Риск-культура промышленных предприятий в контексте реализации ESG-принципов

Орлова Л.Н.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 6 (Июнь 2022)

Цитировать:
Орлова Л.Н. Риск-культура промышленных предприятий в контексте реализации ESG-принципов // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 6. – С. 2257-2276. – doi: 10.18334/ce.16.6.114822.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48778339
Цитирований: 3 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Глобальные экологические проблемы в контексте с социальными вопросами признаются исключительно важными для всего человечества. Ориентируясь на долгосрочные тренды предприятиям на современном этапе развития уже необходимо учитывать не только собственные интересы, но также и интересы всех заинтересованных лиц. Изменение регуляторных трендов и общей повестки дня привело к появлению ESG-подхода при управлении рисками организации: учет экологических факторов в процессе основной деятельности компании, социальная ответственность и организация эффективного корпоративного взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами. Целью исследования является обоснование необходимости трансформации риск-культуры промышленных предприятий в контексте необходимости/желательности соблюдения ESG-принципов. В качестве результатов исследования представлена АВС-модель формирования риск-культуры с учетом ESG-принципов, включающая основные принципы, поведенческие и культурные характеристики

Ключевые слова: экономическая культура, риск-культура, система управления рисками, ESG- подход, ESG-риски, цели устойчивого развития, экологический комплаенс

JEL-классификация: M11, M21, L26, O31



Введение.

Экологический кризис, связанный с изменением климата и истощением озонового слоя, снижением биологического разнообразия и сокращением природных ресурсов, влияет на социально-экономическую жизнь общества и формируют определенные требования к хозяйствующим субъектам. Глобальные экологические проблемы в контексте с социальными вопросами признаются исключительно важными для всего человечества. По оценкам экспертов Европейской ассоциации риск-менеджеров (Federation of European Risk Management Associations - FERMA) риски, связанные с изменением климата и загрязнением окружающей среды, вот уже на протяжении нескольких лет входят в топ 10 угроз; а в перспективе на следующие 10 лет будут только усиливаться. [1] Наращивание промышленными предприятиями производственных мощностей дает толчок для экономического роста, в развитых странах увеличивают благосостояние людей, но, одновременно вызывает глобальный экономический дисбаланс, приводит к хищническому использованию ресурсов окружающей среды. В местах размещения промышленных предприятий происходит деградация окружающей среды; интенсификация сельского хозяйства приводит к истощению почв. Эти проблемы породили ряд глобальных экологических исследований, стали стимулом для решения на национальном и региональном уровнях. Нивелирование ESG-рисков (ESG - Environmental, Social, Governance – экологических, социальных рисков, рисков корпоративного управления) – это решение трилеммы эффективности – люди, планета, прибыль. Это принцип действует с 1970-х годов, но преобладающим стал лишь в начале 21 века.

Как управленческая концепция устойчивое развитие ориентировано на необходимость реализации инноваций не только как новых товаров и услуг, но и как новых промышленных процессов. Ориентируясь на долгосрочные тренды предприятиям на современном этапе развития уже необходимо учитывать не только собственные интересы, но также требования и потребности всех заинтересованных лиц. Перефразируя известную трилемму невозможности Дж. Кейнса [2] мы попытаемся ответить на вопрос, можно ли с помощью ESG- подхода решить трилемму эффективности – люди, планета, прибыль. Целью исследования является обоснование необходимости трансформации риск-культуры промышленных предприятий в контексте необходимости/желательности соблюдения ESG-принципов.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили работы зарубежных и российских исследователей в области зеленой экономики и устойчивого развития, экономической культуры и рисков. Изучение столь разных направлений связано с необходимостью смещения существующих акцентов в системе управления в сторону ценностно-ориентированного подхода и учета интересов всех участников социально-экономических отношений при реализации и достижении хозяйствующими субъектами своих целей.

1. Теории устойчивого развития, организационной и риск-культуры.

Теории устойчивого роста корнями уходят в прошлое столетие, когда проблемы эксплуатации ресурсов окружающей среды стали подниматься как животрепещущие вопросы не только в работах отдельных исследователей (например Р. Карсон, М. Маруа), но и стали предметом обсуждения широкой общественности на мировом уровне [6]. Ряд конференций ООН и собраний Римского клуба сформулировали основные положения Повестки дня XXI века и определили основные цели устойчивого развития (рисунок 1). Эти положения определяют поддерживающие способы ведения хозяйственной деятельности, ответственное потребление и взаимодействие людей как основу процветания и сохранения планеты для будущих поколений [18].

Ликвидация нищеты

Ликвидация голода

Хорошее здоровье и благополучие

Качественное образование

Гендерное равенство

Чистая вода и санитария


Недорогостоящая и чистая энергия

Достойная работа и экономический рост

Индустриализация, инновации и инфраструктура
Уменьшение неравенства

Устойчивые города и населенные пункты
Ответственное потребление и производство

Борьба с изменением климата

Сохранение морских экосистем

Сохранение экосистем суши

Мир, правосудие и эффективные институты

Партнерство в интересах устойчивого развития

Рисунок 1 – Цели в области устойчивого развития

Источник: Цели в области устойчивого развития [Электронный ресурс]. URL:www.un.org (дата обращения 10.04.2022)

Реализация этой концепции потребовала переосмысления способов и методов хозяйствования, переориентации в ценностях как на теоретическом, так и на практическом уровнях, что нашло отражение в исследованиях достаточно большого количества авторов. Это рассмотрение как общих принципов устойчивого развития и зеленой экономики [4,8,18], так и конкретных механизмов их реализации (например, переход к замкнутым цепям поставок, внедрение в практику хозяйственной деятельности экологического комплаенса и дью-дилидженса (Due Diligence) [7,12]).

Согласно теории заинтересованных лиц Э. Фримана [15], предприятия и организации должны учитывать интересы не только собственных менеджеров и акционеров, но и реализовывать этичный подход при управлении. Этот подход проявляется в том, что рациональное использование ресурсов и устойчивое развитие организации зависят от разнообразных взаимоотношений с разными группами заинтересованных лиц. Для заинтересованных сторон важными являются риски нефинансового характера, определяющие экологическую и социальную составляющую деятельности хозяйствующего субъекта (например, вопросы охраны труда, социального обеспечения и защиты, качественная окружающая среда и т.д.).

Теория уровней устойчивого развития Р. Баррета, обосновывающая, что устойчивое развитие организации является апогеем мотивационных принципов развития организации, по сути, делает попытку ответить на вопрос: как создать культуру, удовлетворяющую требованиям и потребностям всех заинтересованных лиц? [14]. Некоторые ученые также формулируют правила перестройки компании под миссию «зеро», то есть сократить экологический след (сокращение отходов и выбросов, использование возобновляемых ресурсов), постоянно внедрять инновации, интегрировать ценности нормы устойчивого развития в практику хозяйственной деятельности.

Что касается риск-культуры, то в этой области исследование потребовало обращение к основным теориям экономической и организационной культуры. Роль культуры в общем экономическом развитии стали отмечать и исследовать многие экономисты. Экономика в том виде, в котором мы ее сегодня воспринимаем, является культурным феноменом, порождением нашей цивилизации [2,11]. Экономическому развитию всегда присущ культурный контекст. Еще А. Смит и М. Вебер подчеркивали нравственные основания рыночной экономики – «для появления современной рыночной экономики требуется определенная система норм и ценностей» [2, с. 123]. Тезис о том, что культура имеет значение доказывался различными авторами [19]. Такие паттерны развития как международное сотрудничество и инвестирование всегда определялись кросс-культурными характеристиками. Разные культурные убеждения и ценности разных обществ даже при одинаковых формальных правилах приведут к разным способам хозяйствования и разному объему инвестиций [2].

В основе формирования культуры хозяйствующих субъектов лежат ценности и нормы. Самые распространенные теории организационной культуры, основанные на исследовании кросс-культурных ценностей принадлежат Г. Хофстеде, К. Камерону, Ф. Тромпенаарсу и др.. Г. Хофстеде одним из первых выделил основные параметры, влияющие на культуру (дистанция власти; индивидуализм - коллективизм; мужественность – женственность; избегание неопределенности; краткосрочная – долгосрочная ориентация; потворство желания – ограничения) [17]. Камерон К. и Куинн Р., в свою очередь, определили конкурирующие ценности, формирующие культуру (внешнее и внутреннее позиционирование, гибкость и стабильность) [5], а Ф. Тромпенаарс и Ч. Хампден-Тернер предложили модель противоположных ценностных ориентаций культуры [20]. То есть, по сути, ценности и ориентиры хозяйствующих субъектов определяются полярными культурными установками и особенностями поведения. Многомерный подход к созданию ценностей с учетом принципов устойчивого развития и ориентации компании на долгосрочную/краткосрочную перспективу развития и внешние/внутренние ценностные установки предложен и в работе С. Харта и М. Милстейна [16].

Рассмотрение риск-культуры предприятий и организаций реализует риск-ориентированный подход в практике управления [1]. Постулаты риск-ориентированного подхода заключаются в том, что риск необходимо рассматривать и как угрозу и как возможность; «риск повсюду и ключевым фактором эффективного управления рисками является решение, какие риски избегать, какие передавать, какие использовать» [3, c. 479].

Изменение регуляторных трендов и общей повестки дня привело к появлению так называемого ESG-подхода при управлении рисками предприятий и организаций. ESG-подход в управлении состоит из трех основных компонентов: учет экологических факторов в процессе основной деятельности компании, социальная ответственность и организация эффективного корпоративного взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами. ESG-риски – это риски, связанные с охраной окружающей среды, проблемами общества и корпоративным управлением: Environmental (воздействие на окружающую среду); Social (персонал и местные сообщества); Governance (раскрытие информации и управление).

Ф. Тромпенаарс ставит на вид необходимость формирования организационной культуры, ориентированной на учет интересов различных групп. Современные исследования, определяя применение различных моделей риск-культуры в организациях, связывают риск-культуры с риск-аппетитом [10], и определяют особенности принятия решений с учетом риск-культуры [13]. Таким образом, риск-культура как сложная комплексная дефиниция включает в себя знания, ценности и убеждения, осмысление риска и отношение к нему (риск-аппетит и толерантность). Риск-культура характерна для группы людей, объединенных общностью целей. Развитая риск-культура способствует тому, что и руководство, и работники одинаково понимают цели развития предприятий, одинаково оценивают риски и оптимально выбирают соотношение рисков и возможностей. Низкий же уровень риск-культуры связан с отсутствием единого понимания стратегических целей организаций и процессов управления рисками.

Обобщая основные теории культуры, можно определить, что культура как система ценностей организации является сложным явлением, так как А) складывается под влиянием конфликта интересов; Б) может быть формальной и неформальной; В) определяется уровнем доверия между участниками экономических процессов на всех уровнях хозяйствования.

2. Ориентация на устойчивое развитие и регуляторные тренды

По данным регулярных опросов FERMA, устойчивость выделяется приоритетом для компаний и должна приниматься во внимание при реализации стратегических решений. Почти три четверти опрошенных риск-менеджеров рассматривают необходимость улучшения риск-культуры, а также имплементацию целей устойчивости в стратегию своих компаний. [3] Рационализация потребления и экологизация производства возможны только при изменении ценностей человека, его деятельностной ориентации и стереотипов поведения.

Реализацию ESG-концепции невозможно осуществить в рамках деятельности одного хозяйствующего субъекта, необходим комплексный подход, политика на национальном и региональном уровнях, имплементированная в качестве регуляторных норм в деятельность хозяйствующих субъектов. В качестве основных регуляторных трендов можно выделить следующие: появление углеродного регулирования, развитие инструментов «зеленого» и ответственного инвестирования, внедрение риск-ориентированного подхода в практику управления, раскрытие информации нефинансового характера. Появление углеродного регулирования выражается в постепенном введении в мире новых стандартов углеродного регулирования, переходе на возобновляемую энергетику и т.д. Развитие инструментов «зеленого» и ответственного финансирования приводит к необходимости определения и классификации экологически устойчивой деятельности, мотивации к реализации «зеленых» инициатив. Развитие повестки ESG и введение дополнительного регулирования формирует в свою очередь новые требования к отчетности (нефинансовой отчетности) и совершенствованию подходов к управлению рисками.

В Российской Федерации экологическая повестка отражена в ряде стратегических программ и нормативных документов. Экологическая безопасность и рациональное природопользование, необходимость их обеспечения является важным элементом доктрины национальной безопасности и стратегии экологической безопасности. [4] Реализация национального проекта «Экология» [5] направлена на создание институциональных и инфраструктурных условий бережного отношения к окружающей среды, реализацию конкретных задача по ее сохранению, нивелированию рисков и угроз при переходе к «зеленой экономике». С целью обеспечения экологической безопасности разработан Минприроды разработало ряд проектов и законодательных инициатив (федеральный проект «Чистая страна», проект «Генеральная уборка»). [6]

Однако, эти процессы и инициативы не столь стремительно отражаются в реальной экономике. На основе официальных статистических данных можно сделать выводы о некоторых разнонаправленных проявлениях реализации политики устойчивого развития. В стоимостном выражении наблюдается значительный рост расходов на охрану окружающей среды, в 2019-2020 годах также увеличивается доля этих расходов в ВВП (рисунок 2).

Рисунок 2 – Динамика расходов на охрану окружающей среды в Российской Федерации

Источник: Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/11194 (дата обращения 10.04.2022)

Однако, за последнее десятилетие снижается удельный вес организаций, осуществляющих экологические инновации, в 2019 году доля организаций, реализующих инновационные технологии в области защиты окружающей среды, уменьшения вредного воздействия, снижения выбросов вредных веществ и т.д. составила всего 0,65 % [7]. Также происходит некоторое снижение

доли организаций, осуществлявших инновации, обеспечивающих повышение экологической безопасности в процессе производства товаров (например, по таким направлениям как снижение загрязнения окружающей среды, сокращение выбросов в атмосферу диоксида углерода) [9].

В июне 2021 года был принят закон об ограничении выбросов парниковых газов [8], целью которого является создание механизма по углеродному регулированию и инфраструктуры для привлечения финансирования климатических проектов. Также в 2021 году Банк России сформулировал рекомендации по раскрытию нефинансовой информации публичными акционерными обществами. [9] Большое количество банков уже внедряют в свои кредитные процессы ESG-оценку для стимулирования ответственного инвестирования. Но, несмотря, на оживленность банковского сектора, многие предприятия реального сектора рассматривают ESG-практики в формальном ключе. Применение «зеленых» принципов крупными промышленными компаниями обусловлено, в первую очередь, котировками акций на открытом рынке, возможностями получения длинных кредитов под более низкие проценты, общественным мнением на международной арене.

3. ESG- политика промышленных предприятий

Большинство предприятий придерживаются в своей хозяйственной деятельности принципа приемлемого риска, то есть принципа оценивания рисков через соотношения между получаемыми результатами и затратами на нивелирование риска. В то же время отказ от риска, переход к концепции нулевого экологического риска является важным направлением формирования риск-культуры. Но смогут ли предприятия, особенно промышленные, полностью перейти на этот принцип? Часто, концепция нулевого риска означает отказ от хозяйственной деятельности. Например, производство металла всегда связано с определенными выбросами загрязняющих веществ в окружающую среду.

На примере ведущих металлургических предприятий можно проиллюстрировать основные сложности реализации ESG-принципов.

ПАО «ГМК «Норильский Никель» (Норникель) - крупнейшая металлургическая компания в мире, основные направления - добыча и производство никеля и палладия. Промышленная деятельность «Норникеля» является источником масштабных загрязнений окружающей среды, ключевую роль в котором играет входящий в состав отходов диоксид серы. Норникель является одним из лучших работодателей, обеспечивает высокий уровень оплаты труда работникам. В части реализации экологической повестки в 2020 году на предприятии была разработана экологическая стратегия, а также пересмотрены и обновлены модели управления рисками (куда в том числе включены и климатические риски, как подгруппа экологических рисков). В качестве ключевых индикаторов экологического риска были приняты нулевая смертность на производстве, значительное (до 85-90%) снижение выбросов диоксида серы. [10] Раскрытие нефинансовой информации по экологическим рискам производится предприятием на регулярной по широкому спектру позиций: изменение климата, выбросы парниковых и озоноразрушающих газов, энергопотребление и энергоэффективность потребление воды, загрязнение воздуха и воды, утилизация отходов, истощение природных ресурсов, использование экосистем и сохранение биоразнообразия, опустынивание, обезлесение, восстановление ландшафтов, инновации в области. На практике можно наблюдать некоторую нестыковку заявленных целей и конкретных действий по нивелированию экологических рисков. Авария на ТЭЦ в Норильске, спровоцировавшая разлив дизельного топлива, по сути, продемонстрировала слабости реализации практических инструментов нивелирования рисков. Здесь интересно отметить существенное расхождение между размером ущерба, рассчитанным Енисейским межрегиональным управлением Росприроднадзора и самой компанией (148 млрд. рублей и 21,4 миллиарда рублей). [11]

Новолипецкий металлургический комбинат (ПАО «НЛМК») рассматривает «устойчивое развитие как свою социальную миссию», [12] связывая его с экономическими интересами бизнеса. В качестве основных экологических целей, включенных в стратегию развития предприятия заявлено соблюдение экологических нормативов, снижение эмиссии СО2 при изготовлении стали и чугуна, сокращение сброса загрязняющих веществ, увеличение степени утилизации отходов.

ПАО «Северсталь» – металлургическая компания, у которой устойчивое развитие является одной из важнейших компонент стратегии развития. [13] В качестве ключевых индикаторов экологического риска на предприятии приняты к 2025 году снижение производственного травматизма ( на 50%), снижение выбросов в атмосферу загрязняющих веществ (на 13%), снижение массы отходов (на 20%), снижение интенсивности выбросов парниковых газов (на 3% к 2023 году по сравнению с 2020 годом.)

В таблице 1 представлены краткие сведение о реализации промышленными концепции устойчивого развития и возможностях соблюдения баланса интересов.

Таблица 1.

Трилемма эффективности: люди, планета, прибыль

Предприятие
Люди [14]
Планета [15]
Прибыль [16]
Северсталь
Средняя заработная плата (2021 г.)
87,41 тыс. руб. / чел.
В национальном экологическом рейтинге
Вологодская область занимает 14 место. Череповец - один из самых загрязненных городов России
EBITDA – 2422 млн. $ (2020 г.), 5978 млн.$ (2021 г.),
Рентабельность по EBITDA – 35,3% (2020), - 51% (2021 г.).
Прибыль за период - 299648 млн. рублей или 4075 млн. $ (2021 г.), 74624 млн. рублей или 1016 млн. $(2020 г.),
Цели устойчивого развития: Качественное образование, Достойная работа и экономический рост, Индустриализация, инновации и инфраструктура, Устойчивые города и населенные пункты
Норникель
Средняя заработная плата (2021 г.)
137,43 тыс. руб. / чел.
Красноярский край в Национальном экологическом рейтинге занимает 80 место, имея большинство отрицательных экспертных оценок по природоохранным, промышленно-экологическим и социально-экологическим оценкам.
Норильск – один из самых загрязненных городов России.
Прибыль за период - 512 879 млн. рублей или 6974 млн. $ (2021 г.), 263 722 млн. рублей или 3634 млн. $(2020 г.),
Цели устойчивого развития: Хорошее здоровье и благополучие, Достойная работа и экономический рост, Индустриализация, инновации и инфраструктура, Устойчивые города и населенные пункты, Ответственное потребление и производство, Борьба с изменением климата
Новолипецкий металлургический комбинат
Средняя заработная плата (2021 г.)
72,5 тыс. руб. / чел.
Липецкая область – занимает 58 место в Национальном экологическом рейтинге регионов.
Липецк – один из самых загрязненных городов России.
EBITDA – 2646 млн. долларов США (2020 г.), 7263 млн. долларов США (2021 г.),
Рентабельность по EBITDA - 29% (2020 ), - 45% (2021 г.)
Цели устойчивого развития: Чистая вода и санитария, Недорогостоящая и чистая энергия, Устойчивые города и населенные пункты, Ответственное потребление и производство, Сохранение экосистемы суши, Мир, правосудие и эффективные институты, Партнерство в интересах устойчивого развития
Источник: составлено автором

Из представленного экспресс-анализа можно выделить несколько противоречий, возникающих при реализации ESG-подхода, а именно сложность решения трилеммы «люди, планета, прибыль». В принципе, в политике и стратегии крупных промышленных предприятий цели устойчивого развития отражены достаточно полно, разрабатывается широкий круг организационно-технических мероприятий по уменьшению воздействия на окружающую среду. Но каждое предприятие достаточно обособленно реализует свои цели устойчивого развития, без учета так называемой совокупной экологической нагрузки на окружающую среду. Многие эксперты указывают на необходимость разработки методик расчета совокупной экологической нагрузки промышленных предприятий, определяющих риски развития не только отдельного хозяйствующего субъекта, но всего общества.

4. Направления формирование риск-культуры промышленных предприятий с учетом ESG- принципов

Специалисты FERMA определяют управление рисками устойчивого развития как процесс согласования целей устойчивого развития с бизнес-процессами компании через имплементацию подходов к управлению экологическими и социальными рисками в бизнес-процессы всего предприятия. [17] Обеспечение устойчивости необходимо понимать как управление через принятие решений с точки зрения не только финансовых, но и социальных и экологических последствий их реализации, и отражения этих последствий в росте стоимости предприятия (рисунок 3).

Рисунок 3 - Включение ESG- принципов в стратегические и оперативные планы развития промышленных предприятий

Источник: составлено автором

При выстраивании системы управления рисками и формировании риск-культуры предприятия необходимо, прежде всего, ответить на следующие вопросы:

- Как проходит идентификация и приоритизация ESG рисков?

- Как выявляются риски?

- Как ведется и с какой регулярностью обновляется реестр рисков?

- Как происходит сортировка рисков по разным «корзинам», направлениям и бизнес-процессам?

- Как происходит создание комитетов и обсуждение различных перспектив?

- Мнения каких заинтересованных сторон учитываются?

Если на все эти вопросы наложить ESG- принципы, то можно настроить систему управления рисками на достижение целей устойчивости (рисунок 4).


ü Включать экологические и социальные аспекты в процесс принятия стратегических решений
ü Включать оценку экологических и социальных последствий в обоснование инвестиционных проектов
ü Раскрывать информацию об экологических, социальных проблемах и вопросах управления
ü Обеспечить понимания стратегических целей развития на всех уровнях управления;
ü Четко сформулировать позицию предприятия по отношению к ESG-рискам;
ü Определить риск-аппетита и степени толерантности к риску, применять принцип нулевого риска по отношению к экологическим и социальным рискам.
ü Повысить прозрачность принимаемых решений
ü Исключить формальные процедуры управления ESG-рисками
ü Улучшить межфункциональное сотрудничество, особенно с такими направлениями как исследования и разработки
ü Повысить мотивацию и ответственность работников при реализации ESG- принципов

Рисунок 4 - АВС-модель формирования риск-культуры с учетом ESG-принципов

Источник: составлено автором

Для оценки потенциального риска с применением методов количественного анализа происходит оценка его вероятности, интенсивности воздействия, оценка последствий в натуральных и стоимостных измерителях. Что касается обеспечения устойчивости развития, то процесс оценки рисков должен учитывать потенциальные последствия не только для самого предприятия, но и для заинтересованных сторон, а также поддержание долгосрочной положительной репутации предприятия. Согласование рисков и возможных последствий со стратегическими целями предприятия имеет основополагающее значение в области устойчивости, при этом, важное значение играет ясность целей. Оценка риска должна сопровождаться информированием заинтересованных сторон (общественность, другие организации, отдельные лица) о наличии риска. При формировании сообщения о наличии риска необходимо как можно раньше подключать наибольшее количество заинтересованных сторон (группы разработчиков, экспертов-аналитиков, общественность в широком смысле), что поможет увеличить значимость результатов. Важными направлениями при реализации ESG-политики являются имплементация процедур экологического комплаенса и экологического Due Diligence в систему управления рисками и стратегической устойчивостью бизнеса.

Заключение.

Культура имеет значение. Рассмотрение риск-культуры предприятий и организаций реализует риск-ориентированный подход в практике управления. Необходимость применения принципов устойчивого развития требует от промышленных предприятий реализацию стратегических инициатив с учетом экологически и социальных аспектов, потребностей всех заинтересованных сторон.

Не менее важное значение для формирования риск-культуры и реализации принципов устойчивого развития является регуляторная ESG-политика, осуществляемая органами государственной власти и регионального управления. В качестве основных направлений реализации экологической повестки необходимо осуществлять льготное налогообложение «зеленых» проектов, «зеленых» инициатив и «зеленых» инноваций, предоставлять займы по льготным ставкам на экомодернизацию, ужесточать штрафы за недобросовестное природопользование, реализовывать «зеленые» социальные проекты через механизмы государственно-частного партнерства. Диалог с общественностью также является инструментом повышения прозрачности принимаемых решений в области ESG, сохранением деловой репутации, повышением уровня доверия между участниками социально-экономических процессов.

[1] European Risk Manager Report (2020) [Электронный ресурс]. URL: https://www.ferma.eu/app/uploads/2020/06/The-European-Risk-Manager-Report-2020_29.06_LL_final.pdf (Дата обращения 15.12.2021)

[2] Трилемма невозможности (по Дж. Кейнсу): невозможно одной рукой взять три шара - совместить экономическую эффективность, социальную справедливость и индивидуальную свободу.

[3] FERMA The role of risk management in corporate resilience. 2 Survey Report (2021) [Электронный ресурс]. URL: https://www.ferma.eu/publication/the-role-of-risk-management-in-corporate-resilience (Дата обращения 23.03.2022)

[4] Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации" // Собрании законодательства Российской Федерации от 5 июля 2021 г. № 27 (часть II). ст. 5351

Указ Президента РФ от 19.04.2017 № 176 "О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года //Собрании законодательства Российской Федерации от 4 апреля 2017 г. № 17. ст. 2546

[5] Национальные проекты. Целевые показатели и основные результаты [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/p7nn2CS0pVhvQ98OOwAt2dzCIAietQih.pdf (Дата обращения 25.03.2020)

[6]Итоги 2021 года: экологическая безопасность. Официальные материалы Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mnr.gov.ru/press/news/itogi_2021_goda_ekologicheskaya_bezopasnost/ (Дата обращения 25.03.2020)

[7] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. URL: rosstat.gov.ru›storage/mediabank/innov-n10.xls (дата обращения 10.04.2022)

[8] Федеральный закон от 02.07.2021 N 296-ФЗ "Об ограничении выбросов парниковых газов" // Собрание законодательства Российской Федерации от 5 июля 2021 г. N 27 (часть I) ст. 5124

[9] Информационное письмо Банка России от 12.07.2021 № ИН-06-28/49 «О рекомендациях по раскрытию публичными акционерными обществами нефинансовой информации, связанной с деятельностью таких обществ».

[10] Стратегия в области экологии и изменения климата. Группа Норильский никель. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nornickel.ru/upload/iblock/1cd/Norilsk_Nickel_Environmental_Strategy_2021_ru.pdf (дата обращения 25.03.2022)

Практическая реализация ESG-стратегии в 2020-м: опыт компании Норникель. [Электронный ресурс]. URL: https://www.presscentr.rbc.ru/tpost/jb518hbe31-prakticheskaya-realizatsiya-esg-strategi (дата обращения 25.03.2022)

[11] ЧС с разливом дизеля в Норильске. Что важно знать. (Электронный ресурс) URL: https://www.rbc.ru/business/04/06/2020/5ed7b3a19a79470f8a58995b [дата обращения: 31.10.2021]

«Норникель» оспорит размер ущерба от аварии в Норильске. (Электронный ресурс) URL: https://www.rbc.ru/business/08/07/2020/5f057ee29a7947242147d8b1 (дата обращения: 20.11.2021)

[12] Официальный сайт ПАО НЛМК [Электронный ресурс] URL: www.lipetsk.nlmk.com ( дата обращения 31.03.2022)

[13] Официальный сайт ПАО Северсталь [Электронный ресурс] URL: severstal.com ( дата обращения 31.03.2022)

[14] Сколько платят гиганты. Рэнкинг средних зарплат в крупнейших российских компаниях реального сектора [Электронный ресурс] URL: ratings.ru›files/research/macro/Wages_Dec2021.pdf (дата обращения 31.03.2022)

[15] Национальный экологический рейтинг регионов. Экологические итоги лета 2021 года. [Электронный ресурс] URL: https://greenpatrol.ru/ru/novosti/nacionalnyy-ekologicheskiy-reyting-regionov-ekologicheskie-itogi-leta-2021-g (дата обращения 31.03.2022)

В Минприроды составили рейтинг российских городов с наиболее загрязненным воздухом [Электронный ресурс] URL: https://expert.ru/2021/12/23/v-minprirody-sostavili-reyting-rossiyskikh-gorodov-s-naiboleye-zagryaznennym-vozdukhom/ (дата обращения 31.03.2022)

Экологический рейтинг 200 городов России за 2021 год [Электронный ресурс] URL: https://ecoberezka.ru/problematika/ekologicheskie-karty-rossii.html (дата обращения 31.03.2022)

[16] Годовой отчет ПАО «ГМК «Норильский Никель» [Электронный ресурс]. URL: https://nlmk.com/upload/iblock/ac6/NLMK_Financial_Release-_-Q4-2021_RUS.pdf (дата обращения 31.03.2022)

Годовой отчет ПАО НЛМК [Электронный ресурс]. URL: https://www.nornickel.ru/investors/reports-and-results/ (дата обращения 31.03.2022)

Годовой отчет ПАО Северсталь [Электронный ресурс]. URL: https://severstal.com/rus/ir/ (дата обращения 31.03.2022)

[17] People, Planet & Performance Ferma Focus Sustainability. The Contribution of Enterprise Risk Management to Sustainability [Электронный ресурс] URL: https://www.ferma.eu/publication/ferma-issues-first-sustainability-risk-guide-for-european-risk-managers/ (дата обращения 31.03.2022)


Источники:

1. Авдийский В.И., Безденежных В.М., Синявский Н.Г. Современные научные подходы к разработке систем минимизации рисков в деятельности хозяйствующих субъектов. / монография. - М.: Общество с ограниченной ответственностью «Научный консультант», 2019. – 256 c.
2. Бёгельсдейк Ш., Маселанд Р. Культура в экономической науке: история, методологические рассуждения и области практического применения в современности. - М.; СПб.: Изд-во Института Гайдара; Изд-во «Международные отношения»; Факультет свободных искусств СПбГУ, 2016. – 464 c.
3. Дамодаран А. Стратегический риск-менеджмент: принципы и методики. - М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2017. – 496 c.
4. Бобылёва С. Н., Кирюшина П. А., Кудрявцевой О. В. Зелёная экономика и цели устойчивого развития для России. - М.: Экономический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2019. – 284 c.
5. Камерон К., Куинн Р. Диагностика и изменение организационной культуры. - СПб: Питер, 2001. – 320 c.
6. Орлова Л.Н., Кузнецов В.В. К вопросу об устойчивом развитии экономических систем // Вестник Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова. – 2018. – № 6 (102). – c. 16-23.
7. Орлова Л.Н. Экологический риск-менеджмент в практике экономической деятельности хозяйственных структур // Отходы и ресурсы. – 2020. – № 2. – c. 5.
8. Пахомова Н.В., Рихтер К.К., Ветрова М. А. Переход к циркулярной экономике и замкнутым цепям поставок как фактор устойчивого развития // Вестник Санкт-петербургского университета. – 2017. – № 2. – c. 244 – 268.
9. Регионы России. Социально-экономические показатели. / Стат.сб./Росстат. - М.:, 2020. – 1242 c.
10. Рыхтикова Н.А., Бойко В.Л. Факторы формирования риск - культуры промышленных организаций // Экономика и предпринимательство. – 2020. – № 1(114). – c. 724-727.
11. Седлачек Т. Экономика добра и зла. В поисках смысла экономики от Гильгамеша до Уолл-стрит. - М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. – 544 c.
12. Фютик И.Г. Возможности применения Due Diligence в риск-менеджменте устойчивого развития // Сибирская финансовая школа. – 2018. – № 2(127). – c. 31 - 37.
13. Щугорева В.А. Совершенствование системы управления операционными рисками в банке на основе внедрения модели оценки уровня риск-культуры // Научная гипотеза. – 2017. – № 2. – c. 35-43.
14. Barret R. Building a Value-Driven Organization: A whole System Approach to Cultural transformation. - Oxford, Bitterworth-Heinemann, 2006. – 280 p.
15. Freeman R. E. Strategic Management: A stakeholder Approach, Cambridge. - Cambridge University Press, 2010. – 276 p.
16. Hart S.L., Milstein M.B. Creating Sustainable Value // Academy of Management Executive. – 2003. – № 2. – p. 56 – 67.
17. Hofstede G., Hofstede G.J., Minkov M. Cultures and Organizations: Software of the Mind. - New York, McGraw-Hill, 2010. – 576 p.
18. Jackson T. Prosperity without Growth. Foundations for the economy of tomorrow. Second editions. Routledge. / aylor and Frencis Group. - London and New York, 2017. – 260 p.
19. Leontieva L. S., Shkarina V. S. Cross-national aspects of the transformation of organizational culture in a pandemic // Intellect. Innovations. Investments. – 2021. – p. 27–34. – doi: 10.25198/2077-7175-2021-3-27.
20. Trompenaars F., Hampden-Turner C. Riding of Innovation: Harness the Power of Global Culture to Drive Creativity and Growth. - New York, Mcgraw-Hill, 2010. – 272 p.

Страница обновлена: 07.12.2023 в 18:11:50