Оценка факторов и стрессоров теневой экономики: мировой опыт

Дробот Е.В.1, Макаров И.Н.2
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Выборг
2 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк

Статья в журнале

Теневая экономика
Том 5, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Макаров И.Н. Оценка факторов и стрессоров теневой экономики: мировой опыт // Теневая экономика. – 2021. – Том 5. – № 1. – С. 53-77. – doi: 10.18334/tek.5.1.112236.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46338223
Цитирований: 1 по состоянию на 20.09.2021

Аннотация:
На основе анализа данных отчета Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (the Association of Chartered Certified Accountants, ACCA), материалов Всемирного банка, ООН, в частности, Международной организации труда и Продовольственной и сельскохозяйственной организации, Организации экономического сотрудничества и развития в статье предпринята попытка объединить как количественные, так и качественные характеристики теневой экономики и факторы, влияющие на нее. Дана оценка масштабов теневой экономики в мире, в т.ч. на перспективу до 2025 г. Предложена классификация факторов, влияющих на рост и сокращение теневой экономики, и карта стрессоров теневой экономики.

Ключевые слова: неформальная занятость, пандемия, стрессоры, теневая экономика

JEL-классификация: O17, J16, F62



ВВЕДЕНИЕ

Теневая экономика представляет собой значительную, по сути, неизбежную часть глобальной экономической деятельности. Эта деятельность не регулируется, не облагается налогами, является незаконной и как таковая представляет собой серьезную экономическую проблему.

Поскольку и правительства, и предприятия, и регулирующие органы борются с финансовой и экономической неопределенностью, легко осудить всех тех, кто участвует в теневой экономике. Налоги не собираются, справедливая заработная плата сокращается, стандарты охраны труда и техники безопасности не соблюдаются, а жизни людей подвергаются риску. Однако такое осуждение отражает упрощенный взгляд общества на теневую экономику, поскольку существует множество причин, побуждающих предприятия и население «действовать в тени». Во многих случаях это происходит не по выбору, а по необходимости. Часто правительства и предприятия вступают в прямой контакт с теневой экономикой, что порождает целый ряд этических, политических и экономических дилемм.

Вот почему крайне важно понять, что именно заставляет людей работать в теневой экономике. Правительства подходят к этому вопросу с точки зрения правоприменительной практики. А представители бизнес-сообщества, зная о наличии теневой составляющей, верят в ее определенную целесообразность.

Еще в 2011 г. Роберт Нойвирт подсчитал, что теневая экономика оценивается 10 трлн долл., а численность занятых в теневом секторе составляет 1,8 млрд человек. И если бы теневая экономика была государством, то она была бы второй по величине экономикой в мире [25] (Neuwirth, 2011).

Точно оценить размеры теневой экономики практически невозможно, однако сомневаться в ее существовании не приходится.

Исследованию различных аспектов теневой экономики посвящено достаточное количество современных научных публикаций [2–17] (Burov, 2017; Galeznik, Kelchevskaya, 2019; Gunchenkova, 2019; Dmitrieva, Drobot, 2018; Drobot, 2021; Dyachenko, 2018; Dyachenko, Lazareva, Panova, 2021; Kaybalina, 2018; Kapitonova, Kapitonova, 2020; Karimova, Sapozhnikova, Tokmakova, 2019; Lomsadze, 2020; Maslyukova, Zaytseva, 2017; Novenkova, 2017; Novenkova, 2017; Khanchuk, 2019; Khudaynazarov, 2019), однако интерес исследователей к этому явлению не ослабевает.

Цель нашего исследования – оценить масштабы теневой экономики в мире, в т.ч. на перспективу до 2025 г.; предложить классификацию стрессоров и факторов, влияющих на рост и сокращение теневой экономики.

В статье предпринята попытка объединить как количественные, так и качественные характеристики теневой экономики и факторы, влияющие на нее.

В исследовании использованы данные отчета Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (the Association of Chartered Certified Accountants, ACCA), материалы Всемирного банка, ООН, в частности Международной организации труда и Продовольственной и сельскохозяйственной организации, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Сущность теневой экономики

Возникающие проблемы и социально-экономические тенденции, обусловленные в том числе кризисом, спровоцированным пандемией COVID-19, предполагают несколько возможных сценариев развития экономики и возможных исходов для теневой экономической деятельности. Так, в соответствии с первым сценарием за счет улучшения занятости, повышения уровня образования и внедрения новых технологий к 2025 г. число занятых в теневом секторе существенно сократится. Однако в альтернативном сценарии больше работников и предпринимателей могут «уйти в тень», что приведет к росту безработицы, бедности и коррупции и уменьшению доступа к образованию.

В настоящее время в экономике в целом и на рынках труда в частности можно наблюдать несколько тенденций: рост шеринговой экономики; возрастающее давление на малый бизнес, затрудняющее его выживание; увеличение численности независимых работников, фрилансеров, самозанятых; все более широкое использование криптовалют.

В том, как развивается рынок труда, есть много положительных моментов, но есть и риски, как для отдельного человека, так и для общества в целом.

Учитывая новые возможности и риски, возможно ли говорить о том, что будущее теневой экономики заключается в ее принятии в качестве факта деловой жизни, фактической декриминализации и узаконивания тех, кто по какой-либо причине работает в тени? [1]

Что такое теневая экономика?

В публикации Всемирного банка 2012 года теневая экономика описывается следующим образом: «Немногие из явлений, которые отнимают время у правительств, экономистов и других лиц, занимающихся разработкой и реализацией экономической политики, так же неоднозначно определены и так же трудно поддаются измерению, как теневая экономика» [26] (Packard et al., 2012).

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) определяет неформальную занятость, которая является основным компонентом теневой экономики как «такую занятость в сфере производства легальных товаров и услуг, в рамках которой не выполняются одно или несколько юридических требований, обычно связанных с формальной занятостью (например, социальное обеспечение, уплата налогов, соблюдение правил охраны труда)» [27]. Соглашаясь с этим определением, некоторые эксперты предлагают более широкое определение теневой экономики, включая в нее «... те виды экономической деятельности и доходы, полученные от них, которые обходят или иным образом избегают государственного регулирования, налогообложения или наблюдения …» [29] (Schneider et al. 2010). Шнайдер Ф. и его коллеги выделяют следующие основные причины участия в теневой экономике:

− уклонение от уплаты налогов на прибыль, добавленную стоимость и т.д.;

− уклонение от уплаты взносов на социальное страхование;

− уклонение от необходимости соблюдения определенных правовых стандартов рынка труда, таких как минимальная заработная плата, максимальное рабочее время и стандарты безопасности;

− уклонение от соблюдения определенных административных процедур, таких как заполнение статистических или других административных форм [29] (Schneider et al., 2010).

Эксперты ACCA предлагают под теневой экономикой понимать «рыночное производство и оплату легальных товаров и услуг, которые намеренно скрываются от государственных органов» [21, c. 7].

На основе приведенных выше определений и для целей настоящего исследования под теневой экономикой мы будем понимать скрытую и неформальную занятость, т.е. деятельность субъектов хозяйствования и домохозяйств, которая преуменьшается с целью уклонения от уплаты налогов или осуществляется незарегистрированными работниками.

После глобального финансового кризиса 2008 г. возникла большая неопределенность в отношении будущих возможных траекторий развития мировой экономики. И сейчас, по прошествии более 12 лет, в условиях нового кризиса, спровоцированного пандемией COVID-19, вопрос о направлениях развития глобальной экономики остается актуальным как никогда ранее. А если сюда добавить сочетание смены экономической власти, политической и финансовой неопределенности, нового экономического мышления и парадигм, неопределенного воздействия технологических сбоев, то прогноз мирового экономического развития будет выглядеть еще более нестабильным.

Существует множество возможных сценариев развития в текущем десятилетии. В краткосрочной перспективе изменившиеся условия могут привести к росту активности теневого сектора экономики, поскольку ограниченные возможности трудоустройства и повышение налоговой нагрузки на домашние хозяйства и бизнес могут повысить привлекательность теневой экономики.

В то же время мир сталкивается с парадоксом.

Джуттинг Дж. и Де Лайглезия Дж.Р. в докладе для ОЭСР отмечают: «... неформальная занятость является нормой, а не исключением во многих частях мира... Таким образом, неформальность является реальностью для двух третей мировой рабочей силы» [24] (Jutting, De Laiglesia, 2009). Учитывая, что для большей части населения планеты занятость в неформальном секторе является нормальным и обычным аспектом повседневной жизни, есть ли какие-либо причины, по которым эта ситуация должна измениться? Или же в обозримом будущем следует ожидать дальнейшего распространения теневой практики?

Эволюция и трансформация глобального экономического и делового ландшафта только усложняет эту картину.

С одной стороны, ликвидация наличных денег и цифровизация бизнес-операций могут облегчить отслеживание неформальных потоков и еще больше затруднить жизнь тем, кто работает в неформальной экономике. С другой стороны, децентрализованная киберпреступность, использование криптовалют, таких как биткойн, создают потенциал для осуществления финансовых транзакций в электронном виде вне контроля или компетенции центральных органов власти и регулирующих органов.

Структура занятости также меняется. Увеличивается число людей, работающих по контрактам на условиях неполного рабочего дня или на условиях договора с нулевым временем [2] и продающих свои услуги через посредников, таких как сеть такси Uber и американский онлайн-рынок TaskRabbit, который соответствует внештатному труду с местным спросом, позволяя потребителям найти немедленную помощь в решении повседневных задач, включая уборку, переезд, доставку и работу разнорабочего. Наконец, новые технологии, такие как 3D-печать, предоставляют людям новые возможности присоединиться к сообществу производителей, выпускать товары в своих собственных домах и потенциально обходиться без формальных каналов маркетинга и/или продаж и, соответственно, избегать налогообложения.

С учетом вышеизложенного мы приходим к выводу, что теневая экономика будет становиться все сложнее для мониторинга, оценки и ее потенциального контроля.

Прогноз развития теневой экономики до 2025 г.

По оценкам экспертов, размер теневой экономики сократится во всем мире к 2025 г. с 23% мирового ВВП в 2011 г. до 21% в 2025 г., но темпы снижения неодинаковы во всех странах [21, c. 10].

При составлении прогноза важно учитывать как существующие факторы, так и новые, формирующиеся факторы, которые могут оказать влияние на будущую эволюцию теневой экономики [20, 23, 30] (Elgin, Oztunali, 2012).

В таблице 1 приведены данные о размере теневой экономики в мире, включая прогноз до 2025 г.

Для составления прогноза использована новая методика оценки размеров теневой экономики ACCA [21, c. 34]. Для оценки размера теневой экономики в методике используются макроэкономические факторы и показатели, что позволяет проводить оценку и строить ежегодные прогнозы размеров теневой экономики в различных странах, поскольку международные организации и институты, такие как ООН, ОЭСР, Всемирный банк и т.д., предоставляют данные по необходимым макроэкономическим показателям [3].

В таблице 1 представлены данные о размерах теневой экономики в 28 странах мира в процентах от ВВП.

Таблица 1

Оценка размера теневой экономики (% ВВП) в 2011–2025 гг.

Страны
2011 г.
2016 г.
2017 г.
2020 г.
2025 г. (прогноз)
Среднее значение (2011–2025 гг.)
Мир в целом
23,1
22,66
22,5
22,11
21,39
22,35
Австралия
12,82
11,4
11,09
10,24
8,89
10,85
Азербайджан
47
67,04
66,12
56,73
58,38
58,05
Бразилия
35,57
34,76
34,75
34,48
34,2
34,69
Болгария
30,28
29,93
29,85
29,56
29,56
30,06
Канада
14,82
14,4
14,15
13,95
13,8
14,3
Китай
10,53
10,15
10,17
10,05
9,9
10,12
Эстония
27,78
28,48
28,4
28,09
26,46
27,83
Гонконг
14,39
14,2
14,14
13,88
13,65
14,05
Индия
18,62
17,22
16,55
15,7
13,6
16,35
Индонезия
17,34
16,53
16,49
16,24
16,17
16,51
Ирландия
14,74
14,17
13,59
13,57
12,78
13,84
Италия
26,24
26,32
26,5
26,56
26,37
26,37
Япония
10,22
10,08
9,89
9,42
7,86
9,5
Кения
27,77
26,82
26,79
26,6
26,72
26,89
Латвия
25,45
24,57
24,17
23,21
20,79
23,61
Литва
27,87
26,27
26,01
25,54
25,79
26,23
Малайзия
28,83
23,24
22,9
21,9
21
23,6
Нигерия
50,73
48,37
47,7
46,99
46,11
47,93
Пакистан
32,5
31,78
31,99
32,41
33,89
32,46
Польша
24,59
23,68
23,42
22,95
22,13
23,33
Россия
39,33
39,07
39,29
39,37
39,3
39,19
Сингапур
11,57
12,54
12,88
13,36
14,06
12,86
ЮАР
23,48
23,29
23,33
23,71
24,19
23,59
Шри-Ланка
39,5
37,76
37,33
36,46
34,85
37,13
Турция
27,43
25,72
24,95
23,85
21,55
24,7
Украина
45,16
45,96
46,12
46,1
45,98
45,84
Великобритания
11,83
11,47
11,29
11,19
10,83
11,33
США
8,2
7,78
7,69
7,42
6,94
7,59
Источник: [21].

В топ-5 стран – лидеров по размерам теневой экономики в 2020 г. (и в соответствии с прогнозом 2025 г.) входят Азербайджан, Нигерия, Украина, Россия и Шри-Ланка (рис. 1). Причем в Азербайджане теневой сектор составляет почти 60% ВВП и его сокращения не ожидается. Занимающей второе место Нигерии за 10-летний период удалось добиться сокращения теневого сектора с 50% в 2011 г. до 46% в 2020 г. Ситуация с теневой экономикой в Украине за 10 лет практически не изменилась (доля теневого сектора в экономике страны – около 45% ВВП). Аналогичная ситуация и в России (39% ВВП – это теневая составляющая российской экономики). И наконец, Шри-Ланка за 10 лет добилась определенных успехов в борьбе с теневизацией экономики: теневой сектор сократился почти на 5%.

Рассмотрим, какие страны находятся в нижней части рейтинга. Это Великобритания, Австралия, Китай, Япония и США, где на долю теневого сектора приходится около 7–11% ВВП.

В чем причины низкой доли теневой экономики в этих странах?

Традиционно это страны с наименьшим уровнем налогового бремени и высоким качеством институтов управления.

Именно поэтому всем странам, где теневая экономика не сокращается, стоит значительно улучшить качество своих институтов управления.

Рисунок 1. Размеры теневой экономики в странах мира в 2020 г. и 2025 г.

Источник: составлено авторами по данным [21].

Факторы, влияющие на размеры теневой экономики в странах мира

Интерес представляет анализ факторов, влияющих на размеры теневой экономики в странах мира.

Экспертами ACCA были выделены по три ключевых фактора для каждой страны, оказывающих влияние на экономику в настоящее время (табл. 2). Для мировой экономики в целом наиболее важными факторами являются качество бюрократии, борьба с коррупцией и ВВП на душу населения.

Тем не менее относительная важность каждого фактора меняется от страны к стране. Например, постоянная безработица, низкое качество бюрократии и неэффективное обеспечение правопорядка являются одними из трех основных причин ожидаемого увеличения размера теневой экономики в ЮАР в 2025 г. А неспособность справиться с коррупцией, наличие недемократической политической системы и низкие темпы роста ВВП приводят к увеличению размера теневой экономики в Азербайджане.

Таким образом, для реализации прогноза сокращения теневой экономики с 23,1% в 2011 г. до 21,4%, т.е. на 7,36%, в 2025 г., необходимо улучшать качество бюрократии, снижать коррупцию и увеличивать ВВП на душу населения.

Таблица 2

Анализ основных текущих факторов, определяющих размеры теневой экономики в странах мира

Страна
Факторы, определяющие размеры теневой экономики
1
2
3
Мир в целом
Качество бюрократии
Контроль коррупции
ВВП на душу населения
Австралия
ВВП на душу населения
Налоговое бремя
ВВП на душу населения
Азербайджан
Контроль коррупции
Подотчетность правительства
ВВП на душу населения
Бразилия
Контроль коррупции
Качество бюрократии
Молодое население (в % от общей численности населения)
Болгария
Качество бюрократии
Контроль коррупции
Безработица
Канада
Рост ВВП
Рост занятости
Безработица
Китай
Рост ВВП
Инвестиции (в % от ВВП)
Подотчетность правительства
Эстония
Рост ВВП
Безработица
Population growth
Гонконг
Инвестиции (в % от ВВП)
Рост ВВП
Контроль коррупции
Индия
Рост занятости
Рост ВВП
Безработица
Индонезия
Подотчетность правительства
Политическая стабильность
Рост ВВП
Ирландия
Рост ВВП
Рост численности населения
Молодое население (в % от общей численности населения)
Италия
Рост ВВП
Безработица
Качество бюрократии
Япония
ВВП на душу населения
Молодое население (в % от общей численности населения)
Рост численности населения
Кения
Качество бюрократии
Закон и порядок
Межэтническая напряженность
Латвия
Контроль коррупции
Качество бюрократии
Рост ВВП
Литва
Качество бюрократии
Контроль коррупции
Рост ВВП
Малайзия
Рост ВВП
Подотчетность правительства
Контроль коррупции
Нигерия
Контроль коррупции
ВВП на душу населения
Качество бюрократии
Пакистан
Контроль коррупции
Подотчетность правительства
Межэтническая напряженность
Польша
Качество бюрократии
Контроль коррупции
ВВП на душу населения
Россия
Контроль коррупции
Подотчетность правительства
Рост ВВП
Сингапур
Подотчетность правительства
Рост ВВП
Рост численности населения
ЮАР
Безработица
Качество бюрократии
Закон и порядок
Шри-Ланка
Качество бюрократии
Закон и порядок
Контроль коррупции
Турция
Контроль коррупции
Безработица
ВВП на душу населения
Украина
Качество бюрократии
ВВП на душу населения
Политическая стабильность
Великобритания
Безработица
Рост ВВП
Рост численности населения
США
Рост ВВП
ВВП на душу населения
Рост занятости
Источник: составлено авторами по данным [21].

Классификация ключевых факторов, формирующих теневую экономику

Факторы, способствующие формированию теневой экономики, весьма разнообразны. Их можно разделить на две большие группы: во-первых, это текущие факторы, действие которых на экономику наблюдается в настоящее время; во-вторых, это формирующиеся факторы, действие которых проявится к 2025 г. (табл. 3). Каждая из этих групп включает несколько разделов (экономические факторы, факторы деловой среды, социально-демографические факторы, социально-экологические факторы, факторы управления, научно-технические факторы).

Таблица 3

Классификация факторов, влияющих на теневую экономику

Текущие факторы
Влияние фактора на теневую экономику
Формирующиеся факторы
Влияние фактора на теневую экономику
Экономические факторы
Экономические факторы
Экономический спад / рецессия местной экономики

Рост шеринговой экономики и бартера

Глобальный экономический спад / рецессия

Возникновение «экономики производителя» (maker economy)

Высокое налоговое бремя

Рост предложения труда

Сложность налоговой системы

Рост использования криптовалют (например, биткойна)

Уклонение от уплаты налогов / легкость уклонения от уплаты налогов

Факторы деловой среды
Простота участия в неформальной экономике

Рост давления на малый бизнес

Отсутствие экономических перспектив

Увеличение числа самозанятых и фрилансеров

Усиление глобализации

Социально-демографические факторы
Увеличение капиталовложений в местную экономику

Усиление расовых/этнических/племенных/религиозных разногласий

Факторы деловой среды
Социально-экологические факторы
Интенсивная конкуренция на рынке

Антиноменклатурные и антиэлитарные этические/философские точки зрения

Социально-демографические факторы
Уменьшение влияния и давления социальных норм

Рост бедности

Смена поколений

Рост безработицы

Распространение культуры и этики развивающихся стран

Ограниченный доступ к образованию и профессиональной переподготовке

Управление
Рост численности населения

Рост регулирования, оторванного от жизни граждан

Рост урбанизации

Научно-технические факторы
Рост миграции из сельской местности в город

Расширение возможностей подключения к сети Интернет

Сокращение безработицы

3D-печать

Снижение бедности

Внедрение цифровых технологий и приложений

Расширение доступа к образованию и профессиональной переподготовке

Искусственный интеллект

Рост численности среднего класса

Генетическое распознавание

Социально-экологические факторы
Интернет вещей

Отсутствие «угрызений совести»



Низкий риск обнаружения

Рост уровня коррупции

Управление
Снижение государственных расходов

Снижение качества государственного управления

Улучшение качества государственных услуг

Наличие социальных льгот

Централизованное отслеживание транзакций и счетов

Строгое законодательство о защите занятости

Примечание:

▲– действие факторов приводит к увеличению размера теневой экономики;

▼– действие факторов приводит к сокращению теневой экономики.

Источник: составлено авторами по данным [21].

Анализ влияния ключевых факторов на изменение масштабов теневой экономики

Проведем анализ влияния ключевых факторов, представленных в таблице 3, на изменение масштабов теневой экономики. Для анализа используем результаты опроса, проведенного ACCA [4] [21, c. 13–20].

Экономические факторы

Экономические факторы оказывают значительное влияние на теневую экономику. Высокая налоговая нагрузка (92%), рецессия в местной экономике (91%) и сложность налоговой системы (91%) выступают в качестве трех основных экономических факторов, которые способствуют росту неформального сектора экономики. Наряду с этим еще три фактора – глобальная рецессия (88%), легкость участия в неформальном секторе (87%) и простота уклонения от уплаты налогов (81%) – обладают серьезным потенциалом для увеличения размеров теневой экономики (рис. 2).

Рисунок 2. Оценка потенциала экономических факторов для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

Факторы деловой среды

Растущее давление на выживание малого бизнеса (76%) и интенсивная рыночная конкуренция (64%) являются коммерческими факторами, в наибольшей степени способствующими росту теневой экономики. Еще одним важным фактором роста теневой экономики стало увеличение числа независимых работников (57%) (рис. 3).

Рисунок 3. Оценка потенциала факторов деловой среды для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

Социально-демографические факторы

Социально-демографические факторы могут выступать либо как катализаторы роста теневого сектора, либо замедлять его развитие. Фактором, способным существенно повысить масштабы теневой экономики, является рост безработицы (94%), который оказывает непосредственное влияние еще на один фактор – рост бедности (92%). Кроме того, ограниченный доступ к образованию или профессиональной подготовке (70%) также способствует росту неформальной экономической активности (рис. 4). Неудивительно, что высокая стоимость высшего образования во многих развитых странах, а также отсутствие адекватного социального обеспечения в менее развитых странах, как представляется, ставят значительную часть мировой рабочей силы в крайне невыгодное положение в конкуренции за рабочие места в формальной экономике. В результате работники, не получившие качественное образование и не имеющие возможность пройти профессиональную переподготовку, находят себе применение в качестве низкоквалифицированной и малооплачиваемой рабочей силы в теневом секторе.

С ростом урбанизации, с одной стороны, и увеличением численности населения в мире, с другой стороны, возможности получить образование и будут отставать от темпов роста населения, а это приведет к увеличению числа людей в мире, живущих в условиях экстремальной нищеты. А для миллионов людей, живущих в густонаселенных и неблагополучных районах, уже сейчас теневая экономика – это их действительность.

Рисунок 4. Оценка потенциала социально-демографических факторов для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

Социально-экологические факторы

Растущий уровень коррупции (93%), отсутствие «угрызений совести» (92%), низкий риск обнаружения и выявления правонарушений (90%) – это основные социальные и экологические факторы, которые могут создать среду, в которой теневая экономика будет процветать (рис. 5).

Рисунок 5. Оценка потенциала социально-экологических факторов для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

Факторы управления

Государственное регулирование, оторванное от жизни обычных людей (58%), является важным фактором теневой экономики. В то же время сокращение государственных расходов (55%) также рассматривается как фактор, затрудняющий работу в формальном секторе и, следовательно, способствующий повышению готовности фирм и частных лиц действовать «в тени» (рис. 6).

С другой стороны, повышение качества экономического управления и государственных услуг оказывает наибольшее потенциальное влияние на сокращение неформального сектора. Повышение качества государственного управления положительно сказывается на доверии общества.

Рисунок 6. Оценка потенциала факторов управления для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

Научно-технические факторы

Влияние научно-технических факторов обладает наибольшей неопределенностью.

Несмотря на то, что внедрение новых технологий способно обеспечить более широкий мониторинг и контроль за всеми сферами экономической деятельности, ряд технологических достижений можно рассматривать как потенциально расширяющие возможности субъектов хозяйственной действовать вне правового поля и увеличивать масштабы неформальной экономики. Например, такая инновация, как 3D-печать (57%), является потенциальным фактором роста теневого сектора. Товары, произведенные с помощью 3D-принтеров в домашних хозяйствах, могут обмениваться без осуществления каких-либо транзакций в формальной экономике.

А расширение возможностей подключения к сети Интернет (53%) и внедрение новых цифровых технологий (50%) хоть и имеют определенный потенциал для отслеживания электронной активности, но также могут и увеличивать теневой сектор, позволяя упрощать и ускорять обмен данными и выполнение транзакций и предлагая пользователям определенную анонимность (рис. 7).

Рисунок 7. Оценка потенциала научно-технических факторов для увеличения масштабов теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [21].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные выше факторы могут сочетаться и взаимодействовать друг с другом, оказывая комплексное влияние на экономику.

С учетом проведенного выше анализа представляется интересным составить карту стрессоров теневой экономики (рис. 8).

На рисунке 8 представлены пять основных категорий стрессоров, охватывающих большинство факторов теневой экономики:

− экономические трудности;

− неэффективное государственное регулирование;

− неподходящие бизнес-структуры;

− экологические кризисы;

− социальное напряжение;

− дефекты недостатки.

Рисунок 8. Карта стрессоров теневой экономики

Источник: [21].

Усиление действия любого из пяти стрессоров будет способствовать созданию условий, ведущих к росту теневой экономики в стране.

Новые формирующиеся факторы теневой экономики могут взаимодействовать с текущими факторами и политикой правительств.

Все происходящие культурные, экологические и технологические изменения оказывают влияние как на естественную эволюцию теневой экономики, так и на степень, в которой она может увеличиться или уменьшиться. Эти факторы также будут определять варианты, с помощью которых правительства могли бы решать проблемы теневой экономики.

Развитие процессов децентрализации в современной мировой экономике связано с появлением краудфандинга, шеринговой экономики и «экономики производителя». Все это может сделать границы между формальной и неформальной экономикой еще более размытыми, поскольку производство товаров и оказание услуг упрощается.

С другой стороны, новые технологии биометрического и генетического распознавания облегчат правительствам идентификацию, контроль и мониторинг деятельности населения.

Для каждого возникающего изменения возникает вопрос о том, может ли оно увеличить или уменьшить масштабы теневой экономики и представляет ли оно дополнительные возможности или создает препятствия действиям правительства по сокращению и контролю неформального сектора.

[1] Представляется, что в мировой практике уже имеются некоторые примеры. Так, приятый в России Федеральный закон от 27.11.2018 № 422-ФЗ (ред. от 08.06.2020) «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»» [19], по сути, является именно таким шагом к выводу из тени большой категории работников с одновременным пополнением доходов бюджета.

По данным на 3 июня 2021 г. в России зарегистрировано 2,4 млн самозанятых (на начало октября 2020 г. – 1,4 млн). Ожидается, что к 2024 г. численность самозанятых в России составит около 5 млн человек, а в 2030 г. – около 10 млн человек [1].

Развитые страны, идут на беспроцентные меры по декриминализации рынков наркотических средств и прекурсоров. Например, в Канаде в 2018 г. вступил в силу закон, легализующий хранение и использование марихуаны в рекреационных целях. По оценкам, этот закон принесет в государственный бюджет Канады до 675 млн долл. ежегодно за счет налогообложения рынка даже по самым минимальным ставкам [18].

[2] Договор с нулевым временем – это трудовой договор, по которому работодатель не гарантирует работнику ежедневную занятость и оплачивает только фактически отработанные часы.

[3] В основе методики лежит положение о том, что вся экономическая деятельность имеет две составляющие, два сектора: формальную, официальную экономику и теневую экономику, для оценки состояния которых может использоваться динамическая модель общего равновесия (Dynamic General Equilibrium Modeling, DGE). В модель вводятся значения различных наблюдаемых в настоящее время переменных, таких как объем потребления, инвестиции, официальный объем выпуска продукции (ВВП), занятость, налоги, государственные расходы и темпы роста ВВП. Затем в модель вводятся соответствующие переменные и детерминанты, которые дают представление о размере теневой экономики. Данные по всем переменным доступны за десятилетний период 2011–2020 гг. После того, как значения для теневой экономики были определены в процентах от ВВП по странам и по годам, прогнозирование размера теневой экономики для любой страны i осуществляется путем с помощью следующего уравнения эконометрической регрессии в рамках временных рядов (по годам):

ISi,t = β0 + β1ISi,t-1 + k Xki,t + εi,t, (1)

где IS – размер теневой экономики в процентах от официального ВВП (зависимая переменная); i – страна; t – год; β – коэффициенты регрессии; ε – случайная величина, характеризующая отклонения реального значения результативного признака от теоретического; X – переменные для учета детерминант теневой экономики.

Переменные для учета детерминант теневой экономики можно сгруппировать по трем категориям: институциональные, экономические и демографические. Институциональные переменные включают: политическую стабильность, этническую напряженность, правопорядок, подотчетность правительства, качество бюрократии и борьбу с коррупцией. Эти переменные предназначены для оценки качества институтов управления. Данные по всем показателям доступны в Международном руководстве по страновым рискам (International Country Risk Guide, ICRG) [23]. Экономические переменные включают: потребительские расходы (в процентах от ВВП), инвестиции (в процентах от ВВП), реальный ВВП на душу населения (в тыс. долл. США), уровень безработицы (%), налоги (общий объем налоговых поступлений в процентах от ВВП), государственные расходы (в процентах от ВВП), темпы роста ВВП (в процентах роста в год), число пользователей сети Интернет на тысячу человек. Демографические переменные включают: темпы роста населения (в процентах в год) и долю молодого населения в общей численности населения. Данные по переменным двух вышеназванных групп доступны в базе Всемирного банка [30]. Прогнозы до 2025 г. были построены с использованием авторегрессии порядка.

[4] В АССА входит 188 000 членов из 178 стран мира. Также ACCA поддерживает около 480 000 студентов по всему миру, помогая им развивать успешную карьеру в области бухгалтерского учета и бизнеса. В 2016 г. АССА сформировала стратегический альянс с австралийский компанией «Дипломированные бухгалтеры Австралии и Новой Зеландии» (Chartered Accountants Australia and New Zealand, CA ANZ), объединивший 788 000 членов. Таким образом, проводя опрос, ACCA имеет возможность апеллировать к огромному числу профессионалов. И выборка опроса является репрезентативной.


Источники:

1. Алпатова И. Самозанятым дадут «пенсионный» калькулятор. Российская газета. 03.06.2021. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2021/06/03/samozaniatym-dadut-pensionnyj-kalkuliator.html#:~:text=Сейчас%20число%20зарегистрированных%20самозанятых%20составляет,нас%20почти%201%2C2%20млн%20выпускников (дата обращения: 06.06.2021).
2. Буров В.Ю. Теоретические основы исследования теневой экономики: ретроспективный анализ // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 57-72.
3. Галезник И.А., Кельчевская Н.Р. Создает ли неформальный интеллектуальный капитал ценность на российском рынке труда? // Экономика труда. – 1919. – № 4. – c. 341-360. – doi: 10.18334/et.8.4.111919.
4. Гуньченкова А.С. Взаимосвязь уровня неформальной занятости и доступа к ресурсам // Экономика труда. – 2019. – № 3. – c. 1219-1228. – doi: 10.18334/et.6.3.40891.
5. Дмитриева Е.О., Дробот Е.В. Теневая экономика: угрозы и последствия // Теневая экономика. – 2018. – № 1. – c. 9-16.
6. Дробот Е.В. Теневая экономика в Африке в условиях пандемии COVID-19 // Теневая экономика. – 2021. – № 5. – doi: 10.18334/tek.5.2.112175.
7. Дьяченко В.Н. Неформальная занятость в трансформациях человеческого капитала в приграничье с Китаем // Экономика труда. – 2018. – № 4. – c. 1073-1088. – doi: 10.18334/et.5.4.39470.
8. Дьяченко В.Н., Лазарева В.В., Панова Е.А. Развитие неформальной занятости в регионе: факторы и проблемы (на материалах Амурской области) // Экономика труда. – 2021. – № 2. – c. 233-248. – doi: 10.18334/et.8.2.111617.
9. Кайбалина Н.Б. Влияние теневых экономических отношений на конкурентоспособность регионов // Теневая экономика. – 2018. – № 3. – c. 89–103.
10. Капитонова Н.В., Капитонова А.А. Теневая экономика в условиях пандемии COVID-19 в России // Теневая экономика. – 2020. – № 4. – c. 193-204.
11. Каримова Д.В., Сапожникова А.В., Токмакова Е.Г. Анализ влияния социально-экономических показателей на уровень занятых в неформальном секторе экономики Тюменской области // Экономика труда. – 2019. – № 4. – c. 1373-1386. – doi: 10.18334/et.6.4.41255.
12. Ломсадзе Д.Г. Концептуальные проблемы методологии научных подходов в исследованиях феномена теневой экономики // Теневая экономика. – 2020. – № 1. – c. 11-22. – doi: 10.18334/tek.4.1.100606.
13. Маслюкова Е.В., Зайцева Ю.Ю. Занятость в неформальном секторе: количественные методы анализа // Экономика труда. – 2017. – № 4. – c. 423-430. – doi: 10.18334/et.4.4.38409.
14. Новенькова А.З. Влияние теневой экономики на динамику показателей регионального социально-экономического развития // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 73-81.
15. Новенькова А.З. Особенности теневого сектора региональной экономики // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 13-21.
16. Ханчук Н.Н. Теневая экономическая деятельность как историческая категория // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 191-202.
17. Худайназаров А.К. Определение, виды и основные факторы теневой экономической деятельности: обобщение на основе обзора исследований // Теневая экономика. – 2019. – № 4. – c. 213-224.
18. Фаст А. Канада легализовала марихуану. Как страна к этому шла и почему не всем это нравится. Tjournal, 20 июня 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://tjournal.ru/news/72564-kanada-legalizovala-marihuanu-kak-strana-k-etomu-shla-i-pochemu-ne-vsem-eto-nravitsya (дата обращения: 06.03.2021).
19. Федеральный закон от 27.11.2018 № 422-ФЗ (ред. от 08.06.2020) «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_311977/3704cb3d6651a693c829fa03aeb04cd52bc9f4d3/ (дата обращения: 06.03.2021).
20. Elgin C., Oztunali O. Shadow Economies Around the World: Model Based Estimates. / Working papers 2012/05. - Istanbul: Bogazici University, Department of Economics, 2012.
21. Emerging from the shadows: The shadow economy to 2025. - London: The Association of Chartered Certified Accountants, 2017.
22. Impact of COVID-19 on informal workers. Fao (2020). [Электронный ресурс]. URL: http://www.fao.org/3/ca8560en/CA8560EN.pdf (дата обращения: 06.03.2021).
23. International Country Risk Guide. PRS Group. [Электронный ресурс]. URL: http://www.prsgroup.com/about-us/our-two-methodologies/icrg (дата обращения: 06.03.2021).
24. Jutting J., De Laiglesia J. R. Is Informal Normal? Towards More and Better Jobs in Developing Countries. - OECD Development Centre, Paris, 2009.
25. Neuwirth R. The Shadow Superpower. Foreign Policy, 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://foreignpolicy.com/2011/10/28/the-shadow-superpower/ (дата обращения: 06.03.2021).
26. Packard T., Koettl J., Montenegro C.E. In From the Shadow: Integrating Europe's Informal Labor. World Bank, 2012. [Электронный ресурс]. URL: http://documents.worldbank.org/ curated/en/458701468035954123/pdf/706020PUB0EPI0067902B0978082 1395493.pdf (дата обращения: 06.03.2021).
27. OECD Employment Outlook 2008. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: www.oecd-ilibrary.org/ docserver/download/8108091e.pdf?expires=1391184776&id=id&accname =ocid 57003439&checksum=5D7DA0BBBD9D9C11DF305947162AED4D (дата обращения: 06.03.2021).
28. The PRS Group. [Электронный ресурс]. URL: https://www.prsgroup.com/explore-our-products/countrydata-online/ (дата обращения: 06.03.2021).
29. Schneider F., Buehn A., Montenegro C.E. Shadow Economies All Over the World: New Estimates for 162 Countries from 1999 to 2007. Gfintegrity.org, 2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gfintegrity.org/storage/gfip/documents/reports/world_bank_ shadow_economies_all_over_the_world.pdf (дата обращения: 06.03.2021).
30. World Development Indicators. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: http://databank. worldbank.org/data/reports.aspx?source=world-development-indicators (дата обращения: 06.03.2021).

Страница обновлена: 12.10.2021 в 12:52:48