«Тонкие» критерии выбора акторов в пользу внешнеэкономической деятельности

Хмелева Г.А.1, Курникова М.В.1, Чиркунова Е.К.1
1 Самарский государственный экономический университет, Россия, Самара

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 9 (Сентябрь 2023)

Цитировать:
Хмелева Г.А., Курникова М.В., Чиркунова Е.К. «Тонкие» критерии выбора акторов в пользу внешнеэкономической деятельности // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 9. – С. 3497-3512. – doi: 10.18334/epp.13.9.118667.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54773556

Аннотация:
Влияние глобальных вызовов находится в центре внимания торгово-экономического сотрудничества взаимодействующих акторов для разработки совместных стратегий, приоритетных направлений и программ развития территорий на долгосрочную перспективу. На современном этапе большинство приграничных районов столкнулись с проблемами трансграничных связей и сложностями выбора дальнейшего развития внешнеэкономической деятельности.Авторами обобщены предпосылки и краткая история исследования предикторов экспорта («тонких» критериев), влияющих на принятие решений выбора в пользу внешнеэкономической деятельности. Определен перечень блоков и содержание предикторов экспорта («тонких» критериев) на основе пирамиды целеполагания компаний, ориентированных на внешний рынок и механизмы конвертации приграничного положения в конкурентное преимущество в условиях меняющейся парадигмы развития сопредельных территорий России. На основе данных проведенных авторским коллективом социологических опросов о влиянии глобальных вызововна развитие внешнеэкономической деятельности экспортеров и импортеров выявлены сдерживающие факторы и новые возможности торгово-экономического сотрудничества, варианты стратегий поведения субъектов при принятии решений о трансграничной трудовой миграции, бизнес-сотрудничестве

Ключевые слова: торгово-экономическое сотрудничество, приграничные регионы, трансграничное сотрудничество, Россия, Казахстан, предикторы экспорта, «тонкие» критерии

Финансирование:
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и РЯИК № 21-510-23002

JEL-классификация: F01,F15,F23



Введение

Современные условия деятельности компаний в сфере развития трансграничного сотрудничества подвержены влиянию ряда сдерживающих факторов, и в тоже время открывают новые возможности торгово-экономического сотрудничества под влиянием глобальных вызовов. Следует отметить, что центр мировой экономической активности перемещается в Азиатский регион на фоне резкого снижения товарооборота между странами ЕАЭС и ЕС.

Наряду с осуществляемыми государством и наднациональными органами мерами поддержки экспортной деятельности, такими как разные виды торговых соглашений (например, соглашения о свободной торговле с Вьетнамом, Сербией и Сингапуром, соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с КНР, временное соглашение с Ираном), финансирование с разным объемом инвестиционной емкости ресурсами Евразийского банка развития и национальных институтов развития, использованием государственных средств, стимулированием электронной торговли и созданием цифровых платформ для бесшовного взаимодействия участников и всех заинтересованных сторон, экосистем логистической информации о международных транспортных коридорах, в современных реалиях перед экспортерами стоят проблемы, вызываемые геополитическими потрясениями, которые оказывают значительное влияние на экономическую ситуацию во всём мире. К их числу можно отнести, например, введение десяти пакетов экономических и политических санкций от имени ЕС и США на торговое взаимодействие РФ с другими странами.

Проблема исследования состоит в том, что введенные санкции оказали отрицательное влияние абсолютно на все компании, заставили отложить и пересмотреть экспортные планы для начинающих экспортеров и изменить географию экспорта для действующих экспортеров. Основной негативный эффект: трудности с логистикой и международными платежами.

Отложенный негативный эффект будет проявляться по мере выхода из строя оборудования зарубежного производства. Возможно повышение себестоимости в связи с ростом расходов на ремонт и сервисное обслуживание. Однако пока для адаптации на рынке у участников внешнеэкономической деятельности есть определенная «фора» времени, поскольку продукция на экспорт производится, как правило, на современном оборудовании.

Цель исследования заключается в изучении перечня предикторов экспортной деятельности в условиях санкций и геополитической нестабильности и выявлении «тонких» критериев выбора акторов в пользу внешнеэкономической деятельности, определяющих экспортные стратегии на региональном уровне в условиях приграничного региона, на основе развития механизмов конвертации потенциала приграничного расположения в конкурентное преимущество и приграничное сотрудничество в условиях меняющейся парадигмы развития сопредельных территорий России.

Материалом исследования послужили результаты социологического опроса, проведенного в 2022 году [25]. В исследовании приняли участие более 100 компаний Самарской области, из которых 31 заявила о планах закрытия, 34 – о планах банкротства. Следует отметить, что динамика отказов от опроса заметно снизилась к 4 кварталу 2022 года, что может говорить об определенной адаптации экспортеров-импортеров к текущим условиям внешнеэкономической деятельности. Абсолютное большинство компаний Самарской области экспортируют в Казахстан или ближнее зарубежье. Компаниям очень важно сейчас сохранить экспорт, его доля в годовой выручке весьма значима или велика у большинства компаний. Так, 31% опрошенных компаний заявили, что она составляет более 30%.

В статье используются общетеоретические методы анализа научной литературы (синтез, анализ, сравнение, обобщение), а также экономико-статистические методы и метод качественного анализа данных социологического опроса экспортеров, проведенного нами в 2022 году.

Гипотеза исследования заключается в том, что в условиях геополитической нестабильности потенциальные экспортеры принимают решения о выходе на международные рынки и формировании стратегии внешнеэкономической деятельности, руководствуясь не столько объективными внутрифирменными и внешними факторами, сколько «тонкими» критериями оценки ситуации, основанными на субъективном, иногда интуитивном анализе нечеткой информации о внешней среде экспортной деятельности.

Обзор литературы

Исследование предикторов экспортной деятельности, т.е. внешних и внутрифирменных факторов, влияющих на принятие решений о выходе на зарубежные рынки, не потеряло своей актуальности за последние 30 лет. Одними из первых работ в этой сфере, основанных на эмпирических сравнениях экспортеров и не экспортеров, принято считать серию статей Бернарда и Дженсена [3,4], в которых авторы оценили основные параметры отличий экспортеров от неэкпортирующих фирм – производительность, занятость, интенсивность навыков, добавленная стоимость на одного работника, количество продуктов, капиталоемкость и некоторые другие – и выявили, что экспортеры, как правило, более производительны, платят более высокую заработную плату, более инновационны и более капиталоемки. Аналогичные наблюдения описываются и в подготовленном в 2008 году Всемирной торговой организацией «Докладе о мировой торговле» [21], в котором авторы приходят к выводу о высокой концентрации экспорта внутри группы крупных фирм: в США 1% крупнейших фирм поставляют около 80% всего экспорта; в Германии на верхний 1% приходится около 60% совокупного экспорта.

В 2003 году ученый из Гарвардского университета Марк Дж. Мелитц [13] предложил теоретическую модель, обосновывающую производительность в качестве решающего фактора участия фирмы в международной торговле. Однако многочисленные последующие исследования эмпирически этот тезис не подтверждают: например, в последующей работе Бернарда и Дженсена описываются кейсы, когда высокопроизводительные фирмы не экспортируют, в то время как некоторые низкопроизводительные фирмы могут выйти на зарубежные рынки [2]. Кроме того, С. Бракман и соавторы [7], на основе наблюдений за экспортными стратегиями голландских высокопроизводительных крупных и малых предприятий разной отраслевой принадлежности, расширяют перечень факторов, влияющих на выбор в пользу внешнеэкономической деятельности, включая в него такие характеристики, как размер фирмы, статус импорта и наличие иностранной собственности, а также отдельные экономико-географические характеристики месторасположения фирмы на территории Нидерландов (в периферийных или центральных, густо- или малонаселенных районах, в районах с низкой или высокой плотностью экспортеров). Более того, в современных реалиях ученые исследуют роль цифровых технологий в объяснении выхода на внешние рынки итальянскими МСП [8], степень инновационности предприятия в отношении продукции и производственного процесса [17].

Большой пласт научной литературы посвящен исследованию детерминант выхода на экспортные рынки конкретных стран: сельхозтоваропроизводителей Армении и Узбекистана на рынок России после введения нашей страной эмбарго на импорт продуктов питания из западных стран в августе 2014 года [5]; влияние услуг агентств по продвижению экспорта на успешность экспортеров из семи стран Латинской Америки [12]; новозеландских фирм, использующих принципы китайских культурных ценностей гуаньси (guanxi), на рынок Китая [9] и другие.

К сожалению, приходится констатировать малую представленность подобных исследований в русскоязычном научном дискурсе и/или выполненных на материале экспортеров из России. Существующие немногочисленные работы выделяют отдельные отраслевые факторы экспорта [21, 24,26], без детализации критериев, которыми руководствуются экспортеры при выборе внешних рынков и стратегий развития экспортной деятельности, эмпирически проверенных на той или иной выборке участников внешнеэкономической деятельности.

Возвращаясь к многочисленным зарубежным академическим исследованиям по этой тематике, можно выделить две основные группы факторов, влияющих на принятие решений о выходе на внешние рынки: эндогенные и экзогенные. Анализируя эндогенные (т.е. описывающие внутренние характеристики экспортера) факторы, ученые изучают, например, влияние рыночной стратегии фирмы, проектного управления, иерархии организационной структуры, «клановости» в организационной культуре [10]; характеристик человеческого капитала предприятия и его обеспеченность производственными активами и производственными технологиями [5]. К экзогенным факторам можно отнести: географическую близость и/или логистическую доступность экспортного рынка [6]; культурные особенности, конкурентную среду и требования клиентов экспортного направления [16] и др. В качестве отдельной группы можно выделить так называемые «побочные» факторы, возникающие у фирмы в результате предыдущей экспортной деятельности в странах, близких к тем, для которых принимается решение о потенциальном выходе на рынок (тогда речь идет о географических побочных эффектах), и опыте, возникающем в результате предыдущего присутствия других фирм той же отраслевой принадлежности на рынках – потенциальных экспортных направлениях (так называемые отраслевые побочные эффекты) [15].

В целом, перечисленные выше исследования концентрировались на анализе объективной первичной информации о внешней и/или внутренней среде предприятия, детерминирующей его решение о начале экспортной деятельности, однако в реальности такие решения могут приниматься на основе нечеткой, неструктурированной информации о внешней среде, в зависимости от способа ее переработки (который не всегда рационален) актором, принимающим решение. В отношении экспорта такие стратегии описываются, например, в работе Г.С. Санджян [18], выделяющей предикторы экспорта вооружений, которые не всегда экономически рациональны, но нацелены на эволюцию политических отношений с потенциальным импортером. Другим примером превалирования вторичной информации над первичной в принятии решений в отношении экспорта является основанная на ней стратегия поведения экспортера в условиях кризиса и неопределенности: так, в исследовании А. Бэррона, П. Хультена и В.Ванюшина [1] на эмпирическом материале 440 британских, французских и шведских малых и средних предприятий во время кризиса в еврозоне в 2012 году предпочитали принимать в отношении экспорта «быстрые» поисковые действия на основе нерыночной информации о политических решениях в ЕС.

Такие виды предикторов можно назвать «тонкими» критериями, их значимость возрастает в условиях риска и неопределенности, когда успешность экспортной деятельности зависит от степени соответствия выбранной стратегии окружающему и организационному контексту, в котором осуществляется такая стратегия [20]. Кроме того, к «тонким» критериям – предикторам экспорта стоит отнести такие факторы, как прошлый опыт и интуиция [19].

Результаты исследования

Под «тонкими» критериями, или предикторами экспорта, авторы понимают неявные мотивы, основанные на нечеткой, неструктурированной информации о внешней среде, прошлом опыте компании, направленные на достижение целей компании.

«Тонкие» критерии, как правило, скрыты, но дают понимание о том, почему именно бизнес, предприниматели и люди все-таки принимают решение о выходе на внешние рынки, трудовой миграции.

Для бизнеса работа на внешних рынках, наряду с решением задач увеличения выручки путем завоевания зарубежных рынков – это определенное достижение и позволяет предпринимателю, его бизнесу перейти на новую ступень профессионального развития.

Пирамида целеполагания бизнеса при выходе на внешний рынок может выглядеть как на рисунке 1.

Рисунок 1. - Уровни целеполагания компании при выходе на внешний рынок

Figure 1. - Goal-setting levels of a company when entering a foreign market

Источник: составлено авторами

Внешнеэкономическая деятельность выступает способом достижения целей различного уровня – от выживания до стремления к глобальному лидерству.

В зависимости от состояния внешней среды и амбиций руководства компании указанные цели могут меняться. Так, в случае внешних ограничений для экономики, таких как экономические санкции, или неблагоприятная конъюнктура внутреннего рынка вопрос экспорта становится вопросом сохранения потенциала конкурентоспособности в долгосрочной перспективе и выживания в краткосрочном периоде.

В ходе исследования нами были определены «тонкие» критерии выбора акторов в пользу внешнеэкономической деятельности, которые позволяют уточнить причины и стратегии поведения субъектов при принятии решений о трансграничной трудовой миграции, бизнес-сотрудничестве.

На наш взгляд, предикторы экспорта («тонкие» критерии) выбора можно разделить на несколько блоков:

Блок 1 – возможность релокации российских экспортеров. Проведение подготовительной работы в странах, принимающих по релокации компании РФ для решения важнейших вопросов по: регистрации компаний (сделать выбор основать филиал или дочернюю компанию), счетов для российских учредителей, трудоустройству персонала, использованию законных механизмов для целей экспорта и импорта. Самыми востребованными странами для релокации бизнеса можно назвать Армению, Грузию, Казахстан и Турцию из-за достаточного упрощенного механизма переезда. Страны Ближнего Востока, в особенности Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) открыты для релокации сотрудников и основателей российских компаний. Проведенное исследование показало, что для самарских компаний география поставок достаточно разнообразная. Большинство опрошенных поставляют продукцию в соседний Казахстан (см. рис. 2).

Рисунок 2. - Основные страны экспорта, число ответов

Figure 2. - Main export countries, number of responses

Источник: составлено авторами на основе [26]

Данный вопрос в анкете 2022 года был открытого типа, и респонденты самостоятельно перечисляли страны экспорта. В связи с указанным в список ответов попали группы стран, вольно определенные респондентами по географическому признаку: СНГ и ближнее зарубежье, европейские страны. Несколько неожиданно выглядит позиция США на третьем месте, но и она вполне объяснима. В последние годы в Самарской области стали появляться компании, успешно развивающие отдаленные рынки, включая США. Самарские производители пытаются освоить не только рынки ближнего зарубежья, но стран Африки. Поэтому возможность релокации компании в случае дальнейшего санкционного давления играет важную роль в сохранении компании и экспорта ее продукции.

Блок 2 – Выполнение правил рынка и соблюдение санкционного режима (санкционный комплаенс). Практически все компании испытали на себе негативное влияние санкций, введенных против России. Санкции оказали существенное влияние как на экспорт, так и на деятельность по импорту компаний Самарской области. По результатам опроса, влияние санкций на экспорт не ощутили лишь 14% компаний. Однако, санкции оказали отрицательное влияние на абсолютное большинство компаний в отношении экспорта (в том числе на 23% компаний в самой высокой степени), заставили отложить и пересмотреть экспортные планы для начинающих экспортеров и изменить географию экспорта для действующих экспортеров. Таким образом, производители промышленной экспортной продукции оказываются более чувствительными к санкциям, поскольку связаны не столько с формальными и неформальными ограничениями российского экспорта, сколько с последствиями выбывшего из-за санкций импорта в условиях более высокой импортозависимости экспортеров.

Блок 3 - Условия контрактных договоров (диверсификация экспортных направлений). Все компании, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность обязаны соблюдать действующие законодательные требования, регламентирующие оформление операций, совершаемых в валюте. Поэтому предпринимателям необходимо уточнять ряд условий по договору (какие действуют лимиты по суммам и срокам для постановки валютного контракта на учет в банке, как осуществляется контроль регистрации экспортного или импортного договора и т.п.). Соответственно для компаний, осуществляющих диверсификацию экспортных поставок изменяются контрактные условия, что может привести к дополнительным рискам. По результатам опроса компаний 33% имеют от 2 до 5 заключенных договоров, 30% - более 10 заключенных договоров. 19% компаний, не осуществляющих экспортную деятельность, но имеющих такое намерение пока не связали себя договорными обязательствами. Сотрудничество в сфере импорта по количеству договоров также достаточно диверсифицировано, поскольку 34% имеют от 2 до 5 соглашений, 11% от 6 до 10 соглашений и 9% более 10 соглашений.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что компании стремятся рационально подходить к контрактным отношениям и к диверсификации экспортных поставок с целью снижения внешнеэкономических рисков.

Блок 4 – Информационное сопровождение компаний экспортеров. Имеющиеся центры поддержки экспорта для предоставления экспортно- ориентированным субъектам предпринимательства комплекса услуг помогают компаниям экспортерам в определении приоритетных направлений экспорта, предоставлении комплекса услуг и популяризации экспортной деятельности среди экономически активного населения. Однако экспортеры используют и собственный арсенал инструментов информационного сопровождения согласно собственным представлениям об их ценности. Здесь необходимо отметить, что компании воспринимают внешнеэкономическую деятельность не просто как способ повысить свою прибыльность, но как способ повысить свою конкурентоспособность и расширить рынки сбыта. Поэтому стараются поддерживать осведомленность на высоком уровне.

По результатам опроса самооценку осведомленности самарских компаний можно характеризовать выражением «в целом хорошо, но есть к чему стремиться». Относительное большинство (модальная величина) компаний оценивают уровень осведомленности на уровне в 8 баллов (из 10). Компании склонны больше внимания уделять оценке своих зарубежных конкурентов, чем оценке собственной продукции на зарубежных рынках. В 10 баллов оценили 17% компаний степень осведомленности о своих конкурентах и 14% осведомленность о рынках своей продукции. Наиболее низкую осведомленность о продукции и рынках показывают компании, собирающиеся выходить на внешний рынок.

Компании не были ограничены в выборе количества предпочитаемых инструментов международного сотрудничества, все выбрали более 3-х. Наиболее популярный инструмент – прямые продажи клиентам. Последнее характерно для крупных предприятий. Продажи на маркетплейсах практикуют чаще небольшие компании, в то время как продажи через собственные представительства (филиалы) осуществляют крупные предприятия (см. рис. 3)

Рисунок 3. - Инструменты международного сотрудничества, применяемые компаниями, число и доля ответов

Figure 3. - International cooperation instruments used by companies, number and share of responses

Источник: составлено авторами на основе [26]

Для продвижения своей продукции на зарубежные рынки компании используют информационные материалы на иностранных языках. Большинство опрошенных (76%) имели на период опроса информационные материалы, переведенные на иностранные языки, из них 34% используют информационные материалы о компании, переведенные на один язык, 24% - на два-три иностранных языка, 18% - более, чем на три иностранных языка.

Практически все экспортеры принимают участие в выставочно-ярмарочных мероприятиях.

Из представленных данных можно видеть, что предикторы экспорта («тонкие» критерии) обусловлены в основном геополитической ситуацией 2022 года, можно ожидать, что они будут носить длительный характер, перспектива снятия санкций выглядит достаточно призрачной. Поэтому для компаний остро встает вопрос об адаптации стратегий внешнеэкономической деятельности в новых условиях.

«Тонкие критерии» выбора акторов в пользу внешнеэкономической деятельности находятся в основе выбора стратегии выхода на рынок. В международной теории и практике в общем виде выделяется четыре ключевые стратегии: экспорт (прямой и косвенный), лицензирование (передача права на использование торговой марки, патента), совместное предприятие и прямые инвестиции. Существуют и более детальные группировки. В частности, правомерно добавляется создание филиала (дочерней компании), поглощение компании, франчайзинг, стратегический альянс.

В России в силу неразвитости сектора крупных глобальных компаний, бизнес выбирает в основном простые, по их мнению, и относительно менее рисковые стратегии выхода на рынок. Наши опросы показали, что большинство компаний предпочитали прямые продажи клиентам, включая путем размещения на маркетплейсах (25,4% опрошенных), создание собственных филиалов или представительств (13,5% опрошенных), продажи на экспорт через партнеров (12,7%).

Учитывая предикторы экспорта, можно видеть, что бизнес ищет новые возможности для экспорта в самых непростых условиях (таблица 1).

Таблица 1

Предикторы экспорта и стратегии выхода на внешний рынок

Table 1

Export Predictors and Going Out Strategies

Предикторы экспорта
Стратегии выхода на внешний рынок
Возможность релокации российских экспортеров
Экспорт через создание филиала (дочерней) компании, непрямой экспорт
Санкционный комплаенс
Непрямой экспорт (продажи через партнеров)
Условия контрактных договоров (диверсификация экспортных направлений)
Прямой и непрямой экспорт (продажи через партнеров)
Информационное сопровождение компаний экспортеров
Прямой и непрямой экспорт
Экспорт через создание филиала (дочерней) компании

Источник: разработано авторами

В 2022 году в лучшем положении оказались компании-экспортеры, у которых уже имелись филиалы за рубежом, другие стали спешно их создавать в Казахстане, Турции, ОАЭ. Для Самарской области граничное положение с Казахстаном выступило существенным преимуществом. Чтобы сохранить международный бизнес, локальные компании стали искать возможности создания филиалов (представительств), партнеров в Казахстане. Однако, казахстанские компании стараются выдерживать санкционный комплаенс и не всегда российским компаниям удается установить прочные партнерские отношения.

Заключение

Поскольку внешнеэкономическая деятельность выступает способом достижения целей различного уровня, определение перечня «тонких» критериев выбора акторов выхода на международные рынки и выявление новых возможностей трансграничного сотрудничества позволит сохранить и даже приумножить интенсивность и эффективность торгово-экономического взаимодействия.

В проведенном исследовании были изучены и систематизированы научные подходы зарубежных и российской ученых в интерпретации категории «тонких» критериев выхода на зарубежные рынки. Определены четыре блока «тонких «критериев» внешнеэкономической деятельности, влияющих на принятие решений о выходе на зарубежные рынки: возможность релокации российских экспортеров, санкционный комплаенс, условия контрактных договоров (диверсификация экспортных направлений), информационное сопровождение компаний экспортеров. Выявлены новые возможности торгово-экономического сотрудничества для российских компаний в построении траекторий поступательного движения и адаптированные стратегии в торгово-экономическом сотрудничестве (углубление кооперации, взаимодействие через партнеров, создание филиала компании), а также практической реализации дальнейшего информационного сопровождения компаний экспортеров.

В прикладном аспекте применение акторами адаптированных стратегий выхода на внешний будет стимулировать процесс конвертации приграничного положения в конкурентное преимущество для компаний экспортеров и позволит перевести в практическую плоскость деятельность по расширению трансграничного сотрудничества посредством реализации совместных проектов.


Источники:

1. Barron A., Hultén P., Vanyushyn V. The role of political intelligence in firms’ export decisions during the Euro crisis // Journal of Small Business Management. – 2016. – № 4. – p. 1126-1146. – doi: 10.1111/jsbm.12238.
2. Bernard A. B. The empirics of firm heterogeneity and international trade // Annu. Rev. Econ. – 2012. – № 1. – p. 283-313. – doi: 10.1146/annurev-economics-080511-110928.
3. Bernard A. B., Jensen J. B. Exceptional exporter performance: cause, effect, or both? // Journal of International Economics. – 1999. – № 1. – p. 1-25. – doi: 10.1016/S0022-1996(98)00027-0.
4. Bernard A. B., Jensen J. B., Lawrence R. Z. Exporters, jobs, and wages in US manufacturing: 1976-1987 // Brookings Papers on Economic Activity. – 1995. – № 67-119. – doi: org/10.2307/2534772.
5. Bobojonov I. Farmers’ export market participation decisions in transition economies: a comparative study between Armenia and Uzbekistan // Development. – 2016. – № 1. – p. 25-35. – doi: 10.1080/21665095.2016.1262272.
6. Boso N. Firm innovativeness and export performance: Environmental, networking, and structural contingencies // Journal of International Marketing. – 2013. – № 4. – p. 62-87. – doi: 10.1509/jim.13.0052.
7. Brakman S. Firm heterogeneity and exports in the Netherlands: Identifying export potential beyond firm productivity // The Journal of International Trade & Economic Development. – 2020. – № 1. – p. 36-68. – doi: 10.1080/09638199.2019.1631876.
8. Cassetta E. The relationship between digital technologies and internationalisation. Evidence from Italian SMEs // Industry and Innovation. – 2020. – № 4. – p. 311-339. – doi: 10.1080/13662716.2019.1696182.
9. Chadee D. D., Zhang B. Y. The impact of Guanxi on export performance: A study of New Zealand firms exporting to China // Journal of Global Marketing. – 2000. – № 1-2. – p. 129-149. – doi: 10.1300/J042v14n01_07.
10. Dosoglu-Guner B. An exploratory study of the export intention of firms: The relevance of organizational culture // Journal of Global Marketing. – 1999. – № 4. – p. 45-63. – doi: 10.1300/J042v12n04_04.
11. Jesús A. Muñoz-Sepúlveda& Diego Rodríguez (2015) Geographical and industrial spillovers in entry decisions across export markets // Applied Economics. – 2015. – № 39. – p. 4168-4183. – doi: 10.1080/00036846.2015.1026582.
12. Lederman D., Olarreaga M., Zavala L. Export promotion and firm entry into and survival in export markets // Canadian Journal of Development Studies. – 2016. – № 2. – p. 142-158. – doi: 10.1080/02255189.2016.1131671.
13. Melitz M. The impact of trade on aggregate industry productivity and intra-industry reallocations // Econometrica. – 2003. – № 6. – p. 1695-1725. – doi: 10.1111/1468-0262.
14. Moraes Silva D. R. D., Lucas L. O., Vonortas N. S. Internal barriers to innovation and university-industry cooperation among technology-based SMEs in Brazil // Industry and Innovation. – 2020. – № 3. – p. 235-263. – doi: 10.1080/13662716.2019.1696182.
15. Muñoz-Sepúlveda J. A., Rodriguez D. Geographical and industrial spillovers in entry decisions across export markets // Applied Economics. – 2015. – № 39. – p. 4168-4183. – doi: 10.1080/03050628808434708.
16. Oliveira J. S. How many eggs in how many baskets? National versus regional diversification strategies and export success // Journal of Strategic Marketing. – 2023. – p. 1-15. – doi: 10.1080/0965254X.2023.2182448.
17. Peluffo A., Martinez-Zarzoso I., Silva E. New stuff or better ways: what matters to access international markets? // Journal of Applied Economics. – 2020. – № 1. – p. 656-678. – doi: 10.1080/15140326.2020.1816120.
18. Sanjian G. S. Arms export decision‐making: A fuzzy control model // International Interactions. – 1988. – № 3. – p. 243-265. – doi: 10.1080/03050628808434708.
19. Szanto R. Intuitive decision-making and firm performance // Journal of Decision Systems. – 2022. – № 1. – p. 50-59. – doi: 10.1080/12460125.2022.2080796.
20. Venkatraman N. The concept of fit in strategy research: Toward verbal and statistical correspondence // Academy of Management Review. – 1989. – № 3. – p. 423-444. – doi: 10.2307/258177.
21. World Health Organization. Global tuberculosis control: surveillance, planning, financing: WHO report 2008. – World Health Organization, 2008. – Т. 393
22. Банникова Н.В., Воробьева Н.В., Пупынина Е.Г. Российский экспорт подсолнечного масла: тенденции и факторы развития // Аграрный вестник Урала. – 2022. – № 1(216). – c. 76-85. – doi: 10.32417/1997-4868-2022-216-01-76-85.
23. Восс У. Грегори Трансграничные потоки данных, общий регламент защиты персональных данных и управление данными // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. – 2022. – № 1.
24. Ушкалова Д. И., Никитина С.А. Влияние внешних факторов на экспорт и импорт России // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 6. – c. 110-122. – doi: 10.24411/2073-6487-2019-10074.
25. Хмелева Г.А., Курникова М.В., Лебедева Л.Г. Оценка «здоровья» экспортеров-импортеров, эффективности мер поддержки в 2022 году (Самарская область): препринт. [Электронный ресурс]. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=50371417 (дата обращения: 01.06.2023).
26. Яровая А. О., Досавицкий П. А., Мирошникова М. А. Анализ факторов, влияющих на экспорт транспортных услуг международных автомобильных перевозчиков и пути повышения их эффективности // Ресурсам области-эффективное использование. 2018. – c. 398-409.

Страница обновлена: 27.12.2023 в 11:07:46