Роль банковских институтов в финансовом обеспечении устойчивого развития региональной экономики

Родин Д.Я.1, Карартынян А.А.1, Зиниша О.С.1, Симонянц Н.Н.1
1 Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина, Россия, Краснодар

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Родин Д.Я., Карартынян А.А., Зиниша О.С., Симонянц Н.Н. Роль банковских институтов в финансовом обеспечении устойчивого развития региональной экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1345-1360. – doi: 10.18334/epp.11.6.112265.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332114

Аннотация:
Значимую роль в устойчивом развитии воспроизводственных процессов экономики регионов играют банковские институты, функционирование которых опирается на достижение стратегических целей устойчивого развития, и поддержания динамического равновесия социального, экономического и экологического окружения. В ходе исследования авторы выявили особенности диалектического развития банковских институтов в парадигме ESG – банкинга и эволюционность трансформаций бизнес-модели банковского института (Банк 1.0 к Банку 5.0.). Выделены стратегические ориентиры функционирования бизнес-модели ESG-банкинг, которые направлены на активизацию финансового обеспечения экономического роста, расширения кредитного пространства, повышения социально-корпоративной ответственности, что в конечном итоге приводит к росту экономического доверия и достижению целей устойчивого развития территорий опережающего роста.

Ключевые слова: устойчивое развитие, финансовый институт, ESG-банкинг, динамическое равновесие, финансовое обеспечение, экономический рост



Введение

Происходящие изменения в современном экономическом пространстве затрагивают все сферы функционирования отраслевых рынков и секторов общественных отношений. Возникающие проблемы, связанные с достижением экономического равновесия и устойчивого развития отраслевых рынков, требуют формирования новых методологических подходов к их решению. Значимую роль в обеспечении устойчивого развития национальной экономики играет банковская система, которая позволяет вовлечь имеющийся финансовый потенциал различных экономических агентов и трансформировать их в инвестиционные ресурсы, направленные на модернизацию и расширение общественного воспроизводства, достижение целевых пропорций экономического роста.

Под влиянием конкурентной среды происходит трансформация банков, функционирующих на принципах финансового посредничества, в институты развития, обеспечивающие экономический рост, интеграцию сфер применения экологического, социального, информационно-цифрового и инвестиционного капиталов.

Кризисные явления, происходящие в экономическом пространстве, последствия локдауна и усиление конкурентных процессов на рынке финансовых услуг создают условия формирования вектора устойчивого развития современного общества, основанного на межфункциональном подходе. Все это порождает новый ракурс современных форматов организации банковского бизнеса, основанного на вовлечении широкого круга заинтересованных сторон и повышении социально-экологической ответственности финансовых институтов перед обществом.

Таким образом, целью настоящего исследования является обоснование экономической сущности и форм взаимодействия банковских институтов с обществом в контексте обеспечения устойчивого развития, поддержания пропорций экономического роста и социальной ответственности финансового бизнеса.

Целью данной работы является выявление трансформационных процессов бизнес-моделей банковских институтов и их роли в финансовом обеспечении устойчивого развития региональной экономики.

Научная новизна заключается в раскрытии адаптационных механизмов трансформации бизнес-моделей банковских институтов к смене технологических укладов и финансовом обеспечении устойчивого развития региональной экономики.

Стратегические ориентиры устойчивого развития реального сектора региональной экономики задают вектор трансформации для существующих бизнес-моделей финансовых институтов на основе реинжиниринга основных и вспомогательных процессов и организационных изменений, способствующих не только достижению частно-корпоративных интересов в виде приращения стоимости капитала, прибыли, но и формированию инклюзивных экономических платформ в конкурентном пространстве.

Авторская позиция основывается на применении дуалистического подхода к развитию инновационных процессов в финансовой сфере. Первый подход заключается во внедрении новых банковских инноваций на рынок финансовых услуг. Второй подход предусматривает применение нового инновационного сочетания существующих приемов, способов, методов и инструментов, позволяющих конструировать различные инновационные банковские продукты с целью получения банком дополнительных конкурентных преимуществ. Данное положение уточняет рыночную конкурентоспособную позицию банка при анализе его сильных и слабых сторон. На рисунке 1 отражено диалектическое развитие банковских финансовых инноваций. Временной вектор инновационного развития банка задает направление последовательного перехода состояния банка от «Банка 1.0» к «Банку 5.0», которое характеризуется определенными вложениями инвестиционных ресурсов и их эффективностью, масштабируемостью бизнеса и омниканальностью.

Смена парадигм общественного развития влечет за собой и изменения в бизнес-моделях банковских институтов. Системная трансформация бизнес-моделей «Банк 1.0» к «Банку 5.0» имеет мультипликативный эффект, заключающийся в интеграции интересов стейкхолдеров. Действительно, банковский менеджмент стремится вывести на рынок качественные банковские продукты и стать его лидером. Эта своеобразная борьба идей и команд, но в то же время возникает и системообразующая проблема на уровне межбанковских

Рисунок 1. Диалектическое развитие трансформации моделей банковского бизнеса

Источник: составлено авторами.

финансовых отношений. Так, в погоне за быстрыми внедрениями инновационных технологий не все финансовые институты в полной мере осознают важность интеграции новых сервисов с ключевыми действующими цифровыми платформами. В большинстве случаев последующее внедрение и расширение емкости рынка финансовых услуг требует взаимодействия различных подразделений, основанного на междисциплинарном подходе. Следовательно, менеджмент кредитного института нацелен на реализацию стратегических ориентиров цифровой трансформации бизнеса на уровне финансовой архитектуры [14] (Soros, 2000).

Возрастание неопределенности и рисков на финансовом рынке, ужесточение регулятивных требований достаточности капитала приводят к росту транзакционных издержек и снижению нормы прибыли. Так, из ста крупнейших банков России на конец 2020 года двадцать пять имеют убыток, что приводит к отрицательной величине капитала [11].

В целях восстановления и поддержания стабильности каналов взаимодействия сегментов рынков реального и финансового капитала, банковский бизнес трансформируется из простого финансового посредничества (Банк 1.0) в инфраструктурный институт, выступающий драйвером экономического роста, который должен ориентироваться в первую очередь на инклюзивное экономическое развитие и социально-корпоративную и экологическую ответственность (Банк 5.0).

Новые вызовы признаков устойчивого развития, связанные с технологическим прорывом, стимулируют проведение процедур реинжиниринга всех основных и вспомогательных бизнес-процессов функционирования банков.

С точки зрения авторов, устойчивое развитие можно рассматривать как закономерный, последовательно изменяющийся во времени процесс банковской деятельности, направленный на поступательное движение его параметров посредством эффективного использования материальных, финансовых, интеллектуальных и информационных ресурсов [12] (Rodin, 2010).

Устойчивое развитие предусматривает динамическое равновесие всех сфер глобализирующегося общества, а именно:

- нацеленность на единство развития в экономическом, экологическом и социальном пространстве;

- долгосрочный характер влияния результатов деятельности на приращение стоимости бизнеса и уровня экономического доверия;

- биоразнообразие окружающей среды и природно-ресурсного потенциала с целью удовлетворения потребностей нынешнего поколения, а также сохранения ресурсов, которые обеспечат будущие поколения [16] (Strelnikov, Gayduk, Buyalskiy, Achokh, 2019).

Таким образом, банковские институты, которые являются важнейшим элементом финансовой системы, опираются на частно-корпоративную форму собственности и выстраивают многоуровневую иерархическую структуру. В условиях развития социально-экономических связей и структурных взаимодействий банки как корпоративные институты стремятся ориентироваться на достижение согласования интересов как внутренних иерархических уровней, так и партнеров и конкурентов в рыночном окружении (рис. 2).

Создание финансовой экосистемы становится важным фактором в модернизации воспроизводственных процессов, в которых банковским институтам отводится роль драйвера экономического роста региональной экономики.

Принимая на себя степень ответственности, реализуя социальный и частно-корпоративный интересы в конкурентной среде рыночного пространства, банки трансформируются из простой коммерческой структуры в ядро (организатора и драйвера) экосистемы, которое координирует целенаправленные действия по вовлечению участников, предоставляя стейкхолдерам удобные, безопасные и качественные потребительские продукты и услуги. Следовательно, в этом аспекте данные процессы способствуют изменению атрибутивных черт банка как финансового института и его роли в системе общественно-экономических отношений:

Рисунок 2. Роль банковского института в достижении устойчивого развития региональной экономики

Источник: составлено авторами.

- банк может не выполнять отдельные финансовые операции в тот или иной временной промежуток, и каждый конечный потребитель имеет право использовать ограниченное или полное ассортиментное предложение кредитных и инвестиционных продуктов;

- позиционирование банков на рынке финансовых услуг имеет структурную целостность независимо от их типов. Разумеется, это не означает, что на практике все банковские институты равнозначны для общества. Они имеют свои особенности, которые отражают многообразие их форм как единого целого. При оценке семантического значения банков целесообразно выделить специфические характеристики (стратегические ориентиры, социальное партнерство, корпоративные отношения, экологическую ответственность, влияние на экономику региона), которые отличают его от других финансовых институтов;

- построение организационной системы банковского менеджмента раскрывается через структурную иерархию уровней управления, разработки и принятия инновационных решений [8] (Piterskaya, Rodin, 2010).

В процессе своей деятельности, организуя перелив финансового капитала в реальный сектор производства, менеджмент банка опирается на имеющийся ресурсный потенциал и конкурентные преимущества бенчмаркинга. В этой связи банки для продвижения финансовых продуктов и формирования конкурентных отношений с заинтересованными сторонами активно применяют концепции маркетинг-менеджмента, маркетинг отношений обмена, воспроизводственную, клиентоориентированную, социально-этический маркетинг, маркетинг партнерских отношений. Таким образом, банк формирует своеобразную финансовую экосистему, которая позволяет сформировать и интегрировать в рыночное пространство его конкурентные преимущества.

Эффективно функционирующая экосистема способствует гармонизации интересов всех участников, формированию рациональных моделей конкурентного поведения как самих банковских институтов, так и заинтересованных сторон на рынке реальных и финансовых инвестиций. Деятельность финансовых институтов в рыночном пространства направлена на формирование условий эффективного функционирования элементов финансовой экосистемы на рынке инвестиционных и потребительских услуг. Банковский менеджмент стремится рационально использовать финансовые потоки в условиях высокой волатильности рынка и ужесточения регулятивных правил и процедур. Одной из значимых целей по достижению гармонизации интересов является формирование и реализация конкурентных преимуществ индустриальных корпораций в условиях меняющейся среды. Банковский институт в экономике региона стремительно развивается преимущественно за счет цифровых и финансовых технологий. Проникновение цифровых технологий подталкивает банковские, страховые и консалтинговые компании к обновлению посредством реинжиниринга своих бизнес-процессов, организационных изменений в функционирующих бизнес-моделях. Важной особенностью при построении финансовых экосистем в конкурентном пространстве является высокая степень результативности по координированию элементов, обладающих достаточной степенью автономности.

Значимым преимуществом функционирования данной экосистемы служит возможность формирования у конечных потребителей культуры экономического поведения, позволяющей удовлетворять свои расширяющиеся потребности, осуществляя конкурентный выбор основного и сопутствующего продуктового ассортимента. Построение и развитие системы устойчивых отношений между участниками финансовой экосистемы и потребительским сегментом рынка строятся в инфокоммуникационном пространстве посредством торговых площадок и цифровых платформ.

Переход к информационной экономике требует принципиально новых подходов не только на отраслевых рынках, но и в сферах формирования человеческого и интеллектуального капитала, получения новых знаний и компетенций, подготовки и расстановки кадров, формирования инновационной среды управления имеющимся ресурсным капиталом. Функционирование финансовой экосистемы в новой реальности, которая отражает неопределенность, рискованность, технологическую и логистическую сложность перемещения ресурсов и капитала, предусматривает трансформацию экономического поведения агентов из SPOD-модели в VUCA-модель (рис. 3).

Рисунок 3. Трансформация бизнес-модели банков в условиях смены уклада общества

Источник: составлено авторами.

Выявленные характерные особенности трансформации бизнес-модели в системе VUCA способствовали возникновению и развитию особой категории банков – финансовых институтов устойчивого развития, деятельность которых направлена на реализацию экономических, социальных и экологических приоритетов результативности на основе интеграции частно-корпоративных и общественных интересов. Данная тенденция находится на начальной стадии своего развития и наблюдается преимущественно в столицах региональных центров. Вместе с тем в регионах за счет низкой степени концентрации капитала банковские институты до конца не могут расширить свое влияние на экономическое пространство.

Проводя оценку результативности и эффективности деятельности национальных банковских институтов, используя методы кластерного анализа, авторы выделили следующие группы финансовых институтов с различными системообразующими признаками: банки с участием государственного и иностранного капитала, крупные частные банки и значимые региональные банки Южного федерального округа.

Так, банки, контролируемые государством, занимают лидирующую позицию по величине активов. В динамике этот параметр имеет тенденцию к росту, что свидетельствует о величине их концентрации в данной группе. Информационные потоки таблицы 1 отражают уровень результативности функционирования банков выделенных групп. В качестве параметров оценки результативности нами выбраны норма прибыли собственного капитала, рентабельность работающих активов, степень трансформации привлеченных ресурсов в кредитные активы.

В первой группе, в которой представлены региональные банка ЮФО, все исследуемые параметры имеют устойчивую динамику роста, что свидетельствует об эффективности принимаемых управленческих решений с точки зрения балансового равновесия «риск – ликвидность – доходность». Значение коэффициента трансформации (60,2%) свидетельствует о высокой степени консерватизма и сбалансированности кредитной политики банков. Вместе с тем высокие риски региональных проектов не дают расширять кредитную активность данной группе банков. В свою очередь, федеральные частные банки, и

Таблица 1

Показатели результативности деятельности банков по выделенным кластерным группам

Группа банковских институтов
ROE, %
ROA, %
К. Трансформации, %
2018 г.
2019 г.
2020 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
Значимые
банки ЮФО
7,7
13,8
11,3
1,0
1,7
1,4
51,4
55,3
60,2
Банки с участием государственного капитала
17,5
17,4
12,25
1,1
1,2
0,9
105,3
103,4
102,2
Крупные частные федеральные банки
19,3
14,1
19,0
1,6
1,7
1,5
118,6
122,9
84,3
Банки с участием иностранного капитала
15,6
11,2
10,1
2,7
1,5
1,1
114,3
112,0
99,8
Источник: составлено авторами по [7, 21].

финансовые институты с государственным участием стимулируют экономический рост, что приводит к более активной кредитной политике и получению более высоких значений маржинального дохода.

Институциональные изменения в банковском секторе, происходящие на фоне сохраняющихся рисков санкционного давления национальной экономики, приводят к монополизации рынка, преобладанию институтов с государственным участием капитала. Это подтверждают значения диспропорциональной обеспеченности финансовыми услугами российских регионов между центрами финансового капитала и периферией (диапазон разброса от 1,47 в г. Москве до 0,16 в Республике Ингушетия). Вместе с тем отмечаем активное присутствие на рынке финансовых услуг небанковских финансовых институтов (8,5%). Доля их присутствия невысока, и это характеризует развитие рынка финансовых услуг по типу монопольной конкуренции. Так, активы пяти крупных банковских институтов составляют 54% к ВВП, в то время как аналогичные параметры пяти НФО – НПФ, страховых институтов, ПИФов равняются 5%, 0,03% и 0,05% к ВВП соответственно.

Для характеристики уровня конкуренции в банковском секторе авторы применили методику расчета индекса Херфиндаля – Хиршмана (ИХХ), который определяется как сумма квадратов удельных весов активов, приходящихся на конкретную группу банковских институтов в объеме совокупности данного параметра по банковскому сектору. Как видно из проведенных расчетов (рис. 4), степень концентрации рынка по величине активов в рассматриваемом периоде ИХХ изменяется в диапазоне от 0,11 до 0,13, что показывает относительный рост за счет группы десяти крупнейших банков России.

Рисунок 4. Индекс Херфиндаля – Хиршмана в разрезе активов банковского сектора России

Источник: составлено автором по [21, 17] (Eskindarov, Maslennikov, Solyannikova, Morkovkin et al., 2020).

Следует обратить внимание на прирост данного показателя за период с 2018–2019 гг., который связан с концентрацией кредитов, собственного капитала и фондовых инвестиций на балансе у крупных игроков финансового рынка. Это обстоятельство подтверждает тенденцию развития рынка финансовых услуг по типу монопольной конкуренции и перехода его в группу высококонцентрированных.

Концентрация банковского капитала и проникновение финансовых услуг неоднородны и по территориальному признаку. Фактическое локационное расположение промышленных зон в разрезе макрорегионов территории страны определяет степень концентрации присутствия в них финансовых институтов. Так, приоритетным направлением крупных федеральных банков является удовлетворение существующих и потенциальных финансовых потребностей устойчивого экономического роста индустриальных экосистем (табл. 2).

Таблица 2

Обеспеченность экономики России банковскими услугами по состоянию на 2019 г.

Федеральный округ
Количество кредитных организаций
Институциональная насыщенность банковскими услугами
Отношение кредитов к реальному сектору экономики
Индекс развития сберегательного дела
Совокупный индекс обеспеченности региона банковскими услугами
Южный
3210
0,97
0,47
0,65
0,83
Краснодарский край
1189
1,04
0,58
0,68
0,91
Адыгея
86
0,89
0,44
0,34
0,66
Центральный
8547
1,02
0,67
1,42
1,23
г. Москва
2681
1,08
0,82
2,15
1,48 в
Брянская область
192
0,74
0,59
0,58
0,79
Северо-Западный
3302
1,11
0,49
1,14
1,06
г. Санкт-Петербург
1123
1,10
0,66
1,53
1,28
Архангельская область
258
1,04
0,24
0,75
0,71
Северо-Кавказский
876
0,42
0,34
0,30
0,44
Ставропольский край
510
0,85
0,53
0,65
0,83
Ингушетия
10
0,10
0,18
0,11
0,16
Национальная система
31429
1,00
0,52
1,00
1,00
Источник: составлено авторами по [7, 21].

Информационные потоки таблицы 2 отражают палитру институциональной насыщенности и обеспеченности банковскими услугами периферийных регионов (ЮФО, СЗФО, СКФО) и центра. Наблюдается существенная диспропорциональность присутствия кредитно-финансовых организаций в федеральных округах, что свидетельствует о различной степени доступности финансовых услуг для предприятий и домохозяйств. Следует обратить внимание на показатель институциональной насыщенности, определяемый как отношение численности финансовых институтов к численности населения домохозяйств, который находится в диапазоне разброса (0,1– 1,11), что свидетельствует о различной плотности населения на выделенных территориях и степени концентрации в них кредитно-финансовых институтов. В свою очередь, отношение предоставленных кредитов к ВРП находится в зависимости от концентрации крупных промышленных и индустриальных экосистем в территориальном пространстве. Влияние данных факторов приводит к территориальным диспропорциям совокупной обеспеченности регионов банковскими услугами (от 0,16 в Ингушетии до 1,48 в столице).

Заключение

Изменение укладов общественного и экономического пространства приводит к параллельной трансформации финансово-кредитных институтов в развитии общественного пространства, основанных на технико-технологической модернизации основного и цифрового капитала. Данная трансформация имеет мультипликативный эффект диалектического развития бизнес-моделей «Банк 1.0» к «Банку 5.0».

В ходе исследования выявлена необходимость трансформации действующей, преимущественно спекулятивной бизнес-модели функционирования банковских институтов к социально ответственному и эколого-ориентированному их функционированию в рамках концепции ESG-банкинга. Стратегические ориентиры функционирования данной бизнес-модели направлены не столько на получение коммерческой выгоды в виде приращения добавленной стоимости и роста нормы прибыли капитала банковского института, сколько на реализацию эффективных управленческих решений в области расширения кредитного поля экономического роста промышленных и перерабатывающих компаний секторов отраслевой экономики, экологической и социально-корпоративной ответственности перед обществом. Банковские институты устойчивого развития диверсифицируют финансовые и проектные риски, создают необходимые предпосылки для расширения производственных и перерабатывающих секторов отраслевой и территориальной экономики, малого предпринимательства и домохозяйств. Это проявляется в степени доступности кредитных ресурсов на производственные и потребительские нужны увеличении институциональной насыщенности отдельных территорий финансовыми услугами, снижении доли присутствия монополий и росте конкурентности рыночной среды. С точки зрения экономического роста макрорегионов и территорий опережающего развития стремление к адаптации отдельных финансовых институтов и банковской системы в целом к постоянно трансформирующимся условиям хозяйствования заставляет менеджмент кредитно-финансовых институтов искать новые инструменты и механизмы финансового обеспечения бесперебойности движения стадий воспроизводственного процесса и стимулирования поиска инновационных механизмов экономического роста, а также устойчивого развития региональной экономики.


Источники:

1. Глазьев С.Ю. Потенциальные возможности роста Российской экономики и денежно-кредитная политика Банка России // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2018. – № 5. – c. 30-48. – doi: 10.15838/esc.2018.5.59.2 .
2. Дудко К.В. Формирование принципов устойчивого развития в деятельности кредитных учреждений // Экономические и гуманитарные науки. – 2018. – № 2(313). – c. 54-61.
3. Данилов Ю.А. Концепция устойчивых финансов и перспективы ее внедрения в России // Вопросы экономики. – 2021. – № 5. – c. 5-25. – doi: 10.32609/0042-8736-2021-5-5-25 .
4. Желтоносов В.М., Родин Д.Я. Методологические аспекты экономической сущности коммерческого банка в современном обществе // Финансы и кредит. – 2008. – № 33(321). – c. 8-13.
5. Желтоносов В.М., Зиниша О.С., Филатова В.В. Финансовый капитал в условиях системной недостаточности ликвидности рынка финансовых услуг // Финансы и кредит. – 2009. – № 23(359). – c. 60-67.
6. Карартынян А.А., Родин Д.Я., Зиниша О.С., Полковников А.Е. Проблемы внедрения цифровых активов в современный платежный оборот // Креативная экономика. – 2021. – № 5. – c. 2033-2048. – doi: 10.18334/ce.15.5.112018.
7. Обзор Российского финансового сектора и финансовых инструментов: аналитический материал. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/Collection/Collection/File/32168/overview_2020.pdf (дата обращения: 14.04.2021).
8. Питерская Л.Ю., Родин Д.Я. Парадигма стратегического банковского менеджмента в контексте обеспечения устойчивого развития коммерческих банков // Финансы и кредит. – 2010. – № 43(427). – c. 2-9.
9. Прекращение деятельности финансовых организаций. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/Collection/Collection/File/32063/termination_activities_fin_insti_2020.pdf (дата обращения: 01.06.2021).
10. Родин Д.Я., Глухих Л.В., Крячко А.А., Родин Н.Д. Проблемы и перспективы развития банковской системы России (по материалам рынка ЮФО) // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2017. – № 128. – c. 815-836. – doi: 10.21515/1990-4665-128-056 .
11. Рейтинг банков России: основные показатели по состоянию на 1 октября 2020 года. Коммерсантъ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4603509 (дата обращения: 09.03.2021).
12. Родин Д.Я Формирование стратегий устойчивого развития коммерческих банков: проблемы теории и методологии. / Монография. - Краснодар: Кубанский гос. аграрный ун-т., 2010. – 300 c.
13. Родин Д.Я., Храмченко А.А., Карартынян А.А., Золотовский А.С. Методические подходы к формированию механизма обращения и регулирования эмиссии цифровых денег // Естественно-гуманитарные исследования. – 2020. – № 32(6). – c. 289-297. – doi: 10.24412/2309-4788-2020-10731 .
14. Сорос Дж. Новая глобальная финансовая архитектура // Вопросы экономики. – 2000. – № 12. – c. 56-85.
15. Симонянц Н.Н. Ильченко В.А. Оценка практики применения центральным банком РФ инструментов денежно-кредитного регулирования // Вектор экономики. – 2018. – № 4(22). – c. 55.
16. Стрельников В.В., Гайдук В.И., Буяльский И.П., Ачох Ю.Р. Природно-экологический каркас как основа организационно-правовых механизмов устойчивого развития региона // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2019. – № 2. – c. 31-33. – doi: 10.24411/2587-6740-2019-12023 .
17. Эскиндаров М.А., Масленников В.В., Солянникова С.П., Морковкин Д.Е., и др. Современная архитектура финансов России. / Монография. - Москва: Когито-Центр, 2020. – 488 c.
18. Сурина И.В. Панова А.Д. Клименко Е.М. Теоретические аспекты оценки влияния макро и микро экономических факторов на привлечение субъектами малого бизнеса кредитных ресурсов // Сфера услуг: инновации и качество. – 2020. – № 47. – c. 107-115.
19. Сурина И.В., Налетов В.Ю., Корзухина В.Д. Характеристика ключевых элементов механизма работы кредитных организаций с проблемой задолженности по кредитам // Сфера услуг: инновации и качество. – 2020. – № 47. – c. 98-106.
20. Сурина И.В., Ланец К.Р., Щербакова Ю.В. Взаимосвязь депозитной политики и финансовой устойчивости кредитной организации // Вектор экономики. – 2019. – № 12(42). – c. 104.
21. Статистические показатели банковского сектора Российской Федерации. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/bank_sector/review (дата обращения: 01.01.2021).
22. Семенова, Н.Н. Еремина, О.И. Скворцова, М.А. «Зеленое» финансирование в России: современное состояние и перспективы развития // Финансы: теория и практика. – 2020. – № 24(2). – c. 39-49. – doi: 10.26794/2587-5671-2020-24-2-39-49 .
23. Сурина И.В. Санкционный комплаенс-контроль в кредитных организациях: теория и практик. / Актуальные проблемы административного и финансового права. Сборник статей. СКФ ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия». - Краснодар: ООО «Издательский Дом - Юг», 2019. – 118-123 c.
24. Фиапшев А.Б., Травкина Е.В., Позняков В.В Трансформация структуры банковского сектора российской экономики и ее влияние на региональное развитие // Регионология. – 2020. – № 4. – c. 695-722. – doi: 10.15507/2413-1407.113.028.202004.695-722 .
25. Форст Ф. Перц П. Банк как услуга: как облачные вычисления изменят банковский сектор // Банковское дело. – 2019. – № 1. – c. 16-25.
26. Dudko K.V., Semenyut O.G. Bank Reporting in the Context of Sustainable Development // International Journal. – 2019. – p. 367-378.

Страница обновлена: 26.11.2021 в 12:28:27