Финансово-экономическая интеграция лечебной и санитарной (профилактической) медицины как альтернатива политики сдерживания затрат на здравоохранение ограничением доступности медицинских гарантий

Рагозин А.В.1, Сафонов А.Л.1, Шеожев Х. В.1, Чиркова Т.А.1
1 Институт региональной экономики и межбюджетных отношений Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 12 (Декабрь 2023)

Цитировать:
Рагозин А.В., Сафонов А.Л., Шеожев Х. В., Чиркова Т.А. Финансово-экономическая интеграция лечебной и санитарной (профилактической) медицины как альтернатива политики сдерживания затрат на здравоохранение ограничением доступности медицинских гарантий // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 12. – С. 5605-5620. – doi: 10.18334/epp.13.12.120063.

Аннотация:
Актуальность исследования обусловлена низкой эффективностьюпроводимой с конца 80-х годов 20 векаполитики сдерживания затрат на здравоохранение, преимущественно построенной на методах ограничения доступности медицинских гарантий и росте личных медицинских затрат домохозяйств – что в долгосрочной перспективе ухудшает здоровье населения и требует дальнейшего роста затрат на медицинскую помощь (порочный круг). Для смены парадигмы в управлении затратами на здравоохранение авторы предлагают финансово-экономическую интеграцию лечебной и санитарной (профилактической) медицины как источника дополнительных неналоговых доходов и снижения расходов на медицинскую помощь за счет экономических стимулов охраны здоровья

Ключевые слова: доступность медицинской помощи, политика сдерживания затрат на здравоохранение, финансово-экономическая интеграция лечебной и санитарной медицины

Финансирование:
cтатья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета при Правительстве Российской Федерации



ВВЕДЕНИЕ

Начиная с конца 80-х годов прошлого века рост расходов развитых стран на здравоохранение опережает рост ВВП, что объясняется рядом причин, прежде всего старением населения и развитием дорогостоящих технологий медицинской помощи. По данным ВОЗ за период 2000–2017 гг. глобальные расходы на здравоохранение в реальном выражении росли в среднем на 3,9% в год, а мировой ВВП - лишь на 3,0%. При этом затраты развитых стран на здравоохранение опережали их экономический рост примерно в два раза [1].

На первый взгляд, нет ничего страшного в изменении структуры расходов в пользу здравоохранения в условиях старения населения и технологической революции в медицине. Однако опережающий экономику рост затрат на медицину отнимает ресурсы у производства других товаров и услуг, влияющих на благосостояние, увеличивая бедность – особенно в странах с низким и средним доходом [2]. Важна и фискальная устойчивость государства, его платежеспособность и способность оплачивать другие общественные нужды помимо здравоохранения [3]. Этим обусловлена высокая актуальность поиска новых путей и подходов к управлению затратами на медицинскую помощь.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В рамках исследования был проведен анализ доступных источников для анализа и систематизации наиболее часто используемых современных подходов к управлению расходами на гарантированную медицинскую помощь. С точки зрения авторов, их можно условно разделить на 3 группы.

Первый, условно, «американский подход» видит в расходах на гарантированную медицинскую помощь метод увеличения денежной массы за счет масштабной денежной эмиссии и роста государственного долга. По данным CMS (центра услуг Medicare и Medicaid Министерства здравоохранения и социальных служб США) на финансируемую из федерального бюджета США программу Medicare приходится самый быстрый рост расходов американского здравоохранения, согласно прогнозу - в среднем 7,6 процента в год в период с 2019 по 2028 год [4]. Причина проста: превышение расходов Medicare над её доходами по закону является безусловным обязательством американского казначейства, покрытие которого не требует прохождения стандартных процедур бюджетных ассигнований. При этом врачи практически не ограничены в назначениях, оплаченных Medicare: оплате подлежат все назначения, соответствующие действующим стандартам и клиническим рекомендациям [5]. Отсюда практически неуправляемый рост затрат на Medicare и превращение этой программы в основой источник государственного долга США. По прогнозу Манхэттенского института к 2050 году долг США достигнет 100 триллионов долларов, из них 70 триллионов придется на Medicare [6]. По сути, США лечат своих стариков и инвалидов за счет остального мира, покупающего американские казначейские облигации. Трудно назвать ответственным такое поведение эмитента мировых денег.

Второй, выделенный авторами, условно, «японский подход» - увеличение государственных затрат на здравоохранение как фактор экономического роста. Используется мультипликативный эффект влияния медицинских расходов на спрос, занятость и производство в других секторах экономики под контролем метода межотраслевого баланса [7]. По данным доступных источников, до последнего времени Япония пока остается единственной страной, успешно использующий такой подход для финансирования растущих затрат на медицинские гарантии своему населению с самой высокой долей людей пожилого и старческого возраста.

Третий, условно, «европейский» подход – реализуемая с конца 80-х годов т. н. «политика сдерживания затрат на здравоохранение», которая предусматривает широкий комплекс мер и подходов [8-12].

В свою очередь, методы «европейского» подхода управления затратами на медицинскую помощь можно условно разделить на 6 основных групп:

1 группа – методы прямого и косвенного ограничения технологической доступности медицинской помощи, например:

А) Доказательная медицина: оплата только тех медицинских услуг, чья эффективность доказана многоцентровыми клиническими рандомизированными исследованиями и/или их назначение предусмотрено официальными клиническими рекомендациями или стандартами. Назначения с недоказанной или низкой эффективностью предлагается оплачивать из собственных средств пациента или заинтересованных в его лечении лиц [13]. Тем самым программа гарантий существенно сокращается, а расходы на её финансирование – снижаются.

Б) Исключение из медицинских гарантий новых методов лечения с высокой доказанной эффективностью по причине их высокой стоимости [14]. В развитых странах пациенту обычно предлагается доплатить разницу в стоимости между старым и новым методом из собственных средств в форме соплатежа по контролируемым ценам. В Российской Федерации нет механизма соплатежей и пациенты вынуждены приобретать дорогостоящие новые методы лечения. Оплачивают их по полной цене как платные (коммерческие) услуги со свободным тарифообразованием.

2 группа – методы прямого и косвенного ограничения организационной доступности медицинской помощи, например:

А) Превращение врачей общей практики (участковых терапевтов, семейных врачей) в т.н. «привратников» (диспетчеров): для получения любых видов плановой медицинской помощи пациент обязан сначала обратиться к врачу общей практики, который или сам назначает ему лечение в несложных случаях, или дает направление к врачу-специалисту, на исследование и госпитализацию [15]. Тем самым значительная часть пациентов с простыми неосложненными случаями получает лечение у недорогого врача общей практики, а в остальных случаях ограничение доступности специалистов и дорогостоящих исследований вынуждает часть пациентов отложить лечение или получить его в форме платных услуг из-за нежелания терять время на обязательное посещение врача общей практики.

Б) Очереди: на плановую госпитализацию, дорогие методы исследования и др. [16]. В развитых странах очереди формализованы, данные об очередях носят открытый (публичный) характер и используются не только для обеспечения равенства доступа к медицинской помощи, но и для оценки эффективности работы системы здравоохранения. В Российской Федерации очереди фактически есть, однако игнорируется необходимость их формализации и публичности.

3 группа – методы прямого и косвенного ограничения финансовой доступности медицинской помощи, например:

А) Соплатежи – обязательная оплата пациентом или заинтересованным в его лечении лицом части стоимости медицинской услуги [17]. Практика показывает, что необходимость частичной оплаты медицинской помощи сокращает обращения за помощью даже пациентов с высоким доходом.

Б) Финансирование медицинских гарантий методом возмещения затрат: пациенту предлагается сначала оплатить необходимые ему медицинские услуги и/или лекарства за собственный счет, а затем эти личные расходы возмещаются страховщиком или бюджетным плательщиком [18]. Практика показывает, что даже при полном возмещении личных затрат такой подход ощутимо снижает обращаемость за помощью.

В) Системы референтного ценообразования на лекарства [19]. Метод начал применяться с конца 80-х годов прошлого века. Суть: группа аналогичных препаратов ассоциируется с одной конкретной ценой, принятой государством для возмещения расходов. Если врач назначает препарат по цене выше референтной – разницу оплачивает пациент. Важно отметить, что метод не работает в отношении инновационных препаратов. В России данный метод не применяется из-за отсутствия лекарственного страхования для амбулаторного лечения, а в стационарах – из-за отсутствия механизма соплатежей.

Г) Лимиты, ограничения, франшизы и исключения (нестраховые случаи) программы медицинских гарантий [20]. В отличие от развитых стран – где исключения и лимиты широко используются для управления расходами - Программа государственных гарантий бесплатной медицинской помощи гражданам Российской Федерации практически не имеет значимых лимитов и ограничений.

Д) Т.н. «жёсткие» (фиксированные) региональные и общенациональные бюджеты здравоохранения. Есть данные, что установление жесткого потолка расходов на национальном и/или региональном уровне может снизить затраты на медицинскую помощь за счет ужесточения мер в области охраны здоровья, инвестиций в первичную медико-санитарную помощь и в наиболее эффективные инструменты профилактики и оздоровления населения, раннего выявления болезней и улучшения организации помощи [12]. В Российской Федерации такие лимиты используются в форме жестко установленных объемов медицинской помощи по территориальной программе, которые устанавливаются в субъектах Федерации комиссиями по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования. Обычно такие лимиты объема устанавливаются как в денежном выражении, так и в общем числе услуг. В случае, если медицинская организация превышает определенные ей объемы медицинской помощи – у неё возникают существенные проблемы с финансированием помощи, оказанной «внеплановым» пациентам [21].

4 группа – методы прямого и косвенного ограничения территориальной доступности медицинской помощи – например, сокращение узких специалистов или «оптимизация» медицинской инфраструктуры с перенаправлением потока пациентов в отдаленные медицинские организации. Практика развитых стран показывает, что даже при полном возмещении транспортных расходов пациентов неизбежные потери времени из-за удаленности медицинских организаций значительно снижают обращаемость за помощью. Типичный пример такого подхода в Российской Федерации - проводившаяся в течение последнего десятилетия «оптимизация» стационаров [22].

5 группа - методы оплаты медицинской помощи с разделением риска и/или снижающие экономические стимулы к навязыванию услуг [23].

А) Предоплатные (проспективные) методы финансирования деятельности медицинских организаций:

Метод постатейного бюджета, то есть финансирование календарных расходов медицинской организации с разделением затрат по конкретным статьям;

Глобальный бюджет, то есть предоставление провайдеру заранее определенного бюджета для финансирования всех расходов, связанных с оказанием помощи группе пациентов в течение фиксированного периода времени, но в отличие от постатейного бюджета без привязки ресурсов к конкретным статьям затрат («гибкая смета»);

Подушевое финансирование, то есть предоставление провайдеру заранее определенного бюджета для финансирования всех расходов, связанных с оказанием помощи «усредненным» пациентом в течение фиксированного периода времени;

Финансирование деятельности медицинских организаций на основе оплаты труда врачей, оплата амбулаторной медицинской помощи привязана к заработной плате врачей: оклад + % от подушевого финансирования за прикрепленных пациентов.

Данные системы позволяют эффективно контролировать затраты, делать финансовое планирование и расчеты проще, а административные расходы – ниже.

Однако предоплатные (проспективные) методы финансирования имеют ряд недостатков:

- фиксированная цена стимулирует к ограничению необходимых назначений

- стимулы к «снятию сливок» и селекции больных: наиболее выгодны здоровые пациенты, «невыгодным» пациентам (возраст, хронические болезни) ограничивают доступ, увеличивают время ожидания и пр.

- неточность метода: прогнозируемые и/или нормативные затраты могут ощутимо отличаться от фактических;

- низкая клиентоориентированность («больные мешают работе»);

- низкие стимулы к экономии ресурсов [24-27].

Б) Пакетная ретроспективная оплата услуг по фиксированным ценам:

- оплата законченных случаев (клинико-статистические группы), при котором происходит классификация случаев лечения в группы, однородные с точки зрения клинической практики и сходные по средней ресурсоемкости. Каждая КСГ включает в себя случаи со схожими клиническими характеристиками, сопоставимой структурой затрат и набором используемых клинических ресурсов – это позволяет рассчитать среднюю стоимость лечения.

- "платежи по эпизодам", покупка за фиксированную цену (со скидкой) пакета всех услуг, необходимых конкретному пациенту в связи с определенным состоянием или лечением, включая осложнения и реабилитацию, то есть «по эпизоду». Однако в этот пакет не входят услуги, не имеющие прямой связи с установленным «эпизодом».

Недостатками пакетной ретроспективной оплаты услуг по фиксированным ценам является плохой контроль расходов, усложнение документооборота, а также «Снятие сливок» [28-30].

6 группа - методы снижения административных и транзакционных издержек, связанных с оплатой медицинской помощи.

Доказано, что уровень административных и транзакционных издержек в здравоохранении может быть весьма значителен и напрямую зависит от сложности системы пулинга (консолидации ресурсов). Например, США из-за сложности финансирования здравоохранения страна ежегодно расходует на административные цели более 265 миллиардов долларов ежегодно и темпы роста административных расходов опережают темпы роста общих расходов на здравоохранение [31]. Поэтому наиболее эффективным методом представляется консолидация системы пулинга в общенациональную систему «единого плательщика», который напрямую – без каких-либо посредников - оплачивает медицинскую помощь всем гражданам по всей территории страны [32-34].

ОБСУЖДЕНИЕ.

Данные исследования показывают, что что подавляющее большинство мер управления затратами на гарантированную медицинскую помощь опираются на прямое или косвенное ограничение её доступности. С одной стороны, в силу важности медицинских услуг для населения это приводит к вынужденному росту личных медицинских расходов домохозяйств – что бьет прежде всего по самым уязвимым группам пациентов (больные хроническими заболеваниями, старики, малоимущие). С другой стороны, экономия денег путем ограничений в доступе оборачивается ростом затрат на запущенные случаи болезней. Таким образом, возникает «порочный круг» [11].

При этом представляется, что до последнего времени мировой практикой здравоохранения мало востребован такой инструмент повышения доходов и снижения расходов, как интеграция системы финансирования медицинских гарантий с контрольно-надзорными правами санитарной (профилактической) медицины. Впервые эту идею сформулировал и частично реализовал в советской модели здравоохранения Н.А. Семашко.

«Как можно успешно вести противоэпидемическую борьбу, если вести ее вразброд, несогласованно, не объединенно? Клод Бернар определяет задачи медицины так: «Медицина есть наука, имеющая своей задачей сохранить здоровье и излечивать болезни человека». И это определение, по существу, правильно отражает задачи медицинской деятельности - профилактическую и лечебную. Но советская медицина не только формально ставила так вопрос, ясный еще со времен Гиппократа. Сама советская организация здравоохранения построена на синтезе обеих сторон деятельности. В советской системе здравоохранения нет разрыва между лечением и профилактикой. У нас и профилактическая (санитарная, противоэпидемическая) организация, и лечебная (лечебные учреждения) совместно работают над предупреждением распространения заболеваний среди населения…В СССР построена стройная система государственной санитарной организации, которая, по существу, сводится к следующим основным видам санитарного надзора: коммунальному, пищевому, промышленному и школьному. Противоэпидемические мероприятия планируются санитарной организацией. Кроме государственной санитарной организации Министерства здравоохранения, в СССР существует еще ведомственная санитарная организация; Министерство путей сообщения имеет свою санитарную организацию, обслуживающую железнодорожный транспорт; некоторые хозяйственные предприятия, как, например, пищевые, тоже имеют свою санитарную организацию. Таким путем санитарная организация приспособляет свою работу к специфическим требованиям той или другой хозяйственной организации. Однако это ничуть не ослабляет принципиального единства и плановости санитарного дела в СССР: ведомственные санитарные организации целиком подчиняются государственной санитарной инспекции Министерства здравоохранения СССР, и распоряжения последней для них обязательны. План ведомственной санитарной деятельности координируется и учитывается в общем плане санитарной деятельности Министерства здравоохранения» [35].

К сожалению, идея интеграции лечебной и санитарной (профилактической) медицины была реализована в СССР только в формате их организационно-административного единства. Между тем налицо огромный потенциал их финансово-экономической интеграции как инструмента роста неналоговых доходов здравоохранения и снижения расходов на медицинскую помощь за счет создания экономических стимулов для охраны здоровья.

Наиболее перспективным представляется прямое зачисление в бюджет здравоохранения:

- экологических налогов (сборов) и штрафов за загрязнение окружающей среды [36].;

- штрафов за нарушения стандартов безопасности пищевых продуктов и работы общепита [37].;

- штрафов за нарушения правил охраны труда и техники безопасности [38].;

- штрафов за несоблюдение карантинных мер или правил борьбы с эпидемией [39].;

- штрафов за курение в запрещенных местах [40].;

- повышенные тарифы взносов социального страхования за рабочие места с вредными условиями труда [41];

- т.н. «налоги на грехи», акцизы и налоги на продукты, вредные для здоровья: табак, алкоголь, сладкие напитки [42].;

- выплаты возмещения затрат на медицинскую помощь гражданам, чье здоровье пострадало по вине юридических и физических лиц [43].

Представляется, что финансово-экономическая интеграция лечебной и санитарной (профилактической) медицины – рост дополнительных неналоговых доходов здравоохранения в виде выплат за факторы, ухудшающие здоровья населения, что создаст снижение расходов на медицинскую помощь за счет экономических стимулов для охраны здоровья - может стать перспективной альтернативой проводимой сегодня политики сдерживания затрат на здравоохранения ограничением доступности медицинских гарантий и ростом личных медицинских платежей населения.

Выводы

1. Сегодня как в развитых странах, так и в России основной упор в управлении расходами на медицинскую помощь сделан на реализуемую в течение последних нескольких десятилетий политику сдерживания затрат на здравоохранения, которая преимущественно опирается на прямое и косвенное ограничение территориальной, технологической, финансовой и организационной доступности медицинских гарантий, а также на рост личных медицинских расходов населения – что приводит к ухудшению здоровья населения и влечет программируемый рост затрат на медицинскую помощь (порочный круг).

2. Для смены парадигмы в управлении затратами на здравоохранении представляется перспективным развитие идеи Н.А. Семашко об интеграции лечебной и санитарной медицины

3. Наиболее перспективным направлением представляется финансово-экономическая интеграция финансирования медицинских гарантий, в доходы которого должна напрямую зачисляться широкая линейка экологических налогов, санитарных штрафов и других выплат за факторы, ухудшающие здоровья населения.

4. Представляется, что синергия роста неналоговых доходов здравоохранения и сокращения его расходов на медицинскую помощь экономическими стимулами для охраны здоровья может быть перспективной альтернативой сдерживанию затрат на медицинскую помощь ограничением её доступности


Источники:

1. Global Spending on Health: A World in Transition. World Health Organization, 2019
2. Delivery of health care - economics health care costs costs and cost analysis financial management sustainability. Всемирная организация здравоохранения, Европейская обсерватория по системам и политике здравоохранения, 2010 г
3. Heller P. Understanding fiscal space. IMF Policy Discussion Paper DP/05/4. - Washington DC, International Monetary Fund, 2005.
4. Cms gov. NHE Fact Sheet. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cms.gov/Research-Statistics-Data-and-Systems/Statistics-Trends-and-Reports/NationalHealthExpendData/NHE-Fact-Sheet (дата обращения: 09.08.2021).
5. Medicare Financial Status: In Brief Updated June 9, 2020 Congressional Research Service R43122. [Электронный ресурс]. URL: https://crsreports.congress.gov (дата обращения: 09.08.2021).
6. Brian Riedl, “Why Deficits Still Matter,” Manhattan Institute Issue Brief, Feb. 12, 2020
7. Yamada G, Imanaka Y. Input-output analysis on the economic impact of medical care in Japan // Environ Health Prev Med. – 2015. – № 20(5). – p. 379-387.
8. Health care cost-containment policies in high-income countries : how successful are monetary incentives? World Health Organization. Department "Health System Financing, Expenditure and Resource Allocation" (FER) discussion paper number 2 – 2002
9. Stadhouders N., Koolman X., Tanke M., Maarse H., Jeurissen P. Policy options to contain healthcare costs: a review and classification // Health Policy. – 2016. – № 120(5). – p. 486-494. – doi: 10.1016/j.healthpol.2016.03.007.
10. Stadhouders N., Kruse F., Tanke M., Koolman X., Jeurissen P. Effective healthcare cost-containment policies: A systematic review // Health Policy. – 2019. – № 123(1). – p. 71-79. – doi: 10.1016/j.healthpol.2018.10.015.
11. Моссиалоса Э., Диксон А., Фигераса Ж., Кутцина Дж. Финансирование здравоохранения: альтернативы для Европы // Европейская обсерватория по системам здравоохранения: Бакингхем, издательство Open University Press. Бакингхем, 2002.
12. Harvard Business Review. Constraints on Health Care Budgets Can Drive Quality. [Электронный ресурс]. URL: https://hbr.org/2013/11/constraints-on-health-care-budgets-can-drive-quality (дата обращения: 09.08.2021).
13. Бурлов Н.Н., Хрыков Г.Н., Алексеев С.М. Доказательная медицина сегодня - преимущества и недостатки // Вопросы онкологии. – 2022. – № 5. – c. 571-575.
14. Сачек М.М., Хейфец Н.Е., Шпаковская А.А., Овчинникова М.Ю. Пути решения проблемы доступности лекарственной терапии и снижения нагрузки на бюджет плательщика: модели разделения финансовых рисков между государством и производителями дорогостоящих инновационных лекарственных средств // Вопросы организации и информатизации здравоохранения. – 2018. – № 1(94). – c. 4-43.
15. Ляпина О. И. Экономические аспекты деятельности врача общей практики // Вестник ИвГМА. – 2007. – № 3-4.
16. Информационный ресурс для частных медицинских организаций ДОСТУПНОСТЬ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.privatmed.ru/article/37/238/1969/ (дата обращения: 11.10.2023).
17. Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-ФЗ. Статья 84. Оплата медицинских услуг. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/7d82d8b73df1f41ddbc132b12ec0575f243c3bb6/ (дата обращения: 11.10.2023).
18. Козлова Е.А., Коннова М.А., Пономарева А.А., Мищенко М.А., Волков А.А. Перспективы формирования эффективной системы лекарственной помощи и повышения государственных гарантий доступности лекарственных средств // Евразийское Научное Объединение. – 2019. – № 11-3(57). – c. 200-203.
19. Плотников В. А., Мельников С.В. Особенности референтного ценообразования на лекарственные препараты // Фармация. – 2015. – № 8. – c. 11-13.
20. Кравченко Н.А., Рагозин А.В. Медицинская помощь: государственная «Бесплатность» или социальная солидарность? // ОРГЗДРАВ: Новости. Мнения. Обучение. Вестник ВШОУЗ. – 2020. – № 1(19). – c. 17-23.
21. Задворная О.Л. Проблемы и направления развития первичной медико-санитарной помощи // Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики. – 2021. – № 3. – c. 653-672.
22. Рагозин А.В., Гришин В.В., Глазунова С.А., Лин Шао Цинь Пандемия COVID-19 как повод пересмотреть политику «оптимизации» стационаров // ОРГЗДРАВ: Новости. Мнения. Обучение. Вестник ВШОУЗ. – 2022. – № 3 (29).
23. Куинн К. 8 основных способов оплаты в здравоохранении // Энн Интерн Мед. – 2015. – № 163 (4). – c. 300-6. – doi: 10.7326 /M14-2784.
24. Омельяновский В.В., Сисигина Н.Н., Федяева В.К., Мусина Н.З. Эволюция методов оплаты медицинской помощи // Фармакоэкономика. Современная фармакоэкономика и фармакоэпидемиология. – 2019. – № 4. – c. 318-326.
25. Стасюк В. В. Метод оплаты за законченный случай лечения заболевания по тарифам комплексных медицинских услуг с учетом поправочного коэффициента к фонду оплаты труда // Менеджер здравоохранения. – 2013. – № 10.
26. Качкова О.Е., Кришталева Т.И. Методы оплаты первичной медико-санитарной помощи в зарубежных странах и в России // Учет. Анализ. Аудит. – 2021. – № 1. – c. 37-47.
27. World Health Organisation. Payment methods. [Электронный ресурс]. URL: https://extranet.who.int/kobe_centre/sites/default/files/pdf/1_3_Chapter%203_Payment%20methods.pdf (дата обращения: 11.09.2023).
28. Цзя Л, Мэн Кью, Скотт А, Юань Б, Чжан Л. Способы оплаты для медицинских работников, работающих в амбулаторных медицинских учреждениях // Версия системы базы данных Кокрейна. – 2021. – № 1 (1). – doi: 10.1002/14651858.
29. Уварова Е. Е. Методика бюджетного финансирования, осуществляемого органами государственной власти субъекта РФ // Научные записки ОрелГИЭТ. – 2017. – № 1(19). – c. 32-37.
30. Авксентьева М.В., Омельяновский В.В., Петровский А.В., Давыдов М.И., Железнякова И.А. Новые подходы к формированию клинико-статистических групп, объединяющих случаи госпитализации для лекарственного лечения злокачественных новообразований // Медицинские технологии. Оценка и выбор. – 2018. – № 2(32).
31. Aaron Henry J. "The costs of health care administration in the United States and Canada - Questionable answers to a questionable question" // New England Journal of Medicine. – 2003. – № 8. – p. 801-803.
32. Mathauer I., Saksena P., Kutzin J. Pooling arrangements in health financing systems: a proposed classification. Int J Equity Health 18, 198 (2019). [Электронный ресурс]. URL: https://doi.org/10.1186/s12939-019-1088-x (дата обращения: 01.09.2023).
33. Mathauer I., Vinyals Torres L., Kutzin J., Jakab M., Hanson K. Pooling financial resources for universal health coverage: options for reform // Bull World Health Organ. – 2020. – № 98(2). – p. 132-139. – doi: 10.2471/BLT.19.234153.
34. Pooling revenues and reducing fragmentation: World Health Organization. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/activities/pooling (дата обращения: 01.09.2023).
35. Семашко Н. А. Очерки по теории организации советского здравоохранения. - ИздательствоАкадемииНаук СССР, Москва, 1947. – 46 c.
36. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ (ред. от 04.08.2023) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2023) НК РФ Статья 428. Дополнительные тарифы страховых взносов для отдельных категорий плательщиков. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/4609662d8648c19a8611ac36d23d57e2d4f242be/ (дата обращения: 12.10.2023).
37. Федеральный закон от 29.11.2010 N 326-ФЗ (ред. от 19.12.2022) "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации" Статья 31. Возмещение расходов на оплату оказанной медицинской помощи застрахованному лицу вследствие причинения вреда его здоровью. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_107289/48f239045f87d351c717cc399514dcdeb4f8457f/ (дата обращения: 13.10.2023).

Страница обновлена: 17.02.2024 в 15:58:31