Организация и методология нормирования работ (услуг), выполняемых в бюджетной сфере, с учетом цифровизации экономики

Юдина Н.В.1, Хачатрян А.А.1, Дорофеева Д.А.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 12 (Декабрь 2021)

Цитировать:
Юдина Н.В., Хачатрян А.А., Дорофеева Д.А. Организация и методология нормирования работ (услуг), выполняемых в бюджетной сфере, с учетом цифровизации экономики // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 12. – С. 1537-1560. – doi: 10.18334/et.8.12.113991.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48000008

Аннотация:
На основе анализа интернет-ресурсов содержащих базы данных правовых документов авторы обнаружили недостаток единой системы хранения нормативно-методологической базы по нормированию труда и разработали модель создания и функционирования предметного интернет-ресурса для хранения, обработки и использования данной информации. Исходя из оценки влияния цифровизации и оптимизации труда на организацию рабочего процесса, авторами предложена новаторская математическая модель модернизации текущей методологии по нормированию труда в отраслях бюджетной сферы с учетом процессов цифровизации и автоматизации. Данная методика оценки социально-экономического эффекта является частью работ по внедрению и совершенствованию системы оплаты труда, реализуемой в рамках пилотных проектов, педагогических работников и медицинских работников государственных ‎и муниципальных учреждений системы образования и здравоохранения. Авторами разработаны три возможных сценария включения в процесс нормирования труда факта дистанционной работы: включение возможности работы в удаленном режиме в фактор цифровизации/автоматизации, выделение дистанционной работы в отдельный фактор влияния на нормы труда и интеграция всех видов реализуемых работ вне зависимости от их технологической основы.

Ключевые слова: нормирование труда, нормативно-методологическая база по нормированию труда, автоматизация рабочего процесса, модернизация методологии нормирования труда, оценка социально-экономической эффективности труда, влияние дистанционной работы на нормы труда, методика нормирования труда

JEL-классификация: J24, J81, J88



ВВЕДЕНИЕ

Постепенная цифровизация экономики, необходимость перевода части сотрудников на удаленную работу ввиду ограничений, связанных с пандемией, привели к необходимости пересмотра организации и методологии нормирования труда. Данная необходимость затронула все сектора экономики, однако именно бюджетная сфера системы образования, здравоохранения и культуры требует более основательных обновлений, так как аккумулирует обширную базу нормативно-правовой информации, что может затруднять мобильность и внедрение информационных технологий.

Вопрос организации удаленной работы является достаточно новым, так как необходимость такого формата труда встала только в марте 2020 года, и он еще не нашел широкого освещения в нормативно-методической базе в области нормирования труда в бюджетной сфере Российской Федерации (в образовании, здравоохранении и культуре). Данный факт обуславливает научную новизну работы и подчеркивает необходимость изучения данной темы.

Так, в рамках исследования методологии организации дистанционной работы и внедрения цифровых инструментов был проведен анализ систем, содержащих базы данных правовых документов [1] (Shipova, Berseneva, Kirillov, Kudentsova, 2019) и находящихся в открытом доступе на российском интернет-пространстве:

- Консультант Плюс (http://www.consultant.ru);

- Гарант (https://www.garant.ru);

- Контур Норматив (https://normativ.kontur.ru);

- Кодекс (https://kodeks.ru/).

Данные информационно-правовые системы являются коммерческими и нацеленными на получение прибыли. В приведенных выше системах можно бесплатно, но в ограниченном формате просматривать все нормативно-правовые документы, принимаемые в Российской Федерации. Однако для более удобного доступа в системе предусмотрен платный доступ.

Сеть компании «Консультант Плюс» объединяет более 300 региональных информационных центров, которые производят поставку справочно-правовых систем (далее – СПС), сервисное обслуживание и передачу информации пользователям. Справочно-правовая система «Консультант Плюс» включает в себя различные виды правовой информации [2]. Так как документы каждого типа имеют собственные специфические особенности, они включены в соответствующие разделы информационного массива: законодательство [3], судебная практика, финансовые консультации, комментарии законодательства [4], формы документов, законопроекты [5], международные правовые акты, правовые акты по здравоохранению [6].

Названия разделов разработаны так, чтобы можно было быстро сориентироваться и понять расположение документов в системе. Каждый раздел, в свою очередь, состоит из информационных банков, которые различаются полнотой информации и характером содержащихся в них документов.

Для поиска документа нужно указать известную информацию (например, номер документа, название, вид, тематику и т. д.) в полях карточки поиска. Чаще всего для поиска документа достаточно заполнить только несколько полей. Поиск становится намного проще, если известны точные реквизиты документа, например, его номер. В такой ситуации нужно указать только номер документа.

Правовая система «Гарант» – информационно-правовое обслуживание предприятий, общественных объединений и организаций.

Полный объем информационного банка системы «Гарант» – более 800 000 документов [7] и комментариев к нормативным актам, еженедельное пополнение составляет около 4 000 документов («ГАРАНТ Максимум. Вся Россия»). Это 26 специализированных правовых блоков по всем разделам федерального законодательства и 120 правовых блоков по законодательству субъектов Федерации. В системе «Гарант» представлено законодательство 67 регионов Российской Федерации, а также практика 10 федеральных арбитражных судов.

Преимущества правовой системы «Гарант»:

- все документы в системе «Гарант» представлены с комментариями и разъяснениями специалистов, в том числе в системе содержатся материалы из популярной бухгалтерской прессы;

- реализована технология поиска через энциклопедию ситуаций. Пользователь формулирует запрос, используя привычные ему термины, система в течение нескольких минут предоставляет ему ответ;

- в системе представлены объединенные в одной программе все типы правовой информации – федеральное и региональное законодательство [8], международные договоры, комментарии, проекты законов, судебная и арбитражная практика, а также бизнес-справки, налоговый календарь, формы бухгалтерской и статистической отчетности, таблицы и схемы по вопросам законодательства и многое другое;

- поиск информации осуществляется по всему информационному банку системы.

Контур «Норматив» – справочно-правовая система, разработанная компанией СКБ «Контур», функционирующая в режиме онлайн и обеспечивающая круглосуточный доступ к актуальным нормативным документам и справочно-правовой информации. Весь объем информации система хранит на сервере разработчика.

Справочно-правовая система «Норматив» включает в себя:

- налоговое, трудовое, гражданское законодательство;

- авторские аналитические материалы;

- судебную и арбитражную практику;

- консультации аудиторов;

- шаблоны договоров, бланков, используемых в делопроизводстве любой компании.

Данная справочно-правовая система является узкопрофильной и нацелена на сферу бухгалтерского учета.

Информационно-правовые системы «Кодекс» представлены в виде отдельных информационных продуктов, своеобразных сборников нормативно-правовых документов Российской Федерации, включающих федеральное и региональное законодательство, судебную и правоприменительную практику, проекты законов, а также комментарии, консультации, новости права. Юристы, аудиторы, адвокаты, бухгалтеры, экономисты, финансовые директора, специалисты по кадрам найдут сборник нормативно-правовых документов под свои потребности. Для них разработаны линейки продуктов «Помощник юриста», «Помощник бухгалтера», «Помощник кадровика», в том числе для бюджетных организаций.

Единственный государственный интернет-ресурс в данном направлении – «Официальный интернет-портал правовой информации» (www.pravo.gov.ru) – в соответствии с законодательством Российской Федерации входит в состав государственной системы правовой информации (ГСПИ). Портал является сетевым изданием (Свидетельство о регистрации СМИ от 10.11.2011 Эл № ФС77–47467) и федеральной государственной информационной системой (Электронный паспорт ФГИС от 22.07.2011 № ФС77110096).

Статус портала как источника официального опубликования правовых актов определен Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

На официальном интернет-портале правовой информации (www.pravo.gov.ru) размещаются (опубликовываются):

- федеральные конституционные законы;

- федеральные законы;

- акты палат Федерального Собрания, принятые по вопросам, отнесенным к ведению палат частью 1 статьи 102 и частью 1 статьи 103 Конституции Российской Федерации;

- указы и распоряжения Президента Российской Федерации;

- международные договоры, вступившие в силу для Российской Федерации, и международные договоры, которые временно применяются Российской Федерацией (за исключением договоров межведомственного характера);

- постановления Конституционного Суда Российской Федерации, определения Конституционного Суда Российской Федерации о разъяснении постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, а также иные решения Конституционного Суда Российской Федерации, которыми предусмотрен такой порядок размещения (опубликования);

- постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации;

- нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, зарегистрированные Министерством юстиции Российской Федерации;

- нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, признанные Министерством юстиции Российской Федерации не нуждающимися в государственной регистрации;

- законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации;

- резолюции Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, предусматривающие введение, приостановление или отмену принудительных мер.

Все вышеперечисленные интернет-ресурсы содержат базу данных нормативно-правовой информации, включающую в себя регуляторную информацию по нормированию труда в бюджетных сферах [9] (включая образование, здравоохранение и культуру).

Так как в Российской Федерации межотраслевые нормы труда утверждаются Министерством труда и социального развития Российской Федерации, а отраслевые стандарты утверждаются федеральными органами исполнительной власти по согласованию с Минтрудом России, при любых обстоятельствах данные материалы попадают в базы данных перечисленных интернет-ресурсов. Однако осуществить поиск по ним, не зная реквизитов документа, утверждающего ту или иную норму, может быть достаточно проблематично.

Кроме межотраслевых и типовых норм труда разработано достаточно много материалов, касающихся методических подходов в сфере нормирования труда [10], а также локальных норм труда не только в бюджетном секторе, но и в корпоративном. Однако данная информация не отображается на перечисленных информационно-правовых системах.

Самый большой массив информации по нормированию труда содержится в ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России, которое осуществляет научные исследования по нормированию в следующих направлениях: совершенствование методологических подходов в области нормирования труда специалистов и служащих.

По результатам анализа интернет-ресурсов можно сделать вывод о том, что на данный момент не существует единой системы хранения нормативно-методологической базы по нормированию труда [11] (Litovchenko, 2016). Следовательно, цель данного исследования состоит в анализе существующего состояния базы по нормированию и методологии труда в контексте цифровизации экономики и формировании рекомендаций по ее модернизации.

В целях организации процесса нормирования труда в условиях цифровизации экономики и дистанционной работы необходимо создать предметный интернет-ресурс [12] (Shchekoldin, Bogatyreva, Ilyukhina, 2018), содержащий в своей базе данных только разработанные нормативы, методические рекомендации и методики в сфере нормирования труда. Основой для которого могут стать базы данных вышеперечисленных интернет-ресурсов.

1. Основы разработки интернет-ресурса в сфере нормирования труда

Предлагаемая к разработке проектируемая система должна представлять собой систему управления содержимым, содержащую нормативно-правовые документы в сфере нормирования труда, типовые нормативы и методические материалы в сфере нормирования труда и позволяющую пользователям создавать и поддерживать интернет-ресурс в сети Интернет. Система должна обеспечивать раздельную работу нескольких пользователей. Для этих целей необходимо предусмотреть функцию учетных записей. При этом каждой учетной записи пользователя будет соответствовать уникальное имя (логин) и пароль, используемые в дальнейшем для авторизации в системе. В рамках поставленной задачи авторизация необходима для представителей государственных органов и профильных организаций для возможности внесения изменений в каталоги и наполнения базы данных вышеперечисленными материалами.

Система должна обеспечивать хранение и извлечение пользовательских данных и данных самой системы, то есть выгрузку документов с интернет-ресурса. Эти данные необходимы для прохождения процедуры авторизации в системе и управления содержимым интернет-ресурса. Для этих целей используется централизованная база данных, содержащая всю необходимую для работы системы информацию.

Разработанная по такому алгоритму система будет предоставлять пользователям необходимый и достаточный набор средств для автоматизированного создания интернет-ресурса, его настройки, создания и редактирования содержимого ресурса. К данному набору функций системы относится: а) добавление, удаление, редактирование страниц ресурса; б) загрузка, удаление файлов; в) публикация контента. Система должна обладать интуитивно понятным графическим интерфейсом с общепринятыми описаниями и логикой функционирования. Система обеспечивает автоматическое размещение контента в сети Интернет с возможностью доступа к нему другим пользователям сети.

Для снижения нагрузки на сервер и исключения возможных перебоев в работе система использует модель кэширования данных. Она заключается в том, что в момент обращения к интернет-ресурсу запрашиваемая страница уже заранее сформирована и готова к отправке.

Таким образом, можно выделить следующий комплекс основных задач, автоматизацию которых обеспечивает проектируемая система: а) авторизация пользователей; б) систематизированное хранение данных; в) взаимодействие посредством графического интерфейса; г) формирование и публикация страниц ресурса. Поскольку система ориентирована на неограниченное количество пользователей, работающих с хранимой информацией, то целесообразно использовать модель «клиент – сервер».

Данная модель подразумевает существование аппаратно-программного комплекса, предоставляющего некоторый набор сервисов. Для доступа к сервисам клиенту необходимо осуществить подключение к серверу с использованием определенного протокола, поддерживаемого как серверным приложением, так и клиентским. Основное приложение располагается на сервере, поэтому каждый клиент всегда работает с его актуальной версией. Это избавляет от необходимости следить за новыми версиями, так как все нововведения и обновления сразу становятся доступны всем пользователям после обновления приложения на сервере. Также поскольку интерфейс пользователя предоставляется серверным приложением, то исчезает необходимость постоянно обновлять клиентское приложение, если до обновления серверного приложения все работало успешно. Вся необходимая информация также располагается на сервере в базе данных, и клиент избавлен от необходимости самостоятельно хранить и размещать ее. Пользователь всегда работает с самыми последними данными.

На рисунке 1 представлена общая схема работы проектируемой системы с клиент-серверной архитектурой.

Рисунок 1. Архитектура проектируемой системы

Источник: разработано авторами.

Общее взаимодействие компонентов осуществляется следующим образом. Клиент посылает серверу запрос по протоколу HTTP. Сервер принимает запрос, обрабатывает его и вызывает соответствующий код приложения, передавая ему необходимые параметры, извлеченные из запроса пользователя. Приложение анализирует полученные данные и в соответствии с ними вызывает соответствующие подпрограммы, которые осуществляют запрос к базе данных. После обработки запроса база данных возвращает приложению запрошенные данные и приложение формирует HTML-страницу, после чего итоговая страница передается сервером клиенту.

Для обеспечения доступа клиентов к проектируемой системе по сети, осуществления взаимодействия и предоставления информации используется сервер, принимающий HTTP-запросы от клиентов и выдающий им HTTP-ответы, как правило, вместе с HTML-страницей, изображением, файлом или другими данными. Сервером называют как программное обеспечение, выполняющее функции сервера, так и непосредственно компьютер, на котором это программное обеспечение работает.

Таким образом, к основным функциям сервера можно отнести следующие:

- организация ожидания входящего соединения;

- передача данных средствами протокола HTTP;

- вызов серверных приложений;

- ведение журнала обращений пользователей к ресурсам;

- аутентификация и авторизация пользователей;

- поддержка динамически генерируемых страниц.

Для обработки запросов, формирования нужных HTML-документов и работы с данными будет использоваться приложение, разработанное на языке программирования высокого уровня. Данное приложение тесно взаимодействует с сервером, принимая от него пользовательские запросы и параметры и формируя в ответ HTML-документ, который сервер отсылает обратно клиенту в ответ на его запрос.

Приложение призвано выполнять следующие задачи:

- логическая обработка HTTP-запроса, выделение параметров;

- контроль учетных записей и разделение доступа;

- добавление, удаление, обновление данных в базе данных;

- формирование HTML-страницы в соответствии с запросом.

В качестве клиентского приложения, реализующего взаимодействие с проектируемой системой посредством протокола HTTP, используется браузер. Помимо поддержки приема и передачи данных по протоколу HTTP современные браузеры также используются для непосредственного просмотра содержания файлов многих графических форматов, воспроизведения мультимедиа, различных текстовых форматов и других задач, связанных с работой в сети Интернет.

В качестве основного способа хранения данных используется база данных, которую необходимо наполнить информационным обеспечением в сфере нормирования труда, для этого необходимо организовать централизованный сбор информации, которым должна заниматься профильная организация.

Обобщая все вышесказанное на данный момент, заметим следующее: на настоящий момент отсутствует централизованный ресурс хранения нормативно-методологической базы по нормированию труда. Описанная модель функционирования данного интернет-ресурса представляет собой классический графический интерфейс с типом подключения «клиент – сервер». Данный механизм реализован у анализируемых интернет-ресурсов и является наиболее соответствующим запросу и понятным для использования пользователями.

Цифровизация информационных систем и общая автоматизация процессов не могут не повлиять на организацию труда в целом, что только повышает значимость нормирования работы. Нормирование труда приобретает все более актуальный характер и становится эффективным инструментом оптимизации процессов, что вместе с увеличением роли цифровизации может значительно сократить трудоемкость выполняемых задач [13] (Bychin, Novikova, 2018). Для преодоления разрыва практики с элементами цифровизации и методологии, которая не отражает в полной мере развитие технологий, предложена авторская математическая модель модернизации текущей методологии по нормированию труда в отраслях бюджетной сферы с учетом процессов цифровизации и автоматизации.

2. Методика оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда при нормировании труда работников в государственных и муниципальных учреждениях

Целью методики является оптимизация численности работников организаций бюджетной сферы при росте производительности труда и повышение качества предоставляемых услуг населению.

Для оценки уровня развития системы нормирования используются анкеты, представляющие собой форму, заполняемую учреждениями по уровням управления. Система нормирования анализируется в соответствии с 8 основными характеризующими ее разделами:

1) методология;

2) документы, отражающие методологию;

3) процессы, выполняемые в рамках нормирования;

4) организационная структура;

5) человеческий капитал;

6) информатизация (применение IT-систем);

7) отчетность;

8) результативность/эффективность.

Каждый из представленных разделов включает в себя пункты, отражающие его содержание. В содержание раздела «Методология» включаются пункты, отражающие методологическое обоснование деятельности в области нормирования труда. В содержание раздела «Документы, отражающие методологию» включены основные документы, регламентирующие деятельность организации в области нормирования труда.

Важно отметить, что системы нормирования рассматриваются на 3 уровнях функционирования организации: стратегическом, тактическом, оперативном. Подобное деление позволяет наиболее глубоко и полно осветить состояние системы нормирования в организации [14] (Malinin, Bakhtizina, Startsev, 2016).

Рассмотрим более подробно структуру анкеты по аудиту нормирования труда.

Стратегический уровень характеризует систему нормирования труда с точки зрения управленческих процессов: планирования, прогнозирования, формирования политики предприятия в области нормирования труда, комплексной оценки эффективности функционирования бизнес-модели управления системами нормирования труда [15] (Bukhalkov, 2011) и т. д.

Тактический отражает деятельность организации в сфере нормирования на уровне структурных подразделений, задействованных в реализации таких процессов, как разработка и внедрение норм и нормативов по труду, мониторинг и оценка использования внедренных норм, разработка методик по нормативно-исследовательской работе.

Оперативный уровень представляет собой функционирование системы нормирования на уровне деятельности сотрудников организации и отражает такие процессы, как применение норм и нормативов на практике, разработка нормативных заданий.

Для каждого из представленных уровней содержание, характеризующее систему нормирования, дифференцируется, однако основные разделы переходят из одного уровня в другой. При этом важно отметить, что на оперативном уровне отсутствуют два раздела: «Методология» и «Организационная структура», так как на данном уровне не рассматривается система нормирования с точки зрения методов нормирования и организации деятельности структурных подразделений. Для понимания качественной составляющей дифференциации по уровням можно, например, рассмотреть отличия в содержании раздела «Документы, отражающие методологию»:

На стратегическом уровне в данный раздел входят такие документы, как стратегический план по развитию (раздел о совершенствовании труда); положение о нормировании труда и другие стратегические регламентирующие документы (политика организации и т. д.).

На тактическом уровне к документам, отражающим методологию, относятся нормативные материалы по труду для всех групп персонала (основной, административно-управленческий, вспомогательный и обслуживающий).

Для третьего, оперативного уровня, такими документами являются должностные инструкции сотрудников, методики нормативно-исследовательской работы, а также операционные карты [16] (Ovchinnikova, Churilova, 2016).

Каждый из пунктов содержания анкеты в зависимости от уровня зрелости отвечает одному из следующих значений:

1) «да / есть в наличии»;

2) «проведено ознакомление/обучение/инструктаж/специальное совещание»;

3) «используется в практике не менее 6 мес.»;

4) «есть подтверждение эффективности».

На основе соотнесения каждого из пунктов содержания и значений уровня зрелости формируется суммарная оценка функционирования системы нормирования труда в организации.

Далее определяется экономический эффект от внедрения типовых норм труда.

1. Определение прямого экономического эффекта от внедрения типовых норм труда.

Таблица 1

Определение перечня нормируемых работ(операций) по должности

№п/п
Наименование работы (операции
Фактическая трудоемкость
Нормированная трудоемкость
Кд
1




2




...




...




...




...
Итого



Источник: составлено авторами.

1.1. Определение экономии времени по каждой нормируемой работе (операции) и суммарной экономии:

t1 – фактическая трудоемкость единицы работы до внедрения норм, чел.-ч;

t2 – нормированная трудоемкость работы после внедрения норм, чел.-ч;

Кд – коэффициент, увеличивающий/уменьшающий затраты времени при переводе работы в цифровой формат (может быть больше или меньше единицы);

1.2. Определение экономии (высвобождения численности работников):

где

t1 – фактическая трудоемкость единицы работы до внедрения норм, чел.-ч;

t2 – нормированная трудоемкость работы после внедрения норм, чел.-ч;

Кд – коэффициент, увеличивающий/уменьшающий затраты времени при переводе работы в цифровой формат (может быть больше или меньше единицы);

В – годовой объем работы после внедрения норм в натуральном выражении;

Фд - реальный годовой фонд рабочего времени одного работника до внедрения норм, ч;

1.3. Определение экономического эффекта от высвобождения численности работников при внедрении норм труда:

,

где

Эч – нормированная трудоемкость работы после внедрения норм, чел.-ч;

ФЗП – средний фонд заработной платы работника по данной должности за год, руб.;

Кс – коэффициент страховых платежей с ФЗП.

1.4. Определение дополнительного экономического эффекта цифровизации (электронное обучение, телемедицина), применение новых технологий:

,

где

Эч – экономия численности работников за счет применения цифровизации, чел.;

ФЗП – средний фонд заработной платы работника по данной должности за год, руб.;

Кс – коэффициент страховых платежей с ФЗП;

З1 – затраты на внедрение цифровизации, руб.;

З2 – текущие затраты учреждения (электроэнергия, обслуживание зданий и т.п.), руб.

Эч – экономия численности работников за счет применения цифровизации рассчитывается следующим образом:

,

где

К – количество человек, прошедших цифровой курс, чел.;

nнорма обслуживания по данному виду деятельности.

1.5. Определение дополнительного экономического эффекта за счет уменьшения замен и сверхурочной работы (уменьшение почасовой работы).

,

где

T – сумма часов, сэкономленная в результате уменьшения замен/сверхурочных работ/почасовой работы по сравнению с предыдущим отчетным периодом;

ЗПч – часовая средняя заработная плата по данной должности за год, руб.;

Кс – коэффициент страховых платежей с ФЗП.

1.6. Определение общего экономического эффекта. Общий экономический эффект определяется путем суммирования экономического эффекта от высвобождения численности работников при внедрении норм труда, экономического эффекта от применения цифровизации (электронное обучение, телемедицина), новых технологий и экономического эффекта за счет уменьшения замен и сверхурочной работы (уменьшение почасовой работы):

,

где

Э – экономический эффект от высвобождения численности работников при внедрении норм труда;

Эд – экономический эффект от применения цифровизации;

Эз – экономический эффект за счет уменьшения замен и сверхурочной работы.

Общий экономический эффект позволит решить задачу по экономии фонда заработной платы при снижении трудоемкости за счет цифровизации.

2. Определение эффективности организации работы по нормированию труда.

2.1. Определение доли рабочего времени, которая нормируется (p), определяется в зависимости от должности работника по формуле:

где

П1 – фонд рабочего времени, который нормируется по данной должности;

П – общий фонд рабочего времени, установленный законодательно по этой должности.

2.2. Для характеристики внедрения норм используются показатель «Коэффициент охвата численности работников нормированием» (d), который рассчитывается по формуле:

где

Чсп – численность работников, труд которых нормируется после внедрения новых норм;

Чсд – списочная численность работников, труд которых нормировался до внедрения норм.

2.3. Для характеристики работы по внедрению норм труда используется показатель «Динамика охвата работников нормированием труда», который представляет собой отношение численности работников, труд которых нормируется по новым разработанным нормам труда в отчетный период, к численности работников, работающих по нормам труда за предыдущий период, и рассчитывается по формуле:

где

Чо – численность работников труд которых нормируется по новым разработанным нормам труда в отчетный период;

Чп – численность работников, работающих по нормам труда за предыдущий период.

2.4. Общий коэффициент эффективности Кон организации работы по нормированию труда определяется как сумма всех трех вышеописанных коэффициентов:

.

3. Определение экономии бюджетного финансирования в связи с увеличением норм обслуживания при внедрении норм по труду.

Экономия бюджетных средств (Ф) может быть рассчитана следующим образом:

,

где

N1 – первоначальная норма обслуживания, количество потребителей услуг на 1 работника, чел.;

N2 – норма обслуживания по данному виду деятельности, рассчитанная после внедрения норм труда количество потребителей услуг на 1 работника, чел.;

F – размер бюджетного финансирования на одного потребителя услуг.

При определении экономии необходимо учитывать коэффициент использования рабочего времени по профилю деятельности, который учитывает снижение эффекта за счет непрофильной деятельности (в случае проведения работ не по профилю деятельности, например, для медицинского работника это может быть оформление электронных карт пациентов).

Коэффициент использования рабочего времени (Ки) напрямую влияет на социально-экономический эффект и используется как корректирующий коэффициент, оценивая трудозатраты не по профилю деятельности. Данный показатель определяется по формуле:

,

где

Ka – время, затраченное на административные поручения, чел.-ч.;

Кц – время, затраченное на оцифровку, чел.-ч.

Поскольку с точки зрения эффективности это потери рабочего времени, то снижение экономического эффекта можно определить следующим образом:

,

V объем утвержденного государственного задания, ед.

Методика оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда является завершающим этапом внедрения мероприятий по нормированию труда в социальной сфере, созданию и оценке эффективности типовых разработанных норм, позволяющего обосновать применяемую систему оплаты труда в учреждении. Методика оценки социально-экономического эффекта является частью работ по внедрению и совершенствованию системы оплаты труда, реализуемой в рамках пилотных проектов, педагогических работников и медицинских работников государственных ‎и муниципальных учреждений системы образования и здравоохранения, которые в настоящее время проводятся в части субъектов РФ [17]. Использование методики оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда предполагается в процессе работ по разработке методологии формирования системы оплаты труда педагогических работников с учетом анализа действующих систем оплаты труда и установления размеров ставок заработной платы (должностных окладов) в зависимости от квалификационных уровней профессиональных квалификационных групп педагогических работников, выплат компенсационного и стимулирующего характера [18].

В настоящее время региональная дифференциация оплаты труда в государственных и муниципальных учреждениях тормозит развитие всей социальной сферы, поскольку влечет за собой снижение укомплектованности кадрами и качества их работы [19] (Shipova, Pesennikova, Perepelova, 2019).

Методика оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда является завершающим этапом внедрения мероприятий по нормированию труда в социальной сфере, созданию и оценке эффективности типовых разработанных норм, позволяющим обосновать применяемую систему оплаты труда в учреждении [20].

Методика оценки социально-экономического эффекта является частью работ по внедрению и совершенствованию системы оплаты труда педагогических работников и медицинских работников государственных ‎и муниципальных учреждений системы образования и здравоохранения, реализуемой в рамках пилотных проектов, которые в настоящее время проводятся в части субъектов РФ (ср.: Постановление Правительства РФ от 1 июня 2021 г. № 847 «О реализации пилотного проекта в целях утверждения требований к системам оплаты труда медицинских работников государственных и муниципальных учреждений здравоохранения», а также Проект Постановления Правительства РФ от 3 сентября 2021 г. «О реализации пилотного проекта в целях утверждения требований к системе оплаты труда педагогических работников государственных и муниципальных учреждений системы образования»).

Использование методики оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда предполагается в процессе работ по разработке методологии формирования системы оплаты труда педагогических работников [21] (Romanov, 2019) с учетом анализа действующих систем оплаты труда и установления размеров ставок заработной платы (должностных окладов) в зависимости от квалификационных уровней [22] профессиональных квалификационных групп педагогических работников, выплат компенсационного и стимулирующего характера.

В рамках определения социально-экономической эффективности от внедрения норм по труду можно выделить два подхода [23] (Beaussier, Demeritt, Griffiths, Rothstein, 2020).

Первый подход связан с тезисом о том, что социально-экономическая эффективность от внедрения норм по труду определяется величиной снижения затрат труда и проявляется в повышении его производительности. Расчет экономической эффективности производится на основе сопоставления действующих норм времени (выработки, обслуживания), нормативов численности с проектируемыми нормативными материалами или сопоставления фактических затрат труда с проектируемыми.

Второй подход широко применяется в здравоохранении, в том числе и рекомендован Всемирной организацией здоровья – это Cost effectiveness analysis (CEA) [24]. Анализ эффективности затрат (CEA) оценивает затраты и выгоды для здоровья от альтернативных программ. Методика измеряет произведенные затраты на единицу изменения показателя DALY (или QALY), что позволяет сравнить два проекта и выбрать проект с минимальным значением показателя, позволяющий добиться результата с наименьшими затратами. Поскольку в социальной сфере в реальной жизни количество ресурсов всегда ограничено, то необходимо рассматривать и оптимизацию распределения ресурсов между участниками. Вместе с тем подход к минимизации затрат не должен снижать качество профессиональной деятельности, которое напрямую связано с социальным эффектом [25] (Gastev, 2011).

Отдельно необходимо рассмотреть влияние фактора работы в удаленном формате на нормы труда [26] (Mergel, Edelmann, Haug, 2019). Разработаны три возможных сценария включения в процесс нормирования труда этого фактора:

Первый сценарий предполагает включение возможности работы в удаленном режиме в фактор цифровизации/автоматизации. В данном случае фактор влияния удаленной работы учитывается в предложенной авторской модели расчета нормы численности работников.

Второй сценарий базируется на идее выделения удаленной работы в качестве отдельного фактора, влияющего на норму труда. В основу расчетов в этой связи положены изменения в норме времени. Учитывая высокую степень зависимости выполнения удаленной работы от технических характеристик и параметров, вводится корректирующий коэффициент – Crash-коэффициент (Cr) для отражения угрозы технических трудностей и поломок.

Третий сценарий интегрирует все реализуемые работы вне зависимости от их технологической основы за счет введения норм выработки (нагрузки).

В рамках исследования было отмечено, что внедрение цифровых технологий и автоматизация могут существенно влиять на рабочий процесс [27] (Gusev, 2019), формируя как положительные, так, к сожалению, и отрицательные результаты, в том числе и в сфере изменения норм рабочего времени [28] (Andreeva, Glukhikh, Krasnyh, 2020). В этой связи вполне очевидным становится тезис о том, что норма рабочего времени и, следовательно, норма труда при конкретных условиях меняет свое и количественное, и качественное значение, при этом особым фактором влияния в настоящее время становится цифровизация и автоматизация.

Принимая во внимание обратную связь между фактором цифровизации и автоматизации, а также нормой рабочего времени (при прочих равных) [29] (Mossberger, LaCombe, Tolbert, 2021), вводится дополнительное ограничение по изменению численности работников – ограничение изменения качества предоставляемой услуги. Ограничение основывается на необходимости поддерживать уровень качества услуги вне зависимости от изменений численности работников.

Качество услуг в данном случае определяется через затраты нормы рабочего времени. С одной стороны, возможно снижение качества за счет увеличения численности работников. С другой стороны, учитывая тенденцию к сокращению нормы рабочего времени в результате цифровизации, можно выявить тенденцию обратного влияния и риска чрезмерного сокращения нормы времени [30] (Potudanskaya, Gorskina, 2017). Так, в случае если установленная норма времени перестает быть достаточной для реализации основной деятельности, качество предоставляемых услуг будет снижаться при риске дальнейшего увеличения рабочей нагрузки. Величину нормы времени, при которой не происходит изменения качества услуги, можно условно обозначить как буферную. Так как эта величина становится важным ограничением при расчете других норм труда и оценки качества, представляется оправданным использование ее значений в качестве показателя-индикатора качества реализуемых услуг.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Комплексный анализ состояния нормативно-методической базы в области нормирования труда в бюджетной сфере Российской Федерации (в образовании, здравоохранении и культуре) показал, что вопросы удаленной работы и влияния факторов цифровизации не затрагивались ранее в подобного рода материалах.

2. В современных условиях нормирование труда приобретает все более актуальный характер и становится эффективным инструментом оптимизации процессов, что вместе с увеличением роли цифровизации может значительно сократить трудоемкость выполняемых задач.

3. Внедрение цифровых технологий и автоматизация могут существенно влиять на рабочий процесс, формируя как положительные, так, к сожалению, и отрицательные результаты, в том числе и в сфере изменения норм рабочего времени. В этой связи вполне очевидным становится тезис о том, что норма рабочего времени и, следовательно, норма труда при конкретных условиях меняют свое и количественное, и качественное значение, при этом особым фактором влияния в настоящее время становится цифровизация и автоматизация.

4. Принимая во внимание обратную связь между фактором цифровизации и автоматизации, а также нормой рабочего времени (при прочих равных), вводится дополнительное ограничение по изменению численности работников – ограничение изменения качества предоставляемой услуги. Ограничение основывается на необходимости поддерживать уровень качества услуги вне зависимости от изменений численности работников.

5. Качество услуг в данном случае определяется через затраты нормы рабочего времени. С одной стороны, возможно снижение качества за счет увеличения численности работников. С другой стороны, учитывая тенденцию к сокращению нормы рабочего времени в результате цифровизации, можно выявить тенденцию обратного влияния и риска чрезмерного сокращения нормы времени. Так, в случае если установленная норма времени перестает быть достаточной для реализации основной деятельности, качество предоставляемых услуг будет снижаться при риске дальнейшего увеличения рабочей нагрузки. Величину нормы времени, при которой не происходит изменения качества услуги, можно условно обозначить как буферную. Так как эта величина становится важным ограничением при расчете других норм труда и оценки качества, представляется оправданным использование ее значений в качестве показателя-индикатора качества реализуемых услуг.

6. В представленной научно-исследовательской работе предложена авторская математическая модель модернизации текущей методологии по нормированию труда в отраслях бюджетной сферы с учетом процессов цифровизации и автоматизации.

7. В исследовании разработаны три возможных сценария включения в процесс нормирования труда фактора удаленной работы.

8. В рамках определения социально-экономической эффективности от внедрения норм по труду было предложено два подхода.

9. Разработанная в исследовании авторская математическая модель – методика оценки социально-экономического эффекта от внедрения типовых норм труда является завершающим этапом внедрения мероприятий по нормированию труда в социальной сфере, созданию и оценке эффективности типовых разработанных норм, позволяющим обосновать применяемую систему оплаты труда в учреждении.

10. При проведении комплексного анализа рассмотрены основные направления использования IT-технологий в бюджетной сфере (в частности, в образовании, здравоохранении и культуре). Обозреваемый перечень программного обеспечения является обширным и может являться основным местом для сбора статистических данных при проведении нормирования труда как на рабочем месте, так и на удаленном рабочем месте.

11. В рамках цифровизации области нормирования труда в исследовании был предложен подход к созданию интернет-ресурса, содержащего нормативно-методическую базу информации по нормированию труда. В представленной научно-исследовательской работе проанализированы источники хранения существующей нормативно-методической базы, которые могут являться первичным источником сбора информации, а также описана модель функционирования создаваемого информационного ресурса.


Источники:

1. Шипова В. М., Берсенева Е. А., Кириллов К. В., Куденцова Е. А. Современная нормативно-правовая база по труду: анализ и перспективы // Вестник современной клинической медицины. – 2019. – № 12(6). – c. 88-95. – doi: 10.20969/VSKM.2019.12(6).88-95 .
2. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. №197-ФЗ. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34683 (дата обращения: 03.10.2021).
3. Приказ Министерства культуры Российской Федерации от 27 апреля 2018 г. №603 «Об утверждении Методических рекомендаций по формированию штатной численности работников организаций исполнительских искусств с учётом отраслевой специфики». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_298870 (дата обращения: 10.10.2021).
4. Письмо Министерства культуры РФ от 14 июля 2016 г. № 217–01–39-НМ «О направлении рекомендаций по особенностям введения типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в культурно-досуговых учреждениях и других организациях культурно-досугового типа». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_202163 (дата обращения: 10.10.2021).
5. Законопроект №1162885–7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части регулирования электронного документооборота в сфере трудовых отношений)». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=PRJ;n=207444#ksGhkhSVz0rP7pn6 (дата обращения: 08.10.2021).
6. Отраслевое соглашение в отношении федеральных государственных бюджетных, автономных, казенных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий, находящихся в ведении Министерства здравоохранения Российской Федерации, на 2017–2019 годы. Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_218401 (дата обращения: 02.10.2021).
7. Приказ Министерства образования и науки РФ от 22 декабря 2014 г. №1601 «О продолжительности рабочего времени (нормах часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников и о порядке определения учебной нагрузки педагогических работников, оговариваемой в трудовом договоре». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/70878632 (дата обращения: 15.10.2021).
8. Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 15 октября 2015 г. № 725 «Об утверждении Методических рекомендаций по определению норм нагрузки социального работника в сфере социального обслуживания». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/71239368/#ixzz770hqGAZg (дата обращения: 07.10.2021).
9. Письмо Министерства культуры РФ от 3 июля 2015 г. № 231–01–39-НМ «О методических рекомендациях по введению нормирования труда в государственных (муниципальных) учреждениях культуры с указаниями особенностей введения типовых норм труда в библиотеках, фильмофондах, зоопарках, музеях и других организациях музейного типа». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71073628 (дата обращения: 15.10.2021).
10. Методические рекомендации по разработке и внедрению систем нормирования труда в областных государственных учреждений, находящихся в ведении Департамента общего образования Томской области, и муниципальных образовательных организациях Томской области (приложение к письму ДОО ТО от 29 октября 2015 г. n3676/01-08). Edu.tomsk.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://edu.tomsk.gov.ru/uploads/ckfinder/272/userfiles/files/10%20Методические%20рекомендации.pdf.
11. Литовченко Н.Н. Нормирование труда как объективная мера затрат труда и элемент организации заработной платы. / Социально-трудовые отношения в современной России: проблемы и решения. Коллективная монография к 60-летию НИИ труда. - М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2016. – 280 c.
12. Щеколдин В.А., Богатырева И.В., Илюхина Л.А. Информационные технологии в нормировании труда: теория и практика использования // Экономика труда. – 2018. – № 1. – c. 87-100. – doi: 10.18334/et.5.1.38774 .
13. Бычин В.Б., Новикова Е.В. Нормирование труда как элемент эффективного внутрифирменного управления в современных условиях // Экономика труда. – 2018. – № 1. – c. 77-86. – doi: 0.18334/et.5.1.38710 .
14. Малинин С.В., Бахтизина А.Р., Старцев Г.Н. Методы нормирования труда в системе координат современного производства // Вестник УГНТУ. Наука, образование, экономика. Серия: Экономика. – 2016. – № 3(17). – c. 90-101.
15. Бухалков М.И. О принципах научного нормирования труда // Нормирование и оплата труда в промышленности. – 2011. – № 1. – c. 8-15.
16. Овчинникова О.Ф., Чурилова К.С. Содержание нормирования труда в современных условиях // Дальневосточный аграрный вестник. – 2016. – № 2(38). – c. 131-134.
17. Постановление Правительства Российской Федерации от … 2021 г. n… «О реализации пилотного проекта в целях утверждения требований ‎к системе оплаты труда педагогических работников государственных ‎и муниципальных учреждений системы образования» (проект). Regulation.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=119980.
18. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 26 ноября 2012 года №2190-р «Об утверждении программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012–2018 годы». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_138313 (дата обращения: 12.10.2021).
19. Шипова В.М., Песенникова Е.В., Перепелова О.В. Применение норм труда при ценообразовании в здравоохранении // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2019. – № 5. – c. 907-910. – doi: 10.32687/0869-866X-2019-27-5-907-910 .
20. Единые рекомендации по установлению на федеральном, региональном и местном уровнях систем оплаты труда работников государственных и муниципальных учреждений на 2020 год, утверждённые решением Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений от 24 декабря 2019 года (протокол №11). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_342578 (дата обращения: 01.10.2021).
21. Романов Е.В. Нормирование нагрузки преподавателей: проблемы и поиск решений // Университетское управление: практика и анализ. – 2019. – № 4(104). – c. 64-81.
22. Постановление Правительства РФ от 08 августа 2013 г. №678 «Об утверждении номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/70429490 (дата обращения: 12.10.2021).
23. Beaussier A.L., Demeritt D., Griffiths A., Rothstein H. Steering by their own lights: Why regulators across Europe use different indicators to measure healthcare quality // Health Policy. – 2020. – № 5. – p. 501-510. – doi: 10.1016/j.healthpol.2020.02.012.
24. Education at a Glance. OECD Indicators. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/education/education-at-a-glance_19991487.
25. Гастев А.К. Практическое введение в науку организации труда. - М.: Издательство «Либроком», 2011. – 480 c.
26. Mergel I., Edelmann n., Haug n. Defining digital transformation: Results from expert interviews // Government Information Quarterly. – 2019. – № 4. – p. 101385. – doi: 10.1016/j.giq.2019.06.002.
27. Гусев А.А. Цифровизация трудовых отношений и ее влияние на производительность труда и стоимость компаний // Экономика. Налоги. Право. – 2019. – № 6. – c. 39-47. – doi: 10.26794/1999-849X-2019-12-6-39-47 .
28. Андреева Е.Л., Глухих П.Л., Красных С.С. Оценка влияния процессов цифровизации на развитие технологического экспорта регионов России // Экономика региона. – 2020. – № 2. – c. 612-624. – doi: 10.17059/2020-2-21 .
29. Mossberger K., LaCombe S., Tolbert C. A new measure of digital economic activity and its impact on local opportunity // Telecommunications Policy. – 2021. – p. 102231. – doi: 10.1016/j.telpol.2021.102231.
30. Потуданская В.Ф., Горскина Л.С. Еще раз о принципах нормирования труда // Экономика труда. – 2017. – № 4(3). – c. 197-208. – doi: 10.18334/et.4.3.38201 .

Страница обновлена: 25.05.2022 в 11:45:04