5
52,9
52,2
40,9
35,0
40,6
38,7
37,6
39,6
41,0
40,9
40,8
41,8
41,1

Экспорт машин, оборудования и транспортных средств (регионы – млрд евро, страны – млрд дол.)
Б
н/д
5,90
5,60
6,71
7,23
7,38
6,85
6,95
6,81
7,81
7,84
7,46
7,76
6,89
7,51
С-А
2,73
2,02
2,04
2,21
2,13
2,20
2,26
2,33
2,07
2,33
2,61
2,86
2,56
2,60
Т
5,65
4,43
5,58
6,45
6,61
6,09
6,38
6,78
7,41
7,86
7,91
8,03
7,39
8,64
Бр
4,22
3,80
4,63
4,91
4,09
4,00
4,02
4,52
4,28
3,63
4,02
3,77
3,11
2,91
С
14,80
12,42
16,66
20,42
22,54
21,69
25,79
28,08
26,26
30,07
28,50
28,46
25,43
31,37
А
64,58
68,42
49,26
54,76
64,11
60,32
65,41
66,51
57,95
58,12
63,99
69,63
67,81
61,13
74,77
СРВ
н/д
64,80
51,96
59,23
65,98
67,32
65,08
64,85
66,18
65,51
69,63
72,32
70,13
62,82
69,06
Ш
41,93
47,78
37,12
40,45
48,79
43,03
43,92
45,05
40,80
38,70
41,84
43,24
41,57
38,52
43,98
44,10

Его доля в валовом экспорте, %
Б
н/д
50,9
53,5
55,8
55,7
54,2
53,0
52,3
48,4
51,6
52,9
51,0
51,1
47,8
47,3
С-А
21,6
19,3
16,2
15,0
14,4
14,8
15,1
15,4
14,0
15,0
15,8
17,3
16,1
13,5
Т
50,9
49,8
51,6
51,1
52,4
50,3
49,1
50,4
51,8
51,9
51,1
51,8
51,0
50,8
Бр
34,6
35,4
37,8
36,4
30,8
30,9
30,4
31,9
32,4
28,7
31,1
28,3
26,1
21,5
С
63,8
63,7
67,3
69,4
70,8
69,0
71,8
73,2
71,6
72,9
70,4
70,7
69,0
69,8
А
41,2
39,7
37,5
37,8
37,8
38,0
39,3
39,2
39,9
40,2
40,0
39,3
39,5
37,7
37,1
СРВ
н/д
37,83
37,85
37,0
37,4
37,2
36,4
36,1
36,6
36,6
36,6
36,9
36,2
35,7
34,1
Ш
21,3
20,2
18,2
20,7
20,8
13,8
12,3
14,5
14,1
12,8
14,0
13,9
13,3
12,1
11,6
11,0
1Б – Берлин, С-А – Саксония-Ангальт, Т – Тюрингия, Бр – Бранденбург, С – Саксония, А – Австрия, СРВ – Северный Рейн-Вестфалия, Ш – Швейцария.

22022 г. брался только для Швейцарии, т.к. её стратегия принята в конце 2021 г. (при этом в структуре её экспорта 2022 г. в славяноязычные постсоветские страны учтены только Россия и Беларусь). Он приведён в правой стороне ячейки 2021 г.

Светлая заливка – год принятия стратегии; жирный шрифт – максимум; тёмная заливка – случаи после принятия стратегии, когда значение было ниже максимума, достигнутого до года принятия стратегии включительно (этот максимум подчёркнут).

Источник: составлено (1-й показатель) и рассчитано (остальные) по: [20-21] (для немецких регионов, при этом по [21] рассчитана доля ЕС в экспорте за 2008, 2010-2012, 2015-2016, 2018, 2020 гг., а по [20] – все остальные элементы таблицы) и [17] (для Австрии и Швейцарии).

Анализ статистики с докризисного 2007 г. (табл. 1) показывает:

1) С одной стороны, экспорт после принятия стратегий в большинстве случаев вырос. Тем не менее, у Бранденбурга не был достигнут максимум, имевший место до стратегии. В Саксонии 2 года после стратегии экспорт был ниже максимума 2017 г., в Австрии – ниже значения 2018 г. У Саксонии-Ангальт, несмотря на принятие стратегии, в 2016 г. экспорт опустился ниже уровня 2012-2013 гг. У СРВ экспорт после принятия стратегии заметно вырос (в 2021 г.), однако он лишь немного превысил уровень 2018 г. После принятия стратегии вырос экспорт у Швейцарии, однако это был прирост на 5,5% – при росте мирового экспорта в этом году на 11,4%, что связывают с ростом цен. У России в 2021 г. также было достигнуто высокое значение экспорта – 493,1 млрд дол. – максимум с 2015 г., а в 2022 г. – 591,5 млрд дол. [5].

Достижения в части экспортной квоты – ещё умереннее. Максимум, имевший место до стратегий, после их принятия не был достигнут у Берлина, Саксонии-Ангальт, Бранденбурга, Саксонии, Швейцарии.

2) Снижение зависимости экспорта от ЕС в стабильном режиме немецким регионам не удалось: хотя 5 регионов и Австрия не повторили максимумы 2007-2008 гг., но значения при стратегиях столь же высоки, как накануне их принятия, или даже выше. Швейцария, нацеленная на сближение с ЕС, в свою очередь, не нарастила его долю в экспорте (максимумы остались в 2007-2011 гг.).

3) Высокотехнологичный экспорт с принятием стратегии обновил максимумы у 6 экономических систем (у Бранденбурга и Швейцарии максимум не вырос). Тем не менее, неуклонно этот экспорт рос лишь у Тюрингии, тогда как у 6 экономических систем он после принятия стратегии хотя бы раз опускался ниже предыдущего максимума. А доля высокотехнологичного экспорта в валовом экспорте с принятием стратегии ни у одной экономической системы ни в один из взятых годов не достигла максимума, существовавшего до стратегии. Конечно, она и так высока. Но можно предположить, что если бы российская экономика не занималась добычей ресурсов на экспорт, то у неё тоже было бы достаточно сил на машиностроительную специализацию.

Заключение

Какие же выводы обуславливает анализ? Разумеется, нельзя утверждать, что всё множество целевых установок рассмотренных зарубежных экономических систем применимо и полезно в российских реалиях. Вместе с тем, обзор зарубежных внешнеэкономических стратегий даёт картину детерминант (возникших по 2021 г.) и возможных конструкционных элементов, которые могут быть использованы для (оптимизации) целеполагания ВЭД России и её регионов, поскольку большинство вызовов, вставших перед рассматриваемыми зарубежными экономическими системами в 2010-х гг., всё более актуализируется и для российской экономики (что подтверждает выдвинутую гипотезу). Можно резюмировать:

- интенсивная глобализация и интернационализация мировой экономики привели к высокой зависимости регионов и стран – активных экспортёров от ВЭД (а это делает их уязвимыми перед прерыванием международных торгово-производственных цепочек, например, вследствие коронакризиса) и одновременно к росту международной конкуренции в отношении самих стран – протагонистов свободной торговли, к передаче шоков между странами. Вынос производства за рубеж привёл к сокращению производственной базы и кадров, и страны – активные экспортёры стали практиковать протекционизм. От этого страдает часть предприятий этих стран, заинтересованная в экспорте: им приходится затрачивать много сил на точечный поиск стран-партнёров. Государства нацелены прилагать усилия к укреплению региональных межстрановых торговых блоков и заключать двусторонние соглашения с третьими странами. В то же время, прослеживается ориентация на решоринг производств и регулирование (диверсификацию) географии снабжения;

- перманентный рост мировой международной торговли продолжает увеличивать конкуренцию между странами, в т.ч. технологическую (её дополнительный фактор – климатические требования). Даже страны, бывшие к 2010 г. высокотехнологичными, из-за этого сами вынуждены год за годом ставить цель развития не только инноваций, но и международных партнёрств по работе с ними. Целевая установка, обозначаемая и в России, – на совместное действие внешнеэкономической стратегии со стратегиями промышленности и инноваций. Рассмотренные зарубежные экономические системы делают ставку на выход на международный рынок с продуктами будущего, сопровождая их услугами. Такая цель в России также была поставлена – в Национальной технологической инициативе до 2035 г.;

- проблема конкурентоспособности отдельных малых предприятий во всех рассматриваемых зарубежных экономических системах демонстрирует недостаток рыночной экономики: внешнеэкономический потенциал хозяйствующих субъектов слабо консолидирован. Раздробленность экономических активов ведёт автоматически и к тому, что государственным институтам поддержки трудно отследить потребности многочисленных экономических субъектов и соответствовать всем им. Органы власти вынуждены стремиться к формированию кластеров и международных сетевых отраслевых объединений, прилагать больше усилий к информированию МСП о существующей поддержке и зарубежной конъюнктуре и юридических особенностях (часто требуется вести МСП по всем стадиям экспорта), и в целом много усилий и средств тратить на поддержку. Это целесообразно учесть в случае стимулирования развития в России МСП. Опыт зарубежных экономических систем показывает, что для поддержки экспорта МСП важна международная региональная экономическая интеграция – она даёт МСП возможность кооперироваться с предприятиями стран-партнёров для совместного экспорта и разработки технологий, организовывать межстрановые отраслевые ассоциации. При этом важное значение уделяется обеспечению права на субсидирование национальных предприятий. При развитии Россией международной экономической интеграции с дружественными странами имеет смысл учесть подобные возможности и потребности;

- судя по проблемам, обозначенным в стратегиях зарубежных экономических систем, синергию между российскими институтами содействия ВЭД следует считать весьма высокой. Рассмотренные зарубежные экономические системы обозначают в качестве целевой установки синергию (в т.ч. финансовую), а также, учитывая вариативность мирохозяйственного развития, – готовность к обновлению внешнеэкономической стратегии и установку на то, чтобы в соглашения с зарубежными контрагентами закладывать возможность для обсуждения;

- актуальным становится также балансирование при поддержке ВЭД между решениями, действенными для многих отраслей, и решениями, ориентирующимися на отдельную отрасль;

- дилемма, стоящая перед зарубежными экономическими системами, – привлекать кадры из-за рубежа (в т.ч. давая им своё образование) или (пере)квалифицировать своих жителей. Ставятся обе эти цели. Но представляется, что основа решения кадрового вопроса – это установка на создание новых производств, предлагающих доход и престиж, что и реализуется в российской экономике;

- у рассмотренных зарубежных экономических систем встречается установка на географическую диверсификацию ВЭД. Здесь российская экономика в условиях сокращения Западом торгово-инвестиционных отношений с нею, уже добилась значительных успехов.


Страница обновлена: 29.03.2024 в 11:17:30