Влияние пандемии COVID-19 на мировой туризм: трансформационный потенциал и последствия для устойчивого восстановления

Кобяк М.В.1, Ильина Е.Л.1, Латкин А.Н.1, Валединская Е.Н.1, Астафьева О.А.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 2 (Февраль 2022)

Цитировать:
Кобяк М.В., Ильина Е.Л., Латкин А.Н., Валединская Е.Н., Астафьева О.А. Влияние пандемии COVID-19 на мировой туризм: трансформационный потенциал и последствия для устойчивого восстановления // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 2. – С. 679-696. – doi: 10.18334/epp.12.2.114208.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48122563
Цитирований: 4 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
В статье рассматриваются меры, предпринимаемые в различных странах по митигации последствий пандемии COVID-19 при разработке стратегий восстановления индустрии путешествий и туризма. Пандемия COVID-19 привела к глобальным проблемам, экономическому кризису и кризису в области здравоохранения по всему миру, а также оказала избыточное воздействие на глобальные отрасли, включая туризм и путешествия, которые вносят основной вклад в развитие мировой сферы услуг. Индустрия туризма и гостеприимства признана одной из наиболее пострадавших отраслей мирового хозяйства. Авторы исследуют условия и последствия пандемии COVID-19 в разных странах, а также то, как инновации и изменения могут способствовать возрождению глобальной туристической индустрии до «новой нормальности». Исследование определяет, что правительства и туристические предприятия должны пересмотреть и изменить базовые принципы, основные предположения и организационные ситуации, связанные с функционированием индустрии путешествий и туризма, для перестройки и воссоздания туристического сектора в условиях «новой нормальности». В статье обсуждаются прямые последствия пандемии COVID-19 для глобальной индустрии туризма, а также методы для обеспечения восстановления индустрии путешествий и отдыха. Авторы предлагают наблюдать за характеристиками и эффектами COVID-19 в сфере путешествий и туризма, исследовать их и на основе полученных данных сформировать представление о восстановлении операционной деятельности индустрии туризма, а также формулируют предложения, адресованные государственным органам, ученым и туристическим фирмам, по воссозданию индустрии туризма и возвращению ее в устойчивое состояние.

Ключевые слова: индустрия гостеприимства и туризма, адаптация туризма, новая нормальность, доля туризма в ВВП, цифровизация и экологическая устойчивость, постковидное восстановление, туристический спрос

JEL-классификация: Z31, Z32, L83



Введение

Актуальность темы исследования определяется необходимостью мониторинга и анализа влияния пандемии COVID-19 на состояние мирового туризма и определения условий и перспектив его развития в ближайшей и отдаленной перспективе.

Влияние пандемии COVID-19 на мировое хозяйство в целом, а также по отдельным отраслям и регионам исследуется на всем протяжении пандемического процесса [1, 6, 11, 14, 16] (Brovko, Solod, 2020; Drobot, 2020; Kobyak, Latkin, Ilyina, 2021; Kulgachev, Romanova, Klimova, 2021; Yakovchuk, 2019).

Исследователи отмечают, что во многих странах до пандемии туризм представлял собой драйвер реализации социально-экономических и социокультурных функций развития [3, 5, 9, 13] (Gareev, 2020; Dzhandzhugazova, 2021; Kobyak, Ilyina, Latkin, 2021; Kuznetsova, Kosmin, Kuzmenko, Kuznetsov, Kuznetsova, Samokhvalova, 2019). Для того чтобы сохранить свою долю в ВВП и значимое влияние в жизни людей, мировой туризм нуждается в специальных мерах по поддержке и восстановлению [4, 7, 12, 15] (Dzhandzhugazova, 2021; Ilyina, Latkin, 2021; Kostin, Dimitrov, 2019; Plotnikova, Vasileva, 2019).

Согласно результатам многочисленных исследований, до пандемии COVID-19 путешествия и туризм стали одним из важнейших секторов мировой экономики, на долю которого приходилось 10% мирового ВВП и более 320 млн рабочих мест по всему миру [1, 3, 5, 11–13; 16–20] (Brovko, Solod, 2020; Gareev, 2020; Dzhandzhugazova, 2021; Kobyak, Latkin, Ilyina, 2021; Kostin, Dimitrov, 2019; Kuznetsova, Kosmin, Kuzmenko, Kuznetsov, Kuznetsova, Samokhvalova, 2019; Yakovchuk, 2019).

В 1950 году, на заре «реактивной эры», всего 25 млн человек совершили зарубежные поездки. К 2019 году это число достигло 1,5 млрд человек, а сектор путешествий и туризма вырос почти до масштабов too-big-to-fail (слишком большой, чтобы обанкротиться) во многих странах [17, 18].

Глобальная пандемия, первая в своем масштабе в новую эру взаимосвязанности, поставила под угрозу более 100 млн рабочих мест, большая часть из которых приходится на микро-, малые и средние предприятия, на которых занята высокая доля женщин, представляющих 54% работающих в туристическом секторе, по данным Всемирной туристской организации ООН (ЮНВТО) [20].

Страны, экономика которых испытывает большую зависимость от туризма, вероятно, будут ощущать негативные последствия кризиса намного дольше, чем другие страны [1, 6, 9, 11] (Brovko, Solod, 2020; Drobot, 2020; Kobyak, Ilyina, Latkin, 2021; Kobyak, Latkin, Ilyina, 2021). Услуги с высокой степенью контакта, ключевые для сектора туризма и путешествий, непропорционально затронуты пандемией, и антикризисные меры в этой сфере будут применяться до тех пор, пока люди не почувствуют себя в безопасности, чтобы снова путешествовать в массовых масштабах.

Цель проводимого исследования – выявление факторов влияния пандемии COVID-19 на мировой туризм, анализ последствий пандемии COVID-19 в глобальной индустрии гостеприимства и туризма и ситуационных условий формирования потенциала для постковидного восстановления международного туризма.

Научная новизна исследования заключается в осмыслении логики развития пандемии COVID-19, обосновании на этой основе взаимосвязи и взаимозависимости между процессами пандемии, адаптации мирового туризма к «новой нормальности» и постковидного восстановления туристического спроса, а также в формировании авторского подхода к воссозданию индустрии туризма и возвращению ее в устойчивое состояние.

Гипотеза исследования заключается в том, что изменяющаяся во времени логика развития пандемии COVID-19 вызывает соответствующие изменения в ситуационных концепциях и их практическом воплощении в глобальной индустрии гостеприимства и туризма, что приводит к сдвигу временных границ сроков возврата международного туризма к допандемическому уровню.

В процессе исследования авторы использовали следующие методы: общетеоретические (анализ и синтез, сравнение, комплексный подход), социологические (анализ экспертных опросов), конкретно-научные (сбор и анализ первичной и вторичной информации, наблюдение, сравнительный анализ) методы.

От белых песчаных пляжей Карибского моря, Сейшельских островов, Маврикия и Тихого океана до закоулков Бангкока и обширных национальных парков Африки страны пытаются заманить посетителей обратно, избегая при этом новых вспышек инфекции. Решения варьируются от предложений люксового сервиса для сверхобеспеченных туристов, которые могут находиться в карантине на своих яхтах, до приглашения людей остаться на период до года и работать виртуально, наслаждаясь тропическим видом.

Ожидается, что доходы от туризма во всем мире до 2023 года не восстановятся до уровня 2019 года. В первой половине 2020 года количество туристов во всем мире сократилось более чем на 65%, а с апреля 2020 г. исследователи констатировали практически стагнацию туристического спроса – по сравнению с 8% во время мирового финансового кризиса 2008 г. и 17% во время эпидемии атипичной пневмонии в 2003 г., согласно текущим исследованиям МВФ по туризму в постпандемическом мире [31].

В октябрьском (2020 г.) выпуске «Перспектив развития мировой экономики» прогнозировалось, что мировая экономика сократится на 4,4% в 2021 году [32]. Потрясения в странах, зависящих от туризма, были гораздо сильнее. Реальный ВВП африканских стран, зависящих от туризма, сократился на 12%. Среди зависимых от туризма стран Карибского бассейна спад также достиг 12%. Реальный ВВП тихоокеанских островных государств, таких как Фиджи, сократился на ошеломляющие 21% [33].

Экономический удар пандемии COVID-19 не ограничивается наиболее зависимыми от туризма странами. Так, в США на Гавайях к августу 2021 г. перестало существовать каждое шестое рабочее место [21]. Во Флориде, где на туризм приходится до 15% доходов штата, официальные лица заявили, что на восстановление отрасли потребуется до трех лет [22].

Среди стран G20 сектор гостеприимства и путешествий обеспечивает в среднем 10% занятости и 9,5% ВВП, при этом доля индустрии туризма в ВВП достигает 14% и более в Италии, Мексике и Испании. Согласно Руководству МВФ по оценке влияния COVID-19 на туристическую и гостиничную деятельность, шестимесячное нарушение деятельности в сфере путешествий и гостеприимства может напрямую снизить ВВП на 2,5–3,5% во всех странах G20 [28].

Управление дефицитом доходов

Во многих странах, зависящих от туризма, пандемия практически остановила отрасль [4] (Dzhandzhugazova, 2021). Успешно остановив локальную передачу вируса, в июле 2020 г. власти вновь открыли островные страны для иностранных туристов. Тем не менее мониторинг выявил, что количество прибытий в августе того же года сократилось почти на 90% по сравнению с предыдущими годами, что привело к сокращению жизненно важного потока государственных доходов [17].

Так, Барбадос вступил в кризис с хорошими экономическими показателями благодаря программе экономических реформ, поддерживаемой МВФ, которая помогла стабилизировать долг, нарастить резервы и укрепить свое финансовое положение непосредственно перед тем, как разразился кризис. МВФ увеличил свою программу расширенного финансирования примерно на 90 млн долл., или примерно на 2% ВВП, чтобы помочь финансировать формирующийся бюджетный дефицит в результате резкого сокращения доходов от туристической деятельности и увеличения расходов, связанных с COVID-19 [17].

Руководство Барбадоса считает, что чем дольше длится пандемия COVID-19, тем сложнее становится поддерживать устойчивое состояние экономики и отдельных отраслей, в особенности туризма. Лидеры государства опасаются, что достижения в сфере привлечения в страну международных туристов могут оказаться под угрозой, если придется предпринимать дальнейшие меры, ограничивающие путешествия [17].

На другом конце света Сейшельские Острова – страна, которая вступила в кризис с аналогичной сильной позицией, все так же сталкивается с проблемой возвращения к фискальной устойчивости среднего уровня без существенной поддержки. Незадолго до того, как разразился кризис, правительство восстановило международные резервы и укрепило свои финансовые позиции. Тем не менее продолжающаяся пандемия очень сильно ударила по островному государству в Индийском океане, поскольку доходы от туризма упали, а расходы, связанные с COVID-19, увеличились.

Оценивая перспективы восстановления туристического спроса на Сейшелы, специалисты Миссии МВФ на Сейшельских островах пришли к заключению о том, что в настоящее время слишком рано определять, представляет ли кризис постоянное потрясение и как он повлияет на индустрию туризма в будущем. Учитывая большие неопределенности, связанные с восстановлением сектора, для адаптации к новым нормам потребуется инновационная структурная политика [17].

Во всем мире страны, зависящие от туризма, работают над финансированием широкого спектра политических мер, направленных на смягчение последствий резкого падения доходов от туризма для домохозяйств и предприятий. В разных странах были применены такие инструменты, как прямые денежные переводы, гранты, налоговые льготы, поддержка заработной платы и гарантии по кредитам. В отдельных случаях банки также приостанавливали выплаты по кредитам. Некоторые страны сосредоточили усилия на поддержке работников в сфере неформальной занятости, которые, как правило, в значительных количествах трудятся в секторе туризма и очень уязвимы.

Анализ туристической отрасли, проведенный международной консалтинговой компанией McKinsey&Company, говорит о том, что многолетнее восстановление туристического спроса до уровня 2019 года потребует экспериментов с новыми механизмами финансирования [19].

В McKinsey&Company проанализировали пакеты стимулирующих мер в 24 странах на общую сумму 100 млрд долл. в виде прямой помощи индустрии туризма и 300 млрд долл. в виде помощи другим секторам со значительным участием в туризме [19]. Большинство прямых стимулов были в форме грантов, списания долгов и помощи малым и средним предприятиям и авиакомпаниям. McKinsey&Company рекомендует новые способы поддержки отрасли, в том числе механизмы распределения доходов между отелями, которые конкурируют за один и тот же сегмент рынка, например, участок побережья, и поддерживаемые государством фонды акционерного капитала для предприятий, связанных с туризмом.

Вызовы развития

Кризис обозначил и подчеркнул важность туризма как пути развития многих стран для сокращения бедности и улучшения их экономик [11] (Kobyak, Latkin, Ilyina, 2021). Так, в странах Африки к югу от Сахары развитие туризма стало ключевым фактором сокращения разрыва между бедными и богатыми странами, при этом в странах, зависящих от туризма, средний рост реального ВВП на душу населения в период с 1990 по 2019 г. составил 2,4% – значительно быстрее, чем в не зависящих от туризма странах региона [18].

Небольшие страны, зависящие от туризма, во многом «заперты» в своих экономических судьбах. Среди малых островных государств практически нет альтернативных секторов, в которые они могли бы переместить труд и капитал.

Сейшельские Острова, например, выиграли от увеличения экспорта тунца в период пандемии COVID-19, что несколько компенсировало убытки от туризма, но эти дополнительные доходы остаются лишь небольшой частью доходов от туризма. Правительство также осуществляет план по выплате заработной платы уволенным работникам туристического сектора, предлагая им возможности для переподготовки.

Тем временем правительство Барбадоса пытается сохранить расходы на социальные нужды и перераспределить капитальные расходы для создания рабочих мест, по крайней мере временно, в нетуристических секторах, таких как сельское хозяйство и развитие инфраструктуры.

Карибская ассоциация отелей и туризма прогнозирует, что 60% из 30 000 новых гостиничных номеров, которые находились в стадии планирования или строительства по всему Карибскому региону, не будут завершены в результате кризиса [18].

Тем не менее кризис рассматривается как возможность совершенствования и улучшения положения отрасли в среднесрочной и долгосрочной перспективе за счет развития цифровизации и экологической устойчивости [2, 5, 8, 15] (Gareev, 2021; Dzhandzhugazova, 2021; Kabelkayte-Vaytkene, 2020; Plotnikova, Vasileva, 2019). ЮНВТО поощряет поддержку обучения работников с целью развития цифровых навыков для полноценного использования достоинств и ценности больших данных, анализа данных и искусственного интеллекта. Восстановление следует использовать для повышения эффективности использования энергии и воды в отрасли, управления отходами и обеспечения устойчивых источников продовольствия [29].

«В секторе, в котором работает 1 из 10 человек во всем мире, использование инноваций и цифровизации, принятие местных ценностей и создание достойных рабочих мест для всех, особенно для молодежи, женщин и наиболее уязвимых групп нашего общества, может быть в авангарде восстановления туризма», – отмечает Генеральный секретарь ЮНВТО Зураб Пололикашвили [17].

Адаптация к «новой нормальности»

Поскольку во второй половине 2020 года непосредственные последствия карантина и мер по сдерживанию ослабли, различные страны начали искать баланс по урегулированию сферы путешествий и туризма.

Таиланд, Сейшельские острова и другие страны утвердили программы, допускающие туристов из стран «низкого риска» с особыми карантинными требованиями. Фиджи создали «голубые дорожки», которые позволят путешественникам-мореплавателям прибывать на яхтах и проходить карантин в море, прежде чем они сойдут на берег и смогут дать доход этому туристическому архипелагу [17]. Сент-Люсия требует отрицательного результата теста на COVID-19, полученного не более чем за семь дней до прибытия. Австралия создала «туристический пузырь», который отменит карантинные требования для путешественников из Новой Зеландии. Страны Карибского сообщества CARICOM также создали «региональный туристический пузырь», который исключает тестирование и карантин для людей, путешествующих из стран, входящих в сообщество.

В новую эру удаленной работы такие страны и территории, как Барбадос, Эстония, Грузия, Антигуа и Барбуда, Аруба и Каймановы острова и др., предлагают новые долгосрочные разрешения на работу в некоторых локациях на срок до 12 месяцев, чтобы побудить иностранных посетителей «принести с собой» свои виртуальные офисы и тратить деньги на местную экономику, работая в удаленной дестинации.

Япония, количество международных прибытий в которой с 2013 по 2018 г. утроилось, в конце октября 2020 г. начала отменять закрытие границ для путешественников из определенных стран [14] (Kulgachev, Romanova, Klimova, 2021). В рабочем документе МВФ «Бум въездного туризма в Японии: уроки для его возрождения после COVID-19» для того, чтобы приспособиться к восстановлению туризма после пандемии, правительству страны рекомендуется продолжить тенденцию к ослаблению визовых требований, перенаправить посетителей из городских центров в менее населенные регионы страны и дополнить восстановление туризма улучшением трудовых ресурсов и туристической инфраструктуры [26].

Всемирный совет по туризму и путешествиям (WTTC) в отчете о будущем отрасли продекларировал, что пандемия сместила внимание путешественников на внутренние поездки или выезды на природу и отдых на свежем воздухе. В отчете говорится, что путешествия будут в значительной степени «перезапущены менее склонными к риску путешественниками и ранними последователями, от «классических» туристов с рюкзаками до серферов и альпинистов» [30].

Путешествия на отдых в свободное время возглавят возвращение в сектор туризма и путешествий. Деловые поездки, важный источник дохода для отелей и авиакомпаний, могут претерпевать постоянные изменения или могут возвращаться только поэтапно, в зависимости от близости, причины поездки и сектора путешествий [23].

В конечном итоге восстановление туризма в мировом масштабе, вероятно, будет зависеть от того, что будет глубоко личным решением для многих людей, поскольку они взвешивают и сравнивают риск заболеть и необходимость путешествовать [27] (Kozlov, 2021). При этом частный сектор при поддержке отдельных стран, зависящих от туризма, разрабатывает глобальные протоколы для различных секторов туристической индустрии, включая призыв к более быстрому тестированию в аэропортах с целью повышения уверенности в путешествиях [19].

Сегодня специалисты-практики, занятые в сфере гостеприимства и туризма, и официальные лица различных государств считают, что люди не чувствуют себя комфортно в путешествиях. Имеющиеся протоколы по безопасности путешествий с учетом фактора COVID-19 не обеспечивают туристам комфорт и уверенность. После трагедии 11 сентября 2001 г. Администрация транспортной безопасности США (TSA – Transportation Security Administration) и другие агентства безопасности по всему миру проделали огромную работу по разработке протоколов, которые восстановили доверие общественности к путешествиям, но к сожалению, в связи с пандемией (COVID-19) этого не случилось [18].

В январе 2022 г. ЮНВТО провела глобальный опрос среди своей Группы экспертов ЮНВТО по туризму (UNWTO Panel of Tourism Experts) о влиянии COVID-19 на туризм и ожидаемом времени восстановления. Результаты распределились следующим образом:

По основным факторам, которые могут способствовать эффективному восстановлению международного туризма (рис. 1):

Рисунок 1. Результаты опроса Группы экспертов ЮНВТО по туризму по основным факторам, которые могут способствовать эффективному восстановлению международного туризма

Источник: составлено авторами по материалам [25].

По срокам возврата международного туризма к допандемическому уровню 2019 года экспертам задавался вопрос: когда, по вашему мнению, международный туризм вернется к допандемическому уровню 2019 года в вашей стране? Результаты опросов представлены на рисунке 2:

Рисунок 2. Результаты опроса Группы экспертов ЮНВТО по туризму по ожидаемому времени восстановления международного туризма Источник: составлено авторами по материалам [25].

Результаты опроса экспертов ЮНВТО по срокам возврата международного туризма к допандемическому уровню 2019 года по регионам мира распределились следующим образом (рис. 3):

Рисунок 3. Результаты опроса Группы экспертов ЮНВТО по туризму по ожидаемому времени восстановления международного туризма по регионам мира

Источник: составлено авторами по материалам [25].

Проведенные исследования показывают, что с сентября 2021 г. по январь 2022 г. в международном туризме усилилось влияние таких факторов, как быстрое и широкое внедрение вакцинации, масштабное снятие ограничений на поездки, скоординированные действия стран по протоколам поездок, использование цифровых технологий для повышения безопасности мобильности. Менее значимым в январе 2022 г. по сравнению с сентябрем 2021 г. признается наличие четкой информации о протоколах здоровья и требований к въезду в страну, а также доступного тестирования на коронавирус. Что касается временных ожиданий возврата международного туризма к допандемическому уровню 2019 года, то здесь и по странам проживания экспертов ЮНВТО, и по регионам мира прослеживается четкий тренд на перенос сроков возврата на 2024 год и далее. Выявленные тенденции не противоречат логике развития пандемии и адаптации мирового сообщества к новым реалиям.

Заключение

В результате исследования влияния и последствий COVID-19 на сектор путешествий и туризма авторы полагают, что на современном этапе отчетливо выделяются четыре взаимосвязанные тенденции, учет которых в практике деятельности туристической индустрии по всему миру оказывает поддержку сектору сейчас и повысит его устойчивость в будущем [7] (Ilyina, Latkin, 2021).

Эти тенденции таковы:

1. Эволюция спроса: предпочтения и поведение путешественников изменились в сторону знакомого, предсказуемого и надежного. В краткосрочной перспективе будут преобладать внутренние каникулы, экстенсивное планирование, отдых на свежем воздухе, а туристические предприятия и направления уже адаптируются к этому виду спроса.

2. Здоровье и гигиена: Здоровье, безопасность и доверие имеют первостепенное значение в эту новую эру. Личный опыт, страх застрять в другой стране и опасения по поводу дистанцирования будут определять поведение потребителей в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Туристическим предприятиям придется еще более тесно сотрудничать со своими расширенными цепочками создания ценности, чтобы обеспечить готовность к различным ситуациям.

3. Инновации и цифровизация: COVID-19 оказался неожиданным катализатором в стремлении сектора путешествий и туризма к инновациям и интеграции новых технологий. На фоне широкого распространения заказов на дом растет внедрение и потребление цифровых технологий, и потребители теперь ожидают среди прочего бесконтактных технологий в качестве основного условия для безопасного и беспрепятственного путешествия [8] (Kabelkayte-Vaytkene, 2020).

4. Устойчивость: от проблематики обширной безработицы и антирасистских движений до восстановления естественной среды обитания – мир получил новый импульс для решения проблем социальной, экологической и институциональной устойчивости. В частности, повышенная осведомленность общественности о браконьерстве и нелегальных рынках привела к усилению пропаганды защиты дикой природы и развитию новых направлений экологического туризма.

В то время как дорога вперед может показаться неопределенной, авторы ожидают, что проблемы на этом пути могут и будут преобразованы в возможности для развития сектора путешествий и туризма, который будет адаптироваться, упрочиваться и в конечном итоге станет сильнее. Этот объем работы может стать источником вдохновения и оптимистичного целеполагания, а действия, предпринятые сегодня, являются важными конструкционными блоками для формирования долгосрочной устойчивости путешествий и туризма.


Источники:

1. Бровко С.Б., Солод Т.В. Специфика реагирования индустрии туризма на глобальные экономические риски // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1025-1038. – doi: 10.18334/eo.10.4.111142.
2. Гареев Р.Р. «Цифровые» путешествия: как пандемия и новые технологии изменят сферу туризма // Деловое совершенство. – 2021. – № 4. – c. 50.
3. Гареев Р.Р. Анализ влияния пандемии коронавируса на современное состояние и развитие мировой туристской отрасли // Российский экономический интернет-журнал. – 2020. – № 2. – c. 16.
4. Джанджугазова Е.А. Развитие туризма и гостеприимства: временная остановка или новый путь? // Научный результат. Технологии бизнеса и сервиса. – 2021. – № 1. – c. 15-22. – doi: 10.18413/2408-9346-2021-7-4-0-2 .
5. Джанджугазова Е.А. Современный туристский рынок в период перемен // Российские регионы: взгляд в будущее. – 2021. – № 1. – c. 1-15.
6. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
7. Ильина Е.Л., Латкин А.Н. Шок будущего: тренды в сфере туризма и путешествий после COVID-19 // Актуальные проблемы развития туризма: Материалы международной научно-практической конференции. Москва, 2021. – c. 56-60.
8. Кабелкайте-Вайткене Ю.А. Применение инструментов аналитики Big Data для повышения эффективности функционирования гостиничных предприятий // ХХХIII Международные Плехановские чтения: Сборник статей аспирантов и молодых ученых. Москва, 2020. – c. 125-129.
9. Кобяк М.В., Ильина Е.Л., Латкин А.Н. Кризисные последствия пандемии COVID-19 для сферы туризма // Научный вестник МГУСиТ: спорт, туризм, гостеприимство. – 2021. – № 2(68). – c. 76-85.
10. Кобяк М.В., Ильина Е.Л., Латкин А.Н., Чаткина Е. Диджитал-маркетинг: возможности для индустрии гостеприимства // Российский экономический интернет-журнал. – 2021. – № 2.
11. Кобяк М.В., Латкин А.Н., Ильина Е.Л. Масштабный туристический кризис и его последствия: промежуточные итоги влияния пандемии COVID-19 на индустрию туризма // Научный вестник МГУСиТ: спорт, туризм, гостеприимство. – 2021. – № 4(170). – c. 37-47.
12. Костин К.Б., Димитров К.И. Управление конкурентоспособностью предприятий на мировом рынке туристских услуг // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 2179-2190. – doi: 10.18334/eo.9.3.40697.
13. Кузнецова О.П., Косьмин А.Д., Кузьменко А.А., Кузнецов В.В., Кузнецова С.В., Самохвалова О.М. Туризм как драйвер социально-экономического и социокультурного развития страны // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 2165-2178. – doi: 10.18334/eo.9.3.40705 .
14. Кульгачев И.П., Романова М.М., Климова Е.О. Анализ влияния коронавирусной инфекции на туризм в Японии // Научный вестник. – 2021. – № 2(68). – c. 66-76.
15. Плотникова В.С., Васильева А.В. Рекреационная емкость как организационно-экономический инструмент развития экологического туризма на особо охраняемой природной территории // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 2191-2202. – doi: 10.18334/eo.9.3.40950.
16. Яковчук А.А. Оценка эффективности региональной политики в сфере туризма // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 3103-3114. – doi: 10.18334/eo.9.4.41232.
17. 2021 Tourism Forecast From Visit Britain And The Rest Of The World From The IMF. Caithness-business. [Электронный ресурс]. URL: https://caithness-business.co.uk/article/12896 (дата обращения: 26.01.2022).
18. Behsudi A. Wish you were Here. – International Monetary Fund. Finance & Development. - December 2020
19. Constantin M., Saxon S., Yu J. Reimagining the $9 trillion tourism economy – what will it take? – McKinsey & Company, Travel, Logistics & Transport Infrastructure Practice. - August 2020
20. COVID-19 and Tourism Statistics. Unwto.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.unwto.org/covid-19-and-tourism-statistics (дата обращения: 27.01.2022).
21. Devastated by lockdowns, Hawaii’s struggling tourism industry pins its hopes on the first signs of reopening. Washingtonpost.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.washingtonpost.com/road-to-recovery/2020/10/15/hawaii-economy-tourism-travel-coronavirus (дата обращения: 27.01.2022).
22. Florida tourism will take up to three years to recover from COVID-19, state economist predicts. Orlandosentinel.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.orlandosentinel.com/politics/os-ne-legislature-budget-outlook-20200910-bvoevxuvnvcfvatwnbewposao4-story.html (дата обращения: 27.01.2022).
23. For corporate travel, a long recovery ahead. Mckinsey.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/industries/travel-logistics-and-infrastructure/our-insights/for-corporate-travel-a-long-recovery-ahead (дата обращения: 26.01.2022).
24. Extended Fund Facility (EFF). Imf. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/About/Factsheets/Sheets/2016/08/01/20/56/Extended-Fund-Facility (дата обращения: 27.01.2022).
25. Impact Assessment of the COVID-19 Outbreak on International Tourism. Unwto.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.unwto.org/impact-assessment-of-the-covid-19-outbreak-on-international-tourism#:~:text=Export%20revenues%20from%20international%20tourism,from%20US%241%2C300%20in%202020 (дата обращения: 27.01.2022).
26. Japan’s Inbound Tourism Boom: Lessons for its Post-COVID-19 Revival. Imf.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues/2020/08/21/Japans-Inbound-Tourism-Boom-Lessons-for-its-Post-COVID-19-Revival-49618 (дата обращения: 26.01.2022).
27. Kozlov D.A. Tourism Forecasting. / Textbook. - Seattle: Kindle Direct Publishing, 2021. – 115 p.
28. MacDonald M., Piazza R., Sher G. A Simple Guide to Estimating the Impact of COVID-19 on Travel and Hospitality Activity // IMF Research, Special Series on COVID-19. – 2020. – p. 1-10.
29. One Planet Sustainable Tourism Programme – One Planet Vision for a Responsible Recovery of the Tourism Sector. UNWTO, COVID-19 Response. - 2020
30. To Recovery & Beyond: The Future of Travel & Tourism in the Wake of COVID-19. Wttc.org. [Электронный ресурс]. URL: https://wttc.org/Initiatives/To-Recovery-Beyond (дата обращения: 26.01.2022).
31. Tourism in a Post-Pandemic World. Imf.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/News/Articles/2021/02/24/na022521-how-to-save-travel-and-tourism-in-a-post-pandemic-world (дата обращения: 27.01.2022).
32. World Economic Outlook, October 2020: A Long and Difficult Ascent. Imf.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2020/09/30/world-economic-outlook-october-2020 (дата обращения: 26.01.2022).
33. World Economic Situation Prospects. - New York: United Nations, 2022. – 232 p.

Страница обновлена: 23.09.2022 в 10:20:12