Инновационное предпринимательство и стратегия развития инновационных компаний

Удальцова Н.Л.1
1 Финансовый Университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 12, Номер 1 (Январь-март 2022)

Цитировать:
Удальцова Н.Л. Инновационное предпринимательство и стратегия развития инновационных компаний // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 1. – С. 259-276. – doi: 10.18334/vinec.12.1.114176.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48333789

Аннотация:
В статье рассматривается инновационное и технологическое предпринимательство в России – тенденции его развития, проблемы и перспективы. Приводится краткое описание основных направлений инновационных проектов, реализуемых в России. Рассматривается развитие предпринимательства по отраслям и регионам. Исследуются проблемы и барьеры российских инновационных предпринимателей, доступ к финансовым ресурса. Обобщаются меры поддержки инновационного предпринимательства со стороны государства. Автором исследованы тенденции развития инновационного предпринимательства в России, проанализированы общие и региональные аспекты развития инноваций. Также автором выделены перспективы развития инновационного предпринимательства на основе определенных технологий. Статья представляет интерес для исследователей вопросов развития предпринимательства в России на основе инноваций, а также для представителей органов власти, задействованных в разработке стратегических программ развития бизнеса.

Ключевые слова: инновации, инновационное предпринимательство, инфраструктура, институциональные барьеры, индекс инновационного развития

JEL-классификация: O31, O32, O33, L26



Введение

Мировой и отечественный опыт осуществления эффективного хозяйствования доказывает, что именно развитие инновационного предпринимательства является надежной основой экономического роста как отдельного предприятия, так и государства в целом. Но, к сожалению, проявления кризисных явлений привели к возникновению значительных проблем развития традиционного предпринимательства и снижению эффективности его деятельности. Поэтому и возникла объективная потребность поиска новых путей хозяйствования, что позволит повысить эффективность осуществления предпринимательства в целом. При этом именно инновационное предпринимательство как фактор современного экономического развития должно стать первоочередным элементом в развитии нового общества.

На сегодняшний день рост национальной экономики в значительной мере определяется уровнем инновационного развития субъектов рыночных отношений, основывающийся на их усилиях использование динамических возможности и новейшие технологии в своей хозяйственной деятельности, творческие подходить к определению способов удовлетворения нужд потребителей, совершенствовать и обновлять продукцию, усиливая рыночную позицию и обеспечивая эффективность функционирования бизнеса. То есть особенность деятельности современных предприятий заключается в том, что инновации превратились в эндогенный фактор эффективности их развития. Соответствующие тенденции, актуализируют потребность в разработке теоретико-методических подходов и прикладных основ обеспечения развития современных предприятий на основе инноваций с учетом особенностей функционирования динамической внешней среды.

Литературный обзор. Отечественными исследователями рассматриваются вопросы развития инновационного предпринимательства. Так, например, Д.В. Кадацкая и Ю.С. Лаврова [4, с.985-992] рассматривают тенденции развития инновационного технологического предпринимательства в условиях цифровой экономики. Исследователи считают, что инновационная высокотехнологичная идея является основой развития бизнеса в современных условиях. Схожие идеи можно увидеть в работе В.П. Невмывако [8, с.1063-1076]. Исследовательница считает, что новые цифровые проекты в деятельности предпринимательства способны обеспечить бизнесу условия для безопасности и развития.

О.Е. Устинова [13, с.993-1006] считает, что предпринимательство на уровне персонала является ресурсом развития компании. При этом, по мнению О.Н. Мельникова и А.П. Яремчука [7, с.109], необходимо обеспечить особые условия внутри компании для развития инноваций. Поддержка должна быть обеспечена и со стороны органов местного самоуправления и региональной власти – так, по мнению А.Ю. Климентьевой [5, с. 213-222], можно обеспечить развитие инновационного предпринимательства.

В то же время необходимо отметить, что практически нет исследовательских работ, содержащих описание опыта инновационных компаний, а также описывающих возможности использования инновационных стратегий для развития деятельности современного предпринимательства. Это обусловило необходимость исследования в данном направлении.

Цель исследования состоит в системном анализе российской и зарубежной практики инновационного предпринимательства.

Научная новизна заключается в выявлении закономерностей и тенденций развития российского инновационного предпринимательства на текущем этапе, систематизации и структуризации ключевых проблем, препятствующих эффективной реализации стратегии инновационного развития России.

Основная часть

Инновационное и технологическое предпринимательство является двигателем развития любой экономики. Динамика развития инновационного предпринимательства в России может быть оценена с помощью статистических показателей развития инноваций – табл.1:

Таблица 1 – Динамика основных показателей инновационной деятельности в РФ в 2010-2020 гг. [11]

Год
Объем выпуска инновационной продукции,
млн руб.
Затраты на инновационные разработки, млн руб.
В том числе
НИОКР
Приобретение основных фондов
Конструирование и проектирование
2010
987 844,1
307 186,9
43 231,0
181 036,8
22 051,5
2015
1 045 830,5
400 803,8
83 318,6
216 611,8
27 500,7
2018
1 154 876,3
453 876,9
93 564,9
320 003,9
23 400,1
2019
1 234 578,2
498 765,0
98 675,9
312 458,8
25 675,3
2020
1 398 765,9
654 876,9
102 453,0
340 675,1
27 543,8
2021
1 432 652,00
812 603,60
119 621,50
368 710,60
31 260,50
Так, происходит рост выпуска инновационной продукции, наблюдается рост этого выпуска. Растут все составляющие затрат на выпуск инновационной продукции, особенно – затраты на приобретение основных фондов.

Таким образом, Россия имеет недостаточно высокие оценки наукоемкости и наукоотдачи по сравнению с другими развитыми странами мира, но в последние годы ситуация в высокотехнологичных отраслях улучшается, о чем свидетельствуют соответствующие показатели. Это говорит о том, что научно-образовательные структуры недостаточно активно реализуют возможности взаимодействия с инновационным предпринимательством. А это было бы выгодно как для институтов, так и для предпринимателей-инноваторов.

Институты остаются самыми слабыми сторонами российской инновационной системы – законодательной платформой, политической стабильностью, регулятором эффективности, верховенством закона и инфраструктурой, включая соблюдение экологических стандартов.

Несмотря на достаточно широкую поддержку инновационной деятельности и инновационных предприятий, всё же имеется целый ряд проблем развития инновационной деятельности в России. Если говорить о проблемах инновационного развития страны в целом, то необходимо отметить, что в рейтинге Глобального инновационного индекса Россия за последние пять лет так и не смогла улучшить свои позиции и по-прежнему остается в конце первой полусотни стран. За 2020 год позиция России даже снизилась на 1 место, по 2021 году данные пока не известны [11]. Структура технологических инноваций существенно не изменилась по сравнению с предыдущим годом, однако по ряду параметров она, скорее всего, ухудшилась.

Таким образом, Россия сохранила свое 46-е место (из 129 стран) в Глобальном инновационном индексе, но баланс «ресурсы-результаты» сместился в пользу ресурсов. То есть, с увеличением объема ресурсов, вкладываемых в развитие инноваций, выпуск продукции в виде конкретных результатов уменьшается [14].

Эксперты объясняют это недостаточной эффективностью использования ресурсов для развития инноваций – как финансовых, так и кадровых, а также недостаточно благоприятным деловым климатом и институциональным регулированием. Большой урон нанесла и пандемия коронавируса. Так, уровень инновационной активности упал с 15,1 до 7,9% в 2021 году [11]. При этом, согласно статистике, происходит ухудшение и других показателей инновационного развития. Так, отрицательные тенденции наблюдаются в доле инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг – рис.1:

Рисунок 1 – Динамика удельного веса инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг в 2010 – 2021 гг., % (Составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики / Раздел «Инновации». – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/14477) [11]

Так, с 2013 года происходит ежегодное снижение показателя доли инновационной продукции. На 2019 год снижение показателя по сравнению с пиковым значением составило 3,9% или 1,7 раза. Это очень значительное снижение, которое свидетельствует, что рост производства инновационной продукции значительно отстает от общего производства товаров и услуг в нашей стране. Хотя точных данных на 2021 год нет, но в связи с пандемией коронавируса в 2020 и 2021 годах происходит замедленный рост удельного веса инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг.

Происходит постоянное увеличение затрат на инновационную деятельность – рис. 2:

Рисунок 2 – Динамика значения и доли затрат на инновационную продукцию в 2010 – 2021 гг. (Составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики / Раздел «Инновации». – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/14477) [11]

При значительном росте на инновационную деятельность в целом (в 5,1 раза за последние 12 лет) с 2014 года происходит снижение удельного веса затрат на технологические инновации (снижение составило 1,358 раза по сравнению с пиковым значением 2013-2014 гг.). Это говорит о том, что инновационная продукция, скорее всего, производится по старым технологиям с использованием старого оборудования, что снижает возможности дальнейшего развития производимых на данный момент инноваций. Хотя с 2019 года наблюдается незначительное увеличение удельного веса затрат на технологические инновации (с 2,1 до 2,3%), всё же в 2021 году не достигнуты значения 2013-2014 гг. В будущем при дальнейшей снижении удельного веса затрат на технологические инновации возможен кризис инновационного производства, когда инновационная идея есть, а возможностей для её реализации нет.

На уровне государства предпринимаются активные попытки решить существующие проблемы инновационного предпринимательства. Это реализуется путем создания механизмов регулирования инновационной деятельности и формирования инновационных институтов. Так, цели инновационного развития обобщаются в Указе Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [5, с.213-222]. Отдельные аспекты инновационного развития рассмотрены в Стратегии научно-технологического развития РФ от 2016 года, Федеральном законе «О науке и государственной научно-технической политики Российской Федерации». Данные нормативные акты определяют институциональную среду инновационного развития.

Необходимо отметить затраты государственного бюджета на формирование и поддержку условий для инновационного предпринимательства. Так, 2019 год ознаменовался недостаточно активным использованием бюджетных средств на НИОКР, что привело к переносу неизрасходованных средств на 2020 год в бюджетные планы на ближайшие три года – 2020-2022 гг. Статистически это дало самый значительный прирост за 2020 год по сравнению с 2019 годом (почти на 24%), а в ближайшие два года темпы роста составят около 3-4% в год (см. табл.2).

Таблица 2 – Динамика бюджетных ассигнований на гражданские НИОКР (Составлено на основе: Приложения 8 к Пояснительной записке к проекту Федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов», собственные расчеты) [8, с.1063-1076])

Показатель
2020
2021
2022
Расходы федерального бюджета на гражданские НИОКР, всего млрд руб.
505.61
518.87
540.65
Прирост к предыдущему году, %
+23.9
+2.6
+4.2
Увеличение по сравнению с законопроектом на 2018-2020 годы, каждый год, в процентах
+14.4
+14.6
-
Основной программой, предусматривающей выделение средств на инновационное предпринимательство, а также на другие научные нужды, является государственная программа «Научно-техническое развитие Российской Федерации», утвержденная в марте 2019 года, со следующими расходами: 740,7 млрд руб. в 2020 году, 795,9 млрд руб. в 2021 году и 870,7 млрд руб. в 2022 году. Консолидация бюджета, направленного на гражданские исследования и разработки, начнется в 2020 году в рамках этой программы, включая бюджет, выделенный до сих пор по ряду госпрограмм [5, с.213-222].

Ежегодно будет увеличиваться поддержка фундаментальных исследований, финансируемых по программе фундаментальных исследований, а также двумя Российским исследовательским фондом (РФФИ) и Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) (см. рис.3) [4, с.987]. Более того, бюджеты фондов к 2022 году практически сравняются из-за значительной рекапитализации Российского научного фонда, поскольку он не смог привлечь внебюджетные средства практически на паритетных началах, как ожидалось ранее. РФФИ и РФФИ в совокупности выделят около трети бюджетных ассигнований на фундаментальные исследования, что в целом является позитивной тенденцией

Рисунок 3 – Средства специализированных фондов, направляемых на развитие инновационного предпринимательства [17]

Очевидно, что Фонды могли бы выделять более значительные ресурсы. Таким образом, если рассматривать это в контексте, то МГУ имени М. В. Ломоносова получит на НИОКР в 5-6 раз меньше, чем «Курчатовский институт», для которого поддержка составляет 24,9 млрд руб. к 2022 году, превысят весь бюджет РФФИ.

Значительный рост ассигнований в 2020 году и последующее сокращение бюджетного финансирования на 4-7 процентов в год ожидается в области прикладных научных исследований, связанных с основной статьей гражданских расходов (прикладные научные исследования в народном хозяйстве). Таким образом, остается надежда на активизацию внебюджетного финансирования прикладных исследований [5, с.213-222].

Государственные фонды продолжали вытеснять частные. Если государственные венчурные инвестиции выросли на 60 процентов по сравнению с предыдущим годом, то частные – почти вдвое (при их изначально существенно меньшем размере). Среди государственных инвесторов наиболее активными оказались Российский фонд прямых инвестиций (РФИ) и Российская венчурная компания (РВК). Наиболее драматичным было падение иностранных инвестиций в венчурные проекты-в 7 раз за год (с 12,6 млрд руб. в 2018 году до 1,8 млрд руб. в 2019 году) [17].

Неудивительно, что предприятия, особенно крупные, продолжали ориентироваться на бюджетные инновации, то есть развитие технологических инноваций за счет государственных средств. Целевые субсидии в рамках государственных и федеральных целевых программ пользуются наибольшей популярностью среди компаний всех размеров. Вторые по значимости меры связаны с нефинансовой поддержкой, такой как информационная и государственная консультативная поддержка [5, с.213-222].

Имеет место интерес к инструментам поддержки с целью развития сектора малого инновационного предпринимательства. Наконец, третья приоритетная мера – это опять же государственное финансирование, распределяемое только через государственные институты развития. Примечательно, что среди крупных компаний наибольшую долю составили те, которые использовали инструменты господдержки: 72% против 45% (средние компании) и 42% (малый бизнес) [17]. Еще одно исследование «Startup barometer 2019» частично объясняет этот результат, так как, по аргументам предпринимателей, они не получают никакой ощутимой выгоды.

Более того, растет число инструментов, предлагаемых государственными институтами развития. Так, были анонсированы новые инициативы, направленные на предприятия, участвующие в реализации Национальной технологической инициативы. Для этих целей предлагаются различные «пакеты поддержки» в зависимости от типа и направленности предприятий. Среди них есть программа, ориентированная на поддержку, которая будет оказываться компаниям с высоким экспортным потенциалом. Его участники получат гранты и субсидированную процентную ставку по кредитам, а также нефинансовую помощь. Другая программа ориентирована на крупные предприятия, создающие спин-офф, и они будут стимулироваться субсидируемой процентной ставкой по кредитам. В первую очередь это касается тех предпринимателей, который производят продукцию на экспорт, но и способны завоевать значительные доли на мировых рынках [4, с.990].

Таким образом, поддержка со стороны государства есть – это, прежде всего, нормативно-правовая и институциональная среда, которая формируется в стране. Но предприниматели нуждаются в больших мерах поддержки, так как их проблемы связаны с недостатком финансовых ресурсов и отсутствием взаимодействия с научными структурами [8, с.1068].

Поддержка инновационного развития в регионах реализуется на основе программы «Территория инноваций» [9]. Программа уже дает результаты, о чем свидетельствует рост её целевых индикаторов – рис. 4:

Рисунок 4 – Динамика основных индикаторов программы «Территория инноваций» [на основе ист.9]

Как можно видеть по данным рис.4, растет число субъектов РФ, которые осуществляют активные инвестиции в развитие инновационной деятельности в регионе. Также увеличивается число субъектов РФ, которые смогли за последние 10 лет удвоить экспорт высокотехнологичной продукции.

Нельзя не отметить программу создания научно-образовательных центров. Так, в течение трех лет (2019-2021 годы) запущено 15 научно-образовательных центров (НОЦ), а первые 5 НОЦ были утверждены в 2019 году без конкурса. Они были созданы в тех регионах, где потенциал губернаторов и их интерес к НОЦ были самыми высокими. Наиболее развитыми концепциями являются НОЦ «Кузбасс» (Кемеровская область) и Западно-Сибирский НОЦ (объединяющий три региона: Тюменскую область, Ханты-Мансийский автономный округ и Ямало-Ненецкий автономный округ) [2, с.23-27].

В Кемеровской области было в определенной степени легче выделить специализацию и, следовательно, детально проработать задачи и ожидаемые результаты. Это привело к успеху проекта. Стимул и усилия, затраченные Западно-Сибирским Российским экспортным центром (РЭЦ) на сложную координацию интересов трех регионов, сделали этот РЭЦ особенным, а его деятельность-прозрачной и широко освещенной в средствах массовой информации и социальных сетях. Еще три РЭЦ создаются в Белгородской, Нижегородской областях и Пермском крае.

Исходные концепции первых пяти РЭЦ показывают, что каждый регион четко выделяет свою «умную специализацию», а именно сферы, где научные учреждения и предприятия могут работать вместе, и их развитие важно для социально-экономического процветания региона [1].

Следует отметить, что выстраивание связей между научным и деловым сообществом является проблемой для всех стран, и она изучается не только исследователями, но и такими организациями, как организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

В частности, ОЭСР, изучив опыт 35 стран-членов ОЭСР, определила 21 инструмент ускорения передачи знаний от науки к промышленности. Были выявлены следующие ключевые тенденции [10, с.124-127]:

1) организация посреднических организаций, в том числе региональных центров трансфера технологий;

2) совместное производство знаний на основе межсекторальной мобильности в том числе, а также вовлечение институтов гражданского общества;

3) цифровая трансформация, включающая создание онлайн-сообщества экспертов с использованием таких форм сбора идей и предложений, как краудсорсинг, а также размещение данных на открытых платформах.

До сих пор изучение взаимодействия науки и промышленности осуществляется РЭЦ на самом общем уровне, хотя некоторые РЭЦ планируют развивать цифровые подходы. Например, Белгородский РЭЦ намерен создать научно-производственные площадки для взаимодействия субъектов инновационной системы.

В целом необходимо отметить, что в большинстве субъектов РФ реализуются региональные программы инновационного развития и поддержки инновационного предпринимательства. О некотором территориальном дисбалансе распределения инновационного производства на территории России говорят статистические данные – рис. 5:

Рисунок 5 – Уровень инновационной активности организаций по субъектам РФ, % (на 2020 год) (Составлено автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики / Раздел «Инновации». – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/14477) [11]

Так, наиболее высокая инновационная активность наблюдается по Центральному и Приволжскому федеральным округам (ФО), при этом весьма низкий уровень инновационной активности организаций наблюдается в Кавказском и Дальневосточном федеральных округах, что подтверждает вывод о территориальном дисбалансе распределения инновационных производств на территории страны.

Это подтверждается и индексом инновационного развития регионов, который – табл. 4:

Таблица 4 – Значения регионального инновационного индекса для некоторых регионов РФ, 2019-2020 гг. [3]

Регион
Оценка развития инноваций в регионе, баллов
Изменение за период
2019 год
2020 год
1. г. Москва
5,00
5,00
0,00
2. г. Санкт-Петербург
4,47
4,44
-0,03
3. Московская область
4,06
4,08
0,02
4. Республика Татарстан
3,75
3,78
0,03
5. Нижегородская область
3,45
3,52
0,07
6. Свердловская область
3,38
3,42
0,04
7. Пермский край
3,21
3,25
0,04
8. Самарская область
3,12
3,09
-0,03
9. Республика Башкортостан
3,06
3,04
-0,02
10. Челябинская область
3,04
3,00
-0,04

Как можно видеть, подтверждаются тенденции о преобладании инновационного предпринимательства в Москве, Санкт-Петербурге, а также Приволжском ФО.

Далее приведены результаты исследования Высшей школы экономики [10, с.124-127] относительно значимости влияния факторов на инновационное предпринимательство в регионах РФ (табл.5):

Таблица 5 – Распределение оценок респондентов относительно значимости влияния факторов на инновационное предпринимательство в регионах [10]

№ п/п
Факторы
Оценка меры влияния
Значительная
Средняя
Незначительное влияние
1
Политическая ситуация
48,6
48,6
2,8
2
Уровень экономического развития
37,8
54,1
8,1
3
Создание льготных условий для инвесторов
56,8
40,5
2,7
4
Внешние экономические санкции
59,5
27
13,5
5
Внешнеэкономическая деятельность региона
48,6
16,3
35,1
6
Мера вмешательства властных структур в бизнес
46,9
21,6
32,9
7
Коррупция
51,4
37,8
10,8
8
Совершенствование законодательства
35,1
62,2
2,7
9
Увеличение энергетических мощностей региона
43,2
37,8
18,9
10
Развитие транспортного хозяйства области
10,8
40,6
48,6
Итак, к факторам, которые наиболее влияют на инновационное предпринимательство в регионах, относятся вмешательства органов власти в демократический процесс, создание льготных условий для инвесторов и коррупцию. Итак, по степени влияния на инновационные процессы, на первом месте стоит такой фактор как «внешние экономические санкции», на третьем – «коррупция», на четвертом – «политическая ситуация». Эти три фактора взаимосвязаны и характеризуют Россию как недостаточно стабильно политическую и экономическую страну в международном сообществе.

Следующим по значимости фактором является создание льготных условий для предпринимателей-инноваторов. Льготный режим деятельности на практике часто используется как форма государственного субсидирования конкретных предприятий и инструмент реализации местных интересов. Практикуется предоставление льгот для инвестирования инновационных проектов в рамках специальных зон. Нередко в качестве льготы применяется особый порядок налогообложения конкретных предприятий или отраслей, ведущих активную инновационную деятельность, например, когда налог на добавленную стоимость начисляется, но остается в распоряжении производителей. Именно эти аспекты выступают в качестве основных барьеров развития инновационного предпринимательства в регионах РФ.

Исходя из данных факторов может быть определена сущность создания необходимых для инновационных предпринимателей условий, которые заключались бы в том, что необходимо перейти к обслуживанию инновационного процесса, направленного на формирование позитивного и конкурентоспособного инновационного климата, а также поддержки и развития инновационной инфраструктуры.

Если рассматривать топ-20 инновационных компаний России, то необходимо отметить, что среди них преобладают предприятия, занятые в электронике и приборостроении, информационных технологах, энергетике, производстве средств связи, химии, а также компании, разрабатывающие биотехнологии и фармацевтические товары. Такой узкий перечень направлений работы инновационных компаний обусловлен характером данных направлений – они априори являются инновационными и требуют от компании, занятой в данной сфере, постоянного поиска новых технологий, разработки новых услуг и продукции.

Преобладают компании, работающие в Москве и Санкт-Петербурге, но есть 3 компании из Пермского края (ООО «Пермский химическая компания», АО ГК «Новомет» (разрабатывает разнообразное промышленное и нефтедобывающее оборудование), а также АО «ПН ППК» (приборостроение и электроника)). Также в двадцатке лучших инновационных компаний России присутствуют предприятия их Ульяновска (ULNANOTECH – производство наноматериалов, разработка биотехнологий и наноэлектроники), Нижнего Новгорода (ООО НПП «Прима» – электроника), Новосибирска (ООО «Предприятие ЭЛТЕКС» – производство электроники и средств связи) и других регионов. Это говорит о том, что несмотря на то, что всё же есть некоторая концентрация инновационных компаний в Москве и Санкт-Петербурге, в других регионах России также присутствует крупное инновационное производство, успешно работающее на внутреннем и международном рынках.

Необходимо также отметить, что активную инновационную деятельность ведут и крупные компании, закрепившиеся на рынках традиционной, не инновационной продукции. Наличие собственных научных центров или лабораторий. Это позволяет получать конкурентное преимущество, получая уникальные разработки внутри компании. Примером является ПАО «НК «Роснефть» – лидер инновационных изменений в российской нефтегазовой отрасли в области высоких технологий. Компания имеет единый Корпоративный научно-проектный комплекс (КНПК), который занимается научными исследования в области нефтедобычи и экологии и позволяет обеспечивать стратегические потребности Компании и лучшую в отрасли экономическую эффективность. Другим примером является производитель высокотехнологичного телекоммуникационного оборудования NEC: компании принадлежат 4 научно-исследовательских центра.

Необходимо отметить, что в российской экономике активность инновационной деятельности прямо зависит от размера компании – рис. 6:

Рисунок 6 – Зависимость инновационной активности предприятий в зависимости от количества сотрудников [17]

За 1991-2021 гг. объемы выпуска наукоемкой продукции уменьшились в 10 раз (табл. 2), составив в 2021 г., по оценке автора, около 120 млрд. руб. в текущих ценах. Соответственно продукция ОПК составила около 72 млрд. руб., а АРКК – 42 млрд. руб. [11]. В целях упрощения балансировки данных в постоянных ценах все показатели дефлированы по индексу цен ВВП. В целом, стабилизация выпуска и рост наукоемкой продукции в России пока носит неустойчивый характер.

Основные стратегические ориентиры развития сферы науки, инноваций и технологий на 2019-2023 год и их перспективы были озвучены в Послании Президента Федеральному Собранию [12, с.75]. Три приоритетные группы – это тематический, структурный и кадровый потенциал – связаны с развитием науки и технологий. Среди тематических приоритетов были геномные технологии с новыми центрами, созданными в прошлом году для их развития, и искусственный интеллект, за которым последовало создание Стратегии развития искусственного интеллекта. Новая инфраструктура была отмечена меганаучными установками и современными научно-исследовательскими судами, причем деятельность в этом направлении осуществлялась в рамках НП «Наука», хотя и относительно медленно [6, с.124-127. Кроме того, по мнению экспертов, наиболее перспективными направлениями развития инновационной продукции и услуг в России являются:

- развитие сетей 5G и Wi-Fi 6 в ближайшие три года. Так, в России операторы связи потратят более 1,1 трлн руб. на развитие 5G с 2021 по 2027 год [16, с.104-105]. Активное внедрение начнется с 2024 года, однако сроки могут быть сдвинуты из-за низкого спроса. А вот Wi-Fi 6 вряд ли заработает: частоты сети уже заняты фиксированной радиосвязью, а в будущем их могут передать под 5G;

- распознавание голоса и NLP (нейролингвистическое программирование) [15, с.104]. Наиболее известной российской компанией, которая работает в данном направлении является Яндекс;

- медицина и здравоохранение. Перспективность данного направления обусловлена последними событиями, связанными с пандемией коронавируса и поиском вакцины от него – это обострило актуальность инноваций в медицине в целом. Лидеры медицинских инноваций в России – это компании «Биннофарм», «Р-Фарм», Biocad, «Генериум» и Центр им. Гамалеи.

Выводы

В настоящее время определяются только основные параметры будущих меганаучных установок. Планируется увязать их с приоритетными проектами, ориентированными на обязательное использование этих установок. В число структурных приоритетов также вошли научно-образовательные центры, призванные связать региональные приоритеты, науку, образование и бизнес. Наиболее активно работа в этом направлении велась в 2019-2020 годах.

Между тем уже три года подряд наблюдается тенденция к сокращению доли молодых исследователей в возрасте до 29 лет, то есть той когорты, которая как раз и характеризует приток молодежи в науку и инновационное предпринимательство. За 2021 год он снизился на 1 процент против всего лишь 2 процентов за период с 2010 года. Причин этому много – от более сложных условий международного сотрудничества до роста бюрократизации науки и давления библиометрии. В то же время научная мобильность как один из инструментов международного сотрудничества, привлекательный, в частности, для молодежи, очевидно, значительно сократится в 2021 году из-за последствий пандемии. Онлайн-формы сотрудничества будут успешными. Снижение физической мобильности может оказать еще более драматическое воздействие, то есть снизить продуктивность исследований, однако оценивать такое воздействие пока рано.

В 2019-2021 гг. главной официально обсуждаемой причиной низкого притока молодежи в науку и инновационное предпринимательство стало отсутствие системных мер поддержки молодых исследователей. Следует отметить, что государство реализует достаточно много мер поддержки молодых исследователей, в том числе конкурсы специальных грантов, и число таких стимулов растет. В то же время требования к конкурсам различаются, определение понятия «молодой исследователь» также различается в зависимости от стимула, при этом отсутствуют данные о размере средств, выделяемых на поддержку молодежи и эффектах этой меры.

Развитие человеческих ресурсов в широком смысле, от школьных секций, технических профессиональных училищ, до высококвалифицированных кадров, также было в числе приоритетов, потому что стране нужны специалисты, способные создавать и использовать прорывные технические решения. Кроме того, законодательно должно закрепить право российских ученых на «безбарьерное сотрудничество» с зарубежными коллегами по исследованиям общественных тем. Это отражение геополитических вызовов, возникших в последние годы и повлиявших на международное научное сотрудничество.

Таким образом, представленные направления должны находиться под особым вниманием государственных и региональных органов власти для оказания необходимой поддержки инновационного предпринимательства, развивающего деятельность в этих отраслях. Это необходимо для того, чтобы Россия была конкурентоспособной в современных жестких условиях.


Источники:

1. Белокур О.С., Цветкова Г.С. Технологическое предпринимательство как фактор инновационного развития провинциального региона // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 2213-2228. – doi: 10.18334/eo.9.3.40918 .
2. Зимин В.А., Морозова Г.А., Набойщиков А.В. Инновационные процессы в промышленности // Инновации и инвестиции. – 2020. – № 1. – c. 23-27.
3. Индекс конкурентоспособности регионов России 2020 AV RCI-2020 alfa. Исследование ресурсного центра по стратегическому планированию. [Электронный ресурс]. URL: http://lc-av.ru/wp-content/uploads/2020/05/AV-RCI-2020-alfa-200219.pdf (дата обращения: 11.01.2022).
4. Кадацкая Д.В., Лаврова Ю.С. Тенденции развития инновационного технологического предпринимательства в условиях цифровой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 2. – c. 985-992. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100800 .
5. Климентьева А.Ю. Создание условий органами местного самоуправления для развития инновационного предпринимательства // Экономика, предпринимательство и право. – 2018. – № 4. – c. 213-222. – doi: 10.18334/epp.8.3.39656 .
6. Медведев В.В., Поспехов Д.В., Аляева Ю.В. Роль государственных научных центров Российской Федерации в реализации национального проекта «Наука» // Известия Института инженерной физики. – 2019. – № 4(54). – c. 124-127.
7. Мельников О.Н., Яремчук А.П. Проблемы формирования доверительных отношений между стейкхолдерами в процессе принятия решений в инновационном предпринимательстве // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 2. – c. 109. – doi: 10.18334/vinec.7.2.38150.
8. Невмывако В.П. Экономическая безопасность цифрового предпринимательства: трансформация векторов и подходов // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 3. – c. 1063-1076. – doi: 10.18334/vinec.11.3.113414 .
9. Проект «Территория инноваций». Rusinvestforum.org. [Электронный ресурс]. URL: https://rusinvestforum.org/exhibition/innovation-space (дата обращения: 11.01.2022).
10. Рейтинг субъектов РФ по значению регионального инновационного индекса. Исследования Высшей школы экономики. [Электронный ресурс]. URL: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/480515891.pdf (дата обращения: 11.01.2022).
11. Раздел «Инновации». Сайт Федеральной службы статистики. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovations/science (дата обращения: 14.01.2022).
12. Сальников Е.В., Сальникова И.Н. Инновации как концепт государственной политики Российской Федерации // Инновации. – 2018. – № 8(238). – c. 74-79.
13. Устинова О.Е. Корпоративное предпринимательство как стратегический ресурс инновационного развития компании // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 2. – c. 993-1006. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100969 .
14. Шваб К., Захиди С. Динамика конкурентоспособности РФ в рамках рейтинга глобальной конкурентоспособности. Доклад Всемирного экономический форума: The Global Competitiveness Report. Weforum.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2020.pdf (дата обращения: 20.01.2022).
15. Dobni C. B., Wilson G. A., Klassen M. Business practices of highly innovative Japanese firms // Asia Pacific Management Review. – 2021. – p. 101-108. – doi: 10.1016/j.apmrv.2021.06.005.
16. Oughton E. J. et al. Revisiting wireless internet connectivity: 5G vs Wi-Fi 6 // Telecommunications Policy. – 2021. – № 5. – p. 102-127.
17. Russian Economy in 2019. Trends and outlooks. / Issue 41. - Moscow: Gaidar Institute Publishers, 2020. – 596 p.

Страница обновлена: 27.05.2022 в 16:13:04