Стратегические направления развития кластерно-сетевых структур с целью обеспечения продовольственной безопасности России в условиях восстановления экономики

Рябчикова Н.Н.1
1 Институт аграрных проблем Российской академии наук, Россия, Москва

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность
Том 8, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Рябчикова Н.Н. Стратегические направления развития кластерно-сетевых структур с целью обеспечения продовольственной безопасности России в условиях восстановления экономики // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – Том 8. – № 1. – С. 33-46. – doi: 10.18334/ppib.8.1.111755.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44927566

Аннотация:
В статье представлены особенности определения стратегических направлений развития кластерно-сетевых структур в агропромышленном комплексе с целью обеспечения продовольственной безопасности России и повышения конкурентоспособности АПК. В рамках исследования проанализировано современное состояние агропромышленного комплекса и систематизированы возможные векторы его развития на долгосрочную перспективу. Даны рекомендации по применению стратегического инструментария с целью развития кластерно-сетевых структур с учетом особенностей процесса их формирования в условиях восстановления экономики. В статье использованы методы логического исследования, сравнительного анализа и синтеза на основе принципов стратегического управления.

Ключевые слова: кластерно-сетевое управление, агропромышленные кластеры, агропромышленный комплекс, конкурентоспособность, пандемия, продовольственная безопасность, стратегические направления развития

JEL-классификация: Q18, O38, R58



Введение

В 2020 году экономическое развитие мировой экономики определялось эпидемиологической ситуацией, связанной с распространением новой коронавирусной инфекции. По данным Росстата, под влиянием сложившейся обстановки снижение ВВП России во втором квартале 2020 года составило 8% к аналогичному периоду прошлого года. [1]

Во всем мире сейчас происходят глубочайшие изменения во всех сферах общества. Активно трансформируется общественное сознание и система ценностей. Изменения затронули и важнейшую часть экономики страны – агропродовольственный комплекс (АПК).

К концу 2020 года было опубликовано большое количество научных публикаций, посвященных влиянию COVID-19 на мировую экономику [3, 4, 8, 14] (Drobot, 2020; Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020; Osama AliMaer, Mun, Fatma Dzhikha, 2020; Wagner, 2020). В одной из них отмечено, что «хотя масштабы последствий пандемии непредсказуемы, спровоцированный ею мировой экономический кризис, скорее всего, затянется надолго и, возможно, вызовет серьезные структурные изменения в мировой экономике. Например, традиционная торговля уже уступила место интернет-магазинам, что повлияло на предложение продуктов и овощей» [2] (Drobot, 2020).

Ключевой инициативой среди мероприятий Общенационального плана [2] стала «Продовольствие для России и мира: развитие и повышение конкурентоспособности агропромышленного комплекса». В сложившихся экономических условиях современные задачи обеспечения продовольственной безопасности страны, импортозамещения основных видов продуктов, устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации, несомненно, требуют качественного улучшения сложившейся системы управления.

Современный этап развития экономики характеризуется быстрыми изменениями во внешней среде, нарастанием процессов глобализации, повышением уровня конкуренции, неопределенности и случайности в области принятия управленческих решений. В таких условиях традиционные формы организации замещаются сетевыми формами как наиболее эффективными и адаптивными.

Исследованиям сетевых структур посвящены труды М. Кастельс [5] (Kastels, 2000), в которых отражена идея о том, что в информационную эпоху все процессы, связанные с производством, властью и обычной жизнью людей, базируются на «сетевой» логике. Изучению стратегических направлений развития агропромышленного комплекса, а также пространственному развитию посвящены работы ученых: Л.Н. Крапчиной, А.А. Князькиной, Л.А. Мизюркиной, О.Н. Сафроновой, О.И. Федоровой, Т.Н. Сыроваткиной, А.Г. Фонотова, А.А. Шутькова [6, 7, 10, 11, 12] (Krapchina, Knyazkina, 2019; Mizyurkina, Safronova, 2015; Fedorova, Syrovatkina, 2019; Fonotov, Bergal, 2020; Shutkov, 2019).

Актуальность исследования аспектов управления развитием кластерно-сетевых структур в современном агропродовольственном комплексе в условиях восстановления экономики обоснована необходимостью выработки стратегических направлений по совершенствованию существующих и разработке новых институциональных мер, необходимых в рамках реализации государственной политики достижения продовольственной безопасности и импортозамещения в Российской Федерации.

Основная часть

Неотъемлемой частью национальной безопасности является продовольственная безопасность. «Любое государство, ответственное за здоровье нации, должно гарантировать потребление населением качественных продуктов питания…» [7] (Mizyurkina, Safronova, 2015). Таким образом, проблема развития агропромышленного комплекса приобретает межотраслевой характер, включая технико-технологические, экономические, экологические и социальные аспекты [9] (Ushachev, Paptsov, Dolgushkin, Serkov, Maslova, Chekalin, 2017).

Приоритетом аграрной политики России сейчас является импортозамещение, но его значение будет ослабевать по мере повышения доли отечественного продовольствия во внутренних ресурсах рынка. Поэтому необходима разработка стратегии долгосрочного социально-экономического развития экономики АПК [3].

В настоящее время в аграрном секторе уже реализуется ряд документов

стратегического планирования (рис. 1).

Рисунок 1. Документы стратегического планирования развития АПК РФ на 2020–2030 гг.

Источник: составлено автором.

При постановке стратегических целей необходимо учитывать складывающиеся тенденции в социально-экономическом развитии страны. Агропромышленный комплекс с каждым годом все более укрепляет свои позиции во внешнеэкономической сфере. До 2020 года агропромышленный комплекс России демонстрирует стабильный рост.

В ходе исследования проанализирован индекс цен в 2019–2020 годах на продовольственные товары. Совокупный рост цен на продукты питания, по данным статистического сборника, в представленной выборке незначителен (рис. 2).

Рисунок 2. Индексы потребительских цен на отдельные группы и виды продовольственных товаров в 2019–2020 гг. [4] (%)

Источник: составлено по данным статистического сборника [5].

Основной рост индекса цен произошел на продукты с большой ценностью для поддержания жизнедеятельности людей: яйцо куриное (9,5%), сахарный песок (24,1%), масло подсолнечное (5%). В январе 2021 года индекс продовольственных цен вырос на 4,3% и достиг рекордного показателя с июля 2014 года [6].

Поскольку вопросы обеспечения продовольственной безопасности страны и повышения конкурентоспособности АПК находятся в числе значимых приоритетов государственной политики России, это выражается в достижении определенных позитивных результатов в данной сфере. В сельском хозяйстве активнее стали внедряться инновационные технологии, больше стало реализовываться крупных инвестиционных проектов. Согласно данным объема инвестиций в основной капитал (табл. 1), с 2015 года в АПК наблюдается неуклонный рост.

Таблица 1

Инвестиции в основной капитал по виду экономической деятельности «Сельское и лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство» (млрд руб.)


2015
2016
2017
2018
2019
Инвестиции в основной капитал
13897,2
14748,9
16027,3
17782,0
19318,8
В процентах к итогу
100
100
100
100
100
Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство
518,8
623,4
705,5
781,5
838,8
В процентах к итогу
3,7
4,2
4,4
4,4
4,3
Источник: составлено по данным Росстат [7].

Важнейшей стратегической задачей должно стать наращивание достигнутых темпов развития агропромышленного комплекса.

Для достижения целей долгосрочного развития АПК основными стратегическими направлениями развития аграрной экономики должны стать указанные на схеме (рис. 3).

Рисунок 3. Стратегические векторы развития аграрной экономики России

Источник: составлено по источнику [9].

Одной из стратегических задач повышения конкурентоспособности экономики АПК России (рис. 4) является развитие форм пространственной организации производительных сил – кластеров.

В России кластеры формируются и функционируют в важных отраслях экономики регионов страны с учетом их территориальной специфики и традиций. Стратегические направления развития агропромышленных кластеров определяются на основе анализа данных социально-экономического положения регионального АПК, позволяющих оценить наличие соответствующих предпосылок и ресурсов конкретной территории для дальнейшего их развития.

Рисунок 4. Стратегические задачи повышения конкурентоспособности экономики АПК

Источник: составлено по источнику [9].

Необходимо учитывать, что базовое звено АПК – сельское хозяйство взаимодействует более чем с 50 отраслями экономики страны. Также при разработке стратегических направлений развития агропромышленных кластеров следует исходить из четкой взаимосвязи макроэкономической политики с результатами функционирования агропромышленного комплекса.

Развитие агропромышленных кластеров предусмотрено в государственных программах, стратегиях социально-экономического развития, иных документах стратегического планирования во многих зарубежных странах и в России.

Разработка и реализация кластерной политики входит в число стратегических задач восьми федеральных округов нашей страны. По мнению авторов А.Г. Фотонова, О.Е. Бергаль, «под кластерной политикой понимается комплекс государственных мер и программных мероприятий, направленных на развитие кластеров, центров кластерного развития, специализированных организаций кластеров, кластерной инфраструктуры, в целях обеспечения роста инновационной экономики» [11] (Fonotov, Bergal, 2020).

Для каждого конкретного кластера необходим качественно разработанный базовый документ. Как правило, это Стратегия развития кластера, определяющая направления развития предприятий – участников кластера на территории конкретного региона. В Стратегии отражаются: цели, задачи, особенности взаимодействия конкретного кластера. Для примера рассмотрим эти элементы в Стратегии развития агропромышленного кластера на территории Брянской области на 2019–2022 годы (рис. 5).

Данная Стратегия определяет приоритетные направления, в рамках которых будут разрабатываться, реализовываться программы и проекты, определяющие условия функционирования агропромышленного кластера и его устойчивое развитие в конкурентной рыночной среде.

Рисунок 5. Цели, задачи и стратегические направления агропромышленного кластера Брянской области

Источник: составлено автором по документу [8].

После постановки цели и задач кластера в Стратегии обозначены два стратегических направления, по которым необходимы изменения.

Отметим, что достижение долгосрочных целей неразрывно связано с необходимостью нового уклада аграрной экономики, основанной на повышении роли и качества человеческого потенциала. Поэтому одним из важнейших стратегических направлений развития агропромышленных кластеров является научно-техническая политика и подготовка кадров. По мнению В.П. Щетинина, «как показывает мировой опыт, страны, применившие научно обоснованные и последовательно-протекционистские подходы в аграрной политике, смогли добиться всестороннего прогресса в развитии сельского хозяйства и всего агропромышленного комплекса, а с учетом роли отрасли как локомотива национальной экономики – общего социально-экономического благополучия» [13] (Shchetinin, 2018). Еще одной целью на долгосрочную перспективу должно стать преодоление разрыва между уровнем жизни городского и сельского населения, обеспечить достойную и комфортную жизнь на селе.

Ожидаемыми результатами реализации Стратегии кластера могут быть: рост налоговых поступлений, снижение уровня безработицы, увеличение роста количества рабочих мест, новые возможности для самореализации молодых специалистов, развитие социальной инфраструктуры, рост объема сельскохозяйственной продукции в валовом региональном продукте, повышение технологического и технического уровня предприятий, прирост инвестиций в агропромышленное производство.

Не исключены и риски, связанные с реализацией Стратегий кластеров: макроэкономические, инфляционные, внешнеторговые, природные, сбытовые. В данном случае мерами управления рисками могут выступать: детальное планирование хода реализации Стратегии, оперативный мониторинг выполнения плана мероприятий, своевременная его актуализация, отслеживание и прогнозирование текущих тенденций в сфере реализации плана мероприятий, работа с потенциальными инвесторами из числа крупных компаний.

В настоящее время последствия сетевого устройства экономики испытывают на себе как индивиды, так и предприятия, рынки, государства в целом. Сетевая форма организации и координации социально-экономических процессов создает новую сегментацию экономики, не исключает традиционные для рыночной среды деловые отношения и повседневные практики, а дополняет их [10] (Fedorova, Syrovatkina, 2019). Благодаря новейшим информационным технологиям в современном мире открылись безграничные возможности для активного взаимодействия участников кластеров.

В кризис 2020 года многие кластеры вышли за пределы своих территорий и привычных практик. В связи с этим возникла потребность в доработке инструментов господдержки кластеров, в том числе и агропромышленных [9]. Важно, что в условиях пандемии для многих кластеров усилилась связь с университетами, произошло укрепление роли образовательной составляющей в развитии кластерно-сетевых структур.

Анализ показал, что в силу отсутствия комплексности в продовольственной политике по решению задач развития агропромышленного производства, несмотря на некоторый рост производства сельскохозяйственной продукции за последние годы, продовольственное обеспечение населения осуществляется более чем на треть за счет импорта продуктов питания более чем из 20 стран мира [12] (Shutkov, 2019). Серьезный риск для роста производства основных видов сельскохозяйственной продукции в России представляет слишком высокая зависимость отечественного агропромышленного комплекса от зарубежных комплектующих и технологий. Высока доля импортных тракторов, машин, оборудования. Современное российское животноводство отличается большими потерями племенного и селекционного хозяйства по сравнению с советским периодом. Производители, молодняк и цыплята закупаются предприятиями и, следовательно, довольно импортозависимы [1] (Vartanova, Drobot, 2019). С появлением COVID-19 образовался дисбаланс в мировой экономике из-за нарушения цепочки поставок в результате приостановки производственных процессов в Китае.

Отечественное сельскохозяйственное производство по-прежнему в большей степени остается зависимым от импорта племенного и посадочного материалов, семян, витаминов, кормов, необходимых пищевых ингредиентов и добавок.

На основе проведенного анализа можно сделать закономерный вывод, что необходимо продолжать развивать новую модель пространственного развития российской экономики за счет формирования агропромышленных кластеров, реализующих конкурентный потенциал территорий и обеспечивающих продовольственную безопасность страны. Уровень и качество питания населения характеризуют степень ее социально-экономического развития, поскольку «…производство продуктов питания является самым первым условием жизни непосредственных производителей и всякого производства вообще…» [7] (Mizyurkina, Safronova, 2015).

Направленность поддерживающей государственной политики в отношении только крупных агропромышленных компаний повышает риски для продовольственного снабжения населения страны. Для эффективного формирования и функционирования кластерно-сетевых структур необходимы институциональные преобразования в области обеспечения условий рационального соотношения между крупными, средними и малыми формами хозяйствования. Необходима качественная работа по совершенствованию государственного управления развитием агропромышленных кластеров на всех иерархических уровнях.

Необходимость формирования агропромышленных кластерно-сетевых структур определяется необходимостью устойчивого развития агропромышленного производства с целью решения проблемы продовольственной безопасности отдельных территорий и стран.

Заключение

В рамках статьи раскрыт вопрос о влиянии экономической ситуации в мире, вызванной последствиями кризиса 2020 года, на подходы к управлению агропромышленным комплексом. Отмечено, что на фоне кризиса понимание роли сельского хозяйства для обеспечения безопасности и суверенитета страны открыли перед АПК России безграничные возможности. Исследованы стратегические направления развития агропромышленного комплекса. Проведенное исследование позволило сделать вывод о том, что в условиях восстановления экономики агропромышленному комплексу России необходима новая парадигма управления, основанная на развитии кластерно-сетевых структур с целью обеспечения продовольственной безопасности и независимости как одного из важных направлений в стратегии национальной безопасности России.

[1] ТААС. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/9414005 (дата обращения 15.01.2021).

[2]Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике (одобрен на заседании Правительства РФ 23 сентября 2020 г. (протокол N 36, раздел VII) № П13-60855 от 2 октября 2020 г.). [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/74678576/ (дата обращения 31.01.2021).

[3] В соответствии с Федеральным законом «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

[4] Показатели 2 квартала, на конец периода, в процентах к декабрю предыдущего года

[5] «Статистическое обозрение». – 2020. – №2 (105). – 132 с. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/hDh382iS/Stob%202020-2(105)_rus.pdf. (дата обращения: 08.02.2021).

[6] Антирекорды начала года: как подорожали продукты. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gazeta.ru/business/2021/02/05/13468328.shtml. (дата обращения 11.02.2021).

[7] Россия в цифрах. 2020: Крат. стат.сб./ Росстат-M., 2020–550с. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/GOyirKPV/Rus_2020.pdf (дата обращения 23.01.2021).

[8] Стратегия развития агропромышленного кластера на территории Брянской области на 2019-2022 годы . [Электронный ресурс]. URL:https://xn-32-9kcqjffxnf3b.xn-p1ai/upload/iblock/a89/a891e7f6666eec8b04c8d07fe871a39a.pdf (дата обращения 09.02.2021).

[9] Территориальные кластеры // Дайджест новостей. - №7. - 2020 г. - ВШЭ. - С. 4-6. [Электронный ресурс]. URL:https://cluster.hse.ru/mirror/pubs/share/384259476. (дата обращения 30.01.2021).


Источники:

1. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Исследование воздействия внутренних и внешних угроз на продовольственную безопасность России // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 2. – c. 67-84. – doi: 10.18334/ppib.6.2.41385.
2. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
3. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – № 7. – c. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715.
4. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. - М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 609 c.
6. Крапчина Л.Н., Князькина А.А. Сельские территории в системе обеспечения продовольственной безопасности России // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 3. – c. 181-188. – doi: 10.18334/ppib.6.3.41457.
7. Мизюркина Л.А., Сафронова О.Н. Проблемы и особенности обеспечения национальной продовольственной безопасности // Продовольственная политика и безопасность. – 2015. – № 3. – c. 127-142. – doi: 10.18334/ppib.2.3.622.
8. Осама Али Маер, Мун Д.В., Фатма Джиха Ответные меры на пандемию COVID-19: экономика и здравоохранение экономически развитых и развивающихся стран // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 981-998. – doi: 10.18334/eo.10.4.111083.
9. Ушачев И.Г., Папцов А.Г., Долгушкин Н.К., Серков А.Ф., Маслова В.В., Чекалин В.С. Стратегические направления развития сельского хозяйства России в условиях углубления интеграции в ЕАЭС. / Брошюра. - М.: РАН, 2017. – 48 c.
10. Федорова О.И., Сыроваткина Т.Н. Сеть как форма взаимодействия субъектов экономики // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1353-1362. – doi: 10.18334/eo.9.2.40737.
11. Фонотов А.Г., Бергаль О.Е. Территориальные кластеры в системе пространственного развития: зарубежный опыт // Пространственная экономика. – 2020. – № 4. – c. 113-135. – doi: 10.14530/se.2020.4.113-135.
12. Шутьков А.А. Продовольственная политика: новые подходы ее формирования в условиях роста конкурентной борьбы на мировых рынках // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 2. – c. 51-66. – doi: 10.18334/ppib.6.3.41391.
13. Щетинин В.П. Стратегические направления развития агропромышленного комплекса Российской Федерации // Аналитический Вестник. – 2018. – № 10(699). – c. 6-9.
14. Wagner A.F. What the stock market tells us about the post-COVID-19 world // Nature Human Behaviour. – 2020. – № 4(5). – p. 440. – doi: 10.1038/s41562-020-0869-y.

Страница обновлена: 24.08.2021 в 08:16:19